Всего новостей: 2574073, выбрано 1 за 0.014 с.

Новости. Обзор СМИ  Рубрикатор поиска + личные списки

?
?
?  
главное   даты  № 

Добавлено за Сортировать по дате публикации  | источнику  | номеру 

отмечено 0 новостей:
Избранное
Списков нет

Тихонов Даниил в отраслях: Агропромвсе
Тихонов Даниил в отраслях: Агропромвсе
Россия. Весь мир. ЮФО > Агропром > oilworld.ru, 10 апреля 2017 > № 2476110 Даниил Тихонов

В будущем сезоне Россия сможет сохранить и, вероятно, увеличить объемы зернового экспорта – ООО «Артис-Агро Экспорт».

В последние несколько сезонов Россия занимает лидирующие позиции по объему экспорта зерновых культур, прирост производства внутри страны способствует наращиванию объема их поставок и расширению географии экспорта. Исходя из текущих темпов экспорта, ИА «АПК-Информ» оценивает экспортные поставки зерновых в 2016/17 МГ на уровне 35 млн. тонн (+2% к 2015/16 МГ), в том числе экспорт пшеницы оценивается в 25 млн. тонн, что на 3% больше, чем в предыдущем МГ. Об особенностях текущего сезона, ключевых проблемах и перспективах развития экспортного направления АПК-Информ рассказал зерновой трейдер ООО «Артис-Агро Экспорт» Даниил Тихонов.

- Даниил, как Вы оцениваете итоги первой половины сезона-2016/17 в секторе основных зерновых культур? Какие особенности смогли бы выделить?

- Среди ключевых особенностей текущего сезона, в первую очередь, следует отметить рекордный за постсоветскую историю урожай зерновых в России, превышающий, согласно данным Росстата, 120 млн. тонн (из которых 73 млн. тонн приходятся на пшеницу). Однако, несмотря на амбициозные планы по экспорту зерна (в частности Минсельхоз придерживался оценки в 40 млн. тонн), очевидно, что этот потенциал не будет реализован в полной мере. Основная причина заключается в том, что крупный урожай был собран не только в России, но и в большинстве других стран-производителей пшеницы – Австралии, США, Аргентине. В итоге рынок оставался во власти избыточного предложения зерна в мире на фоне дефицита новых драйверов спроса.

- Какие культуры и в какие страны экспортирует ваша компания? Изменилась ли география экспорта за последние несколько сезонов ?

- Что касается основных направлений зернового экспорта в текущем сезоне, следует отметить увеличение доли «экзотических» направлений, в частности экспорт на Дальний Восток, который никогда не был крупным покупателем российского зерна. Это обусловлено, с одной стороны, потребностью в расширении рынков сбыта, а с другой – неопределенностью относительно традиционных направлений (Турция, Египет). Так, объем поставок пшеницы в Бангладеш вырос по сравнению с предыдущим сезоном на 51%, в Индонезию – на 47%, осуществлены поставки во Вьетнам (в прошлом сезоне пшеница в данную страну вообще не экспортировалась). Аналогичный «дальневосточный прорыв» произошел и по кукурузе: так, объемы поставок в Японию выросли с 13 тыс. тонн в прошлом сезоне до 235 тыс. тонн в текущем, Вьетнам (не покупавший российскую кукурузу в прошлом сезоне) и вовсе стал вторым по размеру рынком для российской кукурузы, импортировав 649 тыс. тонн и обойдя по объему закупок Южную Корею. Впрочем, не стоит обольщаться отдельными цифрами. Со второй половины сезона российское зерно более не конкурентно в направлении Дальнего Востока. По пшенице Россия была вытеснена Австралией (которая собрала рекордный урожай за всю историю и имеет покупательские преференции в плане качества, а также преимущество по стоимости фрахта), по кукурузе рынок заняли Аргентина и Бразилия. В первой половине сезона «Артисом» также были осуществлены отгрузки в направлении Малайзии, Филиппин, Индонезии. Однако на данный момент отгрузки вновь вернулись к традиционным рынкам сбыта (Египет, Йемен, Нигерия и т.д.), что отражает возросшую конкуренцию со стороны стран Южного полушария на новых рынках.

- Какое влияние оказывает укрепление российского рубля по отношению к доллару США на темпы экспорта зерна из РФ в текущем МГ?

- Одним из факторов, серьезно осложнивших деятельность экспорто-ориентированных компаний, стало укрепление рубля против доллара. С начала зернового сезона курс рубля возрос почти на 13%, что приводило к удорожанию российского сырья в долларовом выражении. Если в течение предыдущего сезона высокая конкурентоспособность российского зерна обеспечивалась в том числе слабым рублем, в текущем МГ валютный фактор играет против российских экспортеров.

- За счет чего, по Вашему мнению, обеспечена высокая конкурентоспособность РФ на мировых площадках? И смогут ли российские экспортеры с учетом сезонного снижения спроса отгрузить на внешние рынки ожидаемые рекордные объемы пшеницы?

- Безусловными факторами, поддержавшими спрос на российское зерно, и пшеницу в том числе, в течение сезона, были уменьшение объема производства и ухудшение качества зерна у непосредственных конкурентов из стран ЕС, в частности Франции. Благодаря этому фактору Россия смогла существенно увеличить экспорт в такую ориентированную на французские поставки страну, как Марокко (со 119 до 676 тыс. тонн). Кроме того, снижение экспортного потенциала Европы позволило России существенно нарастить продажи по линии египетского государственного агентства GASC: если в сезоне-2015/16 на Россию приходилось 47% закупок, а на Францию – 14%, то в текущем МГ доля России составляет 69%, тогда как Франция смогла поставить всего 3 карго (составивших 3% от объема закупок GASC).

Усиление конкуренции и снижение внешнего спроса, очевидно, не позволят вывезти весь имеющийся экспортный излишек зерна. Так, если в начале сезона большинство аналитиков придерживались восторженных ожиданий экспорта порядка 40-42 млн. тонн зерна (и 30-31 млн. тонн пшеницы в частности), то на данный момент более реалистичным выглядит прогноз экспорта 37,5-38,0 млн. тонн зерна и 27-27,5 млн. тонн пшеницы. Ограниченный экспортный спрос в сочетании с рекордным урожаем в итоге приведет к формированию крупнейших с 2009 года переходящих запасов зерна, которые составят, по разным оценкам, от 18,5 до 23 млн. тонн. Учитывая первые (пусть, пока и очень предварительные) прогнозы урожая зерновых наступающего сезона в объеме более 100 млн. тонн, нельзя говорить о существенной смене понижательной тенденции на рынке. Тем удивительнее выглядит позиция держателей зерна, предпочитающих оставаться в товаре, несмотря на приближение нового урожая. Существенным образом развернуть рыночную картину на мировом рынке может только некий природный катаклизм в одной из стран-производителей зерна, однако на данный момент существенные погодные риски в обозримой перспективе не прогнозируются.

- Какие факторы оказывают ключевое влияние на формирование цен в секторе основных зерновых культур на данном этапе?

- Импортеры и зерновые трейдеры на международном рынке прекрасно понимают факт наличия значительных переходящих запасов в России, а также принимают во внимание не самые плохие перспективы урожая следующего сезона. По этой причине на внешнем рынке наблюдается «перевернутая» ценовая картина котировок FOB порты Черного моря. Если традиционно контракт на каждый последующий месяц поставки зерна торгуется дороже предыдущего (ввиду расходов на хранение зерна), то сейчас контракт на каждый последующий месяц стоит дешевле предыдущего: если котировки пшеницы 12,5% на базисе FOB порты Черного моря на апрель составляют 190 USD, то спрос на май не превышает 185 USD, пшеницу же с поставкой в июле рынок готов покупать не более чем по 170 USD.

Укрепившийся до рекордного с 2015 года уровня рубль, а также жесткая позиция сельхозпроизводителей, твердо намеренных держать остатки зерна до последнего, приводят к тому, что российское зерно больше не является самым дешевым в мире (на базисе FOB), проигрывая американской пшенице SRW. На традиционных рынках российская пшеница еще сохраняет преимущество за счет более дешевого фрахта, однако спрэд между российской пшеницей и американской SRW достиг минимальных значений (3-5 USD в пользу российской при пересчете через Египет). В связи с этим будет интересно увидеть список участников следующего тендера GASC, среди которых вполне может появиться американская пшеница по конкурентным ценам.

- Насколько сильно влияют на работу экспортеров взаимоотношения РФ и основных стран-импортеров в текущем сезоне?

- Текущий сезон также оказался богат непредсказуемыми действиями политических субъектов, которые в итоге сказывались на операторах зернового рынка. Разумеется, в первую очередь, вспоминается совсем недавняя остановка Турцией выдачи лицензий на беспошлинный импорт зерна из России (де-факто означающая остановку поставок из РФ). Ввиду импортных ограничений, по факту введенных Турцией по отношению к российскому зерну, в Турцию не смогут быть вывезены порядка 1,1 млн. тонн пшеницы и 150-200 тыс. тонн кукурузы, которые при ином сценарии ушли бы в этом направлении. Эти объемы еще более увеличат и без того значительные переходящие в новый сезон запасы зерна на внутреннем рынке, т.к. быстро найти замену турецкому рынку будет непросто, несмотря на официальные заверения российских чиновников.

С переменным успехом идут также поставки пшеницы в Египет, где ввиду противоречий интересов отдельных министерств наблюдаются крайнее непостоянство в требованиях к импортируемому зерну и абсолютно вольная интерпретация условий тендерных спецификаций.

- Какие рынки сбыта, на Ваш взгляд, являются перспективными для российской сельхозпродукции, и чего стоит ожидать участникам рынка в будущем сезоне?

- Рассматривая перспективы рынка в будущем сезоне, хочется отметить наличие потенциальных возможностей сохранить, а, вероятно, и увеличить объемы зернового экспорта из России, к чему имеется ряд предпосылок. Так, несмотря на более низкий урожай по сравнению с рекордом в сезоне-2016/17 (первые прогнозы урожая пшеницы в 2017/18 МГ составляют 66-68 млн. тонн), в сочетании с более высокими входящими запасами общие ресурсы зерна (урожай + переходящие запасы) на рынке будут сравнимы с показателями текущего сезона. С другой стороны, аналитики (в частности IGC) указывают на снижение объемов производства в других странах-производителях. В частности, ввиду сокращения посевных площадей в США прогнозируется снижение урожая пшеницы с 62,9 млн. тонн в текущем сезоне до 50 млн. тонн в следующем. Австралия, скорее всего, вернется с рекордного уровня в 35 млн. тонн к средним объемам урожая (28 млн. тонн). Таким образом, вполне вероятно очередное возвращение России на азиатские рынки (по крайней мере, до поступления нового австралийского урожая в ноябре-декабре). С другой стороны, вполне возможно восстановление урожая зерновых в ЕС, который сможет заменить Россию при поставках на турецкий рынок. К слову, почти 300 тыс. тонн литовской пшеницы уже заявлены к отправке в Турцию, несмотря на то, что прибалтийская пшеница котируется на данный момент на 6-7 USD дороже российской причерноморской.

Таким образом, к новому сезону мы подходим с противоречивыми исходными данными. С одной стороны, укрепившийся курс рубля перестал поддерживать привлекательность покупок российского зерна на экспорт при текущих рублевых уровнях цен. Возможности сбыта в прежнем объеме на традиционные ключевые рынки вызывают все больше сомнений. С другой стороны, при реализации сценария с уменьшением предложения в основных странах-производителях возможно, напротив, увеличение поставок из России в новых направлениях. Какой из сценариев реализуется в итоге, станет ясно после формирования потенциала урожая в Северном полушарии, критичным периодом для которого будет апрель-май.

Беседовала Полина Калайда

Россия. Весь мир. ЮФО > Агропром > oilworld.ru, 10 апреля 2017 > № 2476110 Даниил Тихонов


Нашли ошибку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter