Всего новостей: 2579913, выбрано 12 за 0.017 с.

Новости. Обзор СМИ  Рубрикатор поиска + личные списки

?
?
?  
главное   даты  № 

Добавлено за Сортировать по дате публикации  | источнику  | номеру 

отмечено 0 новостей:
Избранное
Списков нет

Путин Владимир в отраслях: Приватизация, инвестицииВнешэкономсвязи, политикаТранспортМеталлургия, горнодобычаГосбюджет, налоги, ценыМиграция, виза, туризмНефть, газ, угольСудостроение, машиностроениеФинансы, банкиЭкологияХимпромСМИ, ИТАвиапром, автопромНедвижимость, строительствоОбразование, наукаЭлектроэнергетикаАрмия, полицияАгропромЛеспромЛегпромРыбаМедицинавсе
Россия. СЗФО > Агропром. Химпром > kremlin.ru, 29 июля 2016 > № 1839881 Владимир Путин

Посещение компании «Акрон».

В ходе рабочей поездки в Великий Новгород Владимир Путин посетил публичное акционерное общество «Акрон». Группа «Акрон» является одним из крупнейших мировых производителей минеральных удобрений.

Глава государства ознакомился с производственным процессом в цехах компании «Акрон», где запущен в работу новый проект «Аммиак-4».

Кроме того, в режиме видеоконференции Президент принял участие в выводе на проектную мощность горно-обогатительного комбината «Олений ручей» – производственной площадки группы «Акрон» в Мурманской области.

* * *

Выдержки из стенографического отчёта о презентации деятельности публичного акционерного общества «Акрон»

В.Путин: Во–первых, по поводу аграрного лобби. Я встречаюсь с представителями всех отраслей экономики: и с аграриями, и с представителями промышленности, причём всех отраслей промышленности.

Сейчас мы с вами, в этом смысле вы тоже лоббисты отрасли в целом, – не вижу в этом ничего дурного. Наоборот, думаю, что как раз в ходе таких прямых дискуссий мы и выработаем с вами, найдём наиболее оптимальные решения для развития соответствующих отраслей и для их взаимодействия.

Что касается того, что, когда меняются параметры на мировых рынках, меняются и подходы, настойчивость увеличивается тех или иных представителей тех или иных отраслей по поводу соответствующих поддержек либо со стороны других производителей, либо со стороны государства, – это естественно, потому что все сразу смотрят на уровень доходов, если меняются показатели на мировых рынках.

И все говорят: «Они сырьё здесь получают по дешёвым внутренним ценам, а как они продают на мировых рынках по мировым ценам, почему мы должны от этого страдать?» У вас своя логика, у них своя логика, но в целом, если я что–то скажу не так, меня коллеги из Правительства поправят, но в общем Правительство тоже примерно так действует.

Скажем, когда меняются соответствующие параметры на мировых рынках, допустим по нефти или газу, как только доходы компаний увеличиваются, Правительство сразу увеличивает всякие налоги и сборы, чтобы часть дохода изъять в доход государства, в бюджет. Поэтому, если речь идёт о перераспределении этих доходов между отраслями, здесь тоже ничего необычного нет.

Конечно, мы должны минимизировать эти вмешательства. И если мы сможем добиться той цели, которую Вы сейчас сформулировали, а она абсолютно правильно поставлена, именно если мы сможем сделать так, что взаимодействие между отраслями производства будет у нас вестись на системной основе и по максимально рыночным принципам и законам, то это будет идеально.

Во всяком случае, мы будем к этому стремиться и всячески будем в этом помогать. Поэтому тезис о том, что дело не в цене удобрений, а в количестве их внесения, – с ним можно поспорить, потому что количество внесённых удобрений зависит от цены, поэтому здесь всё взаимосвязано.

<…>

Теперь по тем предложениям, которые Вы выдвинули.

Первое – продавать внутри страны по рыночным ценам, но не выше экспортных, это прямо скажем, как–то… С вами торговаться будет крестьянам трудно – не выше экспортных. Экспортные всегда выше, чем у нас внутренние.

Реплика: Внутренние цены сейчас примерно в полтора раза ниже…

В.Путин: Да, мне коллега подсказывает более-менее точную цифру: внутренние цены на удобрения у нас в 1,8 раза ниже, чем экспортные. Поэтому нужно совершенно точно стремиться к рыночному выравниванию. Делать это аккуратно, спокойно, находить механизмы, находить элементы поддержки со стороны государства для сельхозпроизводителей, но не нанося ущерб ни одной отрасли, ни другой.

До сих пор в целом нам это удавалось сделать – думаю, вы со мной согласитесь, – и, надеюсь, так оно и будет дальше, и будем идти именно по этой дороге – рыночного регулирования.

<…>

По поводу собственного терминала в Усть-Луге. Целиком и полностью поддерживаю: чем активнее мы будем действовать в направлении строительства и расширения собственных логистических возможностей, инфраструктуры, тем лучше.

Мы на каждом этапе работы, в том числе и на транспорте, должны, конечно, прежде всего стремиться к тому, чтобы поднимать собственную налоговую базу регионов, где работают наши предприятия, обеспечивать рынок труда новыми высококвалифицированными рабочими местами и так далее. Чего мне перечислять, мы и сами всё прекрасно понимаем.

<…>

Прежде всего хотел бы отметить нацеленность вашей компании, или, точнее сказать, группы компаний «Акрон», на повышение доли высоких технологий в производстве. В принципе, это и так высокотехнологичное производство, но то, что вы сделали в последнее время, радует особенно, потому что это не просто высокотехнологичное производство, это новый шаг, безусловно, для российской промышленности, да и для европейской тоже.

В этой связи очень радует, что вы восстановили проектный институт и собственными силами в состоянии теперь мультиплицировать проекты подобного рода либо расширять их на совершенно новой технологической базе. Это очень здорово. Но и кадровый потенциал, я так понимаю, восстанавливается, новые люди приходят, готовые к такому уровню работы. Собственный проект вы сделали по «Акрону-4», по сути, и это не просто приятно об этом говорить, это ведёт к реальному результату, который выражается в повышении, увеличении эффективности самого производства, что действительно не может не радовать, имея в виду и экологическую составляющую проектов подобного рода, потому что чем меньше газа нужно на единицу произведённой продукции, тем меньше там происходит всех этих химических процессов. И потом, это намного эффективней, это повышает производительность и все другие показатели. Это не может не радовать, просто это очень здорово.

Третье, на что хотел бы обратить внимание. На то, что, несмотря на все сложности с финансированием, о которых вы сейчас говорите, всё–таки за последние годы компания проинвестировала очень большой объём средств, это пять миллиардов долларов, – это очень солидные инвестиции, и хочу вас с этим поздравить.

Не менее важно, что само производство хотя и считается таким, которое требует особого внимания с точки зрения соблюдения экологических стандартов, но как раз вам это удаётся сделать. И это ещё одно достижение, это очень здорово. Потому что нужно не только создавать рабочие места, но всегда думать о среде обитания и для тех людей, которые работают на производстве, и для тех людей, которые рядом живут. И это как раз тот случай, когда вы об этом подумали.

И наконец, решение социальных задач в рамках довольно большой группы и то внимание, которое вы уделяете решению социальных задач, не может не радовать и не может не вызвать желание мультиплицировать практику подобного рода.

Так что большое спасибо. Желаю вам успехов.

Россия. СЗФО > Агропром. Химпром > kremlin.ru, 29 июля 2016 > № 1839881 Владимир Путин


Россия. ЦФО > Агропром > kremlin.ru, 28 июля 2016 > № 1839869 Владимир Путин, Александр Ткачев

Совещание по развитию сельского хозяйства Центрального Нечерноземья.

Владимир Путин провёл совещание о мерах по развитию сельского хозяйства Центрального Нечерноземья.

Перед началом совещания глава государства ознакомился с продукцией Дмитрогорского мясоперерабатывающего завода.

* * *

В.Путин: Добрый день, уважаемые коллеги!

Мы сегодня с вами поговорим о мерах по развитию сельскохозяйственного производства Нечернозёмной зоны, нечернозёмных регионов Центральной России.

Сейчас только что с коллегами посмотрели здесь одно хозяйство. Очень хорошее, интересное – я бы сказал, перспективное и так быстро и эффективно развивающееся, что просто это не может не вызывать удовлетворения. Начали здесь совсем недавно, практически десять лет назад; по меркам сельхозпроизводства уже превратились… – когда начали?

Реплика: С 2006 года.

В.Путин: За десять лет получилось хорошее, полноценно и эффективно развивающееся хозяйство.

Напомню, что из 18 регионов Центрального федерального округа 12 относятся к Нечерноземью: это Тверская, Ярославская, Владимирская, Брянская, Калужская, Рязанская, Тульская области, а также Ивановская, Костромская, Московская, Орловская и Смоленская.

Безусловно, в сравнении, например, с Кубанью или Доном условия для земледелия в Центральном Нечерноземье менее благоприятные. Несмотря на это, территория обладает большим потенциалом.

Среди конкурентных преимуществ, мы сейчас только с исполняющим обязанности Губернатора об этом говорили, близость к крупным рынкам сбыта — традиционно хорошее условие для развития животноводства и переработки сельхозпродукции.

И конечно, эти преимущества нужно использовать, повышать эффективность тех направлений сельского хозяйства, которые гарантированно принесут отдачу. Некоторые регионы уже ведут такую работу: программно выделили приоритеты аграрной политики, предусмотрели меры поддержки и привлекли инвесторов, что очень важно, для реализации масштабных проектов. Так, в Брянской, Калужской, Орловской, Смоленской и Тверской областях построили крупные мясо-молочные и тепличные комплексы.

На такие позитивные примеры, конечно, нужно ориентироваться. На одном из этих комплексов мы и находимся. Мы отметили в ходе того, как посещали это хозяйство, что лет десять назад не только здесь, да и по всей стране, наверное, поискать было таких хозяйств. Их практически и не было у нас.

Уверен, есть резерв для роста эффективности АПК для ввода новых производственных мощностей и в других регионах Центрального Нечерноземья. Государство продолжит оказывать вам необходимую поддержку, хочу это отметить. Только в текущем году на мероприятия по развитию сельского хозяйства в Центральной нечернозёмной зоне запланировано направить 23 миллиарда рублей, это на три миллиарда больше чем годом ранее: в 2015-м было около 20 – 19,8 миллиарда.

Напомню, что деньги выделяются в рамках государственной программы развития сельского хозяйства с общим объёмом финансирования 224 миллиарда рублей. Важно обеспечить эффективное использование этих ресурсов, в том числе нужно совершенствовать механизм субсидирования сельскохозяйственных производителей, делать это более понятным, прозрачным способом, своевременно доводить средства до конкретных получателей, тщательно контролировать, безусловно, как расходуются эти деньги, следить за тем, чтобы деньги не уходили на проекты, не способные приносить результат.

Сегодня хотел бы поговорить с вами на тему о том, какие шаги для этого нужно предпринять. Остановлюсь на некоторых ключевых вопросах.

Первое, что касается растениеводства. Чтобы повысить эффективность отрасли, нужно внедрять современные технологии, активнее проводить мелиоративные работы, позволяющие повысить урожай, а также вводить в оборот сельхозземли, которые не используются по целевому назначению. Напомню, эта тема поднималась и в Послании 2015 года.

Здесь, так же как и в других секторах экономики, конечно, нужно привлекать инвесторов, прежде всего, конечно, частных инвесторов, наладить хорошие конструктивные отношения с финансовыми учреждениями. Необходимые законодательные условия также сформулированы, имея в виду оборот сельхозземель. Прошу региональные власти идти навстречу сельхозпроизводителям, не создавать излишних трудностей с оформлением соответствующих документов.

Тоже хотел бы напомнить, что у нас в целом по России не используются по целевому назначению более 12 миллионов гектар сельхозугодий. Только здесь в области, где мы находимся, 2,8 миллиона гектар, неиспользуемые пашни, пригодны для ведения сельского хозяйства и не пущены пока в оборот.

В этой связи хотел бы вернуться ещё раз к тому, что только что сказал, имея в виду нормативное обеспечение этой работы. Вы знаете, что законодатель принял решение об изъятии: 3 июля сего года приняты поправки в законодательство, которые предусматривают возможность изъятия земельных участков в случае их неиспользования в течение трёх лет по целевому назначению, и в течение года затем новый собственник должен ввести их в сельхозоборот.

И здесь очень важно, чтобы не создавались искусственные сложности при этих действиях нового собственника. Нельзя допустить, чтобы человек или хозяйство получило сельхозземли для введения в оборот, у него год всего для того, чтобы это сделать, – и он не должен год бегать по кабинетам и оформлять бумаги. Наоборот, вы должны сделать всё, чтобы это было быстро, эффективно, качественно. Но и финансовые учреждения должны подключиться для того, чтобы обеспечить соответствующее финансирование.

И ещё. При возделывании новых земель особое внимание нужно обратить на те культуры, которые климат Нечерноземья позволяет выращивать наиболее успешно. Среди них, вы сами знаете, картофель, лён, кормовые и масличные культуры.

Второе. Важно наращивать глубокую переработку сельхозпродукции. Причём не только вводить новые перерабатывающие мощности, но и обеспечивать их нормальную загрузку. Например, в настоящее время из–за нехватки сырья у нас нет загруженной производственной мощности по переработке в масло семян. Но у нас производственные мощности позволяют перерабатывать до 20 миллионов тонн сырья, а Россией производится всего 14 миллионов тонн. И это при том, что растительное масло, как и зерно, являются ценным экспортным товаром. Отмечу, кстати, что в этом сельхозгоду Россия заняла первое место в мире по экспорту пшеницы. Это очень хороший результат наших сельхозпроизводителей: 24,6 миллиона тонн против 21 миллиона тонн в 2014–2015 годах.

Считаю, что хорошая перспектива по укреплению своих позиций на внешнем рынке есть и у наших производителей растительных масел, о чём я уже говорил.

Третье. По–прежнему достаточно остро стоит вопрос с развитием тепличного овощеводства. Проблема не новая, но она, к сожалению, решается очень медленно. Например, в Центральном Нечерноземье валовой сбор овощей в 2015 году увеличился на шесть процентов, в том время как производство тепличных овощей снизилось на 13,7.

В прошлом году я уже давал поручение разработать и внедрить механизмы, предусматривающие возможность снижения стоимости или компенсации части затрат на электроэнергию в сфере тепличного овощеводства. И хотел бы сегодня услышать, что в этом отношении делается.

Теперь, что касается животноводства. За последние 10 лет во многом благодаря весомой государственной поддержке было обеспечено ускоренное развитие свиноводства и птицеводства. Мне было сегодня приятно услышать от руководителя хозяйства, что принятые нами решения и внедрение программы развития сельхозпроизводства в 2005 году позволили начинающим хозяйствам сделать первые шаги и развиться до сегодняшнего состояния. Достаточно сказать, что уровень самообеспеченности, например, по свинине и мясу птицы вырос с 60 до 95 процентов, это реально очень хороший результат.

В 2015 году впервые за долгие годы нам удалось достичь и даже превысить порог доктрины продовольственной безопасности по мясу. Доля отечественной мясной продукции, в целом мясной продукции достигла в общем объёме ресурсов 88 процентов. Даже по этой доктрине, о которой я упомянул, цель ставилась 85 процентов.

К сожалению, в мясном и молочном скотоводстве, имеется в виду прежде всего КРС, конечно, такой позитивной динамики пока нет. Считаю, что именно эти направления должны стать якорными для развития регионов Центрального Нечерноземья, и хотел бы повторить, для этого здесь есть все возможности: обширные земельные ресурсы и кормовая база.

В этой связи прошу проработать механизмы повышения эффективности молочного и мясного скотоводства в Центральном Нечерноземье, стимулировать привлечение фермеров в эти секторы. В частности, предлагаю рассмотреть возможность увеличения размера грантовой поддержки начинающим фермерам в сфере молочного и мясного скотоводства с 1,5 до 3 миллионов рублей, а семейных животноводческих ферм – с 21 до 30 миллионов рублей.

Давайте подробно об этом всем поговорим. Слово Министру сельского хозяйства Александру Николаевичу Ткачёву.

А.Ткачёв: Уважаемый Владимир Владимирович! Уважаемые коллеги!

В нечернозёмных регионах Центральной России действительно менее благоприятные условия для производства зерна, чем на Юге России, но есть, конечно, и преимущества. Как Вы отметили, это хорошие сенокосы, пастбища для скота, а значит, есть условия для развития животноводства. Тем не менее климат Нечерноземья, с достаточным количеством осадков (у нас не везде, не во всех регионах преобладают осадки), благоприятен и для овощеводства. Специалисты считают Нечерноземье зоной гарантированного урожая даже в самые засушливые годы. Благодаря органическим и минеральным удобрениям нечернозёмные почвы становятся вполне плодородными и способны давать хорошие урожаи.

Хочу отметить, уважаемый Владимир Владимирович, земли этой русской равнины очень похожи на земли соседней Белоруссии – Белоруссия, Смоленск, Брянск и так далее, – которые за последние 10 лет, хочу отметить, существенно преуспели в производстве зерновых и животноводческой продукции, особенно молока. То, о чём сейчас Вы ставите задачи, мы это непременно сделаем и выполним. Но белорусские коллеги начали осваивать, конечно с учётом их ограниченности в земельных ресурсах, те земельные ресурсы, которые у них есть, и сделали серьёзные подвижки. Нам есть чему у них учиться на сегодняшний момент.

В Белоруссии поголовье крупного рогатого скота на 100 гектар сельхозугодий в пять раз выше, чем в России. Аналогичная ситуация в свиноводстве. Белоруссия производит в три раза больше молочной продукции на душу населения в год, чем мы.

О чём говорят эти цифры? Это нереализованные возможности регионов Нечерноземья. То есть практически мы здесь и по площади, и по нашим ресурсам, возможностям имеем примерно такой же потенциал. И конечно, нам нужно пересматривать подходы по развитию сельского хозяйства в округе и определить точки роста.

Хочу напомнить и хочу поблагодарить Вас, действительно, за своевременность этого совещания, ведь в советское время на самом деле в Нечерноземье была целая большая государственная программа, очень большое внимание и поддержка. И были, безусловно, другие результаты. И сегодня пришло время поднимать эти субъекты Российской Федерации, которые, как я уже говорил и Вы в своём выступлении, имеют колоссальный потенциал.

Хочу напомнить, что за 25 лет, с 1990 года, посевная площадь регионов Центрального Нечерноземья сократилась в два раза. В шесть раз или на два миллиона тонн снизилось производство озимой ржи. Рожь здесь всегда доминировала. В основном рожь шла на переработку на спиртзаводы, а также на хлебопекарные предприятия.

Сейчас потребности в увеличении посева озимой ржи уже нет, поскольку спиртзаводы закрыты, а её перепроизводство приводит, естественно, к резкому падению цен. Теперь пришла пора менять структуру севооборота.

Условия Нечерноземья, как Вы отметили, Владимир Владимирович, позволяют выращивать масличные культуры: рапс, рыжик, лён масличный и даже соя. Производственные мощности по переработке масла семян в настоящее время недозагружены, поэтому потенциал развития существенный.

На сегодняшний день заводы по переработке растительного масла могут перерабатывать до 20 миллионов тонн сырья, а в России производится масличных культур только 14 миллионов, то есть излишние мощности. То есть 6 миллионов – это наш резерв. И здесь, в Центральной зоне, мы можем как раз это производить.

Многие сельхозтоваропроизводители уже делают ставку на масличные культуры, в том числе и в Центральном регионе. За 25 лет производство рапса в нечернозёмных регионах существенно выросло, то есть практически в 14 раз.

При проведении мелиоративных работ и соблюдении всех агротехнических технологий мы можем получить хороший урожай кормовых культур – овса, ячменя и многолетних трав – клевера и люцерны. Это, конечно, для заготовки кормов для крупного рогатого скота.

В 1990 году площадь кормовых культур в Центральной Нечернозёмной зоне превышала шесть миллионов гектар. За эти годы она сократилась в два раза.

За 25 лет в три раза снизилось производство исконно русской и традиционной для Центрального Нечерноземья культуры – льна-долгунца, который продолжают выращивать, кстати, сельхозтоваропроизводители Брянской, Костромской, Смоленской, Тверской, Ивановской, Московской и Ярославской областей. Здесь доминирует, конечно, Тверская область, они молодцы, можно здесь брать за основу и дальше двигаться по другим субъектам.

Минсельхоз осуществляет поддержку производства льна-долгунца, выделяя средства из федерального бюджета на реализацию экономически значимых региональных программ в этом направлении.

С учётом близости регионов Центральной России к Москве, а значит, к рынкам сбыта, которые входят в двадцатку крупнейших потребительских рынков в мире, необходимо активно наращивать производство овощей для замещения импорта.

Картофель даёт хороший урожай на торфяных почвах. Увеличивая посевные площади под картофелем в два раза, Нечерноземье может стать картофельным огородом Москвы и существенно нарастить доходы селян.

В прошлом году производство картофеля в Нечернозёмной зоне уже выросло на 22 процента, а производство овощей – на 6 процентов. То есть программа импортозамещения в этом направлении работает. Кстати, в рамках её реализации мы предусмотрели меры, направленные на увеличение мощностей по хранению овощной продукции, – тоже ключевая позиция.

Помимо субсидирования и кредитов государством также предусмотрена новая мера поддержки – компенсация 20 процентов затрат на строительство овощехранилищ. Этим активно пользуются Московский регион и Калуга.

На сегодняшний день в 12 регионах Нечерноземья функционирует более 500 хранилищ плодоовощной продукции общей мощностью на два миллиона тонн. Это только на две трети закрывает потребности. Дефицит мощностей ещё на миллион тонн, все должны об этом знать. У нас есть меры и инструменты поддержки. Конечно, этим надо заниматься.

В ближайшие два года планируется построить хранилищ примерно на 250 тысяч тонн. Строительство хранилищ в достаточном объёме позволит снимать излишки продукции с рынка, поддерживая справедливую цену и обеспечивая потребителей свежей овощной продукцией в несезонный период.

В прошлом году Минсельхозом также отработано для оказания господдержки 25 инвестиционных проектов, направленных на создание и модернизацию тепличных комплексов, из них пять проектов в Центральном Нечерноземье. Их реализация даст прирост производства тепличных овощей на 15 тысяч тонн. Но надо сказать, что в прошлом году в Нечерноземье зафиксировано падение на 14 процентов, а в целом по стране, наоборот, фиксируется рост производства овощей.

Надо увеличить производство тепличных помидоров и огурцов на 30 тысяч тонн ежегодно, в том числе для этих 12 субъектов Российской Федерации, центра. Конечно, это даст прирост, безусловно, – 200 тысяч тонн мы примерно посчитали, – чтобы через пять лет полностью заместить импортные овощи в Центральной России, Естественно, в Московском регионе эту работу необходимо сделать.

Ускоренному развитию этого направления препятствуют высокие тарифы на электроэнергию, поскольку тепличные комплексы относятся к числу наиболее энергоёмких производств. По Вашему поручению, Владимир Владимирович, мы направили в ведомства предложения оптимизировать затраты сельхозтоваропроизводителей на электроэнергию, но наши предложения не поддержали, хотя такая льгота не стала бы существенной нагрузкой для энергетики, поскольку сельское хозяйство потребляет лишь 1,5 процента в общем котле. То есть речь идёт, конечно, о перекрёстном субсидировании, и нам, безусловно, для тепличных комплексов нужен льготный тариф. Хочу напомнить, что в промышленности, особенно в металлопереработке, тариф – порядка 35 процентов, у нас, у селян, – от 2 до 6 процентов в разных территориях.

Нельзя сбрасывать со счетов и богатые леса Центральной России. Это своего рода «витаминный пояс» здоровья округа. Прошу обратить внимание глав регионов на возможность получения фермерами грантовой поддержки на выращивание или сбор ягод: клюквы, брусники, земляники, малины, черники.

Сегодня мы с вами пробовали местный йогурт из прибалтийской клюквы. Я абсолютно убеждён, что в следующем году, ближайшие два-три года, конечно, мы активно будем заниматься и производством, и сбором этих культур, и, конечно, переработкой.

Более того, я хочу с грустью констатировать о том, что Россия импортирует только одних грибов на два миллиарда долларов – где, как принято говорить, грибов как грязи. А импортируем, потому что нет промышленной основы, промышленного производства. Конечно, я буду просить Вас о том, что мы должны переработку грибов…

В.Путин: Импортируем грибов?..

А.Ткачёв: Да, на два миллиарда долларов из других стран, в том числе из Белоруссии, раньше из Польши очень много завозили.

В.Путин: Водку на клюкве, я смотрю, производят, а йогурт почему–то на своей клюкве нельзя произвести. Нужно завезти обязательно клюкву из–за границы.

А.Ткачёв: А потому что нужна промышленная основа, производство, высокие технологии. А так, понимаете, и грибы потребляют и собирают местные жители. То есть то, что съели, закрутили и забыли. А для больших городов, для промышленных центров России, конечно, нужна промышленная основа, высокие технологии, естественно: качество, хранение и так далее.

Эти меры, которые мы сегодня будем оговаривать, в том числе мы должны сделать ставку на Нечерноземье. Потому что мы здесь тоже сотни миллионов долларов точно тратим на покупку: и повидло, и всё что угодно – это всё импорт. В самолётах небольшие стеклянные расфасовки, банки и так далее. С прошлого года мы также поддерживаем развитие кооператива по заготовке и переработке такой продукции.

Развитие растениеводства по перечисленным мною направлениям возможно только при условии активной работы по четырём направлениям.

Первое – возвращение пустующих земель в сельхозоборот. Хочу поблагодарить Вас, Владимир Владимирович, действительно благодаря вашей позиции этот уникальный закон… Сам работал в регионе и видел, особенно возле больших центров, городов земля просто разбазаривалась, разбирались сельхозугодия. Потом ждали наилучших времён, когда она перейдёт в поселение и на этом делать уже бизнес, продавая уже втридорога и так далее.

Сегодня этот закон позволяет Россельхознадзору вместе с субъектами изымать – естественно, через суд – и на конкурсе передавать в эффективные руки. Мы максимально закрыли все лазейки (раньше переписывали на родственников, потом ещё что–то) для того, чтобы действительно мы включили в оборот миллионы гектаров земли, которые будут нам давать зерно, другие культуры и так далее.

Конечно, проведение осушительных и мелиоративных работ, особенно здесь, для Нечерноземья, это высокоактуально. Дальше. Комплексное агрохимическое оздоровление почвы – это раскисление. Именно здесь проблема эта существует. И, конечно, обновление парка сельхозтехники.

На сегодня площадь неиспользуемой пашни в регионах Центрального Нечерноземья составляет четыре с лишним миллиона гектаров, и при этом почти треть не использовано пашни, пригодной для ведения сельхозоборота. То есть практически три миллиона, бери – не хочу. Но для этого, конечно, нужен комплекс мер, и об этом я буду сейчас говорить.

Чтобы вовлечь в оборот земли, нам нужны дополнительные средства. К сожалению, без денег мы не сможем. Но я уверен, что вложения окупятся сторицей.

Недавно я посещал Алтайский край, Ростовскую, Саратовскую, Калининградскую области. Там схожие проблемы. У нас вообще в России, конечно, дефицит влаги – совершенно очевидная проблема, и её решать можно только способом мелиоративных работ, как, собственно, решается во всём мире. На всё про всё у нас с вами семь миллиардов рублей, и только из них два миллиарда непосредственно на ремонт, модернизацию сети мелиоративной – всё то, что, в общем–то, будет давать большую воду на суходолы и так далее. В том числе регионам Центрального Нечерноземья было выделено 420 миллионов рублей. В целом по России это позволяет охватить, эта сумма средств на мелиорацию, средствами господдержки порядка пяти процентов от общей площади мелиорируемых земель. То есть условно у нас несколько миллионов, и только пять процентов мы сегодня используем и поливаем – условно с влагой.

Хочу привести пример. В Соединённых Штатах мелиорируемых земель 40 процентов – от пашни, у нас – 6 процентов, в Китае – 55 процентов, в Германии – 45 процентов. Китай производит 508 миллионов тонн зерна, мы – 105, Америка – 435, Индия – 236, потому что практически в половине работает мелиорация активно.

Вот опять же пример Саратова. Летишь – пустыня, земли практически чернозём, не настолько хуже, чем на Кубани, но как только работает мелиорация, только подаём воду, капельное орошение, кукуруза – 80 центнеров, соя – 40 центнеров. То есть это практически Айова. Но, к сожалению, без мелиорации они это сделали, но это сделали ещё 30–40 лет назад, когда у нас не было ни сил, ни возможностей. Но это вложения, которые изменят Россию. И, конечно, 200 миллионов тонн зерна для нас – это абсолютно нормальная позиция, это то, что укрепит нашу страну экономически прежде всего и даст возможность укрепить благосостояние наших крестьян.

На территории 12 регионов Нечерноземья площадь (подчёркиваю, у нас 7 миллиардов всего, из них 2 только идёт), конечно, нужно увеличивать кратно, хотя бы в два раза эту цифру и, конечно, бить точечно: Калининград, Нечерноземье – везде. Здесь раскисление, там, наоборот, переувлажнение, там – недобор влаги.

У нас в советское время было Министерство мелиорации, и они чем–то занимались, огромные ресурсы осваивали. Нам бы восстановить то, что было, это уже мы качественно поменяем жизнь тех отдалённых территорий, где мы говорим: это бесперспективно. 120 мм осадков – там ничего не растёт. Действительно, 120 – это ноль. 5 центнеров, 10 центнеров с гектара – это ни о чём. А там может расти 30–40 центнеров. Вот у него 50 центнеров, потому что он занимается практически сам за свои средства каждым клочком, и понятно, что он землю восстановил, и она здесь. А кто–то рядом с ним 20 центнеров получает.

К 2020 году надо ввести в сельхозоборот дополнительно 20 процентов, или 200 тысяч мелиорируемых сельхозземель, которые сейчас с учётом климата Нечерноземья просто заболочены. Это позволит в два-три раза повысить урожайность зерновых на этих землях – с 15 до 40. Это революция, мы просто не узнаем свою страну или по крайней мере эти регионы.

Это касается и овощей. Справочно: в Саратовской области мы проводили эксперимент. Это не теория, это жизнь. Без полива урожайность лука – 120 центнеров, то есть 1 тонна 200, огурцов – 8 тонн, а с капельным орошением урожайность вырастает в 10 раз и на помидорах, и на огурцах, в том числе на других культурах. Для этого нужно удвоить объёмы господдержки, то, о чём я говорил.

Ещё одна составляющая – это агрохимическое восстановление плодородия почв. Это очень актуально для этих земель. По примеру Белоруссии в том числе надо на постоянной основе проводить известкование и фосфоритование почвы. Это снижение кислотности, потому что при такой структуре почвы мы здесь ничего доброго не получим.

За последние 25 лет внесение удобрений в нечернозёмных регионах сократилось в 2,5 раза, что ведёт естественно к истощению почв. А что мы хотим? Мы ничем не кормим, плодородие снижается – конечно, и урожаи, в том числе вместе с ним, а отсюда и уровень жизни, и зарплаты, и доходы, и налоги, и так далее.

Минсельхоз готов пересмотреть подходы по распределению несвязанной поддержки в растениеводстве для эффективного распределения средств, учитывающих показатель по внесению минеральных удобрений, то есть через погектарную поддержку.

При распределении средств у нас была ситуация абсолютно абсурдная. Мы на Юге давали больше средств, чем на Дальнем Востоке, в Сибири и так далее. Там и так всё неплохо, а мы туда ещё денег. То есть, наоборот, сюда переведём потоки погектарной поддержки; естественно, в том числе и Сибирь получит, и все те, кто нуждается в этом для того, чтобы улучшить плодородие.

Благодаря поддержке государства за последние два года мы увеличили темпы обновления парка сельхозтехники. Если до введения санкций в общем объёме закупок на 40 процентов отечественной сельхозтехники приходилось 60 процентов импортной, то уже в этом году доля закупок отечественной техники выросла на 15 процентов, соотношение: уже 55 процентов – отечественная, и 45 – импортная. Но это касается только тракторов и зерноуборочных комбайнов.

А у нас, допустим, ситуация плачевная по машинам по обработке садов, всё это импортное, виноградарство – в том числе только импортное. А здесь, в Нечерноземье, нужно меры, которые, собственно, и предприняли наши коллеги из братской республики, а именно нужна специализированная техника. Она, в общем–то, производится у них в том числе.

В ближайшее время мы планируем, если Вы поддержите, подготовить предложения по закупке такой техники с господдержкой в рамках действующих правил по субсидированию – 1432, где скидка должна быть не ниже от 30 до 50 процентов. Потому что это тяжёлая техника, дорогая, это техника, которая может выкорчёвывать берёзы, сосны, которые выросли уже на наших пахотных землях, и, собственно, отвоёвывать у леса плодородную землю, и на ней уже, естественно, выращивать урожаи и так далее.

И создавать типа МТС – вот наши предложения – в регионах. Естественно, это частно-государственное партнёрство, но мы должны существенно финансировать, и тогда это будет выгодно, это будет интересно, и бизнес займётся раскорчёвкой этих земель.

В развитии животноводства в регионах Центрального Нечерноземья в целом отмечается позитивная динамика. За последний год удалось существенно нарастить производство мяса, птицы и свинины, Вы об этом говорили. В целом по округу сохраняется устойчивый рост по этим направлениям животноводства в пределах пяти процентов к прошедшим годам.

Более подробно хочу остановиться на развитии свиноводства, поскольку стабильному функционированию этой отрасли в округе угрожает африканская чума свиней. Именно хочу сказать, здесь, в Центральном округе, потому что за последние годы «африканка» зарегистрирована в 42 регионах России, особенно вирус получил распространение в Центральной России, в Поволжье, на Юге и Северо-Западе России.

Регионы Центрального Нечерноземья производят 10 процентов от общего производства свинины в стране. Это очень много, это существенная доля. Свиноводство ориентировано как на обеспечение внутренних потребностей, так и на экспорт продукции. И темпы экспорта с каждым годом растут. Так за пять месяцев текущего года экспортировано в пять раз больше, чем в прошлом году.

Владимир Владимирович, Вы нас поддерживали в Китае, и мы сегодня боремся, весь мир борется за рынки Китая, потому что у нас скоро будет перепроизводство свинины. У нас есть два пути. Или мы останавливаемся, а значит, сокращаем бизнес. Людям уже понравилось: у него миллион голов – он хочет два миллиона. Это же рабочие места, здесь же производственная база, производство, налоги. А для чего нам нужен экспорт? Для того чтобы Китай, Иран, страны Персидского залива – и не только свинины, но и птицы, говядины и так далее.

В.Путин: С Ираном Вы загнули, и Персидский залив.

А.Ткачёв: Я по птице и говядине сказал.

Так вот Китай на переговорах выставляет нам абсолютно объективные условия: «Коллеги, у вас есть в регионах африканская чума, мы не можем себе позволить». А у них, хочу проинформировать, в Китае 430 миллионов поголовье свиней ( у нас в России — 24 миллиона, и мы уже практически подбираемся к удовлетворению потребления) – 430 миллионов. И конечно, если этот вирус попадёт, – понятно, у них же плотность населения, плотность животных очень высокая – конечно, это может просто угробить им эту отрасль. И не только китайцы – все.

И если мы не наведём порядок у себя в стране в этом смысле, то, конечно, мы никогда не выйдем на экспорт, мы просто обречены, и Евросоюз рано или поздно, и все остальные. Этот аргумент будет доминировать и будет ключевым для нас. И конечно, у этой проблемы две проблемы, если так можно высказаться. Это источник вируса. Чаще всего выступают дикие кабаны и домашние свиньи. Это, кстати, мировая практика, это тенденция. Если страны с этим справились, то, собственно, они и занимаются промышленным производством свинины. Недопустимо закрывать глаза на дальнейшее распространение вируса в охотхозяйствах, в личных подворьях, оберегая частные интересы и ущерб целой отрасли.

Хочу напомнить, что при Вашей поддержке за последние 10 лет в свиноводство вложено более 350 миллиардов рублей. Я сам был свидетелем, когда работал в регионе: мы потеряли более 100 тысяч поголовья. Плотность населения большая на Кубани; естественно, перемещения, потоки, курорты; вирус: одно животное болеет – сразу выбивается комплекс в 50 тысяч голов. И ты ничего не сделаешь, потому что не лечится во всём мире. Это страшная беда. Конечно, я понимаю, как дрожат коленки и у него, и у всех, потому что это всё вокруг и рядом ходит, через дорогу; неизвестно, когда это может случиться, и он может потерять бизнес – вот что такое африканская чума.

И, естественно, нам нужно – и Россельхознадзору, и Минприроды, потому что в ведении Минприроды находится охота, – принять меры по депопуляции, то есть сокращению дикого кабана, а также на особо охраняемых природных территориях федерального и регионального значения. И мы предлагаем опять же общемировую практику, потому что все остальные уговоры, рекомендации не работают.

Нужно запустить следующий механизм – стимулирование, то есть платить за каждую тушу кабана, и особенно платить больше за маточное поголовье. Тогда мы сократим насыщенность, и заболевания будут менее распространяться, и деньги на это относительно небольшие – условно порядка 200–300 миллионов рублей. Мы готовы найти средства, но по–другому мы не приведём в чувства ни тех собственников этих угодий, и, естественно, у каждого есть свои причины, это не болит, как у большинства. То есть у большинства не болит, поэтому не чувствуют эту проблематику.

Конечно, по ЛПХ тоже болезненная тема. И у нас, к сожалению, в 90 случаях распространение АЧС – это в личных подсобных хозяйствах. У нас, в том числе здесь, мягко говоря, бардак, потому что можно иметь в ЛПХ и 100 голов, и 200 голов, там ни учёта, ни дисциплины, ни регистрации в поселениях. Естественно, ветврач не может зайти, никакие рекомендации… Конечно, абсолютно бесконтрольно перемещаются грузы. Поэтому у него сдохли свиньи, он тут же прикопал: «А у меня ничего не было». Каждый, естественно, покрывает. Мы каждый день фиксируем вспышки АЧС.

Поэтому какой там экспорт! Нам бы своё поголовье удержать, которое сегодня существует. Поэтому, Владимир Владимирович, мы готовим ряд естественно объективных мер, которые, конечно, добросовестных собственников не ущемят. А тех, кто не хочет выполнять правила и, собственно, живёт лишь бы набить карман, то, конечно, они будут способствовать наведению здесь порядка.

Хочу ещё раз подчеркнуть, потенциал развития нечернозёмных регионов заложен в мясном и молочном скотоводстве. Многие регионы Центральной России: Тверская, Брянская, Калужская, Смоленская, Тульская – доказали это на своём примере, это перспективные точки роста. За последние пять лет поголовье специализированного мясного скота в сельхозорганизациях выросло в 2–4 раза, это хороший показатель; поголовье молочного скота на 7 процентов прибавилось.

Но, для понимания, в 1990 году поголовье крупного рогатого скота в сельхозорганизациях в 5 раз превышало текущие показатели. Есть к чему стремиться. Особенно это актуально для развития малых форм хозяйствования в качестве переориентации со свиноводства на содержание крупного рогатого скота.

Спасибо, Владимир Владимирович, за то, что поддержали наше предложение по фермерам – увеличение размера грантовой поддержки с 1,5 до 3 миллионов. На мой взгляд, это важнейшая сегодня роль государства и поддержка. У нас очередь за грантами от Калининграда до Дальнего Востока, особенно Сибирь, огромные расстояния. Мы ничем больше не сможем занять этих людей, они сами создают семейные фермы, животноводческие фермы, то есть кормят себя. Естественно, нанимают людей на работу.

Это ключевая, на мой взгляд, вещь, она и политическая, люди закрепляются. И надо, конечно, мы предлагаем в два раза как минимум (сегодня 11) – 20 миллионов, чтобы все желающие получить грант на развитие, получили. Тогда это активность, на мой взгляд, очень перспективное направление. То же самое для животноводческих ферм – с 20 до 30 миллионов рублей, Вы об этом сказали.

Стоит также рассмотреть возможность расширения поддержки небольших молочных ферм. Для этого можно снизить критерии отбора с 400 до 100 коров. То есть условно если 200 коров по нашим требованиям, то есть он не подлежит субсидиям, – неправильно. Нужно снизить эту планку; значит, мы больше людей сможем и поддерживать, и субсидировать, а значит, этот бизнес для них будет интересным.

Для увеличения фермеров в мясное скотоводство можно использовать ресурс крупных хозяйств, которые выращивают скот мясных пород. Совместно с отраслевиками и Рослизингом мы разрабатываем механизм господдержки приобретения такого скота и передачи его в лизинг небольшим фермерским хозяйствам. Это существенно повысит эффективность мясного скотоводства.

Но вообще, Вы говорили о проблемах молока, на самом деле нам нужно восемь миллионов тонн молока. Мы практически на 1,5 миллиарда долларов завозим из Белоруссии: это молоко, сыры, молочную продукцию и так далее. Конечно, наверное, не очень здорово. У нас есть огромнейший потенциал, мы прирастаем – и здесь медленно, тем не менее двигаемся вперёд.

За последние два года импорт продовольствия сократился почти на 40 процентов, за два года – на 40 процентов импорт продовольствия, с 43 миллиардов до 26 миллиардов. По нашим оценкам, при условии финансирования мер господдержки не ниже заявленного уровня текущего года, а мы настаиваем, чтобы этот уровень был 237 миллиардов, то есть и уровень 2014 года. Только, я прошу прощения, Вы сказали – 224, это с учётом 10 миллиардов на сельхозтехнику.

В.Путин: Восемь.

А.Ткачёв: Восемь. Которую, в общем–то, мы не учитывали. Это Минпром, это мы, это развитие машиностроения. А 237 – это были чисто инвестпроекты, короткие кредиты, капексы, мелиорация, малые формы и так далее, то есть это непосредственное развитие, то, что даёт сегодня 2–3 процента роста сельхозпроизводства.

В.Путин: Если так считать, то мелиорация тоже один из источников.

А.Ткачёв: Нет, мелиорация – это то, что… Хорошо, пусть будут сельхозмашины. Тогда 247 – не 237.

Если мы будем двигаться такими темпами, Владимир Владимирович, уже через пять лет объёмы экспорта и импорта сельхозпродукции и продовольствия сравняются и достигнут порядка 22 миллиарда, то есть 22 на 22. Сегодня 43 на 26, а было вообще 60 на 20.

Учитывая специфику региона в развитии сельского хозяйства и климатические особенности, удалённость от рынков сбыта, традиции, Минсельхоз предлагает консолидировать ряд субсидий, сократив их число с 54 до 7 субсидий. Это расширит полномочия регионов при определении приоритетов в аграрной политике, повысит оперативность и своевременность доведения средств до получателей.

Минсельхоз готов разработать соответствующие методические рекомендации по разработке региональных программ развития сельского хозяйства, и уже с 1 января 2017 года, подчёркиваю, с 54 субсидий (на самом деле много, очень много было путаности, сложности) довести их до семи. Это упростит, это будет более прозрачная ситуация. И думаю, что выиграют все. И мы даём больше полномочий регионам, то, о чём они нас и просили.

Завершая, прошу обратить внимания, коллеги, уважаемый Владимир Владимирович, на то, что все перечисленные предложения по развитию сельского хозяйства могут быть реализованы при условии сохранения тех объёмов, как уже сегодня мы с вами договорились, – 247 миллиардов рублей. Тогда мы сможем обеспечить через пять лет на 80–90 процентов основными видами продуктов питания насыщение нашего рынка.

Это историческая миссия. Никогда Россия и Советский Союз даже и близко не стояли к этому. И конечно, если уровень поддержки останется, как сегодня, 224, а более того, Минфин нам даже прогнозирует ещё снижение, как и другим отраслям, то, чудес не бывает, в 2017–2018 годах у нас не будет роста. И, более того, все те надежды, тот сигнал, который получили сельхозтоваропроизводители, – мы просто их обманем, и они развернутся, умоются и, собственно, перестанут двигаться в этом направлении. Это ключевые вещи.

Более того, регионы вам скажут сегодня о том, что мы недофинансируем. То есть новые проекты начаты, а мы в силу того, что нас подрезали, мы не можем додать по капексам, по инвестам, по коротким. Короткие – вообще это жизнь: это ГСМ, это удобрения, это техника, это оборотные средства. Их нет в регионах. А значит, это грозит разочарованием в определённой степени и оттоком инвесторов с этого рынка.

Спасибо за внимание.

В.Путин: Чувствуется, что бюджетный процесс начался, прямо в воздухе висит.

А.Ткачёв: На самое больное в данный момент наступают.

В.Путин: Понятно.

Аркадий Владимирович, как по поводу поддержки в сфере энергетики? И я об этом упомянул, и Александр Николаевич тоже.

А.Дворкович: Владимир Владимирович, эта тема уже стала долгоиграющей. Основная причина была в том, что любые льготы кому бы то ни было – это всегда перекладывание издержек на кого–то ещё, и поэтому, конечно, тяжело Минэнерго давалось это решение. Тем не менее на этой неделе Министр энергетики собрал всех квалифицированных людей: и представителей отрасли, и энергетиков – и по итогам встречи принял решение о возможности поддержки, по крайней мере в качестве позиции Минэнерго, этого направления, этих проектов.

Какими мерами? Есть три основные меры.

Первое. Нужно оптимально выбирать места для размещения тепличных комплексов с тем, чтобы в первую очередь использовать те точки, где в непосредственной близости есть соответствующая либо генерация, либо сетевая инфраструктура, подстанции с достаточными резервами мощности, которые не выдаются в использование. Таких объектов много, десятки объектов только в этом регионе, и их вполне можно использовать. Губернаторы об этом хорошо знают. У кого–то их чуть больше, у кого–то чуть меньше, но они точно есть, около генерации – абсолютно точно.

Здесь есть правовая проблема, которую Минэнерго знает, как решить, они должны внести соответствующий акт.

Наконец, третье – это подключение к сетям ФСК непосредственно напрямую. Проект акта Правительства готов, он уже в Аппарате Правительства, думаю, что на следующей неделе может быть уже выпущен.

За счёт трёх этих мер, думаю, что проблема будет решена, и удастся примерно от полутора до двух раз снизить затраты на электроэнергию для вновь стоящихся тепличных хозяйств.

Отдельная проблема для существующих. Здесь такого прямого решения нет, потому что здесь уже точно если мы их переключаем на сети ФСК, то это потери у территориальных сетевых организаций немедленные, сразу же возникают убытки. Здесь такого лёгкого решения не будет. С другой стороны, они уже существуют, работают, и нам важно поддержать расширение этой деятельности в большей степени, чем существующие комплексы, хотя хотелось бы всех.

Кроме этого, коллеги, может быть, будут говорить, у нас есть ещё необходимость в стабильном режиме с точки зрения ограничения импорта. У нас сейчас действует эмбарго. Это хорошая возможность для наших овощеводов, как и для других отраслей.

В.Путин: Не эмбарго, а ответные меры.

А.Дворкович: Да, я сленг использую – ответные меры в этой сфере.

Кроме того, чтобы усилить эти ответные меры, Россельхознадзор также ввёл свои ограничительные меры. Даже если мы отменим по каким–то причинам, например политическим, наши ответные меры, останутся действия Россельхознадзора, который сможет регулировать этот процесс.

Это абсолютно правильно, потому что у нас есть вопросы к безопасности соответствующих продуктов. А каждое такое хозяйство должно проходить инспекцию, и необходимо действовать очень постепенно. Мы говорим об этом абсолютно открыто нашим коллегам, в том числе из Турции и из других стран. Мы будем проверять, мы не будем открывать всё. Они это понимают, это абсолютно нормально, мы здесь открыты для диалога со всеми.

Против нас действуют так, и мы действуем так. В мире это общепринятая практика. Я в том числе говорю это открыто и для средств массовой информации, мы будем действовать здесь именно таким образом, главное – соблюдать стандарты, главное – соблюдать все правила и действовать одинаково по отношению ко всем.

Три-четыре года нужно нашим инвесторам, чтобы в России было обеспечено конкурентоспособное производство этой продукции.

В.Путин: Спасибо.

Игорь Михайлович Руденя, пожалуйста.

И.Руденя: Уважаемый Владимир Владимирович! Уважаемые коллеги!

Развитие агропромышленного комплекса и сельских территорий – это один из приоритетов Правительства Тверской области. Для нас очень важно, что на федеральном уровне началась работа по формированию программы развития сельского хозяйства в Центральном Нечерноземье. Мы надеемся, что данная программа будет принята уже в текущем году.

Инициированная Вами, уважаемый Владимир Владимирович, работа по вводу в оборот неиспользуемых земель сельхозназначения и принятие соответствующего федерального закона окажут существенную помощь нашему региону в решении приоритетной задачи по вводу в оборот неиспользуемых земель.

Правительство Тверской области планирует за пять ближайших лет начиная уже с текущего года вовлечь в оборот не менее 100 тысяч гектаров неиспользуемой пашни. Таким образом, мы увеличим площадь используемых сейчас пахотных земель более чем на 20 процентов. Справочно: у нас в Тверской области – Вы сказали, собственно говоря, какие есть резервы, – и мы видим, что у нас используется только одна вторая, одна четвёртая часть (в зависимости от того, как быстро мы сейчас сможем это сделать) нашего потенциала.

Для комплексного развития растениеводства мы также намерены восстановить и сеть хлебоприёмных предприятий и линейных элеваторов. Потому что, когда будет растениеводство, соответственно мы должны получить урожай, дальше вопрос будет, куда его собрать и где его разместить.

Сегодня в порядке информации могу сказать, что у нас сохранилось только два хлебоприёмных предприятия и два мельничных элеватора, которые есть на территории Тверской области. Поэтому это тоже задача – восстановить инфраструктуру.

Второе важнейшее направление – это развитие молочного и мясного животноводства. Наряду с крупными аграрными проектами для данного направления мы считаем эффективным развитие формата малого и среднего бизнеса.

На прошлой неделе мы встречались с руководителями наших сельхозпредприятий и приняли решение о развитии кооперации в переработке данной сельхозпродукции. Потому что тяжело построить средним и маленьким свой завод, а в режиме кооперации, как это происходит в Европе, мы считаем, что это будет эффективно и достаточно быстро.

Для обеспечения реализации продукции наших предприятий мы намерены более активно использовать удачное географическое расположение Тверской области между Москвой и Санкт-Петербургом. Как и по всей стране, наши предприятия, производящие продукты питания, к сожалению, испытывают трудности с выходом на прилавки в федеральных торговых сетях, мы сегодня об этом говорили.

Но при том что у нас есть некоторые законодательные поправки, всё равно есть в чём совершенствоваться. Мы понимаем, что это естественный признак конкуренции и видим один из путей решения этого вопроса: это развитие собственной региональной розничной сети. В этой связи планируем со следующего года в рамках действующего законодательства оказывать максимальную поддержку в развитии региональной розничной торговли. И хотели предложить нашим коллегам по Центральному федеральному округу присоединиться к этому проекту.

Владимир Владимирович, если будет Ваше поручение, может быть – под эгидой Александра Дмитриевича Беглова, мы бы тогда такую программу разработали.

Важным и перспективным направлением для АПК Тверской области является льноводство. На сегодняшний день по площади посевов льна-долгунца мы вышли на первое место в России. Сейчас мы приступили к формированию льняного кластера и созданию безотходного перерабатывающего производства.

В настоящее время в АПК Тверской области реализуется 21 инвестиционный проект, в порядке информации хотел просто доложить. Это свыше 20 миллиардов рублей инвестиций и около двух тысяч новых рабочих мест.

Также мы видим большой потенциал для развития АПК Нечерноземья, в том числе и Тверской области, в развитии аквакультуры. У нас, в порядке информации, на территории Тверской области более 1760 озёр и более 900 рек, то есть это огромный водный бассейн. Могу сказать, что, так же как и дикоросы, о чём сейчас говорил Александр Николаевич, также и аквакультура имеет очень большой потенциал. Причём это формат среднего и малого бизнеса, это та же самая занятость людей, это то же самое вовлечение людей в деловую активность. Примером качественной реализации инвестиционных проектов крупного формата является фирма «Дмитрова Гора», на территории которой сегодня проходит наше совещание.

Хотел бы особо отметить, что надёжными партнёрами в развитии малого и среднего бизнеса на территории Тверской области являются Минсельхоз России, Россельхозбанк и Росагролизинг. Здесь присутствуют наши коллеги. Хотел доложить, что в апреле текущего года мы заключили соглашения с банком и с лизингом. На сегодняшний день мы уже получили 909 миллионов кредитных средств. Всего нам выделили по лимиту более 1 миллиарда 150 миллионов. Для сравнения, в прошлом году мы получили всего за весь год только 292 миллиона, то есть мы в три раза в этом году уже выросли на сегодняшний день за это непродолжительное время. Росагролизинг нам запланировал выдать до конца текущего года 50 единиц новой техники кроме текущих контрактов, которые они обслуживают.

Также хотел сказать, что в нашем регионе активно стало развиваться молодёжное фермерское движение. У нас на сегодняшний день в Тверской области начал свою работу Форум сельской молодёжи Центрального федерального округа. Он проходит на базе филиала Тимирязевской академии, которая расположена в городе Твери. Благодаря областной поддержке молодых специалистов мы считаем, что у нас есть такая устойчивая тенденция закрепления их на селе.

Уважаемый Владимир Владимирович! В завершение своего выступления хочу попросить Вас поддержать разработку и принятие программы развития сельского хозяйства в Центральном Нечерноземье, в Центральном федеральном округе именно в этом году, если это возможно, чтобы мы успели к бюджетному периоду уже сформировать какие–то стандартные предложения и соответственно предусмотреть в наших региональных бюджетах меры поддержки софинансирования, а также включить в данную программу меры по стимулированию льноводства, аквакультуры (то, о чём мы сейчас говорили) и дикоросов (то, о чём сказал Александр Николаевич), а также закрепление молодых специалистов и кадров на селе.

Также, Владимир Владимирович, просим дать поручение рассмотреть возможность по увеличению или дофинансированию Минсельхоза по субсидиям по длинным кредитам и коротким, потому что у нас часть проектов может зависнуть в середине инвестиционной фазы. То есть мы уже начали строить и боимся, что можем несвоевременно их закончить. Поэтому такая просьба. И конечно, очень рассчитываем на помощь Минсельхоза и Минфина в этом вопросе.

Большое спасибо за внимание.

В.Путин: Спасибо большое.

Сергей Валерьевич Королёв, пожалуйста, президент Национального союза производителей овощей.

С.Королёв: Уважаемый Владимир Владимирович! Уважаемые коллеги!

Разрешите сначала поблагодарить Вас лично, Владимир Владимирович, Правительство Российской Федерации, Минсельхоз за те меры поддержки, которые у нас появились по развитию овощеводства в стране. Это случилось не так давно, фактически это 2013 год, то есть мы в самом начале пути.

Могу Вам доложить, что результаты не заставили себя долго ждать. Мы на сегодняшний день имеем постоянный ежегодный рост. Если в 2014–2015 годах он составлял всего 6,5 процента, то за первый полгода 2016-го этот рост составил уже 22 процента. А по отдельным культурам, таким, например, как томаты, он достиг более 60 процентов. Это, в общем–то, рекорд отрасли, такого не было никогда. Это свидетельствует о том, что те меры господдержки и те субсидии, которые на сегодняшний день есть в госпрограмме, – они работают, привлекают инвесторов, и мы консолидируем достаточно большие объёмы инвестиций.

Могу Вам сказать, что за это время в отрасль инвестировано уже более 85 миллиардов рублей. Наверное, сегодня в агропромышленном комплексе тепличное овощеводство – это одна из самых быстрорастущих, если не самая быстрорастущая, подотрасль.

Нам, конечно, важно на сегодняшний день сохранить те темпы, которые мы набрали: инвесторы поверили, люди пришли, причём пришли не только из сельского хозяйства, а из свиноводства приходили, из сахарной подотрасли. Мы сегодня имеем инвестора из автомобильного бизнеса, нефтяного, из телекоммуникаций, из розничной торговли. То есть сегодня этот круг инвесторов расширяется, и, безусловно, мы очень рассчитываем, что то, что есть сейчас, те меры поддержки – они сохранятся для того, чтобы нам поддержать эти темпы инвестиций.

Всего нам нужно построить 1,5 тысячи гектаров теплиц, и на это нужно 300 миллиардов рублей. На самом деле это не такие большие деньги. То есть если мы создадим достаточно выгодные условия, то эти инвестиции придут. То есть у нас уже фактический результат на сегодняшний день есть. Нам нужно примерно инвестировать около 50–60 миллиардов рублей в год для этого. Если мы такие темпы сохраним, то к 2020 году, я хочу подтвердить слова Александра Николаевича, мы действительно уйдём от импортозамещения по самым сложным нашим позициям: это тепличные, это зимние овощи.

Что касается ситуации, которая есть сейчас, как она изменилась. То, что мы начали, – это очень хорошо, всё это развивается. Что изменилось? Изменилось то, что на сегодняшний день у нас резко подорожало оборудование, которое мы ввозим, потому что в основном оно всё импортное, мы закупаем за евро. Если раньше нам гектар теплиц обходился примерно где–то в 130 миллионов рублей, то на сегодняшний день цена достигла уже 200 миллионов рублей. Но при этом цены на готовую продукцию у нас не растут. То есть данные Росстата свидетельствуют о том, что в этом году у нас действительно нет роста цены. Правительственная комиссия по мониторингу цен на продовольствие…

В.Путин: В прошлом году рост был какой?

С.Королёв: В прошлом году был 15 процентов. То есть рост цен и на самом деле потребительский спрос на сегодняшний день очень ограничены, поэтому мы даже не видим для себя никаких перспектив для роста и не хотим этого роста на самом деле, потому что нам нужно сбывать свою продукцию. То есть мы в такие немножко экономические ножницы попали. Срок окупаемости проектов у нас увеличился где–то с 7–8 до 11–12 лет именно из–за этого. Конечно, эту ситуацию необходимо как–то анализировать. То есть мы это уже делаем совместно с Министерством, с Правительством в части того, как нам сократить эти сроки окупаемости.

Фактически на сегодняшний день речь идёт о том, что у нас самая большая статья затрат, особенно операционные затраты, – это электричество, Вы правильно сегодня сказали об этом. У нас требуемая мощность для строительства одного гектара составляет 2 мегаватта в час. Если мы построим 1,5 тысячи гектаров теплиц к 2020 году, то потребляемая мощность достигнет 4 гигаватт в час. Это будет один из крупнейших потребителей в России по электроэнергии – тепличная отрасль. Причём потребитель постоянный, который без этого работать не может, он не может остановить производство, он постоянно выращивает.

Вы дали поручение, мы активно его отрабатывали под руководством Аркадия Владимировича. Сегодня, безусловно, самое простое и технологичное решение – то, что хотят все: снизить тариф до 2–2,5 рубля, чтобы все могли прийти в региональную сеть подключиться, и это бы работало. Но мы понимаем проблему перекрёстного субсидирования. Действительно, эта проблема тоже есть.

Один из вариантов, который мы обсуждаем, наиболее реальный – это подключение к сетям ФСК. Сети ФСК на сегодняшний день – единственный из всех вариантов, который даёт возможность получить тариф два рубля. Могу вам сказать, что буквально позавчера было проведено совещание в Минэнерго, и ФСК обнародовало цифру, то есть они уже получили заявок на подключение на 1 гигаватт в час от тепличных комплексов.

Но, безусловно, это достаточно такая дорогая история, потому что подключение стоит – если у нас комплекс, допустим, средний стоит 2 миллиарда, то подключение – примерно 500 миллионов. И соответственно у нас возникает проблема, что у нас действует программа так называемого возмещения 20 процентов капитальных затрат, и мы бы очень хотели, чтобы эти затраты тоже туда попадали, чтобы нам снизить нагрузку на наших инвесторов.

Есть ещё один механизм тоже в рамках ФСК, Владимир Владимирович, – это подключение к так называемым уже существующим резервным мощностям напряжением ниже 110 киловольт. Но это нужно делать по отдельному распоряжению Правительства. Конечно, если взять наш отдельный тепличный комплекс, он никогда не дойдёт до Правительства и не сможет решить этот вопрос.

Нам хотелось бы, конечно, чтобы был разработан такой регламент, который бы позволял нам системно подключить к имеющимся мощностям, о которых я сказал, наши тепличные комплексы. Это бы существенно удешевило наши затраты, буквально в разы. Сегодня такая работа уж ведётся. Мы примерно по четырём площадкам уже получили предложения от ФСК. Нам необходимо просто их сейчас дальше отработать.

В.Путин: А как с понижением мощности вы справляетесь?

С.Королёв: С понижением? Там у нас есть два варианта, то есть это свыше 110 киловольт подключение к сетям и ниже 110. Если свыше 110 – это можно делать и без разрешения Правительства, а ниже 110 киловольт – это отдельное распоряжение.

В.Путин: Распоряжение – ладно, а технологически? Там же нужно трансформаторы строить для понижающей…

С.Королёв: Нет, понижающие трансформаторы и там, и там нужно. Но только во втором случае это стоит в разы дешевле, потому что они уже существуют там, просто к ним нужно подключиться.

Мы сейчас все эти площадки отрабатываем. Создана уже на сегодняшний день карта распределения этих мощностей – она отработана с Министерством энергетики, и мы, безусловно, по этому пути пойдём. Но здесь, конечно, нужен именно системный подход, чтобы мы и по одному варианту, и по второму могли подключаться, и получали по этому направлению тоже субсидии так называемые – 20 процентов возмещения капитальных затрат. Потому что это составная часть тепличного комплекса. Это достаточно большие деньги, я сказал уже, – 50 миллиардов рублей, а если мы 20 процентов берём, то это 10 миллиардов в год. То есть мы эти цифры, собственно, и в Министерство сельского хозяйства дали, и Правительство проинформировали.

Безусловно, если мы этот вопрос решим по электроэнергетике, то думаю, что у нас инвестиционный процесс продолжится так же активно, как он начался.

Мы сегодня также обсуждали вопросы субсидирования покупки электроэнергии, но тут есть определённые бюджетные ограничения. Безусловно, мы пониманием, поэтому будем работать по варианту ФСК пока. Самое главное, чтобы этот вариант сохранился, и нам давали такую возможность. Аркадий Владимирович нас поддерживает в этом вопросе, поэтому мы будем двигаться.

В.Путин: У вас уже принято решение?

А.Дворкович: У нас проект акта уже подготовлен, поэтому в течение нескольких дней, думаю, может быть выпущен.

В.Путин: Постановление Правительства?

А.Дворкович: Да, постановление Правительства.

С.Королёв: Владимир Владимирович, и сегодня уже обсуждался вопрос – безусловно, мы все знаем, что у Вас состоится встреча с Президентом Эрдоганом. По Турции у нас введены ответные меры. Они действительно дали результат. В этом году большинство наших тепличных комплексов перепрофилируются с огурцов на томаты. До этого у нас было 75 процентов всех площадей занято под огурцом и только 25 – под томатом, потому что было очень тяжело конкурировать с турецкой продукцией, которая, к сожалению, очень низкого качества и небезопасная. Поэтому они обрушивали рынок, и наши производители уходили в другие культуры.

В.Путин: Аркадий Владимирович сказал сейчас о том, что мы будем обращать внимание в любом случае на качество продукции.

С.Королёв: Спасибо.

И могу Вам сказать, что тот результат, который мы имеем сегодня, плюс 60 процентов по томатам, – это как раз ответ на те ограничения, которые были введены. Мы успели перепрофилироваться и увеличить это производство. Нам тоже нужно это сохранить. Кстати, и турецкая лира тоже сейчас очень сильно обесценилась, девальвировала на 30 процентов по отношению к рублю, это тоже создаст им дополнительные экономические конкурентные преимущества на нашем рынке.

Владимир Владимирович, ещё один вопрос, который хотели поднять, он, безусловно, касается не только овощеводства, но и других направлений сельского хозяйства. Сегодня мы бы хотели обсудить порядок отбора инвестиционных проектов, потому что сохранить инвесторов очень важно для нас сейчас в этот сложный момент, когда у нас есть определённые бюджетные ограничения. Мы считаем, что инвестор, когда он заходит в проект, должен знать, что, когда он этот проект реализует, он точно получит обещанные деньги, обещанные субсидии. Потому что сегодня иногда получается так, что он получил кредит, всё оформил, принёс заявку – и какое–то время не проводится отбор.

В.Путин: Да, я знаю такие случаи.

С.Королёв: Владимир Владимирович, по капексам то же самое. Мы сегодня считаем, что нужно разработать механизм, который бы на этапе входа в проект инвестора давал ему гарантию, потому что, когда он его реализует, он получит эту поддержку. Самое главное, чтобы это была ответственность двусторонняя. Если инвестор не сделал то, что обещал, то он должен понести какой–то штраф за это или какую–то ответственность.

Поэтому мы предлагаем предусмотреть порядок, особенно по отбору проектов по возмещению капитальных затрат, 20 процентов, заключать соглашения между федерацией, регионом и инвестором, и чтобы это соглашение …

В.Путин: Федерация – это кто, Минсельхоз?

С.Королёв: Да, в лице Минсельхоза. Для того чтобы и у федерального центра, и у региона, и у инвестора был понятный регламент действий, порядок действий и сроки исполнения этих обязательств. Тогда это позволит нам включить это в бюджетный процесс в рамках программы проектного финансирования.

В.Путин: Сергей Валерьевич, я Вас полностью поддерживаю. Знаю такие случаи, когда все вроде пообещали, разговоры состоялись, а к моменту оформления документов выясняется, что кого–то вычеркнули из программы, кого–то забыли или специально отодвинули.

С.Королёв: Владимир Владимирович, знаете, получается так, что если вдруг вычеркнули, как Вы сказали, то в первый год – это дефолт.

В.Путин: Да.

С.Королёв: Нарушение обязательств, и всё. Даже сейчас с банками получается такая ситуация, что они эти меры поддержки, вроде которые есть в госпрограмме, продекларированы, но многие их не учитывают в расчёте окупаемости проектов и оценки рисков по проектам. Поэтому, если бы мы такой механизм ввели, и для банков было бы проще принимать решение.

В.Путин: Давайте обязательно зафиксируем это в сегодняшнем решении. Вопрос просто в повышении дисциплины совместной работы на этих трёх уровнях, о которых Вы сказали. Вы правы.

С.Королёв: Спасибо.

В.Путин: Спасибо большое.

Пожалуйста, Юшин Сергей Евгеньевич, руководитель исполнительного комитета Национальной мясной ассоциации.

С.Юшин: Здравствуйте, Владимир Владимирович! Добрый день, уважаемые коллеги! Спасибо за предоставленное слово.

Во–первых, мне, с одной стороны, проще, с другой – сложнее, потому что основные вопросы, о которых я сегодня хотел бы сказать, уже и Вы в своём вступительном слове упомянули, Александр Николаевич достаточно подробно, но всё же какие–то акценты хотелось бы сделать.

Во–первых, спасибо за Вашу высокую оценку. Вы заметили, что мясную отрасль мы создали. Правильно сказал Сергей Анатольевич, с 2006 года начался такой глобальный у нас скачок. И, что греха таить, сегодня иностранные телевизионные компании чаще приезжают на наши предприятия снимать передачи, чем федеральные. Японцы уже в Брянской области были, американский Wall Street Journal пишет. Действительно, это не фанфары – это реальный успех.

Хотел бы обратить внимание, что когда мы говорим о Центральном Нечерноземье, абсолютно правильно было сказано, что одно из направлений, которые здесь можно развивать, – это мясное скотоводство. Более того, именно Брянская область, одна из областей, которая как раз относится к региону, стала таким лидером. Вы знаете, этот проект «Мираторга» – в том, чтобы создавать базу для дальнейшего развития.

Но хотел бы обратить внимание, вообще в целом ситуация, конечно, с крупным рогатым скотом в регионе очень сложная, гораздо сложнее, чем в среднем по стране. Если поголовье молочного и мясного скота упало на 65 процентов с 1990 года, то в областях, которые сегодня здесь представлены, – от 80 до 88, то есть тяжёлая ситуация. При том что в целом мы понимаем, и правильно сказал Александр Николаевич, пастбища есть, климат хороший, влага есть, логистическая составляющая присутствует, эпизоотическая ситуация здесь лучше, чем в ряде регионов.

Поэтому я думаю, что сейчас, вслед за Брянской областью – не думаю, я практически уверен – и другие области подключатся к развитию мясного скотоводства. Почему я так думаю? Потому что, во–первых, уже, в частности, в Смоленской, Орловской, Калужской областях и в Брянской уже с начала года построено пять новых ферм по пять тысяч поголовья каждая, с пастбищами. Смоленская область недавно подписала дополнительное соглашение на инвестиции в 6 миллиардов. Это тоже дополнительные фермы. А всего будет построено несколько десятков крупных товарных ферм.

Но, как совершенно правильно было сказано, рассчитывать на постоянное развитие отрасли, только опираясь на мощные компании, это недальновидно. У них всё равно ограниченные ресурсы, будь то финансовые, человеческие, управленческие и так далее. Поэтому мы подходим к тому моменту, когда мы должны фактически вовлекать средний (мелкий я бы не хотел говорить, всё–таки средний) бизнес на селе в некие технологические процессы, которые им можно отдавать фактически на аутсорсинг. Сегодня мы даже начали прорабатывать программу такую взаимодействия с фермерами.

В.Путин: А что это может быть?

С.Юшин: Сейчас я скажу. Мы до сих пор ставили цель и её, в общем–то, выполняли – наращивать маточное поголовье. Понятно, что это всегда нужны большие площади, опять–таки пастбища и так далее. Но есть такой цикл в производстве, называется он по–простому «корова – телёнок», когда у фермера на пастбище – конечно, это должно быть культурное пастбище с соответствующими травами, должна быть скважина, вода обязательна (в такую погоду пять часов без воды – и скота больше нет у вас) – фермер содержит, продаём ему нетель или тёлочку, её осеменяют под присмотром опять–таки соответствующих правильных людей технологически, дальше обслуживание ветеринарное, обеспечение соответствующими семенами. Технику ему тяжело покупать, можно в аренду технику сдавать и так далее, – то есть он под крылышком, как франшиза фактически. Его задача одна – смотреть за скотом в соответствии с определённой технологической картой и (примерно через два года это будет) сдавать бычка обратно, продавать, простите, по заранее оговорённой цене, то есть он может уже просчитать экономику, обратно на такую компанию-интегратор.

Потому что этим компаниям, у которых сегодня образуется маточное поголовье, важно свои мощности по убою заполнять своим скотом. Его же не хватает, но скот должен быть стандартизированный, определённых кондиций. Простите, я сказал, что сначала на убой, – неправильно: сначала он на свою площадку откормочную, вы тоже видели, где уже финальный докорм проходит, там 4–6 месяцев, и мы получаем тот скот, который идёт на убой. То есть фермер точно знает, что его работа от сих до сих, но это работа, это тяжёлая работа, вообще работа с КРС не для слабонервных.

Здесь что очень важно? У нас сегодня, к сожалению, Росагролизинг ограничен нормативно так, что он может только приобретать и передавать в лизинг с господдержкой племенной скот. Но зачем фермерам заниматься этим племенным скотом? Это не их дело, правильно же? Поэтому нам сегодня, помимо того что, конечно, племенную базу мы будем наращивать и расширять, нам надо расширять эту товарную уже базу, то есть скот, который пойдёт уже на убой. И мы предлагаем как одну из мер предусмотреть, разработать Минсельхозу совместно с Росагролизингом механизм, согласно которому можно было бы приобретать такой товарный скот, чистопородный (это очень важно, чтобы отбирали они не мусор какой–то) скот мясных пород для передачи с господдержкой и соответствующим субсидированием фермерам.

Что касается самих программ – в частности, проект такой программы в Ивановской области уже губернатору представили, он уже с удовольствием на базе одного из своих предприятий готов этим заниматься. В этом участвует и наша ассоциация, и Союз производителей говядины, Союз скотопромышленников России. И самое главное, что сейчас тот момент, когда и крупные компании, которые раньше не хотели этого (потому что где фермеров ещё взять), – они тоже поняли, что в этом будущее, так они быстрее смогут заполнять свои мощности.

То есть первое – это нужно, чтобы у нас был инструмент, чтобы скот доставался, скажем так, по доступной цене или с доступным финансированием.

Второе – это, как раз Вы уже тоже сказали (я понял, что вопрос практически решён), увеличение грантовой поддержки. Мы так считаем. Мы не просим дополнительных денег, пусть будет меньше фермеров да лучше, как говорилось. Просто их надо обучать, потому что, когда мы говорим о вовлечении фермеров в такую кооперацию, мы всё–таки имеем в виду, что экономически это им интересно, когда это, скажем так, не пугайтесь, от 200 гектаров. Тогда он получает, если расчёты сделаны, порядка 180 тысяч рублей в месяц дохода. Это уже солидная штука получается. Конечно, более мелких тоже можно, но там доход будет поменьше. Но, как говорится, надо с чего–то начинать. Поэтому, если гранты увеличат, мы с удовольствием это будем приветствовать.

Конечно, огромная просьба к регионам. Нам уже сейчас надо таких людей постепенно в регионах искать. Мы сюда летели, с губернатором разговаривали. Нам надо с людьми уже начинать разговаривать, понять, кто готов вообще включаться в эту работу. Может, у кого–то уже есть земля, или кто–то по каким–то механизмам сможет получить от региона льготную аренду, или что–то. Но нам сегодня надо формировать этих людей, их надо начинать обучать, потому что знаний этих нет, Владимир Владимирович. Вы знаете, мы с нуля строим всё это. Поэтому к регионам такая большая просьба. Это не только фермеров – небольшие сельхозорганизации тоже могут это делать. Конечно, это очень существенное вовлечение земель в сельхозоборот.

Хотел бы напомнить, я как–то уже к Вам обращался с такой идеей, понимая, что это денежная идея, но сегодня она прозвучала: всё–таки нужно каким–то образом материально стимулировать возврат земель в сельхозоборот. Если мы не берём какие–то пашни, а только пастбища со средней залесённостью, то без учёта скважины, без учёта ограждений, но с учётом того, что мы траву посеяли, это на гектар 20 тысяч рублей. Это не так мало. Если бы мы изыскали какие–то ресурсы, не знаю там – внутренние, для того, чтобы вводить, 100 тысяч гектаров – один миллиард. В общем–то, кажется, сумма небольшая, но 100 тысяч гектаров – это огромные площади, и, главное, кумулятивный эффект для регионов совершенно другой, не на миллиард будет. Поэтому я бы, наверное, постарался такие деньги найти.

И конечно, надо вовлекать активнее недавно созданную корпорацию по поддержке малого и среднего предпринимательства. Почему? Во–первых, они уже с аграриями работают, а во–вторых, у них среди задач есть создание консультативных центров. Поэтому я думаю, что мы можем попросить регионы, чтобы они поплотнее взаимодействовали с корпорацией для того, чтобы опять–таки такие центры создавать в областях, куда фермеры могли бы обращаться за соответствующими знаниями. А мы бы помогали эти знания до них доводить.

Поэтому, повторяю, мясное скотоводство будет обязательно развиваться в ближайшие годы очень активно в Центральном регионе. Но хотелось бы, повторяю, чтобы мы постепенно делали это как в других странах. Последняя цифра: в Америке на фермеров, у которых до 500 голов, приходится более 30 процентов всего поголовья страны. В Германии на фермах от 200 голов, я про мясной скот говорю, – 44 процента. То есть вот основа как раз сельской жизни.

Теперь о старом, о больном. Вы меня извините, может быть – я десятый раз говорю про АЧС, ещё в 2008 году в Ершово сказал, что это наша будущая беда. Но всё же хотел бы акцентировать то, о чём говорил Александр Николаевич, тем более здесь присутствует один из крупнейших свиноводов, Сергей Анатольевич. Только могу подтвердить, так как я, собственно, с первого дня член штаба по борьбе с АЧС.

К сожалению, меняются руководители, которые посещают совещания, именно посещают, они не работают, а посещают совещания штаба из Минприроды, но они не работают там для того, чтобы решить проблему. Это постоянная ссылка на какие–то нормативные акты, почему того и сего нельзя.

Аргументы смешные: мы должны сохранить видовое многообразие. Да, конечно, у нас страна Россия большая, и можно кабанов сохранить в другом месте, тем более их завезли в Центральную часть искусственно в советское время, искусственно. Это смесь дикого кабана со свиньёй, но это завезли, его тут не было. Поэтому даже если вдруг будет депопуляция полная…

В.Путин: Откуда завозили?

С.Юшин: Из других районов, здесь не было этого.

В.Путин: Ладно уж, не было!

Реплика: Из Краснодара завозили и из Сибири завозили. Это было в 1950-е годы.

С.Юшин: Владимир Владимирович, когда я прихожу на совещание, Вам я не могу ни одну цифру соврать. Это будет последний мой шаг, потому что это как у сапёра. Нет, это точная информация, у нас специалисты всё проверяют. Спасибо, что поддержал, Сергей Алексеевич, действительно не было.

Хорошо, Минприроды говорит: это инвестиция в кабанов. Сегодня цифра звучала: 350 миллиардов вложено в свиноводство. Мы вообще что сравниваем6 продовольственную безопасность страны, наш потенциал экспорта или желание поохотиться? Но, простите, можно поохотиться на кабанов в Сибири или где–то ещё. Или есть олени, косули.

Поэтому, Владимир Владимирович, от всего свиноводческого сообщества говорю следующее. Кабаны в Центральной части России, в регионах, которые поражены, и соседних должны встречаться реже, чем слоны и леопарды, реже. Это совершенно не шутка. У нас в этом году ситуация приближается к самой плохой – к 2013 году: АЧС подобралась к самым крупным комплексам – к Тамбовской области, к самым крупным иностранным инвесторам, которые, кстати, уже вложили порядка 800 миллионов долларов в российское сельское хозяйство, – тайцы. Они уже под угрозой. Мы же всех распугаем. Поэтому, извините, что я так эмоционально, но нет уже сил наблюдать за тем, как кабаны… Повторяю, это не единственная проблема, но одна из главных проблем. Кстати, в Польше к уничтожению (нет другого слова) кабанов сельскохозяйственная палата привлекла армию, а в Эстонии платят за каждую голову 100 евро.

Реплика: 80.

А.Беглов: У нас пять регионов граничат с Украиной и Белоруссией.

С.Юшин: Это проблема. Вы абсолютно правильно сказали, что ещё нужно смотреть, чтобы оттуда ничего не пришло.

А.Беглов: Специально запускают к нам, диверсии такие есть.

В.Путин: Давайте про диверсии сейчас не будем, но то, что такие случаи возможны, конечно, это очевидно.

С.Юшин: Да уж, как мы растём, занимая уже шестое в мире, никто ничего не должен исключать.

Поэтому просьба большая дать соответствующее поручение Минприроды, Россельхознадзору приступить, скажем так, разработать, может быть, программу максимальной – я понимаю, что невозможно всех кабанов выбить, – депопуляции. Дискуссии на эту тему пора прекращать.

По этому же вопросу в 2013 году ещё Аркадий Владимирович дал поручение Россельхознадзору, Минсельхозу, Россельхозакадемии, Росстату утвердить правила идентификации животных. Понятно, что у нас сегодня, когда животные и продукция перемещаются бесконтрольно фактически (хорошо, бумажные переведём на электронные), мы не можем оперативно, моментально реагировать на соответствующие угрозы. Здесь вопрос не только в АЧС.

Вы знаете, у нас ящур, сибирская язва с оленями случилась, нодулярный дерматит, который просто может убить наш КРС. Поэтому большая просьба дать поручение ведомствам ускорить принятие этих правил по идентификации животных. Более того, это наши обязательства как страны в рамках Евразийского союза. Наши коллеги, белорусы и казахи, худо-бедно, но уже сделали.

И следующее. Уже немного поднимали административную ответственность за нарушение ветправил. Понятно, когда нигилизм правовой присутствует: ну что мы такие жёсткие люди, мы же свободные, – то людям, когда маленькие штрафы, гораздо выгоднее нарушать правила: перевозить животных бесконтрольно, продавать без соответствующих документов.

Ну, хорошо, сколько собирает Россельхознадзор штрафов? Я могу сказать, средний штраф с юридических и физических лиц за последние полгода составил меньше 10 тысяч рублей за раз. За год собирается 100 миллионов, потери бюджетов и бизнесов – миллиарды рублей. Поэтому штрафы по КоАПу должны кратно расти.

Когда человек едет пьяным за рулём – это очень плохо, но он может две-три машины, два-три калеки, не дай бог кто погиб. Когда у нас эпизоотия – это не только тысяча животных, но это многие жизни людей находятся под угрозой. Поэтому большая просьба – дать поручение Минюсту и Минсельхозу внести предложение о кратном повышении ответственности за нарушение ветеринарных правил.

И самое последнее. Вы сегодня сказали, что 10 лет назад начали, будет нескромно, но я думаю так: апэкашники, колхозники за это время очень много чего сделали. У нас нацпроект начался 10 лет назад, фактически юбилей. Поэтому я думаю, что лидеров отраслей, инвесторов, не только доярок, это всегда красиво, но инвесторов, которые рискнули своими деньгами, многие жён и детей заложили, чтобы только построить свои свинокомплексы или крупный рогатый скот, надо каким–то образом в этом году отметить.

В.Путин: Отметим. Но перегибать по поводу того, что заложили жён и детей, – это перебор: помогать нам должны и жёны, и дети.

Да, пожалуйста, прошу Вас.

О.Ковалёв: Уважаемый Владимир Владимирович! Уважаемые коллеги!

Я по АЧС тоже хочу сказать. На сегодня мы столкнулись в Рязанской области с этой темой в 2015 году, когда началась в нацпарке «Мещёра», – ничего не могли поделать, то, что он сказал. Потом это пришло в Приокский биосферный и сейчас по всей Рязанской области. Еле держим крупные хозяйства.

Но, когда мы начали заниматься, оказывается, Минприроды вообще не слушает эпизоотическую комиссию. МВД выполняет наши решения, там другие силовые структуры, Минобороны выполняет решения, а Минприроды не выполняет решения. Это первое.

Второе. У нас действует инструкция, которая говорит о борьбе с чумой, с 1980 года. Она уже морально и физически устарела. Необходимо постановлением Правительства принять новый нормативный акт, который отразил бы все аспекты исходя из реалий сегодняшнего дня.

Даже такой парадоксальный вроде бы пример. Там, где есть карантин по АЧС, но, допустим, в крупном хозяйстве нет АЧС, он может продавать свинину со своим сертификатом через торговую сеть, а через рынки не может. А рынки–то уже другие стали, они уже торговые места, там ещё входной контроль есть, не только выходной, когда из хозяйства идёт, – входной. Они не могут там. То есть это всё необходимо сконцентрировать, и такую инструкцию принять.

И ещё одно хочу добавить. Полностью согласен с Александром Николаевичем, необходимо, конечно, сохранить и, может быть, усилить программу устойчивого развития сельских территорий, потому что всё, что мы реализовываем, это всё опирается на кадры. Кадры – это когда мы развиваем село, инфраструктуру, тогда мы берём.

Мы в этом году на село отправили 60 молодых специалистов, 60 семей. Естественно, они получили там определённые подъёмные и всё, но жилищная проблема там. Детские сады, вся эта инфраструктура, даже интернет – это необходимо нам делать. И эта программа должна всё–таки быть усилена, особенно по нашему Нечерноземью, по нашему региону, Владимир Владимирович.

Спасибо.

Реплика: Можно короткое предложение?

В.Путин: Да, пожалуйста.

И.Руденя: По африканской чуме. Я не знаю, может быть, Аркадий Владимирович поддержит меня и Александр Николаевич.

У нас раньше охота была в Минсельхозе, за полномочиями закреплена. И у нас всё было в одних руках: и Минсельхоз, и Россельхознадзор – и был полный контроль. Отдали в Минприроды – Минприроды теперь их не слушает и, кроме того, ещё и не взаимодействует должным образом с Россельхознадзором. Поэтому, если можно, если Аркадий Владимирович не будет возражать с Андреем Рэмовичем, поручить рассмотреть вопрос Правительству всё–таки передать функцию охоты обратно в Минсельхоз и в Россельхознадзор, соответственно будет, как раньше это у нас было исторически всегда, регулировать эту историю. Потому что в Минприроды краснокнижные только были животные, у них не было этой истории с охотой. Я просто думал, вы посмотрите на комиссии, взвесьте.

Реплика: Абсолютно правильно.

В.Путин: Аркадий Владимирович говорит: подойдём творчески.

И.Руденя: Это правильно абсолютно. С этого момента бардак и начался. Как только в Минприроды отдали охоту, так и история началась.

Реплика: В Россию АЧС зашла через Грузию, Абхазию, Сочи и через горы.

В.Путин: Андрей Рэмович, давайте мы в поручении Правительству аккуратненько, но укажем на это, с пометкой «рассмотреть вопрос и доложить». Если все руководители регионов придерживаются этой точки зрения, а я так понимаю, что это фактически единая позиция, то нельзя мимо этого проходить.

С.Орлова: Можно?

В.Путин: Да, пожалуйста.

С.Орлова: Мы все столкнулись в этом году, у нас в ЦФО мы не одно совещание провели межрегиональное, потому что без этого мы не справились бы с этой темой. Кабан мигрирует за ночь только 40 километров и в течение месяца разносит: траву покосил, где прошёл кабан, – пожалуйста.

Почему координация: у нас началось всё с охотхозяйств, больше на 400 тысяч голов. Мы так боролись с бешенством с лисами: дали деньги на отстрел и побороли бешенство. Так же и с кабаном.

Конечно, Минприроды не отвечает. Абсолютно правы мои коллеги: если был бы координирующий орган, мы договорились с Минсельхозом, они провели селекторное, а когда будет координирующий орган, тогда какая–то ответственность будет. Поэтому здесь я коллег полностью поддерживаю.

Теперь по электроэнергии, Владимир Владимирович. Мы каждый имеем свою инвестиционную программу. И, естественно, мы заинтересованы в развитии – всё, что касается тепличных хозяйств. Каждая инвестиционная программа предусматривает льготы, когда заходит инвестор. Тем более Вы приняли это решение, то, что касается субсидирования по теплицам. 15 тысяч мы сдали, и сейчас там в Торчино над 50 гектарами ещё работаем с Минсельхозом, со всеми. Смысл какой?

У нас есть ещё гарантирующие поставщики, и, мне кажется, Аркадий Владимирович, рынок гарантирующих поставщиков – 2,7 триллиона. Не постесняюсь сказать, что они там жируют. Когда у кого–то нет, они друг на друга перекладывают и всё закрывают. Но главный инвестор ничего не получает от этого, программа–то инвестиционная с МРСК. Хорошо, на ФСК переложить. Мне кажется, тот, кто получил статус гарантирующего поставщика, тоже должен работать на инвестора. Это тогда будет очень правильно.

Казалось бы, наша область небольшая, Владимир Владимирович, но я уже говорила, и коллеги знают, прошлый год мы заняли первое место по молоку. Мы плюсуем: в ЦФО – первое, седьмое – по России. На 2 тысячи голов мы купили больше. Мы стали развивать кроликов на 28 тысяч тонн, грибы. Вот сказал Александр Николаевич. У нас было грибоварен 140 во Владимирской области. Сейчас у нас, конечно, 140 нет, но мы это всё восстанавливаем по карте, два завода, всё это перерабатываем.

Теперь по поддержке малых форм. Абсолютно правильно коллеги говорят, малый и средний бизнес в сельском хозяйстве не просто пошёл, а пошёл как литерный. Вот у нас 14 фермерских хозяйств, 90 начинающих. Чего они только ни выращивают: цесарки, гуси, кролики, бараны, коровы, крупный рогатый скот. И абсолютно правильно.

Но мы ещё снизили ставку земли. Почему? Потому что для них это тоже большая поддержка. У нас 225 тысяч гектаров земли не используется. Это непростая тема, Вы абсолютно правильно сказали, законы приняты, через суды сегодня забираем и эти вещи решаем.

Фонд Бравермана. Александр Николаевич, у нас два завода по производству сыра, и Вы пробовали. Второй завод мы ведём сейчас через фонд Бравермана. И на этом заводе менеджер, кстати, швейцарец. Так что мы тоже скоро будем конкурировать по сырам. А один из них – это Джон, англичанин, который Вам задавал вопрос; у него великолепные сыры.

Закон № 244 помогает, торговые сети стали откликаться. Они даже второй год у нас финансируют под заказ.

В.Путин: Откликаются они как?

С.Орлова: Кстати, но это трудно было, Владимир Владимирович, я Вам скажу, очень тяжело было с ними навести порядок. Но мы сейчас выставили стационарную торговлю, 50 машин у нас, тоже хороший комплекс сдан, у нас тоже вкусная колбаса очень и йогурт (кстати, с нашей клюквой, который делает Судогодский завод).

Поэтому первое. Спасибо Вам большое за поддержку этой программы. Коллеги абсолютно правы, 10 лет прошло – село поднялось. Мы начинаем занимать уже и внешние рынки, мы уже горох поставляем в Арабские Эмираты и дальше будем двигаться по этим рынкам. Поэтому, считаю, денег просить сейчас лишних неприлично, просто нужно минимизировать риски. Если будет семь субсидий, их можно будет разумно распределить, у кого на поддержку почвы. Мы рапс сегодня высаживаем, у нас кстати, хорошее льняное масло. Два завода уже по производству льняного масла. Это тоже всё копеечка туда же идёт, в бюджет. И сельское хозяйство сегодня больше дало налогов, чем в 2013 году.

Поэтому Вам спасибо большое. Сегодня такой день – иконы Владимира, поэтому я думаю, что сегодняшний день тоже даст такой нам всем посыл. И думаю, что сельское хозяйство – одно из таких драйверов развития. Хотела коллег поблагодарить: и Россельхозбанк, и Рослизинг, и все ассоциации.

Знаете, люди стали закрепляться на селе, Владимир Владимирович. И водопровод пошёл, и ФАПы. И, если только программа по школам – помните, мы по садикам сделали капитальный ремонт, не только строительство, а если мы по школам ещё сделаем, мы тогда сможем ещё сельские школы отремонтировать.

А так спасибо большое.

В.Путин: Отметим праздник принятием решения о развитии сельского хозяйства в Нечерноземье.

Пожалуйста.

А.Артамонов: Спасибо, уважаемый Владимир Владимирович.

Мне, как человеку, который долго работал в сельском хозяйстве, приятно сегодня присутствовать при этом разговоре, потому что говорят профессионалы. А сельское хозяйство, я рискну сказать, – это самая сложная отрасль народного хозяйства. Здесь не только специальными знаниями надо обладать, но ещё и интуицией – в расчёте на погодные условия, стечение различных факторов и так далее.

Сегодня Александр Николаевич сказал, несколько цифр приводил в сравнении с Белоруссией. В Белоруссии, конечно, климат помягче, они, в отличие от нас, в марте начинают посевные работы, а мы – в конце апреля – мае. Самое главное то, что белорусы в советское время мелиоративные работы провели по уму, а не так, как мы: просто закопали деньги во многих случаях, и всё. Я этому был свидетелем и сам вынужден был участвовать. Мы пролетали с вами, видели посреди болот железобетонные мосты стоят. Тем не менее, конечно, мелиоративными работами заниматься надо, особенно в результате того, что мы получили.

Мы же долго не могли, и Вы несколько раз обращали на это внимание и торопили с принятием закона об обороте сельхозземель, но сопротивление было мощнейшее. За это время, конечно, многие наши поля подзаросли, причём основательно, а кое–какие уже теперь в лесные угодья надо переводить.

В этом смысле, конечно, в наших краях, о чём сегодня речь идёт, в Центральном Нечерноземье эти средства на мелиорацию должны быть в первую очередь направлены на освобождение этих полей от закустаренности, от уже появившейся лесной растительности. Если мы опять их направим на осушение или орошение, – это актуально, но это будет потом. Сейчас это надо сделать в первую очередь, пока ещё, может быть, год-два природа нам даст возможность эту работу сделать.

Мы у себя создали свою МТС государственную, она как раз этими работами и занимается. Когда приходит инвестор, мы им помогаем освободить эти поля и сделать их пригодными. Но, конечно, силами одного только региона мы достаточной мощности создать не в состоянии. И здесь было бы очень здорово, если бы мы совместно эту работу делали.

Совершенно правильно, сегодня много различных отраслей, которые, может быть, в советское время нам казались бы экзотическими, а они оказываются востребованными и очень хорошо развиваются, в том числе и грибоводство. Очень многие фермеры сегодня занимаются выращиванием грибов, не только шампиньоны, но и вёшенка, которая в несколько раз более ценная, чем шампиньоны. Но грибы, Александр Николаевич, не значатся у нас ни в одной из программ, и они никакую поддержку не получают.

Мы, кстати говоря, не только импортируем грибы, но мы их в огромном количестве экспортируем, только экспорт наш неорганизованный. Вот сегодня всё наше население сельское – оно где: в лесах собирает лисички. Поляки закупают, эти же самые прибалты, и не факт, что меньше, чем на два миллиарда, на которые мы закупаем шампиньоны. Но организовать эту работу – и мы бы сами могли закупить и поставить, как государство, тогда, конечно, было бы гораздо больше толку.

Вот то, что касается всё–таки закона об обороте земель сельхозназначения. Ну, первое. Владимир Владимирович, там вкралось одно словечко, которое… – но это опять же вот оппоненты нам оставили: регионы обязаны выкупать те земли, которые мы будем изымать у недобросовестных пользователей. Надо было записать: «имеют право». Что такое «обязаны»?

При нашем сегодняшнем безденежье, вы прекрасно понимаете, это значит поставить, нам сказать: хотите – занимайтесь, только деньги ищите, чтобы выкупить у нас, причём по цене не менее 50 процентов от кадастровой стоимости. А она сегодня на рынке стоит 10 процентов от кадастровой стоимости. Здесь надо всё–таки ещё изучить этот вопрос, и я свои предложения давал (кстати говоря, они не были приняты) на этот счёт. И можно было бы здесь ещё поправить.

И второе. Владимир Владимирович, к этому же закону. На наш регион у Россельхознадзора 14 инспекторов. Когда они смогут актировать эти все земли? Им нужен не один год, а десятилетия. Мы с Сергеем Алексеевичем этот вопрос обсудили, и предлагаю, пожалуйста, хотите – пилотный какой–то проект, хотите – по всей стране, дать это право сельским администрациям. Они не сильно перегружены, прямо надо сказать, сегодня работой – те, кто работают в сельских администрациях.

В.Путин: А они смогут это сделать?

А.Артамонов: Они смогут это сделать. А инспектор пусть заверит своей печатью, проверит правильность оформления документов и заверит. Мы такую работу, кстати говоря, делаем в некоторых случаях с налоговыми органами, и нормально получается. И тогда мы могли бы за год-два эти все поля неиспользуемые каким–то образом обследовать, актировать и вернуть их в оборот. Иначе закон есть, но он может не сработать.

То, что касается энергоёмких объектов. Я абсолютно согласен, и мы сами такой имеем не очень хороший опыт, мы сейчас создаём тепличный комплекс по выращиванию овощей крупнейший в Европе – 100 гектар в одном месте. Он уже в прошлом году произвёл 25 тысяч тонн овощей. В этом году мы произведём 40 или чуть больше тысяч тонн, а проектная мощность у него 70 тысяч тонн, при том что, Александр Николаевич говорил, нам надо прибавлять по 20 тысяч, – вот 70 тысяч тонн один комплекс. Мы его разместили прямо под линией электропередач 220 киловольт, специально это сделали. Там же и особая экономическая зона. Но решить вопрос с тем, чтобы накинуть туда провода и поставить понижающие трансформаторы, это целая проблема. Вообще говоря, есть большой риск, что этот проект может просто застопориться, потому что тяжело решить.

Я согласен с тем, что нельзя давать бизнесу хаотично размещать эти энергоёмкие объекты, надо обязательно, чтобы было какое–то государственное видение и с энергетиками согласовывать эти вещи. Но, когда согласовали, как в данном случае, о котором я говорю, тогда уже энергетики должны позаботиться о том, чтобы электроэнергию туда подать. А она с этой стороны, с 220, будет априори дешевле.

Ничего они, Аркадий Владимирович, там не теряют, потому что у них нет этих расходов по транспорту. То, что они её продают по 1 рубль 80, – это их цена, это себестоимость. И они могут их продать без всяких потерь. Но это позволит нам избежать перекрёстного субсидирования, которое абсолютно неправильно. Нам этот ящик Пандоры просто открывать нельзя – перекрёстного субсидирования.

Что бы я хотел сказать по поводу финансовой поддержки? Я абсолютно согласен с тем, что сказал Александр Николаевич, это не только его позиция, это и регионы высказывают, и у Андрея Рэмовича мы собирались на предварительное такое совещание по подготовке сегодняшнего мероприятия. Конечно, надо сокращать количество этих субсидий.

Но у нас даже на этой территории Центрального Нечерноземья регионы очень разные. В одном регионе лён растёт, в другом он не растёт. В одном регионе картошку можно выращивать, в другом это бессмысленно. Я думаю, что каждый регион должен иметь свою собственную программу развития агропромышленного комплекса. Мы, например, её имеем. Мы эту программу должны с Минсельхозом согласовать, в этой программе должны быть указаны эти семь направлений той деятельности, по которой мы можем получить поддержку от государства. На юге – это зерно. Нам в этом нет смысла, мы неконкурентоспособны в этом направлении. И тогда мы бы знали, что, допустим, у нас молочное животноводство, мясное скотоводство, картофелеводство, то, что касается Калужской области, несколько направлений выбрать, их поддержать, и они бы дали рост сразу, большой рост. Это было бы полезно для страны.

И то, что касается вообще самой системы поддержки. Кто–то здесь сказал: обязательно сюда надо включить ответственность регионов. Казалось бы, это от меня звучит немножко, я должен стараться уходить. Нет, я согласен. У нас должна быть субсидиарная ответственность вместе с Правительством Российской Федерации. Мы должны отвечать за успешность этих проектов. Но нам надо давать тогда не только ответственность, но и право определять, куда в первую очередь надо направлять эти деньги по субсидированию проектов в агропромышленном комплексе.

Не так, что, допустим, он поехал, у него какие–то там есть возможности, привёз проект и говорит: я получил финансирование. Он–то получил финансирование, а я ему должен софинансировать из регионального бюджета. А потом, оказывается, прошёл год-два – он сдулся, и всё. А кто будет возвращать эти деньги? Да никто. В таком случае, если мы будем чувствовать на себе эту ответственность и за нами будет записана обязанность вернуть, мы тогда очень аккуратно будем подходить к набору тех проектов, которые мы будем субсидировать.

Больше того, может быть, мы не сразу в начале строительства начнём их субсидировать, а тогда, когда он покажет результат. Во–первых, какой–то проект, может быть, когда он будет в стадии завершения. Да, мы верим, начинаем субсидировать, но мы комиссионно соберёмся и определим вместе с депутатами, ещё кого–то пригласим к этому разговору. Или же, может быть, тогда, когда уже начнёт он производить продукцию, и тогда меньше будет этих ошибок. У нас очень много денег уходит в никуда зачастую.

Больше того, многие стараются поучаствовать в этих программах для того, чтобы заработать именно на процессе строительства, создания, завышают искусственно. Вот капексы – это очень опасная штука. То есть мы берёмся субсидировать какой–то процент от капитальных затрат. Ему выгодно сейчас эти затраты раздуть, получить процент, допустим, от капитальных затрат на создание объекта, а потом уже в принципе можно и не беспокоиться, будет он работать, не будет он работать. Одним словом, если включатся регионы со своей субсидиарной ответственностью – наверное, тогда качество этих проектов значительно будет лучшим.

В.Путин: Сейчас разве этого нет?

А.Артамонов: Сейчас нет этого.

И последнее, то, что говорил Александр Николаевич. Я абсолютно поддерживаю, Владимир Владимирович, сельхозтоваропроизводители очень нуждаются в том, чтобы были короткие кредиты на текущую деятельность, но у них зачастую уже всё, остаётся только жену и детей заложить, но под будущий урожай.

В.Путин: Что вам всем хочется от жён избавиться, заложить их куда–то. (Смех.)

А.Артамонов: А дом, где они живут, закладывают, между прочим. Почему нельзя выдавать под будущий урожай эти кредиты?

В.Путин: Другого имущества нет, что ли?

А.Артамонов: Эти кредиты надо выдавать под будущий урожай, и тогда всё будет нормально, и он будет себя нормально чувствовать. Но опять же мы видим, мы же знаем на местах, кому можно выдать кредит, а кому их нельзя выдать.

А.Ткачёв: Можно?

В.Путин: Да.

А.Ткачёв: Спасибо.

Мы из 54 делаем объединённые семь субсидий. Это на самом деле маленькая революция, такого не было никогда. То есть мы многие полномочия сегодня передаём, но по ключевым вещам, всё–таки здесь не будем немножко максималистами, чтобы тоже не наломать других дров.

Выступал коллега Королёв: дисциплина и так далее – слушайте, а давайте скажем честно, почему это происходит. Мы в начале года начали открывать проекты новые, выдавать инвесторам, обещать по крайней мере. Потом нам 20 миллиардов срезали и сказали, что нам не дадут. А кому? Мы же должны эти средства кому–то дать, а кому–то не дать. Сказали, что просто тупо нет денег. Так бывает. Отсюда вся и проблема.

В.Путин: Александр Николаевич, так не то, что бывает, это всегда так: денег всегда не хватает.

А.Ткачёв: Они были, у нас забрали.

В.Путин: Вопрос в том, чтобы их рационально расходовать. Анатолий Дмитриевич сейчас сказал, что есть правила, которые побуждают участников экономической деятельности действовать неэффективно с точки зрения достижения конечного результата, так же как по строительству при некоторых проектах. Вот о чём речь.

Мы с вами собрались сегодня для того, чтобы обсудить один из важнейших вопросов жизнедеятельности страны, а именно развитие сельского хозяйства в Нечернозёмной зоне России. Что говорить? Это коренная Россия, Центральная её часть. Нам нужно решить здесь целый комплекс вопросов, связанных с тем, чтобы людям здесь было жить комфортно, чтобы люди из сельских территорий не уезжали в города. Это комплексная проблема, связанная с развитием инфраструктуры, с решением социальных вопросов, с развитием сельского хозяйства как такого, как производства, как отрасли экономики.

Совершенно очевидно, что здесь есть конкурентные преимущества, мы об этом уже сегодня много раз сказали. Они заключаются, повторю ещё раз, в близости рынков сбыта, в достаточно развитой энергетике. Здесь много, реально много конкурентных преимуществ – нужно только их определить, как грамотно ими воспользоваться.

Конечно, нужно настроить и механизмы государственной поддержки. Эти механизмы есть, средств выделяется немало, мы уже говорили, – 247 миллиардов. Даже если предположить, не предположить, а мы знаем, что часть – это не прямое сельское хозяйство, это сельхозмашиностроение, мелиорация, какие–то другие направления, но так или иначе это связано с развитием сельского хозяйства. Надо только рационально эти средства использовать.

Здесь много прозвучало хороших предложений. Думаю, что у нас разговор очень такой предметный, конкретный и совершенно очевидно заинтересованный со стороны всех участников нашей сегодняшней встречи, интересный разговор на самом деле.

Мы видим, что за последние годы сельское хозяйство, безусловно, демонстрирует уникальные темпы роста, уникальные просто. Но каждый день нам преподносит какие–то новые задачи. Сейчас мы говорили о взаимоотношениях с энергетиками, и здесь есть что настроить, совершенно очевидно. Мы говорим и о внешнеэкономической составляющей с нашими партнёрами. Это касается не только наших турецких партнёров, это касается и Евросоюза, и касается тех стран, которые не входят в Евросоюз. Нам нужно иметь это в виду.

Раньше нам было вообще всё равно; по сути, нам нужно было только подешевле завезти в страну продукцию любого качества, только бы рынок не был пустым. Теперь другая ситуация, теперь у нас, смотрите, я уже говорил по мясу, особенно по мясу птицы и по свинине, 95 процентов – собственное производство. Послушайте, такого никогда не было. Я вообще не знаю, было ли когда–нибудь вообще такое. В Советском Союзе точно не было, но в царской России, наверное, было.

А.Ткачёв: Мы зерно завозили 40 миллионов тонн.

Реплика: И в царской России не было, Владимир Владимирович.

В.Путин: Ну вот. Поэтому у нас совершенно другая жизнь началась. Здесь есть плюсы безусловные, большинство плюсов, но есть и новые вызовы, как говорят по–современному. Поэтому нам нужно с вами подумать, как их преодолеть. Разумеется, за эти два часа нашей работы мы даже и не вскроем все эти вопросы. Но часть – она стала для нас более понятной.

Поэтому я попрошу своих коллег, Администрацию Президента, Правительство, соответствующие наши ведомства всё проанализировать, то, что сегодня прозвучало. Мы не оставим все эти вопросы в покое. Наша цель применительно к данной встрече – наметить эффективные меры по развитию именно этого региона, но как части всего сельскохозяйственного комплекса Российской Федерации.

Спасибо.

Россия. ЦФО > Агропром > kremlin.ru, 28 июля 2016 > № 1839869 Владимир Путин, Александр Ткачев


Россия. ЮФО > Агропром > kremlin.ru, 24 сентября 2015 > № 1498921 Владимир Путин

Совещание по вопросам развития сельского хозяйства.

Владимир Путин провёл выездное совещание по вопросам развития агропромышленного комплекса.

Перед началом совещания глава государства посетил ряд сельскохозяйственных предприятий и встретился с представителями крестьянско-фермерских хозяйств Ростовской области.

* * *

В.Путин: Уважаемые коллеги, добрый день!

Мы с вами собрались для того, чтобы обсудить вопросы, связанные с развитием сельского хозяйства. Эти встречи у нас являются традиционными и на уровне Правительства, и с моим участием, именно в это время традиционны встречи в связи с окончанием уборочных работ.

Сразу же отмечу: с введением запрета на ввоз продовольствия из ряда стран для отечественного АПК – мы об этом постоянно говорим в последнее время и правильно делаем, что говорим, это нужно подчеркнуть, нужно, чтобы все понимали, – у нас появились дополнительные возможности, дополнительный импульс для роста, для укрепления позиций наших сельхозпроизводителей на национальном рынке. Но хочу сказать, о чём уже говорил неоднократно: это окно возможностей когда–нибудь тоже закроется, потому что рано или поздно такие рестрикции с обеих сторон все равно заканчиваются. Поэтому нужно сейчас воспользоваться этим моментом, для того чтобы твёрдо встать на своём собственном рынке. А потенциал, конечно, для этого есть.

В последние годы в отрасли реализуются крупные инвестиционные проекты, ведётся переоснащение предприятий. В целом российский агропромышленный комплекс демонстрирует положительную динамику. Так, за 8 месяцев текущего года производство в отрасли увеличилось почти на два процента.

С введением запрета на ввоз продовольствия из ряда стран для отечественного АПК появились дополнительные возможности, импульс для роста, укрепления позиций наших сельхозпроизводителей на национальном рынке.

Уже можно сказать и о некоторых предварительных итогах уборочной кампании. У нас хорошие показатели по урожаю зерна. Ожидается, что будет намолочено около 100 миллионов тонн. В прошлом году было чуть больше – где–то 105 миллионов, но 100 миллионов – это очень хороший показатель. Это значит, мы сможем закрыть все внутренние потребности и сохранить экспортный потенциал.

По прогнозам, больше, чем в прошлом году, будет собрано кукурузы на зерно, сахарной свёклы, овощей, картофеля и сои. Производство мяса скота и птицы вырастет на 5,9 процента. Результаты, безусловно, хорошие.

Вместе с тем у нас есть и резервы для повышения эффективности АПК и ввода новых производственных мощностей, а соответственно, и выхода на новый качественный уровень.

По оценкам, в 2015 году объём импорта сельхозпродукции снизится на 40 процентов. И из этого можно извлечь максимальную пользу: своевременно реализовать программу импортозамещения, нарастить выпуск сельхозпродукции и укрепить продовольственную безопасность и независимость страны.

Что хотел бы отметить особо, уважаемые коллеги.

Первое. В последние годы Россия является одним из крупнейших экспортёров зерна и растительного масла. Одновременно нам нужно занимать новые ниши, проводить более активную работу по обеспечению доступа на внешние рынки российской свинины и мяса птицы. Здесь у нас хороший, большой потенциал.

Что касается птицы: губернатор Ростовской области будет выступать, он расскажет о том, что сделано в Ростовской области за последнее время. Это действительно успех в этой области.

В этой связи предлагаю с привлечением Российского экспортного центра, создаваемого на базе Внешэкономбанка, проработать возможные механизмы поддержки наших производителей. Также прошу Минсельхоз проработать вопрос о выделении в госпрограмме по развитию сельского хозяйства отдельного направления по поддержке экспорта.

Россия является одним из крупнейших экспортёров зерна и растительного масла. Нужно занимать новые ниши, проводить более активную работу по обеспечению доступа на внешние рынки российской свинины и мяса птицы.

Второе. Внутренние потребности в свинине и мясе птицы Россия во многом закрывает самостоятельно. Что касается КРС, мы с вами знаем, по говядине дело обстоит не так хорошо, как нам бы хотелось. Это притом, что в последние годы на данном направлении применяются различные меры государственной поддержки и региональные программы.

Сегодня предлагаю поговорить, насколько они себя оправдывают. В целом хотелось бы услышать ваши предложения по повышению эффективности мясного скотоводства.

Третье. Есть сложности с обеспечением внутреннего рынка овощами и плодово-ягодной продукцией, особенно в зимний период. Мы уже говорили с коллегами, пока по хозяйствам ходили: здесь совершенно точно есть очень большой потенциал.

В целом проблемы хорошо известны. Важно создавать условия для повышения рентабельности тепличного овощеводства, улучшать инфраструктуру овощехранилищ, развивать селекционное семеноводческое хозяйство и центры.

И конечно, нужно вести более строгий контроль за качеством ввозимых в страну овощей и фруктов, бороться с недобросовестной конкуренцией на внутреннем рынке. Здесь собрались специалисты, лишних слов не нужно. Тем не менее скажу: если мы не контролируем по качеству то, что завозится, а строго подходим к качеству своей собственной продукции, то мы опять же ставим своих производителей в неконкурентные условия.

Четвёртое. Необходимо расширять доступ в торговые сети для отечественных товаропроизводителей, создавать современную, цивилизованную инфраструктуру торговли. Ещё раз прошу Минсельхоз обратить на это самое пристальное внимание.

Из снижения импорта сельхозпродукции нужно извлечь максимальную пользу: своевременно реализовать программу импортозамещения, нарастить выпуск сельхозпродукции и укрепить продовольственную безопасность и независимость страны.

В последние годы на поддержку сельского хозяйства государство выделяет значительные бюджетные ресурсы. Неоднократно подчёркивал и сегодня хочу сказать: необходимо обеспечить оперативное доведение до конкретных производителей этих средств, в том числе до крестьянских фермерских хозяйств.

Давайте поговорим об этих и других вопросах, которые вы считаете важными. Пожалуйста, давайте начнём работать.

А.Ткачёв: Уважаемый Владимир Владимирович! Уважаемые участники совещания!

Вы действительно отметили, подводя итоги уборочной страды, что они на самом деле очень приличные. В 11 регионах мы уже закончили, и в целом цифра в 100 миллионов тонн зерна, даже чуть больше – мы собираемся подвести итоги такого объёма собранного урожая.

Хочу напомнить всем присутствующим, что в 2010 году страна собрала 61 миллион тонн, в этом году – 100, в 2011 году – 94, в 2012 году – 71, в 2013–м – 92 миллиона и так далее, потом, помните, 108, 105, сегодня, дай бог, 101, то есть это значительный скачок. Это произошло благодаря плодородию, благодаря интенсивным технологиям, технике, работе губернаторов, работе всех предпринимательских структур. И конечно, урожай не заставил себя долго ждать. Безусловно, производство зерна в России, особенно в её центральных, южных регионах, имеет хорошую рентабельность.

Более того, Вы правильно заметили, Владимир Владимирович, что и кукурузу на зерно мы в этом году соберём на миллион тонн больше. Это значительная победа для нас. Сахарной свёклы – почти на 7 миллионов тонн больше, чем в 2014, 2013 годах. Это произошло благодаря системным решениям, которые были приняты семь–десять лет назад.

В своё время сахарный сырец из Кубы был очень выгоден, и никто не хотел заниматься производством сахарной свёклы здесь, в России. Сахарные заводы были не модернизированы, никому не интересны, в основном работали на привозном сырье.

Когда ввели импортные таможенные пошлины на сырец, естественно, выровняли ситуацию, баланс рынка, и практически все инвесторы начали вкладывать в землю, в семена, плодородие, культуру земледелия, произошла реконструкция крупнейших заводов, удвоили, утроили мощности. Мы видим следствие этих принимаемых решений. Я имею в виду импортную пошлину, квоты. Сахарная свёкла, я сам помню, когда был бизнесменом, была достаточно убыточной отраслью. Сегодня – прибыльная, растущая, и мы закрываем полностью рынок в собственной стране. То есть инструменты, о которых Вы говорили, точечно, вовремя были использованы.

Следующий вопрос. Вал сои составил в этом году 2 миллиона 600 тысяч тонн, то есть практически за два года мы прибавили миллион тонн. Соя, я уже докладывал, это стратегическая культура. Без сои нет животноводства рентабельного, прибыльного.

Хочу доложить о том, что в мире сои производится 300 миллионов тонн, из них Америка производит 93 миллиона, Бразилия, Китай, Аргентина, Чили. Мы только начинаем делать первые шаги, мы по импорту закупаем около 3 миллионов тонн, тратим огромные деньги, но без сои нет животноводства. Америка держит весь мир, потому что поставляет шрот, корневища. Поставляет шрот, а значит, белок, аминокислоты, делая производство рентабельным. Это к тому, что у нас есть ещё резервы на юге, в Амурской области, в Приморье, для того чтобы поднимать и урожайность сои, и, конечно, расширять площади.

Таким образом, в текущем году будет обеспечена продовольственная безопасность, как Вы уже говорили, по зерну на 142 процента, растительному маслу – 146, картофелю – 99, сахару – 95, овощам открытого типа – 88. В целом рост сельхозпроизводства за восемь месяцев достиг почти двух процентов, при этом динамика производства мяса в три раза выше – шесть процентов.

Я хочу напомнить, в этом году исполняется десять лет со старта нацпроектов по развитию АПК. Именно тогда начался подъём в сельском хозяйстве, многие забывают об этом, очень много было споров, пересудов и открытых противников. Благодаря реализации нацпроектов, а затем госпрограммы мы увеличили объём производства мяса птицы в три раза, до 4,2 миллиона тонн, свинины – в два раза, до 3 миллионов, введено порядка – хочу обратить внимание – 300 новых свинокомплексов по стране и более 130 птицекомплексов. Это огромное количество. Это рабочие места и налоговая база, то есть точечные, правильно выверенные политические государственные решения – и вот такой результат. Поддержка отрасли свиноводства, птицеводства позволила в полтора раза повысить уровень самообеспеченности по мясу птицы и свинины с 60 до 95 процентов.

Здесь, к сожалению, наши успехи заканчиваются. Мы 10 лет практически не имеем прироста по молоку в молочном животноводстве. Инвестиции, к сожалению, в эту отрасль не идут, рентабельность достаточно мала, срок окупаемости длителен, и понятно, что нужны более эффективные инструменты поддержки. Конечно, чтобы получить дополнительно 8 миллионов тонн молока, а это дефицит, который мы получаем из Белоруссии, из других стран, но в основном из Белоруссии, нам нужно поставить в течение пяти лет, условно, 1 миллион голов фуражных коров. Это серьёзные деньги, огромные вложения. Я уверяю, если мы отрегулируем механизмы по рентабельности, по прибыльности, как сегодня в свиноводстве, птицеводстве, у нас будет программа… Молоко – это стратегический ресурс, потому что, производя молоко, мы получаем и говядину.

В.Путин: Это же не мясное животноводство.

А.Ткачёв: Это говядина. Во всём мире 50 процентов – мясное, оно более дешёвое, даже в большей степени привлекаемое.

В.Путин: Понятно, что это говядина, но есть мясное животноводство, которое считается более эффективным.

А.Ткачёв: Но мы же говорим в целом о мясе КРС. С одной стороны, через мясное – стейки, более дорогой сегмент, с другой стороны – через молоко, обычная говядина, которая по цене ниже и пользуется большим спросом. И мы будем только через производство молока закрывать эту нишу.

По садам и виноградникам. За последние пять лет мы увеличили площади в среднем на 40 процентов, а производство тепличных овощей увеличили на треть. Здесь тоже нужны дополнительные меры господдержки.

То есть в ближайшие годы нужно сосредоточиться, я считаю, на производстве молока, мяса, тепличных овощей и фруктов. Это те ниши, которые остаются до сих пор открытыми. Считаю, что у нас есть все предпосылки для того, чтобы их закрыть.

Хочу поблагодарить, Владимир Владимирович, за поддержку. По итогам ряда совещаний в Правительстве принято решение о неснижении объёмов господдержки АПК. Это, безусловно, отличная новость для сельхозтоваропроизводителей, которые понимают, что в непростых условиях дефицита бюджетных средств государство не срезает финансирование сельского хозяйства.

В 2016 году на реализацию госпрограммы планируется направить 237 миллиардов рублей. Хочу подчеркнуть, что 80 процентов этой суммы пойдёт на выполнение обязательств уже по текущим проектам, которые были приняты в последние два-три года. Эти средства пойдут на пополнение в том числе оборотных средств аграриев, субсидий по краткосрочным кредитам, на несвязанную поддержку субсидий на 1 килограмм реализованного товарного молока, развитие сельских территорий и ряд других направлений в соответствии с реализуемой программой развития сельского хозяйства. И только, подчёркиваю, 20 процентов из 237 миллиардов будут направлены на поддержку новых инвестиционных проектов, строительство молочных, тепличных комплексов, закладку садов, виноградников. То есть за счёт этих 20 процентов мы, конечно, не закроем в ближайшие пять лет нишу, дефицит, который есть по овощам, по фруктам, по мясу говядины и по молоку, это совершенно очевидный факт. Это, подчёркиваю, обеспечивает производство только на уровне текущих показателей и не позволит, как я уже говорил, достигнуть поставленных целей по интенсивному росту и ускоренному импортозамещению.

Если мы хотим через пять–десять лет стать аграрной державой, обеспечить себя продовольствием на 99 процентов и войти в число лидеров по экспорту продовольствия, мы должны уже сейчас обеспечить интенсивный рост производства.

По нашим расчётам, в 2016 году на эти цели нужно дополнительно около 30 миллиардов рублей. Если в течение пяти лет мы будем дополнительно привлекать из государственного бюджета 25–30 миллиардов рублей, я заверяю вас в том, что мы по всем этим дефицитным направлениям, а именно: овощи, фрукты, плоды, мясо говядины, молоко, – закроем 95–99 процентов. Раз и навсегда станем кормить себя сами и не тратить огромные деньги, ресурсы, для того чтобы по импорту завозить эти продукты.

На капексы, если говорить о молочном направлении – это самое затратное направление нашей работы, – фермам каждый год нужно тратить порядка 20 миллиардов рублей из того дополнения, о котором я говорил, около 30 миллиардов. По тепличным комплексам – чуть более 5 миллиардов рублей, предусмотрено только три, по молоку предусмотрено шесть, мы просим двадцать. На закладку новых садов – порядка 1,5 миллиардов, заложено 2 миллиарда 100 миллионов. Я постараюсь кратко обосновать и приведу несколько примеров по молоку, тепличным овощам и фруктам.

В молочной отрасли, несмотря на ввод новых современных комплексов и ферм, из–за сокращения производства и личных подсобных хозяйств – ЛПХ, прежде всего в силу социальных, демографических причин пока не удаётся выйти на общий прирост производства. Хотя справедливости ради надо сказать, что ЛПХ сегодня производят 50 процентов молочной продукции, то есть из 30 миллионов производимой в России молочной продукции почти 15 миллионов – это ЛПХ. Но в силу демографических обстоятельств люди этим с каждым годом всё меньше занимаются. Конечно, нам нужно замещать ЛПХ высокоинтенсивными молочными комплексами, семейными фермами. ЛПХ также производят четверть мяса скота и птицы, 70 процентов овощей, 8 процентов картофеля.

Мы прогнозируем в последующие годы, к сожалению, снижение производства молока. Мы говорим о росте, а на самом деле будет снижение производства молока при таком уровне поддержки, прежде всего в хозяйствах и поселениях, примерно на 3–4 процента. Примерно 500 тысяч тонн молока мы будем терять каждый год в ЛПХ, что, как я уже говорил, надо компенсировать за счёт ввода новых молочных комплексов.

Если мы сейчас не увеличим поддержку, то через три года уровень самообеспеченности не только не вырастет, но и упадёт, не говоря уже о мясе КРС.

Мы считаем, что надо увеличить размер компенсации по молочному направлению с 20 до 35 процентов. Тогда этот бизнес будет привлекателен, будет эффективен и туда пойдут инвестиции, предприниматели.

То есть, Владимир Владимирович, я о том, что на поддержку молочного производства нужно размер компенсации по затратам увеличить с 20 до 35 процентов, как это делали все страны Европейского союза, только 20–30 лет назад, как это делала Белоруссия, меры поддержки были до 50 процентов затрат. Потому что все прекрасно понимают: чудес не бывает, молоко – самый тяжёлый продукт, самый тяжело окупаемый, но продукт, без которого нет жизни на земле.

Это потребует дополнительно, как я уже говорил, в 2016 году 20 миллиардов рубелей. И если каждый год выделять по 20 миллиардов на молочное направление, мы в 2020 году закроем эту позицию. У нас предусмотрено, подчёркиваю, 6 миллиардов. На эти средства мы каждый год будем строить 200 ферм по тысяче голов. Естественно, через гранты мы активизируем. У нас очередь достаточно серьёзная – больше тысячи человек: фермерские хозяйства, животноводческие фермы, начинающие фермы, которые охотно развивают молочное направление. Естественно, мы будем закреплять людей на сельских территориях, особенно в Сибири, Забайкалье, где у нас есть огромные возможности для пастбищ, и так далее.

Аналогичную меру целесообразно распространить и на строительство комплексов по производству говядины – с фермой и площадками для откорма молочных телят. Эта мера станет достаточно эффективной, я уверен, как и по другим, более рентабельным направлениям, где мы решили задачу импортозамещения.

В 2015 году производство говядины сократится у нас, к сожалению, на один процент, если не будем вкладывать интенсивно. Более 60 процентов крупного рогатого скота находится в хозяйствах, поселениях.

В 2018 году объём производства говядины сохранится на уровне 2015 года и составит 1,5 миллиона тонн говядины, мяса. Хочу привести пример Монголии: население 3,5 миллиона человек – 63 миллиона голов КРС. У нас подобные территории есть и в Сибири, и в Забайкалье. Конечно, этот опыт мы будем изучать, но, безусловно, без поддержки не сможем выполнить задачу.

В 2015 году сохранится устойчивый рост производства свинины, Вы об этом говорили, на четыре процента. Средний прирост производства за период 2016–2018 годов ожидается на уровне трёх процентов, уровень самообеспечения – 93 процента.

Аналогичные примеры можно привести по овощам и фруктам. Самообеспеченность по овощам открытого грунта достигает 90 процентов. Это в основном КФХ, личные подсобные хозяйства. Конечно, они большие молодцы, что активно занимаются, и с каждым годом мы всё больше и больше привлекаем в отрасль и семейных ферм, и просто молодых людей, которые зарабатывают на этом виде деятельности. При этом по тепличным овощам и фруктам страна обеспечена только на треть, то есть обеспеченность по тепличным овощам – 34 процента. Мы завозим в страну почти 1,5 миллиона тонн овощей, тратим почти 1 миллиард долларов.

Обеспеченность по фруктам – 37 процентов. Завозим в страну 3 миллиона тонн фруктов, плодов, практически больше половины. Соответственно, две трети – это импортные поставки. Чтобы их заместить, надо ежегодно вводить 300 гектаров новых теплиц. До 2020 года нам необходимо закрыть на 90 процентов по фруктам, построить 1,5 тысячи гектаров теплиц, комплексы на разных территориях Российской Федерации и закладывать хотя бы по 10 тысяч гектаров садов, что касается фруктов. Мы просчитали: чтобы закрыть всю позицию, нишу до 2020 года, необходимо заложить 65 тысяч садов – это большой объём, но он абсолютно выполнимый. Мы уже каждый год можем закладывать десять тысяч, если будем осуществлять поддержку на уровне 1,6 миллиарда рублей дополнительно.

В 2016 году для строительства дополнительных 250 гектаров теплиц нам потребуется 5,3 миллиарда рублей. Чтобы за год увеличить производство тепличных овощей на 10 процентов, нам потребуется эта сумма, хотя в плане у нас стоит только 3 миллиарда.

Чтобы удвоить площади закладки садов и вместо 10 тысяч гектаров по плану заложить 20 тысяч, в следующем году потребуется дополнительно 1,5 миллиарда рублей, тогда мы сможет идти очень быстро этим путём. Если мы не направим на эти приоритеты дополнительное финансирование, отрасль останется инерционной и не обеспечит достижение плановых показателей.

Безусловно, развитию отрасли помогут не только финансовые влияния, но и ряд административных мер, которые будут способствовать решению проблем в сельском хозяйстве.

Я говорил уже по зерну, по удобрениям мы неоднократно сегодня говорили с Вами, Владимир Владимирович. Конечно, мы имеем урожай в 100 миллионов тонн зерна – это действительно большое завоевание. Вы правильно сказали, в советское время мы завозили огромными объёмами зерно в страну, сегодня, наоборот, экспортируем порядка 30 миллионов, но потенциально в ближайшие 10 лет мы можем получить и 130 миллионов тонн зерна, а может быть, и больше, прежде всего за счёт улучшения плодородия.

Сегодня в общем и среднем по России мы вносим примерно 33 килограмма удобрений на гектар. Нужно в среднем хотя бы пятьдесят. В Сибири мы вносим 7 килограммов на гектар, в Поволжье – 35, а нужно 70. На Кубани, здесь, в Ростове – от 70 до 90. Естественно, эффект не заставляет себя долго ждать.

Только за счёт плодородия, только за счёт техники, сельхозтехники, которая в центральной, южной части страны более или менее есть, и каждый год мы приобретаем достаточно большое количество комбайнов, тракторов, сельхозмашин… Но если мы берём Сибирь, Дальний Восток, то там это не под силу, нет финансовых ресурсов у фермеров, у сельхозпроизводителей. Безусловно, уровень поддержки техники должен быть значительно выше, может быть, до 50 процентов, иначе мы никогда не освоим Сибирь.

Следующий шаг – мы должны возвращать введение в оборот земли, у нас около 10 миллионов гектаров земли, которая была в своё время брошена, заросла уже деревьями, но это тот потенциал, где мы можем получить дополнительно до 20 миллионов тонн зерна – это наша валюта, наш газ, это наша нефть, то, о чём Вы говорите всегда.

Если идти путём улучшения плодородия, мы должны стимулировать увеличение удобрений. У нас, к сожалению, только 14 процентов удобрений остаётся в России, а всё остальное на экспорт, значит, мы вместо 3 миллионов должны 7 миллионов оставить здесь, в России. Застимулировать сельхозтоваропроизводителя, тогда он будет покупать, тогда он будет вносить, и мы получим дополнительное зерно.

Введение в оборот земли, которая была десятилетиями, в 70–80-х годах, брошена и наличие техники – вот программы, которые помогут нам ввести в оборот порядка 10 миллионов гектаров земли, а значит, получить порядка 15–20 миллионов тонн зерна. Эта задача долгосрочная, не одного дня, понятно, но тем не менее шаг за шагом, я считаю, что мы можем двигаться.

По тепличным овощам целесообразно подключить Минэнерго, мы об этом говорили, к решению вопроса о снижении доли электроэнергии. Она порядка 35 процентов. Мы эту работу проводим активно, но тем не менее мы бы хотели, чтобы и с Вашей стороны это поручение прозвучало.

По молоку мерой, которая может стимулировать честных отечественных производителей, а также ограничить недобросовестную конкуренцию, является маркировка молочной продукции. Об этом тоже мы громко говорим.

Мы разработали поправки в техрегламент Таможенного союза о безопасности молока и молочной продукции, предлагаем ввести обязательную маркировку продуктов, содержащих пальмовое масло либо заменитель молочного жира. То есть большими буквами, как на сигаретах, – примерно на третьей части этикетки – написать, допустим, «пальмовый йогурт» или «молочный продукт с добавлением растительного масла или пальмового масла». И пусть уже потребитель сам определяет, что ему покупать, что выгоднее. Да, это будет дешевле, но все будут прекрасно понимать, что это молоко не из молока.

С другой стороны, можно в том числе за счёт импортных пошлин ограничить и вообще повысить цену ввозимого пальмового масла, тем самым, как я говорил по свёкле, уравнять ситуацию и экономическими инструментами вытеснить из молока пальмовые и другие ингредиенты, которые очень широко внедряются у нас в стране, тем самым удешевляя продукцию и делая свой продукт более конкурентоспособным, и, к сожалению, выталкивая с рынка добросовестных производителей молока и мяса.

Более того, мы предлагаем кратно увеличить штрафы за производство фальсификата, вплоть до введения уголовной ответственности. Сейчас реальные штрафы по судам от 10 до 50 тысяч рублей. Я считаю, что их нужно увеличить в несколько раз, чтобы эта сумма была чувствительной для тех, кто нарушает требования маркировки.

То же самое по виноматериалам. Вы эту проблему знаете: мы не закладываем виноградники, потому что рядом разливают вино из виноматериала, привезённого за 10 тысяч километров в трюмах кораблей. Нет никакого смысла растить виноград 5–7 лет, конечно, выгоднее заниматься розливом вина из чужого виноматериала. Поэтому здесь тоже нужны механизмы сдерживания и защиты своего рынка, самое главное, поддержки своей отрасли виноградарства и виноделия.

Ещё одна действенная мера – приостановление работы недобросовестных предприятий на срок до 90 дней, она практикуется во всём мире, или уничтожение фальсификата по аналогии с санкционной продукцией. После нескольких актов уничтожения этой продукции ввоз контрабанды в страну сократился на 80 процентов, Вы это знаете. Сейчас это единичные случаи. Конечно, сколько было споров, пересудов, но мы решили главную проблему – мы очистили и очищаем рынок от некачественной продукции, от контрабанды, от фальсификата. Мне кажется, это абсолютно правильно, нас поддержат двумя руками наши производители.

Необходимо навести порядок и в растениеводческой продукции. Считаю целесообразным вернуть Россельхознадзору упразднённые в 2011 году полномочия по контролю за содержанием пестицидов и агрохимикатов не только на границе, как мы сегодня делаем, но и внутри страны. Уничтожать оптовые базы, производственные фабрики, мясокомбинаты, птицефабрики, склады, холодильники, где формируется фальсификат и расходится по всей стране, а потом его невозможно обуздать.

Я считаю, только такие резкие, жёсткие меры раз и навсегда очистят рынок и защитят наших отечественных производителей, которые хотят молокопродукты делать из молока, колбасу из мяса и так далее. У нас гораздо больше добросовестных производителей, но, к сожалению, есть и целая плеяда тех, кто сегодня просто… Вы помните, на казахстанском форуме эта тема звучала, и Казахстан поддерживает нас очень широко.

Уважаемый Владимир Владимирович! Реализация перечисленных выше мер позволит не только обеспечить продовольственную безопасность, но и нарастить экспортные поставки, то, о чём мы говорили. Как уже отметили, 2014 год стал рекордным по экспорту, объём которого вплотную подошёл к цифре 20 миллиардов долларов. Сейчас мы в основном экспортируем зерно – это две трети экспорта, рыбу – примерно пятая часть, и растительное масло, семена масличных культур и мясо птицы. Для сравнения: экспорт продовольствия в России по стоимости на треть превысил экспорт вооружений и приблизился к половине экспорта газа.

Напомню, что десять лет назад экспорт продукции АПК не превышал 3 миллиардов долларов. За эти годы он увеличился более чем в шесть раз. Формируется тренд на рост экспортных поставок мяса, экспорт птицы вырос в 12 раз за год и достиг 70 тысяч тонн. Набирают обороты поставки свинины за рубеж: пока всего 15 тысяч тонн, зато динамика роста в семь раз очевидна. Объём экспорта российского зерна за последние 15 лет увеличился более чем в 15 раз. Но мы должны научиться экспортировать перерабатываемую продукцию с высокой добавочной стоимостью. Высокий потенциал развития экспорта имеет говядина, свинина, вино, продукты переработки зерна.

По Вашему поручению мы ведём работу по созданию в Минсельхозе координационного совета по развитию и поддержке экспорта сельхозпродукции. Совершенно очевидно: нам необходима поддержка экспорта не только силами Минсельхоза России, но Минэкономразвития, МИДа, также на уровне наших атташе и советников по сельскому хозяйству за рубежом и, конечно, активность нашего бизнеса.

Мы все смотрим на Азию, на Тихоокеанский регион. Но как, например, сейчас с Китаем: улыбаются, кивают, а свинину, птицу, растительное масло и зерно не пускают. Пока не пускают, хотя мы абсолютно конкурентоспособны с другими товаропроизводителями, которые сегодня уже уверенно чувствуют себя на китайском рынке.

Уверен, что без поддержки экспорта невозможно долгосрочное развитие также по мясу птицы, свинине. Я уверен, такие компании, как «Мираторг», «Русагро» и десяток других, которые не только заполнят нишу и импортозамещение, закроют потребление в России.

И последнее. Я уже говорил об этом, нам нужен, я думаю, коллеги согласятся, аграрный канал, аграрное телевидение как инструмент продвижения передового опыта, технологий, элементарных знаний для сотен тысяч фермеров и владельцев личных хозяйств. Такой канал должен нести доступную и очень позитивную информацию, которая стимулирует объединение вокруг большой цели – обеспечение продовольственной безопасности.

Очень надеемся, Владимир Владимирович, на Вашу поддержку. В странах Европы очень активно развивается такое телевидение, ведётся пропаганда сельского образа жизни, пропаганда производства, и люди, я уверен, с удовольствием, посмотрев на хороший опыт, пойдут и будут стремиться строить свою жизнь и бизнес на земле, на селе.

Спасибо.

В.Путин: Спасибо большое. Много затронули ключевых тем, правильно.

С Монголией, по–моему, не очень удачный пример был по поводу того, что их поддерживают. Какая поддержка у Монголии? Там степное скотоводство. 63 миллиона голов КРС? Там овцеводство, я знаю.

А.Ткачёв: Нет, КРС, именно быков. Давайте сделаем хотя бы 20 миллионов голов, сейчас у нас 1,5 миллиона.

В.Путин: По данным некоторых экспертов, по производству говядины у нас в этом году может быть небольшое снижение – на 1,1 процента.

А.Ткачёв: Я об этом сказал. И поэтому, если мы не будем интенсивно вкладывать в эту отрасль, мы её просто потеряем. Но через молоко мы получим дополнительное поголовье.

В.Путин: У нас запланировано выступление губернатора Ростовской области Василия Юрьевича Голубева. Василий Юрьевич, Вы молодец, у Вас промышленное производство сколько? 18 процентов?

В.Голубев: За семь месяцев 18 процентов.

В.Путин: В прошлом году рост сельскохозяйственного производства был шесть процентов, в этом году будет где–то четыре процента. А урожай зерновых такой, какого не было за всю историю наблюдений, как говорят метеорологи, потому что с 1913 года не было такого урожая. Поэтому, чего говорить, Василий Юрьевич и так герой производства.

В.Голубев: Про птицу можно?

В.Путин: И птица у Вас: было ноль, да?

В.Голубев: В этом году произведено 60 тысяч тонн мяса индейки плюс 26 тонн утки. Через год будет 120 тонн индейки.

В.Путин: Представляете? Супер! Поэтому не сердитесь на меня, мы на этом Ваш доклад закончим.

В.Голубев: Мы уже много поговорили, так что я согласен.

В.Путин: Я бы хотел послушать коллег, которые непосредственно занимаются производством, а потом, если потребуется, коллеги из Правительства что–то добавят. Я вас прошу, самое необходимое и коротко.

Россия. ЮФО > Агропром > kremlin.ru, 24 сентября 2015 > № 1498921 Владимир Путин


Россия. ЮФО > Агропром > kremlin.ru, 24 сентября 2015 > № 1498914 Владимир Путин

Встреча с представителями фермерских хозяйств.

В ходе рабочей поездки в Ростовскую область Владимир Путин посетил сельскохозяйственное предприятие ООО «Исток-1» и пообщался с работниками крестьянско-фермерских хозяйств.

Глава государства также осмотрел цех сортировки картофеля и овощехранилище фермерского хозяйства «Юзефов Н.Н».

Сельскохозяйственные предприятия «Исток-1» и «Юзефов Н.Н.» специализируются на выращивании зерновых и зерно-бобовых культур, овощей и картофеля. Оба хозяйства имеют собственные технические парки со специализированной техникой, овощехранилища, реализуют программы развития производства, строительства и технического перевооружения мелиоративных систем.

* * *

Выдержки из стенографического отчёта о встрече с работниками крестьянско-фермерских хозяйств

В.Путин: Хочу вас поздравить с окончанием работ, уборки: почти всё закончили.

Реплика: Идёт сев озимых.

В.Путин: Да, я знаю. Озимые здесь, наверное, лучше, чем у нас на Кубани.

Реплика: Там 50–60 центнеров на круг.

В.Путин: По качеству.

Реплика: Одинаково. (Смех.)

В.Путин: Поэтому мы традиционно подъехали, чтобы, во–первых, вас поблагодарить и поздравить, а во–вторых, на месте посмотреть, как у вас идёт работа.

Вы знаете, что сейчас происходит: внутренний рынок освободили практически для вас, что было достаточно сложно сделать в прежние времена, но ваши конкуренты сами нам помогли – дали нам повод сделать то, что мы сделали. Здесь, конечно, нужно включиться, чтобы твёрдой ногой на своём собственном рынке встать.

Какие ещё есть вопросы, проблемы?

Н.Криничный: С удобрениями в этом году проблема: на складах, на предприятиях, которые удобрения продают, нет запаса удобрений, поставки затруднены. Нужно сеять, а мы ищем удобрения потому, что их нет. С калийными удобрениями вообще проблема, не нашли в этом году. Осенью нам нужно под овощи вносить калийные удобрения – нет калийных удобрений.

В.Путин: Они подросли по цене. Калийные больше всех подросли?

Реплика: Сложные подросли – допустим, аммофос подрос больше 50 процентов.

В.Путин: Я знаю, что Правительство договорилось с производителями о том, что держать будут цены в ближайшее время и потом, до весны следующего года. Нужно, конечно, сбалансированно на это смотреть, чтобы не подорвать саму отрасль по производству удобрений.

<…>

А.Дворкович: На внутренний рынок поставляется всего 5 процентов удобрений, остальное – на экспорт. Они готовы поставлять ровно столько, сколько у нас рынок запрашивает. Мы с ними решим этот вопрос.

В.Путин: Аркадий Владимирович, эта проблема не вчера возникла, она [существует] годами, и мы её всегда решали. Надо только своевременно с ними договариваться, вырабатывать график работы, график поставок и смотреть: не исполняют – значит, санкции, вот и всё.

А.Дворкович: Сделаем.

В.Путин: Сделайте, пожалуйста.

<…>

Д.Ганженко: Упал интерес к селу, люди не хотят ехать на село, работать. Много программ, федеральных даже – например, жильё молодым семьям. Но фактически получается, что кто там жил, тот его и купил, а новых никого не приехало.

Можно как–то, я не знаю, какую–то рекламу… Смотрим по телевизору рекламу – идём в магазин сразу покупать новый товар.

В.Путин: Здесь рекламы недостаточно, хотя, конечно, об этом нужно говорить. Кстати говоря, то, что мы с вами сейчас в поле сидим, – это уже реклама, мы специально это и делаем. Мы могли бы собраться, пригласить вас куда–нибудь официально, но мы сюда к вам приехали; это как раз и есть реклама и в известной степени знак уважения к труду селян, к результатам их работы.

Но здесь рекламой не обойтись – здесь нужно несколько составляющих улучшать: повышать уровень доходов тех, кто живёт и работает на селе, первое, и, второе, развивать социальную среду. У нас есть программа по социальному развитию села – её надо сохранять, поддерживать, развивать и в этом направлении активно двигаться.

Думаю, что с учётом того, что сейчас происходит (а рост производства и рост доходов в сельском хозяйстве очевидны, хотя там ещё много проблем, Вы об этом только что говорили; на самом деле этих проблем гораздо больше, чем здесь было сказано), у нас есть очень хороший шанс развивать сельское хозяйство.

У вас в области в прошлом году рост был 6 процентов?

Реплика: 6,6.

В.Путин: А в этом году будет 5?

Реплика: 4,4.

В.Путин: Представляете, у вас рост сельскохозяйственного производства, только в вашей области, опережает рост промышленного производства и всех других отраслей экономики. Если мы сохраним такую тенденцию и будем хотя бы свой собственный рынок удовлетворять, то здесь и рост доходов будет очевидный, он просто неизбежен.

Уже говорили о том, что по зерну мы являемся третьим экспортёром в мире. В Советском Союзе всё покупали, вы помните: у нас даже морские порты не были приспособлены на отгрузку. Порты были приспособлены только на приём зерна, у нас техники не было на отгрузку, как это ни смешно звучит. Сегодня мы по зерновым, по мясу птицы, по свинине подросли серьёзно и тем не менее по птице ещё не на 100 процентов удовлетворяем [потребности отечественного рынка] – 95 процентов или 96; по свинине ещё меньше – где–то 87; по КРС – вообще где–то 75. То есть нам не хватает внутреннего производства для того, чтобы удовлетворить собственный рынок, уже запас прочности для сельского хозяйства очень большой.

Кроме этого, нам нужно будет завоёвывать и внешние рынки, почему нет, – с таким количеством земли и с такой пашней колоссальной, которую можно ещё поднять. В этом смысле мы самая богатая страна – не по нефти и газу, а по возможностям сельского хозяйства. А потребности в продуктах питания в мире будут только расти. Поэтому производство нужно развивать, от этого будет зависеть и результат, и качество жизни на селе, они их сделают привлекательными.

Реплика: А как развивать, если не хватает рабочей силы?

В.Путин: Вы знаете, если мы с вами добьёмся того, о чём я сказал, если будут доходы приличные, будет расти благосостояние, будет социалка здесь развиваться – люди поедут. Что в трущобах–то жить? Поедут.

Реплика: Мы сотрудничаем с Новочеркасской государственной мелиоративной академией, берём студентов на практику, также из аграрного института берём на практику студентов. С каждым годом студентов всё меньше и меньше. Просто люди не идут на эту специальность, не хотят в селе работать просто-напросто, почему–то не стремятся, престижа нет у профессии.

В.Путин: Да. Я говорил о материальной стороне, связанной с доходами и с качеством жизни, – от этого, конечно, будет и престиж расти. Но здесь, наверное, Вы правы: нужно, чтобы все мы больше внимания обращали на село и показывали красоту жизни на селе, важность этого дела для страны.

Россия. ЮФО > Агропром > kremlin.ru, 24 сентября 2015 > № 1498914 Владимир Путин


Россия. ЮФО > Агропром. Финансы, банки > kremlin.ru, 17 сентября 2013 > № 902828 Владимир Путин

Рабочая поездка в Усть-Лабинский район Краснодарского края

В ходе поездки Владимир Путин провёл совещание о ходе сбора урожая.Обсуждались актуальные вопросы и перспективы развития агропромышленного комплекса. В совещании приняли участие представители профильных министерств и ведомств, главы ряда регионов, руководители крупных сельхозпредприятий, финансовых институтов.

Перед началом совещания Владимир Путин ознакомился с ходом уборки кукурузы на одном из полей в Усть-Лабинском районе, а также встретился с комбайнёрами – работниками агрохолдинга «Кубань».

Кроме того, в присутствии Президента подписано соглашение между корпорацией «Русские машины» и корпорацией «АГКО» о создании совместного предприятия по производству сельскохозяйственной техники – тракторов и комбайнов.

Совещание о ходе сбора урожая

В.ПУТИН: Добрый день, уважаемые коллеги!Сегодня мы обсудим, как идёт уборка урожая, посмотрим, какая необходима помощь, учитывая непростую ситуацию в ряде регионов.

Здесь, слава Богу, всё в порядке, но есть проблемные регионы. В целом, повторяю, в этом регионе неплохо, но на Юге тем не менее тоже проблемы были, я уже сейчас не говорю про Дальний Восток, вы знаете, какая там беда произошла.

И необходимо сразу сказать: всем пострадавшим территориям, конечно, должна быть оказана государственная поддержка. По Дальнему Востоку соответствующие поручения даны. Мы сейчас с Министром разговаривали. Хотел бы и от Минфина услышать сегодня, как идёт эта работа. Андрей Юрьевич [Иванов], Вы же были там и видели, какая ситуация складывается, – хотелось бы сегодня услышать, выделены ресурсы или не выделены; если не выделены, то когда, в конце концов, будут выделены, хорошо? Вопрос очень серьёзный и отлагательств не допускает никак.

Хочу напомнить, что в срок до 15 октября регионам, пострадавшим от паводка, должны быть предоставлены субсидии на возмещение затрат сельхозпроизводителей по уплате процентов по кредитам и лизинговым платежам, а также предусмотрена поддержка на восстановление затопленных посевных площадей из расчёта 2 тысячи рублей на гектар. Так мы договаривались, да, Николай Васильевич [Фёдоров]? Прошу держать на контроле весь процесс доведения этих средств до сельхозпроизводителей.

Ещё раз хочу подчеркнуть, никакие сбои здесь абсолютно недопустимы. Наша задача – по максимуму поддержать дальневосточные предприятия АПК в этот действительно трудный для них период, помочь нормально войти в будущий сельхозгод.

Что касается регионов, пострадавших от засухи… Кстати говоря, мы по Дальнему Востоку говорили, помните, Андрей Юрьевич, на совещании присутствовали ещё наши коллеги из Башкирии и из Челябинской области – там тоже были проблемы. Эти проблемы не приобрели массовый характер, как на Дальнем Востоке, но они были, и там есть пострадавшие сельхозпроизводители и люди пострадавшие. Нельзя про них забыть, имейте это в виду, пожалуйста.

Что касается регионов, пострадавших от засухи, знаю, что большинство из них уже обратились за помощью в Правительство, направили обосновывающую документацию. Прошу коллег не затягивать с её рассмотрением.

Теперь по ситуации с уборкой урожая непосредственно. Работа продолжается, но уже можно подвести некоторые предварительные итоги.

В целом по стране уборка урожая идёт хорошими темпами. На 11 сентября убрано 64 процента посевных площадей зерновых, собрано 67,7 миллиона тонн зерна, почти столько же, 70,9 миллиона тонн, составил весь урожай прошлого года. В этом году первоначально Минсельхоз планировал, давал прогнозы в 95 миллионов [тонн], сейчас в связи с климатическими условиями и с погодой ясно, что это будет цифра более скромная – где-то под 90. Надеюсь, что 90 всё-таки у нас будет; этого достаточно для того, чтобы обеспечить собственное внутреннее потребление – даже с лихвой, заложить необходимые резервы и использовать появляющийся в этом случае и экспортный потенциал.

Отмечу также, что выше уровня прошлого года прогнозируется сбор целого ряда других сельхозкультур: картофеля, подсолнечника и рапса. Вместе с тем расслабляться, конечно, не следует. Сейчас крайне важно эффективно, ритмично провести сев озимых. Насколько я видел из имеющейся у меня информации, здесь всё-таки есть некое отставание по срокам. Просил бы вас обратить на это внимание и сегодня об этом тоже просил бы доложить, как идёт работа, насколько обеспечены потребности сельхозпредприятий по семенам, по удобрениям, по горюче-смазочным материалам.

Предлагаю поговорить и по системным вопросам. Системные вопросы прежде всего у нас связаны со вступлением, полноформатным присоединением к Всемирной торговой организации.

Как я уже говорил, мы это с вами хорошо знаем, мы заложили возможности для серьёзной господдержки отрасли. Ассигнования на эти цели выросли с 137,6 миллиарда рублей в прошлом году до 190,4 миллиарда рублей в текущем году. Будем и дальше гибко использовать всю линейку поддержки села от прямой помощи товаропроизводителям до инвестиций в инфраструктуру сельских территорий.

Вместе с тем обращаю внимание и на имеющиеся проблемы. Например, в результате изменения правил и механизмов предоставления субсидий, перехода с целевого на несвязанное субсидирование отсутствует чёткое понимание, как и на что хозяйства тратят выделенные ресурсы. Кроме того, возникли отдельные сбои с доведением средств до конкретных хозяйств. Нужно все эти процедуры оперативно доработать и отрегулировать. Мы сейчас на поле с механизаторами разговаривали, в принципе где-то отдаленно звучали эти вопросы, они не формулировали прямо именно так, но некоторые вопросы, которые они поднимали, связаны именно с этими проблемами, о которых я сказал.

Здесь присутствуют представители федеральных и региональных властей, руководители сельхозпредприятий. Рассчитываю, что мы максимально открыто и, самое главное, результативно обсудим эти чувствительные темы.

Во-вторых, хотел бы остановиться на вопросах сельхозстрахования. В этом году процент страхования урожая по-прежнему достаточно низкий. Среди причин – чрезмерная бюрократия и сложности с получением страховых выплат. Очевидно, что нужно совершенствовать нормативную базу в этой сфере, упрощать саму процедуру страхования, а главное, надёжно гарантировать предоставление компенсаций в случае потерь урожая и наступления других рисков.

Ещё один вопрос, который сегодня предлагаю затронуть, касается отечественной сельхозтехники. Я уже говорил, продажи отечественной сельхозтехники, даже конкурентоспособной, на внутреннем рынке сократились на 20 процентов. Нужно посмотреть, из-за чего это происходит. Я понимаю, что есть западная техника, есть наша, которая пока не всегда конкурентоспособна, но даже продажи конкурентоспособной [техники] снизились внутри страны. Нужно посмотреть, насколько это связано опять же с присоединением к ВТО: мы уже говорили о том, что эта отрасль попадает в непростую ситуацию в связи со вступлением в ВТО, и намечали пути её поддержки, искали инструменты её поддержки – значит, что, не работают они или не применяются?

И в заключение, конечно, не могу сказать, что урожай собрать мало. Это важно, но этого недостаточно, нужно создать условия для его эффективной, выгодной реализации включая транспортную составляющую.

Нужно подумать о снижении сроков оборачиваемости вагонов. Я посмотрел самые последние справки: у нас оборачиваемость очень низкая. Наверняка знаю, наверное, что будут говорить транспортники. Но от того, что мы все будем говорить и ссылаться на какие-то объективные сложности, ситуация не поменяется. Нам нужно предложить решения – такие, которые бы удовлетворяли и сельхозпроизводителей, помогли бы отрасли.

Давайте начнём работать.

Cлово Фёдорову Николаю Васильевичу, Министру сельского хозяйства.

Н.ФЁДОРОВ: Спасибо.

Уважаемый Владимир Владимирович! Уважаемые коллеги!

Общеизвестная вещь, всё?таки погода очень редко балует крестьян или почти не балует: не одно, так другое возникает обстоятельство, которое мешает порой. И в целом у нас ситуация в силу и переменчивости погоды, и природы аграрного сектора меняется ежечасно, даже не ежедневно. И на сегодняшний день, уважаемый Владимир Владимирович, уважаемые коллеги, у нас обмолочено уже почти 70 процентов зернового клина, на 17?е число намолочено более 71 миллиона тонн, то есть больше, чем в целом по прошлому году. Но не будем приводить прошлый год, он был очень тяжёлый. В 2011 году на сегодняшний день было убрано 77 миллионов тонн зерновых.

По агрометеорологическим прогнозам наших коллег, на которых мы ссылаемся, откуда черпаем информацию, в частности Росгидромета, валовой сбор зерновых и зернобобовых культур на сегодняшний день ими даётся такой цифрой, как 88–90 миллионов тонн. Первоначальный прогноз у них тоже был до 94 миллионов тонн. По данным Зернового союза, валовой сбор ожидается на уровне 91 –93 миллионов тонн.

Органы управления АПК, с которыми мы находимся в постоянной связи и непосредственно у них уточняем оценки, нам говорят о том, что всё?таки и Сибирский федеральный округ, и Приволжский федеральный округ, и Центральный федеральный округ находятся в зоне непрекращающихся дождей. И выращенный урожай – там уверенно говорят о 90 миллионах тонн – собирать всё труднее, и об определённых рисках нам дают информацию. Но мы всё?таки оставляем задачу, уважаемые коллеги, и к вам обращаюсь с такой ответственной позицией, задачу ставим собрать эти выращенные 90 миллионов тонн.

Можно констатировать такие важные вещи для внутреннего продовольственного рынка.

Пшеницы на сегодня уже собрано в объёме 44 миллиона 400 тысяч тонн, в прошлом году за весь год было 37 миллионов тонн. Это очень важный фактор по пшенице, потому что это влияет и на мукомольную промышленность, и на рынок в целом.

Ячмень будет выше прошлого года, кукуруза – заметно выше прошлого года, рис – так же, подсолнечник – заметно выше прошлого года. Сои в силу проблемы в Амурской области прежде всего, потому что основной поставщик сои – это Амурская область, будет меньше прошлого года, рапс – выше прошлого года.

В.ПУТИН: В целом по стране на одну треть меньше будет сои, да?

Н.ФЁДОРОВ: Да, вместо 1 миллиона 900 тысяч мы прогнозируем 1,5 миллиона тонн сои. Слава богу, есть и такие регионы, как Краснодарский край, где есть существенное увеличение и частичная компенсация этой большой потери, потому что более половины сои давала Амурская область.

Картофель и овощи – на уровне прошлого года, и не прогнозируем каких?то сбоев по удовлетворению отечественной продукцией по этим направлениям.

По заготовке кормов у нас показатель на сегодняшний день незначительно, но выше показателя за аналогичный период прошлого года.

По чрезвычайным ситуациям Вы уже отметили. Всё?таки говоря о наводнении, помимо Дальнего Востока, который действительно очень тяжело выглядит, Республика Башкортостан и Челябинская область констатируют гибель сельхозкультур от наводнения на площади без малого 500 тысяч гектаров. С учётом упущенной выгоды от наводнения в целом по стране мы констатируем объём 8 миллиардов 700 миллионов, а по прямым затратам – 3 миллиарда 600 миллионов. Из 3,6 миллиарда 3 миллиарда 100 миллионов – это Дальний Восток.

По засухе. Как Вы отметили, в этом году 10 субъектов Российской Федерации пострадали. Они дают цифру, проверенную нами и сверенную, согласованную с ними после оценки их заявок по поводу ущерба. Площадь гибели от засухи составила 1 миллион 800 тысяч гектаров, ущерб по прямым затратам – 6 миллиардов 200 миллионов. 10 субъектов Федерации.

Опыт прошлых лет, уважаемый Владимир Владимирович, нам даёт такой подход, для Минфина и Минсельхоза. Всё?таки поскольку эти 10 субъектов Российской Федерации не подпадают сейчас под анализ, связанный с бедствием на Дальнем Востоке, по ним тоже нужно принимать решение. Было бы правильно и здорово, если бы мы с Минфином – материалы уже они представили, и мы проверили, я цифры привёл, которые подтверждаются по прямым затратам, 6 миллиардов 200 миллионов – каждый год в виде дотаций либо бюджетных кредитов без процентов им выделяли часть средств, для того чтобы они покрывали затраты от засухи. Это шло в виде дотаций на сбалансированность или в виде льготных бюджетных кредитов. Эту тему нам с Минфином нужно в очень сжатые сроки с учётом интересов сельхозтоваропроизводителей, которые попадают в очень сложное положение в этих 10 регионах, быстро рассмотреть. Это наша задача с Минфином.

По поводу сева озимых культур. Действительно, здесь есть отставание по сравнению с прошлым годом. Это связано с засухой, с гибелью урожая в связи с засухой. Прямые затраты сегодня, по результатам нашей проверки, – 6 миллиардов 200 миллионов. Обычно компенсировали это в виде дотаций на сбалансированность либо бюджетные кредиты.

В.ПУТИН: И процедура какая? Как Вы это предполагаете по времени?

Н.ФЁДОРОВ: Мы представили эти материалы по каждому региону в отдельности. Вместе с Минфином надо оценить и выработать подходы и ресурсы, конечно.

В.ПУТИН: Андрей Юрьевич прокомментирует потом.

Н.ФЁДОРОВ: Есть отставания по севу озимых культур. Владимир Владимирович, Вы обратили внимание на это обстоятельство, но, по нашим данным, объективно это связано с отставаниями по каким?то другим обстоятельствам. На самом деле очень тяжёлая погода, дождливая погода в Центральном и Приволжском федеральных округах. По данным экспертов, это обстоятельство сказывается на том, что оптимальные сроки сева уходят, и нам сложно в силу дождливой погоды успеть выполнить наши прогнозные планы. Но работают крестьяне, тут не надо их даже подгонять, ловят каждый погожий даже не день, а погожий час, для того чтобы провести сев озимых.

В отношении обеспеченности семенами: у нас уровень обеспеченности достаточно высокий, практически 100 процентов, в том числе кондиционные семена – более 96 процентов. Есть элитные, суперэлитные, о них тоже знают руководители органов управления АПК регионов.

По минеральным удобрениям. Накопленные ресурсы, в силу в том числе и перехода на новые условия и требования, в том числе связанные и с ВТО, можно сказать, что накопленные ресурсы на сегодня не намного – это 1 процент, наверное, – меньше, чем в прошлом году. Но что важно и любопытно, и оптимистично: в течение этого сезона начиная с июля по 16 сентября этого года крестьяне активно закупают минеральные удобрения. Они закупили по сравнению с прошлым годом, когда были натуральные льготы, то есть цены были ниже и регулировались государством, на 12 тысяч тонн больше. То есть те деньги на погектарную поддержку, которые частично рассчитаны на минеральные удобрения, они активно и правильно используют, по нашей оценке.

Цены на минеральные удобрения в принципе нормальные, не выходят за рамки инфляционных параметров, за исключением калия хлористого, там плюс 27 процентов по сравнению с 2012 годом. Это обстоятельство не самое главное, но это констатация объективной картины по одному направлению минеральных удобрений. Мы ведём постоянный мониторинг того, что здесь происходит, работаем с ассоциацией производителей минеральных удобрений, и не можем констатировать, что они где?то здесь что?то не то делают или злоупотребляют в условиях и ВТО, и рыночной экономики, и когда их отпустили от такого жёсткого государственного регулирования, по нашей оценке, всё достаточно цивилизованно.

По горюче-смазочным материалам. Здесь можно констатировать, уважаемые коллеги, что на сегодня запасы дизельного топлива и автобензина по сравнению с аналогичным периодом прошлого года: дизельного топлива – на 5,7 процента больше, автобензина – на 17 процентов больше. Это тоже использование погектарной поддержки на самом деле, потому что в свободном распоряжении эти деньги находятся, и крестьяне покупают правильно, определили свои приоритеты, не нам их учить.

По ценам не всё радует сельхозтоваропроизводителей. По сравнению с прошлым годом, с аналогичной датой, цена на дизельное топливо выросла на 1,1 процента, на автобензин – на 8,7 процента.

Материально-техническое обеспечение, прежде всего техническое. Действительно, абсолютно правильные данные о том, что за первое полугодие 2013 года зерноуборочных комбайнов и кормоуборочных комбайнов закуплено меньше процентов на 20, чем в прошлом году. Здесь мы можем обозначить причины, их несколько. Я думаю, что не столько в ВТО, есть одна причина очень простая, банальная. За прошлые годы в целом объёмы господдержки на обновление сельхозтехники снижались от 8,9 миллиарда до 5,6 в прошлом году. В этом году это 2,3 миллиарда рублей было изначально, но по итогам первого полугодия, осознав, что это не очень здорово, добавили ещё 5 миллиардов рублей на обновление сельхозтехники, но механизмы выделения средств или субсидий на обновление сельхозтехники меняются, в том числе с учётом требований ВТО. И есть определённая и психологическая, и технологическая задержка. Наша задача, конечно, как управленцев по максимуму успеть в этом году освоить эти деньги – 2,3 миллиарда, плюс 5 миллиардов, которые догоняют первоначально принятые осенью прошлого года решения.

В целом, конечно, – здесь я думаю, что все зернопроизводители активно поддержат, – без радикального решения проблемы обновления сельхозтехники и постоянного максимального внимания к этой теме, какие бы качественные семена ни были, сколько бы мы удобрений ни вложили, потери будут существенными, если мы будем проводить обмолот и уборку урожая несовременной техникой. Сегодняшняя выставка и мероприятие, которое здесь проходит, дают, я надеюсь, дополнительную надежду на усиление государственной политики здесь.

По доведению средств федерального бюджета на поддержку отрасли растениеводства. Владимир Владимирович, особо, с учётом Вашего вступительного слова, хочу сказать, что в 2013 году в федеральном бюджете предусмотрены субсидии в сфере растениеводства по разным направлениям с общим объёмом 63 миллиарда 145 миллионов рублей – только в федеральном бюджете. Там есть условия софинансирования на ту же самую погектарную поддержку. По этому году это где?то около 11 миллиардов рублей. Без учёта софинансирования на растениеводство идёт из федерального бюджета 170,5 процента к уровню прошлого года. С учётом софинансирования регионов на самом деле в 2 раза де?факто. Это цифры – упрямая вещь – в 2 раза больше. Из них в бюджеты субъектов Российской Федерации на 13 сентября перечислено порядка 48 миллиардов рублей, это 75,6 процента от лимита. Технологически, среднестатистически, Владимир Владимирович, это нормально по сравнению с предыдущими годами, потому что здесь есть ресурсы на агрострахование, на экономически значимые региональные программы. Если будут отдельные вопросы, нам необходимо, конечно, разбираться. Но это конкретные ситуации, они вполне могут быть.

Кредиты на проведение весенних полевых работ. Здесь можно констатировать, в том числе с учётом этой несвязанной поддержки: объём выданных кредитных ресурсов на сезонные полевые работы на 3 сентября составил 156 650 миллиона рублей, это на 41 процент, даже на 42 процента выше уровня прошлого года.

В.ПУТИН: Мы сейчас разговаривали. (Обращаясь к Д.Патрушеву, главе Россельхозбанка.) Сколько у Вас, Дмитрий Николаевич, 9,2 процента в среднем?

Д.ПАТРУШЕВ: Процентная ставка?

В.ПУТИН: Да.

Д.ПАТРУШЕВ: 10,75. Это на один год.

В.ПУТИН: На год.

Д.ПАТРУШЕВ: Если срок меньше, от трёх месяцев, то тогда 9 процентов, если полгода, то 10.

Н.ФЁДОРОВ: Средний уровень, по нашим данным, в Россельхозбанке – 10,8 процента, в Сбербанке – 10,9 процента, средний.

По страхованию. Действительно, в силу не очень удачного опыта прошлых лет и законодательной и правоприменительной практики прошлых лет очень с большим сомнением и с неуверенностью относятся сельхозтоваропроизводители к этому делу. На сегодня удельный вес посевной площади, застрахованной по стране, – 11,2 процента, плюс будут озимые. Я думаю, что мы выйдем на среднегодовые за прошлые годы, процентов 17–18.

И здесь активно идёт работа по совершенствованию законодательства. Здесь очень много. Мы согласовали с депутатами Государственной Думы основные направления и поправки по совершенствованию законодательства. Закон работает с января прошлого года, поэтому здесь есть определённые издержки, которые нужно быстро исправить, и есть очевидные издержки.

Страхование – это универсальный инструмент для того, чтобы защитить от чрезвычайных ситуаций, во всём мире это всем известно. У нас очень плохо используется, поэтому крестьяне дополнительно страдают. Вместе с губернаторами, вместе с депутатами Госдумы нам нужно побыстрее усовершенствовать это законодательство и правоприменительную практику, используя в том числе ужесточение внутренней корпоративной дисциплины для объединения страховщиков. У нас сейчас два объединения, у них разные стандарты, разные правила бывают, какая?то не очень здоровая конкуренция. Здесь тоже есть вопросы для законодателя, может быть, перейти к опыту ОСАГО, иметь единое объединение агростраховщиков, с тем чтобы были единые правила и единая внутренняя корпоративная дисциплина. Это тоже дисциплинирует, в свою очередь, их поведение.

И вторая тема, или второй инструментарий для защиты от засухи и от переувлажнения почвы, которое появляется в результате наводнений. В мировой практике – это мелиорация, конечно, это защита от засухи орошением, защита от переувлажнения мелиоративными работами. 3 октября у нас заседание Правительства, на котором будет обсуждаться федеральная целевая программа мелиорации на 2014–2020 годы. И в силу известных непростых причин, бюджетных ограничений – мы с Минэко практически согласовали на 2014–2016 годы в рамках оптимизации и так далее – программу мелиорации, которая утверждена по базовому сценарию, минимум миниморум, в феврале этого года, предлагается сократить ещё примерно на 5 миллиардов рублей. Причём эти 5 миллиардов идут: 3 миллиарда рублей – на ремонт и реконструкцию опасных, особо опасных и аварийных гидротехнических сооружений, включая дамбы на Дальнем Востоке. Там ущерб сегодня, который надо преодолевать, 1,5 миллиарда рублей. И 2 миллиарда примерно, чуть меньше, – это противопаводковые мероприятия. Мне кажется, нам бы с Минфином надо иметь единую позицию, но это та тема, когда экономия обернётся потерями в разы больше.

В.ПУТИН: Сколько это будет?

Н.ФЁДОРОВ: До 2020 года 75 миллиардов рублей, примерно по 10 миллиардов рублей в год на 7 лет. И сейчас на три года – минус 5 миллиардов, но это очень сильный удар. Нам нужно срочно в следующем году уже к весеннему паводку подготовить дамбы и гидротехнические сооружения. И в присутствии представителя и заместителя Министра финансов я бы просил Вашего дополнительного внимания к этой теме.

В.ПУТИН: Спасибо большое.

Давайте мы построим работу таким образом: выступят все коллеги, которые планировали это сделать, а потом подискутируем.

Пожалуйста, Александр Николаевич.

А.ТКАЧЁВ: Спасибо.

Уважаемый Владимир Владимирович! Уважаемые коллеги!

Сегодня в Краснодарском крае производится около 7 процентов валовой сельхозпродукции России. И главным, конечно, для нас остаётся зерно, производство зерна. И в этом году наши аграрии собрали урожай более 8 миллиона тонн. В целом мы планируем собрать, с учётом уже риса, кукурузы, сои, 12 миллионов.

Средняя урожайность пшеницы по краю чуть больше 50 центнеров с гектара, а в некоторых районах она достигает более 60. На сегодняшний день это самый высокий результат за всю историю нашего края. Мы активно внедряем и инновационные технологии земледелия, работаем над улучшением качества зерна, увеличиваем площади, засеянные элитными семенами. В этом году уже четверть от всех озимых составят такие посевы. Наше зерно сегодня экспортируется в 50 стран мира. Цена на него установилась в пределах 7 рублей за килограмм.

Сейчас идёт уборка сои, кукурузы, подсолнечника, сахарной свёклы и риса. Все работы будут завершены до 1 ноября. Мы планируем собрать более 6 миллиона тонн сахарной свёклы, 300 тысяч тонн сои, 800 тысяч тонн риса, более 1 миллиона тонн подсолнечника. Особо хочу отметить, что в этом году ожидается высокий урожай кукурузы – более 3 миллионов тонн. И мы с Вами присутствовали на поле, которое даёт зерна 130 центнеров с гектара. Это, конечно, уже европейский абсолютно показатель. И конечно, кукуруза – это второе зерно, мы так на Кубани считаем.

Готовимся активно к осенним полевым работам, уже обработано почти 70 процентов пашни под озимые. Сельхозпредприятия края постоянно обновляют технопарк. Только за последние три года приобретено более 17 тысяч тракторов и комбайнов на сумму 23 миллиарда рублей.

Однако если растениеводство сейчас твёрдо стоит на ногах, то в животноводстве, я уже говорил Вам, конечно, есть проблемы. Ситуацию очень подкосила африканская чума, в последние два года она буквально уничтожила наше свиноводство. Мы практически потеряли отрасль, и сейчас наша главная задача – возродить её. Поэтому мы вынуждены запрещать содержание свиней в личных подсобных хозяйствах и сделать ставку на строительство мегаферм, где гарантируется стопроцентная безопасность. Конечно, для этого мы будем перепрофилировать крестьянские хозяйства, где будут запущены и уже реализуется часть краевых программ, направленных на развитие альтернативного животноводства: это овцеводство, кролиководство, птицеводство, овощеводство и так далее. Село всё ещё, конечно, нуждается в государственной поддержке, вот то, о чём говорил неоднократно сегодня и Николай Васильевич.

Хочу поблагодарить Вас, Владимир Владимирович, за внимательное отношение к проблемам АПК. В этом году мы получили 9,5 миллиарда рублей из федерального центра. Но в то же время я хотел бы обратить Ваше внимание на получение субсидированной процентной ставки, на её погашение по инвестиционным кредитам. Хозяйства сегодня действительно на подъёме, они хотят строить, приобретать технику, а сейчас во всех лизинговых схемах, понятно, что по полной процентной ставке 9–12 процентов это реализовать практически невозможно. Мы на 700 миллионов уже освоили, хозяйства и предприятия готовы ещё около миллиарда рублей потратить на субсидирование, а значит, модернизацию производства, то, о чём мы говорим. Применять новые технологии, ввести расширенные производства и так далее. Эта проблема, на наш взгляд, ключевая, конечно, которая сдерживает уже во многом определённый рост и модернизацию производства.

В принципе мы не подведём, и сегодня год для нас удачный, действительно рекордный. Спасибо за поддержку.

В.ПУТИН: Спасибо, Александр Николаевич.

Пожалуйста, Карлин Александр Богданович.

А.КАРЛИН: Уважаемый Владимир Владимирович! Уважаемые коллеги!

В Алтайском крае в этом году под посевами сельхозкультур занято в общей сложности 5,5 миллиона гектаров, из них 3,5 миллиона – это зерновые и зернобобовые. Этот год не очень благоприятный, поскольку весна была поздняя, холодная, затяжная, и лето самое дождливое за последние 50 лет наблюдений. Поэтому начало уборочных работ в разных зонах края было сдвинуто на более поздние сроки, от двух до трёх недель против среднегодовых. Но тем не менее хозяйства подготовились достаточно хорошо к началу уборочных работ. У нас нет сегодня никаких проблем оперативного, рабочего плана, которые мы бы не решили у себя в регионе. Мы благодарим Вас, Владимир Владимирович, и Правительство за своевременное выделение средств государственной поддержки. Наверное, в этом механизме какие?то детали можно ещё совершенствовать.

В.ПУТИН: Александр Богданович, поскольку Вы подошли к одному из моментов очень важных, ключевых, несвязанная поддержка субсидирования отличается по технологиям от того, что было раньше. Вы сказали, что это вас устраивает. Это вас устраивает почему? И чего нужно было бы добавить в сам процесс регулирования?

А.КАРЛИН: Владимир Владимирович, устраивает потому, что крестьянин не связан в таком мелочном формате, на какие цели он должен использовать.

В.ПУТИН: А это не ведёт к нецелевому использованию?

А.КАРЛИН: Мне кажется, этот недостаток можно компенсировать через более детальную проработку механизмов контроля над эффективным использованием. Иными словами, Владимир Владимирович, контролировать не процесс, а больше внимания сосредоточить на контроле над результатами хозяйственной деятельности.

В.ПУТИН: Александр Богданович, а вот конкретно что это значит? Что Вы предложили бы?

А.КАРЛИН: Например, если говорить о несвязанной поддержке растениеводческой отрасли, то это урожайность, но с учётом опять же почвенно-климатических зон, потому что у нас семь почвенно-климатических зон, с одной меркой ко всем подходить нельзя.

Ещё вторая составляющая несвязанной поддержки, килограмм товарного молока, здесь тоже есть критерии определения эффективности ведения молочного скотоводства, например, продуктивность животных, конечно же, опять с определёнными оговорками и коррективами. Мы такую работу предварительную ведём со специалистами Министерства сельского хозяйства, у нас понимание есть, и я думаю, что совместно такие предложения будут выработаны.

Возвращаясь к уборке, Владимир Владимирович. Несмотря на очень сложные условия, сегодня зерновых и зернобобовых уже обмолочено на площади 1 миллион 600 тысяч гектаров, намолот составил 2 миллиона 750 тысяч тонн. По убранной площади мы уступаем прошлому году, а по валовому сбору значительно опережаем, потому что прошлый год был неблагоприятным.

С учётом того, что в благоприятные дни мы убираем до 100 тысяч гектаров зерновых, рассчитываем, если метеопрогнозы, которые нам доступны, оправдаются, то к концу первой декады – к середине октября мы по зерновым и зернобобовым завершим уборочную работу и урожай сохраним.

В.ПУТИН: Это будет по плану? С опозданием?

А.КАРЛИН: Это будет несколько позже обычного, но по условиям этого года это достойный вариант.

В.ПУТИН: Надо наращивать темпы, чтобы не ушли совсем в морозы, там же у вас достаточно быстро наступает зима.

А.КАРЛИН: Отдельные культуры позволяют, например, гречиха – это поздняя культура, подсолнечник. У нас гречихой занято полмиллиона гектаров, под подсолнечником – полмиллиона гектаров, это культуры более поздние. И по условиям Западной Сибири, если не катастрофа погодная, то можно ими заниматься до 1 ноября.

Элеваторное хозяйство, Владимир Владимирович, достаточное в Алтайском крае. Сушильное оборудование имеется, современное в том числе. Во?первых, практически все зерновые убираются так называемым раздельным способом, то есть через укладку в валки, и потом последующая технологическая операция, уже завершающая, и весь собранный урожай в этом году подсушивается. Поэтому дополнительные расходы несут крестьяне, но по?другому урожай не сохранить.

Что касается озимых, для нас это не очень значимый сегмент в растениеводческой отрасли, но тем не менее мы должны по плану 100 тысяч гектаров озимой пшеницы и ржи посеять в этом году. Мы практически эту работу завершаем, 90 тысяч уже посеяно.

По кормам. Мы выполнили все свои планы по заготовке сена, сенажа, сейчас заготавливаем силос, но задача заключается в следующем. Мы в прошедшую зимовку выработали все страховые запасы по кормам, а их наличие в прошлые годы позволило нам в условиях жесточайшей засухи 2012 года в зимовку 2012–2013 годов сохранить поголовье. Это задача неимоверной трудности, но тем не менее она решена. Сейчас все крестьяне понимают, что нужно воссоздавать страховые запасы, для того чтобы по животноводческой отрасли более уверенно себя чувствовать уже в последующие годы. Это если коротко говорить.

Владимир Владимирович, я хотел бы затронуть одну тему – цены на пшеницу, на зерно, в частности. Сейчас она у нас в регионе сложилась в пределах 5,5 тысячи за тонну пшеницы третьего класса. По тем ценам, которые мы согласовали с Министерством сельского хозяйства. Пороговые цены, которые позволяли бы вообще поднять вопрос о зерновых интервенциях, по третьему классу по пшенице для Алтайского края – 6250, по четвёртому – 6050 и по пятому – ещё ниже. Я бы сегодня просил Николая Васильевича наши предложения на этот счёт в Министерстве сельского хозяйства рассмотреть. Мне кажется, даже сама постановка этого вопроса окажет стабилизирующее влияние.

В.ПУТИН: То есть вам нужно ускорить интервенцию в закупке?

А.КАРЛИН: Рассмотреть вопрос об интервенции в регионе. Здесь интерес двойной, Владимир Владимирович, интерес крестьян.

В.ПУТИН: Александр Богданович, мы услышали, Министр согласен. Мы у себя отметим в протоколе как поручение Министерству.

А.КАРЛИН: Это для нашей зернопереработки, Владимир Владимирович, потому что у нас 1 миллион 700 тысяч тонн мощности по мукомольной промышленности, 650 тысяч тонн – по крупяной и 700 тысяч тонн – по комбикормовой. И наличие в наших хранилищах интервенционного зерна 400 тысяч тонн в условиях неурожая, засухи прошлого года позволило не просесть нашей мукомольной, комбикормовой промышленности.

Спасибо.

В.ПУТИН: Спасибо, Александр Богданович.

Василий Юрьевич, пожалуйста.

В.ГОЛУБЕВ: Уважаемый Владимир Владимирович!

В Ростовской области уборочная кампания продолжается. Нам осталось убрать примерно 830 тысяч гектаров.

В.ПУТИН: А убрали сколько уже?

В.ГОЛУБЕВ: В целом у нас было более 3 миллионов [гектаров], если говорить на начало года. Из них 300 тысяч – это поздние зерновые культуры, общий, валовой сбор, по прогнозам, в этом году составит примерно 6,5 миллиона тонн. Это несколько выше, примерно на 200 тысяч тонн выше, чем в прошлом году, хотя, конечно, это не предел для Ростовской области. Но погодные условия текущего года нас подкосили. Ещё в марте мы прогнозировали заметно больший урожай. Апрель у нас выдался очень сухой, и май с поздними дождями, что, конечно, серьёзно повлияло на ситуацию.

Нами запланировано убрать примерно 844 тысячи гектаров масличных культур. Мы прогнозируем валовой сбор примерно 1 миллион тонн – это на уровне прошлого года. Сегодня убрали порядка 43,5 процента и продолжаем заготавливать корма, убирать другие поздние культуры: сахарную свёклу, овощи, картофель, бахчевые и плодовые. Несмотря на сложные погодные условия, производство основных видов продукции растениеводства у нас, мы прогнозируем и уверены в этом, будет на уровне прошлого года.

Из?за осадков в первой декаде сентября, то есть совсем недавно, у нас несколько замедлились уборочные работы, мы имеем примерно от 40 до 80 миллиметров осадков. Но мы не сомневаемся, что уложимся в сроки уборки. С другой стороны, появилась дополнительная благоприятная возможность для сельхозтоваропроизводителей активно заниматься весенними работами – они получили возможность вести сев озимых в оптимальные сроки с учётом наличия запаса влаги в почве.

Мы планируем посеять на следующий год на площади не менее 2,2 миллиона гектаров озимых, это плюс 10 процентов к 2012 году. Подготовка почвы и сев озимых ведутся на всей территории области и во всех природно-климатических зонах. Мы подготовили примерно 93 процента от запланированного объёма. Уверены, что в сроки уложимся до завершения осенних работ.

Озимые посеяны сегодня на площади 210 тысяч гектаров, ведётся обработка почвы. Мы заготовили необходимое количество семян. У нас запас, в том числе элитных семян, примерно 38 тысяч тонн, и все семена в полном объёме кондиционные.

Надо сказать, что одна из проблем, которая возникла в текущем году, это вопросы, связанные с поддержкой районов, пострадавших от засухи. Всего таких районов 14, общая площадь потерь составила примерно 150 тысяч гектаров. На сегодняшний день мы в полном объёме из областного бюджета выплатили, выплачиваем деньги, для того чтобы поддержать наших селян.

Если говорить об удобрениях, то мы планируем внести 52,3 килограмма на гектар посевной площади, внесли уже примерно 70 процентов от плана и выполняем эту задачу строго в соответствии с графиками. Мы продолжаем закупку удобрений и в полном объёме выполним запланированное на текущий год. Топливо в наличии есть в полном объёме для проведения полевых работ в сентябре, и по нашим договорам с поставщиками оно есть в наличии на базах поставщиков.

Несколько слов о поддержке. На самом деле наши сельские производители реально оценивают поддержку, которую государство сегодня реализует, при этом поддержка в большем объёме, чем в прошлом году. В этой связи мы у себя когда?то договорились об этом с Министром, стараемся не отставать от федеральной поддержки, то есть регулярно рассматриваем вопросы, несколько раз даже корректировали бюджет в этом году, для того чтобы софинансирование из регионального бюджета не отставало от федеральных денег.

Абсолютно верно, что сейчас мы озадачены проблемой, которая прежде всего связана с эффективностью этих вложений, которые, на наш взгляд, должны быть ощутимы и реальны. Поэтому сегодня мы работаем над программой, в которой попробуем оценить, каким образом селяне использовали, действительно целевым образом использовали финансовые средства.

Если говорить о проблемных вопросах, некоторые из них уже обозначены. Это цена дизельного топлива, которая растёт выше уровня 2012 года, по нашим оценкам, на 3–5 процентов, и электроэнергия – 7,5–7,8 процента.

Второе. Надо сказать, что на основные виды сельхозпродукции закупочные цены всё?таки снизились примерно на 25 процентов. И это осложняет работу некоторых хозяйств. Особенно я бы выделил 373 хозяйства, которые пострадали в результате погодных условий. Им выделены, как я уже сказал, финансовые средства, они доведены до наших сельхозпредприятий. По нашим оценкам, ущерб в области составил около 2 миллиардов рублей по этим территориям. Поэтому мы просили бы рассмотреть возможность поддержки пострадавших от засухи хозяйств. При этом мы оформили необходимые документы и синхронно работаем с Министерством сельского хозяйства.

Что касается страхования. С одной стороны, по сравнению с прошлым годом мы увеличили примерно в два раза количество застрахованных предприятий и площадей. В то же время прекрасно понимаем, что темпов недостаточно, как показал этот год. Проводим достаточно детальный анализ, особенно по предприятиям, которые по тем или иным условиям не произвели страхование своих посевов.

Сейчас проводится работа по возмещению ущерба. К сожалению, она пока несколько отстаёт от потребностей селян, хотя, на наш взгляд, и на федеральном уровне требуются некоторые решения, связанные с разными позициями страховщиков, которые сегодня существуют. Но и нам самим, конечно, нужно добавлять оборотов. Мы понимаем, что есть ещё резервы, которые зависят прежде всего от самого региона.

В.ПУТИН: А какие это резервы?

В.ГОЛУБЕВ: Владимир Владимирович, в прошлом году мы проводили несколько встреч с селянами перед началом уборочной кампании, по зонам проводили, и есть такое ощущение, что наша климатическая зона всегда рискованная. Абсолютно, восток, северо-восток области – традиционные риски, в этом году – даже центральная часть. И мне кажется, что здесь нужна более конкретная работа с селянами, постоянная, на основе анализа предыдущих лет. Два-три последних года – гарантированно, сложные погодные условия, это только засуха.

Одна из тем, которую я до Вас доводил, информировал Вас, – для нас, конечно, актуальна мелиорация. По?прежнему для Ростовской области это один из резервов. Мы имеем чуть больше 130 тысяч гектаров, раньше имели 400 с лишним тысяч гектаров, сейчас в три раза меньше. Мы добавляем количество, но это небольшое количество, примерно 3–4 тысячи гектаров в год. Они, конечно, не решают проблему при таком разрыве, а возможности у региона в этом смысле иметь гарантированный урожай заметно выше. Когда?то мелиорированные земли обеспечивали не менее 25 процентов урожая региона, занимая менее 10 процентов площадей. Поэтому здесь взаимодействие с федеральными структурами, с Минсельхозом, с Минфином позволило бы нам изменить ситуацию в лучшую сторону.

И в заключение: мы продолжим эту работу, убеждены, что у нас всё получится. Что касается урожая текущего года, он будет не ниже прошлого года. Мы считаем, что принимаемый комплекс мер совместно с федеральным министерством, с федеральными органами власти позволяет нам достаточно гарантированно заявить о том, что мы и своевременно завершим комплекс работ, и обеспечим задел на 2014 год.

В.ПУТИН: Спасибо.

Вот в этой связи у меня сразу два вопроса к коллегам из Правительства. Василий Юрьевич сказал о проблемах с поддержкой пострадавших от засухи регионов. В чём там проблема? У нас обычно это в достаточно отработанном режиме функционирует. В этом году какие?то есть проблемы?

Н.ФЁДОРОВ: Можно я приведу конкретные цифры? В этом году пострадало 10 субъектов Российской Федерации, подтверждённые экспертами объёмы ущерба по прямым затратам без упущенной выгоды – 6200 миллионов рублей. Обратите внимание, в 2009 году было 16 субъектов.

В.ПУТИН: Вместе с Дальним Востоком?

Н.ФЁДОРОВ: Это засуха.

В.ПУТИН: Нет, как десять? Послушайте, на Дальнем Востоке такая катастрофа, там без упущенной выгоды 3 миллиарда с чем?то.

Н.ФЁДОРОВ: 3100 миллионов там от наводнения, а от засухи – 6200 миллионов рублей.

В.ПУТИН: В два раза больше, чем от наводнения?

Н.ФЁДОРОВ: Да, после оценки экспертами. Они нам заявили, обратите внимание, Владимир Владимирович, что утеряно от засухи 2300 тысяч гектаров и что ущерб по прямым затратам 11 400 миллионов. Они заявили, мы проверили всё как положено по постановлению Правительства.

Те, кто работает в регионе, пытаются завысить объёмы ущерба, хотя нельзя их упрекать, потому что это дело экспертов уже. Так вот мы снизили с 2300 тысяч до 1800 тысяч гектаров, а прямые затраты снизили с 11,4 миллиарда до 6,2, то есть почти в два раза уменьшили, по оценке экспертов.

Обратите внимание, уважаемый заместитель Министра финансов, в 2009 году 16 субъектов пострадало, прямые затраты были 13 миллиардов рублей – в виде бюджетной помощи на сбалансированность компенсировали 11 миллиардов. То есть 13 миллиардов прямые затраты, в виде дотаций выделили 11 300 миллионов рублей. В 2010 году 43 субъекта пострадало, прямые затраты были признаны в сумме 41 800 миллионов рублей – выделили им 10 миллиардов рублей дотаций на сбалансированность и 25 миллиардов рублей бюджетных кредитов. В 2012 году у нас было 20 субъектов, ущерб признан в 14 миллиардов рублей – дотации выделили на 6 миллиардов рублей, потому что уже было сложно в бюджете.

Мы в этом году выставили эти цифры и будем сейчас с Минфином, надеюсь, как?то находить согласованные цифры.

В.ПУТИН: Хорошо, Николай Васильевич.

И второй вопрос. Губернатор говорил об озимых. Я так понял, что, Василий Юрьевич, у Вас с некоторым опозданием идёт?

В.ГОЛУБЕВ: Я бы так не сказал, наоборот.

В.ПУТИН: Хорошо. Но в целом по стране – с опозданием, есть сдвижка. Насколько остра эта проблема, как Вы предполагаете здесь действовать и что нужно сделать для того, чтобы помочь селянам?

Н.ФЁДОРОВ: Потери озимых…

В.ПУТИН: Нет, не потери. У нас есть отставание по севу озимых. Если Вы не в курсе, посмотрите обязательно, потому что там не катастрофическая, но сдвижка по срокам есть.

Н.ФЁДОРОВ: Отставание по озимым в основном в Центральном и Приволжском федеральных округах, Владимир Владимирович, потому что там очень сильные дожди были.

В.ПУТИН: Да, совершенно верно.

Н.ФЁДОРОВ: А по этим регионам – нет.

В.ПУТИН: По этим – нет, я сказал, в целом по стране есть.

Н.ФЁДОРОВ: Мы за этим следим.

В.ПУТИН: Нужно с этим что?то делать. Нужно отсеяться вовремя. Надо посмотреть, как им помочь.

В.ГОЛУБЕВ: У нас на самом деле небольшое отставание есть, но качество почвы лучше за счёт того, что осадки, и мы рассчитываем, что мы этим компенсируем в сроки.

В.ПУТИН: Вот видите, Василий Юрьевич, и у вас тоже есть.

В.ГОЛУБЕВ: Есть небольшое.

В.ПУТИН: Но в целом по стране есть точно.

Николай Васильевич, посмотрите повнимательнее, ладно? С регионами поработайте здесь, кому что нужно поддержать.

Н.ФЁДОРОВ: И плюс надо будет молиться Всевышнему, чтобы дождей было меньше.

В.ПУТИН: Молиться нужно, но нужно при этом и работать.

Андрей Юрьевич, пожалуйста.

А.ИВАНОВ: По Дальнему Востоку разрешите доложить. Вы назвали цифру 3,3 миллиарда рублей. Да, действительно, это сводный объём, требующийся для выполнения тех поручений, которые даны Вашим указом.

В.ПУТИН: Нет?нет, всего 3,3 [миллиарда рублей] – это прямые потери сельхозпроизводителей.

А.ИВАНОВ: 3,3 – это объём, представленный Министерством сельского хозяйства, необходимый для выполнения поручений, данных Вашим указом, по всем направлениям.

В.ПУТИН: Нет, но это связано с прямыми потерями сельхозпроизводителей, нет?

А.ИВАНОВ: У нас эта цифра – я могу её разложить по каждой мере поддержки.

В.ПУТИН: Скажите. Я хочу послушать.

А.ИВАНОВ: Она состоит из следующего.

По несвязанной поддержке общая сумма, которая заявлена, дополнительный объём бюджетных ассигнований оценивается Министерством сельского хозяйства в 882,6 миллиона рублей, по личным подсобным хозяйствам – 2068 миллионов рублей, и по кредитам и ставкам, по лизинговым платежам – 378,9 миллиона рублей.

В.ПУТИН: На отсрочку платежей?

А.ИВАНОВ: Это на погашение ссудной задолженности, общая сумма. Итого у нас получается 3,3 [миллиарда рублей].

Мы как раз с Министерством сельского хозяйства вели напряжённую дискуссию по поиску источников, поскольку на совещании Вами было дано поручение приватизировать в рамках государственной программы источники для выполнения Ваших поручений в рамках Указа. Министерство сельского хозяйства эти источники изыскало. И поэтому сейчас мы в оперативном режиме согласовываем правовые акты, вносим в Правительство.

В.ПУТИН: Сюда не включены средства на восстановление ирригационных сооружений, дамб и так далее?

Н.ФЁДОРОВ: Через погектарную поддержку…

В.ПУТИН: Туда всё включено, то есть 3,3 – это всё?

А.ИВАНОВ: Это всё, что было в указе.

В.ПУТИН: На восстановление.

А.ИВАНОВ: Там только ирригационных сооружений нет, Владимир Владимирович. Ирригационные сооружения – через бюджетные кредиты, бюджеты субъектов. Помните, мы Вам отдельно докладывали, там 1,5 миллиарда Амурской области...

В.ПУТИН: Имеется в виду, местные дамбы.

А.ИВАНОВ: Да, это другая программа.

В.ПУТИН: То есть это сюда не входит, в 3,3?

А.ИВАНОВ: Сюда не входит.

В.ПУТИН: Смотрите, чтобы время сейчас не терять, я сразу скажу своё отношение к проблеме в целом и прошу вас исполнить. Мы давайте зафиксируем это сегодня в протоколе.

Что касается восстановления на Дальнем Востоке, нужно как можно быстрее выделить средства на восстановительные работы, связанные с дамбами, и на всё, что связано с преодолением ущерба, – 3,3 и плюс эти восстановительные работы.

Кроме того, это тоже очень важно, я с Николаем Васильевичем согласен, он говорил как раз об ирригации и так далее, но, разумеется, мы сейчас не будем принимать никаких окончательных решений. Вы в рабочем порядке в ходе бюджетного процесса и дискуссий в Правительстве при определении приоритетов бюджетной политики сами определитесь. Но вот эти вещи по Дальнему Востоку, которые связаны с восстановлением того, что разрушено, и с компенсациями на различные потери и утраты, нужно сделать немедленно, как можно быстрее, там зима скоро начнётся. Андрей Юрьевич, деньги туда ещё не направлены пока. Из местных, из региональных бюджетов что?то выделили людям, а так пока ещё денег нет, быстрее считайте. И сегодня давайте мы это зафиксируем ещё раз в протоколе. Хорошо?

А.ИВАНОВ: Есть, Владимир Владимирович. У нас срок – 15 октября.

В.ПУТИН: Сколько времени нужно?

А.ИВАНОВ: 15 октября – у нас срок, данный Вашим указом.

В.ПУТИН: Да, я помню.

А.ИВАНОВ: Мы можем это сделать существенно оперативнее.

В.ПУТИН: Но чтобы ни в коем случае не ушли за этот срок.

А.ИВАНОВ: Есть, отработаем.

По Башкирии и Челябинской области также мы Ваше поручение выполняем. В рамках общего объёма бюджетных кредитов им были предоставлены средства: Челябинску – в объёме 529 миллионов рублей, Башкирии – 422 миллиона рублей. Освоение этих средств ведётся, но не в полном объёме ещё освоены – это в рамках того же решения в части, касающейся чрезвычайной ситуации.

По мелиорации, как Вы сказали, действительно, решение, которое было предварительно принято в рамках бюджетных проектировок о пятимиллиардном общем сокращении, общего характера, оно не касается отдельно государственной программы поддержки развития сельского хозяйства. В рамках Вашего поручения в рамках бюджетного процесса будем отрабатывать.

По засухе. Материалы на 6,5 миллиарда рублей мы в Министерстве финансов пока не получали, я так понимаю, они отрабатываются в рамках Министерства сельского хозяйства. Понимая весь масштаб ущерба, мы, конечно, будем настаивать на том, что в 2011 году был принят Закон о сельхозстраховании, и прежде, чем предоставлять дополнительную поддержку, хотелось бы понять, как всё?таки сработали меры по сельскохозяйственному страхованию. В первую очередь мы страхуем катастрофические риски, если гибнет более 30 процентов урожая, и поддерживаем это из государственной программы развития сельского хозяйства. Это первый приоритет, который хотелось, чтобы был в рамках представленных материалов.

И второе. Мы предварительно договаривались с Министерством сельского хозяйства, когда 42 миллиарда в весеннюю корректировку дополнительно направляли на государственную программу развития сельского хозяйства, что посмотрим и осенние риски. Министерство сказало, что да, мы сейчас весенние закроем, а с осенними разберёмся в рамках программы. Хотелось, чтобы это данное ранее обещание было учтено при поиске источников для ликвидации последствий.

Владимир Владимирович, мы по решению Правительства в следующем году предусматриваем 15 миллиардов рублей в рамках государственной программы развития сельского хозяйства как резерв для управления сезонными рисками. То есть со следующего года мы ежегодно будем держать свободный объём в госпрограмме, для того чтобы в зависимости от природных и природно-климатических особенностей – это засуха, наводнение или какие?то ещё особенности, связанные с сезонными рисками, – будем перенаправлять свободные средства по решению Правительства на решение этих задач. Поэтому со следующего года мы проблему решаем. В этом году будем балансировать.

У нас ещё серьёзная проблема по инвестиционным кредитам, как докладывал губернатор. У нас общий объём дефицита около 25 миллиардов рублей, мы его одним годом не закроем. Это очень серьёзная проблема, тоже хотелось, чтобы наши уважаемые коллеги в рамках балансировки государственной программы и поиска соответствующих источников помогали решать эту задачу.

По страхованию буквально два слова, поскольку вопрос задавали. 11 июля был принят закон, мы отрабатывали по Вашему поручению, согласовывали его у Вас. Надо сказать, что закон только заработал. Закон не ограничивает рынок сельхозстрахования двумя объединениями. Он предусматривает любое количество объединений саморегулируемых организаций, которые необходимы для решения общих задач. Суть объединения заключается в том, что в рамках объединения сбрасываются на так называемый фонд, который помогает финансово перестраховывать риски в случае, если у какого?то из участников объединения хватает собственных источников, для того чтобы эти риски покрывать.

Пока, к сожалению, эти фонды не очень значительны. Но мы всё?таки надеемся на поддержку в рамках работы с субъектами Российской Федерации, с губернаторами – тут без ручного режима никак не обойтись. Нужно нашу государственную поддержку, поскольку всё?таки субъектовое обязательство мы софинансируем, увязывать с осуществлением страхования, так как из данных, которые существуют в Министерстве финансов, мы видим, что сельхозтоваропроизводитель пытается застраховать риски незадолго до возникновения чрезвычайной ситуации. Понятно, что тогда уже дело со страховой компанией совсем другое.

В этом смысле, если будет сбалансирована наша совместная позиция в момент начала сезонных работ и в целом сельскохозяйственного годового цикла, тогда, на наш взгляд, будет эффект, который позволит нам на ликвидации последствий более компактно использовать бюджетные средства.

В.ПУТИН: Аркадий Леонидович, есть что добавить?

А.ЗЛОЧЕВСКИЙ: Да, есть что добавить.

Мы изначально, когда закон принимался, в ходе его обсуждения возражали против того механизма, который в нём закреплён.

В.ПУТИН: Сейчас о чём Вы говорите?

А.ЗЛОЧЕВСКИЙ: Механизм страхования сейчас – страхуем недобор, с франшизой 30 процентов. Сейчас можно корректировать. Но от этого зависит размер страховой премии, которую приходится уплачивать. А в принципе это страхование какой?то мифической цифры по возмещению, потому что непонятно, каким по стоимости будет этот недобор. Его надо каждый раз оценивать, и так далее. Мы предлагали с самого начала закрепить там механизм страхования затрат и возмещение только произведённых затрат на посев и страховать именно от катастрофической гибели. Как раз в том вся и проблема, что у нас по этому закону нет страховки катастрофической гибели, а самое главное было застраховать от потерь, то есть не надо было страховать прибыль, а надо было застраховаться от потерь, от того, что мы вложили деньги. Сейчас любая дополнительная копейка, вложенная в землю, это риск, рискуешь её потерять. Вот это главное не потерять, а прибыль – это уже свободное страхование и без господдержки, как ОСАГО и каско. Вот это бы откорректировать в законе, и всё бы заработало тогда. Гарантировать возмещение, конечно, – вот это критически важная вещь, потому что пока оно не гарантировано, это всё...

В.ПУТИН: Давайте, Аркадий Леонидович, ещё раз присылайте свои предложения от Министерства сельского хозяйства в Министерство финансов, ещё раз посмотрим.

А.ЗЛОЧЕВСКИЙ: Конечно.

В.ПУТИН: Спасибо.

Сергей Васильевич, есть чего добавить?

С.КИСЛОВ: Если можно. Во?первых, благодарим Вас за Ваше внимание селу. То, что мы сегодня видим, это благодаря Вашему вниманию. Мы будем дальше работать, мы уже снабдили себя полностью и маслом, и птицей, и многими другими продуктами.

Что мы сейчас видим? Мы видим, работая в ВТО, что другие страны своё сельское хозяйство субсидируют значительно выше, чем мы. Мы видим, что, наверное, это нечестно по отношению к нам, но мы не просим, чтобы наша страна нам больше давала средств. Мы просим, чтобы наша дипломатия больше внимания уделяла тому, чтобы другие страны, особенно в Европе, меньше субсидировали своё сельское хозяйство, чтобы было более или менее честно, так как мы все работаем в условиях ВТО.

И второй вопрос. Сейчас время сушки зерна, и мы сегодня особенно остро ощутили это, печное топливо стало дороже. Начали разбираться – оказывается, с 1 июля ввели акциз, и на 6 рублей топливо стало дороже. Это для села где?то 6 миллиардов в год, существенно, дорого. Если селяне не будут сушить, то зерно не будет храниться. Тут хотелось бы глянуть, чтобы как?то, если возможно, это откорректировать. С 1 июля ввели акциз на печное топливо.

В.ПУТИН: Что за печное? Это мазуты, что ли?

С.КИСЛОВ: Нет, это печное топливо, это светлое топливо для сушилок, для обогрева животноводческих ферм. Всего где?то миллион 100 тысяч тонн в год идёт на село.

В.ПУТИН: Надо посмотреть, что это за печное топливо. Это что такое?то? Я даже не знаю.

С.КИСЛОВ: Печное топливо – это топливо для отопления, для зерновых сушилок.

В.ПУТИН: Ну я и говорю: это мазуты.

С.КИСЛОВ: Это не мазуты, нет. Это другая фракция, это более лёгкая фракция, чем мазут.

Есть такой вопрос, просьба посмотреть, если можно.

В.ПУТИН: Андрей Николаевич, можете мне прокомментировать?

А.КЛЕПАЧ: Это просто отдельная фракция, но она идёт вместе с мазутами. И это повышение акцизов касается всех, по сути дела, продуктов переработки. Поэтому поскольку общая кривая была выстроена, это касается всех видов топлива.

В.ПУТИН: Это автоматом произошло, да?

С.КИСЛОВ: Да, глянуть на печное топливо, которое используется для сельского хозяйства. Там всего миллион тонн, а всего печного топлива страна выпускает около 2 миллионов тонн. То есть здесь вот такие цифры небольшие, но для села это существенно.

В.ПУТИН: Хорошо, спасибо.

Валерий Львович, как Ваша контора работает?

В.НАЗАРОВ: Владимир Владимирович, в этом году тяжеловато. В 2011 году Вы приняли решение разработать программу обновления сельхозтехники с учётом того, что износ 73 процента по тракторной технике и по комбайнам – 59 процентов. 2012 год – это была апробация. И планировалось, что каждый год будет выделяться 7 миллиардов в уставный капитал, чтобы мы могли целевым образом, адресно эту работу проводить.

В 2012 году мы в общей сложности поставили 10 тысяч единиц техники, это вообще небывалый результат. По обновлению 4,9 тысячи единиц техники. И мы поставляли таким образом, у нас было поручение Правительства, тракторную технику и комбайны. Но мы понимали, что энергонасыщенная техника, Владимир Владимирович, не даст такого результата, потому что практически всё прицепное оборудование, которое сегодня есть, с малым охватом. И мы начали поставлять вместе с тракторной техникой, с «Кировцем», прицепную технику от 8 до 12 метров. И конечно, результат резко показал, что, в общем?то, эффективность этой программы весьма и весьма высока.

Условия программы были для сельхозтоваропроизводителей самые льготные, то есть без залогового обеспечения, без аванса и отсрочки лизинговых платежей – 6 месяцев. Скептики говорили, что эта программа обрушится и возврата денежных средств не будет. На сегодняшний день 82 процента идёт возврат денежных средств, а остальные 13 процентов – это текущая задолженность, которая, в общем?то, решаема.

В конце 2012 года было заявок на 6,3 миллиарда. И когда мы докладывали Правительству, Правительство контролировало эту программу, и её эффективность высоко оценила. Только за счёт этой программы, за счёт этой техники, которую поставили, можно было обработать пашни 1,6 миллиона гектаров, а убрать урожай с 1 миллиона гектаров. И самое главное, что та техника, которую мы поставляли, практически шла адресно, там, где износ техники составлял 67 процентов от всего объёма – это свыше 20 лет.

Сегодняшняя программа практически, в общем?то, эти показатели не увязывает. Если сравнить, допустим, с 2007 по 2009 год, когда в уставный капитал было внесено 46 миллиардов, было приобретено 16 тысяч единиц техники, за 2010–2012 годы всего в уставный капитал было внесено 6,5 миллиарда, но приобретено 27 тысяч единиц техники. Конечно, я понимаю сельхозтоваропроизводителей и сельхозмашиностроителей. Вы давали мне поручение снять необоснованную финансовую нагрузку с плеч сельхозтоваропроизводителей, я, в общем, этим и занимался. И практически когда мы подписываем ценовые соглашения с заводами, то я встречаюсь персонально с руководителями, у нас скидка от 8 до 20 процентов на технику. Конечно, самое главное – это гарантийный срок небывалый. У нас есть предприятия, которые предоставляют 36 месяцев гарантийный срок. Это говорит о том, что техника уже отвечает действительно европейским стандартам.

Многие заводы воспринимают это как прессинг со стороны «Росагролизинга», но я считаю, что это правильно и объяснимо. Потому что если взять Петербургский тракторный завод, если бы мы ему такую помощь не оказывали, то, в общем?то, он лёг бы на бок. За целый год он продал всего семь единиц техники.

Я неоднократно писал письма и в Министерство сельского хозяйства, и в Правительство по поводу выделения денежных средств. Пока – ноль. Мы всё равно с учётом того, что было Ваше поручение в течение трёх лет эту программу осуществлять, мы в этом году выделили 1,2 миллиарда, и в течение одного месяца весь лимит исчерпан. То есть практически все губернаторы просят, чтобы эту программу, чтобы квоту мы увеличивали. Ввиду того что нам увеличили до 85 тысяч ското-мест, ежегодно мы должны осваивать, а мы сейчас осваиваем, как Вы знаете, по Вашему поручению «под ключ». Если раньше ферму строили и только поставляли оборудование, то мы сейчас «под ключ» строим ферму, поставляем скот – в общем, создаём бизнес.

Идея программы обновления – это не просто инвестиции, это реальные средства производства. Когда сельхозтоваропроизводители получают эту технику с современным прицепным оборудованием, у них, конечно, и производительность труда возрастает. Мы создали в Татарстане машинно-технологическую компанию, было поручение обеспечить им поддержку. Мы поставили им около 100 комбайнов. Вот у них посевная, они сократили в два раза. Мы говорим о погодных условиях, но из?за отсутствия технической обеспеченности все эти проблемы и существуют, и производительность труда на 37,2 процента выросла. Это все данные, которые мы учитываем.

Мы глубоко проанализировали механизм МТС [машинно-технологических станций], который приказал долго жить. Почему этот механизм не сработал? Оказалось – сезонность, то есть в сезонность они работают, после сезона пьянка, продажа всевозможных запасных частей, и всё. Мы создали МТК, и они уборку сельских улиц делают, делают водоснабжение. В Татарстане эта идея воспринимается очень хорошо. То есть не только надо учитывать количество техники погектарно, а сколько мото-часов работает эта техника, а это никто не считает. Когда мы каждому крестьянину дадим по комбайну, то КПД будет очень низким, Владимир Владимирович. Обязательно надо как?то это всё учитывать.

В.ПУТИН: Ну а в целом есть какая?то договорённость между Минсельхозом и Минфином по поводу декапитализации? В каком состоянии дискуссия находится?

В.НАЗАРОВ: Владимир Владимирович, эта дискуссия, к сожалению, выведена за рамки Минфина и Минсельхоза и находится на площадке нашего парламента. Правительство уже неоднократно вносило предложения по декапитализации «Росагролизинга». Мы встречали категорическое сопротивление Государственной Думы и профильного комитета. Вот Николай Васильевич подтвердит.

В.ПУТИН: Андрей Юрьевич, правильно я Вас понял, что Минфин – «за», Минсельхоз – «за», депутаты возражают?

А.ИВАНОВ: Пока дискуссия по поводу 5 миллиардов с депутатским корпусом, точно.

В.ПУТИН: Нет, но в целом Вы не возражаете против декапитализации?

А.ИВАНОВ: В рамках предельных ассигнований, предоставленных на госпрограмму, конечно, нет. Эта мера очень эффективная для поддержки производительности.

В.ПУТИН: Вот давайте мы тогда в протоколе сегодня аккуратненько, безо всякого наезда на Минфин, имея в виду все наши ограничения, просто зафиксируем как общую задачу и проблему. Хорошо?

А.ИВАНОВ: Есть.

В.ПУТИН: Дмитрий Николаевич, в каком состоянии находится банк?

Д.ПАТРУШЕВ: Уважаемый Владимир Владимирович!

Коротко сначала хотел остановиться на ситуации на Дальнем Востоке. На сегодняшний день у нас создан штаб по решению проблем, которые сейчас, на сегодняшний день, присутствуют на Дальнем Востоке. Мы очень тесно работаем с Минсельхозом. По нашим оценкам, размер пролонгации, который может быть в результате этого стихийного бедствия, составляет порядка 3 миллиардов рублей.

На сегодняшний день даны полномочия региональным филиалам для оперативности принятия решения пролонгировать все поступающие заявки.

В.ПУТИН: Я хочу понять, как Ваша работа по пролонгациям стыкуется с деятельностью Правительства. Как?то поддержку банку оказываете или нет? Я к чему? Андрей, мы же понимаем, мы же можем на них переложить всё подряд – и просто уроним их.

РЕПЛИКА: Владимир Владимирович, сейчас учитывается в средствах только задолженность. Есть у нас задолженность 282 миллиона, это учитывается. Следующий квартал, который им придётся платить, а сейчас они ничем не смогут платить, это уже не учитывается. Сейчас буквально через два месяца задолженность будет…

В.ПУТИН: Послушайте, я уже сказал об этом, и Андрей Юрьевич был на этих совещаниях, всё видел. Понятно, ведь нам всем понятно, не надо быть сельхозпроизводителем и специалистом в этой области, что если всё утрачено, а там утрачено всё, то они не могут заплатить ни проценты, ни тело долга выплачивать не могут. Они не реализовали урожай, у них нет ничего.

Значит, им нужно что? Им нужно компенсировать потери, компенсировать им, помочь пролонгировать выплаты по процентам и кредитам, помочь им подготовить предприятия к следующему сезону, отсеяться, дать им возможность собрать урожай, реализовать его, и после этого от них что?то ожидать, какой?то результат. Но это всё должно быть просчитано, и помощь должна быть своевременной, иначе, Вы понимаете, к чему это приведёт? Люди бросят землю, и всё. И всё, поедут куда?то, будут где?то шататься, устраиваться на работу. Зачем, когда они на земле работают? Лучше один раз им помочь восстановиться после этой беды.

И что?

Д.ПАТРУШЕВ: Владимир Владимирович, соответственно, как я уже сказал, мы работаем в тесном взаимодействии с Минсельхозом, мы эту информацию направляем в Минсельхоз.

Что мы делаем на сегодняшний день? Мы лонгируем на один год, для того чтобы люди могли понять…

В.ПУТИН: И сколько это вам будет стоить?

Д.ПАТРУШЕВ: Пока мы лонгируем сумму, которую нужно будет пролонгировать, порядка 3 миллиардов рублей, дальше посмотрим. То есть через год вода сойдёт, что?то останется.

В.ПУТИН: Понятно. Вы сами справитесь с этой задачей?

Д.ПАТРУШЕВ: Нет, мы с этим не справимся однозначно совершенно.

В.ПУТИН: А что Министерство два месяца здесь планирует, чтобы поддержать?

Н.ФЁДОРОВ: С нашей точки зрения, это действительно жест доброй воли, если так можно выразиться, в отношении кредитного учреждения. Владимир Владимирович, они молодцы, вот этот банк, они идут инициативно на это, но сейчас мы компенсируем в соответствии с Вашим указом то, что подлежит немедленной, чрезвычайной компенсации и возмещению.

В.ПУТИН: Кому?

Н.ФЁДОРОВ: Сельхозтоваропроизводителям, личным подсобным хозяйствам. Но я о чём говорил: без хотя бы частичной компенсации прямых затрат по Дальнему Востоку 3,1 миллиарда рублей, хотя бы частичной компенсации, которая пойдёт потом...

В.ПУТИН: 3,2.

Н.ФЁДОРОВ: …чтобы отсеяться им и получить урожай, и рассчитаться с банком, нам не обойтись. Поэтому с Минфином нужно…

В.ПУТИН: Мы банк положим так, понимаете?

Н.ФЁДОРОВ: Мы не сможем сработать самостоятельно.

В.ПУТИН: Подождите.

Андрей Юрьевич, пожалуйста.

А.ИВАНОВ: Прошу прощения, но у нас как?то очень сильно плавают цифры. Мы, безусловно, готовы выполнить Ваше поручение, но мы с Минсельхозом вели речь о том, что мы по пострадавшим, поскольку критерии, которые Вы нам обозначили, это пострадавшие сельхозтоваропроизводители от наводнения. Но пострадавшим сельхозтоваропроизводителям от наводнения общая сумма погашения задолженности и процентов нам заявлена 386 миллионов. Банк сейчас заявляет впервые, нам Минсельхоз эту цифру не представлял, 3 миллиарда – это совершенно разные цифры, которые нужно тогда оперативно очень сверить.

В.ПУТИН: Тогда разница в ноль. Значит, давайте мы так, сейчас не будем здесь дискутировать, чтобы всех не занимать. Вопрос чрезвычайно важный и очень острый. Я вас прошу, Николай Васильевич, Вас, Минфин, банк сесть и разложить все эти составляющие просто по строчкам. Прямые затраты – столько?то, неполученные выгоды – столько?то, дамбы и прочее, что там было разрушено, – столько?то, пролонгации кредитов и выплат по процентам будет столько?то, столько?то. Это банк делает. Значит, на такую?то сумму нужно банк поддержать, иначе мы положим его, и так далее. То же самое, кстати, и «Росагролизинг». Надо всё посчитать в конце концов.

Давайте на следующей неделе приходите ко мне и доложите, ладно? Вот неделя – максимум этот срок.

Продолжайте.

Д.ПАТРУШЕВ: Спасибо, Владимир Владимирович.

Соответственно, что касается финансирования и посевной. На середину сентября банком предоставлено кредитов на проведение сезонных полевых работ на сумму порядка 115 миллиардов рублей. Это на 38 миллиардов больше, чем в прошлом году. Ещё забронировано на проведение озимого сева порядка 45 миллиардов рублей. То есть у нас деньги есть для того, чтобы профинансировать и озимый сев, и начать финансировать, если нужно будет, уборочную. Значит, суммарный объём выдачи кредитов на проведение сезонных работ в 2013 году только «Россельхозбанком» составит порядка 160 миллиардов рублей.

Относительно процентной ставки. Мы предоставляем кредиты на проведение сезонных полевых работ начиная с февраля 2012 года по ставке 10,75 процента годовых. То есть мы не взимаем никаких комиссий, и, по сути дела, это является ставкой, эффективной ставкой для получателя наших кредитов.

Отдельно хотел остановиться на том, что с 2012 года нами принимается особый порядок предоставления кредитов на СПР [сезонно-полевые работы], который содержит линейку кредитных продуктов, направленную на максимальный учёт отраслевых особенностей всех сельхозтоваропроизводителей и обеспечение бесперебойного финансирования сезонных полевых работ, а также доступности кредитов.

По процентной ставке я сказал. Также у нас предусмотрены различные виды обеспечения под кредиты на сезонные полевые работы. Это залог имущества, и в том числе мы берём залог будущего урожая, но, естественно, застрахованного, в обеспечение наших кредитов также возможно поручительство, банковская гарантия и государственная гарантия субъекта Российской Федерации либо муниципального образования.

Отдельно хотелось бы сказать, что на уровень доступности кредитных ресурсов для сельхозтоваропроизводителей оказывает очень существенное влияние своевременность доведения субсидий. Об этом уже говорили, но тем не менее с учётом новой формы субсидирования не везде, видимо, ещё смогли полностью, чётко совершенно отработать эту систему. В банке есть обращение заёмщиков о пролонгации кредитов, которые вызваны тем, что не поступают вовремя субсидии. Поэтому с точки зрения предложений по совершенствованию механизма субсидирования можно было бы, об этом уже тоже говорилось, обеспечить своевременное, естественно, доведение всех субсидий по всем регионам до сельхозтоваропроизводителей.

В.ПУТИН: Это то, о чём мы сегодня говорили там, в поле, правильно? Но вот здесь говорят, всё доводят в срок. Видимо, не везде.

Д.ПАТРУШЕВ: По некоторым регионам есть вопросы. Их небольшое количество, но тем не менее они есть.

Меня Николай Васильевич поправит, но тем не менее такое предложение, наверное, стоит озвучить: необходимо, наверное, продлить до трёх лет возможность субсидирования процентных ставок по кредитам, которые были пролонгированы в связи с аномальными погодными условиями. На сегодняшний день, к сожалению, Николай Васильевич, Вы меня поправите, но, по?моему, этого нет.

В.ПУТИН: Договорились, в этой части надо доработать, ладно?

Коллеги, кто ещё хотел бы что?то добавить? Прошу Вас, Максим Дмитриевич.

М.БАСОВ: Владимир Владимирович!

Я генеральный директор компании «Русагро».

Мы как раз работаем в центральной зоне, у нас 400 тысяч [гектаров] пашни под обработкой, это Белгородская, Воронежская, Тамбовская области. Хочу ответить сразу на несколько вопросов и дать комментарии.

Во?первых, несмотря на очень плохие погодные условия и из?за влаги, у нас в этом году рекордные показатели по производству. Только зерна мы собрали больше 600 тысяч тонн, свёклы соберём 3 миллиона тонн и прекрасные результаты по масличным. Есть, конечно, проблема, связанная с погодой, – это качество. Из?за влаги у нас есть проблемы с белком сои, есть проблемы с ячменём, и, конечно же, упадёт сейчас сахаристость свёклы, но производственные показатели хорошие. Цена, правда, упала. Мне сказали про Алтай, я могу сказать, что в Тамбовской области уже сегодня фураж стоит 5400 с НДС, а кукуруза – 4200, то есть это очень низкая цена.

Теперь самое главное, что я хочу сказать. У нас есть только одна проблема, и прошу здесь вмешаться, – это субсидии. Только у нашей компании на начало года долг был 800 миллионов рублей. В основном, конечно, это животноводство и сахар, но есть проблемы и в растениеводстве.

В.ПУТИН: То есть несвоевременно получили?

М.БАСОВ: Абсолютно точно. Кстати, эта проблема во всех регионах. Самая крупная была проблема в Тамбовской области, была проблема в Самарской области, я знаю, что в Воронежской области, ну и небольшая проблема в Белгородской области.

Хочу поблагодарить Николая Васильевича и Минфин, по субсидиям на краткосрочные кредиты, как я понимаю, вопрос будет закрыт, и до конца года мы планируем, что долг этот для нашей компании, 500 миллионов рублей, нам области возместят. Я знаю, что уже начали поступать деньги в регионы, но просто до нас они ещё не дошли.

Но по инвестиционным кредитам, Владимир Владимирович, даже по кредитам, которые прошли согласование Минсельхоза, денег не предвидится. Что это означает? Это означает, что мы уже начали гасить кредиты там, где мы не понимаем, получим ли мы инвестиционные субсидии, потому что ставка 10 процентов является очень высокой. И мы заморозили все инвестиционные проекты, не имея процентных субсидий по инвестиционным кредитам, а пока комиссия не начнёт заседать опять, мы не имеем понимания, какая будет стоимость финансирования.

Наша компания за два последних года каждый год инвестировала больше 10 миллиардов рублей, каждый год. Сейчас у меня план на следующий год – 3 миллиарда. У меня есть проекты, но я боюсь за них браться, потому что я не знаю, будет ли субсидирование процентной ставки. Мы ожидаем, что комиссия решит проблемы, и вообще Минсельхоз с Минфином решат проблемы по задолженности по существующим, уже прошедшим комиссию инвестиционным кредитам. Мы понимаем, мы ждём. И мы ждём, когда комиссия вновь начнёт заседать, я надеюсь, что в следующем году, и эти вопросы рассматривать. Это единственная серьёзная проблема. Всё остальное – мы справимся.

И хочу дать короткий комментарий ещё по некоторым вопросам, которые здесь прозвучали.

Первое, что касается техники. Наша компания практически не использует российскую технику. Сегодня вопросов у нас только два. Первое – это конкурентоспособность. Могу ответственно заявить, что сегодня мы считаем конкурентоспособными только некоторые комбайны «Ростсельмаша». Это действительно конкурентная продукция. Что касается тракторов, ничего не можем сделать. Тут даже вопрос не цены, не денег.

Второй вопрос – опять же это субсидирование процентной ставки. Мы должны понимать, какая у нас стоимость финансирования. Под 10 процентов годовых кредитов без государственной субсидии нам просто невыгодно переоснащать технику.

Извините, я забыл сказать относительно поддержки. Мы, конечно же, поддерживаем погектарную субсидию. Считаем, что это действительно шаг вперёд, потому что он позволяет сельхозпроизводителям принимать экономически обоснованные решения, исходя из равной поддержки культур. Но, чтобы не было иллюзий, хочу просто сказать, что переход на такую поддержку привёл к уменьшению субсидирования растениеводческого бизнеса, в частности, в особенности – по культурам высокоинтенсивным. Например, могу привести в пример свёклу. У нас поддержка на гектар упала почти в 10 раз: с 3 тысяч рублей на гектар до 300 рублей на гектар. Мы это понимаем, это я просто в качестве информации.

Прозвучал вопрос по РЖД. Мы целенаправленно, а мы возим миллионы тонн каждый год, мы целенаправленно сокращаем перевозку железнодорожным транспортом, потому что высокие тарифы. Мы стараемся переходить на автомобильный транспорт и сейчас прорабатываем вопросы транспортировки водным транспортом. Здесь вопрос только тарифов.

Наверное, всё, что хотел, сказал. Спасибо.

В.ПУТИН: Спасибо Вам большое.

Константин Анатольевич, пожалуйста.

К.БАБКИН: Спасибо.

Благодарен за то, что тема сельхозтехники звучит. Действительно, для нас год этот непростой. На 20 процентов примерно упали закупки сельхозтехники нашими крестьянами, притом что во всём мире рынок сельхозтехники растёт. Это не только ослабляет наши позиции, машиностроителей, но это показывает то, что крестьяне так осторожно относятся к инвестированию в своих хозяйствах, осторожно закупают технику и другое оборудование. Поэтому, несмотря на хороший урожай во многих регионах, мы чувствуем какую?то настороженность аграриев.

Почему это снижение произошло? Несколько причин могу перечислить. С нашей точки зрения, это отмена пошлин на сельхозтехнику. Мы её ощущаем, вернее, снижение её в 5 раз на новую технику, на новые комбайны, и в три раза – на бывшие в употреблении. Снижение субсидий на продвижение сельхозтехники. Раньше субсидировались процентные ставки на приобретение российской сельхозтехники, после вступления в ВТО эта программа ушла, «Росагролизинг» в несколько раз, в три раза меньше закупил у нас комбайнов, в частности.

Была разработана программа по субсидированию производителям 15?процентной скидки, которую мы должны предоставить крестьянам. Программа была разработана ещё в прошлом году, но из?за длинных согласований она была запущена только в июле, когда уже фактически уборочная кампания во многих регионах подходила к концу. Из 2,3 миллиарда рублей в этом году, наверное, крестьяне освоят только полмиллиарда. Возросла себестоимость российской сельхозтехники после повышения всех возможных тарифов.

Это я только прошёлся по тем программам, которые касаются продвижения сельхозтехники. И мы чувствуем пессимизм аграриев, производителей свинины, молока, говядины, риса. Это всё большие потребители сельхозтехники, они сейчас находятся в состоянии тревоги после вступления в ВТО, и мы чувствуем снижение их инвестиционной активности.

Какие у нас просьбы по разрешению ситуации? Стимулирование внутреннего спроса. Мы просили бы, чтобы была запущена программа Минпромторга России по субсидированию процентных ставок по кредитам, получаемым на приобретение сельхозтехники, по аналогии с той программой, которая действует в автомобилестроении.

Дальше. Ввести в действие решение коллегии Единой экономической комиссии о введении специальной пошлины на комбайны по результатам проведённого специального защитного расследования. Было в рамках ВТО, по правилам ВТО, проведено расследование, которое показало резко возросший импорт комбайнов. Было принято решение уже комиссией о повышении пошлин, о введении защитных и временных мер. Но Казахстан заблокировал это решение. Сейчас, в 20?х числах сентября, мы ожидаем, что премьер-министры встретятся. Мы боимся, что будет введена защитная квота. Вроде как будет рынок защищён, но квота будет такая большая, что она фактически не будет играть роли. Прошу Вас, Владимир Владимирович, чтобы Вы уделили внимание этой теме и чтобы было принято сбалансированное решение по защите российских производителей.

Дальше – тема Белоруссии. Рынок Белоруссии для нас полностью закрыт. Мы туда за 5 лет ни одного комбайна не продали, хотя до сих пор, наверное, основа парка – это комбайны российского происхождения. Там стоит государственный барьер. При этом рынок России для белорусской сельхозтехники открыт, примерно 70 процентов сельхозтехники Белоруссии продаётся через государственные структуры России, это с помощью кредитов госбанков и через «Росагролизинг». Мы просим, чтобы сбалансированные были позиции с Белоруссией. Сейчас Белоруссия изготовила 3,5 тысячи комбайнов, они расставлены по площадкам. Мы сюда ехали из аэропорта, стоят белорусские комбайны непроданные. 3,5 тысячи комбайнов расставлены по России. Но рынок России – 5,5 тысячи комбайнов, то есть это висит над рынком. И мы боимся, что Белоруссия может пойти на какие?то меры особой поддержки: за полцены начать продавать комбайны. Это мы видели в истории. Эти комбайны и так с большими отсрочками продвигаются, с большими субсидиями государственными. То есть для нас эту конкуренцию мы не считаем равной, и тут как?то надо это урегулировать.

В.ПУТИН: Сейчас даже не готов прокомментировать, я проблему знаю и понимаю, но не очень понятно, как из неё вылезать. Но тем не менее надо думать, я с Вами согласен.

К.БАБКИН: Эта программа 15?процентной скидки, программа о субсидировании производства сельхозтехники. У нас просьба, чтобы она запущена была с 1 января, не с июля, как в этом году, а с 1 января, чтобы деньги по ней не были сокращены. То есть хоть мало крестьяне освоят в этом году, но в следующем 2,3 миллиарда, мы считаем, что будут освоены, поэтому мы просим не сокращать.

По «Росагролизингу». Действительно, программа обновления прошла хорошо, но нас беспокоит, что «Росагролизинг» потратил в прошлом году, насколько нам видно, больше денег на белорусскую технику, чем на российскую. Нам это не вполне понятно. Для нашей техники денег не всегда хватает, и мы просим больше уделять внимания технике российских производителей. И на внешних рынках просим нас поддержать. В некоторых странах перед нами стоит политический барьер. В Туркмении, Белоруссии, Узбекистане высшие государственные органы говорят: «Нет, российскую мы не покупаем, покупаем сегодня немецкую, завтра – американскую».

В.ПУТИН: Как вы это чувствуете? Это откуда, каким образом это делается? Я не очень понимаю, механизмы какие?

К.БАБКИН: Продаж нет, хотя мы участвуем во всех выставках, потребители говорят: «Да, мы знаем, хотим эту технику».

В.ПУТИН: Госбанки просто не финансируют это. В чём механизм закрытия?

К.БАБКИН: Туркменбаши сказал: «Российскую мы не покупаем».

В.ПУТИН: Но каким образом они не покупают, если там предприятие хочет купить?

К.БАБКИН: Там всё через госпрограмму идёт. Там большое влияние государства, просто указание не покупать, и всё. Все, и даже частные, не покупают. Поэтому МИД просим, посольство.

В.ПУТИН: Туркмения, Узбекистан и…

К.БАБКИН: И Белоруссия.

В.ПУТИН: Да, понятно.

К.БАБКИН: Агентство ЭКСАР начало действовать наконец. Мы в этом году, недавно, провели сделку, на 6 миллионов долларов поставили в Казахстан комбайны. Небольшая сделка, там на 6 миллионов, но первая ласточка. Просим, чтобы там было увеличено финансирование.

В.ПУТИН: Смелее обслуживание нужно. Запчасти, обслуживание.

К.БАБКИН: Мы в Казахстан?то продаём на 130 миллионов долларов, а вот на 6 миллионов – с помощью господдержки. Конечно, мы уделяем большое внимание обслуживанию.

Просим, чтобы перечень стран, где ЭКСАР работает, был увеличен. В Киргизии очень хотят технику нашу, в Армении, на Украине. Просто стоимость кредита важна. Мы там без господдержки можем 15 годовых предложить, а с помощью ЭКСАР первая сделка – шесть годовых. Это очень конкурентоспособно, привлекательно. Но вот они как?то очень осторожно относятся к расширению географии. Мы будем встречаться ещё раз с ними, чтобы как?то поручение было, посмелее чтобы они были.

«Росагролизинг» – то же самое. Мы хотели бы, чтобы «Росагролизинг» начал поставлять технику в лизинг не только российским крестьянам, но и зарубежным. Большие контакты с армянами, опять же с киргизами, но пока сделок нет. Тема длительна, долго звучит. Просим, не знаю, выделить денег «Росагролизингу», чтобы он всё?таки начал эту тему разрабатывать.

Предусмотреть средства на оплату работы международных юристов, отстаивающих интересы Российской Федерации в суде ВТО. Эта тема будет для нас актуальна после того, как Единая экономическая комиссия примет своё решение по защите рынка, если она примет. Там уже, мы знаем, готовы иски по опротестовыванию любых возможных решений этой Комиссии. Нам юристы говорят: ну?ка, давайте миллион долларов за то, чтобы мы вообще начали работать. Но у нас таких денег не предусмотрено. Просьба выделить эти деньги для государственных юристов.

Но все эти решения, практически каждое, затрагивают все ведомства. И нам печально слышать со стороны Минсельхоза такое отношение: мы не отвечаем за сельхозтехнику, ваше состояние для нас не важно. Буквально так с разных уровней Минсельхоза мы слышим. И это отражается на решениях, отражается на темпах развития отрасли.

Просьба, чтобы изменилось это отношение, чтобы рассматривалось в комплексе и сельское хозяйство, и машиностроение.

В.ПУТИН: Ладно.

Вот мы сейчас Николая Васильевича попросим некоторые вещи прокомментировать.

Пожалуйста.

К.БАБКИН: Ну а в целом, конечно, даже если все эти меры будут решены, это всё?таки не переломное, не глобальное изменение, потому что если посмотреть за 10 лет, как менялась ситуация, конкурентная ситуация, в 2002 году комбайн стоил – наш «Дон» – 50 тысяч долларов за счёт того, что электричество в 3,7 раза выросло, газ – в 5,23 раза, заработная плата – в 5,27 раз, за кредиты мы платим большие деньги. Если сравнить, как это дорожало, например, в ФРГ, то это всё в несколько раз меньше, примерно в 10 раз меньше темпы роста в ФРГ, или не в 10, в 5 раз, по разным позициям, меньше, чем в России. Поэтому через 2 года, если всё будет так дорожать в России, то наши комбайны сравняются в цене. Наш стоил 50 тысяч долларов, сегодня он стоит 200. Немецкий стоил 200, сегодня он – 230. То есть мы догоняющим темпом идём, и через два года мы сравняемся, а дальше пойдём вперёд по себестоимости при снижении нормы прибыли.

Спасибо, что рассматривается возможность замораживания тарифов естественных монополий. Это снизит эти темпы роста, но при этом, пишут в газетах, поднимаются акцизы на производство бензина и другого топлива, повышается налог на добычу полезных ископаемых – это всё ведёт к удорожанию энергоносителей. При этом собираются снизить пошлины на экспорт нефти, тоже на экспорт нефть будет идти без задержки на российских предприятиях. Это противоречит идее замораживания тарифов, с нашей точки зрения. Поэтому здесь как?то макроэкономически, что ли…

В.ПУТИН: Есть такая проблема. Я с Константином Анатольевичем согласен. Сегодня только разговаривал по этому вопросу и с некоторыми членами Правительства, с министрами и вице-премьерами. Есть над чем подумать.

К.БАБКИН: Спасибо, у меня всё.

В.ПУТИН: А эти решения, если они Правительством будут приниматься, они должны быть, безусловно, сбалансированными. Это точно совершенно. Сейчас не буду ничего комментировать. Константин Анатольевич сказал некоторые вещи. Это не значит, что ничего не надо делать, но надо подумать над сбалансированностью принятия подобных решений, с тем чтобы не было скачка, а то на экспорт всё рванёт, и дойдём ещё до дефицита внутри страны, понимаете? Здесь нужно крайне аккуратно. Мы должны отказываться от экспортных пошлин постепенно, имея в виду наши обязательства по Таможенному союзу, по другим. Это всё понятно, но делать это очень плавно.

Николай Васильевич, пожалуйста, прокомментируйте.

Н.ФЁДОРОВ: Уважаемый Константин Анатольевич накидал очень много вопросов в одну корзину. Я даже подумал: это очень хорошее такое предвыборное выступление на митинге, мне так показалось. Потому что с уважаемым Василием Юрьевичем Голубевым мы недавно проводили совещание в одном из районов Ростовской области, и там встаёт эта проблема нашей страны, и Бабкина, и Фёдорова, и Голубева.

Встаёт бывший председатель колхоза ваш, ростовский, и говорит – не было бы камер, я бы процитировал: мне ваша техника, – «ваша», говорит, – вообще не нужна, и по этим, и по другим показателям, я сторонник, – как вот Басов Максим Дмитриевич сказал, – импортной техники. И это тоже реальности наших сельхозтоваропроизводителей и их требования. Патриот Ростовской области не хочет покупать технику Голубева и Бабкина, уже сориентирован на производительность, расход топлива и так далее, и приводит все эти цифры.

Но это не означает, что можно отмахнуться от этой проблемы. Мы понимаем, надо решать вопросы повышения качества и создания конкурентной цены. Качество и конкурентные цены, чего требуют сельхозтоваропроизводители. Не освоение маленьких, мизерных 2,3 миллиардов рублей, мы объясняем в основном, ну там много причин, тем, что это новая методика, Владимир Владимирович. Раньше субсидировали сельхозтоваропроизводителей, давали им льготы за приобретение техники любой, а теперь субсидируют сельхозмашиностроителей. То есть это коллизия интересов тех и других. Конечно, это надо сбалансировать, но с учётом правил ВТО. Не такая простая задача, но мы двигаемся в этом направлении. На сто процентов вряд ли мы удовлетворим пожелания выступившего уважаемого Константина Анатольевича, но с Минпромторгом, конечно, будем добиваться прогрессивного движения в этом направлении.

В.ПУТИН: То есть, Вы понимаете, радоваться особенно нечему, что наши товаропроизводители не хотят брать отечественную технику. Наверное, и сами производители ещё многое должны сделать, не использовали всех своих резервов, но и государство, видимо, не прошло своей части пути для того, чтобы поддержать, для того, чтобы техника стала конкурентоспособной. Им тоже, откуда они возьмут? Они взяли предприятия, как они были, надо же вкладывать огромные деньги.

Вот хороший пример в судостроении есть в Южной Корее, очень хороший пример. В 1962 году приняли закон, который вывел эту отрасль промышленности в отдельную часть, что называется, и начали её целенаправленно поддерживать. Потом сняли все эти поддержки, когда она выросла и стала конкурентоспособной в мире, когда они доков понаделали таких, которых в мире больше нет по величине. Вот они толкнули развитие. Если мы хотим, чтобы у нас сельхозтехника была конкурентоспособной, надо подумать, что для этого сделать. Их заставить, конечно, чтобы они там не скупердяйничали, а вкладывали денежки и рисковали своими деньгами, но и они чтобы чувствовали, что государство их поддерживает. Надо вкладывать деньги, надо, чтобы это солидарная была ответственность.

Мне очень бы хотелось, чтобы вы ещё к этому вернулись, не просто пикировались друг с другом, а вернулись и подумали, как выйти на такие продукты. Может быть, не надо всю линейку производить, я не знаю, может быть, всю не надо, но, может быть, сосредоточиться на том, что явно у нас пойдёт, понимаете? Технологии перетаскивать, добиваться более глубокой локализации. У них, кстати, тоже, когда я был на ваших предприятиях, там же хорошие планы есть, и есть хорошие продукты, уже выпускают. Вместе надо, вместе с Министерством промышленности подумать.

Н.ФЁДОРОВ: Ещё один способ поддержать Константина Анатольевича, его дело, его бизнес – это вернуться к проблеме, которую поставил Максим Дмитриевич как самую главную. Знаете, я сейчас выражусь, – Минфин, Андрей Юрьевич со мной не согласится, и я, наверное, отчасти тоже соглашусь с ним, что он не согласится со мной, – это проблема задолженности по субсидиям, по инвестиционным кредитам, потому что Минфин не признает вот эти 25 миллиардов рублей в качестве задолженности, относясь к этой теме строго юридически. Но есть проблема: люди, ориентируясь на государственную программу, начали заниматься инвестпроектами. Они прочитали эти правила. И эти проекты – вот в чём проблема, это наша проблема, Владимир Владимирович, эти проекты не были синхронизированы и учтены в бюджетных лимитах, которые предлагал Минфин в виде закона о бюджете – трёхлетнего бюджета. И в результате эта проблема сейчас оценивается на самом деле более чем в 31 миллиард рублей. Но если очень строго относиться и юридически отсекать то, что не проходило отборы даже в региональных комиссиях, 25 миллиардов рублей. Мы имеем на самом деле эту проблему. И если сейчас будет отклик в нашем протоколе, что мы с Минфином должны эту проблему закрыть за счёт внутренних ресурсов… Бывает всё?таки, регион что?то не софинансирует. Не здесь находящиеся губернаторы – бывает так, вы знаете, не находят средств. Такая условная экономия: все эти ресурсы по неосвоению техники, или по мясному скотоводству там не подошли ещё оплаты. Все эти ресурсы мы готовы от госпрограммы поддержки Минсельхоза направить на поддержку решения проблемы по инвестиционным кредитам. И по этому году мы можем набрать, по нашим прогнозным оценкам, миллиардов 7–8 с учётом даже проблемы Дальнего Востока, закрывая даже проблемы Дальнего Востока. Ну очень мы заинтересованы в том, чтобы закрыть эту проблему в следующем году, учитывая и резервный фонд, о котором говорит Минфин, – 15 миллиардов рублей в следующем году.

В.ПУТИН: Андрей Юрьевич сразу хочет что?то сказать.

А.ИВАНОВ: Владимир Владимирович, не хотелось бы развивать здесь дискуссию. Если позволите, просто одно из ключевых замечаний Министерства финансов на госпрограмму развития сельского хозяйства, которая была утверждена. Там на 23 листах были эти замечания, было то, что не сбалансирована программа по обязательствам по инвесткредитам. Мы три года по инвесткредитам или даже четыре очень интенсивно просили Министерство сельского хозяйства, но впервые месяц назад был составлен реестр инвестиционных кредитов. Мы просто реестра обязательств даже не имели. Сейчас есть реестр обязательств, мы посчитали, какие это объёмы. Но просьба, чтобы не дискутировать, извините, не пикироваться, кто источник этой беды в рамках бюджетных проектировок, хотелось бы получить Ваше поручение всё?таки пересмотреть на ближайшую трёхлетку приоритеты в рамках госпрограммы с учётом вот этого огромного объёма обязательств, который никак в госпрограмме не сбалансирован. То есть под эти 25–30 миллиардов рублей источника действительно нет. Есть 15 миллиардов на сезонные риски, но 7–8 миллиардов мы даже по этому году тоже с коллегами не видим.

В.ПУТИН: Давайте мы в сегодняшнем поручении сформулируем так, чтобы можно было вернуться и поработать над проблемой совместно, хорошо?

А.БЕЛОУСОВ: До 1 ноября все госпрограммы должны быть пересчитаны с учётом бюджета на 2014–2016 годы, в том числе и по инвестиционным госпрограммам.

В.ПУТИН: Что касается сельхозтехники, здесь тоже есть некоторые поручения, которые были сформулированы ещё на прежнем совещании, в Ростове. Андрей Рэмович, скажите.

А.БЕЛОУСОВ: Поручение, о котором Константин Анатольевич говорил, было в том виде озвучено. Речь идёт о том, чтобы распространить механизм, который примерно сейчас применяется в рамках автокредитования для поддержки производства и продаж автомобильной техники, на сельхозтехнику. Это поручение записано. Первым там Минпромторг стоит.

В.ПУТИН: Денис Валентинович, чего хотели добавить?

Д.МАНТУРОВ: Я хотел сказать, что касается повышения качества. Мы должны констатировать, что «Ростсельмаш» не спит и не ждёт манны небесной. Но при этом мы софинансируем создание новой модельной цепочки по всему классу – с первого по седьмой – начиная с прошлого года, и в следующем году мы уже даём первые опытные образцы, с 2015 года – серийное производство. Первый этап у нас был – 2008-2010 годы, и сейчас реализуется второй этап. То есть у нас на самом деле по зерноуборочным комбайнам в этом году спада нет.

В.ПУТИН: Послушайте, у нас здесь так же, как и в других сферах подобного рода, в машиностроении, алгоритм наработан. У нас есть рынок, рынок большой, есть те, которые хотят у нас продавать эту технику. Надо сформулировать им задачу и сказать: да, вы будете продавать, и мы знаем, как это делается, или не будете продавать, и мы тоже знаем, как это делается, несмотря на наше вступление в ВТО, приходите к нам и локализуйте производство. Ну вот с ними договоритесь об этом, вот ведь о чём идёт речь. Вы же проходили это.

Д.МАНТУРОВ: Ровно так и сделано.

В.ПУТИН: Вы же проходили это, и положительный опыт есть в машиностроении. Почему здесь так не сделать?

Д.МАНТУРОВ: Это уже всё делается. Вот конкретный пример – очередное соглашение, то, что сегодня Олег Владимирович подписал, это в части организации производства.

В.ПУТИН: Но настойчивее надо. Понимаете, надо дожимать их, и они пойдут на это, с удовольствием причём, локализовать будут.

Д.МАНТУРОВ: Это делается по факту.

В.ПУТИН: Да, я знаю.

Давайте мы сегодня всё равно зафиксируем это.

Андрей Николаевич, что хотели ещё сказать?

А.КЛЕПАЧ: Владимир Владимирович, я к тому, что Вы сказали, по приоритизации программ. Просто здесь дополню ещё раз проблемы.

Изначально госпрограмма в силу жёстких бюджетных ограничений была принята в несбалансированном варианте. Причём, напомню, у нас сейчас фактически прямая линия стоит на все три года. Это означает в реальном выражении падение.

Вот Вы говорили про несвязанную поддержку. В этом году у нас 25 миллиардов, а на следующий год – 15. Мы на следующий год что будем планировать? Сельхозпроизводители – фактически на 40 процентов у них будет сокращена поддержка на гектар. Это недопустимо, на наш взгляд. Поэтому Минсельхоз тогда предлагал добавить 10 миллиардов хотя бы на это. Снять их с других мероприятий – хотя фактически снимали с той же мелиорации, с других – невозможно, в том числе и с учётом того, что надо действительно разобраться с этим узлом, по сути дела, недосубсидированным кредитом. Где?то надо их реструктурировать, потому что сразу, Минфин прав, 25 миллиардов не найдёшь. Видимо, 7–8 можно найти, там есть варианты. Мы здесь Николая Васильевича поддерживаем. Но там нужно выстроить программу, рассчитанную на несколько лет, по разборке с кредитами. Тем не менее обращаю внимание, что по несвязанной поддержке её резать вниз нельзя. Это просто дискредитирует всю эту затею.

Во?вторых, действительно, нужно смотреть на параметры эффективности, потому что эта программа и была увязана с тем, чтобы всё?таки связать деньги с тем, как гектар работает. И тут есть разные предложения, их надо дорабатывать. Но если мы режем деньги, мы просто всю эту затею обесцениваем.

В.ПУТИН: Это понятно.

А.КЛЕПАЧ: И второе по сельхозтехнике.

На самом деле, напомню, тут можно спорить про качество. Нет, на самом деле всё?таки «Ростсельмаш» и другие сделали серьёзный скачок, и заделы есть. Но у нас сейчас, при всех спорах с белорусами, и даже учитывая всё производство белорусской техники в России, объём производства по разным позициям на 30–40 процентов ниже, чем в 2008 году. То есть по большому счёту у нас провальная ситуация с поставками техники для села. В этом плане действительно нужна какая?то более нормальная и серьёзная модель субсидирования и поддержки продаж. Хотя, естественно, корпорации здесь должны по?другому работать и с обслуживанием техники. Не буду это говорить, это все и так лучше знают.

В этой связи надо действительно эту программу выработать, потому что инструменты, которые сейчас есть, толком не работают, поддержка ограничена. Но здесь, кстати, тоже что важно, там 2,3 миллиарда реально потратят до конца, вот сейчас 200 миллионов, может быть, полмиллиарда, остальные деньги уйдут в бюджет. Надо как минимум, видимо, действительно не потраченные в этом году деньги пустить на докапитализацию «Росагролизинга» и действительно определиться в том числе и с его ролью. Но, во всяком случае, с нашей стороны, докапитализировать «Росагролизинг» необходимо, но это надо увязать в целом со всей программой.

В.ПУТИН: Я уже об этом говорил.

Вадим Николаевич, Вы хотите сказать, как тяжело Вам приходится, Вы работаете себе в убыток?

В.МОРОЗОВ: Нет, позвольте я начну не с этого.

Уважаемый Владимир Владимирович!

Я хотел бы сразу на ту тему, которую Вы сейчас обсуждаете, – производство техники в России – привести пример. В 2003 году произвели и приобрели на РЖД 55 локомотивов, притом явно устаревшей конструкции – что было, то и брали. Разработали собственную программу, Вы её поддержали, все это помнят, 2005 год, – и мощнейшая программа заработала. Что мы имеем сегодня? Четвёртый международный салон в Щербинке, который неделю назад завершился, – рекорд Гиннесса по количеству выставленных образцов. Все законодатели железнодорожной техники в России не везут свои электровозы, паровозы и тепловозы, а приехали и гордятся тем, что они допущены вместе с «ТМХ» создавать современный электровоз и пассажирский подвижной состав, а «Синара» – уральские локомотивы вместе с «Сименсом». И те сегодня не надышатся, лишь бы только быть здесь. Конкуренция, соревнование – как угодно называйте.

В.ПУТИН: То есть Вы говорите о том, что развернуть производство техники в стране не так уж сложно?

В.МОРОЗОВ: Да, конечно.

Что отличает сегодня нас? Я думаю, первое: надо всегда ставить задачу. Мы её поставили так: РЖД не будет приобретать иностранных вагонов и локомотивов. А потом, естественно, имея такого мощнейшего заказчика, были современные, уже состоявшиеся структуры и бизнес, которые и кредитами воспользовались…

В.ПУТИН: Здесь разница только в том, что вы практически единственный крупный заказчик, и поэтому мы могли так легко отрегулировать заполнение рынка. Им так сложнее сделать. Как они? Они же не могут закрыть наш рынок. Поэтому здесь нужна помощь Правительства. Соответствующим образом должна быть выстроена работа «Росагролизинга», вот о чём я говорю. Мы так сделали в автопроме, вы сделали в своей отрасли, по некоторым другим получилось направлениям. И здесь можно сделать, нужна только целенаправленная и совместная работа.

В.МОРОЗОВ: Так ведь, Владимир Владимирович, и столько банков тогда не собирали вокруг нас. Конечно, думаю, тут у нас тоже есть неплохие перспективы и традиции.

Второе, а по сути, первое и главное, Вы с этого начали, – наводнение. Владимир Владимирович, все задачи решены, и те, которые изложены в Вашем указе по перевозкам. Отстояли мы всё: и Транссиб, и БАМ.

В.ПУТИН: Угли вы как перевозите туда?

В.МОРОЗОВ: Без задержек.

В.ПУТИН: А цена? Тариф прежний оставили?

В.МОРОЗОВ: Естественно, там все ценовые преференции, которые обходятся РЖД в колоссальную сумму, в миллиарды рублей. Я сейчас не буду её называть, вылетело из головы, но это огромные деньги.

В.ПУТИН: Всё дело в том, что они не могут сейчас завозить энергетические угли из традиционных районов, откуда завозили раньше, потому что эти районы затоплены. Им нужно везти их из Кузбасса, из Красноярска – это дальше. И для них, для экономики муниципальных предприятий, это накладно или практически невозможно. Вот в чём проблема.

В.МОРОЗОВ: Владимир Владимирович, все Ваши решения и поручения выполнены. И то, что уголь, конечно, дотационный груз, все за него платят и село, в том числе.

В.ПУТИН: Сейчас, Владимир Николаевич. Извините, пожалуйста.

Андрей Рэмович.

А.БЕЛОУСОВ: Я просто хочу напомнить, Владимир Владимирович, что это был один из пунктов указа по паводку на Дальнем Востоке, о том, что тариф РЖД должен быть полностью субсидирован на перевозку угля, картофеля, семян и целый ряд других товаров. И РЖД специально был сделан единственным поставщиком. Поэтому здесь вопросы чистой техники. Если Минфин выделил соответствующие деньги, то вы должны ставить нулевой тариф.

В.МОРОЗОВ: Докладываю, Андрей Юрьевич, именно так всё и исполняется. Конечно, нулевой. Там, где субъект, губернатор, подписал перечень, по этому перечню всё идёт.

В.ПУТИН: Я проверю.

В.МОРОЗОВ: Владимир Владимирович, постановление Правительства по компенсации, по механизму с Минтрансом разработано, на столе сегодня у Министра. Наверное, пойдёт в Правительство дальше. Это безоговорочно.

Перевезли всё, что касается МЧС, детей, гуманитарную помощь оказали. И всё, что Вами обозначено, везётся. Потратили около 700 миллионов, для того чтобы удержать и насыпи, и мосты. Дело сделано, и, как говорится, дальше мы теперь уже гарантированы.

Второе. Владимир Владимирович, сегодняшняя тема – это перевозка сельхозпродукции. Она для нас по процентам не такая уж стратегическая, 2 процента, но по сути это всё, и, конечно, находится на постоянном контроле у нас, у Президента, у всех. 25 миллионов по прошлому году всего, из которых 17 миллионов – зерно. В этом году, к сожалению, будет меньше. Это если брать календарный год.

Мы перевезли 6,8 миллиона [тонн] зерна за 8 месяцев, из которых 5 миллионов – это внутренние перевозки и 1,8 – внешние. Они упали более чем в 3 раза. Но что надо сразу сказать? Конечно, август уже обнадёживает. Если падение 1,3 процента в целом по зерну, август – уже 109 [процентов], и понятно, что мы сейчас набираем в гору.

Как везём? Везём, на мой взгляд, неэффективно. Вы упомянули определение «оборот вагона». Ведь оборот вагона – это экономический показатель, который сегодня прежде всего ощущает на себе кто? Тот, кто пользуется этим вагоном. Представьте себе, 25 суток, а было 33, вот мы сейчас в августе его до 25, и четверо-пятеро суток всё, что погружено, в Новороссийске и в Туапсе постоит. А куда спешит владелец этого вагона-зерновоза, он предъявит весь счёт туда.

При этом у нас транспортная составляющая по зерну с 2003 года по сегодняшний момент как была – 11–15 процентов. Внутренние и экспортные перевозки – дальность меняет, но колебание где?то в полтора процента к 2003 году по транспортной составляющей в тарифе. То есть это результат конкретного труда.

Но в Сибири и на Дальнем Востоке специальные условия с 2007 года, мы заплатили или мы не получили 7 миллиардов рублей, а сегодня эти 7 миллиардов, только в один год около 700 миллионов, вошли в тариф. Это ФСТ [Федеральная служба по тарифам], это мы вынуждены были сделать. Почему? Потому что ЕЭП [Единое экономическое пространство], потому что ВТО, и там нельзя было оставлять на преференциях, и мы включили это в тарифную базовую составляющую.

Владимир Владимирович, дальше надо вот что сказать. Мы к 2020 году нацелились и в программах видим увеличение производства зерна в полтора раза, а экспорта в два. С Вашей поддержкой мы к Туапсе и к Новороссийску подойдём. Конечно, я пока не считал, что значит обновлённый тариф, но подойдём. А развитие портовых мощностей не поспевает. Я Вам скажу, почему стоят вагоны с зерном. Потому что 120 тысяч [тонн груза] сегодня на элеваторе в Туапсе и Новороссийске, а 125 – уже там, и некуда, и мы видим, что судов нет. Мы логистикой занимаемся, всё, что можем маршрутизировать, – да. Это тоже, кстати, ценовые интересы для зерновладельцев и тех, кто сегодня пользуется железнодорожным транспортом. Это значительные скидки, до 50 процентов.

Итак, я хотел бы Вас ещё раз заверить, что гарантированно перевозится, и перевезём всё, что касается продовольствия, сельхозпродукции, и очень внимательно следим за всеми этими вопросами.

Есть одна проблема. А проблема эта, Владимир Владимирович, пришла с вагонами. Наделали брака в вагонах, и понятно, что Аркадий Владимирович Дворкович уже занимается, комиссия, и все бьются сегодня, как и что дальше делать – 35 изломов боковых рам тележек, семь крушений и так далее.

В.ПУТИН: Это в основном украинское производство?

В.МОРОЗОВ: В основном украинское производство, но там не было ни одного зерновоза. У зерновоза ресурс 30 лет. И сегодня получается, что под сурдинку надо и зерновоз оставить. А что это такое? 5800 – в этом году, и далее, там за четыре года – 19 200, 25 процентов. С какой стати? И мы сейчас убеждаем всех, и Минтранс нас поддерживает, мы сами себе не враги, понимаем, что этот вагон везёт гарантированно, и мы методики разработали. Я просил бы, чтобы новый зерновоз, во?первых, их в Брянске делают всего 120 [штук] в месяц по 2 миллиона рублей, и всё это будет очень, на наш взгляд, ненормально, потому что кто приедет? Приедет Казахстан, приедет Украина. Я бы просил поддержать нас в этом плане.

В.ПУТИН: Ладно. Коллеги, нам нужно заканчивать. Спасибо. Просто мне нужно передвигаться в другое место. Давайте мы сделаем так: если у вас есть предложения, которые мы ещё не успели обсудить, я понимаю, что сельское хозяйство – это тема, на которую можно говорить до утра. Мы с вами выспимся и начнём опять снова, и всё будут новые и новые проблемы. Это часть нашей жизни.

Давайте мы всё то, что сегодня обсуждали, зафиксируем так, как делали в предыдущих случаях. Конечно, Андрей Рэмович, прошу Вас корректно всё это сделать, чтобы не ставить никакие ведомства в тупиковое положение. Тем не менее самые важные точки, о которых коллеги говорили, должны быть учтены в сегодняшнем протоколе. Но собрались мы для того, чтобы посмотреть на то, как идёт работа по уборке урожая, на какой стадии мы находимся и какие есть проблемы.

Сейчас проблемы прозвучали не все. Аркадий Леонидович, я видел, Павел Валерьевич руку поднимал. Если у вас есть [предложения], отдайте нам, чтобы мы могли по возможности учесть ваши озабоченности и сформулировать задачи.

Я бы хотел всех нас вместе нацелить на то, что работа должна быть в этом году завершена с максимальным эффектом. Эффект может быть очень хорошим, может быть, не настолько, насколько мы ожидали в начале года, в начале сезона, но всё?таки он будет лучше, чем в прошлом году. Это уже очевидно. Но на последнем этапе нужно всем собраться: и транспортникам, и самим сельхозпроизводителям, и энергетикам, и Правительству, и региональным властям. Нужно поддержать тех, кто работает непосредственно там, что называется, «у печки стоит и блины печёт», непосредственно тех, кто работает на земле.

Спасибо.

Россия. ЮФО > Агропром. Финансы, банки > kremlin.ru, 17 сентября 2013 > № 902828 Владимир Путин


Россия > Агропром > kremlin.ru, 12 октября 2012 > № 665059 Владимир Путин

Глава государства принял участие в торжественном вечере, посвящённом Дню работников сельского хозяйства и перерабатывающей промышленности.

В этом году День работников сельского хозяйства и перерабатывающей промышленности отмечается 14 октября.* * *

Выступление на торжественном вечере, посвящённом Дню работников сельского хозяйства и перерабатывающей промышленности

В.ПУТИН: Добрый день, дорогие друзья!

Дорогие друзья, я поздравляю вас с наступающим праздником – Днём работников сельского хозяйства и перерабатывающей промышленности!

По традиции этот праздник отмечается осенью, когда уже практически завершена трудовая полевая страда. В этом году для регионов Поволжья, Урала, Сибири она была в полном смысле этого слова горячей страдой: здесь пришлось пройти через испытания засушливого лета. И в целом по стране погода была, как говорится, сложная.

Все мы понимаем, как непросто работать в таких условиях. Но истинную цену этого тяжёлого труда знают только сами земледельцы: хлеборобы, механизаторы, агрономы, организаторы сельхозпроизводства. Здесь присутствуют представители всех этих профессий. И каждый из вас добился высоких показателей. Ваш труд, без преувеличения, можно назвать самоотверженным.

Да, этот уборочный сезон был действительно нелёгким. Но и вы, и ваши коллеги сделали всё для того, чтобы полностью обеспечить наших граждан зерном, картофелем, овощами, чтобы дать сырьё для производства муки, сахара, масла, других необходимых продуктов.

Подчеркну, что потребности внутреннего рынка, его насыщение – это наш с вами безусловный приоритет. И сельхозпроизводители справились с этой задачей. Кроме того, у нас есть резервы для того, чтобы укрепить наш экспортный потенциал.

Не буду здесь, на праздничном мероприятии, называть цифры, подводить конкретные итоги либо ставить какие-то задачи – это предмет особого производственного совещания. Сейчас хочу просто искренне поблагодарить всех, кто зачастую без отдыха добывал урожай, работал при этом ответственно, добросовестно, в напряжённом ежедневном режиме. Вас недаром называют кормильцами России. Это очень тёплое, высокое и очень гордое звание!

Люди высоко ценят ваш вклад в экономику страны, в обеспечение её продовольственной безопасности, уважают вас за то, что вы бережёте и любите землю. У нас испокон веков ценился труд хлебороба и складывалось особое, уважительное отношение к крестьянскому сословию.

Конечно, как говорится, не хлебом единым сыт человек. Это правда, но без хлебушка вообще невозможно жить. И справедливо у нас всегда в народе говорят, что хлеб – всему голова. Так было, так есть и наверняка так будет всегда.

Безусловно, продукция сельского хозяйства – это стратегический ресурс, и нацелена наша работа в этом направлении на долгосрочную перс­пективу. А всемерная поддержка сельхозпроизводителей – одна из ключевых задач государства. Такой подход уже имеет положительные, во многом прорывные результаты. Всего за несколько последних лет агропромышленный комплекс страны занял одно из ведущих мест в нашей экономике, стал привлекательным и для инвесторов, для открытия новых передовых производств. Развивается социальная инфраструктура сельских территорий, жильё строится, дороги, другие важнейшие объекты. Конечно, пока ещё недостаточно, но всё-таки работа движется вперёд, и качество жизни постепенно улучшается.

Конечно, впереди у нас ещё много-много работы по этому направлению. Но работы на селе никогда не боялись. Здесь не одобряют ни праздности, ни лени и трудятся от зари до зари: на полях, на фермах, в небольших хозяйствах и в крупных интеграционных объединениях. Уверен, вместе, опираясь на талант и созидательную энергию таких людей, как вы, мы обязательно добьёмся успехов, сделаем наше село зажиточным и благополучным, нашего сельхозпроизводителя – хозяином на российском продовольственном рынке, а Россию – одним из крупнейших поставщиков продовольствия в мире.

Уважаемые друзья, 15 октября ООН объявила Международным днём сельской женщины (как-то ООН нас обогнала, нам самим надо было давно это сделать) – я с удовольствием поздравляю всех женщин, которые трудятся на селе, и с этим праздником!

Ещё раз с праздником всех наших сельских тружеников! Новых вам успехов, удач, здоровья и, конечно, новых больших, богатых и щедрых урожаев!

Спасибо вам большое.

Россия > Агропром > kremlin.ru, 12 октября 2012 > № 665059 Владимир Путин


Россия > Агропром > kremlin.ru, 10 октября 2012 > № 665055 Владимир Путин

Совещание о ходе уборки урожая и ситуации на зерновом рынке. Обсуждались меры по стабилизации цен на рынке зерна, вопросы организации сева озимых культур, а также шаги по повышению конкурентоспособности агропромышленного комплекса после вступления России в ВТО.

В.ПУТИН: Добрый день, уважаемые коллеги!Мы сегодня с вами поговорим по результатам работы сельхозотрасли. Завершается уборка урожая, и я прежде всего хочу поблагодарить всех работников сельского хозяйства за труд, за самоотдачу, за результаты работы.

Год был очень сложным по погодным условиям, и, к сожалению, это отразилось на результатах уборочной кампании. Всё это вместе и будет предметом нашего сегодняшнего разговора.

Но, несмотря на то что показатели сбора урожая в этом году будут ниже, чем в прошлом, тем не менее должен сразу сказать, что российское сельское хозяйство, без всяких сомнений, сохраняет свою конкурентоспособность и в последние годы набрало очень хороший темп, который даёт нам полную уверенность в том, что и этот год у нас пройдёт без всяких сбоев: мы полностью будем обеспечены продуктами питания, фуражным зерном и так далее.

Напомню, что даже в условиях аномальной засухи 2010 года – мы даже тогда себя полностью обеспечили и зерном, и другими основными сельхозпродуктами. В прошлом году благодаря хорошему урожаю восстановили и укрепили свои позиции на глобальных рынках. Текущий, 2012 год, как я уже сказал, выдался сложным с точки зрения погодных условий. В результате урожай зерновых ниже, чем в прошлом году (Министр сельского хозяйства будет докладывать): я так понимаю, что где-то чуть больше 70 миллионов [тонн], а в прошлом году у нас было 94 с лишним. Разница большая, но ещё раз повторяю: ничего здесь катастрофичного не происходит.

Неблагоприятные погодные условия оказали негативное влияние на урожай и ряда других сельхозкультур, не только зерновых. Однако хочу особо подчеркнуть (я уже сказал и сейчас хочу ещё раз к этому вернуться): урожай текущего года позволяет полностью обеспечить наших граждан и хлебом, и картофелем, и овощами, а отечественные перерабатывающие предприятия – необходимым сырьём для производства муки, масла, сахара – всех основных видов продуктов питания.

В то же время – и эта ситуация действительно вызывает тревогу (об этом мы сегодня с вами и будем говорить, ради этого и собрались) – цены на зерно растут. Ничего здесь необычного тоже нет: как урожай меньше, так цены подрастают; урожай большой – цены падают. Во втором случае сразу начинаются проблемы с сельхозпроизводителями, которые стремятся удержать эти цены. Здесь всегда нужно находить золотую середину, баланс нужно находить. И для этого выработаны определённые механизмы. В последние годы мы с вами достаточно эффективно эти механизмы использовали.

Наиболее сложная ситуация между тем сложилась на зерновом рынке Сибирского федерального округа. Объём урожая зерновых здесь почти на треть меньше по сравнению с прошлым годом. В результате цены на основные виды зерна в Сибири существенно выше, чем в других регионах России, хотя традиционно, и вы хорошо об этом знаете, именно в Сибири цены на зерно самые низкие по стране всегда были.

Надо также учитывать, что уровень цен на зерновые культуры напрямую влияет на стоимость комбикормов и, следовательно, на цены продукции животноводства. В сложившейся ситуации нужно действовать оперативно, в то же время досконально продумывая все решения и в полной мере понимая их возможные последствия как для потребителей, так и для производителей сельхозпродукции.

Какие моменты считаю наиболее важными, на что хотел бы обратить ваше внимание, уважаемые коллеги.

Я уже говорил о необходимости подумать о том, чтобы стабилизировать цены на зерно. Правительством уже принято решение о начале зерновых интервенций. Часть госфонда будет реализована для стабилизации ситуации на рынке зерна в регионах Сибирского федерального округа, а также на Урале и на Дальнем Востоке.

Прошу доложить сегодня, как идёт эта работа, что уже сделано, в каких субъектах Федерации будет продаваться зерно, каковы критерии допуска к торгам, как осуществляется взаимодействие с региональными властями, есть ли какие-то проблемы здесь.

На что бы хотел ещё обратить внимание: государственные запасы не должны быть использованы в спекулятивных целях или переданы не по назначению. И ни в коем случае нельзя допустить, чтобы зерно, вот это зерно из наших фондов, ушло на экспорт. Здесь совместная ответственность и федеральных, и региональных властей.

Правительство должно точечно, аккуратно воздействовать на ценовую ситуацию на рынке, а в конечном счёте на цены на социально значимые, социально чувствительные продукты. Это важнейшая экономическая и социальная задача. Прошу Правительство, регионы Российской Федерации самым внимательным образом отслеживать ход зерновых интервенций, их влияние на рынок, какую ситуацию мы в результате получаем в конкретном магазине, где хлеб продаётся в конце концов.

Второе. Важнейшая составляющая цены – это стоимость транспортировки зерна и мукомольной продукции. До конца текущего года у нас действуют льготные тарифы на железнодорожный транспорт при перевозке зерна из Сибири и Дальнего Востока. Предлагаю подумать о том, какие меры поддержки необходимо оказать нашим сельхозпроизводителям, в частности при транспортировке зерна, начиная с нового, 2013 года.

Третье. В текущем году практически все основные мировые производители зерна столкнулись с неблагоприятными погодными условиями. Практически во всех основных странах – производителях зерновых были неблагоприятные погодные условия. Нам здесь радоваться нечему, потому что это будет накладывать отпечаток на весь мировой рынок зерна. И рост цен на зерно – это глобальная конъюнктура.

Разумеется, в этих условиях компаниям выгодно продавать зерно на экспорт. Но нужно отдавать себе отчёт в том, что подобные действия экспортёров неизбежно толкают вверх цены внутри страны. Подчеркну, в текущей ситуации главным критерием для отечественных сельхозпроизводителей должны оставаться потребности собственного, российского рынка.

Разумеется, о запрете на экспорт, который был обоснован в аномально жарком 2010 году, речь не идёт. Дело ведь тогда было не только в том, что была аномальная жара в 2010 году, у нас и в 2009 году была засуха – два года подряд. Сегодня такой ситуации нет. В то же время необходимо сделать так, чтобы на экспорт направлялись прежде всего излишки – не в ущерб стабильности внутреннего, национального рынка.

А чтобы заложить прочную основу на урожай следующего года, сейчас уже нужно максимально серьёзно отнестись к озимому севу, провести его максимально эффективно и в оптимальные сроки, обеспечить хозяйства семенами, техникой, горюче-смазочными материалами, минеральными удобрениями. Что мне говорить, вы все это очень хорошо знаете. Я прошу Правительство и региональные власти тщательно контролировать проведение озимых посевных работ.

И, наконец, ещё один важный вопрос, который я хотел бы с вами обсудить. Наша страна стала полноценным членом Всемирной торговой организации. Мы добились особых условий поддержки сельхозпроизводителей, много раз возвращались к теме о том, что нужно сделать своевременно для того, чтобы обеспечить интересы нашего сельхозсектора, говорили о самых разных мерах поддержки. Знаю, что ещё в прежнем Правительстве [такая работа велась], знаю, что и новый состав Правительства подхватил эту работу, фактически она ведётся даже на двух площадках: и совместно с Администрацией Президента, и в подразделениях Правительства. Давайте сегодня вернёмся опять к этому очень чувствительному вопросу.

У нас на связи наши коллеги в регионах: это Алтайский край, Саратов, Волгоград. Давайте послушаем сначала коллег, как они себя чувствуют на этом направлении работы, как они оценивают ситуацию. Начнём с Алтайского края.

Александр Богданович Карлин, губернатор. Пожалуйста, Александр Богданович.

А.КАРЛИН: Добрый день, глубокоуважаемый Владимир Владимирович!

Уважаемые коллеги!

В этом году наш регион постигла аномальная засуха, которая, как отмечают специалисты, впервые случилась в таком жёстком варианте за весь период метеонаблюдений в нашем регионе. Всего от засухи пострадало более 3 миллионов гектаров посевов из 5,5 миллиона гектаров, которые мы имели в этом году. При этом 749 тысяч гектаров, это 14 процентов от всей площади яровых посевов, полностью погибло. Наши документы по гибели посевов прошли соответствующую экспертизу в уполномоченных структурах Министерства сельского хозяйства, экспертами подтверждена гибель посевов на 720 тысячах гектаров. При этом прямой ущерб составил по этим площадям 1200 миллионов рублей.

Мы ввели чрезвычайное положение в 33 сельских районах Алтайского края из 59. По состоянию на сегодня уборка основных зерновых и зернобобовых культур практически завершена. Мы имеем сегодня валовой сбор зерна в регионе в бункерном весе 2600 тысяч тонн. Это существенно ниже против среднегодового сбора урожая, в прошлом году эта цифра составила 4200 тысяч тонн. Яровой пшеницы намолочено 1260 тысяч тонн.

Мы практически завершили уборку гречихи, у нас полмиллиона гектаров этой культурой занято. Я её специально выделяю, потому что вокруг этого продукта иногда возникают всякие ситуации, в том числе и по цене на рынке. В этом году убрано гречихи 320 тысяч тонн против 342 тысяч в прошлом году. Таким образом, мы удерживаем ценовую ситуацию на рынке. Сегодня закупочные цены у сельхозтоваропроизводителей на гречиху в пределах 15 тысяч рублей за тонну. Это спокойная цена.

Сахарная свёкла убрана на двух третях площадей. Осталось к уборке только две трети от полумиллиона гектаров, занятых такой для нас важной технической культурой, как подсолнечник.

Мы уже засыпали 340 тысяч тонн семян зерновых. Всего потребности по семенам у нас в крае 600 тысяч тонн, из них 400 тысяч тонн по яровой пшенице.

По нашим подсчётам, с учётом качества зерна, которое имеется сегодня в хозяйствах, за счёт собственных источников мы можем обеспечить 87 процентов от потребности в семенах, необходимо дополнительно изыскать ресурс в объёме примерно 80 тысяч тонн.

По кормам. Всего у нас поголовье КРС больше 900 тысяч голов, из них дойного стада 386 тысяч. Мы имеем уже сегодня 15,5 центнера условных кормовых единиц на учётную голову. Это примерно 62 процента от потребности. В оставшееся время ещё дополнительно в пределах половины условной кормовой единицы на голову, таким образом, примерно две трети потребности кормов мы обеспечиваем.

Что сейчас мы делаем по сохранению в первую очередь продуктивного поголовья в хозяйствах? Во-первых, мы обеспечиваем приобретение кормов в тех территориях и в тех хозяйствах, у которых корма имеются в достаточном количестве и есть корма к реализации. С другой стороны, мы передислоцируем поголовье скота на откормочные площадки в те территории, где корма имеются, таким образом, минимизируем потери от сдачи в переработку так называемого маловесного скота.

Если оценивать ситуацию по отрасли в целом, Владимир Владимирович, то она, конечно же, сложная, но вместе с тем управляемая, панических настроений у крестьян нет. Мы с Министерством сельского хозяйства, со всеми ведущими департаментами поддерживаем нормальные постоянные рабочие контакты. Я на прошлой неделе был у Николая Васильевича Фёдорова [Министр сельского хозяйства], пообщался с руководителями большинства ведущих департаментов министерства. Мы сегодня представили все необходимые документы в Минсельхоз и ожидаем, что решения на правительственном уровне по поддержке наших сельхозтоваропроизводителей будут приняты, и, таким образом, ситуация ещё больше выправится.

Должен сказать, что мы свои ресурсы используем для поддержки хозяйств, которые пострадали от засухи. Уже направили из средств краевого бюджета 124 миллиона рублей, сейчас это наиболее актуальная тема, на заготовку кормов для хозяйств, которые имеют продуктивное поголовье в молочном животноводстве. До конца этой недели направим ещё 64 миллиона. И в ноябре месяце после поправок в региональный бюджет (нужно внести поправки в наш закон) ещё 100 миллионов направим.

По семенам, Владимир Владимирович, и по интервенционным торгам мы предложения уже в Минсельхоз дали, я их повторяю, потому что для нас они актуальны. Для достижения тех целей, о которых Вы, Владимир Владимирович, сказали, для того чтобы зерно из интервенционного фонда не пошло потом в спекулятивные перепродажи, нам представляется правильным допустить к этим торгам только те предприятия, которые реально у себя имеют зернопереработку, и при этом определить для них максимальные квоты, исчисленные в зависимости от тех объёмов переработки зерна, которые они имели в предшествующий год. Таким образом, это будет по справедливости.

Применительно к семенам. У нас сегодня в крае в интервенционном фонде на хранении находится 405 тысяч тонн яровой пшеницы третьего и четвёртого класса. Наши специалисты предварительно проанализировали это зерно, значительная часть из него может быть в том числе использована на семена под посев следующего года. Поэтому мы просили бы в процессе интервенционных торгов допустить к ним наших сельхозтоваропроизводителей, у которых ощущается недостаток семян к посеву следующего года, и определить цену для них, исчисленную из тех затрат, которые государство понесло, закупая в своё время пшеницу на рынке, и плюс те затраты, которые понесло государство за хранение этого зерна. Нам представляется, что это будет справедливая поддержка сельхозтоваропроизводителей, которые в своё время это же зерно, по сути дела, государству передали в режиме интервенционных торгов. Это будет очень существенная поддержка под наш урожай следующего года.

Всё, что касается работы на земле в этом году, крестьяне ведут её в обычном режиме. Озимые посеяли в традиционных для нас объёмах. Они у нас небольшие, к сожалению, менее 100 тысяч гектаров озимая пшеница и озимая рожь. На 1300 тысячах гектаров мы провели (на этих площадях) уже осеннюю обработку почвы под урожай следующего года. Ситуация рабочая, сложная, но мы рук и сами не опускаем, Владимир Владимирович, и надеемся, что на правительственном уровне федеральные министерства и ведомства нашим крестьянам помогут.

Спасибо.

В.ПУТИН: У вас на фуражную пшеницу цена на сколько выросла?

А.КАРЛИН: Назову цену, которая сейчас на рынке по продовольственной пшенице.

В.ПУТИН: Какого класса?

А.КАРЛИН: Третий класс продовольственной пшеницы у нас сегодня крестьяне продают по 9,5 тысячи за тонну без НДС. По четвёртому классу цена в пределах 9 тысяч за тонну. По гречихе я называл цену.

В.ПУТИН: Во сколько вы оцениваете размер вашей беды, сколько хотите получить поддержки? Вы считали с Минсельхозом?

А.КАРЛИН: Я докладывал, по экспертной оценке специалистов, она подтверждена в структурах Минсельхоза, прямой ущерб – это затраты, которые крестьяне реально понесли, не считая упущенной выгоды, – составляет 1 миллиард 200 миллионов.

В.ПУТИН: Я знаю, что Минсельхоз вам уже оказывает поддержку по молодняку (на содержание поголовья), по животноводству.

А.КАРЛИН: Владимир Владимирович, по соглашению с Минсельхозом, которое мы традиционно в начале года заключили, мы от Министерства сельского хозяйства получаем. У нас никаких претензий нет и недовольства. Вопрос только заключается в том, что все эти суммы, а для нашего региона они очень приличные, конечно, расписаны по соответствующим целям. С учётом той ситуации, о которой я докладывал, необходимы некоторые коррективы. Например, по так называемым коротким кредитам. Предлагается их продлить на шесть месяцев, но для крестьян это не решает проблему, потому что через шесть месяцев нужно их возвращать. Шесть месяцев приходятся на весну следующего года, когда, наоборот, по ресурсам самое напряжение у крестьян будет – нужно будет сеять. Здесь и топливо, и семена, о которых я говорил, и оплата труда. Поэтому мы просим пролонгацию коротких кредитов сделать до двух лет с соответствующим субсидированием. Затраты будут в пределах, по нашим расчётам, 120 миллионов рублей.

В.ПУТИН:А Минсельхоз считал, подтверждает эти расходы?Н.ФЁДОРОВ: Да, мы оценивали, через экспертизу пропускали эти данные. Разница есть, конечно. Заявка региона на 2 миллиарда 44 миллиона рублей. Мы подтверждаем 640 миллионов рублей ущерба по прямым затратам. Это строго по процедуре, установленной постановлением Правительства России.

В.ПУТИН: То есть у вас не сходится наполовину практически?

Н.ФЁДОРОВ: Да, по всем регионам обычно так, и в 2010 году тоже так было.

В.ПУТИН: Я знаю, Минсельхоз уже в Правительство выходил с этим.

Н.ФЁДОРОВ: Мы внесли соответствующие обоснования, расчёты по всем регионам.

В.ПУТИН: Как дальше предлагаете построить работу? Минфин должен отреагировать?

Н.ФЁДОРОВ: Всё это внесено – на распределение 6 миллиардов рублей, в том числе 4 миллиарда на корма. И Алтайский край должен получить.

А.ИВАНОВ: Полностью все расчёты есть в Министерстве финансов. Мы их уже согласовали. В рамках уточнения бюджета 2012 года заложено 6 миллиардов рублей, которые пропорционально распределяются между субъектами в соответствии с расчётами, которые Министерство сельского хозяйства нам представило.

В этом смысле на Алтайский край предусматривается в рамках дотаций и субсидий на сбалансированность (поскольку это обязательства субъектов Российской Федерации, а не Российской Федерации помогать сельскому хозяйству, поэтому мы софинансируем обязательства субъектов) предварительно 412 761 тысяча рублей. То есть эта цифра даже больше, чем называлась, поскольку всего пока субъект затратил 288 миллионов на помощь сельхозтоваропроизводителям, были цифры 124, 64 и 100 миллионов. Распределяться эти суммы будут тоже в соответствии с представленными расчётами Министерства сельского хозяйства на помощь сельхозтоваропроизводителям, связанную с семенами, кормами, то есть мы полностью дублируем, но с определёнными уточнениями, схему, которая была.

В.ПУТИН: А что касается пролонгации кредитов?

А.ИВАНОВ: Что касается пролонгации кредитов, мы понимаем, что это неизбежная мера именно по тем хозяйствам, которые расположены на тех территориях, где была объявлена чрезвычайная ситуация. Очевидно, что полгода – это не срок, потому что это не цикл для сельхозтоваропроизводителя. Два года – это даже чуть меньше, чем делали в прошлый раз, когда мы на три года продлили. Поэтому два года в принципе выглядят как оптимальная цифра. Думаю, мы можем с ней поработать.

В.ПУТИН: Этот кредит откуда, в основном из Россельхозбанка?

А.ИВАНОВ: Два банка у нас: Россельхозбанк (РСХБ) и Сбербанк формируют основную кредитную массу.

В.ПУТИН: Тогда нужно банки будет поддержать, да?

РЕПЛИКА: Прежде всего РСХБ.

В.ПУТИН: Мы постоянно кредиты продлеваем, продлеваем, в конце концов банк убьём.

РЕПЛИКА: Пятая часть кредитного портфеля у Россельхозбанка будет заморожена, потребуется докапитализация.

В.ПУТИН: Во всяком случае, нужно, безусловно, помочь крестьянам, очевидный факт, они без этого не справятся, но и нельзя финансовые учреждения положить на бок.

А.ИВАНОВ: Мы предварительно прорабатывали с Россельхозбанком, понимаем проблему.

В.ПУТИН: Хорошо. Спасибо большое.

Пожалуйста, Волгоградская область, Сергей Анатольевич Боженов.

С.БОЖЕНОВ: Уважаемый Владимир Владимирович!

Уважаемые коллеги!

У нас зерновые культуры в области обмолочены на 98 процентах площадей. Мы собрали урожай 2436 тысяч тонн зерна и ещё 40 тысяч тонн доберём кукурузой.

Обычно в области собираем более 3 миллионов тонн. Однако считаем, что в это засушливое лето урожай зерновых хороший, на 50 процентов превышает внутренние потребности региона. Зерно отменного качества. Доля продовольственного зерна составляет 90 процентов.

В этом году урожай хороший, мы считаем, аграрии постарались – по осени сеяли по всем правилам, увеличили долю элитных семян в разы, нарастили объём минеральных удобрений. Очень хорошо помогли, конечно, льготные объёмы дизельного топлива.

Сейчас продолжаем уборку овощей. Уже реализовано 250 тысяч тонн продукции. Впереди сбор урожая корнеплодов и капусты. Рассчитываем собрать 800 тысяч тонн и сохранить место в тройке лидеров России.

Мы сегодня посеяли на площади 1400 тысяч гектаров озимых, ещё осталось посеять на 200 гектарах. Проблем с этим нет. До конца октября мы посевную закончим.

Цена на зерно сегодня для сельхозтоваропроизводителя хорошая. Пшеница третьего класса – 10 тысяч рублей за тонну, подсолнечник доходит до 20 тысяч за тонну. Несколько некомфортно себя чувствуют работники животноводства, потому что фуражное зерно подорожало почти в два раза: было 4,5 тысячи рублей в прошлом году, сейчас 8 тысяч.

По семенам. У нас проблем нет с семенами, 240 тысяч тонн семян, около 18 тысяч тонн элитных семян. Мы в семенном фонде не нуждаемся, с этим всё в порядке.

В этом году мы 70 миллионов рублей добавили на воду для полива, компенсировали затраты на электроэнергию. На будущий год тоже в бюджете, насколько сможем, запланируем увеличение на затраты на полив. Конечно, погода нас не балует, у нас тоже 600 тысяч гектаров потерь. Мы (наши специалисты) оцениваем их примерно в 1150 миллионов рублей. Это то, что по засухе.

В.ПУТИН: Вы в контакте с Министерством сельского хозяйства?

С.БОЖЕНОВ: Да.

В.ПУТИН: Есть уникальная возможность напрямую обратиться к Министру, обсудить какие-то вопросы. Есть непонимания какие-то?

С.БОЖЕНОВ: Владимир Владимирович, спасибо, у нас понимание есть. Единственное, может быть, расхождения в цифрах. Коллега сейчас докладывал, у него потери на 1200 миллионов, а по оценкам Минсельхоза – вполовину меньше. Мы посчитали, что у нас потерь на 1150 миллионов, не знаю, сколько компенсировать будет Министерство.

Н.ФЁДОРОВ: Удивительно. Можно приведу статистику, Владимир Владимирович? Мы подтверждаем 1 миллиард 194 миллиона, то есть даже больше, чем они рассчитывали.

С.БОЖЕНОВ: Спасибо. Поскромничали. (Смех.)

В.ПУТИН: Посмотрел внимательно, теперь вижу другие цифры. Это на самом деле, если по-серьёзному, расхождение небольшое, практически это одно и то же. Повнимательнее надо посмотреть на некоторые хозяйства, и всё, а так в целом очень корректный расчёт. Нужно только оперативно принять соответствующие решения.

Сергей Анатольевич, спасибо большое.

Саратовская область, Валерий Васильевич Радаев, пожалуйста.

В.РАДАЕВ: Добрый вечер, уважаемый Владимир Владимирович! Уважаемые коллеги!

По состоянию на 10 октября в области обмолочено зерновых и зернобобовых культур с площади в два миллиона 61 тысячу гектаров (98 процентов). При урожайности 10,8 центнера с гектара валовой сбор составил два миллиона 234 тысячи тонн. В целом полученный объём зерна – два миллиона 172 тысячи тонн – в весе после доработки с учётом переходящих остатков позволяет практически в полном объёме закрыть потребности области в продовольственном зерне. В настоящее время наличие зерна в области с учётом зерна федерального интервенционного фонда составляет 794 тысячи тонн.

На текущий момент в области уже заложена достаточная основа под урожай будущего года. Сев озимых культур проведён на площади один миллион 147 тысяч гектаров. Основная обработка почвы (зябь) под яровой сев будущего года проведена на площади два миллиона 144 тысячи гектаров, или 86 процентов к плановому заданию. В целом до 15 октября в хозяйствах муниципальных районов области завершится обмолот поздних зерновых культур: проса, гречихи, сорго, кукурузного зерна.

В группе технических культур завершена уборка рыжика, льна масличного, горчицы, рапса. В настоящее время ведётся уборка основной масличной культуры – подсолнечника. Убрано 638 тысяч гектаров (70 процентов); при урожайности 9,4 центнера валовой сбор составил 599 тысяч тонн.

Свеклосеющие районы области ведут уборку сахарной свёклы. Убрано 3,2 тысячи гектаров или 50 процентов от плана уборки.

Овощные культуры убраны на площади 14 тысяч гектаров – 85 процентов. До 1 ноября завершим уборку поздних сортов. Ожидается произвести 325 тысяч тонн овощей.

Не могу не озвучить проблему засухи, которая возникает на территории области четвёртый год подряд. Засуха текущего года погубила сельскохозяйственные культуры на площади 210 тысяч гектаров и повлекла к снижению урожая зерна почти на 50 процентов от запланированного объёма. В 23 районах области был введён режим чрезвычайной ситуации. Сумма ущерба от гибели сельскохозяйственных культур превысила миллиард рублей.

Область не остаётся безучастной и оказывает всестороннюю поддержку пострадавшим сельхозтоваропроизводителям. Между правительством и кредитными организациями области достигнута договорённость о реструктуризации полученных кредитов. Сегодня пролонгировано 28 кредитных договоров на сумму 120 миллионов рублей.

Правительством области были подготовлены и направлены в Министерство сельского хозяйства Российской Федерации материалы, подтверждающие гибель урожая сельхозтоваропроизводителей области на 467 миллионов рублей. Мы продолжаем взаимодействовать с Минсельхозом России и рассчитываем на поддержку наших сельхозтоваропроизводителей.

Учитывая системность возникновения неблагоприятных погодных условий, сельхозтоваропроизводители области всё отчётливее осознают необходимость страхования посевов. На данный момент в области заключены 99 договоров страхования озимых культур, застрахована площадь 120 тысяч гектаров.

Владимир Владимирович, Вы особо остановились, конечно, на ситуации с повышением цен на зерно. У нас такая ситуация тоже имеет место быть. Где-то на 300–500 рублей последние две недели повышается цена. Считаем, что рост цен на продовольственное зерно, фураж, комбикорма, что называется, по цепочке потянет за собой вверх стоимость всей потребительской корзины.

Подводя итог выступлению, хотел бы отметить, что, несмотря на форс-мажорные обстоятельства, урожай 2012 года позволит нам обеспечить потребности нашей области в полном объёме.

Доклад закончен. Благодарю за внимание.

В.ПУТИН: Валерий Васильевич, у нас рынок-то не замкнут по регионам. В соседних регионах нет такого роста. Смотрите, на рожь – 21,7 процента рост, на пшеницу четвёртого класса – почти 20 процентов рост, на фуражную пшеницу – 20,7 процента. В соседних регионах такого роста нет. Государственной границы, слава Богу, между регионами нет. Почему у вас такой резкий рост-то?

В.РАДАЕВ: Я сказал, что в наличии зерно имеется, Владимир Владимирович, поэтому мы на сегодня контролируем ценовую политику как на сырьё, так и на хлебобулочные изделия. Поэтому именно в конечном продукте ценовая политика пока не играет значения.

В.ПУТИН: Пока не играет. Но Вы же сами сказали, что сыграет, если так будет продолжаться на оптовом рынке сырья. Вы сейчас сами только сказали об этом.

Вопрос-то мой был о другом. Я вижу, у меня есть данные, Правительство дало эти данные, пока на ржаной, ржано-пшеничный хлеб – ноль, хлеб и булочные изделия из пшеничной муки – ноль, на макаронные изделия – ноль рост, на рис шлифованный – 0,5 (минимально) и так далее. Вы сейчас сами сказали, если так будет на рынке сырья, то следующий шаг – это в продовольствии.

Вопрос у меня был о другом. В соседних регионах такого роста нет. Почему? Что там происходит? У вас что, замкнутое какое-то пространство совсем?

В.РАДАЕВ: Абсолютно нет, Владимир Владимирович. Межрегиональные связи все работают, поэтому здесь никаких вопросов нет.

В.ПУТИН: Ну как нет? Такой рост есть, а вопросов нет. Вопросы должны быть. Поговорим об этом попозже.

(Обращаясь к Н.Фёдорову.) 467 миллионов ущерба и поддержки соответственно региона вы подтверждаете?

Н.ФЁДОРОВ: Подтверждаем, да.

В.ПУТИН: Именно как раз там?

Н.ФЁДОРОВ: Да.

В.ПУТИН: Хорошо. Спасибо большое за Ваш доклад.

Давайте послушаем Министра, которого попрошу обобщить ситуацию в целом по стране. Пожалуйста.

Н.ФЁДОРОВ: Уважаемый Владимир Владимирович! Уважаемые коллеги!

Хотел бы Александру Богдановичу [Карлину] сразу посоветовать, с Вашего разрешения, Владимир Владимирович, чтобы можно было принять оперативные меры, стоит обратиться (у нас есть договорённости с Минфином, Минэком, Минсельхозом) за беспроцентным трёхлетним бюджетным кредитом. Если Вы оперативно всё оформите и представите обоснование в Минфин, Минфин, Андрей Юрьевич Иванов готов оперативно посмотреть и отреагировать на эту тему. Всё-таки изменение закона о бюджете – это долгая процедура, а регионы нуждаются в том, чтобы быстрее получить эти ресурсы. Федеральный закон о бюджете позволяет это делать.

А.ИВАНОВ: Позвольте, Владимир Владимирович?

Мы бы хотели обратить внимание субъектов на то, чтобы не предлагать эту меру как системную, поскольку мы достаточно нарастили объём бюджетных кредитов именно в кризисное время.

В.ПУТИН: Вы боитесь, что они будут закредитованы?

А.ИВАНОВ: Абсолютно точно. Мы уже получили такую проблему и сейчас думаем о реструктуризации задолженностей. В рамках общих мер по сбалансированности, будь то бюджетные кредиты, трансферт или, может быть, какие-то иные способы, связанные с увеличением налогового потенциала территории, мы бы в индивидуальном ручном режиме посмотрели по представлению Министерства с субъектами, по которым есть особая критическая ситуация.

В.ПУТИН: Именно об этом я как раз тоже хотел попросить: вместе с Министерством и с регионами отработать это в индивидуальном порядке.

Н.ФЁДОРОВ: Да, конечно.

Вообще, несколько горько (или негорько) шутят крестьяне, сельхозники, что у нас две беды: это плохой урожай и хороший урожай. С этой точки зрения, в этом контексте то, что происходит сегодня, не является неожиданностью, а просто очередным испытанием, в котором, увы или к счастью, мы привыкли работать и жить.

На сегодня мы прогнозируем, что объём сбора зерновых в первоначальной обработке, или в бункерном весе, как говорят аграрники, составит 74–75 миллионов тонн, а после доработки, как было отмечено, порядка 71, может быть, с чем-то миллиона тонн. Поскольку, как говорят в народе, не тот урожай, что в поле, а тот урожай, что в закромах.

Должен сообщить, что у нас ещё остаётся сбор урожая кукурузы, риса, подсолнечника, и традиционно завершается это к 20 ноября. Картофеля и овощей – тоже к 20-му по стране в разных регионах, сахарной свёклы – к 25 ноября. Это не критические даты – это принятые даты. Поэтому на сегодня мы, констатируя такой прогноз, говорим, действительно, о том, что внутренние потребности в зерне полностью закрываются, потому что у нас почти 20 миллионов тонн зерна переходящего запаса (плюс к прогнозируемому 71 миллиону), и гарантируем сохранение экспортного потенциала и экспортного статуса России.

Плюс ещё что любопытно – необычно, наверное, для других стран: традиционно (по данным всех экспертов, и Российского зернового союза, и даже по данным органов управления АПК России) в урожайный год у нас уходит от статистического учёта 5–7 миллионов тонн; в не очень урожайный, по этому году мы уточняли, 3–4 миллиона тонн зерна. Ментально, психологически, исторически – крестьяне наши на всякий случай это не показывают, но реально на рынке это присутствует. В конце года это выясняется по тем торговым операциям, которые происходят в стране и с зарубежными партнёрами.

Можно обратить внимание на то, что мы в этом году практически на 20 процентов больше получаем валового сбора кукурузы. Это достаточно высокий уровень, потому что в Европе и в других странах есть спад, это позволяет нам даже иметь экспортный потенциал и по этой культуре. Чуть больше прошлогоднего объёма масло семян рапса, риса. Как ни странно (маленький фрагмент позитивного), мы в этом году экспортируем рекордный объём риса, нашего отечественного российского риса – предполагаем около 200 тысяч тонн. Также мы можем в этом году экспортировать свекловичный сахар, это остаётся за последние годы таким тоже историческим достижением. Но в целом, уважаемый Владимир Владимирович, мы констатируем, что индекс физического объёма производства растениеводческой продукции у нас будет где-то 87–88 процентов. В 2010 году было 76 процентов. То есть лучше, чем в 2010 году, хуже, чем в прошлом году, но ситуация вполне контролируемая и прогнозируемая.

Ожидаемые объёмы производства картофеля и овощных культур также позволяют обеспечить потребности населения в этих продуктах с учётом частичного импорта овощей в объёмах предшествующих лет: это примерно 3 миллиона тонн.

Очень острая ситуация по кормам, наиболее сложная в Дагестане, в Ингушетии, на Алтае, в Хакасии, в Алтайском крае, Кемеровской области, Новосибирской, Томской областях. Мы по ним работаем индивидуально, вырабатываем сбалансированные, просчитанные объёмы финансовой поддержки с учётом остроты проблемы по кормам, и они получат наибольший объём финансовой поддержки из федерального бюджета.

По гибели. Мы подтверждаем затраты в объёме 14 миллиардов 200 миллионов рублей. Это 66 процентов от заявленного регионами ущерба. Соответственно пропорционально реагируем вместе с Минфином в виде уже представленного в Минфин проекта закона об изменении текущего бюджета на 6 миллиардов рублей – корма, минеральные удобрения, семена. По сути, губернаторы (они задавали вопросы) больше или меньше получат отклик из федерального бюджета по всем затронутым ими проблемам.

Можно обратить внимание на то, что в связи со снижением переходящих запасов зерна (такая тенденция в силу итогов этого года констатируется) задача номер один – это увеличение производства зерновых и высокобелковых культур для нужд животноводства. И мы планируем в рамках работы по подготовке озимого клина и подготовки ярового ввести в оборот дополнительно к следующему сельхозгоду миллион 200 тысяч необрабатываемой пашни, и в 2013 году вся посевная площадь прогнозируется на уровне 77 миллионов 300 тысяч гектаров. То есть позитивная тенденция по вовлечению в оборот заброшенных земель сохраняется в стране, можно сказать, заметными темпами.

По тому, как происходит технологическое оснащение и обновление машинно-тракторного парка, я думаю, что Рослизинг ещё несколько слов скажет. Хотел бы обратить внимание, что госпрограммой до 2020 года предусмотрены средства в размере двух миллиардов рублей ежегодно.

Такая есть вещь. Сплошь и рядом, даже в условиях засухи, я был в Саратовской области и заметил, уборка урожая начинается в поле с урожайностью 17–18 центнеров с гектара, а когда заканчивает клин, урожайность получается 10–12 центнеров с гектара, потому что примерно в 2–2,5 раза превышаем нормативные сроки проведения уборки. Ну и техника по состоянию, по качеству не очень: потери очень большие из-за некачественной техники.

Любопытно, я вчера принимал министра, коллегу из Болгарии, он попросил, чтобы по старой памяти мы начали поставлять им технику на деньги, которые им выделяет Евросоюз в размере 1 миллиарда евро в год на обновление сельхозтехники. Я хочу обратить на это внимание моих коллег из Минфина.

А.ИВАНОВ: Чтобы зачли, видимо, сумму.

Н.ФЁДОРОВ: Просто есть вопрос по обновлению парка сельхозтехники, это очень серьёзная, острая проблема, нам придётся предпринимать дополнительные действия в рамках бюджетных процессов, иначе нам не обойтись. Ситуация будет обостряться.

Хочу обратить внимание на то, что с Аркадием Владимировичем [Дворковичем] мы уже обсуждали эти вопросы неоднократно. Есть понимание, что нам нужно в рамках новых подходов в связи с вступлением в ВТО, переводя поддержку льготной продажи ГСМ с экономией в этом году, для сельхозпроизводителей 22 миллиарда рублей, минеральные удобрения – 5 миллиардов рублей, субсидии на возмещение краткосрочных кредитов – 9 миллиардов рублей. Все эти формы поддержки мы в следующем году в соответствии с требованиями ВТО погружаем в одну корзину – на поддержку доходности сельхозпредприятий в расчёте на 1 гектар пашни.

Общая сумма поддержки на следующий год – 15 миллиардов 200 миллионов рублей. Сумма тоже очень сложная и напряжённая. Большая разница между уровнем поддержки в этом году и в следующем году. В госпрограмме предусмотрено увеличение этой поддержки до 37 миллиардов рублей к 2020 году. Здесь тоже нам придётся форсировать достижение того уровня, на который надо выходить к 2020 году, иначе я как аграрный Министр вижу очень большую напряжённость для того, чтобы справиться с выполнением Доктрины продовольственной безопасности.

Но это вопросы рабочие, по которым у нас идут обсуждения, совещания. Эта тема была всегда у меня как актуальная, не решённая до сих пор. И перед Вами по этому поводу тоже отчитываюсь.

По поводу товарных интервенций.

В.ПУТИН: Извините, я хотел бы понять всё-таки: Вас болгары попросили?

Н.ФЁДОРОВ: Болгары попросили, могут ли наши производители сельхозтехники принять участие в конкурсах на освоение (это болгары, наши друзья, можно сказать) денег, которые им выделяет Евросоюз, – один миллиард евро на обновление сельхозтехники в год.

В.ПУТИН: А при чём здесь Минфин?

Н.ФЁДОРОВ: Я хочу, чтобы они понимали, сколько выделяет Евросоюз на обновление и на сколько мы с Минфином договорились, на какую сумму, – большая разница!

А.КЛЕПАЧ: Весь объём производства сельхозтехники в стране, тракторов и комбайнов, – примерно 50 миллиардов рублей, 1,5 миллиарда евро.

В.ПУТИН: В рамках бюджетного правила всё можно сделать.

Н.ФЁДОРОВ: В принципе это способ поддержки нашего сельхозмашиностроения. Конечно, нам нужно активно туда входить. Думаю, мы будем десантироваться на территории этих стран.

В.ПУТИН: Есть другая сторона этого дела. Когда мы собирались, по-моему, в Сочи, я говорил о необходимости выделять деньги для поддержки высокотехнологичного экспорта. Там точно работать нужно.

Н.ФЁДОРОВ: И последний сюжет по поводу товарных интервенций. В соответствии с решением Правительства после круглосуточного мониторинга (ежедневного, постоянного, и Минэк, и мы, и Минфин участвует, и эксперты, и производители зерна, и потребители зерноводческой продукции) мы уже дали юридический старт товарной интервенции для трёх федеральных округов: Дальневосточный, Сибирский, Уральский, – для предприятий мукомольной и комбикормовой промышленности, что наиболее актуально. Почему там? Потому что там рост цен на продовольственное и фуражное зерно более чем в два раза, 110 процентов примерно. Стартовая цена – минус 15 процентов от уровня, который сложился в Азиатской части России.

В.ПУТИН: Надо, чтобы оно там ещё было.

Н.ФЁДОРОВ: Есть, всё просчитано, мы показали базовые позиции, откуда брать, все лоты объявлены на 23-е число.

И хочу отметить, что товарные интервенции через биржевые торги будут проходить под ручным управлением. Мы будем каждый день (два раза в неделю будут проходить) корректировать это, в том числе, возможно, будем переходить и на другие федеральные округа, если развитие конъюнктуры рынка покажет, что это целесообразно, посоветовавшись с экспертами и с руководством. Это управляемый процесс. Будем откликаться на те потребности, о которых говорят губернаторы.

В.ПУТИН: Николай Васильевич, Вы человек очень опытный, столько лет в регионе проработали, сельское хозяйство знаете. Именно поэтому хочу ещё раз подчеркнуть: этим нужно каждый день заниматься. Если вы пропустите пару-тройку дней, результат будет плачевный.

Н.ФЁДОРОВ: Абсолютно согласен.

В.ПУТИН: Поэтому расслабляться нельзя ни в коем случае. Нужно в ежедневном режиме, чтобы у вас были эксперты в регионах, чтобы знали, что происходит по каждому региону, знали не просто так – выделить цифры: там продать столько, там продать столько. Ваша реакция меня радует, потому что Вы сразу поняли, о чём я говорю, во всяком случае. Надо, чтобы это зерно там было. Общие цифры резерва есть, но в конкретном регионе может не быть его, и так далее. Здесь масса нюансов. И нужно поработать с регионами так, чтобы не было больших расхождений в понимании объёма ущерба.

Ещё один момент. Вы сказали о 20 миллионах тонн переходящих запасов, ресурсов с прошлого года. Вы не можете не знать, что нам нужно ещё посмотреть, где эти 20 миллионов. Оно у вас что, на элеваторе лежит, что ли? Я думаю, только в цифрах. Надо внимательно посмотреть, где эти 20 миллионов, есть они или нет; если есть, то где. И с теми, кто держит эти запасы, поработать заранее, чтобы они поняли, что к ним внимание проявляют и они с этим зерном не провалятся, не попадут потом с издержками на излишнее хранение и так далее. Надо с этим постоянно работать. У нас Министерство само по себе ничего не вывезет никуда.

Н.ФЁДОРОВ: Сложно.

В.ПУТИН: Нужно вкалывать постоянно, каждый день. Я просто хочу настроить Вас на эту работу серьёзно.

А.ДВОРКОВИЧ: Можно 30 секунд на эту тему? Я человек не такой опытный, как Николай Васильевич, в регионе не работал, но тем не менее каждый день мы этим занимаемся.

В.ПУТИН: У Вас другая работа.

А.ДВОРКОВИЧ: Много разной работы. По сельскому хозяйству у нас совещания по отдельным вопросам каждую неделю, в том числе раз в две недели по зерну и по мониторингу продовольственного рынка, по тому, что происходит с ценами, в том числе с приглашением представителей регионов, которые у себя отслеживают ситуацию.

Что касается сохранности зерна, на самом деле вопросы есть. Мы уже направили ряд материалов в правоохранительные органы, в прокуратуру и МВД по поводу фактически украденного зерна с ряда элеваторов. Это не массовые случаи, тем не менее они есть. На это мы обращаем внимание. Общий учёт по всем элеваторам существует. И когда мы планируем интервенции, это конкретные элеваторы с конкретными объёмами, с конкретными поставками.

В.ПУТИН: Аркадий Владимирович, дело даже не в том, что там кто-то что-то украл. Могут быть неточности просто даже в бумагах.

А.ДВОРКОВИЧ: Конечно, и это есть.

В.ПУТИН: Они пишут одно переходящее, а на самом деле…

А.ДВОРКОВИЧ: Да, это всегда было. Это и в советские времена было, и сейчас есть.

В.ПУТИН: Да, я говорю именно об этом, даже не о криминальной стороне дела.

А.ДВОРКОВИЧ: Абсолютно.

Что касается сельхозтехники, мы на этой неделе провели уже два совещания, одно у меня в кабинете, второе – сегодня на выставке сельхозтехники, которая проходит рядом с Москвой. Договорились о формате субсидий (2 миллиарда) и о том, что нужно продолжить программу обновления парка через Росагролизинг. Пока ещё мы в бюджете эти средства не нашли, но активно занимаемся этими вопросами. Это ещё нужно будет на этой неделе дообсудить и найти возможности продолжения поддержки.

И по ВТО хотел бы отметить, во-первых, действительно, ограничение экспорта мы считаем абсолютно нецелесообразным, это бьёт в обратную сторону, потому что на глобальном рынке повышаются цены, и это к нам приходит в виде инфляции на импортную продукцию, на наш продовольственный рынок, мы всё-таки импортируем часть мяса, часть других товаров.

В.ПУТИН: Ну, это Вы очень издалека зашли.

А.ДВОРКОВИЧ: Это неизбежно тем не менее сказывается. Мы в этом году, я считаю, выдержали очень хорошо с интервенциями, преждевременно их не проводили, дали заработать производителям зерна. Они соответственно могут сегодня нормально провести озимый сев и получить приличный урожай в следующем году. В то же время сейчас интервенции уже необходимы, потому что цены достигли предельного уровня, выше которого идти нельзя. Если бы они пошли ещё выше, это бы уже сказалось серьёзным образом на ценах на хлеб и на продукцию животноводства.

Считаю, что мы дошли ровно до той черты, до которой должны были дойти, и сейчас можем стабилизировать цены, не допустить какого-либо излишнего роста цен на социально значимые товары.

По ВТО также, я считаю, принято важное решение, особенно хотел бы отметить то, что мы при поддержке парламента продлили льготы по налогам на прибыль бессрочно для сельхозтоваропроизводителей. Конечно, ничего вечного не бывает, тем не менее сейчас никакого конечного срока для этой льготы не установлено, это поддержали все.

И по кредитованию, пожалуй, самый важный вопрос на этот год. Мы должны найти возможность поддержать Россельхозбанк, чтобы он мог нормально продолжить кредитную поддержку сельхозтоваропроизводителей.

В.ПУТИН: Соглашусь с тем, что и раньше интервенции нельзя начинать, и позже тоже опасно. Если Правительство считает, что тот самый момент подошёл, нужно сделать это быстро – быстро и эффективно, потому что, если вы чуть-чуть задержитесь с этим, рост цен на продовольствие будет неизбежным. Нужно именно сейчас точечным воздействием на региональные рынки добиться стабилизации цен на опте на сырьё. У Правительства есть все инструменты для того, чтобы эту задачу решить: и запасы, и переходящие остатки (надеюсь, что цифры соответствуют), и интервенционный фонд есть в необходимом размере, и финансовые ресурсы есть. Нужно своевременно задействовать все эти инструменты.

Россия > Агропром > kremlin.ru, 10 октября 2012 > № 665055 Владимир Путин


Россия. ЦФО > Агропром > premier.gov.ru, 28 марта 2012 > № 525159 Владимир Путин

В.В.Путин встретился с производителями сельскохозяйственной продукции Воронежской области.

Правительство Российской Федерации продолжит программу поддержки сельского хозяйства, заявил Премьер на встрече с представителями сельхозпредприятий Воронежской области.

Вступительное слово В.В.Путина:

Дорогие друзья, добрый день! Мы сегодня здесь, в Воронеже, проведём совещание, посвящённое подготовке к весеннему севу, весенним полевым работам. Но прежде чем такое совещание провести, я бы хотел с вами переговорить. Я сейчас несколько вступительных слов скажу, а потом мы попросим наших друзей из прессы перекочевать в другие помещения, и мы с вами в свободном режиме, даже откровенном, поговорим о том, что у нас в сельском хозяйстве происходит, как вы оцениваете ситуацию вообще здесь, в регионе в частности, какие проблемы видите, как считаете нужным их решать, какие у вас есть вопросы. В общем, в самом открытом, свободном режиме просто побеседуем о ситуации.

Вы знаете, что за последние годы ситуация в сельском хозяйстве кардинальным образом поменялась. Я, без всякого преувеличения и с большим удовольствием, это ещё раз хочу подчеркнуть: кардинально просто поменялась! Если мы (я имею в виду Советский Союз) всегда были нетто-импортёром пшеницы и вообще зерновых, мы стали третьим в мире экспортёром после США и Канады, заняли уверенно третью позицию в мире. 94 млн т с лишним в прошлом году собрали – это рекордный просто… один из хороших рекордов за последнее время! И связано это, безусловно, прежде всего с трудом, талантом тех людей, которые работают на селе, ну и не в последнюю очередь всё-таки с поддержкой со стороны государства.

В этом году мы только из федерального бюджета направим в отрасль 170 млрд рублей. 170 и плюс 150 ещё запланировано кредитов. Вот сейчас посмотрел: представитель Россельхозбанка с гордостью сообщила мне, что под 9,9% кредиты выдают. В принципе ниже гораздо, чем другие финансовые учреждения. «Росагролизинг» будем развивать дальше. Вы знаете, что в прошлом году 5 тыс. единиц со скидкой 50% реализовали сельхозпроизводителям, в этом году где-то под 9 млрд примерно будет средств в распоряжении «Росагролизинга», которые он будет использовать для дальнейшего снабжения сельхозпредприятий сельхозтехникой. То же самое касается минеральных удобрений: здесь, в области, действует программа снабжения минеральными удобрениями со скидками. Да и в целом по стране у нас есть договорённости с производителями минеральных удобрений о том, что они осуществляют поставку со значительной скидкой.

И, конечно, буду всё время держать это под контролем и настраивать наши соответствующие ведомства на то, чтобы эти договорённости исполнялись.

И один из самых острых вопросов, простых, но самых острых, – это ГСМ. Ещё раз хочу напомнить и подчеркнуть: мы договорились с производителями горюче-смазочных материалов, с нашими основными компаниями о том, что мы фиксируем цену на 31 ноября, по-моему, конец ноября прошлого года, и с этой цены, причём с оптовой цены (тоже хочу это подчеркнуть – она, как мы понимаем, гораздо ниже, чем цена в рознице), с этой оптовой цены 30% только. Это позволит оставить в отрасли где-то до 11 млрд рублей только за первое полугодие текущего года, а за весь прошлый год в отрасли за счёт скидок на ГСМ было оставлено 18 млрд, а здесь только за первое полугодие будет у нас 11.

В общем и целом программа поддержки сельского хозяйства будет продолжена. Сейчас, вы знаете, мы готовим государственную программу развития сельского хозяйства, и она будет предусматривать финансовые вопросы, будет предусматривать вопросы развития сельхозтехники, агролизинга и, конечно, социального развития села. Я сейчас боюсь ошибиться, не хочу называть неточные цифры, но значительно увеличено количество жилья, которое строится на селе. Но что особенно важно, я считаю, – это инфраструктура, и прежде всего дорожная инфраструктура. В этой связи очень рассчитываю на то, что решение, которое было принято в последнее время, а именно разрешить использовать средства от региональных дорожных фондов на развитие дорожной сети на селе, – это решение сыграет свою весьма положительную роль. Очень на это рассчитываю, и тоже будем за этим самым внимательным образом следить.

И, конечно, один из острых вопросов, который беспокоит в последнее время, собственно говоря, в последние годы, в ходе переговорного процесса о присоединении России к Всемирной торговой организации. Всегда беспокоило, и сейчас, конечно, сельхозпроизводители, если так прямо и честно сказать, с тревогой смотрят за этим процессом. Давайте поговорим и об этом. Я хочу напомнить о том, что Россия в ходе переговорного процесса обеспечила себе право до 2013 года субсидировать сельское хозяйство напрямую, хочу подчеркнуть – напрямую в объёме 9 млрд долларов, в пересчёте в доллары. Это больше, чем мы, к сожалению, реально вкладываем в сельское хозяйство, поэтому здесь никаких ограничений нет. И потом до 2018 года нужно будет постепенно эти прямые дотации сокращать. Но это касается именно только прямых дотаций, это не касается всего, что связано с сельхозпроизводством и напрямую к нему не относится: та же самая инфраструктура, то же самое социальное развитие села и так далее, то есть это те факторы, которые существенным образом влияют на сельхозпроизводство, – вложения в эти сферы вообще никак не ограничены. Поэтому мы с вами имеем возможность перераспределить как бы ресурсы из прямого субсидирования на такие направления, которые по линии ВТО вообще никак не ограничены, но, повторю ещё раз, и вы это понимаете, существенным образом влияют на само сельхозпроизводство.

И отдельный разговор – это, конечно, по поддержке свиноводства в этой связи. Потому что там во всём, что касается красного мяса, есть определённые напряжения, я это понимаю. Но мы сохраняем определённые возможности по квотированию, тем более что производство внутри страны растёт, слава Богу, и надеюсь, так оно и будет. Это касается не только мяса птицы, производство которого выросло в 2 раза за последнее время. Это, знаете, такой бум роста производства мяса птицы в России. Я, честно говоря, даже не знаю, есть ли такой рост в какой-то другой стране мира. Наверное, нет нигде. У нас в этом смысле рекордные показатели. Достаточно эффективно и быстро развивается свиноводство. Безусловно, при вступлении в ВТО эти отрасли требуют особого внимания и особо изощрённых форм защиты. Вот об этом мы сегодня тоже можем поговорить.

Это то, что я хотел бы сказать вначале. Ещё раз хочу вас поприветствовать, рассчитываю на такой прямой и откровенный разговор. Спасибо за внимание, давайте начнём.

* * *

Перед встречей с представителями сельхозпредприятий Премьер заглянул на импровизированную сельскохозяйственную выставку, которую организаторы устроили в здании администрации.

Глава Правительства, в частности, заинтересовался продукцией Центрально-чернозёмной плодово-ягодной компании, которая производит натуральные соки. Заметив интерес Премьера, губернатор Воронежской области А.В.Гордеев похвалил продукт: «Это натуральные соки, сделаны из свежих яблок». В.В.Путин и первый вице-премьер В.А.Зубков попробовали продукцию компании. «Всё вкусно», – одобрил Премьер.

Россия. ЦФО > Агропром > premier.gov.ru, 28 марта 2012 > № 525159 Владимир Путин


Россия > Агропром > premier.gov.ru, 28 марта 2012 > № 525158 Владимир Путин

Председатель Правительства Российской Федерации В.В.Путин провёл в Воронеже совещание по вопросу подготовки к весенним полевым работам.

Стенограмма начала совещания:

В.В.Путин: Добрый день, уважаемые коллеги! Наступает очень важный и ответственный период для сельскохозяйственной отрасли, и в ходе сегодняшнего совещания предлагаю детально поговорить, проанализировать готовность регионов, наших сельхозпроизводителей, предприятий к проведению весенних полевых работ.

Этому вопросу мы традиционно уделяем большое внимание, я бы сказал – особое внимание. И правильно. Не буду сейчас здесь пословицы воспроизводить, все мы их хорошо знаем: от того, как это время будет пройдено, как оно будет использовано, с какой пользой – от этого зависит весь год потом.

Только что встречался с руководителями и специалистами хозяйств Воронежской области. Думаю, что некоторые из них и здесь присутствуют. В ходе беседы традиционно, конечно, говорили и о поставках горюче-смазочных материалов, о технике, конечно, говорили о видах на будущий урожай, о том, какие цены будут, говорили об энергетике, о электроэнергетике. Главное, что хочу отметить, – это позитивный настрой. Мы сейчас с Виктором Алексеевичем (В.А.Зубков) обменивались мнениями и впечатлениями от этой беседы: вопросы конкретные и непростые, они в общем-то имеют большое значение для отрасли в целом, но настрой очень хороший, боевой, я бы сказал. Деловой и боевой настрой у людей – это самое главное.

В этом году у нас затяжная весна. Сейчас губернатор только что сказал: здесь недели на три, наверное, уже отстаёт. Да? И так в целом по стране, по-моему, то же самое происходит. Где-то две-три недели задержка идёт. Это значит, что сев предстоит провести в сжатые сроки с максимальной концентрацией материальных ресурсов сельхозтехники, горюче-смазочных материалов, семян, удобрений, тем более что посевные площади в текущем году немного, но всё-таки возрастут.

По текущим экспертным оценкам, состояние озимых в целом оценивается нормально. Это хорошая основа для будущего урожая. Теперь к ней нужно добавить и эффективное проведение весеннего сева, а также обеспечить ритмичную подготовку к уборке зерновых. Наверное, рано, да, Елена Борисовна (обращаясь к Е.Б.Скрынник), говорить о видах на урожай? Предварительные цифры есть, я знаю. В прошлом году, напомню, 94 млн т с лишним – очень хороший показатель. Примерно в этих же цифрах планируется урожай текущего года.

Добавлю, что мировые цены на зерно сейчас хорошие, высокие. Мы ожидаем, что это позитивно отразится на финансовом благополучии наших сельхозпроизводителей. Где-то уже 21,5 млн т на экспорт поставлено, в этом году потенциал у нас где-то 25–27 млн т, и поставки продолжаются. Я уже говорил, цены хорошие на экспорте: на условиях «ФОБ-Новороссийск» – 280, если в долларах, 280–285 долларов за тонну. Это на 2 тыс. рублей больше, чем за тонну на элеваторах в Центральном федеральном округе и на 3 тыс. рублей больше, чем за тонну на элеваторе в Сибири.

Теперь что касается основных ресурсов, необходимых для весенних полевых работ. Насколько мне известно, по семенам пока серьёзных осложнений не возникает, потребности сельхозпроизводителей удовлетворены в полном объёме. Если руководители регионов, которые здесь присутствуют, какой-то другой информацией располагают, если какие-то проблемы есть, пожалуйста, давайте сегодня обсудим это.

Отмечу также, что благодаря государственной поддержке в стране постепенно восстанавливается производство собственного качественного семенного и посадочного материала, снижается зависимость от импорта.

Далее. Как и прежде, государство будет компенсировать часть затрат на приобретение средств химизации. Правда, в текущем году объём поддержки будет несколько пониже, но всё-таки он достаточно существенный – 5 млрд рублей мы предусмотрели. Распределение субсидий по регионам на текущий год соответствующим распоряжением Правительства утверждено, деньги в регионы уже начали поступать. Елена Борисовна, начали поступать?

Е.Б.Скрынник: Да, да. Начали. Уже доводим.

В.В.Путин: Начали. Если есть проблема, тоже, пожалуйста, прошу об этом откровенно сегодня сказать.

Так же важной, разумеется, является и стоимость минеральных удобрений. Я надеюсь, что соглашение, которое у нас было подписано ранее, оно действует, оно пролонгировано, прошу внимательно за этим наблюдать, отслеживать и вовремя реагировать. Коридор роста цен примерно от 6,9 до 11,5% к задекларированным ценам на второе полугодие 2011 года. Больше не должно быть. Я прошу соответствующие ведомства, как я уже сказал, внимательно за этим следить.

Ещё одна крайне чувствительная тема связана со стоимостью и своевременным получением горюче-смазочных материалов. По уже сложившейся практике сельхозпроизводители смогут приобрести основные виды топлива по льготным ценам. Такая мера поддержки зарекомендовала себя хорошо. Естественно, это очень выгодно для сельхозпроизводителей. Ещё раз хочу сказать слова благодарности в адрес наших ведущих нефтяных компаний. Мы договорились о том, что в 2012 году на весенние полевые работы скидка на ГСМ составит 30% от оптовой цены, установленной в каждом конкретном регионе на 31 декабря 2011 года. 30% от оптовой цены! А объёмы поставки льготного топлива будут увеличены на 15% от уровня прошлого года – это позволит сельхозпроизводителям только в первом полугодии 2012 года сэкономить 11 млрд рублей. Прошу Минэнерго и Минсельхоз организовать бесперебойное доведение льготных объёмов горюче-смазочных материалов не только до уровня регионов, но, самое главное, до конкретных хозяйств.

Сейчас на встрече с руководителями сельхозпредприятий некоторые из них как раз проинформировали о том, что это топливо уже поступает, что радует. Не уверен, что везде так, поэтому нужно внимательно отслеживать и вместе с компаниями доводить все до нужного нам с вами результата. Взаимодействовать с ФАС нужно, конечно, обеспечить мониторинг цен на горюче-смазочные материалы, чтобы не допускать их роста ни в коем случае.

Отдельно остановлюсь на состоянии парка сельхозтехники. По имеющейся информации, он более чем на 80% готов к проведению весенних полевых работ, и в целом это соответствует уровню прошлого года. Кроме того, только в 2011 году в хозяйства поступило около 30 тыс. новых зерноуборочных и кормоуборочных комбайнов, тракторов и других видов сельхозтехники. Свою роль, конечно, сыграло и решение Правительства по реализации техники с 50-процентной скидкой. За счёт этой меры поддержки хозяйства смогли приобрести дополнительно 5 тыс. единиц техники. Конечно, и дальше будем содействовать техническому переоснащению и технологической модернизации АПК: специально для решения этой задачи выделили в конце прошлого года «Росагролизингу» ещё дополнительно 3,5 млрд рублей. И, как Валерий Львович (В.Л.Назаров – генеральный директор ОАО «Росагролизинг») докладывал, в целом объём финансирования в этом году будет из собственных средств «Росагролизинга», плюс они добавят – будет около 9 млрд. Да, Валерий Львович? Цифра заметная, надеюсь, это тоже существенным образом повлияет на состояние сельхозпроизводства в стране.

Одновременно ведущие национальные банки – Сбербанк России, Россельхозбанк – уже направили 23,8 млрд рублей кредитных ресурсов на весенний сев (на аналогичную дату 2011 года это было примерно столько же – 24 млрд). Надо будет посмотреть… Сейчас разговаривали с сельхозпроизводителями по поводу Сбербанка: там коллег беспокоит оценка залоговой массы. К Россельхозбанку таких вопросов нет, а к Сбербанку есть. По мнению во всяком случае моих сегодняшних собеседников, происходит занижение рыночной стоимости залоговой массы. Нужно посмотреть на это и со Сбербанком поработать. (Обращаясь к Д.Н.Патрушеву, председателю правления ОАО «Россельхозбанк»): Сейчас ваша заместитель – да? или руководитель регионального вашего отделения? – показала, что у вас 9,9% ставка…

Д.Н.Патрушев: Владимир Владимирович, ну это по розничным кредитам, да, 9,9% на год деньги мы даём. Но это физическим лицам, розница.

В.В.Путин: А сельхозпроизводителям?

Д.Н.Патрушев: Сельхозпроизводителям на проведение сезонных полевых работ у нас ставка 10,75% на год.

В.В.Путин: В целом приемлемо, я бы так сказал, имея в виду то, что происходит в других финансовых учреждениях: ниже, чем средняя по стране.

В заключение хочу сказать, что в общей сложности в 2012 году на поддержку агропромышленного комплекса из федерального бюджета будет выделено 170 млрд рублей, в том числе на реализацию мероприятий государственной программы развития сельского хозяйства – 136 млрд рублей. Наша задача – чтобы эти ресурсы сработали максимально эффективно, чтобы наши сельхозпроизводители укрепили позиции, чтобы АПК России и дальше был одним из лидеров роста российской экономики. Особенно это актуально в связи с присоединением России к Всемирной торговой организации. Вы знаете, мы с вами многократно эту тему обсуждали, все вы практически участники, так или иначе принимали участие в ходе переговорного процесса, и наша переговорная команда получала импульсы из Правительства, в том числе основываясь на ваших рекомендациях. 9 млрд прямой поддержки государства возможно в ближайшее время, потом постепенное снижение. Но хочу ещё раз сказать, сейчас только говорил об этом на встрече с руководителями сельхозпредприятий, – это касается только прямой поддержки, прямого субсидирования сельхозпроизводства, это не касается инфраструктурных вещей, это не касается вопросов социального развития, транспорта, связи, дорог и так далее, а это всё, как мы понимаем, существенным образом влияет на уровень сельхозпроизводства. Так что и в Правительстве Российской Федерации, и в регионах мы должны это учитывать и не сокращать общий объём, потому что к 2018 году это должно быть сокращено до 4,5 млрд, а у нас в этом году, кстати говоря, 4,5 млрд. 9 млрд мы предусмотрели в рамках ВТО, а реально на 4,5 млрд мы оказываем поддержку в целом, и к 2018 году должно быть 4,5 млрд. То есть снижения нет, даже в рамках присоединения к ВТО нет снижения. Но можно эти дополнительные ресурсы направлять на развитие инфраструктуры, на социальное развитие и так далее, на некоторые другие направления, которые существенным образом влияют на само сельхозпроизводство. Вот над этим всем вместе нам нужно будет подумать в перспективе.

Кстати, сейчас мы вспоминали с губернатором области, где мы находимся (он, как вы знаете, был министром сельского хозяйства), вспоминали, с чего начинали. Общая поддержка сельского хозяйства тогда была, если переводить в доллары, 350 млн долларов. В этом году у нас 4,5 млрд долларов. Разница, как видите, существенная. Но что самое важное, что самое приятное, – это тот случай, когда эти ресурсы расходуются эффективно, дают реальную отдачу. Сельское хозяйство России демонстрирует очень хорошие показатели и перспективы дальнейшего роста.

Давайте поговорим о том, ради чего мы сегодня собрались: о весенне-полевых работах этого года. Пожалуйста.

Виктор Алексеевич (обращаясь к В.А.Зубкову), прошу вас.

В.А.Зубков: Уважаемый Владимир Владимирович! Уважаемые коллеги! Владимир Владимирович в своём выступлении уже затронул многие проблемы, которые сегодня волнуют селян. Надо сказать, что стало такой доброй традицией – перед началом весенне-полевых работ и уборкой Владимир Владимирович собирает обычно реальных сельхозпроизводителей, ведётся обсуждение проблем, и потом мы встречаемся с руководителями регионов. Надо сказать, что я уже много лет так тоже работаю в сельском хозяйстве и близок к сельскому хозяйству. Люди просто меняются на глазах: сегодня те люди, сельхозпроизводители, кто реально занимается сельхозпроизводством (неважно, каким: растениеводством или выращиванием плодов, ягод, или животноводством), – высококвалифицированные, профессиональные специалисты. И вот Геннадий Алексеевич (Г.А.Романенко – президент Российской академии сельскохозяйственных наук), не в обиду вам сказано, во многих регионах сегодня сравнивают работу реальных сельхозпроизводителей с теми подразделениями, которые сегодня входят в систему Россельхозакадемии.

В.В.Путин: Вот сейчас только разговаривали, ещё раз к этому возвращаюсь (извини, Виктор Алексеевич), с руководителями. Один из руководителей хозяйства говорит: «У меня на предприятии (в сфере животноводства работает) 30% сотрудников с высшим образованием». Далеко не во всех промышленных предприятиях такая ситуация. 30% сотрудников с высшим образованием! Это всё-таки говорит о качественном изменении самого сельскохозяйственного производства.

В.А.Зубков: Я хочу ещё вернуться к Россельхозакадемии. Геннадий Алексеевич, надо или тогда подтягиваться до уровня тех лучших хозяйств, которые имеются в каждом регионе, в районе, или тогда мы будем действительно политику передачи лишних тех земель, которые у вас имеются в Россельхозакадемии, передавать в регионы, а регионы тогда будут включать в свои инвестиционные фонды, для того чтобы туда могли приходить реальные инвесторы. Я хочу, Владимир Владимирович, в Вашем присутствии вот эту мысль до вас довести.

Надо сказать, что сегодня мы должны обсудить в таком солидном составе обеспечение сельхозпроизводителей действительно семенами, минеральными удобрениями, поставками ГСМ и техники, финансовыми ресурсами. Эти вопросы мы постоянно рассматриваем в Правительстве и с участием бизнеса. И мы на последних совещаниях посмотрели, что в общем-то основные проблемы в целом по России решены. Но вот как в конкретном, в каждом регионе сделать так, чтобы каждый конкретный сельхозпроизводитель получил то, о чём мы будем говорить сегодня, – это, конечно, то искусство, которое каждый из губернаторов, наверное, должен у себя, в своём регионе, такую работу провести.

Что важно в этом году? Конечно, сохранить набранные темпы роста объёмов продукции сельского хозяйства, обеспечить потребности внутреннего рынка в зерне, в первую очередь для развития животноводства, и, конечно, наращивать наш экспортный потенциал.

Несмотря на суровые условия зимы, зимовки, в целом как дают наши российские гидрометслужбы? Что 94% озимых находится в общем-то в хорошем и удовлетворительном состоянии – это несколько выше средних многолетних уровней. Яровой сев надо провести нам на площади порядка 51 млн га – это на 300 тыс. га больше, чем в 2011 году, и на 4 млн га больше уровня 2010 года.

В.В.Путин: Озимые-то сколько? 1 млн там, да?

Е.Б.Скрынник: 16,7.

В.В.Путин: 16,7?

В.А.Зубков: 16,7, да. С учётом озимых вся посевная площадь составит 78,3 млн га. Это, конечно, очень много. Мы видим с вами, что реально весна запаздывает и запаздывает где-то, наверное, на две недели. И с учётом того, что и зерновой клин будет увеличен почти на 2 млн га, конечно, такой объём переварить в то короткое время, которое будет отпущено для того, чтобы в лучшие агротехнические сроки посеять весь этот большой объём культур, – это будет такое искусство, которое надо действительно хорошо организовать.

Надо отметить, как уже сказал Владимир Владимирович, что действительно отстаёт сегодня погода – значит, надо провести организованно. Конечно, от того, как будет проведён весенний сев, будут зависеть уровень доходов, финансовая устойчивость каждого конкретного сельхозпроизводителя, а в конечном итоге и развитие животноводства – нашего главного приоритета, в конечном итоге стоимость продуктов на прилавках магазинов. То, что сделано было в прошлом году (а я считаю это тоже очень важно), – это во многом зависело, зависит от вас, руководителей регионов, что у нас была самая низкая за последние 20 лет продовольственная инфляция – 4,1%. Это за 2011 год. Сейчас, на начало года, ситуация пока лучше, чем она была даже в прошлом году. Мы тут недавно смотрели, она пока за три месяца будет мизерная абсолютно. И нам надо, конечно, провести хорошо весенне-полевые работы, уборочные работы, с тем чтобы так же в этом году стоимость продовольствия не росла.

Надо сказать, что уже выделено, направлено 46 млрд из федерального бюджета на цели растениеводства. Это приличные средства. Банки с госучастием подтвердили готовность оперативно, бесперебойно кредитовать сезонные работы: Россельхозбанк планирует в первом полугодии 64 млрд рублей, Сбербанк – 46 млрд рублей. Надо сказать, что ещё несколько лет назад общая сумма кредитов в 20 млрд рублей считалась довольно приличной. Смотрите, сейчас только на первое полугодие 110 млрд рублей.

Надо сказать, что яровой сев пройдёт в этом году в условиях новой системы агрострахования. С 1 января вступил в силу закон «О сельскохозяйственном страховании». Все нормативные акты мы приняли, идёт работа по созданию системы независимой экспертизы ущерба. Уже на поддержку агрострахования в этом году выделено 6 млрд рублей. Будет новый механизм перечисления субсидий – напрямую страховым компаниям.

Я попросил бы уважаемых руководителей регионов проследить за этими вопросами. Это вопросы очень важные, и есть возможность в этом году действительно по-новому провести эту работу. Аграриям не придётся, как мы считаем, отвлекать средства на оплату субсидируемой половины страхового взноса, а потом месяцами и годами ждать их компенсации.

В целом я скажу, что работа по подготовке весенне-полевых работ стабильная, и мы считаем, что в этом году действительно можно реально увеличить экспорт зерна, довести его до 26–27 млн т – это в 2 раза больше, чем в 2005–2006 годах. Мы продавали в 2005–2006 годах 12 млн т. Сейчас – 26–27. И если мы эти объёмы осилим, я думаю, это абсолютно реально, мы по объёмам экспорта пшеницы по итогам года выйдем на второе место в мире после США – по пшенице.

Думаю, что очень важно нам с вами поработать по вовлечению земель в оборот. Мы закон об обороте земель сельхозназначения приняли в прошлом году, он вошёл уже в силу, и, конечно, здесь надо в полной мере использовать возможности этого закона. С 2010 года введён механизм субсидирования строительства и модернизации элеваторов. Этот вопрос вы поднимали каждый год. Мы решили эту проблему. В конце 2011 года мы впервые попробовали закупочные интервенции с правом обратного выкупа. Немного, правда, мы закупили – 420 тыс. т, но это начало. Люди действительно поверили в это, и я считаю, что при необходимости эту практику можно более широко использовать и в будущем.

Нам необходимо проанализировать структуру производства и потребления зерна и мяса в каждом регионе, активнее развивать животноводство. Мы иногда говорим, что нам трудно зерно из Сибири, Красноярского края и других регионов перебросить на экспорт через центр на Чёрное море. Конечно, это большая проблема, это колоссальные перевозки. А на Дальнем Востоке, к сожалению, пока не развита инфраструктура. Да и туда далеко очень. Так давайте будем больше там производить продукции животноводства, зерно направлять на потребление, и нам не надо будет таскать тогда туда продукты питания. Это надо нам серьёзно посмотреть, и я думаю, что в новой госпрограмме, которую мы будем реализовывать с 2013 года, нам надо отдельно посмотреть регионы Сибири и Дальнего Востока.

Кроме того, с 1 января 2013 в рамках Таможенного союза, единой тарифной политики железнодорожных перевозок надо выработать долгосрочные подходы по льготной тарификации перевозок по базовым направлениям. Мы каждый год это делаем, это помогает регионам, но мы должны эти два фактора отработать на более дальнюю перспективу.

По ВТО я не буду говорить, потому что Владимир Владимирович в основном сказал, как Правительство и государство должны работать в этих условиях. Время ещё есть сейчас до 1 июля, и если есть какие-то конкретные предложения у коллег, то давайте их озвучим.

Я надеюсь, что сегодняшнее рассмотрение такой важной проблемы, как организация и проведение весенне-полевых работ, принятие при необходимости нужных поручений Правительства (мы подготовили, кстати, Владимир Владимирович, поручения) послужат важным стимулом и новым шагом по реализации продовольственной программы страны.

Спасибо.

* * *

Комментарий В.В.Путина к выступлению главы Республики Мордовия Н.И.Меркушкина

Николай Иванович, в Евросоюзе многое делается правильнее и хорошо, и интересно, и эффективно. Но если бы они всё делали правильно, у них не было бы долговой нагрузки под 90%, средняя по еврозоне, у них не было бы тех проблем, с которыми сталкиваются сегодня целые отрасли производства. Мы не можем и не должны слепо копировать всё, что они делают. Это просто для начала.

Дальше. Всё-таки там, где выгодно производить, скажем, картофель или сахарную свёклу, надо производить. А если невыгодно производить бананы, то их не надо производить. Хотя, может быть, сложно отказаться от производства чего-то традиционного, но всё-таки отрасль надо ориентировать на эффективные направления развития, на перспективные. Постоянно возобновлять неэффективное производство – это нас приведёт к каким-то тяжёлым последствиям, потому что если мы всё время будем только… Скажем, выровнять из бюджетных, федеральных ресурсов какие-то показатели для Краснодара, для Ставрополя и для Поволжья – ну можно, но мы будем из года в год возобновлять и возобновлять неэффективность производства. Нам лучше с вами поступить честнее по отношению к людям, сделать программу какую-то, которая выводила бы нас на эффективное развитие отдельных отраслей, в том числе в рамках сельского хозяйства.

Вот Кожемяко (О.Н.Кожемяко – губернатор Амурской области) похвастался, у него 4,5 тыс. на корову. Хорошо – 4,5, а климатические условия там не хуже, чем в Ленинградской области, а в Ленинградской области почти 8–7,5. То есть ему ещё до Ленинградской области расти и расти, но в принципе он на правильном пути, потому что животноводство – это… корма производит, сою даже продаёт, сои достаточно, у него кормовая база хорошая. И он на втором круге уже в животноводстве будет всё более эффективным и эффективным, а если будет повышать надои, совсем будет хорошо. А потом не просто молоко сырое, а будет ещё сырное производство (оно тоже сложное, там свои проблемы есть), но это уже совсем другой уровень передела. Нам с вами и здесь тоже нужно над этим подумать. Мы поговорим ещё об этом. Может быть, для отдельных регионов нужны отельные программы. В чем Николай Иванович (Н.И.Меркушкин) прав: всё-таки в региональном разрезе надо смотреть на проблемы, в данном случае сельхозпроизводства, и тонко выстраивать работу по поддержке того, что имеет перспективу развития, что будет выгодным, экономически целесообразным.

Что касается кредитных ресурсов и перекредитования отдельных предприятий в Поволжье в связи с особыми условиями по засухе, то, конечно, здесь нужно, наверное, отдельную программу. Здесь надо подумать и, может быть, помочь из федерального бюджета, но так чтобы наши финансовые учреждения не подсели только, чтобы их не опустить. Но что-то надо подумать. Поэтому, Виктор Алексеевич (В.А.Зубков), когда Вы будете в апреле проводить совещание, имейте это в виду, обсуждайте это.

А что касается социальных вопросов, уровня заработной платы сельской интеллигенции в соседних регионах, Вы правы, конечно, надо подумать над этим.

Россия > Агропром > premier.gov.ru, 28 марта 2012 > № 525158 Владимир Путин


Россия. ПФО > Агропром > premier.gov.ru, 28 февраля 2012 > № 502250 Владимир Путин

Председатель Правительства России В.В.Путин, прибывший с рабочей поездкой в Башкортостан, принял участие во Всероссийском аграрном форуме в Уфе.

Выступление В.В.Путина:

Добрый день, уважаемые друзья! Я рад приветствовать всех собравшихся на Всероссийский аграрный форум. У вас сейчас ответственная пора – полным ходом идёт работа по подготовке к весенним полевым работам, закладывается основа будущего урожая, и прежде всего хотел бы всем вам пожелать успехов в этом сезоне.

Когда говорят о стратегических отраслях, то прежде всего имеют в виду такие отрасли, как оборонка, машиностроение, космос. Это, безусловно, так. Но, безусловно, к таким же стратегическим отраслям можно и нужно отнести и аграрный сектор нашей экономики: здесь и так называемая продовольственная безопасность, и широкие возможности применения новейших технологий, создание новых рабочих мест. И, наконец, мы не должны забывать, что продовольствие, вода в ближайшее время всеми экспертами определяются как важнейшие ресурсы. И у нас, конечно, возможностей для развития этих ресурсов очень много. Поэтому так важно, что наше сельское хозяйство сегодня становится одним из локомотивов развития России, нашего национального роста, опровергая все стереотипы о том, что никакие деньги и усилия не смогут сдвинуть с места проблемы, накопившиеся в АПК. Если правильно организована работа, если поддерживаются искренние стремления людей делать дело, результат всегда налицо.

И хочу отметить, что сельское хозяйство оказалось одной из наиболее благодарных на отдачу отраслей производства в национальной экономике. Меры по её поддержке работают, и работают весьма эффективно: начиная с 2006 года объём инвестиций в АПК превысил… Кто-то знает из вас эту цифру, может быть, не все: цифры солидные – 1,5 трлн рублей! И эти серьёзные ресурсы принесли ощутимый результат – и не просто в виде увеличения производства: развитие отечественного АПК стало объективным фактором устойчивости развития российской экономики в целом, улучшения жизни миллионов людей, повышения их благосостояния. Как пример, напомню о рекордно низкой инфляции 2011 года – самой низкой инфляции в нашей стране за последние 20 лет. Безусловно, что значительный вклад в решение этой макроэкономической задачи внесли те, кто работает на селе, потому что благодаря именно вашим усилиям нам удалось не только получить хороший урожай, но и удержать на приемлемом уровне цены. Это всё в целом повлияло на сдерживание инфляции. После тяжелейших летних сезонов 2009 и 2010 годов, когда засуха и природные пожары уничтожили более трети урожая, российские аграрии руки не опустили, при поддержке государства сохранили и усилили потенциал развития. Я позволю себе назвать только несколько цифр: в прошлом году рост производства сельхозпродукции превысил 22%, прирост производства мяса свинины – 10%, птицы – 12%. Уверен, что и другие направления животноводства, прежде всего крупный рогатый скот (КРС), также обязательно начнут набирать позитивную динамику.

Урожай зерна в 2011 году составил почти 94 млн т, что дало возможность восполнить наши резервы и с запасом обеспечить внутренние потребности. Кроме того, вышли на экспортный потенциал – 27‑28 млн т примерно. Это хороший показатель, и мы опять вышли на третье место в мире по продажам зерна на мировом рынке. И работа хорошая, и результат очень хороший. Мы, безусловно, продолжим поддержку этой отрасли, всех, кто трудится на земле, – здесь не может быть никаких сомнений.

В 2012 году на поддержку АПК в федеральном бюджете заложено 170 млрд рублей. Кроме того, крупнейшие банки с участием государства (это и Россельхозбанк, и Сбербанк) обеспечат кредитование ещё в размере не менее 150 млрд рублей. Доступность кредитных ресурсов будем держать под постоянным контролем. Обращаю внимание наших банкиров: важнейшим приоритетом должно стать кредитование малых и средних предприятий. Как и в предыдущие годы, сельхозпроизводителям будет предоставлена скидка на ГСМ. Она составит 30% от цены, сложившейся в каждом конкретном регионе на 31 декабря прошлого года. При этом особо отмечу, что скидка будет рассчитываться не от розничной цены, а от опта, что ещё ниже, как вы понимаете. А объёмы поставки льготного топлива будут увеличены на 10% от уровня 2011 года. Это позволит сельхозпроизводителям только в первом полугодии текущего, 2012 сэкономить 11 млрд рублей.

Далее. Да, в прошлом году за весь год у нас получилась 18 млрд экономия, здесь в первом полугодии уже будет 11 млрд. Будут продолжены меры по обновлению парка устаревшей сельхозтехники. В прошлом году на эти цели «Росагролизингу» было направлено 3,7 млрд рублей. За счёт этого хозяйства смогли приобрести свыше 5 тыс. единиц техники со скидкой в 50%. В наступившем году вся техника отечественного производства через «Росагролизинг» будет предоставляться тоже на льготных условиях, без первоначального взноса и с отсрочкой первого платежа на полгода. Надеюсь, что это действительно будет хорошей поддержкой для многих хозяйств. В общей сложности на такую программу выделяется 8,5 млрд рублей. Также за счёт федерального бюджета намерены с этого года компенсировать порядка 50% затрат сельхозпроизводителей на создание и модернизацию внутрихозяйственных мелиоративных сетей. Это будет сделано в рамках региональных программ.

Что особо хочу подчеркнуть? Мы поддерживали и будем поддерживать все формы хозяйствования на селе. В прошлом году на съезде Ассоциации крестьянских и фермерских хозяйств (АККОР) мы говорили о поддержке начинающих фермеров и индивидуальных предпринимателей на селе, о том, что таким людям важно помочь встать на ноги, обустроить дом, хозяйство, многие коллеги об этом говорили, и такая программа в ближайшие месяцы будет запущена. На её реализацию из федерального бюджета направим 2 млрд рублей и рассчитываем, что регионы также вложатся в эту работу. Кроме того, мы расширим программу по развитию семейных молочных ферм.

В прошлом году крестьянским хозяйствам оказана помощь в оформлении земельных участков. На эти цели из федерального и региональных бюджетов было выделено 120 млн рублей. В этом году запланирована значительно бо́льшая сумма – 1,4 млрд рублей.

Хотел бы затронуть ещё один вопрос, который сегодня активно поднимают фермеры, аграрный бизнес, отраслевые союзы. Речь идёт о продлении срока действия нулевой ставки по налогу на прибыль сельхозтоваропроизводителей. Эта проблема прорабатывается в Правительстве. Прямо скажу: готового ответа пока нет, надо ещё раз оценить наши возможности, но в любом случае будем отталкиваться от интересов АПК. Серьёзным подспорьем для всех предприятий аграрного сектора стали и тарифные решения, реализованные в этом году. Тарифы на природный газ и электрическую энергию не выросли, как вы знаете, что также, надеюсь, позволит АПК снизить издержки и сэкономить ресурсы. Особенно важно это в начале года – весной. В интересах агропромышленного сектора и наши решения в сфере энергоснабжения: теперь энергокомпании не имеют права накладывать на потребителей штрафы за недобор или за перебор энергии, и, надеюсь, это тоже будет серьёзным вкладом в совместную работу.

Что здесь хотел бы добавить, уважаемые друзья. Нам важно защитить аграрный бизнес от всякого рода злоупотреблений со стороны монополистов, в том числе и инфраструктурных монополий. Вы знаете, что мы вводим серьёзные контрольные, антикоррупционные меры в отношении крупных компаний, включая требование о доходах их руководителей. Считаю, что такой же подход нужен и к региональным поставщикам электроэнергии, газа, других ресурсов. Невнятные ГУПы, МУПы и многочисленные другие структуры надо выводить из тени. Под постоянным вниманием государства обязательно останется и ситуация на оптовых и розничных рынках сельхозпродукции. Наша задача – дать возможность хозяйствам удобно и выгодно реализовывать свою продукцию, и желательно без лишних посредников и перекупщиков. Бывает, что без них, безусловно, не обойтись, но лишних не нужно. В том числе нужно создавать современную, цивилизованную инфраструктуру торговли сельхозпродукцией – рынков, ярмарок, специализированных магазинов потребкооперации, однако делать это нужно, конечно, спокойно, сбалансировано, так, чтобы не ущемить интересы ни производителя, ни потребителей.

Именно поэтому Правительство приняло решение о переносе сроков поэтапного перевода рыночной торговли в специально оборудованные капитальные сооружения. Для сельхозрынков по просьбе субъектов Федерации эта отсрочка стала максимальной – до 2015 года. Но время быстро летит. Главы территорий должны уже сегодня готовить соответствующую инфраструктуру, причём делать всё так, чтобы затраты на эти мероприятия не ложились потом на плечи крестьянина, который будет арендовать торговое место, не заставляли бы его накручивать цену на конечную продукцию. Одновременно следует активнее реализовывать на местах и такой востребованный формат, как ярмарка выходного дня, и доступ туда для фермеров, владельцев личных подсобных хозяйств должен быть свободным, необременительным. Любые поборы, мздоимства всякого рода абсолютно недопустимы. Подчеркну: это прямая ответственность местных руководителей. Конечно, будем развивать сельхозкооперацию, потребкооперацию, сеть предприятий по заготовке, переработке и реализации продукции, подумаем, как эффективнее использовать здесь возможности Россельхозбанка и «Росагролизинга».

Говоря о перспективах отечественного агропрома, нельзя обойти вниманием тему вступления России во Всемирную торговую организацию. Понимаю, что это волнует многих наших сельхозпроизводителей, поэтому позволю себе несколько слов на эту тему сказать поподробнее. Опыт большинства стран–членов ВТО показывает, что присоединение к организации даёт серьёзные дополнительные возможности, главные из которых – это открытый доступ на внешние рынки. Мы говорили о том, что увеличивается наш экспортный потенциал (увеличился до 25–28 млн т зерна), но для того, чтобы защищать интересы производителя, а потом и экспортёров, конечно, нужно быть полноправными членами такой организации, как ВТО, иначе будем постоянно сталкиваться с ущемлением наших интересов. Повышение прозрачности, привлекательности национальных экономик для отечественных и иностранных инвесторов - тоже существенный фактор при вступлении в ВТО, эффективный инструмент против нечестной, недобросовестной конкуренции, причём как внутри страны, так и за рубежом.

Чтобы максимально полезно для нас реализовывать эти возможности, мы должны перенять лучший опыт старожилов ВТО, научиться пользоваться всеми имеющимися формами поддержки аграрных производителей – как прямых форм поддержки, так и косвенных. Таких инструментов там достаточно, и в арсенале немало их, ими очень эффективно пользуются все страны–члены ВТО. Наша задача состоит в том, чтобы грамотно заложить их в нашу стратегию развития, использовать в развитии нашего АПК. Я хочу ещё раз повторить: аграрный сектор, как и все остальные отрасли российской экономики, мы, конечно, никому на откуп отдавать не собираемся и не будем ставить в неравные условия с более сильными конкурентами. Конечно, мы не для того возрождали нашу отечественную промышленность, АПК, деньги вкладывали (я уже сказал, 1,5 трлн), чтобы всё это отдать на съедение каким-то недобросовестным конкурентам. Хочу ещё раз подчеркнуть: инструментов защиты наших производителей внутри страны много, нужно только, чтобы соответствующие ведомства вместе с вами заранее подумали. У нас ещё есть время, окончательное присоединение должно состояться после завершения наших внутренних процедур – это где-то к лету. Сейчас самое время подумать над всеми этими инструментами защиты.

Что особо хотел бы отметить? Во-первых, многие нормы ВТО уже вошли в повседневную практику нашей с вами работы. Более того, мы уже процентов на 90 живём в соответствии с международными правилами и требованиями этой организации, даже без вступления в ВТО, а что касается режимов Таможенного союза и единого экономического пространства, то все они строятся на принципах ВТО. Вот наши объединения с Белоруссией и Казахстаном, все эти объединения – и Таможенный союз, и единое экономическое пространство целиком опираются на нормы ВТО.

Во-вторых, для ряда чувствительных отраслей предусмотрены специальные меры адаптации, прежде всего это автопром, сельхозмашиностроение, в сфере АПК это, например, птицеводство и свиноводство. Для того чтобы обеспечить таким отраслям защиту, помочь работе в новых, конкурентных условиях, мы будем, конечно, использовать весь имеющийся инструмент и вместе с вами вырабатывать точечные решения, которые действительно необходимы в той или иной сфере АПК.

И, наконец, третье. Правила ВТО прежде всего касаются прямой поддержки сельхозпроизводителей, но они никак не затрагивают программ комплексного развития сельских территорий – я хочу это подчеркнуть. Но что касается прямой поддержки, то и здесь мы договорились о том, чего у нас раньше и не было, о том, что мы и реализовать-то пока с вами не можем. Вот у нас поддержка в этом году будет сколько? 5,5 млрд в долларовом эквиваленте, а мы договорились с ВТО, что мы имеем право оказать такую поддержку в объёме 9 млрд долларов, и в следующем году то же самое, потом с постепенным снижением. Но повторяю ещё раз: непрямая форма поддержки возможна. А это что такое? Это развитие инфраструктуры прежде всего: дорожные сети, те же самые кооперации и так далее и так далее – там много всяких элементов, которые можно будет направлять на поддержку и помогать сельхозпроизводителям эффективнее функционировать и быть более конкурентоспособными. Мы ничем не ограничены в том, чтобы вкладывать средства в обустройство инфраструктуры села. Хочу здесь напомнить о нашем решении по приоритетам использования средств региональных дорожных фондов. Прежде всего это сельские дороги, а также благоустройство всех российских населённых пунктов и, наконец, это ремонт внутригородских и внутрипоселковых дорог. В общей сложности за ближайшие два года в этот проект может быть направлено не менее 130 млрд рублей. Никогда прежде таких средств в сельские дороги, на благоустройство населённых пунктов не вкладывалось, ответственно вам заявляю.

Мы также будем расширять систему подготовки кадров и научные программы для АПК и, конечно, развивать социальную инфраструктуру. В рамках федеральной целевой программы «Социальное развитие села» мы уже построили более 15 млн кв. м жилья, обеспечили газом и водой более половины домов в сельской местности, кроме того, значительно улучшили электроснабжение и телефонизацию наших сёл. Всё это - другое качество жизни на селе, а значит, и новые возможности для экономического роста, для укрепления позиций наших отечественных производителей, создания новых рабочих мест и привлечения молодёжи. Приняли решение также продлить федеральную целевую программу «Социальное развитие села» до 2013 года.

Но считаю, что задачу нужно ставить шире. Нам необходимо выстроить по-настоящему современную социальную политику для села, и прежде всего руководствуясь интересами самих граждан, особенно в таких сферах, как образование и здравоохранение. Могу вам сказать, что сейчас готовится программа устойчивого развития сельских территорий. Она должна охватить все основные направления совершенствования социальной, инженерной, жилищно-коммунальной инфраструктуры села. И ещё один стратегический документ нам предстоит принять в текущем году – это государственная программа развития АПК до 2020 года, которая определит основные приоритеты отрасли и механизмы её поддержки. Кстати, эта программа будет полностью адаптирована и к условиям работы в ВТО. Мы должны дать мощный, долгосрочный импульс развитию сельского хозяйства, в том числе для малого и среднего бизнеса на селе, создать условия для повышения конкурентоспособности отечественного производства. И конечно, нужно в разы ускорить процесс импортозамещения, ещё больше укрепить позиции на собственном продовольственном рынке, что особенно важно с членством в ВТО, о котором я уже много рассказывал.

Убеждён, сегодня у нас уже есть всё для того, чтобы сосредоточиться не только на количественных, но и на качественных показателях. Именно качество и доступность отечественной продукции должны быть основными целями национальной аграрной политики. И конечно, благополучие, новые возможности для людей, для миллионов наших граждан в значительной степени зависят от того, как будет развиваться село.

Я хочу поблагодарить вас за внимание. Спасибо большое.

* * *

Комментарии В.В.Путина к выступлениям участников форума

В.В.Путин: Хотел бы вас проинформировать, что сегодня коллеги подготовили, а я подписал ряд документов, направленных на поддержку сельхозпроизводства. И начать можно как раз с социальных вопросов – поддержки молодых специалистов, которые приезжают на село. Мы и раньше выделяли на эти цели определённые средства. Мы увеличим эти деньги до 2,5 млрд рублей в этом году. Это первое.

Второе. Многие из присутствующих здесь, в зале, понимают, о чём идёт речь. Неоднократно, в том числе и в марте прошлого года, многие из вас ставили вопрос о поддержке так называемых крупных региональных проектов. Решение состоялось, и в этом году мы эту работу начнём.

Дальше. Это поддержка племенного животноводства (мы впервые будем выделять ресурсы из федерального бюджета) и поддержка начинающих фермеров и семейных фермерских хозяйств.

Теперь некоторые вопросы, которые коллеги здесь поднимали. Мы договорились о том, что при присоединении к ВТО мы в этом году можем до 9 млрд в долларовом эквиваленте оказать поддержку селу. И Евгений Иванович (Е.И.Третьяков – председатель Ассоциации крестьянских фермерских хозяйств и сельскохозяйственных кооперативов Липецкой области) говорит: так почему же сейчас этого не сделать? Так мы ещё не вступили, Евгений Иванович! Мы же только к лету собираемся принять соответствующее решение, а там уже и бюджетный цикл этого года закончится. Но если по-серьёзному, просто объём значительный, мы бы выделили 9 млрд и, может быть, больше, но это бюджетное ограничение. Вы видите, что мы каждый год наращиваем эту помощь, и это не только прямая помощь из бюджета. Вот мы говорим о ГСМ, это же не прямая бюджетная помощь, а 11 млрд только в первом полугодии вы сэкономите. Есть и другие направления фактически прямой поддержки, но которая таковой не является.

По поводу правового статуса фермерских хозяйств, я как-то, честно говоря, это упустил. Я обязательно помечу это, мы вернёмся к этому. Да вы, конечно, правы здесь, Евгений Иванович прав абсолютно. Конечно, юрлицо отвечает только имуществом, которое на нём числится на данный момент. Давайте вернёмся, я такое поручение сформулирую, министр здесь сидит, давайте мы вместе с Минэкономразвития подумаем и вернёмся к этому вопросу. Что касается продления – то же самое: в этом же пакете подумаем по поводу продления сегодняшнего статуса.

Теперь по поводу… Валерий Михайлович (В.М.Павлов – председатель совета Чувашского республиканского союза потребительских обществ), да? По поводу поддержки потребкооперации, а именно поддержки инвесткредитов. Можно подумать, сегодня такая поддержка оказывается, но не по инвесткредитам, а по краткосрочным закупкам текущих товаров, которые нужны для организации работы. Это тоже потребует дополнительных ресурсов: субсидии – это деньги. Посчитаем, посмотрим, ладно?

И по размеру страховых взносов, очень чувствительный вопрос, сложный. Мы снизили только для совсем уж узкой группы предприятий, работающих фактически или в очень узком секторе высокотехнологичного производства, либо в социальной сфере. Мы подумаем ещё раз и вернёмся, потому что эти социальные взносы это что? Это пенсии, вот в чём дело. Сегодняшние социальные взносы – это завтрашние пенсии наших граждан. Вернёмся ещё раз, ладно? Подумаем.

Ответы В.В.Путина на вопросы участников форума

Вопрос: Уважаемый Владимир Владимирович! Плотников Владимир Николаевич, представляю ассоциацию российских фермеров. Мы тут в кулуарах обсуждали в течение двух дней, многие бы хотели задать этот вопрос, поднять тему, но как-то побаиваются, может, стесняются. Но мы крестьян представляем...

В.В.Путин: Это вряд ли, не та аудитория, я в такой аудитории не первый раз…

В.Н.Плотников: Мы хотим, я хочу одну мысль сказать, которую некоторые хотели бы Вам напрямую…

В.В.Путин: Пожалуйста.

В.Н.Плотников: Она касается очень важной темы. Те решения, которые сейчас принимаются и раньше принимались на уровне Правительства, когда мы смотрим, как они до регионов доходят... Пока дойдут до крестьянина вниз, туда, они настолько искажаются и замыливаются, что как будто в регионах кривое зеркало стоит - и правильные решения, в которых нуждается отрасль, не доходят реально до крестьян. А происходит это, Владимир Владимирович, из-за того, что у нас в регионах некоторые губернаторы проявляют слабость, непрофессионализм и некомпетенцию, и такие губернаторы как раз и дискредитируют всю власть. Поэтому народ так прямо и говорит, Владимир Владимирович, что они подставляют Путина. Вот с такими в разведку уже идти дальше нельзя, Владимир Владимирович.

В.В.Путин: Вы знаете, вы мне такой пас дали, что мне как раз вот всё сейчас на них и свалить… Я так работать не привык. Хочу вам сказать, что у нас губернаторский корпус сильный. Конечно, есть и проблемы, хоть людей там по пальцам можно всех пересчитать, тем не менее, наверное, и здесь есть проблемы, согласен, проблемы есть. Но, во-первых, кадровые решения принимаются, они и по губернаторскому корпусу тоже принимаются. Нельзя никаких массовых чисток здесь проводить, нужно действовать очень аккуратно. Здесь очень много руководителей сидит, работающих на селе, но прекрасно понимающих, что такое работа с кадрами. У нас ситуация с кадрами не очень хорошая, если не сказать очень плохая. Вот в последние лет 15 все ругают советский период, и, конечно, есть за что ругать, начиная с известного периода, когда у крестьян просто паспорта отбирали, не давали возможности выехать – закрепостили опять, крепостных создали. Я уже не говорю про уровень рентабельности в сельском хозяйстве и так далее, не буду сейчас об этом говорить. Но с кадрами работали хорошо, имею в виду ту систему отсчёта: был кадровый резерв, людей двигали спокойно. Но идеологизировано было всё – это было ужасно! Это главная ошибка была, системная. Но в целом, технологически работа шла. Сегодня такой технологической работы почти нет. Но её нужно поставить – безусловно, это так. Так что будем в этом отношении тоже выстраивать работу ритмично, спокойно. Но должен сказать, что если какие-то решения не доходят, – конечно, на региональном уровне, наверное, значительная доля ответственности лежит, – но если эти решения федеральных властей не доходят, я и с себя не хочу снимать ответственности: значит, они были недостаточно хорошо сформулированы и не должным образом проконтролирован ход исполнения этих поручений. Будем работать вместе – с вами надёжнее.

Вопрос: Здравствуйте. Юлия Колобова, Республика Карелия. Поскольку сейчас подписана уже новая программа «Молодой фермер», можно ли уточнить такой вопрос: все грантовые программы облагаются 13-процентным налогом – НДФЛ. Поскольку сумма очень велика, тогда получается, что придётся…

В.В.Путин: 13% – большая сумма?

Ю.Колобова: Большая сумма от суммы гранта – 1 млн 750. Можно ли как-то урегулировать вопрос с налоговой инспекцией, чтобы эта сумма была бы или меньше, или каким-то образом её, может быть, вообще исключить из этого гранта?

В.В.Путин: Дело не в налоговой инспекции – она выполняет закон. Она просто обязана сделать. Здесь нужно принимать решения на правительственном уровне – освобождать от НДФЛ вообще.

Ю.Колобова: Поэтому я Вам этот вопрос и хочу задать.

В.В.Путин: Может быть. Это же всё-таки доход. Грант – это доход.

Ю.Колобова: Доход физического лица, поскольку индивидуальный предприниматель, да, является… и от предпринимательской деятельности…

В.В.Путин: Это да. Это нужно просто сейчас опять поручение формулировать Министерству финансов – там половина Министерства в кому сразу падает.

Ю.Колобова: Можно это на будущее как-то?

В.В.Путин: Посмотрим. Я скажу почему – потому что обычно в этих случаях Минфин правильно формулирует. Сейчас скажу, в чём предложение в таких случаях. Когда мы начинаем делать различные изъятия, исключения из общих правил, особенно в налоговой сфере, мы очень быстро придём к ситуации, когда у нас везде будут одни исключения и не будет никаких доходов в бюджет. Это всё разрушает бюджетный процесс и экономику страны. В этих случаях нужно делать по-другому: если есть вот эти 13-процентные изъятия, нужно добавить этот грант, вот и всё. Мы подумаем, ладно?

Вопрос: Уважаемый Владимир Владимирович! Я Орлова Людмила Владимировна, «Евротехника», российско-немецкое предприятие. Вы говорили о том, что Вам удалось на 11 млрд сэкономить за счёт снижения ГСМ. Но если…

В.В.Путин: Это не мне, а вам…

Л.В.Орлова: Нам.

В.В.Путин: Не нам, а вам. Но, собственно говоря, нам вместе.

Л.В.Орлова: Нам всем вместе, да. Я имела в виду, Вы, мы – это Россия.

В.В.Путин: Да.

Л.В.Орлова: Я хотела бы предложить. Всё-таки, вступая в ВТО, мы вступаем в новую эру…

В.В.Путин: Согласен.

Л.В.Орлова: …развития.

В.В.Путин: Извините, что перебиваю, я так бодро всё докладывал. У меня у самого там тревожно, я скажу вам честно, конечно.

Л.В.Орлова: Я хотела предложить в этом году уже создать научно-образовательные центры на основе государственно-частного партнёрства – 20 центров в основных растениеводческих регионах России – и оснастить их самыми современными технологиями через «Росагролизинг». Это можно сделать очень быстро. Что это даст? Если это сделать и обучать студентов, показывать молодёжи, обучать преподавателей институтов и повышать квалификацию, это 2 млрд рублей. Я посчитала, самое современное оборудование для растениеводческого такого комплекса – 1 млрд на один, и 200 млн ежегодно на различные исследовательские работы. И мы дадим то, чего у нас в России сейчас нет – подход к технологиям. А что такое технологии, Владимир Владимирович? Мы можем сегодня сэкономить до 80–100 млрд текущих расходов, если зерновой клин России переведём на технологии сберегающего земледелия, точного земледелия. Это будет колоссальная помощь, это больше, чем какая-либо помощь в науке, и разовьёт кооперацию науки и бизнеса.

Ещё хотела сказать. Владимир Владимирович, я знаю, что большие трудности с кадрами, но новая эпоха требует новых кадров, более высокого профессионализма, высокого патриотизма, государственности и тех кадров, которые помогут всем вместе с Вами построить, влиться в это ВТО и повысить благосостояние россиян и добиться того, чтобы сельское хозяйство было такой же доходной отраслью, важной в бюджете России, как нефтяная и газовая промышленность. Но что для этого нужно? Обратите внимание на предприятия, которые в годы кризиса вкладывали, инвестировали и развивали производство: это – ваша опора, это те, кто связывает себя с Россией.

В.В.Путин: А мы так и делали, я обращаю ваше внимание, что в прошлом году мы сказали: тем предприятиями, которые сохранят поголовье КРС, мы предусмотрели бонус 5 млрд рублей. И этот бонус, насколько мне известно, до производителей дошёл.

Вопрос: Костева Людмила Юрьевна, генеральный директор птицефабрики «Волжанин», Ярославская область, это яичное направление. Уважаемый Владимир Владимирович! Я хотел бы задать Вам два вопроса, но прежде всего сказать, что Вы неоднократно в своих выступлениях подчёркивали роль птицеводческой отрасли, которая одной из первых начала работать с правительственными, приоритетными программами. И в результате сегодня отрасль добилась огромных успехов: это на душу населения 25 кг мяса, белка, и 17 кг яичной массы, это тоже белок.

Хотелось бы сказать, что наше предприятие инвестировало в развитие яичного бизнеса порядка 3 млрд рублей за этот короткий срок, в результате чего мы добились увеличения объёмов производства от проектной мощности в 7 раз, производительности труда – в 8 раз и выручки на одного работающего – 3 млн рублей. Практически это европейские показатели. Сегодня построен завод по глубокой переработке яиц, продукция которого может удовлетворить самого взыскательного потребителя, вплоть до японцев, которые из белка готовят крабовые палочки. То есть мы сегодня всё можем, но у нас такой вопрос: нельзя ли сегодня изменить порядок размещения муниципальных и государственных заказов в пользу производителя, поскольку сегодня этим правом пользуются посредники, и как результат гарантировать качество представляемой продукции во все муниципальные предприятия?

И второй вопрос тоже для всех производителей важен. Мы просим включить в программу 2012–2020 года пункт о субсидировании процентной ставки на приобретение неликвидных предприятий с целью их реанимирования, поскольку мы можем это делать. Спасибо за внимание и Вам добрых успехов!

В.В.Путин: Спасибо вам за оба вопроса, особенно за второй. Нет, правда, это неожиданный для меня вопрос, совсем неожиданный и очень интересный. Давайте мы посмотрим, проработаем, потому что если есть силы (а чувствуется, в производстве точно есть) и желание поднимать на ноги предприятия, которые оказались в сложном положении, то, конечно, нужно это сделать. У вас там большой эксперт рядом с вами сидит – Виктор Алексеевич Зубков. Ему в своё время дали умирающий совхоз, он его поднял, а после того, как он его поднял, его наградили тем, что дали другой умирающий совхоз, он и его тоже поднял – в Ленинградской области. Это очень любопытно, так что, Виктор Алексеевич, давайте вместе подумаем, посмотрим.

А что касается первого вопроса – посредники и госзакупки. Конечно, ведь мы исходили… Когда формулировал это поручение в своё время, исходил из того, что это участие в госзакупках рассчитано прежде всего на производителей сельхозпродукции. Разумеется, в армию, во всякие общественные организации и так далее, но иногда посредник действительно необходим, потому что нужно часто брать на себя ответственность за поставку, за какие-то возможные срывы в поставках и так далее, а посредники, вы знаете, участвуют в кредитовании. Давайте ещё раз вернёмся к этому вопросу. Конечно, мне бы очень хотелось, чтобы госзакупки были прямым эффективным инструментом прямой поддержки именно сельхозпроизводителей, и, если вы чувствуете, что есть проблема, обязательно к этому вернёмся, обещаю.

А.Р.Тян (мэр города Усинска, Республика Коми): Здравствуйте, дорогие друзья! Владимир Владимирович, я бы хотел задать вот какой вопрос. Мы всё про КРС (крупный рогатый скот), а я хочу сказать про малый рогатый скот, про оленеводство, которое тоже относится к этой отрасли.

Я мэр города Усинска, Республика Коми. Это, говорят, нефтяная столица, но при всём этом у меня 16 сельских поселений, где живут оленеводы. Вопрос вот какой – и просьба, потому что здесь пересечение нескольких министерств: призыв в Вооружённые силы. Я выступал в Госдуме прошлого созыва, выступал в Минрегионе, чтобы тем ребятам, которых призывают в армию, дали право альтернативной службы, но с работой в оленеводстве.

Мы на Севере, Вы знаете – это специфическая работа, мы погубим оленеводство, если молодые ребята из Коми уйдут в армию. Как правило, друзья мои, поймите меня правильно, северные народы эту нашу цивилизацию не совсем правильно переносят и в большинстве случаев погибают. И просьба всё-таки – работу в оленеводстве считать альтернативной службой, как для малых народов она считается, но малые народы – до 50 тыс. населения. Народ Коми – это 230 тыс. населения. И вот, Владимир Владимирович, просьба огромнейшая помочь в этом вопросе, чтобы не потеряли своё оленеводство.

И второе. Вы уже извините, Владимир Владимирович, я позлоупотребляю временем, 26–27 февраля в городе Усинске Республики Коми прошёл Всероссийский форум малых городов Российской Федерации, где были представлены 90 мэров, 38 субъектов Федерации, и все очень высоко оценили Вашу работу – и я, поверьте мне, я взрослый человек. Сделано колоссально много: это и раздел продукции, и тяжёлая индустрия, наше машиностроение, это всё, но предстоит сделать гораздо больше. И нам бы хотелось, чтобы мы работали вместе с Вами, и по поручению я хотел бы вручить Вам резолюцию форума (вот, вашим помощникам, наверное). И когда будете лететь, а Вы очень много летаете, посмотрите, пожалуйста, город Усинск, Республика Коми – мы всегда поддержим Вас.

В.В.Путин: Спасибо большое! Вы знаете, у нас ведь выборы на носу, да, и мне бы сейчас взять вам и всё пообещать. Мне так сложно сделать, я скажу вам как есть, скажу правду. Правда заключается в том, что нам достаточно трудно комплектовать Вооружённые силы. Мы ведь сделали с вами службу в Вооружённых силах по призыву 12 месяцев всего. Это значит, что количество призываемых ребят у нас уменьшилось. У нас ещё и демографические проблемы. Более того, с 1992 года по 2002-й, в эти десять лет, у нас с вами в стране произошёл катастрофический демографический провал: с 1992 по 2002 год просто резко упала рождаемость в России. Только с 2002 года началось постепенное исправление ситуации. Сейчас мы вообще встали на такой хороший тренд: у нас растёт рождаемость, смертность снизилась системно, по всем видам. Но вот это просто у нас провал, понимаете? И он будет серьёзно сказываться. Чтобы было понятно, у нас, знаете, танцоров нельзя забирать в армию, музыкантов нельзя забирать в армию, тех, кто работает в системе оборонно-промышленного комплекса, нельзя забирать в армию, священнослужителей нельзя забирать в армию – вообще никого нельзя забирать в армию. Мы с вами тогда там и будем служить вдвоём.

Понимаете, очень важный вопрос. Извините, я тоже остановлюсь на нём. Мы хотим в целом, планируем в будущем перейти на службу по контракту и планируем свыше 450 тыс. контрактников набирать в год. Когда мы подойдём к этой цифре, экономически сможем это сделать (а мы будем к этому стремиться), тогда, я думаю, мы расширим количество лиц, которые не призываются на службу вообще. Их практически не будет либо их, призывников, будут единицы. И тогда мы, конечно, увеличим количество тех, которых не призываем вообще. Не забудем и про вашу проблему, ладно? Спасибо большое. Пожалуйста.

Р.Р.Галимов: Глава Сухаревского сельского поселения, Нижнекамский муниципальный район, Республика Татарстан. Уважаемый Владимир Владимирович! У нас действительно и в республике, и у нас, в поселении, очень многое делается для наших сельчан. Депутатским корпусом нашего поселения построены бильярдный зал, тренажёрный зал, построен ещё борцовский зал, то есть очень многое делается. Но хотелось бы сказать, что у нас ещё много федеральных программ, которые реализуются у нас. Это и по семейным фермам строительство, кредиты – 39 сельчан взяли кредиты на 19 млн рублей (это, конечно, очень хорошо), семейная ферма – три фермы у нас уже в работе, ещё шесть подали заявки. То есть получается, что у нас село растёт, к нашему счастью, и программы, которые реализуются благодаря федеральной программе, приносят нашим сельчанам прибыль. Хотелось бы сказать, что остаётся вопрос инфраструктуры, но Вы уже отметили. Нельзя ли начать строительство сельских дорог примером с нашего поселения?

В.В.Путин: Можно. Так и сделаем.

Р.Р.Галимов: Сухаревское поселение, Нижнекамский муниципальный район, Владимир Владимирович!

В.В.Путин: Ещё раз – как называется поселение?

Р.Р.Галимов: Сухаревское, Нижнекамский муниципальный район, Республика Татарстан.

В.В.Путин: Да, Минниханову (Р.Н.Минниханов – президент Республики Татарстан) скажу – он всё сделает. Он у вас крепкий мужик, хороший руководитель. Здесь вот критиковали некоторых руководителей… Его, наверное, тоже можно покритиковать за что-нибудь, но работает он хорошо. Пожалуйста.

Вопрос: Владимир Владимирович, Амурская область, Дальний Восток… Сергей. Мы сегодня находимся не в одинаковых соотношениях наших производителей в европейской части и на Дальнем Востоке. Поэтому для нас является необходимостью как минимум сохранить действующие льготы на железнодорожный тариф на перевозку грузов, а как максимум – ещё и снизить его. Это первое.

В.В.Путин: Сейчас. Сразу с этого. Льготный тариф начинается с 1100 км, по-моему. Он сохраняется.

Реплика: Сделать его постоянным. Это как минимум!

В.В.Путин: Хорошо.

Вопрос: Это первое. И второе. Вы сказали, что увеличивается объём на льготное дизельное топливо в этом году…

В.В.Путин: Не только на дизель, на бензин тоже, всего на 10%.

Вопрос: Я просто … 20 тыс. т требуется для Амурской области … если можно…

В.В.Путин: Именно по Амурской области посмотреть? Хорошо. Договорились. А в прошлом году не хватило вам?

Ответ: Хватило, но…

В.В.Путин: Хватило, но всё равно надо больше. Это по-нашему, молодец!

Вопрос: Уважаемый Владимир Владимирович! Я представляю Самарский центр развития животноводства «Велес». Фамилия моя Анкуда Николай Александрович. Наш центр предназначен для того, чтобы решать проблемы животноводов. В 2010 году благодаря помощи нашего губернатора Артякова Владимира Владимировича такой центр был создан. Основной задачей центра является передача крупного рогатого скота маточного поголовья на условиях товарного кредита практически без возмещения кредитной ставки, то есть кредитную ставку возмещают из бюджета области. За два предыдущих года из бюджета области нам было выделено 300 млн рублей, что дало нам возможность поставить качественное поголовье в размере порядка 6 тыс. голов, а если учесть полученный за эти два года приплод, то поголовье составляет практически 8 тыс. Обратив внимание, что данная программа востребована, губернатор сделал её долгосрочной, и на 2012 год нам дополнительно выделили 160 млн рублей. Я хочу сказать, что наша работа получила положительную оценку и на федеральном уровне. Мы отчитывались у первого заместителя Председателя Правительства Российской Федерации Виктора Алексеевича Зубкова и презентовали наш проект на презентации АПК, которая проводилась по инициативе министра сельского хозяйства Елены Борисовны Скрынник тоже в июле прошлого года. Я хочу сказать, что данная программа не замыкается только на закупках и поставках скота, мы занимаемся кормопроизводством, работаем над племенными вопросами, и буквально в ближайшее время наше предприятие получит статус предприятия, которое будет формировать на своей базе племрепродукторы. Коллеги и из других регионов, и из нашего региона, которые надеялись, что я всё-таки сумею задать вопрос, сделали мне большой подарок, потому что мой вопрос заключается в следующем: я хотел просить Вас рассмотреть возможность возмещения некоего количества затрат, которые несут предприятия на приобретение племенного молодняка. Я думаю, что теперь они уже ответ на этот вопрос услышали. Большое спасибо!

В.В.Путин: Я же сказал об этом, да. Сегодня подписал постановление Правительства. Виктор Алексеевич (обращаясь к В.А.Зубкову), сколько у нас там предусмотрено средств на племенное скотоводство?

В.А.Зубков: 1 млрд.

В.В.Путин: Для начала заметно будет. Да-да, пожалуйста, прошу вас.

Реплика: Добрый день! Новикова Ирина, унитарное государственное предприятие «Продовольственная корпорация Челябинской области».

В.В.Путин: Здравствуйте.

И.А.Новикова: Вчера на круглом столе был поднят вопрос по налогообложению. Вы знаете, что в основном все сельхозпроизводители применяют систему единого сельхозналога. При этом они потребляют энергоресурсы, они приобретают основные средства (ГСМ, запчасти и тому подобные матресурсы). Входящий НДС оседает у них в себестоимости, они его к вычету не берут, в то время как поставщики этих ресурсов НДС уплачивают, получается своеобразный профицит этого налога в бюджете. Далее. Сельхозпереработчики, покупая у них, у сельхозпроизводителей, вот такое сырьё, фактически тоже увеличивают себестоимость на сумму этого налога. Вот по заданию нашего губернатора мы разработали такие предложения, как возможность сельхозпереработчикам, которые покупают сырьё у сельхозпроизводителей, применяющих спецрежим, выделять НДС расчётным путём и брать его к вычету. Данная мера, как Вы понимаете, позволит снизить себестоимость продукции и увеличит конкурентоспособность нашей продукции. Соответственно, это одна из мер поддержки при вхождении, в частности, и в ВТО. Мы разработали изменения в четыре статьи Налогового кодекса, мы отослали эти изменения в Минэкономразвития и в Минфин и, как Вы понимаете, мы не получили никакого ответа. И ситуация, видимо, такова, что без Вашего вмешательства этот вопрос решить не удастся. Насколько я понимаю, меня поддержат абсолютно все сельхозпереработчики и сельхозпроизводители. Пожалуйста, рассмотрите этот вопрос, помогите его решить.

В.В.Путин: Ирина, отдайте прямо Виктору Алексеевичу. Виктор Алексеевич, заберите, пожалуйста!

И.А.Новикова: Хорошо. Спасибо.

В.В.Путин: Посмотрим, посмотрим обязательно. В налоговой сфере, как вы понимаете, там каждый шаг с последствиями, но посмотрим обязательно.

В.А.Зубков: Владимир Владимирович, всегда вопрос, связанный с какими-то изъятиями, налогами, непростой вопрос, Вы хорошо это понимаете, но тем не менее вот Вы уже сказали, что сегодня подписали пять постановлений Правительства, которые дают сельскому хозяйству государственную поддержку по многим, многим направлениям развития – и племенного животноводства, и семейных ферм. Посмотрим мы ещё внимательно вместе с Минфином. Всё, что сегодня здесь идёт, стенограмма ведётся… И я думаю, что мы все Ваши поручения, указания, которые Вы даёте, мы отработаем и доложим Вам обязательно.

В.В.Путин: Надо посмотреть, я не очень понимаю, там были какие-то выпадающие или нет?

В.А.Зубков: Надо посмотреть, не готов, если честно.

В.В.Путин: Хорошо. Давайте на эту сторону переберёмся. Пожалуйста.

Вопрос: Бочаров Сергей Николаевич, фермер Курской области, председатель Ассоциации курских фермеров. Владимир Владимирович, разрешите ещё раз выразить слова благодарности от всех сельхозтоваропроизводителей за льготное топливо. И вопрос, Владимир Владимирович: нельзя ли поторопить своих коллег в Правительстве, чтобы они сейчас как можно быстрее сформировали льготное топливо по регионам и дали команду его распространять. На сегодняшний момент мы знаем, что некоторые топливные компании сократили пункты отгрузки ГСМ и сегодняшнее плечо составляет более 100 км в некоторых регионах. А мы знаем, что завтра мы стоим на пороге весенне-полевых работ. Спасибо.

В.В.Путин: У нас завтра или послезавтра Президиум Правительства. Я прямо в таком же ключе сформулирую поручение Министерству энергетики.

С.Н.Бочаров: Спасибо.

В.В.Путин: Давайте сюда теперь, на эту сторону.

Реплика: Владимир Владимирович, Пермский край. Директор сельхозпредприятия Горбунов Александр Данилович.

В.В.Путин: Пожалуйста, Александр Данилович.

А.Д.Горбунов: В 2006 году ликвидируется госучреждение, создаётся на базе госучреждения ООО «Перспектива». Хорошее название, мы работаем, трудимся шесть лет, работаем прибыльно. Вопрос: шесть лет мы судимся с теруправлением...

В.В.Путин: С кем?

А.Д.Горбунов: С Росимуществом. Земля досталась федеральная, и они ни в какую нам не хотят эту землю отдать в аренду.

В.В.Путин: Чего так?

А.Д.Горбунов: Хорошее было поручение у Вас …

В.В.Путин: Это региональное отделение Росимущества, да?

А.Д.Горбунов: Да, региональное, Пермское. И проблема эта не только в нашем предприятии. Проблема по всему краю у нас. И история эта, наверное… Было у Вас хорошее поручение 10 июня 2011 года в Саранске, там чётко было прописано: с этим вопросом разобраться и людей, которые там работают, оставить на земле. Всё с точностью до наоборот. Они ускорили этот процесс. В этом году они землю у нас отняли. И мало того! Чтобы мы ещё не жаловались, чтобы не было коллектива, они решили нас обанкротить. Необоснованный иск… Предприятие в год реализует на 50 млн продукции. Они нам прислали иск на 67 млн! Мы, оказывается, на этой земле обогащаемся!..

В.В.Путин: А как предприятие называется?

А.Д.Горбунов: ООО «Перспектива», Пермский край. Куединский район.

В.В.Путин: «Перспектива», да?

А.Д.Горбунов: «Перспектива». Вопросы сегодня от моего коллектива: или нам завтра принимать это банкротство, людей – на биржу, или я всё-таки должен готовиться с людьми уехать в поле?

В.В.Путин: Давайте вернёмся к этому ещё раз. Они отнесутся к этому повнимательнее, я надеюсь.

А.Д.Горбунов: Мы надеемся тоже. Спасибо.

Вопрос: Уважаемый Владимир Владимирович, Великий Новгород, Станислав Садальский. Я представляю потребительскую кооперацию Новгородской области, которая обеспечивает цепочку от производителя до потребителя прежде всего по личным подсобным хозяйствам – всем, которые есть на территории области, и которые обеспечивает малые сёла, деревни (а в Новгородской области их более 2,7 тыс., где проживает менее 50 человек). И хлеб, и крупу – всё мы доставляем вовремя. Я благодарен за то, что Вы сегодня уже дали несколько ответов по потребительской кооперации, я надеюсь, что всё-таки они будут решены положительно. Но есть ещё один вопрос: сейчас разрабатывается закон об отмене с 2013 года единого налога на вменённый доход. Для потребительской кооперации основная часть магазинов, которые находятся на селе в мелких деревнях… А единый налог и прост в управлении, и экономичен, и отмена единого налога – это очень большая проблема. В прессе появилось сообщение о том, что отмена этого налога будет перенесена на 2018 год. У меня вопрос: сможете ли Вы сейчас это подтвердить? Спасибо.

В.В.Путин: Мы действительно многократно возвращались к этому вопросу, и специалисты в области налогового законодательства считают, что ущерба там никакого быть не должно. Вы полагаете, что возникнут дополнительные сложности в связи с отменой этого налога? Если возникнут, то какие – объясните, пожалуйста.

С.С.Садальский: При отмене этого налога, Владимир Владимирович, прежде всего мы должны во все сельские магазины приобрести кассовые аппараты. Каждый кассовый аппарат – это 16 тыс. рублей. Для Новгородской области это только на приобретение сразу 16 млн, на ежегодное обслуживание их ещё 6 млн. Потом мы должны дополнительно аппарат управления набрать, потому что одно дело – обслуживание единого налога на вменённый доход, когда мы платим от площади магазина, и другое дело – когда мы должны учитывать НДС и так далее по каждому товару, который поступает. Это значительное увеличение затрат. При обслуживании села, мелких населённых пунктов это действительно для нас будет большая нагрузка. Спасибо.

В.В.Путин: Хорошо. Давайте мы ещё раз вернёмся… Виктор Алексеевич сформулируйте это. Виктор Алексеевич, ничего говорить не надо, я знаю проблему. Когда вернёмся, вы просто напомните, соберёмся ещё раз и вернёмся к этому вопросу, подумаем. Что касается кассовых аппаратов, то вы понимаете, о чём речь? Речь – об обеспечении интересов потребителей, чтобы там всё было понятно, стабильно. Всё ясно, но давайте посмотрим на структуру налога, на то, что предлагается, к каким последствиям приведёт. Может быть, сдвинем немножко вправо, посмотрим. Я услышал, обещаю вам точно – мы вернёмся к этому вопросу.

В.В.Путин: Пожалуйста, прошу вас.

Реплика: Печатко Виктор Гаврилович, Мордовия. Уважаемый Владимир Владимирович, уважаемые коллеги! Мы два дня очень здорово поработали, состоялся хороший обмен мнениями, особенно что касается лизинга, кредитных ресурсов. Но нам всем становится обидно, когда с той Болотной площади нас унижают и обзывают. Я вам просто хочу привести пример…

В.В.Путин: Кто обзывается – тот сам так и называется. У нас во дворе так говорили.

В.Г.Печатко: Неужели не видно, сколько за последние 10 лет в России сделано? Вытащены из ямы! Владимир Владимирович, вышла книга вчера в Англии – «Путин». В Англии! Комментарий был на прошлой неделе…

В.В.Путин: Ничего хорошего там не написали, наверное.

В.Г.Печатко: Нет, хорошее! Я удивился, Владимир Владимирович, я как раз не хотел слушать. 10 журналистов шесть лет писали, я себе думаю – ну сейчас начнётся: «Сливай!» Я просто два примера приведу. Один комментатор говорит: «Не было бы Путина – не было бы России». Второй комментатор говорит: «Сколько Путин сделал за 10 лет, другой бы за 40 лет столько не сделал». И россияне Вас, аграрии в этом поддерживают.

А теперь, Владимир Владимирович, вот то, что Вы сказали, – у меня много было вопросов, но многие сняли уже – и ВТО, и так далее. Но всё-таки один главный вопрос у нас есть, потому что за последние 10 лет очень много вложено, взято кредитов. Порой где-то комментируют в верхах и говорят: «Ну там на “Мерседесах” катаются». Я бы хотел, чтобы тот человек, который говорит, что в селе на «Мерседесах» катаются, приехал бы и покатался, и куда бы он приехал – мы бы посмотрели.

Факт, что взято много кредитов на развитие, по 500–700 млн. Люди рисковали, руководители предприятий, Владимир Владимирович, заложили до ложки последнее, их нельзя унижать. Но вот эта засуха нас подвела. Вы много помогли, это, конечно, помощь – всего 10% было потерь. Мы краткосрочные кредиты отсрочили на три года, вот сейчас пришло время проплачивать. И банк уже… но банк, Сельхозбанк, я должен сказать, хорошо у нас работает, у нас вопросов к нему никаких нет, понятно, – мы в содружестве работаем, но сейчас не даёт короткие кредиты, потому что надо платить за те, которые пролонгированные, а хозяйства не в силах платить. Почему? Потому что много хозяйств (35 холдингов, агрофирм так называемых), у которых проплата по году составляет более 30% выручки. Это вообще невозможно! Поэтому, если к ним строго сейчас подойти, мы потеряем всё то, что сделали за 10 лет. И наше предложение такое: отсрочить на четыре года эти кредиты. Только короткие, Владимир Владимирович! По длинным мы берём обязательство всё проплатить. Будет система, будет сохранён скот, и мы будем увеличивать продукцию. Мордовия входит в первую пятёрку по производству молока на душу населения, мяса, а по яйцам является первой. Мы производим 1,250 млрд, мы реализуем 70% своей произведённой продукции. И тот бюджетный кредит, который взят, нам, аграриям, глава республики отдал в поддержку ради сохранения скота, и мы в прошлом году увеличили на 14% производство молока, на 14% – мяса и на 19,5% – яиц. Все свои обязательства сберегли. Все аграрии, я говорю сейчас от всего зала, потому что здесь серьёзные люди, у которых на самом деле заложено всё, что можно, по 3 раза, даже жёны подписывали гарантии и поручительства, поэтому просьба такая: для сохранения и будущего развития решить этот вопрос.

И ещё один коллективный вопрос от круглого стола, Владимир Владимирович. Вопрос технического регламента, который принят в 2010 году. Очень много сейчас нареканий, шельмовство идёт, но мы представляем, все знаем, что такое растительный жир. Видимо, закон-то хороший, но строгости, наверное, здесь недостаточно. Видим, Онищенко (Г.Г.Онищенко) у нас много комментирует и говорит, эти вопросы знает. Здесь разобраться можно было бы поглубже и дать понять, что мы едим. А для аграриев это очень важно. Спасибо.

В.В.Путин: Вы меня так нахвалили в первой части вашего выступления, что невозможно отказать во второй. Просто поставили в тупиковую ситуацию. Хотя по поводу России, я думаю, что вы со мной согласитесь: Россия до нас с вами была и после нас ещё будет и никому не удастся её сдвинуть куда-то в сторону. Что касается кредитов, давайте так же, как и по некоторым другим вопросам, вернёмся, посчитаем. Ведь из чего мы исходили, когда пролонгировали эти кредиты? Исходили из того, что засуха и нужно добиться хорошего урожая, потом реализовать продукцию, получить выручку. Урожай состоялся, товар в основном продан. Надо подумать, надо с банками поговорить, потому что просто так, понимаете, за время кризиса мы несколько раз капитализировали все наши банки, в том числе Россельхозбанк, потому что выдают ресурсы, а они не возвращаются. Выдают, а они не возвращаются! В своё время по вашей просьбе (не по вашей личной просьбе, а по просьбе такого собрания) мы пошли на то, чтобы создать этот Россельхозбанк. Он, конечно, несёт большую нагрузку, потому что он не работает как обычное финансово-кредитное рыночное учреждение. Он всё-таки значительный объём своих ресурсов выдаёт на льготных основаниях, и он прогорит полностью, если мы не будем его поддерживать. Мы постоянно поддерживаем его из бюджета. Конечно, специально так и сделали для того, чтобы поддержать сельхозпроизводителя. Давайте по этим кредитам вернёмся ещё раз, подумаем, посмотрим, ладно?

Теперь что касается техрегламента и растительного жира. Мне здесь трудно с вами не согласиться вообще. Конечно, решение принято. У меня нет уверенности в том, что всё исполняется должным образом. Нужно либо санкции увеличивать, либо контроль улучшать. Так что посмотрим на это внимательно.

Пожалуйста.

Реплика: Владимир Владимирович, Куимов Игорь Евгеньевич, член совета директоров Росптицесоюза. Вы знаете, мы часто беспокоимся на своих заседаниях о племенной поддержке птицеводства, потому что птицеводство действительно развивается очень активно и Вы часто это отмечаете в своих выступлениях. А вот племенная поддержка у нас на сегодняшний день…

В.В.Путин: Хвалюсь вашими результатами.

И.Е.Куимов: Вы знаете, нас это на самом деле беспокоит, потому что мы знаем, что в связи с ВТО поддержка, дотации и прочее… Когда много хвалят, то, может быть, есть симптом того, что у нас это сократится.

В.В.Путин: Нет. Всё у нас будет сохраняться. Более того, будем наращивать. Без этого мы не сможем выстоять в безусловно обостряющейся конкурентной борьбе. Это очевидно.

И.Е.Куимов: Вот это главный вопрос, который беспокоит птицеводов. Мы в дальнейшем будем наращивать наши объёмы. За племенную работу Вам огромное спасибо.

В.В.Путин: Без этого не сможем: мы прекрасно это понимаем, поэтому и постановление подписано сегодня. Это, правда, по животноводству, но это просто следующий шаг, который мы должны сделать по КРС.

И.Е.Куимов: Спасибо.

В.В.Путин: В целом по птицеводству уже многое сделано, но бросать не будем, безусловно, потому что мы подошли к объёмам, которые нам необходимы для внутреннего потребления, но ещё импорт же сохраняется у нас. 300 тыс. т? Сколько мы в прошлом году, поменьше, может быть, под 200? Но значит, есть ещё шансы и возможности увеличивать внутреннее производство, для собственного-то рынка.

Пожалуйста.

Реплика: Никитин Александр, председатель сыродельного кооператива «Аланталь». Владимир Владимирович, я, будучи на этом форуме, радовался за всю Россию, радовался за наши отрасли – и птицеводов, и свиноводов. Действительно, всё хорошо и замечательно, тем более мне стыдно за свою отрасль. Я представляю сыроделов. Ни одно предприятие не может похвастать тем, что в 2011 году получило прибыль. Даже местный сыродельный гигант Белебеевский завод, и то испытывает проблемы. Я эту проблему знаю не понаслышке, потому что постоянно общаюсь со своими коллегами в рамках «Союзмолоко». Владимир Владимирович, огромная просьба обратить внимание на отрасль, потому что без поддержки мы сыроделие можем потерять. Спасибо.

В.В.Путин: Вот та же проблема с этими жирами. Они, конечно, мешают сыроделию России. Недавно я встречался с вашими коллегами в одном из регионов страны. Они тоже достаточно подробно говорили о проблемах, говорили о цикле производства сыра. Мы знаем это, конечно, будем помогать.

Что касается свиноводства – вы упомянули о достижениях свиноводства, – по свиноводству, конечно, есть определённая тревога, связанная со вступлением в ВТО. Там реально объёмы такие сложные, большие, к сожалению, но в этом году 6 млрд рублей мы предусмотрели специально на поддержку свиноводства. Создали практически программу, рассчитанную на три года, и каждый год будем выделять по 6 млрд, совокупно – 18 млрд рублей.

Пожалуйста.

Реплика: Владимир Владимирович, прежде всего спасибо Вам большое за эту тёплую встречу. И мы знаем, что когда с аграрниками Вы встречаетесь, значительно комфортнее Вам и лучше, потому что аграрники всегда всей душой к Вам настроены. Сегодня и вчера проходили круглые столы здесь и обсуждались многие вопросы развития агропромышленного комплекса. И все были едины в том, что за последние годы произошли действительно большие, качественные изменения роста. И они произошли благодаря той помощи, которую оказывает Правительство и Министерство сельского хозяйства. Я хотел бы в этой связи сказать о том, что Вами поставлены в Ваших статьях и на встрече с ректорами вузов большие задачи по развитию экономики, инновационного развития и кадрового обеспечения, причём поставлены вопросы очень остро. Я хотел бы в этой связи сказать, что аграрные вузы, коллективы наши, способны решить эти вопросы. И мы готовы решить эти вопросы на том уровне, как Вы ставите их в своей программе. Спасибо Вам большое! И хотел бы в этой связи считать, что тот успех, о котором Вы сегодня в своём выступлении сказали, – это и наш успех. Почему наш успех? Потому что мы своё благополучие – и личное, и коллективное – связываем с Вашей работой в качестве Президента. И поэтому мы в своих коллективах работаем и будем всё делать для того, чтобы Вы победили в первом туре. Но при этом одна просьба.

В.В.Путин: Как без этого, понятно.

Реплика: Пожалуйста, направьте те деньги, которые запланированы на второй тур, на развитие агропромышленного комплекса.

В.В.Путин: На самом деле очень важную тему затронул коллега. Подготовка кадров на селе – важнейшая проблема. У нас сельхознаука, высшая школа имеют очень хорошие традиции, и действительно, там работают люди, преданные своему делу, высококлассные специалисты, которые умеют и научить, и воспитать молодых людей, воспитать в них любовь к земле и к своей родине.

Вы на меня не сердитесь: нам пора заканчивать, я хочу пожелать вам успехов. Спасибо вам большое! Всего хорошего! Успехов вам в этом году!

Постараемся ещё исходить из того, что мы сегодня обсуждали, о чём говорили. Буквально на этой неделе, на Правительстве, вернёмся к ряду вопросов, которые вы сегодня подняли: кредиты, субсидии, ставки, ГСМ, удобрения, перевозки на дальние расстояния – ничего не забудем. Никто не забыт и ничто не забыто! Спасибо.

Россия. ПФО > Агропром > premier.gov.ru, 28 февраля 2012 > № 502250 Владимир Путин


Россия. ЦФО > Агропром > premier.gov.ru, 31 января 2012 > № 483362 Владимир Путин

Председатель Правительства Российской Федерации В.В.Путин провёл в Тамбове совещание по развитию животноводства в России.

Стенограмма начала совещания:

В.В.Путин: Уважаемые коллеги, добрый день! Наша встреча сегодня посвящена животноводству, развитию этой отрасли, которая, без всякого преувеличения, является одной из ключевых в агропромышленном комплексе. От её стабильности очень многое зависит: и насыщенность внутреннего рынка, и благополучие десятков тысяч людей, которые трудятся в этой отрасли. Хочу напомнить, что мы обсуждали с вами эту тему около года назад, чуть больше года назад, в Ростове-на-Дону, по-моему. Важно, что даже в тех условиях, достаточно сложных условиях прошлого года, мы говорили в целом о позитивных тенденциях в отрасли. Важно, что они сохраняются и имеют такой устойчивый характер. Достаточно сказать, что мы уже не только практически полностью обеспечили себя мясом птицы (вы об этом хорошо знаете), но и начинаем осваивать даже зарубежные рынки. Очень хорошие показатели и в свиноводстве.

Кстати, назову ещё ряд лидеров по производству мяса всех видов: это Белгородская область, Воронежская, Московская, Ленинградская, Ростовская, Саратовская, Челябинская области, а также Ставрополье, Татарстан, Башкортостан, Краснодарский и Алтайский края. В 2012 году производство скота и птицы на убой ожидается на уровне 11,6 млн т в живом весе, что на 660 тыс. т, или на 6%, больше, чем в 2011 году. А в 2011 году было на 3,7% больше, чем в 2010-м, то есть у нас такая тенденция, тренд, как я сказал, положительный сохраняется.

Всё это, конечно, результат той большой, последовательной работы, которая велась вами прежде всего и теми, кто работает в животноводстве, в последние годы. Конечно, это и результат работы в рамках национального проекта развития АПК: запущены и реализуются специальные отраслевые программы – по мясному и молочному животноводству, птицеводству, свиноводству, развивается и инфраструктура переработки.

Для поддержки товаропроизводителей мы используем меры таможенно-тарифного регулирования, направляем значительные ассигнования из федерального и региональных бюджетов. В результате удалось аккумулировать солидные инвестиционные и кредитные ресурсы. Большая их часть пошла на проекты развития, на создание новых рабочих мест, строительство или модернизацию порядка 3,5 тыс. ферм и других объектов с использованием современных технологических решений. Общая сумма инвестпроектов в отрасли с 2006 по 2011 год составила 576 млрд рублей. Хочу обратить ваше внимание, что при этом на субсидирование процентной ставки мы из федерального бюджета за это время истратили 120 млрд рублей.

Вместе с тем, несмотря на господдержку, одно направление животноводства нуждается в дополнительном внимании, оно остаётся, по сути, проблемным. Это выращивание и переработка мяса крупного рогатого скота, ну и молочное животноводство. Приведу не очень приятные цифры. В целом вы, конечно, и без меня представляете тенденции, но не знаю, все ли знакомы с этими цифрами в обобщённом виде. В 1990 году в России производилось молока 55,7 млн т, а в 2011-м – только 31,7 млн т, то есть у нас за 20 лет в России минус 24 млн т. Понятно, что связано это было в предыдущие годы с большим потоком импорта, в том числе в связи с демпингом по молоку сушёному – порошок этот, конечно, подорвал экономику отрасли на самом деле.

Конечно, нельзя не учитывать и экстремальные погодные условия 2009, и 2010 годов, и последующую за тем нехватку кормов. Но в общем есть совершенно очевидно и системные проблемы, о которых можем и должны мы сегодня тоже поговорить. Вы знаете, что мы из федерального бюджета дополнительно выделили средства – 5 млрд рублей в прошлом году – на те хозяйства, которые сохранили поголовье. Видимо, таких мер недостаточно. Предлагаю сегодня обсудить, что мешает притоку инвестиций в отрасль, как обеспечить большую рентабельность, выгоду такого производства.

Уверен, что у нас есть все возможности насытить рынок собственной продукцией – так же, как происходит с мясом птицы. Единичными, точечными мерами, конечно, проблему не решить. Здесь нужны конкретные системные шаги, в том числе укрепление производственной инфраструктуры, выстраивание эффективной и взаимовыгодной кооперации поставщиков и переработчиков мяса и молока. Особенно это касается средних и малых сельхозпредприятий, фермерских хозяйств. Одним из решений этих задач может быть создание производства полного цикла. Эта практика уже применяется, в рекламе не нуждается. Мы уже имеем достаточно успешных примеров использования такого формата работы, прежде всего в сфере переработки мяса птицы и свинины.

По производству молока таких предприятий мало, и нам следует мотивировать предпринимателей запускать новые линии по глубокой переработке и производству готовой продукции, активнее поддерживать такие инициативы. Это в свою очередь позволит обеспечить привлекательность молочного производства, высокое качество молочной продукции, что, безусловно, сделает наши товары еще более конкурентоспособными и, что важно, ускорит процессы импортозамещения. В настоящее время это одна из ключевых задач развития животноводства.

Но есть и еще один вопрос, который, безусловно, не обойдем сегодня вниманием, – это вступление во Всемирную торговую организацию. Вы знаете, что и ваш покорный слуга постоянно об этом говорил, - я знаю вашу озабоченность в связи с этим. Хочу заметить, что вопрос вступления в ВТО чрезвычайно важен и сейчас. И мне бы сегодня очень хотелось, чтобы мы пообсуждали вот что. Мы окончательно присоединимся где-то летом. До этого времени у нас с вами есть всё для того, чтобы поискать решение тех проблем, которые могут возникнуть после присоединения. А инструменты защиты есть. Нужно просто заранее об этом подумать, договориться. Мы это все понимаем, видим и, безусловно, готовы подставить плечо. Я думаю, что вам понятно в то же время – мы 17 с лишним лет вели переговоры. В целом условия достаточно хорошие. И что касается аграрного производства, без преувеличения могу сказать, – это одни из лучших условий, на которых вообще страны присоединялись к ВТО. Я сейчас об этом поподробнее ещё скажу несколько слов. Да, риски, конечно, всегда есть. Но если взвесить всё, что должна получить экономика и, главное, потребитель, то я думаю, что плюсов всё-таки больше. А как минимизировать риски, повторяю ещё раз, – об этом поговорим.

Государство продолжит поддерживать отечественное сельское хозяйство. В ходе этого переговорного процесса о присоединении к Всемирной торговой организации мы получили определённый резерв для увеличения прямой поддержки товаропроизводителя в ближайшие годы. Вы знаете, что на 2012 год у нас общая поддержка запланирована где-то в долларовом эквиваленте 5,6 млрд, по-моему. Да, 5,6 млрд долларов, 170 млрд рублей. А по условиям, на которых мы присоединились к ВТО, мы можем оказать поддержку в 2012 году и 2013-м на 9 млрд долларов. Понятно, что почти в 2 раза больше, чем мы сами запланировали. Это тоже один из резервов нашей с вами работы. И мы вместе должны будем проанализировать ситуацию по отдельным направлениям, если потребуется, значит, где-то и добавить.

Обращаю внимание: мы сохранили возможности квотирования импорта мяса, а также право вводить специальные антидемпинговые пошлины. Далее. Правила ВТО не ограничивают государственные ассигнования в развитие транспортной, социальной инфраструктуры в сельской местности, создание новых предприятий, субсидирование системы образования и подготовки кадров. И такие программы мы, безусловно, будем продолжать. Я думаю, что вы со мной согласитесь – здесь я бы попросил Виктора Алексеевича Зубкова, министерство вместе с вами посмотреть, особенно на вопросы развития инфраструктуры транспорта. Здесь, в развитии логистики, значительная часть затрат лежит. И если своевременно государство переключит часть поддержки прямого субсидирования на развитие, скажем, транспортной инфраструктуры и другой логистики, это может быть существенной, реальной экономической поддержкой.

Далее. Членство в ВТО создаёт лучшие условия для привлечения в отрасль инвестиций – это уже очевидный факт. И прежде всего в переработку, в пищевую промышленность, для выхода с нашей продукцией и на внешние рынки, для защиты наших производителей от недобросовестной конкуренции внутри страны, здесь, да и за границей прежде всего. Понятно, что, попав в ВТО, нам не только расслабляться не стоит, но нужно знать, учитывать все тонкости членства ВТО. И повторяю ещё раз: у нас есть время над этим подумать, тем более что мы сейчас разрабатываем государственную программу развития сельского хозяйства на 2013–2020 годы, и здесь нужно будет все эти подводные камни заранее предусмотреть, учесть и иметь в виду.

В заключение хотел бы сказать ещё несколько слов о начинающейся в скором времени посевной кампании. Мы об этом много раз говорили в Правительстве, с губернаторами обсуждали этот вопрос, и знаю, что сельхозпроизводители постоянно ставят этот вопрос. Когда мы встречаемся с ними, в том числе и с вами – с теми, кто этим занимается, ставится вопрос о скидках на горюче-смазочные материалы при проведении весенних полевых работ. Хочу вас проинформировать, мы работу с нашими нефтяными компаниями закончили, договорились с ними: скидка будет. Она составит 30% от цены ГСМ, сложившейся в каждом конкретном регионе страны на декабрь 2011 года, за декабрь 2011 года, причём скидка будет рассчитываться не от розничной цены, а от опта, то есть будет за литр бензина и за литр дизельки чуть больше 16 рублей – почти в 2 раза меньше розничной цены, которая сейчас применяется, на сегодняшний день.

В этой связи хотел бы сказать слова благодарности руководству наших основных нефтяных компаний. Это в значительной степени их добрая воля, проявление социальной ответственности людей, которые в этой сфере работают. Мы с вами понимаем, насколько это важно для сельского хозяйства, а значит, и для обеспечения граждан России продовольствием отечественного производства. Я в этой связи хотел бы добавить, что по сравнению с прошлым годом объём поставки льготного топлива будет увеличен на 10%. Надеюсь, что этого будет достаточно для всех сельхозпроизводителей. В этой связи ещё одно замечание. В прошлом году за счёт этой льготы в сельском хозяйстве, если считать субсидии, осталось 18,5 млрд рублей. В этом году только за I полугодие будет 12,2 млрд, только за I полугодие. Что касается II полугодия – это отдельная, другая песня, позднее к этому вернёмся. Всё. Давайте перейдём к работе. Слово – Виктору Алексеевичу Зубкову.

Да, когда я говорил про нефтяников, мы всё-таки не должны забывать: понятно, что это другая сфера деятельности, не сельское хозяйство, но они идут навстречу, притом что общая фискальная нагрузка на нефтяную отрасль у нас в стране – более 80%, имея в виду и налогообложение, и вывозные таможенные пошлины, и так далее. То есть они и так в принципе загружены фискально, но тем не менее проявляют такое чувство ответственности. Ещё раз хочу сказать им спасибо.

Пожалуйста, Виктор Алексеевич (обращаясь к В.А.Зубкову).

В.А.Зубков: Спасибо, Владимир Владимирович. Уважаемые коллеги, я думаю, это хорошая новость не только для растениеводов, которые уже в конце февраля по многим регионам начнут полевые работы. Сегодня это известие как раз вовремя, своевременное, для вас – тех, кто занимается реальным животноводством, потому что это и зерно, которое может быть дешевле, и корма, которые также важно иметь для того, чтобы развивать наше животноводство.

Сегодня животноводство – это важнейшее направление агропромышленного комплекса, которое по сути определяет уровень и темпы его развития. Здесь формируется значительный уровень добавленной стоимости, создаются новые рабочие места, в том числе и в таких отраслях, как пищевая промышленность, переработки и так далее.

Важно, что позитивные изменения, о которых говорил Владимир Владимирович, реально отражаются на прилавках наших магазинов. Мы видим большое разнообразие отечественной качественной продукции. Я посмотрел статистику за последние шесть лет: надо сказать, что несколько лет назад в Москве было менее половины отечественного продовольствия. Сегодня – более 70%. Такие результаты достигнуты благодаря, конечно, значительному росту инвестиционной активности в животноводстве. Ключевую роль здесь сыграли система стимулов и мер государственной поддержки, которые созданы Правительством Российской Федерации за последние годы. Кроме того, мы активно защищаем наш внутренний рынок с помощью мер таможенно-тарифного регулирования. Мы будем и далее их использовать в рамках условий, определённых при вступлении России в ВТО. Но я хочу поддержать Владимира Владимировича, что мы должны сейчас, до 1 июля ещё раз внимательно по всем позициям рассмотреть все те риски, которые имеют место.

Одним из основных инструментов ускоренного развития животноводства, конечно, стала реализуемая Правительством с 2008 года государственная программа развития АПК. В результате нашей стране удалось серьёзно снизить зависимость от импорта мяса. За шесть лет прирост объёма производства составил более 3 млн т. Наибольший рост отмечен в свиноводстве, птицеводстве, здесь поголовье приросло в 1,5 и 2 раза, а, соответственно, и объёмы производства мяса также возросли. Только за 2011 год прирост мяса птицы составил 320 тыс. т, у нас таких никогда не было темпов. А свинины – более 100 тыс. т, и это после двух лет действительно жесточайшей засухи. Я много лет работал в сельском хозяйстве, и думаю, что даже в советские времена, если бы вот так два года потрясло с такой засухой, то выходить из этой ситуации было бы очень сложно. И таких темпов, как мы получили в 2011 году, я думаю, вряд ли можно было бы достичь. Работает рынок, работают те механизмы, которые были включены Правительством в эти годы: конечно, были своевременные решения Правительства по дополнительной государственной поддержке в последние годы.

Ещё раз, если вернуться к засухе. Смотрите, мы из нашего интервенционного фонда выделяли зерно на корм столько, сколько попросили в каждом регионе. И даже многие стали отказываться. Но мы-то выделяли не по той цене, которая была на рынке – 9 рублей за 1 кг, а мы-то выделяли практически в 2 раза дешевле. И конечно, это сыграло на то, что у нас не только не упали объёмы производства, – и продовольственная инфляция у нас за 2011 год получилась 4,2%, самая низкая за все последние 20 лет.

В итоге самообеспеченность по продукции животноводства достигла 73%. Душевое потребление отечественного мяса возросло за эти годы на четверть, но всё равно оно пока низкое – 58 кг. Этого явно недостаточно. Резервы есть. Например, по мясу птицы есть все возможности в ближайшее время увеличить среднедушевое потребление с 25 до 30, а в перспективе – до 35 кг.

Это как раз то, что сегодня потребляет Европа, цифры буквально реальные. Этому будет способствовать в том числе расширение...

В.В.Путин: Вот они столько мяса потребляют, а потом борются с ожирением. Деньги тратят.

В.А.Зубков: Европа-то не так, это Америка. Это диетическое мясо, Владимир Владимирович.

Я про индейку хочу сказать. Помимо Ростова-на-Дону запустим высокотехнологические проекты и в Ставрополье, Калуге, других городах. Учитывая, что Доктриной продовольственной безопасности страны целевой показатель по мясной продукции установлен на уровне 85%, в ближайшие годы мы должны сохранить положительную динамику. Принимаются меры по наращиванию объёма производства говядины – это наиболее высокозатратное, капиталоёмкое направление с длительными сроками окупаемости.

Здесь есть примеры. Я хочу сказать, что в Брянской области при поддержке со стороны государства (это Внешэкономбанк, здесь присутствует руководитель этого банка) реализуется крупнейший в Европе проект по производству говядины. Владимир Владимирович, я думаю, Вам надо обязательно побывать, посмотреть «Мираторг», вот этот проект. Я скажу, такого у нас вообще никогда не было в России. Это такой перспективный, большой, современнейший проект, который, я скажу, я думаю, что такого проекта нигде и нет сегодня – ни в Европе... 40 тыс. т мяса говядины – это прекрасный пример того, что в России действительно можно иметь новый облик, то есть мы эту отрасль не просто развиваем – мы её начинаем развивать с самых современных проектных решений.

Какие основные риски связаны с вступлением России в ВТО, Вы уже говорили. Они, конечно, в первую очередь касаются птицеводства и свиноводства и в определённой степени производства говядины. С учётом высокой инвестиционной составляющей в структуре себестоимости отечественного животноводства наши производители пока не в полной мере готовы конкурировать на открытом рынке без соответствующей поддержки.

Вот свиноводство взять. Сегодня в свиноводстве пока только треть комплексов – это эффективные высокотехнологичные хозяйства. Треть! 15% имеют среднюю эффективность и почти половина – это, к сожалению, пока у нас ещё хозяйства, которые в зоне риска находятся. И, конечно, если к нам, предположим, резко хлынет продукция свиноводства, то вот эта половина, конечно, будет терпеть издержки и надо будет нам помогать. Мы имеем сейчас на 2012 год 6 млрд рублей, и эту сумму на три года мы для свиноводов зарезервировали по 6 млрд рублей на 2012–2013–2014 годы, но нам надо здесь ещё искать такие подходы, чтобы наша отрасль не пострадала. Ведь мы за последние годы вложили в развитие свиноводства более 200 млрд рублей. Кстати, аналогичные инвестиции – до 300 млрд. рублей – запланированы и на ближайшую перспективу. Мы в Правительстве регулярно обсуждаем вопросы, связанные с рисками для этих инвестиций, ищем подходы, чтобы их минимизировать.

Мясо птицы. По сравнению со свининой и говядиной мясо птицы становится экономически наиболее привлекательным продуктом и потребления, и сырьём для переработки. Да и это в общем-то общемировая тенденция. Ставим перед собой задачу обеспечить расширение каналов его сбыта.

Серьёзным стимулом может стать адресная поддержка поставки отечественного мяса птицы в системе детского питания и сети социальных учреждений. Владимир Владимирович, нам, может быть, даже повезло, что мы сейчас нашей отечественной продукцией ещё пока не насытили свои рынки, поэтому нам надо увеличивать не только производство, нам надо увеличивать потребление. Надо посмотреть, действительно, на те нормы, которые сегодня реально существуют в питании, в детском питании – в школах, детских садах, в сети социальных учреждений (больниц и так далее), тем более что государственная поддержка этого направления входит в меры так называемой зелёной корзины, разрешена правилами ВТО.

Нам надо посмотреть нормы: скорее всего, их надо несколько увеличить. Тем самым мы можем направлять, поставлять напрямую в эти учреждения продукцию птицеводства и, может быть, мясо говядины. А найти такие подходы можно при разработке проекта федерального закона «О федеральной контрактной системе». Надо нам посмотреть с точки зрения поддержки поставки отечественной продукции, чтобы туда не шла импортная продукция. Как нам это сделать? Я думаю, что здесь, может быть, такие поручения дать нашим министерствам и ведомствам, чтобы мы могли увеличить не только нормы потребления в этих социальных учреждениях, но и чтобы там не было импортной продукции, а была бы отечественная продукция. Для защиты рынка высококачественной говядины в условиях ВТО Минсельхозу необходимо в кратчайшие сроки подготовить законодательную основу – национальный стандарт на этот вид мяса. Пока у нас нет стандарта, нам могут ввезти под видом высококачественной говядины совсем не то, что это на самом деле из себя представляет. Я думаю, что такая работа – национальный стандарт, – это то, что нам надо необходимо срочно делать.

В целом для решения задач по защите российских производителей при вступлении в ВТО мы должны сформировать новую систему стимулов животноводства как на федеральном, так и региональном уровнях. Ключевое направление этой работы – активизация межрегионального взаимодействия и удовлетворения имеющегося внутреннего спроса за счёт отечественного продовольствия. Есть регионы, Вы уже назвали их, которые полностью себя обеспечивают мясом собственного производства, имеют излишки, поставляют в другие регионы. Не буду называть, Вы называли эти регионы. В других регионах зачастую объёмы производства продукции серьёзно отстают от уровня потребления. У нас есть регионы, которые по сути ничего не производят: по 20 тыс. т мяса производят. Это крупные регионы, то есть они вынуждены или завозить по импорту, чтобы кормить своё население, или из других регионов. А мы знаем, насколько сейчас дороги все перевозки, особенно железнодорожные. Потом это удорожает продукцию – это цены в магазинах совсем другие, поэтому нам, конечно, необходимо очень серьёзно поработать с этими регионами, где объёмы производства крайне малы и недостаточны, и эту работу необходимо наладить на системной основе.

Каждый регион должен сформировать свою чёткую программу по обеспечению региональных нужд в отечественном продовольствии. Мы дали такое поручение, до 1 июля эта работа должна быть закончена. Кроме того, такое предложение есть, может быть, его тоже обсудить сегодня: на предприятия пищевой промышленности, которые работают на импортном сырье, не должны распространяться меры государственной поддержки, включая субсидии из федерального и региональных бюджетов, льготные тарифы и другие преференции. Что получается? Если действительно так случится, что, может быть, более дешёвая какая-то продукция пойдёт на наши рынки и на те же мясоперерабатывающие предприятия, то наше право… Мы же так не делаем с техникой иностранного производства, которую мы не субсидируем за счёт субсидий, которые мы направляем. Мы же субсидируем только отечественную технику. Мы такое решение принимали, и оно было абсолютно правильным. В качестве дополнительных мер поддержки наших производителей мы рассматриваем развитие образовательных услуг, стимулирование кооперации малых форм хозяйствования, повышение уровня ветеринарной защиты внутреннего рынка. Это последнее направление имеет особое значение с учётом необходимости пресечения импорта в Россию некачественной продукции. На границе таможенное и ветеринарное администрирование должно быть ужесточено, мне кажется. Там должны меры приниматься своевременно и вовремя. Сохранение достигнутого уровня развития отечественного животноводства – в этих целях.

В новой госпрограмме, которая начнет действовать 1 января 2013 года, мы не просто сохранили, а постарались усилить основные направления развития животноводства. Я полагаю, что их реализация позволит снизить риски для отечественного животноводства при вступлении в ВТО. Хотел ещё раз поблагодарить за решение о продлении скидки на топливо. Действительно, это сегодня крайне важно. Я думаю, что селяне, которые слышали это, этому будут рады. Спасибо за внимание.

* * *

Заключительное слово В.В.Путина:

По поводу чувствительного вопроса, который так или иначе сегодня многократно звучал, – это ВТО. Вы знаете, у нас, к сожалению, администрирование такое, что на самом деле, если по-честному сказать, не так уж много эффективных инструментов было защиты даже до сих пор. Ну вот смотрите, что у нас происходило по молоку по тому же: вот оно как сократилось. Почему? А потому что завозили сухое молоко. А почему? А потому что существуют огромные дырки через ту же Белоруссию, через другие…

Вот, допустим, буйволятину завозили под видом говядины, мясо из Юго-Восточной Азии завозили под видом европейского продукта и так далее. То есть, если по-честному, у нас достаточно на низком уровне, к сожалению, находилось администрирование, в том числе и таможенное администрирование. В современном мире таких дырок очень много.

Я очень надеюсь, что сам факт присоединения к ВТО нам многие вещи, как ни странно, поможет в более современном, цивилизованном режиме решать. Только нам нужно видеть эти угрозы и своевременно их купировать, мы можем с вами это сделать.

Я хочу вас поблагодарить и за результаты работы по прошлому году, и в надежде на то, что отрасль будет самым активным образом развиваться. И точно могу вам гарантировать, что мы будем продолжать её поддерживать. Спасибо.

Россия. ЦФО > Агропром > premier.gov.ru, 31 января 2012 > № 483362 Владимир Путин


Россия > Агропром > premier.gov.ru, 31 октября 2011 > № 429114 Владимир Путин, Е.Б.Скрынник

Председатель Правительства Российской Федерации В.В.Путин провёл рабочую встречу с министром сельского хозяйства Российской Федерации Е.Б.Скрынник.

Обсуждалась реализация мер, направленных на улучшение ситуации, связанной с перевозкой сельхозпродукции из ряда регионов. Кроме того, В.В.Путин обратил внимание министра на необходимость дальнейшей поддержки значимых региональных программ в области сельского хозяйства.

Стенограмма начала встречи:

В.В.Путин: Елена Борисовна, мы неоднократно обсуждали с вами, с ОАО «РЖД» ситуацию, связанную с перевозкой урожая, сельхозпродукции. Руководство РЖД докладывает, что ситуация меняется. Насколько это ощущают сами сельхозтоваропроизводители?

Е.Б.Скрынник: Да, уважаемый Владимир Владимирович, в соответствии с Вашим поручением мы с открытым акционерным обществом «Российские железные дороги» подписали соглашение о взаимодействии по перевозке сельхозпродукции, в частности зерновых, в первую очередь на внутреннем рынке и на экспорт.

Поэтому на сегодняшний день взаимоотношения между сельхозтоваропроизводителями и «Российскими железными дорогами» структурированы. Первые оперативные меры, которые были приняты в рамках вновь созданной рабочей группы, – это решение проблем по вывозу сельхозпродукции, зерновых из Красноярского края. Отсюда до конца сельхозгода будет вывезено 500 тыс. тонн зерновых. Для этого будет работать 1300 вагонов.

Следующее направление – это стратегические меры, которые мы также будем реализовывать в рамках подписанного соглашения. В первую очередь это создание специальных маршрутов в разрезе прогнозных балансов по производству зерновых в каждом регионе, потребления, а также экспортного потенциала. Такая технология маршрутов на будущее уже согласована, и это даст нам возможность в следующем году избежать тех неприятностей, которые у нас существуют, к сожалению, по перевозке сельхозпродукции – в этом году это зерновые. Поэтому в рамках рабочей группы, которая создана при поддержке Министерства транспорта, мы пригласили участвовать все наши союзы, крупные предприятия, которые занимаются производством зерновых, для того чтобы структурировать отношения между портом, элеваторами и сельхозтоваропроизводителями – на основании расчётов посевных площадей, наличия уже работающих элеваторов и, соответственно, выстраивания маршрутов, которые дадут возможность структурированно, исходя из возможностей наших сельхозтоваропроизводителей, вывозить зерно на внутреннем рынке, на экспорт.

В.В.Путин: Вы всё-таки смотрите по всем крупным товаропроизводителям – и по крупным, и по средним, и по небольшим предприятиям, так, чтобы все ставились в равные условия и никто не был поставлен в какие-то наихудшие условия.

Е.Б.Скрынник: Ни в коем случае.

В.В.Путин: Мелким производителям, небольшим производителям сложнее: они могут опираться только на вашу поддержку. Если у транспортников свои задачи, то у вас они всё-таки связаны с непосредственной поддержкой сельхозтоваропроизводителей. Повнимательнее, пожалуйста.

Е.Б.Скрынник: Да, конечно, Владимир Владимирович, для крестьянских фермерских хозяйств всегда приоритет. Мы всё делаем…

В.В.Путин: По перевозке зерна из Дальнего Востока, из Сибири мы решение по льготированию приняли. Там ещё из Кургана, да, по-моему?

Е.Б.Скрынник: Да, также из Курганской области, что было сделано впервые, так как у них большие объёмы производства и им необходимо реализовывать. Мы это также отслеживаем.

В.В.Путин: Нужно, чтобы не только льготы были, а чтобы подвижной состав был.

Е.Б.Скрынник: Мы обеспечиваем, Владимир Владимирович. Я подготовила (на примере, правда, Ставропольского края), как это будет в будущем выглядеть. Мы будем рассчитывать, во-первых, посевные площади, затем основные зернохранилища, которые существуют, и дальше железнодорожные отгрузочные станции. Вот исходя из этого мы дальше будем строить элеваторы.

В.В.Путин: В рамках программы?

Е.Б.Скрынник: Да, в рамках программы. Таким образом, накладываются три составляющие, и мы будем понимать, как нам дальше двигаться, для того чтобы исключить на будущее все те проблемы, которые существуют.

В.В.Путин: Вот вы сейчас вспомнили про Ставропольский край. Вы тоже были на некоторых региональных мероприятиях по линии «Единой России». Там, вы знаете, представители этой отрасли часто поднимали вопросы по региональным программам. У нас есть целое направление поддержки этих значимых региональных программ в области сельского хозяйства. Общий объём финансирования там какой, 6 млрд?

Е.Б.Скрынник: Да, уважаемый Владимир Владимирович, Вы также поддержали экономически значимые региональные программы: общий объем финансирования – 6 млрд. И на сегодняшний день мы приступили к реализации программ. Я могу доложить, что, например, в Астраханской области благодаря этой программе мы уже запустили один логистический центр из десяти. Это даёт возможность сельхозтоваропроизводителям, крестьянским фермерским хозяйствам, что особенно важно, вывозить свою овощную продукцию в этот логистический центр и в дальнейшем в обработанном виде уже поставлять её через сети нам, потребителям.

Всего работает 100 программ. В основном, конечно же, это программы, направленные на поддержку мясного направления животноводства, производства мяса крупного рогатого скота. Второе направление – это молочные программы. И третье – это те программы, которые являются экономически важными для каждого региона. В частности, для Астраханской области, как я уже говорила, это логистические центры, там, где производится больше овощной продукции, например для Татарстана – поддержка козоводства и т.д. В частности, по мясному направлению у нас по итогам программы будет получено дополнительно около 80 тыс. тонн высококачественного мяса говядины и прирост составит около240 тыс. голов крупного рогатого скота.

В.В.Путин: Это именно мясные породы?

Е.Б.Скрынник: Да, именно мясные породы, то, что нам необходимо, над чем мы сегодня больше всего работаем, – мясо крупного рогатого скота, производство молока. Дополнительно к концу года мы получим около 500 тыс. тонн молока. Больше всего в Татарстане, так как они больше всего софинансировали наши федеральные средства. А вообще объём софинансирования составляет около 10 млрд, 6 млрд – федеральные средства. И так как регионы видят эффективность этих программ, потому что они точно работают в каждом регионе и решают их насущные проблемы, они ещё выделили около 10 млрд. Поэтому общий объём 16 млрд. Это, конечно, эффективное направление, которое даёт возможность создавать рабочие места, выплачивать налоги и решать именно те проблемы, которые на сегодняшний день существуют, например по производству мяса крупного рогатого скота и молока.

В.В.Путин: Хорошо.

Россия > Агропром > premier.gov.ru, 31 октября 2011 > № 429114 Владимир Путин, Е.Б.Скрынник


Нашли ошибку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter