Всего новостей: 2577827, выбрано 2 за 0.001 с.

Новости. Обзор СМИ  Рубрикатор поиска + личные списки

?
?
?  
главное   даты  № 

Добавлено за Сортировать по дате публикации  | источнику  | номеру 

отмечено 0 новостей:
Избранное
Списков нет

Снитко Дарья в отраслях: Агропромвсе
Снитко Дарья в отраслях: Агропромвсе
Россия > Агропром. Финансы, банки > oilworld.ru, 21 марта 2018 > № 2537942 Дарья Снитко

"Развитие потребления шротов внутри России снизит риски для производителей и повысит их рентабельность" - Дарья Снитко.

АПК в России сегодня нацелен не только на удовлетворение потребностей страны в сельскохозяйственной продукции, но и активно участвует в наращивании экспортного потенциала страны, а масличные культуры и продукты их переработки, всегда являлись важной составляющей экспорта нашей страны. О проблемах, стоящих перед масложировой отраслью России, о том, какая культура является основой экспортного потенциала страны, о необходимости поддержки государства для развития инфраструктуры, в интервью OIlWorld.ru с Начальником Центра экономического прогнозирования АО «Газпромбанк» Дарьей Снитко.

Дарья, каковы, на сегодняшний день, ваш взгляд, основные проблемы в масложировой отрасли России?

Главные и общие проблемы масложирового сегмента – инфраструктурные ограничения и неэффективность операционных процессов. Выращивание масличных для России является традиционным и достаточно рентабельно. Рынок развитый, с высокими показателями потребления как масла, так и продуктов переработки, в том числе на непищевые цели. Однако, есть ряд проблем с дисбалансом, который не позволяется аграриям и переработчикам получать адекватную доходность. Прежде всего, не развитый рынок подсолнечного и рапсового шрота, из-за чего рентабельность переработки этих масличных зависит только лишь от внешнего спроса на соответствующие масла, что делает компании подверженными конъюнктуре мировых цен, волатильности курсов валют и тому подобных вещей. Развитие потребления шротов внутри России снизит риски для производителей и повысит их рентабельность. Для реализации этой задачи требуется развитие кормопроизводства с опорой на местную кормовую базу, а не только лишь импортные технологии кормления.

Второе, это неразвитость технологий выращивания сои в основном регионе специализации для этой культуры – на Дальнем Востоке. По моему мнению, потенциал роста валового сбора сои сосредоточен именно в развитии технологий (которые уже активно внедряются в ЦФО, например) на Дальнем Востоке, благодаря которым на тех же посевных площадях будет выращиваться больше.

И инфраструктура – что вырастили, вывозить не можем. Причем 2017 г. показал, что проблема присутствует во всей цепочке – взаимодействие операторов и перевозчиков, хранение, наличие услуг на аутсорсинге. Всю экспортную цепочку, особенно если это касается масла, отличает неэффективность организации процессов, но рост объемом породит конкурентность в сервисном сегменте, что окажет положительное воздействие на качество и цену услуг. В страны Ближнего Востока российское масло поступает через Черноморские пути, а каспийские маршруты не работают. Огромный потенциал есть у речных перевозок по Волге, но пока эта инфраструктура почти не эксплуатируется.

Также есть ряд вопросов относительно эффективности работы компаний по управлению рисками. Отрасль отличает использование оборотных ресурсов для закупки семян для переработки, что предполагает работу с банками по таким продуктам как факторинг, краткосрочное кредитование, использование механизмов хеджирования. В этой области, даже если сравнить компании-лидеры и прочие средние компании, потенциал внедрения технологий управления рисками огромен.

Давайте поговорим про подсолнечник, как основную масличную культуру в России. По итогам последних двух сезонов валовой сбор подсолнечника в России составляет 10-11 млн тонн. По вашему прогнозу, каким будет его валовой сбор в России и за счет каких факторов может вырасти? На сколько возрастут посевные площади под подсолнечник/масличные через 5-10 лет?

Я не ожидаю существенных изменений в посевных площадях подсолнечника, и пока нет оснований предполагать, что площади под культурой перевалят за 8 млн га. Вот какой-нибудь новый проект или специальная программа развития Поволжья могли бы стать фактором расширения посевных площадей под культурой. Напомню, что именно в Поволжье сосредоточен основной массив неиспользуемой пашни России, но аграрии не спешат вводить их в оборот, поскольку спрос на продукцию в регионе не растет, а внешний ограничен проблемами вывоза на экспорт.

Россия и Украина входят в топ стран-производителей подсолнечника на мировом рынке, и последние пару десятилетий Украина, несомненно, лидировала. Какой, на ваш взгляд, предел по валовому сбору подсолнечника культур у этих стран? Есть ли шансы у России обойти Украину в ближайшей перспективе?

Я бы так вопрос не ставила. Украина имеет ряд неоспоримых преимуществ – плечо доставки масла на мировой рынок меньше, а, следовательно, цена конкурентнее. России даже может быть и не стоит гнаться за объемом валового сбора подсолнечника, т.к. культура прихотливая к условиям почвы. Мне кажется, основной потенциал России сосредоточен в выращивании рапса на переработку и экспорт.

Для развития экспортного потенциала нашей страны, на который держит курс российский АПК, необходимо развивать портовую инфраструктуру, транспортную и складскую логистику. Какие шаги на ваш взгляд, необходимо предпринять крупным экспортерам и отраслевым союзам, чтобы получить гос. поддержку?

Нужна отдельная программа развития инфраструктуры для АПК, может быть межведомственная, а не в рамках бюджета госпрограммы развития сельского хозяйства. Развитие перевалочных мощностей, системы элеваторов требует стимулирования инвестиций. Также остро стоит вопрос, связанный с инвестициями в мелиорацию (улучшение качества почв, орошение) на базе существовавшей государственной инфраструктуры, который может быть решен с использованием механизмов государственно-частного партнерства.

Дарья, давайте немного поговорим о мировом рынке. На данный момент порядка 20% мирового рынка растительных масел идет на производство биотоплива. Что, на ваш взгляд, произойдет с мировым рынком растительных масел, если страны, которые поддерживают биотопливо, прекратят субсидировать данную отрасль?

Я думаю, что ближайшие годы темп роста спроса на масло со стороны биотопливного рынка будет существенно ниже, чем в предыдущие годы. Субсидировать отрасль страны вряд ли прекратят, по крайней мере таких прецедентов пока не было. Но интерес к биотопливу немного спал, в том числе на фоне снижения цен на нефть и соответственно, стоимости топлива.

Расскажите, пожалуйста, о тенденциях на мировом рынке растительных масел. Каковы ваши прогнозы по ценам на основные растительные масла на текущий сезон?

По ряду индикаторов видно, что цены на масла должны расти на мировом рынке. В отличие от зерна, в балансе масла нет высоких запасов, а спрос продолжает расти. Но, как и в прогнозе для любых других сырьевых товаров, называть какой-то конкретный ценовой уровень не хотелось бы.

Россия > Агропром. Финансы, банки > oilworld.ru, 21 марта 2018 > № 2537942 Дарья Снитко


Россия > Агропром > oilworld.ru, 6 февраля 2017 > № 2062416 Дарья Снитко

2017 год для российского АПК будет сложнее, чем предыдущий

Начало календарного года является не только периодом подведения итогов, но и периодом, когда можно попытаться оценить будущие перспективы и сценарии развития отраслей экономики. Своим мнением о том, что ждет российский аграрный рынок в 2017 году, какие глобальные факторы будут определять его развитие, с читателями «АПК-Информ: СНГ» любезно поделилась начальник Центра экономического прогнозирования АО «Газпромбанк» Дарья Снитко.

- Дарья Владимировна, прежде всего, хотелось бы узнать Ваше мнение об основных макроэкономических факторах, которые будут определять сценарий развития российского АПК в 2017 году, и в частности рынков зерна и масличных.

- Для российского сельского хозяйства главные макроэкономические индикаторы, за которыми следят участники рынка, год из года остаются неизменными. В первую очередь, это курс валюты – он определяет доходность экспортеров зерна и масла и внутренние цены на большинство сельскохозяйственных товаров.

На втором месте я бы отметила ключевую ставку Банка России – она формирует уровень стоимости займов, как краткосрочных на посевную и пополнение оборотных средств, так и долгосрочных, напрямую определяющих окупаемость инвестиционных проектов. Конечно, с переходом на новый механизм субсидирования инвестиционных кредитов (заемщик может получать займы под 1-5% годовых, а недополученные доходы субсидируются банкам напрямую из бюджета) этот показатель утрачивает свое значение как фактор принятия инвестиционных решений, но для краткосрочного кредитования все еще очень важен.

И третий ключевой макроэкономический параметр, на который все обращают пристальное внимание, это инфляция – как будут расти цены в целом по экономике, насколько могут производители (и поставщики) повышать цены. Если кратко, то среднегодовой курс рубля прогнозируется достаточно стабильным, инфляция – низкой, до 4-5% по итогам года, при этом ключевая ставка будет снижаться медленнее инфляции из-за консервативной монетарной политики ЦБ.

- Новый глава МЭР прогнозирует стабильность курса рубля в среднесрочной перспективе. Насколько оправдано это утверждение, и какой Вы видите динамику российского рубля в т.г., а также влияние данной динамики на аграрный рынок?

- На несколько лет вперед курс рубля при текущих предпосылках макроэкономического развития Центр экономического прогнозирования Газпромбанка видит относительно стабильным. На фоне умеренного роста цен на нефть и экономического оживления возможно ослабление среднегодового курса на 2-3 руб. на горизонте до 2020 г. Но волатильность на валютном рынке высокая, с начала года курс уже демонстрирует резкое изменение (укрепление на 2 руб. к доллару), так что для тех, кто фокусируется на краткосрочных операциях, связанных с валютных рынком, о стабилизации говорить рано.

Для аграрного рынка России укрепление рубля скорее негативно, поскольку напрямую влияет на сокращение рублевой выручки (как экспортеров, так и тех, кто работает на внутреннем рынке), хотя оно расширяет возможности для инвестиций, которые связаны с импортом оборудования и материалов. На наш взгляд, укрепление до 50-55 руб./долл. сохраняет все конкурентные преимущества на рынке для внутренних производителей.

- Какие внешние факторы и тенденции будут определять развитие российского АПК в т.г.?

- Если говорить коротко, то все события, которые будут происходить на мировых рынках, достаточно важны, но напрямую на российский рынок могут повлиять, пожалуй, лишь возможные торговые ограничения на рынках сырья.

- Сельское хозяйство России уже третий год функционирует в условиях действия экономических санкций. Насколько отрасль адаптировалась к данным условиям, и каковы ее перспективы в этом смысле?

- Если речь идет о продуктовом эмбарго в отношении США, стран ЕС и некоторых других, то, безусловно, закрытие рынка от конкурентов создаёт для местных компаний преимущества. По большинству позиций российские импортеры нашли альтернативных разрешенных поставщиков, отдельные сегменты активно подхватили идею импортозамещения. Ввиду разговоров об отмене эмбарго нервозность компаний, которые вложили в производство в надежде, что рынок для импорта будет закрыт дольше, нарастает, особенно у тех, кто все еще находится в инвестфазе.

По моим подсчетам, больший эффект при отмене эмбарго открытие импорта из ЕС окажет на молочную отрасль, поскольку, с одной стороны, молочные проекты медленно окупаются и пока финансово не устойчивы, а с другой – европейские компании после отмены производственных квот имеют излишки молочной продукции и могут демпинговать на российском рынке.

- Согласно показателям федерального бюджета, в ближайшие 3 года госфинансирование АПК может сократиться. Насколько оправданно подобное решение, и каковы будут его последствия?

- Согласно закону о трехлетнем бюджете, в 2017 г. на поддержку сельского хозяйства запланировано 214 млрд. руб., это больше выделенных в прошлом году средств. Но на весь трехлетний период изначально Госпрограммой поддержки сельского хозяйства на 2013-2020 гг. планировалось существенное увеличение (более 300 млрд. в 2018 г. и далее). Сокращение поддержки, конечно, влияет на инвестиционную активность негативно, но также способствует отсеву более рисковых проектов и менее опытных инвесторов.

- Следует ли ожидать в 2017 г. активизации притока инвестиций в аграрный сектор?

- Да, начиная с 2014 г., мы говорим о том, что российский рынок в агротеме сейчас наиболее интересный. И каждый год подтверждает этот тезис примерами крупных проектов иностранных компаний. Я полагаю, что к азиатским игрокам (TH Group, CP Food и др.) присоединятся компании Китая и других стран, прежде всего гиганты индустрии из Южной, и по мере нормализации в политической сфере, может быть, и Северной Америки.

- Что ожидает российский АПК в контексте возможных слияний и поглощений? Можно ли ожидать каких-то изменений в контексте IPO?

- Рынок IPO в текущих условиях достаточно слабый для российских игроков, в том числе аграрного рынка. Также важно понимать, что сельское хозяйство демонстрирует нисходящий тренд маржинальности (от рекордов 2015 г., спровоцированных в основном девальвацией, к более умеренным значениям маржи в 2016 г. и сегодня), и это без погружения в детали обычно выглядит не очень привлекательно для инвесторов. А вот слияния и покупки на рынке будут активны, т.к. по мере усиления конкуренции слабых игроков часто поглощают крупные стратегические инвесторы, как отечественные компании, так и иностранные, которые верят в рост рынка.

- Можно ли уже сегодня оценить (пусть даже упрощенно), будет ли для российского АПК 2017 год лучше, чем предыдущий?

- Если говорить в целом, то 2017 год будет еще сложнее, чем 2016-й: будет расти конкуренция, как внутренняя, так и с импортом, будет огромный запрос на внедрение эффективных технологий и инноваций в производство и продажи, организационные изменения в компаниях и новые стратегии продвижения товаров. Идея импортозамещения иссякает, и теперь приходит время работы над развитием рынка, брендов, экспортных направлений.

Беседовал Александр Прядко

Россия > Агропром > oilworld.ru, 6 февраля 2017 > № 2062416 Дарья Снитко


Нашли ошибку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter