Всего новостей: 2578348, выбрано 2 за 0.031 с.

Новости. Обзор СМИ  Рубрикатор поиска + личные списки

?
?
?  
главное   даты  № 

Добавлено за Сортировать по дате публикации  | источнику  | номеру 

отмечено 0 новостей:
Избранное
Списков нет

Бойко Сергей в отраслях: СМИ, ИТАрмия, полициявсе
Бойко Сергей в отраслях: СМИ, ИТАрмия, полициявсе
Россия. Весь мир > Внешэкономсвязи, политика. СМИ, ИТ. Армия, полиция > interaffairs.ru, 25 мая 2018 > № 2619994 Сергей Бойко

Формирование системы международной информационной безопасности: российские подходы и инициативы

Сергей Бойко, Начальник департамента аппарата Совета безопасности Российской Федерации, ведущий эксперт Центра международной информационной безопасности и научно-технологической политики МГИМО МИД России, кандидат исторических наук

Основы государственной политики Российской Федерации в области международной информационной безопасности на период до 2020 года, утвержденные 24 июля 2013 года Президентом Российской Федерации1, достаточно конкретно формулируют ее главную цель - содействие установлению международного правового режима, направленного на создание условий для формирования системы международной информационной безопасности.

Достигнуть этой цели можно только практическими мерами, путем продвижения на международной арене конкретных инициатив в рассматриваемой области. Причем спектр таких инициатив должен быть достаточно широким, охватывающим различные аспекты совершенствования правового, организационного и иных видов обеспечения упомянутой системы.

В целом предназначение системы международной информационной безопасности - оказать противодействие угрозам стратегической стабильности и содействовать равноправному стратегическому партнерству в глобальном информационном пространстве.

Поэтому для России на передний план выходит сотрудничество с государственными структурами, научными, экспертными и деловыми кругами всего мирового сообщества. Политика нашей страны в этой области ориентирована на взаимодействие по всем ключевым направлениям указанной деятельности. Это отвечает национальным интересам Российской Федерации и способствует укреплению ее национальной безопасности.

Следует отметить, что, как и любую глобальную систему, систему международной информационной безопасности можно рассматривать как совокупность международных и национальных институтов, призванных регулировать деятельность различных субъектов глобального информационного пространства. При этом для достижения высокой эффективности эти институты должны взаимодействовать, основываясь на единой платформе, во имя единой цели.

В качестве такой платформы может рассматриваться совокупность норм и подходов, закрепленных в ключевых международных нормативно-правовых документах (прежде всего в конвенциях Организации Объединенных Наций) и резолюциях Генеральной Ассамблеи ООН.

Разработка таких документов - непростой и далеко не быстрый путь. Но Россия вступила на этот путь еще 20 лет назад, когда внесла на рассмотрение 53-й сессии Генеральной Ассамблеи ООН проект резолюции «Достижения в сфере информатизации и телекоммуникаций в контексте международной безопасности»2, принятой 4 декабря 1998 года.

Благодаря этой резолюции на главной международной площадке был создан первый экспертный механизм выработки рекомендаций государствам мирового сообщества в рассматриваемой области - Группа правительственных экспертов ООН по достижениям в сфере информатизации и телекоммуникаций в контексте международной безопасности (далее - Группа правительственных экспертов ООН, Группа).

История Группы берет свое начало 29 ноября 2001 года. В этот день на 56-й сессии Генеральной Ассамблеи ООН была принята консенсусом предложенная Российской Федерацией резолюция «Достижения в сфере информатизации и телекоммуникаций в контексте международной безопасности» А/RES/56/19.

В тексте документа указывалось, что «Генеральная Ассамблея ООН… просит Генерального секретаря рассмотреть существующие и потенциальные угрозы в сфере информационной безопасности и возможные совместные меры по их устранению, а также провести исследование концепций, упомянутых в пункте 2 настоящей резолюции [которые были бы направлены на укрепление безопасности глобальных информационных и телекоммуникационных систем], с помощью группы назначенных им на основе справедливого географического распределения правительственных экспертов, которая должна быть создана в 2004 году, а также при содействии государств-членов, способных оказать такое содействие, и представить доклад о результатах данного исследования Генеральной Ассамблеей на ее шестидесятой сессии»3.

Начиная с 2010 года доклады Группы (2009-2010 г.4, 2012-2013 г.5 и 2014-2015 г.6) содержательно эволюционировали и наполнялись положениями, отвечающими общим интересам. Итоговый документ Группы 2014-2015 годов отражал весь спектр угроз информационной безопасности, формулировал основы правил, норм и принципов поведения государств в информационном пространстве, содержал различные аспекты деятельности в рассматриваемой области. В числе последних - меры укрепления доверия, наращивание потенциала, другие рекомендации.

К сожалению, доклад 2015 года не стал прологом выработки Группой правительственных экспертов ООН, созванной в августе 2016 года, единых правил ответственного поведения государств в информационном пространстве. С таким предложением выступили Россия и ее ближайшие партнеры по Шанхайской организации сотрудничества и объединению БРИКС, а также развивающиеся страны, представленные в Группе.

Однако консенсус экспертами из 25 стран так и не был достигнут.

Вместе с тем ситуация в информационной сфере, сохраняющаяся тенденция роста информационных вызовов и угроз, насущная потребность в регулировании деятельности государств в информационном пространстве предопределили новую инициативу России и ее партнеров о принятии резолюции Генассамблеи ООН о правилах ответственного поведения государств в информационном пространстве.

Основу проекта резолюции составили Правила поведения в области обеспечения международной информационной безопасности, внесенные в ООН в январе 2015 года государствами - членами ШОС7, а также ключевые положения докладов упомянутой Группы правительственных экспертов ООН, принятые по итогам ее работы в 2013 и 2015 годах.

По мнению России и ее партнеров, правила ответственного поведения государств в информационном пространстве должны основываться на следующих постулатах:

а) информационно-коммуникационные технологии (ИКТ) должны использоваться исключительно в мирных целях;

б) международное сотрудничество должно быть нацелено на предотвращение конфликтов в информационной сфере, а не на их регулирование;

в) с учетом специфики этих технологий наряду с применимыми к сфере их использования нормами международного права, имеющими важное значение для поддержания международного мира, безопасности и стабильности, а также создания открытого, безопасного, стабильного, доступного и мирного информационного пространства, должны вырабатываться дополнительные правовые нормы для регулирования международных отношений в сфере использования ИКТ;

г) государства должны обладать суверенитетом над информационно-телекоммуникационной инфраструктурой на своей территории;

д) любые обвинения в адрес государств в причастности к компьютерным атакам в обязательном порядке должны быть доказаны;

е) государства не должны допускать возможности использования их территории для осуществления компьютерных атак и содействовать использованию в этих целях посредников;

ж) государства должны бороться с внедрением и использованием скрытых вредоносных функций и программных уязвимостей в IT-продукции, а также добиваться ее безопасности для пользователей.

Принятие такой резолюции положит начало конкретной практической работе нового состава Группы правительственных экспертов ООН, которую Россия призывает созвать уже в 2019 году. О готовности к работе на площадке ООН уже заявили десятки государств.

Основная цель упомянутых Правил поведения - определение прав и обязанностей государств в информационном пространстве, стимулирование их конструктивного и ответственного поведения в нем, а также укрепление сотрудничества для противостояния общим вызовам и угрозам информационной безопасности.

Важно создать мирную, безопасную, открытую и основанную на сотрудничестве информационную среду, позволяющую использовать ИКТ, а также информационные и телекоммуникационные сети в интересах социального и экономического развития государств, повышения благосостояния народов.

Такова в целом идея упомянутой инициативы.

Системный подход России к обеспечению международной информационной безопасности подчеркивает еще одна инициатива - проект Конвенции ООН о сотрудничестве в сфере противодействия информационной преступности, распространенный в октябре 2017 года в ООН в качестве документа 72-й сессии Генассамблеи8 (по пункту 107 повестки дня «Предупреждение преступности и уголовное правосудие»).

Потребность в подобном проекте вызвана стремительным разрастанием в последние годы преступности в сфере информационных технологий, а также масштабами ущерба государственных структур, деловых кругов и простых граждан от подобного рода преступлений.

В феврале 2017 года американский телеканал новостей бизнеса CNBC на своем сайте привел слова исполнительного директора британской специализированной страховой компании «Hiscox Insurance» Стива Лангана о том, что в 2016 году «киберпреступность стоила мировой экономике более 450 млрд. долларов»9

А уже в следующем, 2019 году, по оценкам экспертов, ущерб от преступлений, совершаемых с использованием ИКТ, может составить около 2 трлн. долларов10.

Подготовленный проект - это результат многолетней работы российских экспертов по созданию универсального всеобъемлющего документа, нацеленного на противодействие преступлениям в сфере использования ИКТ. Проект, учитывающий современные реалии и основывающийся на принципах суверенного равенства сторон и невмешательства во внутренние дела других государств.

Его разработчики опирались на опыт подобного рода конвенций. Таких как Конвенция ООН против коррупции от 31 октября 2003 года11, Конвенция ООН против транснациональной организованной преступности от 15 ноября 2000 года12, Конвенция Совета Европы о преступности в сфере компьютерной информации (ETS N 185) от 23 ноября 2001 года (так называемая Будапештская конвенция о киберпреступности)13, а также ряд универсальных антитеррористических конвенций ООН.

Каковы же главные цели нового проекта?

Во-первых, содействие принятию и укреплению мер, направленных на предупреждение преступлений и иных противоправных деяний в сфере ИКТ и борьбу с ними.

Во-вторых, борьба с использованием ИКТ в преступных целях путем обеспечения наказуемости таких деяний, содействия их выявлению и расследованию, а также преследования за их совершение как на внутригосударственном, так и на международном уровнях.

В-третьих, повышение эффективности и развитие международного сотрудничества, в том числе в контексте подготовки кадров и оказания технической помощи.

В отличие от ранее принятых в этой области документов, российский проект включает широкий понятийный аппарат, вопросы технического содействия, регламентирует порядок оказания взаимной правовой помощи на досудебной стадии, в том числе в экстренных случаях, а также предлагает механизм практического воплощения ключевых положений конвенции.

Одним из главных достоинств предлагаемого документа, в отличие от его аналогов в данной области, уже в какой-то мере устаревших и менее актуальных, является криминализация современных, широко распространенных в настоящее время противоправных деяний. В проекте криминализируются неправомерный доступ к компьютерной информации, неправомерный перехват, неправомерное воздействие на информацию, неправомерное воздействие на функционирование системы (так называемые DoS-атаки (Denial of Service - отказ в обслуживании) и DDoS-атаки (Distributed Denial of Service - распределенный отказ в обслуживании) - действия, способные полностью или частично вывести из строя интернет-ресурс), создание, использование и распространение вредоносных программ, распространение спама (массовая рассылка корреспонденции рекламного или иного характера лицам, не выражавшим желания ее получать).

Документ предусматривает в рамках широкого сотрудничества государств - участников конвенции принятие комплекса необходимых мер по возвращению активов, включая предупреждение и выявление переводов доходов, полученных в результате указанных преступлений.

В нем также подчеркивается координирующая роль ООН в вопросах подготовки кадров и оказания технической помощи, включая возможность материальной поддержки государствам-участникам, в реализации программ и проектов по борьбе с преступлениями в сфере использования ИКТ.

При этом конвенция конкретизирует основные направления деятельности по разработке и совершенствованию специальных программ подготовки персонала, отвечающего на национальном уровне за предупреждение преступлений в сфере использования ИКТ и борьбу с ними.

В документе предусмотрен комплекс мер, нацеленных на выработку эффективного механизма осуществления конвенции, включая процедурные вопросы.

Безусловно, в каждой стране существуют собственные подходы к решению проблемы информационной преступности, различаются и правовые системы государств. Поэтому на начальном этапе продвижения российской инициативы приоритетным является диалог с партнерами. Их мнение очень важно для дальнейшей работы над проектом конвенции, уже ставшей для профессиональных кругов «пищей для размышления».

Конечная цель - объединение усилий мирового сообщества в интересах выработки на площадке Организации Объединенных Наций практических решений в этой области.

Третья инициатива России в процессе формирования системы международной информационной безопасности неразрывно связана с решением одной из ключевых задач в современном мире - обеспечением надежного и безопасного использования информационных технологий, формированием регулирующих эти процессы международных норм и правил.

Данная инициатива касается информационно-телекоммуникационной сети Интернет, которая в этом контексте с правовой точки зрения представляет собой комплексный объект регулирования, применительно к которому требуется учитывать множество различных аспектов. Это обеспечение защиты детей в онлайн-среде, соблюдение основных прав и свобод человека в информационном пространстве, уважение права на частную жизнь, защита персональных данных, обеспечение безопасности и устойчивости функционирования критически важных ресурсов Интернета, защита интеллектуальной собственности, создание трансграничного пространства доверия и другие.

Сегодня отдельные аспекты такого регулирования распределены между различными организациями, усилия которых в значительной степени не скоординированы. Такое положение дел создает проблемы, преодоление которых возможно только на основе тесного международного сотрудничества при ведущей роли государств.

По мнению российских экспертов, которое разделяют многие их зарубежные коллеги, необходим универсальный документ, применимый к вопросам регулирования безопасного функционирования и развития сети Интернет, формирования соответствующей политики и технических регламентов как на национальном, так и на международном уровнях.

Новая инициатива России - концепция соответствующей конвенции ООН14 - направлена на решение этих проблем, на обеспечение безопасного функционирования и развития Глобальной сети.

Каковы основные цели данного проекта?

Первая - создание условий для дальнейшего развития сети Интернет, повышения ее безопасности и обеспечения гарантий прав и свобод пользователей сети.

Вторая - содействие принятию мер, направленных на более эффективное и действенное управление сетью Интернет на основе равноправного международного сотрудничества в этом процессе.

Принятие предлагаемой конвенции, закрепляющей общие принципы международного сотрудничества по управлению сетью Интернет, станет прочным правовым фундаментом регулирования деятельности в указанной области.

В целом документ учитывает необходимость соблюдения баланса интересов поддержания правопорядка и уважения основополагающих прав человека. Такой баланс предусмотрен Международным пактом о гражданских и политических правах 1966 года и другими международными договоренностями в области прав человека. Статья 19 упомянутого пакта гласит:

«2. Каждый человек имеет право на свободное выражение своего мнения; это право включает свободу искать, получать и распространять всякого рода информацию…

3. Пользование предусмотренными в пункте 2 настоящей статьи правами налагает особые обязанности и особую ответственность. Оно может быть, следовательно, сопряжено с некоторыми ограничениями, которые, однако, должны быть установлены законом и являться необходимыми:

a) для уважения прав и репутации других лиц;

b) для охраны государственной безопасности, общественного порядка, здоровья или нравственности населения»15.

В своей основе концепция конвенции опирается на Тунисскую программу для информационного общества от 15 декабря 2005 года16 и Итоговый документ совещания высокого уровня Генеральной Ассамблеи, посвященного общему обзору хода осуществления решений Всемирной встречи на высшем уровне по вопросам информационного общества от 16 декабря 2015 года17. Согласно этим ключевым документам, в рассматриваемой области каждое государство имеет суверенное право самостоятельно решать вопросы государственной политики в Интернете.

Реализация российского проекта позволит, например, каждой стране защищать свой национальный сегмент Глобальной сети, включая относящуюся к нему критическую инфраструктуру, а также гарантировать соблюдение прав и свобод пользователей и защиту граждан в Интернете.

Другое направление - исключение права какого-либо государства или группы стран создавать помехи для функционирования сети Интернет, манипулировать доступом в сеть для влияния на другие суверенные государства.

Согласно концепции конвенции, управление сетью Интернет разделено на два уровня - международный и национальный.

Основной замысел - управление Интернетом международными организациями, которые разрабатывают правила и стандарты, а также следят за их применением, обеспечивая децентрализованность управления критической инфраструктурой.

Проект документа предполагает определение базового набора сформулированных юридических норм, закладывающих правовой фундамент для процесса управления Глобальной сетью.

При этом вопросы защиты интеллектуальной собственности, создания трансграничного пространства доверия, защиты персональных данных, ответственности глобальных интернет-компаний, свободы слова, средств массовой информации, анонимности в сети Интернет и ряд других вопросов предполагается регулировать отдельно.

Безусловно, возникает главный вопрос: готово ли международное сообщество на данном этапе к принятию глобальных, юридически обязывающих документов в сфере управления сетью Интернет?

Опыт контактов российских экспертов с партнерами на различных площадках и в двустороннем формате показывает, что пока такой готовности в полной мере нет. Наиболее проблемными являются вопросы создания международных норм и правил, регулирующих отношения в области управления сетью Интернет под эгидой институтов ООН.

Но, с другой стороны, есть вполне конкретное желание и запрос изменить существующую систему управления Глобальной сетью. Современное состояние информационного общества диктует необходимость разработки всеми заинтересованными сторонами универсального документа.

Этими устремлениями и была вызвана российская инициатива. Предлагаемая редакция концепции конвенции - «пища для размышления», вклад нашей страны в совместную работу по созданию международно-правовой основы организации регулирования сети Интернет.

Таковы основные инициативы Российской Федерации, направленные на содействие формированию системы международной информационной безопасности - гаранта стратегической стабильности и равноправного стратегического партнерства в глобальном информационном пространстве.

 1Основы государственной политики Российской Федерации в области международной информационной безопасности на период до 2020 года (утверждены Президентом Российской Федерации 24 июля 2013 г., № Пр-1753) // URL: http://www.scrf.gov.ru/security/information/document114/

 2Резолюция ГА ООН A/RES/53/70 от 4 декабря 1998 г. // URL: https://documents-dds-ny.un.org/doc/UNDOC/GEN/N99/760/05/PDF/N9976005.pdf?OpenElement

 3Резолюция ГА ООН A/RES/56/19 от 29 ноября 2001 г. // URL: https://documents-dds-ny.un.org/doc/UNDOC/GEN/N01/476/30/PDF/N0147630.pdf?OpenElement

 4Доклад ГПЭ ООН 2010 года. А/65/201 от 30 июля 2010 г. // URL: https://documents-dds-ny.un.org/doc/ UNDOC/GEN/N05/453/65/PDF/N0545365.pdf?OpenElement

 5Доклад ГПЭ ООН 2013 года. А/68/98 от 24 июня 2013 г. // URL: https:// documents-dds-ny.un.org/doc/UNDOC/GEN/N13/371/68/PDF/N1337168.pdf?OpenElement

 6Доклад ГПЭ ООН 2015 года. А/70/174 от 26 июня 2015 г. // URL: https://documents-dds-ny.un.org/ doc/UNDOC/GEN/N15/228/37/PDF/N1522837.pdf?OpenElement

 7Правила поведения в области обеспечения международной информационной безопасности // Письмо постоянных представителей Казахстана, Китая, Кыргызстана, Российской Федерации, Таджикистана и Узбекистана при Организации Объединенных Наций от 9 января 2015 года на имя Генерального секретаря. A/69/723 от 13 января 2015 г. // URL: http://mid.ru/documents/10180/ 882233/A+69+723+Ru.pdf/269baca6-5664-4651-b1a9-74e640262173

 8Проект Конвенции Организации Объединенных Наций о сотрудничестве в сфере противодействия информационной преступности // Письмо Постоянного представителя Российской Федерации при Организации Объединенных Наций от 11 октября 2017 года на имя Генерального секретаря. А/С.3/72/12 от 16 октября 2017 г. // URL: http://www.mid.ru/documents/10180/3024875/ Проект+конвенции+по+преступности+с+правками+секр+ООН.pdf/c93e68c9-9994-4769-951d-057c4881 b8 fd

9Cybercrime costs the global economy $450 billion: CEO // URL: https://www.cnbc. com/2017/02/07/cybercrime-costs-the-global-economy-450-billion-ceo.html

10Мировые потери от киберпреступлений в 2019 году могут достичь 2 трлн. долларов // URL: http://bankir.ru/novosti/20180418/mirovye-poteri-ot-kiberprestuplenii-v-2019-g-mogut-dostich-2-trln-dollarov-10139061/

11Конвенция Организации Объединенных Наций против коррупции. Принята резолюцией 58/4 Генеральной Ассамблеи от 31 октября 2003 г. // URL: http://www.un.org/ru/ documents/decl_conv/conventions/corruption.shtml

12Конвенция Организации Объединенных Наций против транснациональной организованной преступности. Принята резолюцией 55/25 Генеральной Ассамблеи от 15 ноября 2000 г. // URL: http://www.un.org/ru/documents/decl_conv/conventions/orgcrime

13Конвенция о преступности в сфере компьютерной информации (ETS N 185) (Будапешт, 23 ноября 2001 г.) // URL: http://base.garant.ru/4089723/

14Минкомсвязь представляет проект новой концепции конвенции ООН // URL: http://minsvyaz.ru/ru/events/36739/

15Международный пакт о гражданских и политических правах. Принят резолюцией 
2200 А (XXI) Генеральной Ассамблеи ООН от 16 декабря 1966 г. // URL: http://www.un.org/ru/ documents/decl_conv/conventions/pactpol

16Тунисская программа для информационного общества. Документ WSIS-05/TUNIS/DOC/6(Rev.1)-R от 15 ноября 2005 г. // URL: http://www.un.org/ru/events/pastevents/pdf/agenda_wsis.pdf

17Итоговый документ совещания высокого уровня Генеральной Ассамблеи, посвященного общему обзору хода осуществления решений Всемирной встречи на высшем уровне по вопросам информационного общества. Принят резолюцией A/RES/70/125 Генеральной Ассамблеи ООН от 16 декабря 2015 г. // URL: http://workspace.unpan.org/sites/Internet/Documents/ UNPAN96090.pdf

Россия. Весь мир > Внешэкономсвязи, политика. СМИ, ИТ. Армия, полиция > interaffairs.ru, 25 мая 2018 > № 2619994 Сергей Бойко


Россия. Весь мир > Армия, полиция > interaffairs.ru, 30 августа 2016 > № 1892785 Сергей Бойко

Группа правительственных экспертов ООН по достижениям в сфере информатизации и телекоммуникаций в контексте международной безопасности: взгляд из прошлого в будущее

Сергей Бойко, Начальник департамента аппарата Совета безопасности Российской Федерации, кандидат исторических наук

История Группы правительственных экспертов ООН по достижениям в сфере информатизации и телекоммуникаций в контексте международной безопасности* (*Далее по тексту статьи - ГПЭ ООН, Группа.) берет свое начало 15 лет назад - с 29 ноября 2001 года. В этот день на 56-й сессии Генеральной Ассамблеи ООН была принята консенсусом резолюция «Достижения в сфере информатизации и телекоммуникаций в контексте международной безопасности» А/RES/56/19, предложенная Россией. В тексте документа указывалось, что «Генеральная Ассамблея ООН… просит Генерального секретаря рассмотреть существующие и потенциальные угрозы в сфере информационной безопасности и возможные совместные меры по их устранению, а также провести исследование концепций, упомянутых в Пункте 2 настоящей резолюции** (**Международные концепции, которые были бы направлены на укрепление безопасности глобальных информационных и телекоммуникационных систем.), с помощью группы назначенных им на основе справедливого географического распределения правительственных экспертов, которая должна быть создана в 2004 году, а также при содействии государств-членов, способных оказать такое содействие, и представить доклад о результатах данного исследования Генеральной Ассамблеей на ее шестидесятой сессии»1.

Решение о создании Группы стало закономерным итогом работы на площадке ООН по запуску нового механизма, способного консолидировать усилия мирового сообщества в борьбе со стремительно нарастающими вызовами и угрозами в новой, информационной сфере.

Однако первые шаги на этом направлении Россия сделала еще в 1998 году, когда на 53-й сессии ГА ООН впервые представили проект резолюции «Достижения в сфере информатизации и телекоммуникаций в контексте международной безопасности»2. Так была написана первая страница многолетней истории обсуждения проблематики международной информационной безопасности в Организации Объединенных Наций.

В тексте этого документа, принятого на основе консенсуса 4 декабря 1998 года, выражалась озабоченность тем, что информационные технологии и средства потенциально могут использоваться в целях, несовместимых с задачами обеспечения международной стабильности и безопасности, и негативно воздействовать на безопасность государств.

Кроме того, в нем была достаточно четко сформулирована цель - предотвратить неправомерное использование или использование информационных ресурсов или технологий в преступных или террористических целях.

В практическом плане резолюция А/RES/53/70 рекомендовала государствам - членам ООН высказаться о целесообразности разработки международных принципов, которые стали бы направляться на укрепление безопасности глобальных информационных и телекоммуникационных систем и способствовали бы борьбе с международным терроризмом и криминалом.

Принятая в 1999 году резолюция А/RES/54/49 закрепила ключевые положения первого в рамках ООН документа о проблемах международной информационной безопасности и подтвердила целесообразность разработки упомянутых международных принципов. Кроме того, еще одним серьезным шагом вперед стало признание возможности угроз негативного влияния информационных технологий безопасности государств не только в гражданской, но и в военной сферах3.

Однако в последующих резолюциях Генеральной Ассамблеи ООН на протяжении 12 лет вопрос о целесообразности вышеупомянутых принципов, необходимости их разработки или хотя бы исследования уже не ставился.

Сегодня можно долго полемизировать по этому поводу, стремясь понять причины «исчезновения» столь важного вопроса. Но истинные причины стоит оставить «за скобками», поскольку принципы поведения в информационном пространстве с 2011 года вновь возвратились в текст российской резолюции, но уже в новом, более прикладном качестве - как предмет исследования Группы правительственных экспертов ООН. Это был уже следующий уровень, качественно новый с точки зрения выхода мирового сообщества на консенсусное решение проблем в области обеспечения международной информационной безопасности. Однако ждать его предстояло больше десятилетия.

Несмотря на такой, казалось бы, шаг назад, уже на следующей сессии Генассамблеи ООН 2001-2002 годов в принятой консенсусом российской резолюции А/RES/56/19 впервые было зафиксировано решение о создании в 2004 году группы правительственных экспертов4.

Как уже говорилось выше, основными задачами Группы были определены: рассмотрение существующих и потенциальных угроз в сфере информационной безопасности и возможные совместные меры по их устранению. Кроме того, предполагалось проведение экспертами исследования концепций, которые направлялись бы на укрепление безопасности глобальных информационных и телекоммуникационных систем.

Старт работе ГПЭ ООН был дан. Впервые за общим столом собрались эксперты в области информационной безопасности из 15 государств: Беларуси, Бразилии, Великобритании, Германии, Индии, Иордании, Китая, Малайзии, Мали, Мексики, Республики Корея, России, США, Франции и ЮАР. На своей первой сессии Группа единогласно избрала на должность председателя российского эксперта А.В.Крутских* (*Андрей Владимирович Крутских - специальный представитель Президента Российской Федерации по вопросам международного сотрудничества в области информационной безопасности, посол по особым поручениям МИД России, Чрезвычайный и Полномочный Посол. В 2004 г. - заместитель директора Департамента по вопросам безопасности и разоружения МИД России.), что стало подтверждением авторитета России в новой для площадки ООН сфере, а также признанием ее роли в продвижении идеи формирования системы международной информационной безопасности.

Однако, как говорится в известной поговорке, «первый блин вышел комом». Несмотря на то, что в ходе трех сессий состоялся всесторонний, широкий обмен мнениями по вопросу о достижениях в сфере информатизации и телекоммуникаций в контексте международной безопасности, были приняты во внимание мнения, высказанные в докладах экспертов, а также документы и справочные документы, предоставленные отдельными членами Группы, консенсус относительно подготовки окончательного доклада так и не был достигнут5 (эксперт из США не поддержал текст документа, согласованный представителями 14 стран).

Подобный исход работы еще раз подтвердил сложный характер вопросов, касающихся рассматриваемой проблематики, а также отсутствие единых подходов к их решению. Основными противоречиями, обозначившимися в период работы Группы, стали различия во взглядах на оценку угроз информационной безопасности, а также возможность отнесения к таким угрозам использование информационных и коммуникационных технологий (ИКТ) для достижения военно-политических целей, не совместимых с задачами обеспечения международного мира и безопасности.

Вместе с тем итоги работы первого состава ГПЭ ООН нельзя назвать неудачными. Это, скорее, был фальстарт, заставивший с еще более пристальным вниманием подходить к оценке проблем обеспечения международной информационной безопасности, достижению компромисса, поиску взаимоприемлемых решений.

Удалось добиться главного - на площадке ООН начался диалог по одному из ключевых аспектов обеспечения международной безопасности. И желание его продолжить выразилось уже на ближайшей сессии Генассамблеи ООН осенью 2005 года, когда 177 государств (кроме США, проголосовавших против) поддержали выдвинутый Российской Федерацией проект резолюции А/RES/60/45 «Достижения в сфере информатизации и телекоммуникаций в контексте международной безопасности»6.

Ключевым положением этой резолюции стало решение о создании в 2009 году группы правительственных экспертов ООН (ее второго состава) для продолжения исследования существующих и потенциальных угроз в сфере информационной безопасности и возможных совместных мер по их устранению.

И несмотря на предстоящий четырехлетний перерыв в работе Группы (связанный с процедурными вопросами), стало очевидным, что тема международной информационной безопасности прочно заняла место в повестке дня Генеральной Ассамблеи ООН.

Как показала практика, этот перерыв пошел на пользу делу, поскольку стремительное развитие ИКТ сопровождалось не менее стремительным их противоправным использованием террористическими и криминальными организациями. Более того, реальностью становились угрозы применения ИКТ во враждебных военно-политических целях.

Такой «фон» способствовал некоторой корректировке уже сложившихся подходов к оценке как отдельных аспектов проблематики международной информационной безопасности (касающихся, например, характеристики угроз безопасности в информационной сфере и источников этих угроз), так и их совокупности. Все очевиднее и неоспоримее становилась потребность в выработке единых подходов и сближении позиций на этом стратегически важном для обеспечения международного мира и безопасности направлении.

Поэтому логично, что идея возобновления работы ГПЭ ООН в 2009 году нашла свое подтверждение в российских проектах упомянутых резолюций на очередных 61-63-й сессиях Генеральной Ассамблеи в 2006-2008 годах7.

Указанные резолюции имели две характерные особенности.

Во-первых, их принятие сопровождалось единственным голосом против - голосом Соединенных Штатов Америки. Подобная линия американцев выглядела для них вполне логично, поскольку, как уже говорилось выше, только эксперт из США не поддержал итоговый доклад Группы в 2005 году.

И вторая особенность, но уже со знаком «плюс» - у резолюции впервые появились соавторы (коспонсоры). В этом качестве в 2006 году к проекту Российской Федерации присоединились девять стран - Армения, Беларусь, Казахстан, Китай, Кыргызстан, Мьянма, Никарагуа, Таджикистан и Узбекистан. Так была заложена традиция соавторства российской идеи - традиция, которой в этом году исполняется десять лет. И на протяжении всего данного срока число сторонников неуклонно росло. Даже в период с 2006 по 2008 год, когда в силу указанных выше причин ГПЭ ООН не работала, коспонсорами резолюции становились соответственно 10, 17 и 28 государств.

Таким образом, по мере приближения к моменту начала работы нового состава Группы в 2009 году идею консолидации усилий в борьбе с угрозами в информационной сфере разделяло все большее число наших партнеров. Даже сухая статистика достаточно красноречиво свидетельствует о готовности поддержать идеи России в рассматриваемой области. И это не только традиционные союзники Российской Федерации по СНГ, ОДКБ, ШОС, БРИКС, но и ряд других государств, также обеспокоенных новыми вызовами и угрозами, связанными с противоправным использованием ИКТ.

Невозможность в течение какого-то времени обсуждать проблемы международной информационной безопасности на площадке ООН предопределила поиск путей их решения на региональном уровне. Надо признать, что в 2006-2009 годах России и ее партнерам по Шанхайской организации сотрудничества удалось сделать очень важные шаги. В июне 2006 года в Шанхае главы государств - членов ШОС выступили с заявлением, в котором сообщили о принятом решении создать группу экспертов государств - членов ШОС по международной информационной безопасности. На группу возлагалась задача выработать план действий по обеспечению международной информационной безопасности и определить возможные пути и средства решения данной проблемы во всех ее аспектах в рамках Организации.

Венцом этой работы стало подписание 16 июня 2009 года Соглашения между правительствами государств - членов ШОС о сотрудничестве в области обеспечения международной информационной безопасности8.

Подобный шаг членов Организации как для стран ШОС (России и Китая), так и для их партнеров по объединению БРИК (Бразилии и Индии), представленных в ноябре 2009 года в числе 15 государств нового состава ГПЭ ООН, стал серьезным стимулом для созидательной работы на воссозданной в рамках ООН признанной экспертной площадке.

Вновь избранный председателем ГПЭ ООН российский дипломат А.В.Крутских с первого дня работы Группы постарался создать из ее членов команду единомышленников, нацеленных, несмотря на сохраняющиеся различия в подходах к проблематике международной информационной безопасности, на достижение главной цели - подготовку доклада и его представление Генеральному секретарю ООН.

Оживленные дискуссии в ходе обсуждения существующих и потенциальных угроз в сфере информационной безопасности и возможных совместных мер по их устранению сопровождали работу Группы на протяжении всех ее заседаний. К примеру, немало споров вызвал терминологический аппарат будущего доклада. Это было «столкновение» различных принципиальных воззрений на понятийную составляющую текста итогового документа: с одной стороны, термин «информационная безопасность», с другой - более узкое в содержательном плане понятие «кибербезопасность». Однако, несмотря на эти разногласия, экспертам все же удалось перевести диалог в конструктивное русло и выйти на единую редакцию ключевых понятий доклада. Так, в тексте документа закрепились базовые понятия: «информационная безопасность» и «безопасность в сфере использования ИКТ».

Конечно, это был не единственный предмет дискуссий в ходе четырех заседаний ГПЭ ООН, но благодаря усилиям ее председателя все они заканчивались компромиссом и не стали в конечном итоге препятствием для выработки итогового доклада Группы.

На достижение цели потратили немало усилий, но этот труд себя оправдал. 16 июля 2010 года доклад ГПЭ ООН единодушно поддержали все эксперты, представлявшие 15 государств: Беларусь, Бразилию, Великобританию, Германию, Израиль, Индию, Италию, Катар, Китай, Республику Корея, Россию, США, Францию, Эстонию и ЮАР9.

Доклад положил начало новому этапу конструктивной работы специалистов из различных уголков земного шара, разобщенных географически, но объединенных одной идеей - сделать мир безопасней.

И надо признать, что этот успех в немалой степени был обусловлен вкладом российского председателя Группы, сумевшего «заразить» всех экспертов своей нацеленностью на позитивный результат. Ведь только такой результат позволял сохранить данную проблематику в повестке дня ООН, продвигаться вперед и решать новые задачи в области обеспечения международной информационной безопасности. И он был достигнут.

Опыт неудачного завершения работы первого состава ГПЭ ООН остался в прошлом. Новый состав Группы продемонстрировал готовность к диалогу и продолжению разговора на площадке ООН уже без столь длительного перерыва, какой случился после окончания работы ГПЭ ООН в 2004-2005 годах. Тогда возобновления диалога пришлось ждать долгих четыре года.

Поэтому в 2009-2010 годах эксперты отчетливо понимали, что подобное ожидание вряд ли оправдано. Угрозы безопасности в информационной сфере стремительно нарастали. Пауза в работе ГПЭ ООН отбросила бы экспертное сообщество на несколько лет назад.

В качестве небольшого отступления следует заметить, что начало работы Группы в 2009 году совпало с принятием очередного российского проекта резолюции Генеральной Ассамблеи ООН A/RES/64/2510, приветствовавшей данное событие. При этом число ее соавторов возросло до 29 стран.

Важной отличительной особенностью доклада Группы 2010 года стало наличие в нем не только констатирующей части, зафиксировавшей существующие и потенциальные угрозы, риски и уязвимые места в области информационной безопасности, но и первых рекомендаций. Они касались дальнейших шагов по разработке мер укрепления доверия и прочих мер для снижения риска возникновения неправильного восприятия в результате дезорганизации или нарушений, связанных с применением ИКТ.

В практическом плане Группа нацелила мировое сообщество на продолжение диалога между государствами в целях обсуждения норм, касающихся государственного использования ИКТ, сокращения коллективного риска и защиты критической национальной и международной инфраструктуры.

Еще одной рекомендацией стала необходимость принятия мер по укреплению доверия, обеспечению стабильности и уменьшению рисков в связи с последствиями государственного использования ИКТ, включая обмен мнениями стран по вопросу об использовании ИКТ в конфликтах. Кроме того, было акцентировано внимание на потребность в выработке общей терминологии и определений.

Уже после завершения работы Группы в декабре 2010 года резолюция ГА ООН A/RES/65/4111, отметившая результативную работу ГПЭ ООН и подготовленный ею доклад, собрала «под свои знамена» 36 коспонсоров. Однако главным в российском проекте стало закрепление решения о создании уже в 2012 году новой Группы. Это свидетельствовало о нацеленности мирового сообщества на серьезную работу в области международной информационной безопасности, работу без пауз и передышки. Осознание надвигающейся в информационной сфере опасности, с которой в одиночку справиться было не под силу ни одному государству, пришло полностью и окончательно.

Так, российские идеи о необходимости консолидации усилий на этом направлении, впервые прозвучавшие в ООН еще в далеком 1998 году и пережившие за прошедшие 12 лет и скептическое отношение, и категорическое неприятие, и даже нелицеприятную критику, получили свое заслуженное признание и поддержку. Это, несомненно, был значимый успех России, позволивший еще больше укрепить ее авторитет в данной области на международной арене.

Однако такой результат не стал поводом для какой-то особой радости и тем более почивания на лаврах. Настало время более энергичной, более динамичной, более прагматичной работы. Планка ожиданий от деятельности ГПЭ ООН значительно возросла. А ожидания необходимо было оправдывать.

До старта третьего состава Группы оставалось еще почти два года.

И этот в целом непродолжительный промежуток времени вместил в себя несколько событий, исключительно важных с точки зрения продвижения инициатив России и ее партнеров в области международной информационной безопасности.

Осенью 2011 года в Екатеринбурге на II Международной встрече высоких представителей, курирующих вопросы безопасности, секретарь Совета безопасности Российской Федерации Н.П.Патрушев представил участникам встречи концепцию конвенции об обеспечении международной информационной безопасности12. Это был качественно новый шаг в направлении формирования системного подхода к противодействию угрозам в информационной сфере на основе консолидации усилий всего мирового сообщества.

Безусловно, как и в случае с представлением проекта резолюции на Генеральной Ассамблеи ООН в 1998 году, у данной инициативы тоже были оппоненты, подвергшие критике отдельные положения документа. Однако надо признать, что число сторонников идеи формирования системы международной информационной безопасности превысило их многократно.

Следует отметить, что это была не единственная в тот период российская инициатива в рассматриваемой области. В сентябре 2011 года Россия совместно с партнерами по ШОС внесла в качестве официального документа 66-й сессии Генеральной Ассамблеи ООН «Правила поведения в области обеспечения международной информационной безопасности»13.

Этот своеобразный «дубль» заставил политиков, дипломатов и экспертное сообщество по-новому взглянуть на проблему в целом, «переварить» выдвинутые Россией и ее единомышленниками идеи. А главное, всем предстояло выбрать дальнейший путь.

И взятая в этих целях пауза объясняла небольшое снижение в декабре 2011 года числа соавторов традиционного российского проекта резолюции A/RES/66/24 «Достижения в сфере информатизации и телекоммуникаций в контексте международной безопасности»14 с 36 до 33 государств.

Однако эта резолюция внесла важный вклад в предстоящую работу нового, уже третьего состава ГПЭ ООН за год до начала ее работы. В резолюции 2011 года по сравнению с предыдущим документом 2010 года были скорректированы основные задачи Группы. Наряду с традиционным исследованием существующих и потенциальных угроз в сфере информационной безопасности и возможных совместных мер по их устранению в тексте резолюции была сформулирована принципиально новая задача по исследованию норм, правил или принципов ответственного поведения государств и мер укрепления доверия в информационном пространстве.

ГПЭ ООН предстояла сложная, но чрезвычайно важная работа. Однако потенциальные трудности не стали препятствием для желающих войти в число 15 избранных государств, эксперты которых в течение трех заседаний Группы (с августа 2012 по июнь 2013 г.) планировали справиться с задачей, определенной в упомянутой резолюции Генассамблеи. Следующая российская резолюция A/RES/67/27, принятая 3 декабря 2012 года на 67-й сессии Генеральной Ассамблеи ООН15, приветствовала начало работы ГПЭ ООН. При этом число соавторов документа достигло рекордных 38 стран.

Обновленный состав ГПЭ ООН возглавила австралийский дипломат - первый помощник секретаря Министерства иностранных дел и торговли Д.Стоукс.

Безусловно, после успешной работы Группы предыдущего состава, сумевшей выработать итоговый доклад, который постоянно, начиная с его представления в ООН 30 июля 2010 года, цитировали на всех форумах по информационной безопасности, включая Лондонскую конференцию по киберпространству (1-2 ноября 2011 г.), груз ответственности за конечный результат работы ГПЭ ООН нового состава был очень высок. И ход работы Группы это подтвердил.

Однако к чести председателя в условиях достаточно жестких дискуссий по ключевым проблемным вопросам итогового документа, наличия, казалось бы, явно противоположных экспертных оценок членов Группы по основным положениям доклада, сохранения принципиальных бескомпромиссных позиций оппонирующих сторон Д.Стоукс сумела организовать работу экспертов в интересах достижения заявленной цели.

Сегодня, спустя годы после окончания работы ГПЭ ООН 2012-2013 годов, задумываясь над тем, что же способствовало достижению успеха, можно с большой долей уверенности сказать, что в основе этого лежали объективность австралийского дипломата, стремление услышать своих коллег по Группе и найти рациональное зерно в каждом выступлении, умение оценить и опереться на опыт предыдущего, российского председателя, прислушаться к советам и воспользоваться его помощью.

Безусловно, в условиях сохранявшихся принципиальных различий в подходах к основным положениям разрабатываемого документа «спасательным кругом» стала, образно говоря, «миротворческая» миссия эксперта России. Его активное взаимодействие с председателем, коллегами из США и Китая буквально за несколько часов до завершения работы ГПЭ ООН и проделанная всеми 15 экспертами совместная работа позволили найти необходимые компромиссные решения в отношении итоговой версии доклада Группы. В результате в июне 2013 года в Нью-Йорке на ее заключительном заседании была поставлена не точка, а восклицательный знак.

Однако становилось все более очевидным, что достигать консенсуса как необходимого условия принятия доклада становилось все сложнее. Тем не менее позитивный результат работы ГПЭ ООН (уже второй раз подряд) подтвердил нацеленность мирового сообщества и представленных в Группе его признанных лидеров в области информационной безопасности на продолжение конструктивного и содержательного диалога на площадке ООН.

В докладе ГПЭ ООН 2013 года наряду с традиционной оценкой существующих и потенциальных угроз в сфере информационной безопасности были раскрыты вопросы укрепления сотрудничества для создания мирной, безопасной, устойчивой и открытой информационной среды, даны рекомендации в отношении норм, правил и принципов ответственного поведения государств, а также мер укрепления доверия, обмена информацией и мер по наращиванию потенциала16.

Этот 13-страничный документ был наполнен новыми идеями, отвечавшими ключевым российским подходам, и впервые зафиксировал положение о нормах, правилах и принципах ответственного поведения государств. Доклад стал качественно новым шагом на пути формирования системы международной информационной безопасности и позволял с бóльшим оптимизмом смотреть на перспективы дальнейшего взаимодействия государств мирового сообщества в интересах борьбы с угрозами в информационной сфере.

Желание не откладывать начало работы очередного состава ГПЭ ООН подтвердилось уже спустя несколько месяцев после завершения итоговой сессии предыдущего состава Группы, когда в декабре 2013 года на 68-й сессии Генеральной Ассамблеи ООН был принят очередной российский проект резолюции «Достижения в сфере информатизации и телекоммуникаций в контексте международной безопасности»17. В тексте документа, принятого консенсусом при соавторстве 43 государств, отмечалась результативная работа ГПЭ ООН в 2012-2013 годах и объявлялось о начале работы ее нового, четвертого по счету, состава уже летом 2014 года.

По меркам Организации Объединенных Наций, бюджет которой на 2014 год уже практически сверстали, решение о созыве Группы в ближайшие полгода, да еще и в расширенном составе (число желающих войти в нее было настолько велико, что Секретариат ООН вынужденно увеличил число представленных в ГПЭ ООН государств до 20) стало беспрецедентным.

Кроме того, в резолюции расширялся круг задач, поставленных перед Группой. В рамках четырех сессий, которые должны были пройти в Нью-Йорке и Женеве, планировалось в целях содействия выработке общего понимания исследовать существующие и потенциальные угрозы в сфере информационной безопасности и возможные совместные меры по их устранению, включая нормы, правила или принципы ответственного поведения государств и меры укрепления доверия.

Однако ключевой целью деятельности ГПЭ ООН явилось исследование вопросов использования ИКТ в конфликтах и того, как применяется к использованию ИКТ государствами международное право.

Таким образом, Группа выходила на свои новые рубежи, что требовало тщательной подготовки к ее работе и привлечения специалистов не только в области информационной безопасности, но и в области международного права, способных выполнить поставленную перед группой сложную, но крайне важную задачу. Необходимо было разработать качественно новый документ - всесторонний, максимально прагматичный, перспективный.

В четвертый состав ГПЭ ООН вошли как ее неизменные члены - эксперты из России, Беларуси, Великобритании, Германии, Китая, США и Франции, так и новички - Гана, Испания, Кения, Колумбия и Пакистан. Но в целом удалось сохранить костяк из 15 представленных в Группе государств, ранее хотя бы один раз уже участвовавших в работе ГПЭ ООН.

Председателем был избран бразильский эксперт Карлос Луис Перес, начальник канцелярии заместителя министра по политическим вопросам МИД Бразилии, впервые вошедший в состав Группы и не имевший опыта работы в таком формате.

Следует отметить, что заявленные цели деятельности ГПЭ ООН, на решение которых отводилось четыре заседания, были достаточно амбициозными и требовали консолидации усилий всех экспертов. В условиях сохраняющихся отличий во взглядах на проблемные вопросы в области международной информационной безопасности и путей их решения достижение указанных целей становилось непростой задачей.

Но политики, дипломаты, экспертное сообщество связывали с новым этапом деятельности Группы большие надежды, что подтвердило в декабре 2014 года соавторство 63 государств российского проекта резолюции 69-й сессии Генассамблеи ООН18, приветствовавшей начало работы ГПЭ ООН и уполномочившей ее продолжить реализацию своих широких исследовательских полномочий.

Работа над текстом итогового доклада, если выразиться помягче, протекала непросто. Путь к согласию пролегал через напряженные дискуссии, неприятие позиций оппонентов, критику подходов коллег к ключевым проблемам повестки дня и многие другие издержки работы неравнодушных и нацеленных на поиск оптимальных решений специалистов. И надежды, которые возлагались на Группу, несмотря на все указанные сложности, сопровождавшие работу исключительно ответственных и заинтересованных в успехе людей на протяжении всех четырех сессий ГПЭ ООН, оправдались.

Развернутый многоаспектный доклад был принят 26 июня 2015 года консенсусным решением всех 20 экспертов19. 17-страничный итог работы четвертого состава ГПЭ ООН отличался обстоятельным анализом текущей ситуации в области информационной безопасности, характеристикой существующих и потенциальных угроз в информационной сфере. В документе, согласно мандату Группы, была сделана попытка изложить подходы к выработке норм, правил и принципов ответственного поведения государств, сформулированы меры укрепления доверия, а также отмечена роль в укреплении информационной безопасности помощи в сфере обеспечения безопасности ИКТ и наращивания потенциала. Впервые в тексте доклада ГПЭ ООН были подняты вопросы применимости норм международного права к новой сфере - сфере использования ИКТ.

Следует отметить, что красной нитью в тексте документа проходят российские базовые подходы в области обеспечения международной информационной безопасности, разделяемые многими нашими партнерами и коллегами.

В первую очередь это относится к выводу о том, что ИКТ должны использоваться исключительно в мирных целях, а международное сотрудничество необходимо нацелить на предотвращение конфликтов в информационном пространстве.

Во-вторых, фиксировалось положение об обладании государствами юрисдикции над информационно-коммуникационной инфраструктурой, расположенной на их территориях.

В-третьих, подтверждалась обязанность государств соблюдать в процессе использования ИКТ - наряду с другими принципами международного права - такие принципы, как государственный суверенитет, суверенное равенство, разрешение споров мирными средствами и невмешательство во внутренние дела других государств.

В-четвертых, указывалось, что государства не должны использовать посредников для совершения международно-противоправных деяний с применением ИКТ и должны обеспечивать, чтобы их территория не служила для совершения таких деяний.

В-пятых, акцентировалось внимание на том, что обвинения в организации и совершении противоправных деяний в сфере ИКТ, выдвигаемые против государств, должны быть обоснованными и доказанными.

В-шестых, отмечалась необходимость дальнейшего изучения вопроса применимости международного права к сфере использования ИКТ.

Итоговые выводы и рекомендации экспертов свидетельствовали о необходимости продолжения работы на вышеуказанных направлениях. Как сказано в заключительной части доклада, «Группа сочла целесообразным определить возможные меры для дальнейшей работы, включающие, в частности, следующее:

а) дальнейшее развитие государствами на совместной и индивидуальной основе концепций международного мира и безопасности в сфере использования ИКТ на правовом, техническом и политическом уровнях;

б) расширение сотрудничества на региональном и многостороннем уровнях для содействия выработке единого понимания потенциальных угроз международному миру и безопасности, проистекающих от злонамеренного использования ИКТ, а также единого понимания безопасности критически важной инфраструктуры, зависящий от ИКТ»20.

Таким образом, проделав огромную работу, ГПЭ ООН обозначила ключевые ориентиры для своих последователей, причем все эксперты были единодушны в одном - Группа должна возобновить свою работу уже в следующем, 2016 году.

Старт этой работе должна была дать резолюция «Достижения в сфере информатизации и телекоммуникаций в контексте международной безопасности». На юбилейной, 70-й сессии Генеральной Ассамблеи ООН состоялось ее очередное принятие, уже в 18-й раз подряд. И эта, на первый взгляд, казалось бы, привычная, даже рутинная процедура 23 декабря 2015 года стала, по сути, торжеством проблематики международной информационной безопасности на площадке ООН, свидетельством готовности мирового сообщества к активной совместной работе по противодействию нарастающим угрозам в информационной сфере.

Основания для подобного вывода очевидны, поскольку, во-первых, число соавторов указанной резолюции при ее консенсусном принятии достигло рекордного числа - 84 государств21. Во-вторых, резолюция не только приветствовала успешную работу ГПЭ ООН, но и обеспечила созыв ее очередного, пятого состава уже в следующем, 2016 году. И, в-третьих, в качестве ключевой задачи Группы была обозначена разработка правил ответственного поведения государств в информационном пространстве.

Беспрецедентным стало возросшее до 25 государств представительство экспертов в новом составе ГПЭ ООН* (*В состав ГПЭ ООН в 2004-2005, 2009-2010 и 2012-2013 гг. входили эксперты из 15 государств, в 2014-2015 гг. - из 20 государств.), которым предстоит в течение четырех заседаний в Нью-Йорке и Женеве выработать доклад Группы. Первая сессия состоится в период с 29 августа по 2 сентября 2016 года в Нью-Йорке.

Политики, дипломаты, экспертное сообщество связывают с работой обновленной ГПЭ ООН большие надежды. Неслучайно, подводя итоги VII Международной встречи высоких представителей, курирующих вопросы безопасности, состоявшейся 24-25 мая 2016 года в Грозном, секретарь Совета безопасности РФ Н.П.Патрушев отметил готовность к развитию многостороннего сотрудничества в сфере обеспечения информационной безопасности, а также возможность выработки универсальных правил ответственного поведения государств в информационном пространстве и их последующее принятие под эгидой ООН.

По мнению политика, число сторонников этой идеи неуклонно растет, и подтверждением этому служит консенсусное принятие на 70-й сессии Генассамблеи ООН российского проекта резолюции о начале работы нового состава ГПЭ ООН. Как отметил Н.П.Патрушев, выступление 84 государств в качестве соавторов этого документа позволяет надеяться, что Группа со своей основной задачей - выработкой указанных правил - справится22.

До начала работы Группы остается совсем немного времени. Серьезность намерений государств, представленных в ГПЭ ООН, подтвердила череда прошедших в этом году конференций и семинаров. Одной из последних стала представительная Международная конференция по информационной безопасности, состоявшаяся 11-12 июля 2016 года в Пекине. Участие в ней помощника Генерального секретаря ООН и Высокого представителя по вопросам разоружения Ким Вон Су свидетельствует о придании руководством главной международной организации исключительно важного значения предстоящей работе Группы.

В течение двух дней эксперты делились своими взглядами на ключевые вопросы проблематики международной информационной безопасности повестки дня, главным из которых стала выработка норм, правил или принципов поведения в информационном пространстве.

В этой связи российская межведомственная делегация во главе со специальным представителем Президента Российской Федерации по вопросам международного сотрудничества в области информационной безопасности А.В.Крутских представила новую инициативу Российской Федерации - концепцию проекта резолюции Генеральной Ассамблеи ООН «Правила ответственного поведения государств в информационном пространстве в контексте международной безопасности». Документ вызвал неподдельный интерес у участников конференции и был взят ими в проработку.

Однако это только пролог. Впереди - сложная, напряженная работа, итоги которой станут известны 23 июня 2017 года на заключительном заседании ГПЭ ООН.

Хочется верить, что эти итоги станут знаковым событием. Сделав важный шаг на пути формирования системы международной информационной безопасности, мировое сообщество внесет значительный вклад в обеспечение международного мира, безопасности и стабильности в глобальном информационном пространстве.

История Группы правительственных экспертов ООН может стать историей эволюции успеха. И, как это ни парадоксально звучит, историей будущего.

1Резолюция ГА ООН A/RES/56/19 от 29 ноября 2001 г. // URL: https://documents-dds-ny.un.org/doc/UNDOC/GEN/N01/476/30/PDF/N0147630.pdf?OpenElement

2Резолюция ГА ООН A/RES/53/70 от 4 декабря 1998 г. // URL: https://documents-dds-ny.un.org/doc/UNDOC/GEN/N99/760/05/PDF/N9976005.pdf?OpenElement

3Резолюция ГА ООН A/RES/54/49 от 1 декабря 1999 г. // URL: https://documents-dds-ny.un.org/doc/UNDOC/GEN/N99/777/15/PDF/N9977715.pdf?OpenElement

4Резолюция ГА ООН A/RES/56/19 от 29 ноября 2001 г. // URL: https://documents-dds-ny.un.org/doc/UNDOC/GEN/N01/476/30/PDF/N0147630.pdf?OpenElement

5А/60/202 от 5 августа 2005 г. // URL: https://documents-dds-ny.un.org/doc/ UNDOC/GEN/N05/453/65/PDF/ N0545365.pdf?OpenElement

6Резолюция ГА ООН A/RES/60/45 от 8 декабря 2005 г. // URL: https://documents-dds-ny.un.org/doc/UNDOC/GEN/N05/490/32/PDF/N0549032.pdf?OpenElement

7Резолюция ГА ООН A/RES/61/54 от 6 декабря 2006 г. // URL: https://documents-dds-ny.un.org/doc/UNDOC/GEN/N06/497/69/PDF/N0649769.pdf?OpenElement; Резолюция ГА ООН A/RES/62/17 от 5 декабря 2007 г. // URL: https://documents-dds-ny.un.org/doc/ UNDOC/GEN/N07/464/81/PDF/N0746481.pdf?OpenElement; Резолюция ГА ООН A/RES/63/37 от 2 декабря 2008 г. // URL: https://documents-dds-ny.un.org/doc/UNDOC/GEN/N08/473/03/ PDF/N0847303.pdf?OpenElement

8Соглашение между правительствами государств - членов Шанхайской организации сотрудничества о сотрудничестве в области обеспечения международной информационной безопасности // СПС «Консультант плюс» // URL: http://www.consultant.ru/cons/cgi/online.cgi? req=doc; base=INT;n=51984

9Доклад ГПЭ ООН 2010 г. А/65/201 от 30 июля 2010 г. // URL: https://documents-dds-ny.un.org/doc/ UNDOC/GEN/N05/453/65/PDF/N0545365.pdf?OpenElement

10Резолюция ГА ООН A/RES/64/25 от 2 декабря 2009 г. // URL: https://documents-dds-ny.un.org/doc/UNDOC/GEN/N09/463/35/PDF/N0946335.pdf?OpenElement

11Резолюция ГА ООН A/RES/65/41 от 8 декабря 2010 г. // URL: https://documents-dds-ny.un.org/doc/UNDOC/GEN/N10/515/02/PDF/N1051502.pdf?OpenElement

12Конвенция об обеспечении международной информационной безопасности (концепция) // URL: http://www.scrf.gov.ru/documents/6/112.html

13Правила поведения в области обеспечения международной информационной безопасности. А/66/359 от 14 сентября 2011 г. // URL: http://rus.rusemb.org.uk/data/doc/internationalcoderus.pdf

14Резолюция ГА ООН A/RES/66/24 от 2 декабря 2011 г. // URL: https://documents-dds-ny.un.org/doc/UNDOC/GEN/N11/460/28/PDF/N1146028.pdf?OpenElement

15Резолюция ГА ООН A/RES/67/27 от 3 декабря 2012 г. // URL: https://documents-dds-ny.un.org/doc/UNDOC/GEN/N12/480/24/PDF/N1248024.pdf?OpenElement

16Доклад ГПЭ ООН 2013 г. А/68/98 от 24 июня 2013 г. // URL: https:// documents-dds-ny.un.org/doc/UNDOC/GEN/N13/371/68/PDF/N1337168.pdf?OpenElement

17Резолюция ГА ООН A/RES/68/243 от 27 декабря 2013 г. // URL: https://documents-dds-ny.un.org/doc/UNDOC/GEN/N13/454/05/PDF/N1345405.pdf?OpenElement

18Резолюция ГА ООН A/RES/69/28 от 2 декабря 2014 г. // URL: https://documents-dds-ny.un.org/doc/UNDOC/GEN/N14/662/43/PDF/N1466243.pdf?OpenElement

19Доклад ГПЭ ООН 2015 г. А/70/174 // URL: https://documents-dds-ny.un.org/ doc/UNDOC/GEN/N15/228/37/PDF/N1522837.pdf?OpenElement

20Там же.

21Резолюция ГА ООН A/RES/70/237 от 23 декабря 2015 г. // URL: https://documents-dds-ny.un.org/doc/UNDOC/GEN/N15/457/60/PDF/N1545760.pdf?OpenElement

22Секретарь Совета безопасности Российской Федерации Н.П.Патрушев об итогах VII Международной встречи высоких представителей, курирующих вопросы безопасности // URL: http://www.scrf.gov.ru/news/1083.html

Россия. Весь мир > Армия, полиция > interaffairs.ru, 30 августа 2016 > № 1892785 Сергей Бойко


Нашли ошибку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter