Всего новостей: 2555791, выбрано 3 за 0.009 с.

Новости. Обзор СМИ  Рубрикатор поиска + личные списки

?
?
?  
главное   даты  № 

Добавлено за Сортировать по дате публикации  | источнику  | номеру 

отмечено 0 новостей:
Избранное
Списков нет

Савчук Петр в отраслях: Рыбавсе
Савчук Петр в отраслях: Рыбавсе
Россия. Весь мир > Рыба > fishnews.ru, 15 марта 2017 > № 2121382 Петр Савчук

На рыбных прилавках пора навести порядок.

Петр САВЧУК, Заместитель руководителя Федерального агентства по рыболовству.

В прошлом году Росрыболовство приступило к реализации масштабного проекта по продвижению российской рыбы как на внутреннем рынке, так и за рубежом. Однако план ведомства не сводится только к участию в профильных выставках, фестивалях и деловых мероприятиях – он является частью общей политики, нацеленной на изменение структуры производства и увеличение доли переработанной продукции. По какой причине филе белой рыбы для потребителя выгоднее неразделанной тушки, какие качества российских морепродуктов ценят за пределами страны и почему рыбакам нельзя терять контроль над полной цепочкой производства и логистики рыбной продукции, в интервью журналу «Fishnews – Новости рыболовства» рассказал заместитель руководителя Федерального агентства по рыболовству Петр Савчук.

– Петр Степанович, как заместитель руководителя Росрыболовства вы непосредственно курируете проект по продвижению российской рыбы. Какова цель этой программы и что уже удалось сделать?

– Мы инициировали проект по продвижению российской рыбы в прошлом году. На это решение сильно повлияли современные тенденции сбыта и потребления рыбы на глобальных рынках, усиливающаяся конкуренция и волатильность цен на рыбное сырье, а также неоднозначная ситуация со среднедушевым потреблением рыбной продукции в России.

Основными целями проекта мы видим кратный рост потребления отечественной рыбной продукции в России, изменение сырьевой направленности рыбного экспорта, формирование и внедрение качественно новых стандартов хранения, транспортировки и реализации рыбной продукции. Все эти цели так или иначе подчинены единой логике, или, иными словами, миссии проекта – открыть, сохранить и защитить истинную ценность российской рыбы и донести ее до потребителя.

Примеров того, как мы можем это делать, много. Вот один из самых показательных. Сейчас мы производим много столовой рыбы, например минтая. Как правило, на российских прилавках он представлен в потрошеном мороженом виде, зачастую не самом привлекательном. А нужен конечный продукт, например, филе, потребительские свойства которого гораздо выше. Но большинство наших потребителей не готово к быстрым переменам, к новому продукту. Как раз здесь необходима кропотливая работа по разъяснению и просвещению.

У нашего потребителя сформировалось мнение, что филе стоит намного дороже целой рыбы. На самом деле, даже если не принимать в расчет очевидную экономию времени и усилий при чистке и потрошении рыбы, а подсчитать только потери в весе, потребитель, очевидно, заметит чистую экономию не менее 10-15% при покупке уже готового филе.

Другой важный аспект – полезные качества отечественной рыбы. Не многие потребители догадываются о содержании в ней важнейших для здоровья человека веществ и микроэлементов, таких как полиненасыщенные жирные кислоты, более известные как омега-3.

И наконец, нужно предложить рынку удобный, экологически чистый, красивый и вкусный продукт, на приготовление которого будет уходить минимум времени. В современных реалиях это более чем актуально. Именно такой смысл мы вкладываем в понятие «открыть».

– Получается, на этом этапе работа идет сразу по двум направлениям: непосредственно создать продукт, что в компетенции рыбака или переработчика, и сделать этот продукт привлекательным в глазах потребителя?

– Совершенно верно. Как раз в этом состоит первая задача. Вторая наша задача – «сохранить». Это значит, что рыба должна быть соответствующим образом обработана, с использованием современных технологий шоковой заморозки или охлаждения, которые позволяют значительно увеличить сроки хранения продукции без потери качества.

Но это еще не все. Важно, чтобы условия хранения, в первую очередь температурные, соблюдались по всей цепочке «от моря до стола». Должны соблюдаться принципы прозрачности и прослеживаемости. К примеру, потребитель, покупая филе трески, может получить информацию о районе и времени вылова, судне, осуществлявшем промысел, а также о температурном режиме в вагоне, в котором рыбу доставили до его города.

Мы уже начали использовать, правда пока в добровольном порядке, спутниковые температурные датчики, которые установлены на транспортных маршрутах, например, на железнодорожных составах, рефконтейнерах. Они позволяют отслеживать температурный режим полностью до поступления рыбной продукции на склад. Идея заключается в том, что любой товар должен сопровождаться информацией обо всех этапах производства: «выловлено, переработано, доставлено, хранилось в таких-то условиях», и везде должен быть указан температурный режим.

Сейчас такая схема действует выборочно, поэтому я не могу сказать, что мы достигли результата. В перспективе контроль будет осуществляться уже не в добровольном, а в обязательном порядке, когда повсеместно заработает система «Меркурий» и появятся условия для выполнения этих требований при добыче, на транспорте, причем без разницы на каком – морском, железнодорожном или автомобильном, на складах и в магазине.

– Хорошо, но от чего или от кого нашу рыбу понадобилось защищать?

– В первую очередь от неправильного обращения. Люди должны понимать, что рыба – это достаточно капризный, деликатный продукт, который требует соблюдения определенных правил хранения, упаковки и обработки. Простой пример: мы провели выборочную инспекцию в торговых сетях и столкнулись с достаточно грустной картиной. Рыба в охлажденном виде представлена на прилавках без соблюдения требований к хранению подобной продукции – нарушены нормативы по температуре воздуха в помещении, рыба не пересыпана льдом. Измерения температуры показали в отдельных случаях плюс семь градусов, что просто недопустимо. Как это оценивает потребитель? Отрицательно! Непривлекательный запах и совершенно нетоварный вид продукции. А хуже всего то, что такой продукцией можно просто отравиться.

В некоторых случаях размороженная рыба, тот же минтай, преподносится как охлажденная, только по цене в два с половиной раза выше мороженой. Такого быть не должно. Причем покупатели об этом не догадываются и не осознают разницы. Да, эта практика дефростации в условиях магазина началась еще с атлантического лосося, но белая рыба такого обращения не терпит.

Или другой пример. Возьмем мороженую креветку, которую нужно хранить при температуре не ниже минус 25 градусов. К сожалению, такие холодильники-то не везде есть, а про витрины и говорить нечего. Местами магазины даже умудряются выложить креветку рядом с мясом, что в принципе недопустимо: качество продукта сразу совершенно не то – он очень быстро впитывает любые посторонние запахи. А потом некоторые удивляются, почему у морепродуктов странный запах или привкус.

Конечно, у нас есть и положительные примеры отдельных магазинов и торговых сетей, где стандарты хранения строго соблюдаются и потребитель получает качественный рыбный продукт. Но на рынке все еще присутствует значительное число торговых предприятий, искажающих и извращающих торговлю рыбопродукцией, переводящих рыбу в категорию сомнительных товаров.

От подобной недобросовестной практики перевозок без соблюдения температурного режима, продажи продукции ненадлежащего качества и т.п. нашу рыбу, конечно, надо защитить. К этой работе мы уже подключили все наши научно-исследовательские и учебные институты. Будем работать вместе с Россельхознадзором, с Роспотребнадзором, с Минпромторгом, чтобы навести порядок и привести в соответствие все отраслевые стандарты и нормы. Слишком много в свое время предоставили допусков и послаблений. Надеемся, положительную роль здесь сыграет и техрегламент ЕАЭС.

Важно, чтобы и бизнес не оставался безучастным наблюдателем. Некоторые компании уже не продают свою продукцию кому угодно, а интересуются, какой температурный режим, какие будут условия хранения и транспортировки. Они хотят контролировать процесс продвижения товара до потребителя, потому что понимают всю специфику этой деятельности. И чем раньше рыбаки отойдут от позиции «выгрузил и забыл», тем быстрее рыбный рынок войдет в цивилизованные рамки. Если мы хотим, чтобы росло потребление, чтобы люди ели рыбу, нужно предложить им качественный продукт, достойный доверия. Тогда выиграют все – от рыбака до потребителя.

– Вы сказали, что далеко не все покупатели способны определить качественную рыбу. Как им можно в этом помочь? И какие еще меры предпринимает Росрыболовство для стимулирования внутреннего спроса на продукцию отечественных производителей?

– С точки зрения продвижения российской рыбопродукции на внутреннем рынке сделано уже очень много. Мы положили начало регулярным рыбным фестивалям и рады, что некоторые города, например, Москва, уже перехватили у нас эту инициативу. В прошлом году фестиваль трески провел Архангельск. Сейчас готовится подключиться Татарстан, и мы его в этом поддерживаем. Нужно дать импульс, чтобы дальше регион самостоятельно использовал эти возможности.

Такие мероприятия позволяют не просто продемонстрировать качественный продукт, но и рассказать местным жителям, как его лучше всего приготовить. Проводится много мастер-классов, в которых участвуют опытные повара. Причем люди активно интересуются, смотрят и записывают все.

Конечно, одних фестивалей недостаточно. Нужно больше задействовать возможности телевидения, кулинарных и популярных шоу, где можно наглядно показать качество продукции, как ее хранить и разделывать. Ведь многие даже не знают, как правильно дефростировать рыбу. Кто-то разогревает в микроволновой печи, кто-то заливает горячей водой и т.д., а это в итоге портит продукт. Чтобы в полной мере раскрыть полезные свойства рыбы или морепродуктов, их нужно правильно подготовить и приготовить.

Это базовые, но важные вещи, которым людей нужно обучать, потому что это тоже часть продвижения. На самом деле рынок у нас большой, но рыба для населения во многом продукт-загадка. Значит надо ее раскрывать, приближать к покупателю, а там и потребление увеличится. Понятно, что популяризация российской рыбы – не сиюминутная задача, но мы считаем эту программу одной из приоритетных.

– Рыбаки согласны, что нужно просвещать потребителя и продвигать российскую рыбу и морепродукты, в том числе на телевидении, но считают, что расходы на рекламу могут оказаться неподъемными. Может ли государство помочь в этом отношении бизнесу?

– Думаю, что государство со своей стороны должно обеспечить определенные стандарты качества, позволяющие выпускать достойный продукт, а вот рассказывать народу о его преимуществах должны прежде всего сами рыбаки. Давайте говорить откровенно: на совещаниях, которые мы проводили с участием представителей торговых сетей, в адрес рыбаков тоже звучало немало претензий. Самая очевидная – посмотрите, что делают с курицей, она сегодня на всех полках и в охлажденном виде, и целиком, и разделанная вплоть до потрохов. А рыбаки как поставляли обезглавленный минтай, так и продолжают поставлять.

Сети-то тоже намекают: поменяйтесь немножко, измените структуру так, чтобы это было удобно для всех. Мне кажется, здесь каждая сторона должна услышать друг друга. Ведь цели-то у них общие, и есть понимание, что рыбу нужно и можно продвигать.

Если говорить о продвижении в средствах массовой информации, то мы как государственная структура можем помочь с организацией определенных программ. Но финансирование таких проектов должно все-таки исходить от рыбаков, поскольку это в интересах бизнеса. Другой вопрос, в какой форме оно может происходить. Возможно, стоит привлечь к этому делу отраслевые ассоциации либо создать некоммерческую организацию, которая занялась бы и работой со СМИ, и проведением фестивалей, например, под брендом «Русская рыба». Нужна системная работа по продвижению нашего продукта, тогда со временем мы увидим и результаты.

– Если говорить об опыте участия в зарубежных выставках, то в прошлом году Брюссель и Циндао стали своеобразным экспериментом для российских рыбаков. Как бы вы оценили его итоги?

– На мой взгляд, хорошей идеей стало выступление отечественных рыбаков под единым национальным флагом. Во-первых, это сразу привлекло внимание к нашему стенду (гораздо больше людей подходит и интересуется, соответственно больше получается и контрактов). А это главный результат – мы весь минтай не съедим даже при всем желании, но пробиваться на рынок, где нас давно не ждали, тоже непросто. За рынки, тем более европейские, нужно биться, и наша продукция получила такую возможность.

Во-вторых, мы смогли показать, что наша рыба – это не только минтай и треска. В выставках участвовали наши добытчики лосося, которые тоже хорошо ощутили разницу, когда, к примеру, продаешь кету в Китай по 2,5 доллара за килограмм или в Европу, но в виде стейков, уже за 8 евро. Для них это тоже стимул к развитию переработки.

Не сомневаюсь, что на следующей выставке мы увидим еще больше российских участников. Это хорошо с точки зрения продвижения нашей рыбы. У нас есть большое преимущество – наша рыба действительно дикая и экологически чистая. Осталось создать продукт, который будет востребован рынком. Не отдавать кому-то на переработку, а создавать самим.

Почему я говорю не отдавать? Потому что в этом случае мы утрачиваем контроль над процессом, что хорошо заметно на примере того, что Китай сделал с нашим минтаем. Они добавляют в продукт полифосфаты, увеличивают вес за счет воды, а в результате страдает качество и репутация продукции. Даже на внутреннем рынке у покупателя нет к ней доверия. Я вам больше скажу: цены на тилапию и пангасиус в Европе примерно такие же, как и на минтай. Представляете, до чего мы довели дикую рыбу! Мы не должны создавать условий, в которых бы наш продукт подменялся другим, спорным. Если мы сможем гарантировать качество и представим этот продукт в надлежащем виде, думаю, он будет востребован.

– На ваш взгляд, готовы ли основные зарубежные партнеры наших рыбаков покупать не сырье, а продукцию глубокой переработки?

– Знаете, выставка в Циндао показала, что рынок Китая в этом плане сам по себе становится очень интересным. Это уже не рынок чистого переработчика, это уже рынок потребления. И мы видим здесь большие возможности.

На нашем национальном стенде мы много общались с представителями JD.com и AliBaba – это интернет-торговля. Кстати, в перспективе электронные торговые площадки в какой-то степени могут стать альтернативой розничным сетям. В Китае эта инфраструктура – логистика, хранение, доставка – уже выстроена, и интернет-торговля перебивает сетевые накрутки. Китайские предприятия, которые занимаются интернет-торговлей, заинтересованы как раз в конечном продукте и ритмичности поставок. Поэтому рынок там есть, они готовы к сотрудничеству.

Другой вопрос, что нам пока не хватает контактов с этими конечными потребителями, понимания, какой именно продукт им нужен, и в этом направлении тоже надо работать. Например, на выставке одна из наших компаний провела дегустацию икры минтая, что необычно для Китая. И это правильный шаг. Нужно учитывать, что это не Европа, у них своя культура потребления. Значит, мы должны выработать новые продукты, которые смогут заинтересовать эту огромную аудиторию.

– Росрыболовство анонсировало планы по организации в сентябре международного рыбного форума и выставки в Санкт-Петербурге. Какие ожидания связны с этими мероприятиями, и кого вы рассчитываете видеть среди участников?

– У нас большие планы по новому проекту, который будет организован в сентябре в Санкт-Петербурге. Кстати, интересный факт. Мы выяснили, что 115 лет назад – в 1902 году – в Санкт-Петербурге как раз состоялась международная рыбная выставка-ярмарка. Получается, что мы в некотором роде продолжим традицию, если приложим все усилия, чтобы Russian Seafood Expo прошла на достойном уровне.

На выставке будет представлен мощный блок по судостроению – конструкторские и судостроительные компании, ведущие мировые производители оборудования. К этому времени уже выйдут нормативно-правовые акты по инвестиционным квотам и промышленность будет готова к тому, чтобы входить в процесс судостроения. Другой традиционный сектор – рыбопереработка. И, разумеется, аквакультура, где мы видим большой потенциал роста.

Сейчас мы занимаемся разработкой деловой программы, к участию в которой будут приглашены международные организации. Как ни парадоксально, в рыбной отрасли существует очень мало мероприятий не коммерческого плана, а таких, где можно обсудить глобальные проблемы рыболовства и тенденции рыбного рынка. Поэтому интерес к ним весьма высокий.

Мы обязательно пригласим к диалогу крупных зарубежных переработчиков и ретейл. Ведь российские возможности уникальны: мы производим продукт и для Азии, и для Европы, и для Америки, и для Африки, поэтому нам есть, что предложить. С другой стороны, мы активно развиваем сотрудничество с теми же странами Южной Америки, продукция которых может оказаться интересной и для нашего внутреннего рынка. В этом плане выставка и форум станут хорошей площадкой для двусторонних консультаций.

На форуме будут также обсуждаться разные вопросы, волнующие наших рыбаков. Ожидается, что руководителем Росрыболовства будут поставлены стратегические задачи до 2030 года. Для отрасли очень важно максимально широкое обсуждение всех стратегических моментов, и формат форума в этом плане подходит как нельзя лучше.

Анна ЛИМ, журнал « Fishnews – Новости рыболовства»

Россия. Весь мир > Рыба > fishnews.ru, 15 марта 2017 > № 2121382 Петр Савчук


Россия > Рыба > fish.gov.ru, 1 октября 2015 > № 1506017 Петр Савчук

Интервью заместителя руководителя Росрыболовства Петра Савчука РИА Новости

Савчук: квоты на судостроение дадут толчок в развитии рыбной отрасли

О проблемах рыбной отрасли и ожиданиях рыбопромышленников от этого заседания в интервью РИА Новости рассказал заместитель главы Росрыболовства Петр Савчук.

Новая концепция развития рыбной промышленности будет представлена в октябре на заседании президиума Госсовета по развитию рыбохозяйственного комплекса, которое состоится на Дальнем Востоке. О проблемах рыбной отрасли и ожиданиях рыбопромышленников от этого заседания в интервью РИА Новости рассказал заместитель главы Росрыболовства Петр Савчук.

— Какие проблемы отрасли вы считаете наиболее актуальными, чего ждут рыбопромышленники от заседания?

— На сегодняшний день основная дискуссия разворачивается вокруг следующих вопросов: принцип распределения квот, повышение эффективности промысла, развитие переработки, обновление флота. Обо всем по порядку.

Предложенный ранее принцип наделения квотой на 10 лет показал свою состоятельность. Из этого вытекает очевидное желание — сохранить данный расклад на максимально длительный период. И в этом желании нет ничего предосудительного. На рабочей группе Госсовета обсуждается вариант пролонгации — наделение квотой на 25 лет, но с некоторыми корректировками.

Предлагается повысить минимальный порог освоения квоты с текущих 50% до 70%. Этой мерой преследуется следующая важная цель — вытеснение из отрасли компаний-рантье, которые не заинтересованы в инвестициях, в повышении эффективности вылова и внедрении инноваций. Также активно обсуждается использование коэффициента 1,2, увеличивающего размер квоты компаний, осуществляющих промысел в прибрежной зоне. Прибрежное рыболовство в настоящее время является связующим звеном между морем и береговой переработкой. Необходимо стимулировать рыбаков, работающих в 12-мильной зоне, вылавливать и доставлять на берег больше и делать это экономически эффективнее. Что касается разделения промышленной и прибрежной квот, то выработанной позиции по этому вопросу пока нет. На повестке имеются предложения по возвращению к единому морскому пространству.

Следующий важный вопрос — развитие логистической и инфраструктурной составляющей отрасли. Нам нужны современные холодильники, рыбоперерабатывающие заводы, перевалочные комплексы. В этой связи мы рассматриваем несколько вариантов создания рыбных кластеров: в Приморском крае, на Сахалине и в европейской части России, где могут базироваться мощности для глубокой переработки рыбопродукции.

Ну и, конечно, нельзя не упомянуть тему, вокруг которой в последнее время возникла горячая дискуссия — государственная поддержка инвестиций, а именно строительства современного рыбопромыслового флота через наделение квотой. Эта тема получила краткое обозначение "квота господдержки", прошу не путать с понятием "квота под киль". Хочу отметить, что методов достижения желаемого эффекта несколько — можно наделить квотой новые суда в качестве меры поощрения строительства, как это предлагает сделать Росрыболовство. При этом большая часть квоты остается в пользовании на длительный срок у текущих держателей, так как предельный размер изъятия может составить лишь 20% квоты и то по отдельным объектам промысла, по которым будет принято решение.

Альтернативное, более принципиальное мнение — сохранение квоты только за теми пользователями, кто предъявил соответствующие данному размеру квот инвестиции. Отсутствие на протяжении нескольких лет подтвержденных инвестиций в строительство флота, модернизацию или переработку будет грозить изъятием квоты у пользователя.

— Одна из самых обсуждаемых в отрасли тем — изменения в Закон о рыболовстве, в первую очередь, в части распределения квот на вылов рыбы с 2018 года. Какова позиция Росрыболовства по этому вопросу?

— Росрыболовство предлагает сохранить исторический принцип, который действует с 2008 года. Но мы хотим дополнить его инструментами, способными значительно повысить инвестиционную привлекательность отрасли. Одним из таких инструментов, поддерживаемых нами, является наделение вводимых в эксплуатацию новых промысловых судов квотами господдержки. Флоту, береговой инфраструктуре, перерабатывающим мощностям нужен мощный толчок для развития. К сожалению, тот уровень инвестиций, который мы имеем по прошествии 10 лет, совершенно недостаточен для отрасли. Наглядным отражением этого уровня является степень изношенности и недостаточной экономической эффективности рыбопромыслового флота.

— Существует мнение, что "квоты под киль" приведут к переделу в отрасли, при этом работающие рыбопромышленные предприятия с собственной базой и флотом могут лишиться ресурсов и перспектив. Как сохранить стабильность, которую дает "исторический принцип", простимулировав при этом развитие флота?

— Условия, заложенные в механизм господдержки квотой, созданы для всех. Прежде всего, для тех, кто заинтересован в строительстве. Прежний опыт строительства судов на зарубежных верфях на государственные деньги показал свою несостоятельность. Имею в виду строительство норвежских, испанских, немецких судов, за которые впоследствии не рассчитались. При этом фактически государство ничего не получило за использование рыбаками этих квот. Поэтому сейчас очень важно выстроить четкий, прозрачный механизм, который не приведет к переделу в отрасли и будет способен эффективно функционировать на протяжении многих лет. Суть механизма в следующем: во-первых, квота господдержки будет изъята с определенных объектов промысла и в определенных пределах. Такое изъятие будет осуществляться в том объеме, который необходим на момент ввода в эксплуатацию каждого построенного судна и не может превышать 20% от совокупной квоты. Во-вторых, размер квоты господдержки не должен превышать определенный процент от заявленной промысловой нагрузки судна. Наконец, по прошествии 10 лет — расчетного срока окупаемости проекта, компания-собственник возвращает квоты государству, которое передает их в поддержку на тот момент вводимых новых судов.

Каждое предприятие способно воспользоваться предложенным механизмом и начать строить современные высокопроизводительные суда. Для этого будет создана прозрачная система учета заявок на строительство, учитывающая интересы всех игроков рынка, независимо от размера компании, региона базирования и финансового положения.

Безусловно, необходимо будет проработать механизм финансирования проектов. Одним из решений видится создание работоспособной схемы лизинга. Экономика проекта показывает, что без господдержки компании не будут строить новые суда. Расчетный период окупаемости проекта судна без господдержки — 17-20 лет.

Необходимо также понимать, что государство ожидает увидеть высокотехнологичные и высокопроизводительные суда: совершенно новое оборудование, возможность производить на борту продукцию высокой степени переработки. Это то, к чему мы должны стремиться.

— Есть ли другой механизм, позволяющий решить проблему устаревшего флота и избавиться от проблем в отрасли, в частности, "квотных рантье"? Можем ли мы использовать зарубежный опыт?

— Сейчас мы ведем диалог с рыбаками, проводим совещания по теме строительства флота. Но, к сожалению, сдвигов нет, флот не строится. Одна-две компании проводят подготовительную работу в этом направлении. Многие предпочитают использовать другой подход, покупая устаревшие суда зарубежной постройки, успевшие проработать за рубежом много лет. Надо менять эту тенденцию, мы не должны оставаться на задворках рыбопромыслового судостроения.

— Насколько известно, предложение Росрыболовства поддержали некоторые рыбодобывающие компании…

— Некоторые компании эту позицию поддержали. Среди них — "Русская рыбопромышленная компания", "Доброфлот", колхоз "Приморец". Эти компании готовы участвовать в проекте наделения квотой господдержки. Еще раз повторюсь, по нашим расчетам новое крупнотоннажное судно при условии господдержки способно окупить себя в течении 10 лет. Таким образом, соблюдаются интересы бизнеса, инвестирующего деньги и государства, реализующего программу развития отрасли.

— Ощутит ли потребитель выгоду от предлагаемых изменений в Закон о рыболовстве? Как они повлияют на цену и качество рыбы на прилавках?

— Одно из ключевых требований к судам новой постройки — производство качественной продукции с высокой степенью переработки на борту. Продукция будет производиться с меньшими издержками по сравнению с существующим уровнем, с минимальным уровнем брака. Конечный потребитель должен, безусловно, выиграть от предлагаемых изменений за счет повышения качества конечной продукции.

Россия > Рыба > fish.gov.ru, 1 октября 2015 > № 1506017 Петр Савчук


Россия > Рыба > fishnews.ru, 1 сентября 2015 > № 1475299 Петр Савчук

Если промышленность не движется – надо создавать стимулы

Петр САВЧУК, Заместитель руководителя Федерального агентства по рыболовству

В июле заместителем руководителя Росрыболовства назначен Петр Савчук, много лет проработавший в дальневосточном рыбном бизнесе, в том числе в должности директора филиала «Русской рыбопромышленной компании». В федеральном агентстве за новым замом закреплены такие непростые направление, как рыбоохрана, флот и порты. В интервью Fishnews Петр Савчук рассказал о том, какие задачи он видит для первоочередной работы.

– Петр Степанович, изначально была информация, что у руководителя Росрыболовства появится заместитель, который будет курировать Дальний Восток. И вас называли ключевым кандидатом на эту должность. Но затем ситуация, насколько я понимаю, изменилась.

– Да, произошли трагические события, скоропостижно скончался замруководителя Владимир Витальевич Соколов. Его функционал был закреплен за мной. Но идея определить куратора Дальнего Востока остается. Можно было закрепить за одним заместителем Северо-Запад (там ведь тоже много вопросов), а за другим – Дальневосточный регион. Чтобы была возможность более оперативно реагировать на ситуацию, с учетом более глубокого знания специфики территории. Поэтому я надеюсь, что мы распределим обязанности таким образом, что кураторство будет закреплено

– Тем более что президент и Правительство идут по такому пути, создавая ведомства, курирующие отдельные регионы, - например Минвостокразвития, Министерство по делам Северного Кавказа. А какие первоочередные задачи стоят перед вами в новой должности? Что считаете приоритетом?

– Прежде всего, это одна из основных задач, которая поставлена руководством, – мы должны актуализировать нашу стратегию по развитию отрасли с учетом реального положения дел. Это должен быть серьезный документ, в котором будут учтены интересы и государства, и бизнеса. Потому как серьезных результатов мы достигнем только сообща. И в этом ключе сейчас идет серьезный диалог с бизнес-сообществом.

В настоящее время осуществляется подготовка к осеннему заседанию Президиума Госсовета, посвященному рыбной отрасли. И с мест, в рамках этой работы, нам поступает очень много предложений. Есть дельные, но есть и не очень – вплоть до того, чтобы каждое предприятие построило по своему рыбоперерабатывающему комплексу. Политика построения отрасли, на мой взгляд, должна соответствовать поставленной задаче – обеспечение импортозамещения рыбопродукции на российском рынке и обеспечение продовольственной безопасности.

Конечно, мы понимаем, что нельзя подталкивать бизнес к убыточным действиям. Необходимы взвешенные решения. Но государственные задачи также должны выполняться. Это и строительство нового рыболовного флота, и поддержка перерабатывающих предприятий, и правильное регулирование прибрежного рыболовства. А также много других. И это вопросы, от решения которых мы, как профильное ведомство, никуда не уйдем. Сами по себе они решаться не будут.

Тем более что сейчас есть возможности для возрождения на Дальнем Востоке промысла сардины-иваси и скумбрии, то есть тех водных биологических ресурсов, которые в промышленных масштабах не осваивались уже много лет. Но вот получается так, что, например, к 2020 году должен быть пик по вылову сардины-иваси. Но флота для ее добычи нет. Недостаточно перерабатывающих мощностей и плавбаз. Нам нужно под это готовить инфраструктуру, осваивать современные технологии переработки и заморозки, налаживать соответствующую логистику поставок этой рыбы к покупателю.

И, конечно же, очень важно – это уже мой непосредственный функционал – содействие созданию современной портовой инфраструктуры, соответствующей всем современным требованиям. Мы сейчас ведем переговоры с хозяйствующими субъектами о строительстве новых холодильников, оптово-логистических центров и других инфраструктурных мощностей, которые позволят хранить рыбу. И охлажденную, и может быть даже живую. Чтобы логистика поставок была выстроена так, чтобы можно было самолетами доставлять живую, охлажденную рыбу. Сегодня такая продукция была бы востребована для системы HoReCa. Очень, кстати, хороший проект реализует в Сахалинской области врио губернатора Олег Кожемяко – по доступной рыбе. Эта область, я думаю, больше других регионов, готова к поставкам живой, охлажденной рыбопродукции. Системе HoReCa, торговым сетям необходимы ритмичные поставки, и задача бизнеса в том, чтобы их обеспечить. И нужно создать не только логистические центры. Необходимо формировать в стране и рыбные рынки, на которые будет идти продукция из разных российских регионов. А может быть и из стран, не объявлявших нам санкции.

И, конечно же, нами не обойден вопрос качества поставляемой рыбы. Необходимо, чтобы производимая российскими предприятиями продукция отвечала мировым стандартам, ведь потребитель чутко реагирует на качество. Рыбаки должны быть заинтересованы в обеспечении качественного и доступного товара на рынке. Недопустимо, когда рыбу в торговых сетях по несколько раз размораживают и замораживают: она этого не терпит, так как теряются ее вкусовые качества, меняется сама структура продукта. В этой связи нам приходится говорить и о проблемах доставки, когда товар приходит в Москву с температурой минус 5 градусов. Поэтому мы планируем организовать взаимодействие с Россельхознадзором, Роспотребнадзором, будем вести переговоры с РЖД, чтобы все требования перевозки рыбопродукции соблюдались.

Также очень перспективным является Северный морской путь, по которому в определенный период можно было бы поставлять продукцию из водных биоресурсов в больших объемах. Сократив, возможно, таким образом затраты на транспортировку и создав конкуренцию железной дороге. В настоящее время использование этого направления обсуждается с транспортными компаниями.

Сейчас я говорил о морском рыбном хозяйстве, но помимо этого есть у нас пресноводные объекты. И это большой пласт работы, в том числе в сфере аквакультуры. Причем не только с точки зрения пополнения природных запасов наших рек и озер, но и для организации поставок продукции из пресноводной рыбы отечественному потребителю.

Не менее важны и вопросы рыбоохраны. Чтобы противостоять браконьерству, мы усиливаем материально-техническую базу, закупаем беспилотники, организуем видеонаблюдение и другие современные средства наблюдения и контроля.

– Вы сказали о планах по строительству холодильников, логистических центров. А есть бизнес, который заинтересован реализовывать эти проекты? Есть ли инвесторы?

– Конечно, есть. На совещании, которое проводил в июле во Владивостоке руководитель Росрыболовства Илья Васильевич Шестаков, было представлено три проекта. Первый презентовала компания «Славтранс-Сервис». В подмосковном Селятино у нее холодильник на 10 тыс. тонн, планируется замкнуть связку Владивосток – Новосибирск – Селятино, построить холодильник еще на 40 тыс. тонн. В основном проект ориентирован на рефконтейнерные перевозки. На Дальний Восток идет поставка сельскохозяйственной продукции, обратно – рыбы.

Второй проект представила компания из Приморского края – «Акватехнологии» – по развитию холодильных мощностей и портовой логистики в районе мыса Назимова. Мне кажется, проект тоже заслуживает пристального внимания.

Администрация Приморья представила проект рыбного кластера. Правда, на мой взгляд, он очень дорогой. Там нужно внимательно просчитывать экономику и смотреть по инвестициям – сможет ли проект окупиться, какая у него будет отдача. Определять, сможет ли он конкурировать с другими проектами, создавать условия для переработки и т.д.

– Хотелось бы перейти к такой теме, как рыбоохрана. Важнейшее направление работы, ведь если мы не будем охранять ресурсы, то не сможем их и осваивать. На недавнем совещании вы проинформировали об использовании новой системы оценки деятельности теруправлений. Расскажите, пожалуйста, об этом подробнее.

– Не могу раскрыть всех деталей, так как осуществление любого рыбоохранного мероприятия для получения результатов подразумевает конфиденциальность. На совещании я поставил задачу повысить эффективность работы в этом направлении. Для этого должны использоваться новые средства и возможности. А эффективность работы рыбоохраны должна определяться не только количеством задержаний, но и в предупреждении предполагаемых нарушений. В связи с этим, кстати, мы возобновили выпуск журнала «Рыбоохрана», который постараемся сделать более интересным. Нужно объяснять людям важность сбережения водных биоресурсов.

В зарубежных странах рыбинспектор всегда появляется неожиданно, так как на его вооружении есть современные средства поиска и контроля: камеры слежения, маяки и т.д. Работа же нашей рыбоохраны охватывает вообще огромные территории. И конечно, без технических средств эффективно отладить этот процесс невозможно. Поэтому мы уделяем большое внимание вопросам материально-технического обеспечения наших подразделений, закладывая для этих целей соответствующий бюджет. Мы уже ведем работу по внедрению технологий, основанных на использовании спутниковых систем контроля. Будут и другие шаги.

Немаловажное значение имеет вопрос материального стимулирования и мотивации самих инспекторов. Мы также активно его прорабатываем, выстраивая бюджет отрасли.

– Ранее поднималась тема обязательного государственного страхования инспекторов рыбоохраны – это проблему удалось урегулировать?

– Этот вопрос также в стадии проработки. Но то, что его необходимо решить, – это однозначно.

– На пресс-конференции 12 августа Илья Шестаков заявил о том, что федеральное агентство поддерживает передачу причалов в долгосрочную аренду, но при условии финансовых вложений в их развитие. При этом глава ведомства подчеркнул: сначала инвестиции, а уже потом – заключение долгосрочного договора аренды. Но кто согласится вкладываться, если у него еще никаких гарантий?

– Дело в том, что в тех договорах аренды причалов, которые были заключены ранее, как и в формах договоров, которые арендаторы предлагают подписать государству сейчас, не предусмотрено никаких условий по развитию инфраструктуры. «Нацрыбресурс» много критикуют за предлагаемые им условия аренды, но если разобраться: на те деньги, которые предприятие получает от арендаторов, невозможно улучшить состояние причалов. Для понимания: чтобы реконструировать 1 кв. метр причала, требуется от 500 тыс. до 1,5 млн. рублей, а арендаторы готовы платить не более 15-20 тысяч в год за погонный метр, то есть для аккумулирования необходимых средств потребуется не менее 25-75 лет.

А 25 лет, с момента передачи причалов в аренду, прошли очень быстро. И за это время фактически ничего не сделано. Причалы только максимально эксплуатировали для извлечения доходов, в итоги их состояние только ухудшилось. Поэтому мы и ведем переговоры с арендаторами о том, чтобы инвестировать деньги в причальную инфраструктуру и весь перегрузочный комплекс. Нужно найти правовые механизмы. Необходимо, чтобы в случае неисполнения арендатором определенных условий договор можно было бы расторгнуть. А если договоры продолжить заключать на прежних условиях, то ничего и не будет меняться. Поэтому в любом случае форма договоров будет претерпевать изменения, мы будем оговаривать поэтапное проведение определенных работ, устанавливать конкретные сроки. Более того, от потенциальных арендаторов будем требовать предоставления проектов развития портов в интересах рыбохозяйственного комплекса, неисполнение которых будет также предусматривать разрыв договора аренды. Это позволит избежать негативной ситуации, о которой я говорил, как в эксплуатации причалов, так и в целом по реализации задач по поставкам рыбы на берег.

– Сейчас самая, наверное, острая тема – это изменения в федеральный закон о рыболовстве, прежде всего предлагаемые механизмы стимулирования строительства флота. Fishnews об этом пишет почти ежедневно, представители рыбацкого сообщества не могут остаться в стороне от обсуждения. И конечно, много негативных оценок. Вы проводили совещание на тему судостроения, есть ли, на ваш взгляд, возможность выстроить конструктивный диалог?

– Давайте сначала все расставим на свои места. Первое – ресурс государственный. Он был закреплен за рыбаками на долгосрочной основе, сначала на пять лет. В 2008 году рыбопромышленники сказали: не надо трогать механизм распределения, за отведенное время мы все модернизируем, начнем строить суда. Прошли годы, мы видим, что да, определенные сдвиги есть, причем положительные. Модернизируется флот, становится более конкурентоспособным. Мы видим, какие результаты сейчас демонстрирует промышленность. Но вместе с тем нельзя не заметить очевидного: отрасль стоит на месте. Нужно двигаться дальше.

Когда разговаривали с владельцами крупнейших компаний и предлагали: давайте строить флот – ответной реакции не последовало. Оно и понятно, строительство судов требует больших инвестиций. Тем более когда речь идет о строительстве у нас – в стране, где рыбопромысловые суда в таком объеме еще не строились. Но с чего-то надо начинать. Ничего страшного, что у отечественных верфей нет такого опыта. Существуют современные технологии, инжиниринг. Можно привлечь специалистов. И есть проекты, которые можно реализовать. Нужно просто начинать делать – тогда появится и судостроение, и свои специалисты, и инфраструктура.

На мой взгляд, предлагается взвешенный подход. Речь не идет о том, чтобы все переделить – на аукционах или еще как-то. Я сам работал в бизнесе и не сторонник изменения правил игры, но определенную динамику придать необходимо. «Исторический принцип» распределения квот сохраняется, но предусматривается определенная модернизация. Если мы видим, что в строительстве флота нет движения, то почему бы государству не простимулировать его.

Рыбаки говорят: не трогайте нас! Но не трогали десять лет! И что дальше? Сегодня очень много критики поступает от торговых сетей – о том, что промышленность выпускает некачественную продукцию, не соответствующую стандартам. Мы должны изменить ситуацию, ведь в конечном итоге потребитель поднимет вопрос. Рыбаки должны исходить от условий рынка. Сегодня рынок требует выполнения определенных условий, но мы его не слышим – все живут своей жизнью, считают, что все нормально. На Китай как гнали 700 тыс. тонн минтая, так и будем продолжать дальше. КНР из этого делает продукцию с полифосфатами, с водой. Как же быть довольными такой ситуацией? Поэтому нужно понимать, что назрела необходимость решительных мер. И если промышленность в этом плане не движется, надо создавать соответствующие стимулы, что мы и будем делать.

Маргарита КРЮЧКОВА, газета « Fishnews Дайджест»

Россия > Рыба > fishnews.ru, 1 сентября 2015 > № 1475299 Петр Савчук


Нашли ошибку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter