Всего новостей: 2551172, выбрано 4 за 0.015 с.

Новости. Обзор СМИ  Рубрикатор поиска + личные списки

?
?
?  
главное   даты  № 

Добавлено за Сортировать по дате публикации  | источнику  | номеру 

отмечено 0 новостей:
Избранное
Списков нет

Ярошенко Алексей в отраслях: Леспромвсе
Ярошенко Алексей в отраслях: Леспромвсе
Россия. СЗФО > Леспром > forest-karelia.ru, 17 июня 2015 > № 1407382 Алексей Ярошенко

Алексей Ярошенко: «Рассчитывать на серьезную поддержку со стороны государства в ближайшие годы карельскому лесному сектору не приходится»

Принятие Федеральной целевой программы развития Карелии до 2020 года практически никак не отразится на реальном развитии карельского лесного сектора, и ситуация в карельском лесу останется по-прежнему исключительно тяжелой. Таково мнение авторитетного лесного эксперта, руководителя Лесного отдела Гринпис России Алексея Ярошенко. Саму программу эколог назвал "девяностостраничным документом в стиле бюрократической фантастики, описывающей, как в ближайшие пять с половиной лет в регионе будет улучшаться инвестиционный климат, сокращаться безработица, создаваться новые рабочие места".

Как отметил Ярошенко, значительное внимание в госпрограмме уделяется развитию лесопромышленного комплекса, но это развитие, во-первых, рассматривается в полном отрыве от развития лесного хозяйства (ФЦП ограничивается утверждением, что у региона есть "богатый природно-ресурсный потенциал", в том числе по части древесины), и, во-вторых, ориентируется практически исключительно на внебюджетные источники средств.

"Единственный объект, имеющий отношение к лесному комплексу, который в рамках этой ФЦП предполагается построить за бюджетные деньги - это нитка газопровода к Пиркярантскому целлюлозному заводу; затраты на ее строительство составляют лишь 0,1% от общей суммы затрат на создание или реконструкцию новых объектов лесопромышленного комплекса в рамках новой федеральной целевой программы.

Соответственно, в части, касающейся развития лесопромышленного комплекса, реализация новой программы примерно на 99,9% зависит от инвестиций со стороны лесного бизнеса (которые по большому счету никак не зависят от наличия или отсутствия подобных программ). Кроме того, развитие лесопромышленного комплекса планируется исходя из ошибочного представления о богатстве Карелии ценными и экономически доступными лесными ресурсами (об этом свидетельствуют как слова о "богатом потенциале", так и то, что программой не предусматривается никаких дополнительных мер по развитию лесного хозяйства) - а в реальности дефицит хозяйственно ценной древесины уже является одним из важнейших факторов, не только ограничивающих развитие новых лесоперерабатывающих предприятий, но и ставящих под угрозу существование имеющихся", - констатировал эколог.

Вывод эксперта не утешителен: с учетом этих двух обстоятельств (ориентации исключительно на частные инвестиции и отсутствия планируемых мер по развитию лесного хозяйства) можно с полной уверенностью предсказать, что принятие новой ФЦП практически никак не отразится на реальном развитии карельского лесного сектора, и ситуация в карельском лесу останется по-прежнему исключительно тяжелой. По мнению Алексея Ярошенко, рассчитывать на серьезную поддержку со стороны государства в ближайшие годы карельскому лесному сектору не приходится.

Россия. СЗФО > Леспром > forest-karelia.ru, 17 июня 2015 > № 1407382 Алексей Ярошенко


Россия > Леспром > wood.ru, 27 января 2014 > № 992445 Алексей Ярошенко

Издание "Российские лесные вести" опубликовало статью "В новом законе о госрегулировании оборота древесины минусов больше, чем плюсов", автор Алексей Ярошенко:

"Мне кажется, принятие этого закона - одна из самых больших ошибок в сфере управления лесами за последние годы. Думаю, он ухудшит ситуацию с охраной лесов, а в прочих направлениях в лучшем случае не принесет никакой пользы. Понимая, насколько серьезны такие прогнозы, постараюсь их аргументировать.

Вор-лес на большой дороге

Начну с того, что новый закон не касается незаконной заготовки, он регулирует лишь те отношения, которые возникают, когда древесина заготовлена и уже полностью вывезена из леса. Причем по факту он будет регулировать те отношения, которые связаны с транспортировкой древесины по магистральным путям, то есть, после того, как она выехала из леса по небольшим дорогам. До этого транспортировку контролировать и некому, и невозможно. Плохих и мелких дорог у нас много. Хороших мало.

Иначе говоря, этот закон вступает в силу после того, как древесина выехала на хорошую дорогу и ее можно проконтролировать. А у нас вор-лес, то есть незаконно заготовленная древесина, легализуется до того, как выедет на эту большую дорогу, на которой сейчас и так есть кому контролировать.

Махать кулаками после драки

Понятно, что если лес идет через таможню, то тут и пенька не пронесешь, не оформив соответствующих документов. Мышь не проскочит мимо нашей таможни, чтобы она не взяла то, что полагается. Соответственно, документы нужны к тому моменту, когда лес выезжает из страны. Если этот лес идет на крупные предприятия, там тоже нужны документы. Тех, кто готов рисковать и покупать древесину за нал, среди крупного лесного бизнеса очень мало, поскольку это себе дороже. Правда, есть мелкий бизнес, но его роль относительно невелика, с ним расправились посредством Лесного кодекса, и не он вносит главный вклад в потребление ворованного леса. А крупные потребители берут кругляк уже с документами, и нет никакого резона эти бумаги присоединять к товару прямо перед таможней или воротами потребителя. Естественно, их дают перевозчику тогда, когда он на большую (в прямом смысле) дорогу въехал.

Праведным путем или неправедным получены эти документы - другой вопрос, но это те бумаги, которые должны быть, чтобы кругляк получил правовой статус. Если это легализованный вор-лес, он так и останется легализованным вор-лесом, войдет в новую систему ЕГАИС, где будет учитываться как полностью белый и законный. Из чего следует, что новый закон на главнейший сегмент обращения с незаконной древесиной в нашей стране не повлияет никак. А если он будет действовать фактически задним числом, то кому какая от этого польза?

Это все равно, что после драки махать кулаками.

Конечно, потенциально есть какой-то маленький сегмент, который может быть отсечен, ну, процентов 10 из всей массы ворованной древесины, которая сейчас поступает в оборот. Но не уверен, что из-за 10 процентов следовало затевать такую опасную вещь (об опасностях скажу), как принятие этого закона. Кроме того, способы и эти 10 процентов легализовать найдутся, просто пока не было нужды. При желании обойти любые трудности легко, потому что лес у нас толком не учтен, арендатор получает кота в мешке, выбрать свою расчетную лесосеку он чаще всего не может. Значит, у него есть гигантская квота, особенно при так называемых приоритетных инвестиционных проектах, если они липовые и своей переработки у них нет и никогда не будет. Но у них есть купленная квота на якобы законную древесину. Так, пожалуйста, принимай этот вор-лес, снабжай документами и вези куда хочешь. Схема обкатанная.

Вот почему я в принципе не вижу, как новый закон способен повлиять на ситуацию с незаконной заготовкой древесины. Нет в нем таких механизмов! Пока кругляк на магистраль не вывезли - он и не работает, а по главным дорогам без документов и так давно никто не возит. В немалой степени этому способствует ежегодно проводимая силами МВД операция "Лесовоз". Понятно, что это кампанейщина, но по-другому государство и не работает. "Лесовоз" по сути - то же, что и принятый закон. Я не сторонник этой операции, но свою миссию она выполнила - лес без документов возить перестали, хотя и не перестали возить лес ворованный. Выходит, по большому счету, новый закон вообще не нужен, все сделали без него.

Эффект снежного кома

Теперь о вреде этого закона. Первый невосполнимый убыток, на мой взгляд, в том, что самые приличные и порядочные люди в Рослесхозе долгое время тратили на него силы и время. Но тут уже ничего не поделаешь, этот ущерб законом причинен еще до того, как он вступил в силу.

Теперь о том, что будет. Во-первых, надо ожидать бумажной лавины. Грядущий бумагооборот, по моей оценке, - минимум 20 млн. документов строгой отчетности в год по всей стране. Но ведь каждый документ попадает в ЕГАИС. Причем если идеология внесения в систему документирования информации, которая отработана в лесном реестре, в каком-то идеальном государстве была бы правильной, то у нас она превращается в неправильную. Потому что фактически ЕГАИС хранит данные не о том, что произошло, куда какая древесина поехала и какой где есть лес, а о том, какой по этому поводу был составлен документ.

Очевидно, что очень сильно усложняется работа с информацией - отслеживается не только древесина, но и весь бумагооборот. Получается, что каждая партия древесины порождает не только единицу информации, а много единиц информации о каждом документе, который эту единицу информации сопровождал. Вот повезли грузовик бревен, и в ЕГАИС попадут не только данные о грузовике, но и о том, кто какие документы выписал.

Получается, что это не просто 20 млн. документов - каждый документ станет снежком, который вызывает лавину. Большой она окажется или маленькой, мы пока не знаем, нет подзаконных актов. Чтобы система заработала, их надо не меньше десятка. То есть, это огромный бумагооборот, который будет отвлекать силы работников леса от реальной работы с лесом. У них и так больше трех четвертей времени забирается бумагами, а тут еще добавится. Весь вал в точности оценить пока нельзя, но 20 млн. документов - это только то, о чем можно сказать: будет точно. Этого количества недостаточно, чтобы уничтожить оставшиеся силы лесного хозяйства, а вот если бумаги начнут множиться, то добьют кадры наверняка.

Усушка, утруска...

Есть еще некоторые риски, которые могут быть реализованы. Например, закон имеет довольно высокий коррупционный потенциал.

Буквально на днях появилась очень интересная работа Анатолия и Алексея Курицыных из центра "Лесэксперт" по поводу определения объема круглых лесоматериалов. Авторы говорят: круглые лесоматериалы не поддаются точному учету, это живой материал, погрешность может составлять от трех до 12 процентов.

Это много, а новый закон вообще не предусматривает, как быть с такой погрешностью. Получается, указать, сколько точно везет лесовоз, невозможно. А если он везет далеко, то объем еще и по дороге меняется: нагрев, остывание, усушка, утруска... Погрешность вроде и не предусмотрена, но она будет неизбежно, и при должной ретивости проверяющий всегда найдет отличия. Соответственно, каждый перевозчик древесины автоматически становится нарушителем. Проблему можно урегулировать на уровне нормативных актов, но будет это сделано или нет, неизвестно. А что такое закон, который нельзя выполнить? Если нельзя выполнить - надо купить проверяющего.

Дрова - это серьезно

Отдельный момент, не относящийся ко всему ранее сказанному, но весьма важный - социальная ущербность. Речь о заготовке древесины для собственных нужд.

Здесь я бы так сказал: это лазейка, чтобы возить вор-лес; по сути, открытый канал для перевозки древесины без особого учета. Но даже это вторично, а существенно вот что: когда вводилась норма заготовки древесины для собственных нужд, не было определено, что это - субсидия для беднейших слоев населения, которая выдается не деньгами, а натурой? Или это обеспечение специфических нужд сельского населения? То есть, грубо говоря, непонятно, что государство человеку дает: дрова и материалы для собственного строительства? Или ему, поскольку он бедный, дается право заготовить древесину, а там сам пусть распорядится? Неясность - ресурс для личного использования или подачка от государства - сохраняется. Лично я ни в том, ни в другом варианте не вижу беды, оба заслуживают право на существование. Так вот, теперь новый закон говорит: древесину можно использовать только для личных нужд. На вопрос, хорошо это или плохо, ответить затрудняюсь, могу только сказать, что это станет источником конфликтов.

Допустим, есть пенсионер, которому нужны дрова, а денег и на еду-то едва хватает. Перетаскать дрова на себе он не в силах, но может кому-то свое право на заготовку дров продать за услугу. Сегодня это самая распространенная практика. Хороша она или плоха? Наверное, плоха, если отталкиваться от рафинированного представления о правовом государстве, но в реальности для многих людей это единственный способ заготовить дрова. И вот теперь новый закон такой способ однозначно запрещает, поскольку передача древесины, заготовленной для собственных нужд, другому лицу отныне исключена.

К чему это приведет? В тех случаях, когда у сельских жителей не окажется денег на то, чтобы дрова купить у предпринимателей, когда люди не смогут заплатить за рубку древесины для собственных нужд, они останутся без дров. Ясно, что либо будут искать лазейки, либо замерзать. Я считаю, что это неправильно. Может быть, стратегически подход в законе верный, но не для нашей нищеты.

В полную силу социальная ущербность этого закона сработает следующей зимой, так как люди окажутся в ситуации, когда законно заготовить себе дрова в рамках действующих правил они уже не смогут.

Будут и другие пострадавшие - чудом уцелевший пока мелкий деревенский бизнес, которому от заготовки дров (в отсутствие других источников) перепадал маленькими партиями пиловочник. В новых юридических условиях на мелких предпринимателях из глубинки можно поставить крест.

Ошибки на уровне концепции

Вполне отдаю себе отчет в том, что мои прогнозы могут показаться мрачными. Я и сам мечтал бы ошибиться, но некоторые параллели оптимизму препятствуют. Если посмотрим положительные комментарии по поводу этого закона, убедимся, что они очень похожи на комментарии, которые давались к Лесному кодексу: хорошо, что закон в принципе появился, он регулирует некоторые очень важные вопросы, а конкретные недоработки мы исправим в процессе. Но уже приняты 22 федеральных закона, которые "исправляют" Лесной кодекс, а результат более чем плачевный. Кодекс лучше не становится, потому что ошибки на уровне концепции. К сожалению, в законе о госрегулировании оборота древесины ошибки тоже на уровне концепции.

Не скажу, что сама идея абсолютно ущербна для всех времен и народов. Похожие законы действовали в Швеции, например, но в разных исторических условиях, в разных государствах они работают по-разному.

Надо отметить, что в некоторых регионах (Вологодская и Архангельская области, Приморье, Забайкалье, Башкирия) такую систему пытаются вводить. Правда, в менее жестких рамках и без единой системы ЕГАИС. Там есть положительный опыт, то есть элементы (контроль за перевозками) с некоторыми издержками для населения действительно позволяют уменьшить количество незаконных рубок.

Тот вариант, в каком этот закон был принят в первом чтении, на мой взгляд, был бы полезен как федеральный. Например, единая система документов на перевозку древесины - полезная штука? Конечно. Маркировка дуба, ясеня, бука - нужная вещь? Разумеется. Породы настолько ценные, а сектор настолько криминализирован, что без маркировки не обойтись. То есть элементы здравого смысла в законе есть, они обкатаны на уровне регионов, но здесь они собраны в слишком сложную и концептуально ошибочную систему. И если позитив и негатив в этом законе поставить рядом, негатив значительно перетянет."

Россия > Леспром > wood.ru, 27 января 2014 > № 992445 Алексей Ярошенко


Россия > Леспром > wood.ru, 7 марта 2013 > № 777463 Алексей Ярошенко

Лесной форум Гринпис России опубликовал статью "Некоторые проблемы развития государственной инвентаризации лесов в России", автор Алексей Ярошенко, руководитель лесного отдела Гринпис России:

"Государственная инвентаризация лесов в той или иной форме существует в большинстве стран мира с развитым лесным хозяйством. В "классическом" варианте (в тех странах, где она наиболее развита - например, в Финляндии, Швеции и т.д.) ГИЛ представляет собой систему сбора наземных данных о лесах с помощью репрезентативной сети временных или постоянных пробных площадей, охватывающей всю страну, и не имеет отношения к лесоустройству (сплошной таксации насаждений и детальному планированию хозяйственной деятельности на уровне насаждений - выделов). Отделение ГИЛ от лесоустройства произошло даже на исторической родине последнего - в Германии.

В наиболее распространенном в мире варианте ГИЛ позволяет получать регулярно обновляемую статистически достоверную информацию о лесах инструментальной точности, пригодную для мониторинга ситуации и стратегического лесного планирования в масштабах стран или крупных регионов, но не пригодную для повыдельного планирования хозяйственной деятельности. Лесоустройство, наоборот, позволяет получать детальную информацию о лесах на повыдельном уровне, пригодную для назначения и оценки конкретных хозяйственных мероприятий - но эта информация, как правило, имеет глазомерную точность и далеко не везде регулярно и своевременно обновляется.

В нашей стране создание ГИЛ предусматривается статьей 90 Лесного кодекса Российской Федерации (принятого в 2006 году), хотя первые работы по учету лесов статистическими методами проводились еще в 30-х годах прошлого столетия. Вот что говорит эта статья Лесного кодекса:

Статья 90. Государственная инвентаризация лесов

1. Государственная инвентаризация лесов представляет собой мероприятия по проверке состояния лесов, их количественных и качественных характеристик.

2. Государственная инвентаризация лесов проводится в целях:

1) своевременного выявления и прогнозирования развития процессов, оказывающих негативное воздействие на леса;

2) оценки эффективности мероприятий по охране, защите, воспроизводству лесов;

3) информационного обеспечения управления в области использования, охраны, защиты, воспроизводства лесов, а также в области федерального государственного лесного надзора (лесной охраны).

3. Государственная инвентаризация лесов проводится в отношении лесов, расположенных на землях лесного фонда и землях иных категорий, наземными и аэрокосмическими способами.

4. Государственная инвентаризация лесов проводится уполномоченным федеральным органом исполнительной власти.

5. Порядок проведения государственной инвентаризации лесов устанавливается уполномоченным Правительством Российской Федерации федеральным органом исполнительной власти.

На практике государственная инвентаризация лесов в России в настоящее время проводится в соответствии с "Методическими рекомендациями по проведению государственной инвентаризации лесов", утвержденными приказом Рослесхоза от 10 ноября 2011 г. № 472. Эти "Методические рекомендации ..." в значительной степени противоречат требованиям статьи 90 Лесного кодекса РФ, или создают предпосылки к невыполнению этих требований.

Основные несоответствия между Лесным кодексом РФ и Методическими рекомендациями по проведению ГИЛ

Согласно части 3 сатьи 90 Лесного кодекса, "государственная инвентаризация лесов проводится в отношении лесов, расположенных на землях лесного фонда и землях иных категорий, наземными и аэрокосмическими способами".

Согласно главе II Методических рекомендаций, "при определении количественных и качественных характеристик лесов применяется Единая схема стратификации лесов Российской Федерации. При этом стратификация проводится на основе использования актуализированных повыдельных баз данных последнего лесоустройства путем группирования лесных насаждений (лесотаксационных выделов) в относительно однородные группы (лесные страты)".

Таким образом, Лесной кодекс РФ предусматривает проведение государственной инвентаризации лесов на землях всех категорий, а Методические рекомендации выполнимы только в тех лесах, по которым имеются актуализированные данные лесоустройства. По значительной части лесов Российской Федерации данных лесоустройства нет или они утрачены (в частности, по лесам на землях обороны и безопасности, бывшим сельским лесам, городским лесам, залесенным землям сельхозназначения и др.); по большей части территории Российской Федерации материалы лесоустройства не актуализированы.

* * *

Согласно части 2 статьи 90 Лесного кодекса, "Государственная инвентаризация лесов проводится в целях:

1) своевременного выявления и прогнозирования развития процессов, оказывающих негативное воздействие на леса;

2) оценки эффективности мероприятий по охране, защите, воспроизводству лесов".

Согласно пункту 2.6 Методических рекомендаций, "если доступная для наземных работ территория характеризует все лесные страты, включая страты, расположенные на труднодоступной территории, то пробные площади закладываются в доступной части лесничества с последующим распространением результатов обработки данных пробных площадей на труднодоступную территорию".

Приложение 5 к Методическим рекомендациям определяет "критерии труднодоступных лесных участков при определении количественных и качественных характеристик лесов в рамках государственной инвентаризации лесов: ... участки леса, поврежденные стихийными факторами, на большой площади (более 500 га) - крупные горельники, ветровальники и т.п".

Таким образом, Лесной кодекс РФ относит к целям ГИЛ выявление процессов, оказывающих негативное воздействие на леса (в т.ч., очевидно, повреждение лесов пожарами и ураганами), а также оценку эффективности воспроизводства поврежденных лесов. При этом Методические рекомендации позволяют исключать из работ по ГИЛ крупные территории, в наибольшей степени поврежденные пожарами и ветровалами.

* * *

Согласно части 2 статьи 90 Лесного кодекса, "государственная инвентаризация лесов проводится в целях: ... информационного обеспечения управления в области использования, охраны, защиты, воспроизводства лесов, а также в области федерального государственного лесного надзора (лесной охраны)".

Согласно части 1 статьи 83 Лесного кодекса, "Российская Федерация передает органам государственной власти субъектов Российской Федерации осуществление следующих полномочий в области лесных отношений:

4) организация использования лесов, их охраны ..., защиты ..., воспроизводства ...;

6) осуществление на землях лесного фонда федерального государственного лесного надзора (лесной охраны)".

Согласно пункту 1.2.7 Методических рекомендаций, "по итогам работы за год составляется отчет об обобщенных результатах формирования федеральных информационных ресурсов в 1 экземпляре на бумажном носителе и в электронном виде, представляемый в Рослесхоз".

Таким образом, согласно Лесному кодексу РФ, ГИЛ должна обеспечивать информацией органы государственной власти субъектов РФ, которым переданы полномочия по организации использования, охраны, защиты и воспроизводства лесов и по осуществлению федерального государственного лесного надзора. А Методические рекомендации предусматривают передачу результатов ГИЛ только в Рослесхоз.

* * *

Согласно части 2 статьи 90 Лесного кодекса, "Государственная инвентаризация лесов проводится в целях: ... оценки эффективности мероприятий по охране, защите, воспроизводству лесов".

Согласно главе III Методических рекомендаций, в рамках ГИЛ проводится "оценка мероприятий по охране, защите, воспроизводству лесов" (слово "эффективность" отсутствует).

Эффективность подавляющего большинства лесохозяйственных мероприятий можно оценить лишь по истечении достаточно длительного срока - по меньшей мере нескольких лет. При этом пункт 2.1 Методических рекомендаций говорит о том, что информация о проведенных мероприятиях для последующей проверки запрашиваться лишь за "отчетный год".

Таким образом, согласно Лесному кодексу РФ, ГИЛ должна обеспечивать оценку эффективности мероприятий по охране, защите и воспроизводству лесов (то есть учитывать результат мероприятий, обычно видимый лишь через несколько лет). А Методические рекомендации предусматривают оценку мероприятий, проведенных за отчетный год непосредственно перед проведением ГИЛ. Отсутствие учета долгосрочных последствий лесохозяйственных мероприятий в подавляющем большинстве случаев не позволяет оценить их эффективность.

Основной источник ошибок существующей ГИЛ

В соответствии с главой II Методических рекомендаций, "при определении количественных и качественных характеристик лесов применяется Единая схема стратификации лесов Российской Федерации (приложение 1 к Методическим рекомендациям). При этом стратификация проводится на основе использования актуализированных повыдельных баз данных последнего лесоустройства путем группирования лесных насаждений (лесотаксационных выделов) в относительно однородные группы (лесные страты), в пределах которых дисперсия запасов древесины меньше, чем между стратами генеральной совокупности".

При этом в большинстве регионов России материалы лесоустройства сильно устарели, и простой актуализацией эту проблему решить уже невозможно. Вот что, в частности, говорится в решении Всероссийского лесоустроительного совещания, состоявшегося 19 января 2012 года в Казани: "Средняя по России давность лесоустройства подходит к 20 годам, материалы таксации серьезно устарели, что негативно сказывается на данных государственного лесного реестра и документах лесного планирования и проектирования".

Таким образом, первый же шаг в проведении ГИЛ (в части определения количественных и качественных характеристик лесов) основывается на данных, устаревших примерно на два десятилетия и часто изначально неточных, что фактически ведет к некорректности и нерепрезентативности всех последующих процедур и данных.

Фактический состав ГИЛ в Российской Федерации, соответствие ГИЛ полномочиям Рослесхоза

Фактически работы по государственной инвентаризации лесов состоят из трех основных частей (согласно аукционной документации на проведение этих работ в 2012 году):

определение количественных и качественных характеристик лесов;

оценка мероприятий по охране, защите и воспроизводству лесов, использования лесов наземными способами;

дистанционный мониторинг использования лесов.

Первая часть вполне соответствует представлениям о ГИЛ, в том числе сформулированным в статье 90 Лесного кодекса РФ (за исключением вышеупомянутых противоречий между ЛК РФ и Методическими рекомендациями по проведению государственной инвентаризации лесов).

Вторая и третья части части ГИЛ фактически представляют собой дистанционный и наземный контроль за соблюдением требований действующего законодательства при проведении мероприятий по охране, защите и воспроизводству лесов.

Согласно ст. 96 ЛК РФ, деятельность, направленная на предупреждение, выявление и пресечение нарушений требований в области использования, охраны, защиты и воспроизводства лесов, представляет собой федеральный государственный лесной надзор. Работы, входящие во вторую и третью части ГИЛ, не полностью, но в очень большой степени представляют собой то, что Лесной кодекс РФ рассматривает как федеральный государственный лесной надзор.

Согласно ст. 83 ЛК РФ, осуществление на землях лесного фонда федерального государственного лесного надзора передано субъектам РФ, то есть не входит в полномочия Рослесхоза.

Таким образом, из трех составных частей ГИЛ только одна в полной мере соответствует требованиям Лесного кодекса РФ в части полномочий Рослесхоза.

Что дает сейчас ГИЛ обществу и органам управления лесами

Оценка мероприятий по охране, защите и воспроизводству лесов, использования лесов и дистанционный мониторинг использования лесов в какой-то степени помогают органам управления лесами субъектов Российской Федерации осуществлять переданный им федеральный государственный лесной надзор, а Рослесхозу - осуществлять надзор за исполнением переданных лесных полномочий.

Однако, в существующем виде ГИЛ не дает ничего для своевременного выявления и прогнозирования развития процессов, оказывающих негативное воздействие на леса, а также для информационного обеспечения управления в области использования, охраны, защиты, воспроизводства лесов. За шесть лет действия Лесного кодекса РФ 2006 года в рамках ГИЛ не было произведено ни одного законченного открытого информационного продукта, доступного всем заинтересованным руководителям и специалистам лесного хозяйства, отражающего состояние лесов и прогнозы их развития.

Кроме того, ГИЛ в существующем виде не позволяет оценивать эффективность мероприятий по охране, защите, воспроизводству лесов, поскольку Методическими рекомендациями не предусматривается учет сколько-нибудь отдаленных последствий этих мероприятий (а только непосредственных результатов их проведения по итогам отчетного года).

Таким образом, из трех целей государственной инвентаризации лесов, установленных статьей 90 Лесного кодекса РФ, в настоящее время достижение первых двух не обеспечивается вовсе, достижение третьей обеспечивается частично.

Что нужно сделать для исправления ситуации с ГИЛ в Российской Федерации

В первом приближении работу по созданию системы государственной инвентаризации лесов в Российской Федерации можно считать в основном проваленной. При сохранении существующего подхода и тенденций развития ГИЛ появление в обозримом будущем (в ближайшие несколько лет) полезных для развития лесного хозяйства результатов ГИЛ, в особенности в части определения количественных и качественных характеристик лесов, представляется маловероятным.

Для исправления ситуации можно рекомендовать несколько первоочередных действий, которые, скорее всего, можно будет предпринять лишь в 2014 году:

сосредоточить основные усилия на работах по определению количественных и качественных характеристик лесов, в том числе на результатах ранее проведенных в них хозяйственных мероприятий, для получения объективной картины состояния лесов страны;

отказаться от предварительной стратификации лесов для целей размещения пробных площадей, и от исключения из работ крупных горельников и ветровальников;

сделать обязательным оперативное предоставление всех результатов государственной инвентаризации лесов органам государственной власти субъектов Российской Федерации, и оперативное опубликование обзорных результатов ГИЛ в открытых источниках;

расширить использование дистанционных методов для составления обзорных продуктов, характеризующих леса, в частности - подготовить на основе дистанционных методов обзорную карту лесов Российской Федерации, карту повреждения лесов пожарами, ураганами и другими крупномасштабными бедствиями за последние годы (десятилетие);

создать рабочую группу из ведущих отраслевых специалистов, в том числе представителей общественных и научных организаций, для постоянного общественного контроля за развитием ГИЛ.

Алексей Ярошенко, руководитель лесного отдела Гринпис России"

Россия > Леспром > wood.ru, 7 марта 2013 > № 777463 Алексей Ярошенко


Россия > Леспром > wood.ru, 21 февраля 2012 > № 497536 Алексей Ярошенко

Издание "Российские лесные вести" опубликовало статью "С частной собственностью лучше подождать", автор Елена Субботина:

"Поспешность в этом деле может спровоцировать социальные конфликты, считает руководитель лесного отдела Гринпис России Алексей Ярошенко. Его аргументы выслушала журналист "РЛВ" Елена Субботина.

- Алексей, вы входите в специальную рабочую группу при Рослесхозе, которая трудится над проектом национальной лесной политики. Насколько я знаю, вам поручено подготовить вариант раздела про собственность на леса и систему управления. Обсуждение сводного документа впереди, но свой взгляд на вопрос вы недвусмысленно сформулировали на недавней научно-практической конференции в Санкт-Петербурге.

- Да, я сказал, что едва ли не главная задача лесной политики - определить, что мы не должны двигаться в направлении быстрой, массовой приватизации лесов. Меня тревожит захват земель лесного фонда, при котором интересы огромного количества людей попираются.

- А сам момент для выработки национальной лесной политики вы считаете удачным?

- Сейчас это крайне важно. Совершенно очевидно, что перемены в лесном хозяйстве нужны, но они не могут заключаться в механическом возврате к тому, что было до введения Лесного кодекса или до ликвидации Федеральной службы лесного хозяйства и Госкомэкологии РФ в 2000 году. Чтобы реформы вновь не оказались хаотическими, необходимо сначала выработать разумную государственную лесную политику, которая принималась бы всеми или почти всеми здоровыми силами общества. И уже на основе этой государственной лесной политики работать над законодательством и восстанавливать систему управления лесами. Процесс неизбежно займет несколько лет, но чем раньше он будет начат, тем быстрее и с меньшими издержками перейдем к успешному развитию.

- Скажите, есть ли сегодня единое представление о том, какой должна быть лесная политика России?

- Пока нет. Ни среди профессионального сообщества, ни среди людей, близких к лесу. Поэтому не надо питать иллюзий, что какая-то узкая группа даже самых лучших профессионалов напишет то, что будет принято всеми. Лесная политика должна вырабатываться постепенно, с максимально широким обсуждением как в профессиональной среде, так и жителями страны, чтобы все заинтересованные стороны видели и понимали, откуда берутся те или иные положения и почему они нужны именно в таком виде.

- Как этот документ должен выглядеть, чтобы его могли прочитать и понять не только профессионалы, но и многие другие?

- "Политика..." должна представлять собой документ не очень большого объема, желательно не больше двадцати страниц стандартного размера. Тогда он будет доступен для понимания.

- Так вот про собственность на леса...

- Этот вопрос является в государственной лесной политике важнейшим и останется таковым еще долго. Представляется совершенно очевидным, что в ближайшие 15-20 лет вводить в России частную собственность на леса в сколько-нибудь существенных масштабах нельзя.

- Но почему вы так решительно возражаете? Разве частник не может оказаться более эффективным хозяйственником и управленцем?

- История российского лесного хозяйства однозначно доказывает, что ни государственная, ни частная собственность на леса сами по себе не могут обеспечить ни процветание, ни упадок лесного хозяйства. Процветание или упадок в гораздо большей степени зависят от качества лесного законодательства, качества работы органов государственной власти, от социально-экономической ситуации в стране в целом. Российская история знает достаточно примеров эффективного управления как государственными, так и частными лесами - и не меньше примеров совершенно неэффективного, истощительного управления теми и другими.

При этом несправедливое и резкое изменение собственности на леса (не важно - приватизация или национализация) всегда приводило к жесточайшим конфликтам, разрушению всей системы сложившихся ранее лесных отношений. У значительной части населения формировалось отношение к лесу как к "бывшему своему, но утраченному" или "чужому, доставшемуся даром".

- Не свое, не жалко?

- Примерно так. И то, и другое становилось причиной пренебрежительного отношения к лесу. Люди начинали игнорировать самые элементарные правила, а то и еще хуже - поджигали, вредили. Периоды резкого изменения собственности на леса совпадали с периодами упадка лесного хозяйства, массовыми потерями леса от пожаров и других бедствий.

- Вы о том, что резких движений делать не надо?

- И об этом тоже. Многолетний опыт учит: лучше придерживаться консервативного подхода к собственности на леса, и национальная лесная политика должна это провозгласить. Что это значит? Сохранять существующую систему собственности на леса, избегать ее резких изменений, особенно в периоды социально-экономической нестабильности, и не провоцировать конфликты, связанные с несправедливой и непродуманной приватизацией лесных земель.

- Достаточно включить телевизор, чтобы убедиться, сколь болезненна тема. Самые последние события: на лыжную трассу в подмосковной зоне отдыха "Битца" наползает стройка, множество людей в шоке. Буквально пару недель назад арбитражный суд положил конец притязаниям коммерсантов от Минобороны на окрестности Русского Версаля - усадьбы Архангельское. Битва шла не один год.

- Примеров полно! В густонаселенных регионах, особенно в окрестностях мегаполисов, национальная политика обязана максимально защищать леса от приватизации и изъятия из общего доступа. С учетом важности функций (социальной, средообразующей) леса вблизи больших городов, промышленных центров должны стать самой защищенной от изъятия из общего пользования категорией земель.

- Но уже факт: в Подмосковье, Ленинградской области (особенно вблизи Ладожского озера), на Черноморском побережье - все, заметьте, заселено плотнее некуда! - сплошь заборы, в лес не войдешь. Ни за грибами, ни за ягодами, ни в поход с детьми, ни на рыбалку к лесному озеру. Небогатые владельцы садовых участков, а пуще того - жители окрестных деревень симпатий к новоселам, укрывшимся за трехметровыми заборами, не испытывают. Атмосфера там чаще всего накалена так, что для гражданской войны местного значения достаточно искры.

- Именно об этом я и говорю. При отсутствии реальных механизмов, защищающих конституционные права граждан, массовая приватизация лесов и передел земель неизбежно приведут к самым жестким конфликтам. Очевидно, что стабильности обществу в целом это не добавит. Поэтому считаю, что необходимо избежать масштабного передела лесов и их изъятия из государственной (общественной) собственности в течение достаточно длительного времени - вплоть до нескольких десятилетий.

Такой подход к собственности на леса (сохранение их во владении государством за исключением редких случаев, когда изъятие для государственных или муниципальных нужд действительно необходимо и неизбежно) должен распространяться на все существующие леса. Это важно потому, что с точки зрения граждан лес является лесом независимо от категории земли, на которой он произрастает.

- Перспектива передачи лесов в частные руки все-таки существует?

- В любом случае приватизация лесов, примыкающих к населенным пунктам, а также имеющих особую природную или социальную ценность (включая все защитные леса), недопустима.

В прочих случаях по мере развития правового государства можно будет переходить к постепенному введению индивидуальной (семейной) частной собственности. Это может достигаться путем предоставления ограниченных по площади участков леса, в пределах 5-10 га в зависимости от региона, крестьянским фермерским хозяйствам. Кроме того, лес, выращенный или выросший на территории, находившейся в негосударственной собственности, должен становиться собственностью владельцев соответствующих земельных участков.

При этом нужно постепенно формировать социальную группу частных лесовладельцев, воспитывать культуру, опыт и традиции частного (семейного, фермерского) лесовладения.

- Как вам видятся цели государственного управления лесами? Что следует четко обозначить в том основополагающем документе, смысл которого мы столь подробно обсуждаем?

- С учетом отечественного и мирового опыта (при этом не забудем о необходимости обеспечить конституционные права граждан) в идеале у государственного управления лесами должны присутствовать следующие примерно равные по важности цели. Первое: сохранение лесных экосистем, обеспечение прав граждан на благоприятную окружающую среду. Второе: обеспечение занятости и социального благополучия жителей лесных деревень и поселков. Третье: обеспечение потребностей народного хозяйства в лесных ресурсах, доходов бюджета.

- Что-то бюджет вы задвинули в самый дальний угол.

- Нет, просто я за баланс интересов. Сегодня фактически сложившаяся государственная лесная политика направлена в первую очередь на то, чтобы обеспечить потребности экономики в лесных ресурсах. На этом фоне право граждан на благоприятную природную среду меркнет. Кроме того, в последние 20 лет при принятии государственных решений интересы жителей лесных поселков и деревень в расчет почти не принимались. Ничем хорошим это закончиться не могло. Сейчас, когда государство озаботилось выработкой национальной лесной политики, самое время подумать, как сохранить лесные экосистемы и обеспечить занятость населения."

Россия > Леспром > wood.ru, 21 февраля 2012 > № 497536 Алексей Ярошенко


Нашли ошибку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter