Всего новостей: 2575027, выбрано 2 за 0.013 с.

Новости. Обзор СМИ  Рубрикатор поиска + личные списки

?
?
?  
главное   даты  № 

Добавлено за Сортировать по дате публикации  | источнику  | номеру 

отмечено 0 новостей:
Избранное
Списков нет

Хрущева Нина в отраслях: Нефть, газ, угольАрмия, полициявсе
Хрущева Нина в отраслях: Нефть, газ, угольАрмия, полициявсе
США. Сирия. РФ > Армия, полиция > inosmi.ru, 15 апреля 2017 > № 2141127 Нина Хрущева

Трамп в путинской Сирии

Нина Хрущева, Project Syndicate, США

На прошлой неделе сирийский город Хан-Шейхун, удерживаемый повстанцами, подвергся химической атаке. Это вынудило президента США Дональда Трампа впервые нанести удар по силам сирийского президента Башара Асада. Осуществив бомбардировку авиабазы в западной Сирии, администрация Трампа начала заполнять зияющий вакуум власти на Ближнем Востоке. Но что именно Трамп будет делать дальше?

Уже шесть лет в Сирии идёт гражданская война, в ходе которой погибли более 400 тысяч гражданских лиц, а миллионам пришлось покинуть свои дома, и большинство американских политиков хвалят Трампа за неожиданное вмешательство в этот конфликт, несмотря на то, что его действия не получили необходимого одобрения Конгресса. Группировки сирийских повстанцев и зарубежные союзники Америки (в том числе участники только что завершившейся в Италии встречи министров иностранных дел стран «Большой семёрки») приветствовали удар США по сирийским правительственным войскам.

С помощью 59 ракет «Томагавк» Трамп отправил режиму Асада и его покровителям, в первую очередь, России и Ирану, послание: в отличие от своего предшественника Барака Обамы, он готов принудить их к соблюдению «красной черты». Неудивительно, что Кремль Владимира Путина осудил американскую атаку, заявив, что она стала нарушением международного права. Но это весьма спорное утверждение, поскольку подпись Сирии стоит под международным договором, запрещающим применение химического оружия.

Впрочем, каким бы сигналом не стало решение Трампа, в дальнейшем этот сигнал, видимо, будет неизбежно заглушен бессвязным гулом внутри его стратегически непоследовательной администрации. Никки Хэйли, представитель США в ООН, заявила, что отставка Асада сейчас является приоритетом. А госсекретарь Рекс Тиллерсон настаивает, что основным приоритетом Америки по-прежнему является разгром Исламского государства (запрещенной в России террористической организпции — прим. ред.). Хуже того, решение Трампа применить военную силу, как сообщается, было принято под влиянием его дочери, Иванки, которая была «потрясена и крайне возмущена», когда увидела фотографии жертв химической атаки.

Импульсивные действия, движимые личными чувствами, не могут подменять собой долгосрочную внешнюю политику. Более того, именно отсутствие ясного, комплексного подхода, в первую очередь, и позволило России вмешаться в сирийский конфликт. С точки зрения Путина, из-за нежелания Обамы вмешиваться у него появился золотой шанс «вставить ногу в дверь» Ближнего Востока.

Цель Путина в регионе — совсем не в том, чтобы оказывать там долгосрочное, позитивное влияние. Скорее, он хочет, чтобы Россия вклинилась между различными игроками, у которых отсутствует последовательность в отношениях между собой, и, тем самым, повысила собственный престиж и силу. Как любой хороший сотрудник КГБ, Путин играет сразу на всех сторонах, продвигая собственную повестку. И вот уже начала обретать форму новая вариация Варшавского договора.

В рамках этой стратегической игры Россия занимается наращиванием своего влияния на ближайшего союзника Америки — Израиль. Только в течение прошлого года Путин и премьер-министр Израиля Беньямин Нетаньяху встречались пять раз, развивая двусторонние отношения. Связанный санкциями, которые были введены в ответ на аннексию Крыма Россией, Путин хочет найти в технологическом секторе Израиля замену прекратившимся поставкам с Запада. Со своей стороны, Израиль надеется, что Россия поможет ему обуздать Иран. Вопреки некоторым публичным заявлениям Нетаньяху, Израиль не выступает против интервенции России в Сирии. В Израиле считают, что Асад — это меньшее зло, чем угроза появления хаотического, недееспособного государства, подобного Ливии после свержения полковника Каддафи в 2011 году.

Путин достинг определенных успехов и в Ираке. В прошлом году Кремль отправил в Багдад крупнейшую за многие годы делегацию (более 100 участников) для расширения связей в сфере коммерции и безопасности. Дальнейшие контакты касались в основном военной помощи, но Путин приветствовал нового посла Ирака в России Хайдара Мансура Хади, заявив о перспективах сотрудничества в топливно-энергетической сфере.

Далее Афганистан: Россия стремится наладить здесь эффективные отношения с талибами, копируя американское поведение в 1980-х годах. Заигрывая с «Талибаном», Путин помогает дестабилизировать и без того уже слабое правительство в Кабуле. В результате, он становится незаменимым элементом для любой американской стратегии окончания этой самой длинной войны в истории США.

В Египте Россия пытается восстановить влияние, которым она обладала в советскую эпоху. И она добилась определённых успехов благодаря президенту Египта Абдель-Фаттаху ас-Сиси, преданному поклоннику путинской модели управления твёрдой рукой. Он заинтересован в восстановлении туристической отрасли Египта, а Россия может помочь ему выполнить эту задачу.

Перед тем как в 2015 году террористы взорвали самолёт с российскими туристами, летевший над Синаем, доля россиян в туристическом потоке Египта достигала 30%. Совсем недавно Россия восстановила коммерческое авиасообщение с этой страной, однако взрывы террористов-смертников в двух коптских церквях в Вербное воскресенье поставил под вопрос данные Сиси гарантии безопасности.

Египетские затруднения дают Путину новый шанс протянуть руку. Россия уже получила разрешение расширить свою особую промышленную зону в Порт-Саиде; правительство Египта подписало контракты на закупку российской военной техники на миллиарды долларов, в том числе ракетных систем. Кроме того, Египет предоставил России доступ к своим авиабазам для использования специальных сил в Ливии с целью помочь Халифу Хафтару, местному военному лидеру, которого поддерживает Путин.

Внешняя политика Путина опирается не столько на применение российской силы, сколько на извлечение выгод из слабостей других. Приобретение лояльности нестабильных режимов, которым Путин обещает помочь, может выглядеть вполне успешной стратегией, но дом, который он строит, сделан из карт. У России нет ни ресурсов, ни военной мощи, чтобы бесконечно поддерживать такие нестабильные режимы. Путин должен это понимать. Тиллерсон точно это понимает.

Во время визита в Москву на этой неделе Тиллерсон, по всей видимости, чётко объяснил, что, если Путин продолжит быть частью проблемы на Ближнем Востоке, отношения России с США ещё больше ухудшатся. Путин уважает силу, и он хочет, чтобы США относились к нему как к равному, поэтому его вполне можно убедить стать частью решения, а не проблемы.

Двусторонние отношения России и США находятся сейчас на столь низком уровне, что достигнутая во время визита Тиллерсона договорённость двух сторон о создании рабочих групп для их улучшения вселяет определённые надежды. Но чтобы в дальнейшем убедить Путина встать на «правильную» сторону в Сирии, администрации Трампа придётся представить реальное решение, а такого решения пока что у неё, похоже, нет.

США. Сирия. РФ > Армия, полиция > inosmi.ru, 15 апреля 2017 > № 2141127 Нина Хрущева


Россия > Армия, полиция > inosmi.ru, 6 мая 2015 > № 1378952 Нина Хрущева

Путин на параде ("Project Syndicate", США)

Нина Хрущева

Майский парад в Москве в честь 70-й годовщины окончания второй мировой войны обещает быть самым масштабным празднованием Дня Победы со времен распада Советского Союза. По Красной площади должны пройти около 16 000 солдат, 200 бронемашин, и 150 самолетов и вертолетов должны пролететь над ней. Эта сцена хорошо знакома бывшим советским лидерам, таким как Леонид Брежнев и Никита Хрущев, которые принимали парад на вершине мавзолея Ленина.

Однако, несмотря на то, что во время Второй мировой войны у России были союзники из Европы и Северной Америки, западные лидеры на праздновании присутствовать не будут — это демонстрация неодобрения со стороны Запада на вторжение Путина в Украину и аннексию Крыма. Вместо этого в список высокопоставленных гостей президента России Владимира Путина входят лидеры Китая, Индии и Северной Кореи, что лишь подчеркивает, как мало у России друзей в эти дни.

Сюрреалистический характер этого списка является отражением растущей причудливости путинского режима. Действительно, наблюдая за сегодняшней Россией, можно подумать, что смотришь последнюю часть фильма франшизы «Люди Икс: Дни минувшего будущего». Так же как люди Икс в этом фильме объединились с более молодыми копиями себя из прошлого, чтобы сохранить будущее человечества, сегодняшний Кремль возвращается к прошлому Советской России, в котором ему видится современная борьба за выживание страны.

Важнейшими элементами этой пропаганды являются сравнения сегодняшнего Запада с немцами, вторгшимися в Россию в 1941 году и представление украинских чиновников как «фашистов» и «неонацистов». Кремль опирался на подобные обвинения, а также на предполагаемую необходимость защиты россиян за рубежом, чтобы оправдать свою агрессию против Украины. В своей речи после аннексии Крыма Путин заявил, что отказ Запада «от диалога» не оставил России другого выбора. «Мы постоянно предлагаем сотрудничество по всем ключевым вопросам, – заявил он. – Мы хотим укреплять уровень доверия, хотим, чтобы наши отношения были равными, открытыми и честными. Но мы не видели встречных шагов».

Месяц спустя Путин усилил этот образ русских как более превосходных в моральном праве жертв жестокого и бескомпромиссного Запада. «Мы менее прагматичный и менее расчетливый народ», – утверждал он, добавив, что российское «величие» и «огромные размеры» означают, что «мы имеем более щедрое сердце».

Нетрудно увидеть параллели между путинским и сталинским подходом. В своей речи в начале Второй мировой войны Сталин заявил что «враг» стремится «уничтожить» российскую «национальную культуру», чтобы «онемечить» ее народ и «превратить его в рабов». Разница, разумеется, заключается в том, что нацистский вермахт действительно вторгся в Советский Союз, в то время как Украина просто хотела сама принять решение относительно своего собственного будущего.

Не защищая Сталина, стоит признать огромный вклад Советского Союза — в том числе жизни 26 миллионов граждан — в победу союзников во Второй мировой войне. В то время военный парад на Красной площади — при участии почти 35 000 солдат, 1900 единиц военной техники и военного оркестра из 1400 человек — был заслуженным зрелищем. Советское руководство не жалело средств на постановку своих военных смотров, которые в отсутствие внешней военной угрозы стали важным средством сплочения национального единства.

После распада Советского Союза Россия перестала быть сверхдержавой и прекратила свои военные представления. Однако в 2005 году, в честь 60-й годовщины окончания второй мировой войны, Путин провел большой парад, и европейские лидеры присутствовали на нем, полагая, что Россия может иметь европейское будущее.

Однако тон празднования Дня Победы в этом году куда менее воодушевленный. Как можно праздновать окончание войны в то время, когда потомки тех, кто в ней воевал (несомненно, осененные надеждой, что будущие поколения будут жить в мире), убивают друг друга в маленькой жестокой войне на востоке Украины? В чем смысл грандиозных фейерверков на фоне стрельбы реальных гаубиц и ракет?

Историк Роберт Пэкстон считал, что можно многое рассказать о стране по ее парадам. Его книга 1966 года «Парады и политика при Виши» описывает, как Филипп Петен, будучи главой режима Виши во Франции, использовал зрелища, реакционную политику и, конечно, партнерство с Адольфом Гитлером, чтобы убедить свою побежденную страну в том, что она по-прежнему имеет значение в мире. Режим авторитарного традиционализма Виши восхвалял семью и отечество, а Петен, бывший военный командир, выступал в качестве своего рода военного царя, возвышающегося на трибуне.

Параллели с путинской Россией очевидны. Путин считает себя новым царем. Его прошлое в КГБ диктует его стиль руководства, который включает отмену свободных и справедливых выборов, преследование оппонентов и продвижение консервативных ценностей, которые он, как и Петен до него, сочетал с разлагающим влиянием «аморального» и «декадентского» Запада.

Опираясь на этот подход, Путин создал альянсы с похожими президентами других государств, например Башаром аль-Асадом в Сирии и военным правителем Абделем Фаттах аль Сиси в Египте. Китай, вторая по величине экономика в мире, стал полезным дополнением в этой коллекции дружественных антидемократических государств, поскольку у него есть свои собственные стратегические обиды на Запад.

Однако, в отличие от Китая, Россия не является растущей сверхдержавой. Путин может попытаться изобразить свои действия в Украине как борьбу с фашизмом. Однако на самом деле это борьба за значимость — борьба, в которой ему никогда не победить. Независимо от величия парада, ему не скрыть правду: дни России в качестве сверхдержавы остались в прошлом. Патриотизм Путина, как и Петена, это патриотизм побежденного.

Россия > Армия, полиция > inosmi.ru, 6 мая 2015 > № 1378952 Нина Хрущева


Нашли ошибку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter