Всего новостей: 2604829, выбрано 8 за 0.004 с.

Новости. Обзор СМИ  Рубрикатор поиска + личные списки

?
?
?  
главное   даты  № 

Добавлено за Сортировать по дате публикации  | источнику  | номеру 

отмечено 0 новостей:
Избранное
Списков нет

Артемьев Максим в отраслях: Приватизация, инвестицииВнешэкономсвязи, политикаГосбюджет, налоги, ценыМиграция, виза, туризмСМИ, ИТНедвижимость, строительствоОбразование, наукаАрмия, полицияАгропромвсе
Россия > Образование, наука. Армия, полиция > forbes.ru, 10 июля 2018 > № 2668741 Максим Артемьев

Прошлое не вернуть. Россия больше не будет великой научной державой

Максим Артемьев

Историк, журналист

Сергей Кириенко был удостоен звания «Герой России» за участие в разработке новых видов ядерного оружия. К сожалению, все ценные разработки отечественные ученые создали еще в советские годы. Это атомные, космические и военные технологии. Эти сферы нуждаются в дальнейшем развитии, но амбициозных планов на них нет

На прошлой неделе общественность узнала о двух разных, но на самом деле взаимосвязанных новостях. Сергей Кириенко, курирующий в Кремле вопросы внутренней политики, оказывается, удостоен звания «Герой России», а на реализацию нацпроекта по науке предполагается потратить 546 млрд рублей.

«Геройский подвиг» Кириенко заключался в разработке новых видов ядерного оружия, которая напрямую связана с научными технологиями. СМИ и соцсети порядком поиздевались над награжденным, хотя, собственно, поводом для иронии был пробел в новейшей российской наградной линейке. В советское время существовало два «героя» — «Герой Советского Союза» и «Герой Социалистического Труда». Ученых-атомщиков и стоявших над ними руководителей, создавших атомную бомбу, награждали именно последним званием. Сейчас же, исходя из новых капиталистических реалий, героев соцтруда убрали за ненадобностью. Правда, в 2013 вернули «Героя труда», но престиж этого звания — никакой, почему Кириенко и «герой» просто, что и порождает иронию.

Стоит заметить, что из шестнадцати трижды Героев Социалистического Труда — десять — выходцы именно из советского атомного проекта. Именно ядерщиков советская родина награждала щедрее всего. Ракетчики выше дважды героев соцтруда не поднимались, как тот же Сергей Королев.

Переброска бизнесмена-комсомольца Кириенко на «Росатом» вполне укладывается в советскую парадигму «талантливых руководителей» — «эффективных менеджеров». Точно так же 60 годами ранее Лаврентий Берия, человек вообще без высшего образования, стал руководить созданием атомной бомбы, и небезуспешно. Он добился воспроизведения американского образца за четыре года — выдающийся результат, с учетом состояния тогдашней инфраструктуры.

Советская наука была по преимуществу наукой военной, работавшей на оборону. Сегодня же стоит задача (исходя из указа президента Владимира Путина от 7 мая 2018 года, для реализации которого и требуется 546 млрд рублей) создания в России науки, в первую очередь гражданской, открытой миру.

Путин поставил для своих подчиненных непростые цели: «обеспечение присутствия Российской Федерации в числе пяти ведущих стран мира, осуществляющих научные исследования <…>, привлекательности работы в Российской Федерации для российских и зарубежных ведущих ученых и молодых перспективных исследователей». Там же речь идет и о «опережающем увеличении внутренних затрат на научные исследования и разработки» и о «развитии сети уникальных научных установок класса «мегасайенс», а также о «создании не менее 15 научно-образовательных центров мирового уровня». Насколько реально выполнение подобных задач?

Время бюджетной экономии

Когда Иосиф Сталин ставил задачу по созданию ядерного оружия, то на нее бросались все ресурсы страны, а ответственные ученые знали, что им будет за неисполнение поручения. Сегодня мы, к счастью, живем в иных условиях, и за неисполнение указаний директивных органов суровых кар не предусмотрено. Также, к счастью, ради исполнения любой ценой задач, не будут изыматься последние ресурсы. Мы уже рассматривали подобную ситуацию в связи с отчетом правительства в марте этого года, как оно провалило свои обещания пятилетней давности. В том числе не сдержало обещания, что «внутренние затраты на исследования и разработки должны были составить к 2018 году 2,48% к ВВП». По последним опубликованным данным этот показатель равен 1,1%.

Согласно прошлогоднему исследованию ВШЭ, Россия находится на 35-м месте в мире по уровню бюджетных трат на науку. В пятерку же лидеров входят Израиль (4,25%), Южная Корея (4,23%), Швейцария (3,42%), Япония (3,29%) и Швеция (3,28%). Если рассматривать ситуацию в денежном выражении, то Россия находится на десятом месте — $37,3 млрд, тогда как у Индии $50,3 млрд, а нам в затылок дышит Тайвань с $33,6 млрд. Даже Бразилия тратит на науку больше — $38,4 млрд.

Следующие шесть лет — это время строгой бюджетной экономии. Россия только-только начинает выходить из экономической рецессии. Собственно серьезного роста нет уже десять лет, с 2008 года. ВВП топчется на месте. Как в таких условиях двигать вперед науку, да причем семимильными шагами — совершенно непонятно. Мы уже видели создание в Москве «международного финансового центра». На наших глазах успешно провалилась пенсионная реформа по-зурабовски. А создание Инновационного центра «Сколково» ни на йоту не приблизило его к Кремниевой долине. Правительство России не отвечает за свои обещания.

Отсутствие спроса на инновации

В России мал спрос на инновационные разработки. Если экономика целиком завязана на добычу и экспорт углеводородов, то ждать развития наукоемких отраслей было бы наивно. Сингапур, Гонконг, Тайвань стали великими наукоемкими экономиками, грубо говоря, от бедности. Нефтяные монархии Персидского залива и не пытаются в этом смысле угнаться за Израилем или Южной Кореей. Они развивают у себя как альтернативу природным ископаемым туризм, развлечения, шопинг, предоставление финансовых услуг. А также вкладывают активно деньги по всему миру.

Есть у России перспективы для создания мощной науки? Нет. То, что имеется ценного и востребованного на глобальном рынке, создано было еще в советские годы, — атомные, космические и военные технологии, именно их и надо бы развивать. Но пока и в этих сферах никакого прорыва не наблюдается, нет амбициозных планов. Когда Россия последний раз запускала АМС к другим планетам? Почему нет программы по исследованию Марса, Юпитера и прочих объектов? Каждый такой проект стоит $2-3 млрд, как свидетельствует опыт НАСА и ЕКА, но он влечет за собой и приток ученых из разных стран, и разработку действительно революционных технологий, создает рабочие места. Даже Индия уже отправила аппарат к Марсу, а Китай — к Луне.

Байконур строили 2,5 года, а космодром Восточный — девять лет и пока произвели только три запуска. Как при таких черепашьих темпах можно рассчитывать на создание объектов «меганауки» в России? Да еще при столь неблагоприятной внешнеполитической обстановке. Значительная часть ведущих научных держав мира, начиная с США, с нами контактов в области высоких технологий поддерживать не будет. Вспомним, что энергетическую блокаду Крыма мы прорывали при помощи немецкой и китайской техники. И это вылилось в скандал с фирмой Siemens. Даже в жизненно важной для России области геологоразведки, технологий добычи полезных ископаемых и их переработки, страна сильно зависит от иностранных поставщиков. Вот где надо совершать прорыв.

Российское руководство попало в неприятную ситуацию. С одной стороны, оно объективно не может выйти из конфронтации с Западом, ибо это грозит внутренними потрясениями в результате капитуляции перед его требованиями. С другой, конфронтация препятствует техническому и научному прогрессу. При этом у России нет тех ресурсов и возможностей СССР, которые позволяли ему поддерживать жизненно важную для него науку в отрыве от мировой.

Другая проблема, помимо финансовой и политической, институциональная. Каждая страна создает собственную модель науки. У нас же, разрушив худо-бедно работавшую советскую модель, не создали взамен работающей альтернативной модели. Налицо метания с попытками заимствовать то американский, то европейский опыт университетской науки. Реформа Академии наук, формально давно назревшая, у нас исполнилась «по-черномырдински» — «хотели как лучше, а получилось как всегда». Думается, правительство просто никак не может собраться с духом и признать публично очевидное: в обозримой перспективе Россия не будет великой научной державой.

Россия > Образование, наука. Армия, полиция > forbes.ru, 10 июля 2018 > № 2668741 Максим Артемьев


Россия. Сирия. Ближний Восток > Армия, полиция > forbes.ru, 11 апреля 2018 > № 2566386 Максим Артемьев

Точка невозврата. Как химическое оружие навсегда изменило характер сирийского конфликта

Максим Артемьев

Историк, журналист

Недавнее обострение сирийского конфликта не сможет стать рядовым моментом для российской военной кампании на Ближнем Востоке. Возможное использование химического оружия делает эту эскалацию ключевым эпизодом войны

Ситуация в Сирии драматически накаляется. Вопреки бодрым сообщениям российского официоза о гуманитарной акции в Восточной Гуте по вывозу оттуда как населения, так и боевиков, не желающих сдаваться, конфликт перешел в стадию обострения. Почему так парадоксально происходит, невозможно понять без осознания восприимчивости западного общественного мнения даже к намеку на применение химического оружия.

Это действительно больная тема. Вспомним свежую историю об отравлении Скрипалей с возможным использованием отравляющего вещества. Это преступление ошеломило западную общественность не только самим фактом попытки убийства, а своими последствиями: гипотетически компоненты смертоносных веществ, использованных против Скрипалей, могли затронуть сотни и сотни людей. Достаточно вспомнить угодившего в больницу полицейского.

Попадание оружия массового поражения (ОМП) в руки террористов не просто навязчивый сюжет из фильмов ужасов. Зариновая атака японской секты «Аум Синрике» в токийском метро показывает ужасающую реальность такого сценария. Все, что связано с химическим ОМП, для западного обывателя носит отпечаток панического страха — недаром антиядерное движение там во времена холодной войны носило искренний, а не показушный (как в СССР) характер.

Эта обостренная чувствительность накладывается сегодня на сирийские реалии. Так сложилось исторически, что страна, где уже семь лет бушует гражданская война, является обладателем порядочного арсенала химического оружия, по некоторым оценкам — третьего в мире. По крайней мере такой запас имелся в Сирии до последнего времени. По соглашениям 2013 года из страны должны были вывезти и уничтожить 1300 тонн отравляющих веществ.

Сирия развивала свой химический арсенал под предлогом ответа на израильскую ядерную программу. Создать собственную атомную бомбу ей было не по силам, да и Израиль бы не позволил: буквально на днях он официально признал свою атаку на сирийский ядерный реактор в 2007 году. А вот химическое оружие можно разработать проще и незаметнее. Кроме того, соседний Ирак при Саддаме Хусейне также являлся геополитическим противником Дамаска, а было хорошо известно, что он применял боевые отравляющие вещества как на фронте против иранских войск, так и против восставших курдов. Тогда, кстати, Запад «проглотил» факты убийства тысяч мирных жителей курдских деревень, отравленных войсками Саддама Хусейна, поскольку видел в Иране большую угрозу, чем в Ираке.

Но по закону дополнения, чем дальше во временной перспективе отодвигались те события, тем больше им уделялось внимания. Двоюродный брат Саддама, командовавший атакой на курдские селения, получил прозвище «химический Али», а само массовое отравление предстало едва ли не самым страшным преступлением свергнутого диктатора.

В ходе гражданской войны в Сирии были зафиксированы неоднократные случаи применения химического оружия. Фиксация стала возможной и благодаря новейшим средствам связи, в первую очередь интернету, и тому, что Башар Асад с самого начала конфликта однозначно воспринимался как враг, как «плохой парень» из голливудских фильмов, и досье на него собиралось особенно тщательно. Ныне страдания сирийцев стали рассматриваться как нечто, за что Запад несет прямую ответственность, и что его моральный долг — не допустить геноцида с помощью химического ОМП.

В результате в 2012 году Барак Обама объявил, что использование химического оружия станет «красной линией», нарушения которой Вашингтон не потерпит. И когда в августе 2013 года из той же самой Восточной Гуты пошли сообщения о массовом отравлении мирных жителей в результате химической атаки, Обама прямо угрожал атакой на объекты в Сирии. Тогда кризис удалось разрешить при посредничестве России. Стороны достигли компромисса, по которому Дамаск сдаст весь свой арсенал отравляющих веществ международным инспекторам для его последующего вывоза и утилизации. При этом Россия воспринималась как гарант того, что Башар Асад выполнит взятые на себя обязательства по избавлению от химического оружия.

Однако последующее развитие сирийского конфликта показало, что проблема до конца преодолена не была, и обвинения в использовании химоружия продолжали время от времени всплывать, как, например, в апреле 2017 года в городе Хан-Шейхун. Реакция на эти известия со стороны Трампа стала его первым значительным шагом в международных делах. Президент без колебаний отдал приказ о ракетной атаке по военной авиабазе «Шайрат».

Тогда же Трамп впервые вступил в открытый конфликт с Россией, чьи ПВО не посмели сбивать американские ракеты. Иллюзии относительно избрания Трампа, если они у кого-то и имелись в Москве, исчезли. Стало ясно, что политика США в Сирии определяется не личностью того, кто сидит в Белом доме, а гораздо более сложным набором мотивов. Нынешние аналитики, уделяющие большое внимание кадровым перестановкам в команде Трампа, заблуждаются, сводя его агрессивные заявления в твиттере в воскресенье — после новых сообщений о жертвах в Восточной Гуте — к влиянию тех или иных чиновников и помощников.

Не стоит также упорствовать в отрицании фактов химических атак. Тут дело даже не в том, кто конкретно виновен в использовании химического оружия. Дело в самом факте его применения. Для Запада это категорически неприемлемо. В глазах американской и европейской общественности Асад будет всегда виноват хотя бы потому, что довел дело до гражданской войны. И здесь нет смысла разбирать, почему сложилась такая установка и соответствует ли она действительности. Сейчас это просто реальность, с которой надо иметь дело и не пытаться тешить себя иллюзиями, что США можно в чем-то переубедить. Никакие ссылки на «борьбу с терроризмом» или «поддержку законного правительства» (на что упирает российская сторона) здесь не действуют.

Поэтому, несмотря на зримые успехи правительства Асада в борьбе со своими противниками (а ему за последние 1,5-2 года удалось взять под контроль значительную часть территории, ранее утраченной), никто на Западе не собирается умиляться им и прощать президента Сирии за что бы то ни было. Более того, его успехи могут в любой момент обернуться поражением — и к этому надо быть готовым. Вспомним другого архиврага Запада, Слободана Милошевича. Он взял под контроль практически все Косово — только ради того, чтобы потерять его для Сербии навсегда.

Вопрос реакции США на события в Восточной Гуте — это сугубо вопрос Белого дома. Россия на него повлиять не сможет. Как не смогла она воспрепятствовать даже ударам Израиля по сирийским военным объектам — а ведь тут разница сил многократная. Поддержка Москвой Дамаска очень условна. В ней есть собственная «красная линия», которую РФ никогда не перейдет.

До сих пор основным ограничителем США служила не позиция Москвы, а воспоминания о войне в Ираке, крайне непопулярной у избирателей. Но, как писал историк Пол Джонсон, Америка — очень моралистическое государство с большой ролью СМИ. Если они продолжат нагнетать страсти относительно жертв химических атак, Трамп вмешается уже не разово, а с целью покончить с этим раздражителем. Кремль же на вооруженную конфронтацию с Америкой не пойдет, особенно с учетом экономических последствий подобной операции. Даже точечных санкций хватило для обвала котировок ведущих национальных компаний России.

Трамп же, со своей стороны, был бы не прочь получить лавры миротворца в Сирии. Поэтому какое-то, пусть даже навязанное извне, но долгосрочное решение по типу Дейтонского, представляется возможным. Но оно будет означать раздел Сирии как по этноконфессиональным принципам, так и на сферы влияния. Курды на северо-востоке страны уже создали фактически независимое государство и обратно под реальную власть Дамаска никогда не вернутся. Астанинский формат, патронируемый РФ, просто самоликвидируется за ненужностью. Возможные бонусы России окажутся весьма скромными.

Россия. Сирия. Ближний Восток > Армия, полиция > forbes.ru, 11 апреля 2018 > № 2566386 Максим Артемьев


Россия. ПФО > Армия, полиция. Образование, наука > forbes.ru, 15 января 2018 > № 2457022 Максим Артемьев

Цена безопасности. Чему учит «битва на ножах» в пермской школе

Максим Артемьев

Историк, журналист

Ежегодно миллиарды рублей тратятся на обеспечение безопасности российских школ, но это не помешало устроить поножовщину в здании школы №127 города Перми

Сегодняшняя школа — и я не раз писал об этом в Forbes — сильно отличается от привычной нам советской. Впрочем, «нас», ее заставших, становится все меньше в процентном соотношении к общему числу населения, и мое замечание лишь привычная аберрация возрастного восприятия.

Но как бы там ни было, перемены налицо, и одна из них — отношение к охране школы, к безопасности учеников. Вспоминается свое детство — вокруг школьного здания, да и даже в тамбуре, тусуется постоянно шпана, пришедшая сшибать мелочь. Тут же во дворе раздаются кому пинки, кому затрещины, и ученики послабее, кто характером робее и не имеет знакомств среди «старших ребят», всякий раз проходят как сквозь строй, стремясь побыстрее улизнуть подальше от школы.

Администрации учебного заведения до всего этого и дела нет. Мысли о том, чтобы пожаловаться, у бедолаг даже не возникает, равно как у их родителей. Понятие о безопасности тогда вовсе не существовало. Криминальные компании правили бал и во дворах домов, и в подъездах. В лучшем случае в раздевалке школы дежурила какая-нибудь бабка, бессильная приструнить хулиганов, а заодно прекратить воровство в этой самой раздевалке.

Сегодня же все наоборот. В связи с трендом на создание условий для безопасного детства и общим чадолюбием общества (которое не перетекает в деторождаемость) и гуманизацией сферы образования вопрос безопасности выходит на первый план. Ученики и учителя моего детства были бы шокированы видом современной школы – охранники в форме у входа, заградительные барьеры и турникеты, не позволяющие проникнуть внутрь здания, камеры видеонаблюдения, «тревожные кнопки», требование справок об отсутствии судимости от педагогов.

Однако подобное «вооружение до зубов» образовательных учреждений (а школы слились де-факто с детскими садами, где такие же порядки) — удовольствие не бесплатное. Как уже сообщили в СМИ со ссылкой на сайт «Госзакупки», та школа в Перми, где произошла поножовщина, за минувший год заплатила более миллиона рублей охранной фирме (впрочем, по последним сведениям, сама директор школы назвала меньшую сумму). Примерно семь лет назад в России насчитывалось более 54 000 школ. Можно сделать грубый подсчет, во сколько оценивается рынок охранных услуг в начальном и среднем образовании. Полученный результат — 54 млрд рублей, конечно, далек от точности. Во-первых, число учебных заведений сократилось в результате слияний (но при этом число учебных корпусов не уменьшилось). Во-вторых, совсем разная плата в провинции и в городах-миллионниках. В-третьих, не все школы могут платить за них, да и не везде есть объективная потребность — например, в сельских и прочих малокомплектных школах. Тем не менее общее представление получить можно.

Кто платит охране

Важно отметить, что оплата услуг охраны (равно как сигнализации, видеонаблюдения и т.д.) ложится на муниципальные бюджеты, которые наиболее бедные и проблемные. Из регионального бюджета оплачиваются зарплата учителям и тому подобные расходы. И это надо учитывать, подсчитываю «общую температуру» по стране.

В Москве, например, которая представляет собой государство в государстве, заключение договоров с ЧОПами централизовано. Не отдельно взятый директор занимается этим вопросом, он решается на уровне департамента образования, который таким образом, выступает как один из крупнейших заказчиков и потребителей охранных услуг в городе. Так на срок 30 месяцев — с 1 января 2016 года по 30 июня 2018 года стартовая стоимость конкурса на обслуживание для ЧОПов составила 16,7 млрд рублей. В победители вышли 29 охранных фирм. Точно так же определяются поставщики отмеченных выше технических услуг наблюдения и контроля.

Школьный охранник, формально не подчиненный администрации школы, тем не менее играет важную роль в ее жизни. Он все знает — кто куда вышел, когда пришел — и служит своего рода диспетчером. Директора школы и завучей он должен «уважать». Школу №127 в Перми, в которой произошла драка на ножах, охраняла ЧОО «Аякс-Безопасность». По данным сайта госзакупок, в 2017 году образовательное учреждение заключало три контракта на общую сумму более 1 млн рублей с единственным поставщиком (которым и являлась компания «Аякс-Безопасность»). В 2016 году ЧОО «Аякс-Безопасность» проверял Центр лицензионно-разрешительной работы ГУ МВД России по Пермскому краю. Нарушений в ходе проверки выявлено не было. Тем временем в самой охранной организации данную информацию комментировать не стали.

Среднестатистический охранник — это мужчина средних лет из провинции, работающий вахтовым методом в столице. За последние 15-20 лет занятость в охранном бизнесе стала важным подспорьем для жителей периферии, где заводы и фабрики в массовом порядке позакрывались. Общее число охранников в той же Москве никто не возьмется подсчитать, но то, что это сотни тысяч, несомненно. И в этой сфере охрана школ и садов — важнейший сегмент.

В провинции ввиду ее скудных финансовых возможностей дело обстоит попроще, не так централизованно, до последнего времени в ряде школ там деньги «на охрану» собирали прямо с родителей, несмотря на многократные заявления о недопустимости и незаконности подобных деяний. И сегодня финансы изыскиваются по преимуществу из внебюджетных источников. Разумеется, большой объем отпускаемых средств (там, где они есть) не может не вызывать толков о коррупции, несмотря на прозрачные процедуры конкурсов.

Результат налицо, в современную школу трудно попасть не просто человеку с улицы, но даже родителям. Это, разумеется действует благотворно в смысле снижения криминогенной обстановки. Ничего подобного расстрелам подростков в американских учебных заведениях не случается. Произошедшее в пермской школе потому и привлекло такое внимание СМИ, поскольку является исключением.

Школьная преступность

Школы вообще притягивают всякого рода злоумышленников как объекты повешенной тревожности. Так осенью минувшего года по России прокатилась волна телефонного терроризма со звонками о ложных угрозах. И в числе первых под удар попали школы. Мне самому пришлось срочно, бросив все дела, ехать за дочкой, которую эвакуировали с уроков, причем портфели и сменная обувь детей остались в школе, в которую не было доступа, поскольку надо было уложиться в нормативы по скорости эвакуации.

Также в последнее время участились вызовы скорой помощи в столичные школы , поскольку по новым требованиям малейшая жалоба ученика на состояние здоровья требует именно приглашения бригады скорой. Это тоже свидетельство того, что государство активно занимается вопросом безопасности и здоровья учащихся. Но как эти вызовы отразятся на столичном бюджете и не последуют ли за этим определенные оргвыводы, пока неясно.

Что до снижения преступности в школе, то вопрос упирается не только в постановке барьера на проникновение в здание злоумышленников. Не все детали произошедшей в Перми трагедии пока понятны, но уже известно, что речь шла о драке на ножах вчерашнего ее выпускника с нынешними учениками. Иными словами, важно снизить уровень внутришкольной преступности. Опять обращусь к персональному опыту. Буквально полтора месяца назад у дочки прямо в школе, во время обеда в столовой украли смартфон. Школа вполне себе благополучная, с языковым уклоном, дети проходят отбор при поступлении, но тем не менее... Никакой охранник, естественно, помешать этому не мог. А видеокамер в самой столовой не оказалось – они размещены на кухне и над стойкой раздачи, чтобы смотреть за поварами. И приехавший наряд полиции только разводил руками. Вице-премьер Ольга Голодец заявила, что правительство изучит все обстоятельства и причины поножовщины в пермской школе, где в результате драки получили ранения 15 человек. Она пообещала, что по итогам анализа меры безопасности во всех школах России усилят.

Из произошедшей в Перми «драки на ножах» (звучит вполне зловеще) можно сделать следующий вывод. Систему охрану необходимо не просто усилить, но централизовать — как в плане организации, так и в плане финансирования. Если мы признаем важность обеспечения безопасности жизнедеятельности в школах, то не стоит экономить на этом. Жизнь и здоровье школьников не должны зависеть то финансовых возможностей муниципалитета и учебного заведения. Стандарты безопасности должны быть примерно одинаковы.

Россия. ПФО > Армия, полиция. Образование, наука > forbes.ru, 15 января 2018 > № 2457022 Максим Артемьев


Сирия. Россия > Армия, полиция > forbes.ru, 13 декабря 2017 > № 2423326 Максим Артемьев

Победа в Сирии. Чем закончилась военная операция для России

Максим Артемьев

Историк, журналист

Есть мнение, что вся сирийская кампания вообще была для Кремля поводом для торга с Западом вокруг Украины. Что на самом деле выиграла Москва по итогам проведенной в Сирии операции?

Главы государств словно устроили соревнование — кто первым объявит о победе над ИГИЛ, запрещенной в России террористической группировкой? Тут отметились и Дональд Трамп, и премьер-министр Ирака Хайдер Аль-Абади. Но Владимир Путин, кажется, сделал это наиболее эффектным образом — прямо на сирийской земле на авиабазе Хмеймим, убив двух зайцев: не просто продекларировал победу России и начало вывода войск, но и открыл свою избирательную кампанию, живо напомнив о своем полете на истребителе в кампанию 2000-го или о новогодней поездке в Чечню, где еще шли бои в 1999-м — через несколько часов после отречения Бориса Ельцина, назвавшего его своим преемником.

Однако попробуем отделить пиаровскую составляющую данного шага от realpolitik. Уничтожен ли ИГ? В целом можно говорить о конце этого квази-государства. В Ираке оно ликвидировано практически полностью, в Сирии под контролем ИГ остаются лишь разрозненные клочки территории. Это, разумеется, не исключает того, что партизанско-террористическая деятельность ИГ может в обозримом будущем продержаться неопределенно долго. Ведь данные экстремисты действуют и в Ливии, и в Египте, и в Нигерии.

Но дело даже не в этом (если говорить об уничтожении ИГ как о главной цели российской операции в Сирии). Новейшая история убеждает, что исламский фундаментализм напоминает многоглавую гидру: срубается одна голова – вырастает следующая. Была разбита в целом «Аль-Каида», но на ее обломках вырос ИГ. И неизвестно, что еще появится из его обломков. Точно так же разгром сепаратистов в Чечне в 1999-2000 годах привел к переходу мусульманских фанатиков в Дагестан и другие республики Северного Кавказа. Не ликвидирована питательная почва для проявлений экстремизма — а ее не уничтожить и за десятилетия, ибо радикализм подпитывается слишком сложным клубков факторов, многие из которых укоренены в истории и жизни как Ближнего Востока, так и мусульманского мира в целом.

Однако только ли борьбой с ИГ было обосновано российское вмешательство в Сирию? Напомним, в 2015 году на кону находилась судьба президента Башара Асада и его режима, которому угрожал не только ИГИЛ, просто победы последнего стали той каплей, которая и склонила чашу весов в пользу прямого участия России в сирийской гражданской войне.

А ведь основные противники Дамаска вышли на сцену задолго до ИГ, и сегодня они никуда не делись, напротив, сильнее прежнего. Даже российские авиаудары по т. н. «сирийской оппозиции» в 2015-2016 годах, так возмущавшие Запад, не привели к коренному перелому на фронтах войны с ней. Единственной удачей Асада стало занятие всего Алеппо — крупнейшего города страны. Но в условиях войны и бегства миллионов людей контроль над мегаполисом создает больше проблем, нежели преимуществ. Зато курды заняли Ракку — стратегически важный центр коммуникаций на Евфрате.

Сферы влияния

Если посмотреть на современную карту раздела теми или иными силами Сирии, то мы увидим, что курды контролируют практически всю Северо-Восточную Сирию, оппозиция и «Ан-Нусра» занимают стратегически важные районы вдоль границ с Турцией и Иорданией. При этом надо понимать, что после ударов американцев по силам Асада Дамаск боится предпринимать против них какие-либо меры.

Таким образом, «Сирия после ИГИЛ» — это не мирная страна, а государство, разрезанное на четыре минимум части, при не на четко выделенные территории, а представляющие собой чересполосицу. И поделена она не союзниками, а ярыми противниками, жаждущими уничтожения друг друга.

Поэтому перед нами на очереди следующий этап сирийской трагедии. Более-менее ясность существует только относительно курдов — понятно, что они никогда уже не пойдут на отмену своей автономии, благо имеют и вооруженные силы, и опыт самостоятельного существования, и компактную территорию, и поддержку Запада. Относительно них вопрос заключается только в том, согласятся ли они на автономный статус в составе Сирии, пусть даже при самом минимальном контроле Дамаска, или же их нынешняя де-факто независимость — лишь первый шаг к независимости де-юре? Единственное, что ограничивает последнее, — возможная реакция Турции, Ирака и Ирана.

Что касается остальных участников конфликта, то позиции и цели их настолько антагонистичны, что о примирении невозможно даже мечтать. Кроме того, усложняется международная обстановка на Ближнем Востоке вообще. Решение Трампа признать Иерусалим столицей Израиля спровоцировало мощный негативный отклик арабских государств. В секторе Газа уже объявили о начале третьей интифады.

Многие полагают, что вся сирийская кампания вообще была для Кремля поводом для торга с Западом вокруг Украины. Допустим, что это так на самом деле. Что выиграла тогда Москва? Что на что можно разменять? Сегодня особенных козырей на руках у нее нет, кроме возможности «сдать» Асада, но это было бы совсем неразумно после стольких лет его поддержки. Представляется, что вся сирийская кампания была со стороны России сплошной импровизацией без долгосрочной стратегии. Точнее, стратегия ясна — не дать пасть режиму Асада. Но вот для чего нужно его удержание и какой ценой — не очень понятно.

Из бесспорных геополитических объектов в Сирии имеется только порт в Тартусе. Но ценность его вряд ли может превысить совокупные затраты на войну в Сирии. Кроме того, его будущее зависит не столько от Асада, сколько от того, кто неизбежно придет ему на смену.

Сумма сирийского госдолга России составляла $13,4 млрд. Из них еще в 2005 году было списано $9,8 млрд. Остаток (возможно, резко выросший с тех пор с учетом военных поставок, официальной статистики на этот счет не публиковалось) можно смело отнести к категории безнадежных. Поэтому считать, что война идет ради возврата долгов также нельзя. Нефтяных месторождений в Сирии мало, и имеющиеся находятся либо под контролем курдов, либо в районах неподалеку от них. В любом случае вопрос о нефти всерьез не встает.

Боевой опыт

Во время своего визита на авиабазу Хмеймим Владимир Путин пристально расспрашивал российских летчиков про полученный боевой опыт и работу военной техники; о том, были ли визиты представителей заводов. Это также бесспорно позитивный момент операции — тренировка вооруженных сил в боевых условиях, испытание новейшей техники. Сегодня и сухопутные силы, и ВВС, и ВМФ России обладают уникальным опытом.

Другой момент — это загрузка отечественных предприятий ВПК. Некоторые из них работают с небывалыми прежде темпами, выполняя заказы армии. Надо отметить, что военный заказ в разумных пределах положительно воздействует на экономику. Такие «тигры», как Тайвань или Южная Корея, несли всегда большие затраты на оборону, но это способствовало их экономическому росту, равно как резкое увеличение статей бюджета на закупку и разработку новейших вооружений в рамках «рейганомики».

Суммируя, можно сказать, что сегодня мы видим на Ближнем Востоке, и в Сирии в частности, продолжение истории, начавшейся после распада Османской империи и усугубленной решениями, принятыми во время холодной войны. Распад СССР и ликвидация советского блока не устранили причин противостояния в регионе. К интересам местных игроков примешиваются интересы сторонних держав, действующих, исходя из своих геополитических и/или идеологических интересов.

В 2011 году Сирия, жившая спокойно и мирно почти тридцать лет, была буквально взорвана влияниями извне и затянута в водоворот «арабской весны», погубившей не одну страну. Сразу купировать проблему Асаду не удалось, власть же он отдавать не хотел, не будучи самоубийцей, поэтому в отличие от Египта или Ливии в Сирии реализовался наихудший сценарий. Думается, мы увидим в будущем немало негативного, что будет повторением в обратной перемотке уже произошедшего.

Сирия. Россия > Армия, полиция > forbes.ru, 13 декабря 2017 > № 2423326 Максим Артемьев


Украина > Армия, полиция. Внешэкономсвязи, политика > forbes.ru, 24 ноября 2017 > № 2400733 Максим Артемьев

Переворот в Луганске. Что упускает российское руководство

Максим Артемьев

Историк, журналист

В Луганской народной республике давно протекали подспудные процессы, в результате которых Игорь Плотницкий оказался генералом без войска, а Россия — перед неприятной неожиданностью

Переворот в Луганске, исходом которого стало вчерашнее бегство в Москву главы ЛНР Игоря Плотницкого — вопреки его многократным уверениям, что у него все под контролем, и что он никуда республику не покинет, вызывает множество вопросов.

Первый — и самый очевидный из них — где же были все наши аналитики, специалисты по ближнему зарубежью и украинским делам? Почему смена власти свалилась как снег на голову (а в эти дни в Луганске снег выпал в большом количестве, делая поговорку вдвойне актуальной) не только несчастным жителям ЛНР, но и «экспертному сообществу»?

Ни один из них даже не намекнул, что в непризнанной республике что-то происходит, что позиции Плотницкого очень шаткие, что его власть висит на ниточке. Только когда он отправил в отставку министра внутренних дел Игоря Корнета, «эксперты» заговорили — за день до начала переворота.

Это обстоятельство показывает, как плохо в России знают о том, что происходит в непризнанных республиках Донбасса, хотя и внешняя и внутренняя политика современной России напрямую зависит от ситуации там.

Второй вопрос непосредственно связан с первым. А каково же влияние России на Донбассе? Вкладывает ли Кремль средства в поддержание на плаву непризнанных республик? Буквально во время начавшегося переворота в Донбасс пришел уже 71-й гуманитарный конвой МЧС России. Только в Луганск пятнадцать грузовых автомобилей доставили 162 тонны гуманитарной помощи, в которую вошли продуктовые наборы для детей и медикаменты. Еще двадцать восемь автомобилей с 364 тоннами груза последовали в Донецк. Начиная с первого гуманитарного конвоя в августе 2014 года, Россия отправила более 71 000 тонн гуманитарной помощи, за счет которой во многом и живут республики.

И это только надводная часть «айсберга». Возможно, поддержка оказывается и по иным каналам. Один из местных журналистов в разговоре со мной сказал, что в «Луганске ремонтируют дорог и домов больше, чем до войны». По его мнению, жизнеобеспечение 3-4 миллионов человек, живущих в Донбассе на неконтролируемой Украиной стороне, целиком легло на Россию. Наша страна действительно приняла большое количество беженцев из Донбасса, и большое количество его жителей находится в России на заработках. Не забудем и о поддержании обороноспособности ДНР-ЛНР.

В Донбассе давно уже перешли на рублевое обращение. В принципе, для финансовой системы России это не страшно — как не страшно для США или Евросоюза наличие государств, не имеющих собственной валюты и использующих доллар или евро. Более того, утилизация там излишней рублевой массы может быть даже полезной с точки зрения борьбы с инфляцией. Однако это — палка о двух концах, ведь жители ДНР-ЛНР регулярно закупаются в России, и, таким образом, рубли к нам возвращаются.

Помимо экономических издержек (большинство из них через бюджет не проходит и завуалировано, и, таким образом, объективном подсчету не поддается), велики издержки и политические. Россия находится под международными санкциями в том числе ввиду поддержки непризнанных республик, а это в свою очередь бьет по экономике страны.

Поэтому, раз Россия столько несет расходов и убытков, было бы разумно считать, что ЛНР-ДНР находятся под контролем Кремля, и там ничего не происходит без его позволения. Собственно, на Западе, и, в особенности, на Украине считают именно так.

Контролирует ли Кремль ЛНР

Но произошедшее стало сильнейшим разрывом шаблонов. Ведь если принять точку зрения, что ЛНР и ДНР — марионетки Москвы, тогда случившееся с Плотницким либо инициатива Кремля, либо восстание против нее, либо свидетельство неподконтрольности, по крайней мере, ЛНР.

Но в данном случае все, видимо, сложнее. И загадочное молчание официальных лиц России это подтверждает. Даже уже когда Плотницкий прибыл в Москву, пресс-секретарь президента Дмитрий Песков заявлял: «Я по-прежнему не комментирую ситуацию с Плотницким и с ЛНР». Такая позиция совершенно непонятна — Москва гарант Минских соглашений, под которыми стоит подпись Плотницкого. Теперь, когда он ушел в отставку, что с ними будет? Действительны будут соглашения или нет? К России это не имеет отношения?

Но хуже всего следующее — буквально накануне переворота Владимир Путин, впервые за три с половиной года, пообщался напрямую с главами ДНР и ЛНР по вопросу обмена пленными. Этому факту пропаганда придала особое значение. Теперь же один из глав, по сути, остался не у дел. Назвать это иначе как афронтом, серьезным унижением России — нельзя.

То, как легко и элегантно в Луганске произошла «коррекционная революция», если воспользоваться термином из сирийской истории, когда под этим лозунгом к власти пришел Хафез Асад — отец нынешнего президента, говорит о том, что в ЛНР давно уже протекали подспудные процессы, в результате которых Игорь Плотницкий оказался генералом без войска, а Россия — перед неприятной неожиданностью. Но только их не отслеживали ни «политологи», ни спецслужбы, ни политики. В противном случае Россия бы не молчала и не занимала отстраненной позиции.

Тут надо провести сравнение между двумя главами непризнанных республик — ЛНР, Плотницким, и ДНР, Захарченко. У первого послужной список повесомее и посолиднее — закончил военное училище, служил в армии, далее бизнес, затем восемь лет госслужбы. То есть человек имеет широкий опыт и понимает что такое управление. А у Александра Захарченко — всего лишь техникум и непонятный бизнес. Тем не менее, он власть держит крепко – в отличие от многоопытного Плотницкого.

Впрочем, биография Плотницкого имеет немало «белых пятен». Как уроженец Черновицкой области оказался в Луганске? Служил ли он там на момент увольнения, жена ли его оттуда родом? Зачем ушел с госслужбы в 2012 году, и чем занимался на момент восстания в 2014 году? Почему именно на него была сделана ставка, когда подал в отставку первый глава ЛНР Валерий Болотов? Ведь общественной активностью Плотницкий не отличался. Ну и самый неприятный вопрос — отчего именно в ЛНР случилось столько загадочных смертей вождей восстания и основателей республики, достаточно вспомнить легендарных Мозгового и Дремова?

Маленький человек и большие амбиции

Глава ЛНР на своей последней пресс-конференции перед бегством в Москву назвал своего противника Корнета «маленьким человеком с большими амбициями». Но, на самом деле, именно Плотницкого можно назвать «маленьким человеком» нежданно-негаданно попавшим в большую историю. Мелкий чиновник и мелкий бизнесмен в свои пятьдесят лет и думать не мог в 2014-м, что его ожидает такой взлет. Но его судьба типична для тех, кто в «русскую весну» решил сделать решительный шаг. В обстановке, когда правящие элиты растерялись и разбежались, именно такие люди поднимаются вверх. Однако его потенциала хватило только на три года, что также типично для революционеров. С работой в относительно мирное время Плотницкий не справился.

Делая хорошую мину при плохой игре, Москва, конечно, теперь что-то будет вынуждена предпринимать. Понятно, что в поисках компромисса между новыми элитами Донбасса ее слово будет решающим. Однако надолго ли хватит ее потенциала? Проблема ее политики в том, что она не умеет играть «вдолгую». До сих пор ничего кроме ситуативного реагирования продемонстрировано не было. Идея о слиянии двух республик в одну, о которой сейчас немало говорят, должна получить поддержку в Луганске, которому грозит превращение из самостоятельного центра в провинцию. Добиться этого будет нелегко — если такая задача, вообще, ставится.

Украина > Армия, полиция. Внешэкономсвязи, политика > forbes.ru, 24 ноября 2017 > № 2400733 Максим Артемьев


Россия. ЦФО > СМИ, ИТ. Армия, полиция > forbes.ru, 29 августа 2017 > № 2314571 Максим Артемьев

Культура и отдых: может ли драка в парке Горького уничтожить бренд

Максим Артемьев

Историк, журналист

Убийство блогера Станислава Думкина и публичная реакция руководства парка на трагедию вызвали волну негодования среди москвичей. Появились прогнозы, что «капковский капитал» будет промотан в один день и работа нескольких лет по созданию «парка-конфетки» пойдет насмарку

Судьба парка Горького — это лишь частный случай из множества схожих судеб коммунистических монстров, доставшихся нам в наследство. Из той же серии и ВДНХ, например. И основная проблема заключается в том, как приспособить показательный социалистический город к современным постмодернистским рыночным реалиям. Шумиха, поднятая в связи с убийством блогера в парке, обнажила сразу целый ряд проблем и текущих запросов общества.

Первый и самоочевидный — это запрос на безопасность. В советское время парк (в данном случае любой городской) был местом проявления спонтанной либо запланированной агрессии. В первом случае так снимали стресс выпившие граждане, для которых пьяная драка являлась прекрасным средством выхлопа пара, накопившегося за неделю негатива на работе и дома. Барьер для применения насилия у homo soveticus был низок. Вербальная агрессия не котировалась по сравнению с невербальной.

Во втором случае подростковые группировки и банды обдуманно сражались за доминирование на определенной территории. «Ботаник», отправляясь в парк, знал, что с него могут сшибить мелочь или дать в глаз «просто так» — чтобы знал свое место в неформальной иерархии.

Сегодня требование защищенности подразумевает не просто физическую безопасность, но и неприкосновенность личного пространства и того, что на Западе называют «достоинством». Важна также возможность выражения своей индивидуальности, что в совокупности порождает «разнообразие» — также современный божок. А блогер Станислав Думкин и стал жертвой проявления нетерпимости. Второй запрос современного общества — это запрос на экологичность и современную среду отдыха — соответствующие развлечения, питание. Парк Горького в своем советском проявлении абсолютно этому не отвечал, и работа, инициированная Сергеем Капковым, при всем настороженном отношении хипстерской публики к делам мэрии, вполне пришлась ей по вкусу.

Но если по второму пункту особенных претензий нет, то малейшие отклонения по первому и порождают болезненную реакцию. Ценность здоровья и жизни резко выросли по сравнению с советскими временами. Хайп в СМИ и соцсетях — следствие этой высокой требовательности. Причем любопытно заметить: когда несколько недель назад в том же самом парке в глаз получил корреспондент НТВ, то реакция публики несколько отличалась. Тут уже вмешались политические пристрастия и предпочтения.

Кое-где слышны уже панические прогнозы, что «капковский капитал» будет промотан в один день и работа нескольких лет по созданию «парка-конфетки» пойдет насмарку. Я бы поостерегся делать такие выводы. Надо четко отделять шум в прессе от реальной жизни. Единственное убийство еще не создает погоды, при всей трагичности произошедшего. Важнее другое: почему стала возможной такая острая реакция в принципе, помимо выше отмеченных обстоятельств?

Ловушка для мэрии

Начиная работу по реновации парка Горького, мэрия незаметно для себя оказалась в двойной ловушке. Довольно авторитарный региональный политический режим должен был провести преображение города, создать ему дружественный интерфейс, наподобие современного европейского мегаполиса. Как совместить жесткий управленческий стиль и модерную открытость, было и остается непонятным. До сих пор остается впечатление, что капковские и посткапковские инициативы, типа последней — музыкантов в метро, приглашенных самим метрополитеном по конкурсу, являются не то симулякром, не то краткосрочным явлением, которое исчезнет в обозримой перспективе, подобно тому, как завяли ростки нового и независимого в Китае при Мао Цзэдуне в рамках кампании «Пусть расцветают сто цветов!».

У столичной мэрии тяжелая рука. И все, к чему она прикасается, чувствует ее тяжесть. С одной стороны, это помогает ей сносить любые препятствия на пути, например, во время выборов, обеспечивая почти стопроцентный результат, с другой — придает несколько брутальный характер тончайшим конструкциям городской жизни.

Для любой столичной власти обеспечение лояльности подвластного населения — важнейшая задача. В ходе ее реализации необходимо учитывать социокультурную стратификацию москвичей. Лужков работал с двумя основными категориями — бюджетниками и вип-персонами. Для первых были «лужковские» пенсии и надбавки, для вторых — «точечные» подарки, от персональных театров до квартир. Сергей Собянин, оставив бюджетников, перешел от целевой работы со знаменитостями к ставке на продвинутый средний класс, условно говоря, «хипстерскую публику». На нее и направлено большинство инициатив мэрии — от платной парковки до велодорожек и парка Горького 2.0.

Но родовые признаки у власти никуда не делись. И менеджмент мэрии остается таким же жестким, как и при Лужкове, отсюда и кадровая чехарда в том же парке, где за пять лет сменилось четыре директора. Для настоящего европейского города необходим во главе учреждения, которое хотят сделать показательным, руководитель, с которым бы оно ассоциировалось, кто служил бы его живым символом. Вспомним Семена Гейченко в Пушкинских горах, Ирину Антонову в Пушкинском музее. Парку Горького нужен не очередной «эффективный менеджер», а легендарная личность. Понятно, что они на дороге не валяются и купить харизму невозможно ни за какие деньги. Такового можно только вырастить, человек должен приходить не на контрактный срок в три года, а на всю жизнь в идеале. Это и будет наиболее эффективным вложением в человеческий капитал.

Парк и деньги

Важно также понимать, что парк — это не аттракцион для зарабатывания денег. Он по определению не может быть прибыльным (что не означает и глубокой убыточности в то же время). При Лужкове, когда вход сделали платным, а территорию заставили сотнями убогих киосков, об этом забыли. Но контроль за бюджетными вливаниями должен быть максимально прозрачным, а их расходование — понятно-осмысленным. О размерах сумм, проходящих через парк Горького, дают представление следующие цифры: благоустройство Площади искусств обошлось в 267 млн рублей, реставрация Ленинской площади — 260 млн, ремонт Пионерского пруда — около 100 млн. Собственные доходы парков по Москве составляли на 2014 год около 40%. Соответственно, бюджетные расходы, компенсирующие разницу между «бизнесом» и «социалкой», колоссальны. На 2017 год на столичные парки выделено до 50 млрд рублей.

Мэрии поэтому, во избежание повторения скандалов, подобных нынешнему, следует создать экспертный совет по парковому делу (а точнее, «городскому пространству») с участием действительно независимых, а не прикормленных «урбанистов» и с правом вето на принятие решений по ключевым вопросам. Формирование дружественной среды должно делаться дружественными руками, а не по велению сверху. Чиновничьи прыть и раж необходимо умеривать здравым смыслом специалистов и гражданского общества.

Россия. ЦФО > СМИ, ИТ. Армия, полиция > forbes.ru, 29 августа 2017 > № 2314571 Максим Артемьев


Сирия. США > Армия, полиция > forbes.ru, 7 апреля 2017 > № 2132702 Максим Артемьев

Постсирийский сценарий: к чему приведут американские бомбардировки

Максим Артемьев

Историк, журналист

Ракетный удар США по аэродрому Шайрат в Сирии означает начало новой главы в истории тянущейся уже шесть лет гражданской войны. Прежняя страница была перевернута довольно неожиданно

Ракетный удар США по аэродрому Шайрат в Сирии - в отместку за использование химического оружия в Идлибе, означает начало новой главы в истории тянущейся уже шесть лет гражданской войны. Причем прежняя страница была перевернута довольно неожиданно.

Обострение

Напомним, Дональд Трамп объявил своим приоритетом сирийском конфликте борьбу с ИГИЛ (запрещенной в России организацией). Его администрация де-факто перестала возражать против того, чтобы Башар Асад продолжил находиться у власти, по крайней мере, на переходный период. После взятия правительственными войсками Алеппо, а недавно – и повторного занятия Пальмиры, казалось, что официальный Дамаск может чувствовать себя уверенно. По крайней мере, ухудшения ситуации для него не произойдет, и оппозиция включится в переговорный процесс, лоббируемый Москвой, частью которого стали и соглашение о прекращении огня с 30 декабря, поддержанное Турцией, и консультации в Астане.

В европейских СМИ преобладающим мнением стало то, что Владимир Путин на данном этапе основных своих целей добился, и Асад может вздохнуть свободно – в обозримой перспективе ему ничего не грозит, и он становится волей-неволей, союзником по антитеррористической коалиции.

Однако химическая атака в провинции Идлиб 4 апреля, ответственность за которую Запад возложил на правительственные силы, в одночасье все изменила. Для правильного понимания контекста, необходимо помнить, что, с одной стороны, западное общественное мнение крайне болезненно относится к любым даже не случаям, а даже намекам на применение оружия массового поражения, тем более против мирных жителей, а с другой у Сирии, и, вообще, региона — очень плохая история в этом отношении. В соседнем Ираке было официально задокументировано применение режимом Саддама Хусейна химоружия против курдских повстанцев в марте 1988 в городе Халабджа, в результате чего погибло пять тысяч человек. За это преступление двоюродный брат Хусейна – получил прозвище «Химический Али», и был казнен в январе 2010 года.

Отчеты об использовании уже режимом Асада химоружия в 2013 году чуть было не привели к ударам США по сирийским войскам, и лишь срочное вмешательство Путина, по сути, спасло Дамаск от бомбежек, и, возможно, свержения. По условиям компромисса, достигнутого в сентябре того же года, Сирия обязалась предоставить доступ международным наблюдателям ко всем своим запасам химического оружия, а затем вывезти их из страны для уничтожения, что и было завершено в 2014 году.

Бомбардировки вместо речей

Кстати заметить, тот компромисс многими был поставлен в вину Б.Обаме, ибо перед тем он объявил об ультиматуме Асаду, предупредил о «пересечении красной линии», тот их пересек, но и сам Обама испугался дать команду начать удары. Дональд Трамп лидер иной ментальности, и он не стал ждать долго, его реакция последовала почти незамедлительно. Там, где Обама произносил бы речи, Трамп действует.

О том, что надежды кого-то в кремлевской администрации на Трампа, с которым можно будет договориться, рухнули безвозвратно, говорить не стоит ввиду самоочевидности. Важнее то, что теперь может ожидать Россию, да и мир в целом, ввиду того, что Америка, нравится это кому-то или нет, единственная сверхдержава, и все ею предпринимаемое, носит глобальный характер.

Первый вывод заключается в том, что в конфликте, подобном сирийскому, долгосрочное планирование невозможно. Ситуация может измениться на 180 градусов в любой момент. Вспомним ситуацию с российским самолетом, сбитым турками. Казалось бы – какие резкие демарши в ответ предприняла Россия. Но уже через год дружба между Москвой и Анкарой восторжествовала, а сегодня, когда Турция решительно поддержала американскую акцию, она может вновь охладиться.

Сегодняшние ответные действия России (приостановление действия меморандума с США по безопасности полетов, созыв Совбеза ООН и др.), и грозные заявления ее лидера насчет агрессии и нарушения международного права, способны завтра оказаться дезавуированными. Все будет зависеть от дальнейших действий Вашингтона.

Если ракетный удар так и останется единственной акцией, то залатать прореху в отношениях будет не трудно. Если за ним последует дальнейшие военные действия, тогда продолжится процесс «пробивания дна» в них, и времена Обамы покажутся «эпохой конструктивного сотрудничества».

Второе важное следствие – ни одна из сторон не имеет образа будущего по отношению к Сирии. Останется ли она единым государством? С каким политическим режимом? А если распадется – то на какие куски и в каком статусе они будут находиться?

Что будет с Сирией?

Сегодня уже очевидно, что сирийские курды, уже же-факто получившие государственность, никогда не согласятся на «прокручивание фарша» обратно. Если их удастся удержать в рамках федерации – это уже будет огромным достижением для Дамаска. Но также очевидно, что Турция никогда не согласится на существование у себя под боком независимого Курдистана, пусть и самого небольшого, и это гарантирует напряженность на десятилетия вперед.

Запад, лоббирующий создание светского и демократического государства, с твердыми гарантиями для этнических и конфессиональных меньшинств, должен понимать, что после того, как в оппозиции ведущая роль перешла к суннитским исламистам тех или иных направлений, большим успехом станет, если в послеасадовской Сирии сложится умеренный исламский режим. О том, что шариат будет представлять основу законодательства можно даже и не спорить.

Для Дональда Трампа сегодня важнее всего не повторить ошибок Дж. Буша-младшего, который точно также предпочел силовые решения в Ираке, ставшие во многом предпосылкой для нынешнего конфликта. Создание активистами «Аль-Каиды» ИГИЛа – одно из следствий вторжения в Ирак в 2003 году. Если результатом ударов по военной инфраструктуре Асада станет развал правительственной армии и победа исламских радикалов, то Ближний Восток и Европу захлестнет новая лавина беженцев, и потребуется уже вмешательство США не с помощью ракет и авиации, но сухопутными силами. Как в современных условиях провести границу между ИГИЛ, Асадом, оппозицией, курдами, интересами Запада, России, Ирана – совершенно непонятно. Любое действие будет иметь множество непредвиденных последствий, настолько тугой и переплетенный клубок перед нами.

Последствия для Трампа и Путина

Как мы видим, сегодняшние действия Трампа в Сирии имеют гораздо более широкие последствия, нежели просто принуждение Асада воздержаться от использования запрещенных видов оружия. Все соседи Сирии зависят от происходящего там – и Ливан, и Израиль, и Турция, и Ирак, которые, в свою очередь, имеют своих соседей и союзников, а также противников. Трамп уже прошел через полосу острых внутриполитических конфликтов после своей инаугурации, теперь ему предстоит пройти через горнило вызовов внешней политики.

И это испытание, решения, принимаемые Трампом ныне, могут стать определяющими для всего его последующего правления. Первые положительные оценки его решения насчет бомбежки, раздающиеся от союзников и внутри Вашингтона, не должны вводить в заблуждение.

Что касается России, то в случае краха асадовского режима неизбежно встанет вопрос о смысле и цене участия РФ в войне, начиная с 1-го октября 2015 года. И этот вопрос будет подниматься оппозицией все настойчивее перед выборами-2018. Были ли выброшены десятки миллиардов рублей и десятки человеческих жизней напрасно?

Неудача путинской политики, несомненно, ослабит позиции России и на других направлениях, в первую очередь, на украинском. Здесь есть вероятность того, что ответ Кремля на действия США в Сирии может быть ассиметричным – а именно, предоставление свободы действий ДНР-ЛНР. Сегодня Москва их удерживает от усугубления конфронтации с Киевом, но завтра может изменить свое мнение. Точно также Киев может неверно истолковать сигнал из Сирии, и счесть Россию достаточно ослабленной, и предпринять на фронте некие решительные действия.

Сирия. США > Армия, полиция > forbes.ru, 7 апреля 2017 > № 2132702 Максим Артемьев


Украина. Россия > Армия, полиция > forbes.ru, 23 марта 2017 > № 2114575 Максим Артемьев

От кризиса к кризису: что значит убийство Вороненкова для Киева

Максим Артемьев

Историк, журналист

Последние дни киевский политикум жил в ожидании чего-то худшего, хотя, казалось бы, что может быть хуже того, что уже имеется?

Блокада ДНР-ЛНР и фактическое присоединение к ней в итоге государства резко накалили обстановку. Усилилось геополитическое противостояние с Россией, обострились внутриполитические разногласия. Президент и правительство делают взаимоисключающие шаги и заявления. Резко осуждают организаторов блокады, но в итоге ее одобряют. При этом тут же повторяют, какой вред украинской экономике она наносит.

Подобная непоследовательная позиция подрывает доверие общества к верховной власти, порождает представление о ее слабости и непонимании ею путей выхода из глубокого кризиса. Ведь первым следствием решения Киева запретить торговлю с Юго-Востоком стала отсрочка решения МВФ о предоставлении Украине очередного транша.

Юрий Касьянов — ведущий украинский блогер и активист волонтерского движения, известный своей резкой критикой президента, завершил 22 марта постом в Фейсбуке, в котором задался вопросом: почему в Украине не происходит террористических актов?

Взрывы под Харьковом, убийство в Киеве

Утро следующего дня принесло две новости – пожар и взрывы на складе боеприпасов в Харьковской области, что сразу же было объявлено министерством обороны «диверсией», а затем убийство экс-депутата Госдумы РФ Дениса Вороненкова, попросившего политического убежища после окончания срока своих полномочий и получившего гражданство Украины в ускоренном порядке.

Это преступление стало поводом для взрыва копившихся эмоций. Почти одновременно лидеры общественного мнения выступили с резкими нападками на работу правоохранительных структур государства – СБУ, МВД, прокуратуры и т.д. Сам факт, что Вороненкова убили прямо в центре города, среди дня, притом что он пользовался охраной государства и как важный свидетель по делу Януковича, и как политический перебежчик из России, показал степень недееспособности спецслужб.

Не забудем, что в прошлом году точно так же, в центре Киева был убит (взорван в своей машине) другой политэмигрант – журналист Павел Шеремет. Это преступление до сих не раскрыто. Парой часов ранее, еще до убийства Вороненкова, в соцсетях и СМИ уже начался вал критики военных и правоохранителей в связи с пожаром на складе в Балаклее, где хранилась чуть ли треть украинских боеприпасов. Официальный Киев сам подыграл оппозиции, сразу же выставив в качестве приоритетной версию умышленной диверсии. Впрочем, спиши он пожар на халатность или стечение обстоятельств, вряд ли критики стало бы меньше. Гройсман уже объявил, что склад может гореть еще неделю, а эвакуировать пришлось до двадцати тысяч жителей и предстоит вывезти еще тысячи из опасной зоны.

Любое действие власти нынче рассматривается под микроскопом. В отсутствие положительных и ощущаемых большинством общества перемен – как в экономике, так и на Донбассе, любой промах правительства ощущается вдвойне и втройне болезненно.

Неспособность обеспечить безопасность даже в столице (и это после широко разрекламированной реформы органов внутренних дел), отсутствие прогресса в расследовании резонансных преступлений – покушения на мэра Харькова Кернеса, убийства Шеремета — дискредитируют начинания Арсена Авакова, главы МВД. Равно как работу СБУ, руководителя которого Василия Грицака Порошенко назначил почти два года назад, отстранив для этого Валентина Наливайченко.

Также президент провел изменение законодательства под своего старого политического союзника Юрия Луценко, чтобы тот смог возглавить генпрокуратуру, однако и в этом случае он ничем похвастать не может.

В тупике

Со времени победы Евромайдана прошло уже три года. Но искомого поворота к лучшему не происходит. Ситуация с преступностью по-прежнему обострена, по стране «гуляет» масса неучтенного оружия. Продолжающаяся война на Донбассе, пусть и вялотекущая, но с ежедневными людскими потерями, порождает цинизм и беспросветность. Сколько еще терпеть обществу эту межеумочную ситуацию ни мира, ни войны, с потерями солдат и без каких-либо перспектив победы или компромиссного урегулирования?

Киев несет потери и в плане информационной войны. Он пытался позиционировать себя в качестве безопасного прибежища для российской оппозиции. Теперь, после второго уже убийства ее видного представителя (при всей непрозрачности биографии Вороненкова, противоречивости его заявлений и действий, он, тем не менее, позиционировал себя именно так, и в этом качестве широко использовался официозной украинской пропагандой) очевидно, что построения «альтернативной России» не получилось. Это деморализующее действует на активистов-эмигрантов, например Айдера Муждабаева, который вовсю винит СБУ в громком провале.

На какие теперь шаги пойдет Петр Порошенко, чтобы в ситуации усиливающегося хаоса продемонстрировать твердость хватки, неизвестно. Ему необходимо показать, что штурвал государственного управления в надежных руках, но возможностей для этого все меньше. С одной стороны, он поднимает градус украино-российского противостояния, объявляя сразу же, что убийство Вороненкова — дело рук спецслужб РФ. С другой — он не может не понимать тех катастрофических последствий, к которым приведет курс на углубление конфронтации, которого он придерживается в последнее время.

Трагедия в том, что основные проблемы украинского общества и государства не рассосутся сами собой. Все они требует ясного и внятного плана действий (в большинстве своем непопулярных) и политической воли. Однако официальный Киев не может их продемонстрировать. Тупиковая ситуация во власти порождает запрос на ее смену, притом что менять ее некому - ни в парламенте, ни в обществе не сформировалось альтернативных политических сил.

И этот парадокс обуславливает то, что страна сегодня оказалась обречена на перманентный кризис.

Украина. Россия > Армия, полиция > forbes.ru, 23 марта 2017 > № 2114575 Максим Артемьев


Нашли ошибку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter