Всего новостей: 2577477, выбрано 2 за 0.020 с.

Новости. Обзор СМИ  Рубрикатор поиска + личные списки

?
?
?  
главное   даты  № 

Добавлено за Сортировать по дате публикации  | источнику  | номеру 

отмечено 0 новостей:
Избранное
Списков нет

Кофман Майкл в отраслях: Армия, полициявсе
Кофман Майкл в отраслях: Армия, полициявсе
Россия. Белоруссия > Армия, полиция > inosmi.ru, 10 сентября 2017 > № 2314399 Майкл Кофман

Наращивание российского военного потенциала на Западе: факты и вымысел

Майкл Кофман (Michael Kofman), Russia Matters, США

По мере приближения ежегодных стратегических учений России «Запад-2017» многие западные СМИ и чиновники стали все чаще говорить о том, что Москва занимается наращиваем своего военного потенциала вдоль границ НАТО, выражая особое беспокойство по поводу безопасности стран Балтии. По иронии до недавнего времени процесс модернизации и расширения организационной структуры вооруженных сил России не затрагивал Балтийский регион. Несмотря на провокационные действия ВМС и ВВС России в этом регионе, находящиеся там российские силы выполняют в первую очередь оборонительную функцию и являются устаревшими. Существуют признаки, указывающие на то, что изменения в размерах и мощи российских войск неизбежны, но эти изменения будут постепенными, и они отчасти будут обусловлены тем, какие именно войска НАТО решит развернуть в этом регионе.

В последнее время Москва в первую очередь занималась развертыванием крупных формирований вдоль украинской границы, расширением своего военного присутствия в Крыму и усовершенствованием военного оборудования, распределяемого между пятью российскими военными округами. Добившись некоторых успехов в результате реализации предыдущей государственной программы вооружения, Генштаб ВС России сейчас переключает свое внимание на Прибалтику, медленно, но уверенно модернизируя базирующиеся там силы и рассматривая возможность расширить свое военное присутствие там.

Постепенная трансформация российских вооруженных сил началась в 2008 году и была призвана нивелировать негативные последствия недостатка финансирования и упадка, возникшего после распада СССР в 1991 году. Этот процесс включал в себя военные реформы, начавшиеся в конце 2008 года, и реализацию программы модернизации, стартовавшую в 2011 году (в скором времени будет объявлено о начале реализации новой программы на 2018-2025 год). Организационная структура и состав ВС России продолжают эволюционировать и расширяться, и армия постепенно приобретает модернизированное или новое военное оборудование и оружие. Изменения превратились в константу — новые формирования и лавина объявлений и планов, из которых только небольшая часть в конечном итоге воплощается в жизнь.

В рамках программы модернизации, инициированной в 2011 году, инвестиции направлялись в первую очередь на обновление военно-воздушных сил, военно-морского флота и стратегических ядерных сил — в ущерб интересам пехоты. До 2014 года Россия не претендовала на статус мощной евразийской военной державы и поэтому сокращала число воинских соединений на границах с Украиной и странами НАТО, чтобы развернуть свои войска в других регионах. Война с Украиной перевернула все планы России с ног на голову и впоследствии оказалась одной из важнейших движущих сил, стоящих за изменениями в дислокации российских войск. (Тем не менее, сегодня Южный военный округ, который включает в себя Северный Кавказ, демонстрирует более высокую боевую готовность, чем силы, развернуты на границе с НАТО.)

Конфликт с Украиной показал российскому руководству, что в среднесрочной и долгосрочной перспективе существует вероятность начала полномасштабной войны на западном фронте. Чтобы справиться с постоянной ротацией войск на Украине и сохранить превосходство над украинской армией, Россия перенаправила свою энергию к украинской границе или, как говорит российское руководство, в «юго-западном стратегическом направлении». Генштаб России начал возвращать обратно все те формирования, которые были отведены от украинской границы в первые годы реформ. В их число помимо прочих формирований вошла 20-я армия. Следующим шагом стало развертывание 1-й гвардейской танковой армии к западу от Москвы и создание штаба 8-й общевойсковой армии в Южном военном округе.

Создавая дугу от границы с Белоруссией до Ростова-на-Дону на юге, Россия создает три новых дивизии, каждая из которых формально будет состоять из шести полков и численность личного состава которых должна достигать 10 тысяч человек (хотя, вероятнее всего, они будут оставаться недоукомплектованными еще много лет). Поддержку этих дивизий будут обеспечивать несколько бригад и боевая авиация. 8-я армия, развернутая там, должна стать главной угрозой для украинских вооруженных сил, и, возможно, она будет заниматься координированием ротации военнослужащих, обеспечивающих поддержку сепаратистов в Донбассе, в том случае, если конфликт продлится еще несколько лет.

В рамках текущей волны модернизации приоритетом пользуются формирования, развернутые у границы с Украиной, особенно в Крыму, где Россия существенно увеличила свое военное присутствие после того, как Москва его аннексировала и поглотила значительную часть того, что прежде было украинскими войсками на полуострове. В своих действиях Россия руководствуется стратегией, призванной заставить Украину смириться с тем, что она не сможет вернуть Донбасс в ближайшие 5-10 лет. По сути, Россия стремится удерживать Украину в тисках, развернув свои войска вдоль ее границ с севера на юг. Российские войска могут даже полностью покинуть территорию Украины, как только развертывание гораздо более мощных сил вдоль границы будет завершено.

Между тем Россия не уделяла почти никакого внимания Прибалтике, где сейчас находится сравнительно немного российских военных, чья боеготовность оставляет желать лучшего, и относительно старое военное оборудование. Летом прошлого года весь командный состав Балтийского флота и наземных войск был отправлен в отставку — на первый взгляд, по вполне уважительным причинам.

Мало что указывает на то, что Россия особенно встревожена ситуацией в Балтийском регионе, если сравнивать с ситуацией к югу. Несмотря на резкую риторику касательно агрессии НАТО, враждебности и так далее, российское военное руководство не считает Прибалтику приоритетным регионом — в сравнении с другими регионами. Стоит отметить, что гораздо больше внимания и энергии сейчас тратится на создание дорогостоящей военной инфраструктуры в Арктике, ценность и рентабельность которой весьма сомнительна — в противовес, казалось бы, экзистенциальной борьбе между Россией и Западом, ее противником эпохи холодной войны.

В 2017 году фокус модернизации вооруженных сил России постепенно перемещается с формирований, развернутых вокруг Украины, на формирования в Прибалтике и далее на север. Новые истребители, ракетные полки, системы ПВО и боевая авиация либо уже находятся в процессе развертывания, либо будут развернуты там в ближайшие несколько лет. Между тем организационная структура и состав ВС продолжают расширяться: к примеру, к военно-воздушной дивизии в Псковской области планируется добавить два танковых батальона, может вырасти численность 11-го армейского корпуса в Калининграде, а также 14-го армейского корпуса Северного флота. Хотя Россия уделяет особое внимание наращиванию сил вокруг Украины, она все же старается сочетать это с необходимостью укомплектовать другие подразделения. Государственная программа вооружения составлена таким образом, чтобы даже низкоприоритетные районы со временем обязательно получили более современные средства.

Что касается противостояния военной мощи США, то Россия делает ставку не столько на наземные силы, сколько на комплексные системы ПВО в сочетании с неядерными ракетами большой дальности и ядерным оружием. В данном случае вместо наращивания серьезного военного потенциала на границе с НАТО Россия работает над усовершенствованием своего арсенала крылатых ракет и неядерных средств, способных наносить удар, находясь вне зоны досягаемости противника. Москва понимает, что США обладают невероятным технологическим преимуществом в области военно-воздушных средств нападения, поэтому ее приоритетами являются системы ПВО, средства ведения электронной борьбы и другие средства, способные в значительной степени нивелировать преимущества НАТО в воздухе.

Формирования, развернутые у границы Украины, разумеется, при необходимости могут переместиться к Белоруссии и в Прибалтику, и в ходе предстоящих учений они как раз будут демонстрировать эти способности, в частности способность переместиться в Белоруссию в рамках спланированной операции. Логистика и ресурсы, задействованные в реализации планов такого масштаба, действительно требуют времени, подготовки и практики. В реальности эти формирования в случае внезапного возникновения такой необходимости смогут продемонстрировать только часть своих возможностей, особенно если маневренные силы будут состоять из контрактников.

Если говорить о расположении сил и средств в Прибалтике, Москва действует не торопясь: она совершает такие шаги, которые выглядят угрожающими и вызываю шумиху в СМИ, в то время как на самом деле ее военное присутствие там носит в основном оборонительный характер. В ближайшие годы это тоже изменится. Россия либо уже начала разворачивать, либо к 2020 году развернет в Прибалтике дополнительные системы С-400, «Искандеры-М», более современные танки, тактическую авиацию, части тылового обеспечения и все то, что предусмотрено ее государственной программой вооружения.

План России заключается не столько в наращивании, сколько в постепенной перегруппировке и усовершенствовании вооруженных сил. Вполне возможно, НАТО сейчас занимается тем же самым у своих восточных границ. Характерной чертой этого процесса является постепенность, и, если этот процесс тщательно не спланировать, нам не нужно будет удивляться, если через несколько лет Балтийский регион станет местом противоборства двух мощных сил.

Майкл Кофман — старший научный сотрудник американского правительственного Центра военно-морского анализа (Center for Naval Analyses) и научный сотрудник Института Кеннана Международного центра Вудро Вильсона.

Россия. Белоруссия > Армия, полиция > inosmi.ru, 10 сентября 2017 > № 2314399 Майкл Кофман


США. Украина > Армия, полиция > inosmi.ru, 28 августа 2017 > № 2316133 Майкл Кофман

Если США предоставят Украине оружие, это будет опасной ошибкой

Майкл Кофман (Michael Kofman), The New York Times, США

Арлингтон, штат Вирджиния — В ходе своего визита на Украину, который состоялся на этой неделе, министр обороны США Джеймс Мэттис (James Mattis) подтвердил, что лично он поддерживает идею предоставления «оборонительного оружия» этой бывшей советской республике. Согласно недавним сообщениям, новая партия военной помощи может включать в себя противотанковые ракетные комплексы «Джавелин», с помощью которых Украина сможет более эффективно бороться против поддерживаемых Россией сепаратистов в Донбассе, где конфликт длится уже более трех лет.

План администрации Трампа по предоставлению оружия Киеву — это серьезное политическое решение, которое может иметь долгосрочные стратегические последствия. США вступают в опосредованную войну с Москвой — в войну, к которой они не готовы.

В теории оказать помощь Украине — это весьма похвальное решение, однако отсутствие общественной дискуссии и внезапность этого заявления вызывают тревогу. Хотя предоставление оружия Киеву сейчас, возможно, кажется легкой политической победой, на самом деле это слабая политика. Идея предоставить Украине противотанковые ракеты на сумму в 50 миллионов долларов очень напоминает вялые попытки Вашингтона подготовить и вооружить умеренную сирийскую оппозицию.

Тот план был плохо продуман, поэтому он привел к поражению, когда в 2015 году Россия вмешалась в сирийский конфликт на стороне президента Сирии Башара аль-Асада. Интересы России на Украине гораздо более значительны, а в ее военном превосходстве в этом регионе никто не сомневается. Между тем силовой авторитет США в этом регионе фактически равен нулю.

Более того, предложение отправить оружие на Украину является несвоевременным. Уже более двух лет Россия не ведет активного наступления и не пытается захватить значительные участки территории Украины. Из всех возможных способов помочь Украине укрепить ее вооруженные силы предоставление ракетных комплексов армии, внутри которой так и не были проведены реформы, вряд ли можно назвать разумным шагом. Сейчас Украина переживает такой период, когда ей нужно помочь успешно пройти процесс преобразования, а не играть в геополитические шашки с ракетами.

Ведущие американские генералы в этом регионе, такие как командующий войсками США в Европе генерал-лейтенант Бен Ходжес (Ben Hodges), уже давно говорят о том, что предоставление оружия Украине, особенно комплексов «Джавелин» «в стратегическом смысле не изменит ситуацию к лучшему». Сейчас нет никаких признаков готовящейся атаки со стороны России, но в любом случае асимметрия силы между Россией и Украиной настолько велика, что ни один здравомыслящий аналитик не станет утверждать, что несколько переносных противотанковых ракетных комплексов могут изменить баланс. Учитывая природу конфликта, вероятность того, что Россию получится истощить, крайне мала.

Более того, комплексы «Джавелин» являются дорогостоящим и непрактичным выбором в случае с Украиной — страной, у вооруженных сил которой уже есть противотанковые управляемые ракеты и которая производит свои собственные. Имея в своем распоряжении 50 миллионов долларов, на которые украинское правительство может вооружить только небольшую часть своей армии комплексами «Джавелин», Киев может приобрести у других стран гораздо больше сходного по своим характеристикам оружия или даже произвести свое собственное.

На востоке Украины больше всего людей погибло и продолжает гибнуть от артиллерийских снарядов и стрелкового оружия. В этом конфликте было крайне мало танковых сражений, а в тех, которые были, принимали участие лишь небольшие подразделения. Несмотря на множество сообщений о российских танках на Украине — большинство из которых были преувеличенными — этот конфликт нельзя назвать танковой войной.

Вооруженные силы Украины применяли противотанковые управляемые ракеты и наносили ущерб сепаратистам во время сражений в августе 2014 года и феврале 2015 года. Однако Киев так и не смог одержать победу, а потери не смогли оказать сдерживающее воздействие на Россию, которая всегда воевала скорее за стратегическое влияние, чем за территории.

Предоставление ракетных комплексов «Джавелин» Украине — это такое политическое решение, которое превратит конфликт между Россией и Украиной в опосредованную войну между США и Россией. Украинцы, возможно, мечтают о том, чтобы Вашингтон вмешался в этот конфликт, но американским политикам стоит помнить, что они должны в первую очередь соблюдать национальные интересы США. Вашингтону стоит сосредоточиться на своих союзниках по НАТО.

Если цель администрации Трампа — отправить сигнал Москве, тогда американским чиновникам стоит помнить о том, что в Кремле многие хотят отправить в Вашингтон ответный сигнал. Задумывались ли они о балансе интересов и о том, какие средства обе стороны могут пустить в ход? Вряд ли.

США также стоит проявлять осторожность в том, какие сигналы они отправляют Украине. Вашингтон рискует подорвать свой авторитет, объявляя о готовности поддержать другое государство, не намереваясь при этом воевать на стороне этого государства. Сирия стала наглядным примером того, как можно проигрывать опосредованные войны, на который стоит обратить пристальное внимание, прежде чем США ввяжутся еще в один конфликт.

Угрозы предоставить Украине оружие могли бы иметь смысл в условиях сложных переговоров с Москвой или в рамках попыток удержать Москву от того, чтобы вооружать повстанческие группировки в других зонах конфликтов, таких как Афганистан. Однако на Украине у США нет таких стратегических задач: высокопоставленные американские чиновники просто хотят предоставить украинцам ракеты.

Если план предоставления комплексов «Джавелин» будет реализован, США впустую потратят один из потенциальных рычагов давления на их геополитического врага, уничтожив один из возможных козырей на переговорах. Если администрация Трампа рассматривает конфликт на Украине как часть новой холодной войны, ей стоит задуматься над тем, как она собирается одерживать в ней победу. Ничем не подкрепленные сигналы и несколько ракетных комплексов не помогут одержать победу над таким врагом — и они ничем не помогут Украине.

США. Украина > Армия, полиция > inosmi.ru, 28 августа 2017 > № 2316133 Майкл Кофман


Нашли ошибку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter