Всего новостей: 2555051, выбрано 8 за 0.012 с.

Новости. Обзор СМИ  Рубрикатор поиска + личные списки

?
?
?  
главное   даты  № 

Добавлено за Сортировать по дате публикации  | источнику  | номеру 

отмечено 0 новостей:
Избранное
Списков нет

Саксин Сергей в отраслях: Рыбавсе
Саксин Сергей в отраслях: Рыбавсе
Россия. ДФО > Рыба > fishnews.ru, 10 июля 2015 > № 1429918 Сергей Саксин

Сергей Саксин: Мы приветствуем санкции в нынешнем формате

Введенные Россией ответные санкции поспособствовали созданию общих экономических условий, выгодных ретейлу и отечественным производителям, считает председатель совета директоров ПБТФ Сергей Саксин.

Серьезно повлиять на деятельность сферы торговли законодательными ограничениями и запретами очень сложно, считает председатель совета директоров Преображенской базы тралового флота Сергей Саксин. «Мы пропагандируем в нашей стране рыночную экономику и, соответственно, должны придерживаться законов свободного рынка», - отметил руководитель предприятия в интервью журналу «Fishnews – Новости рыболовства».

Но, по словам руководителя ПБТФ, можно создавать какие-то общие экономические условия, в которых ретейлу и отечественным товаропроизводителям будет выгодно работать друг с другом. «Например, к такому результату в итоге привели введенные в прошлом году санкции на определенные группы импорта, - заметил Сергей Саксин. - Понятно, что сетям объективно сложнее работать с российской продукцией из-за отсутствия внятной логистики, отсутствия необходимых холодильных мощностей, в том числе в портах Дальнего Востока. Но сейчас они фактически были вынуждены пойти на это, чтобы заполнить свои прилавки. И на самом деле стали находиться какие-то решения, конечно, пока не в глобальном масштабе, но движение в этом направлении началось».

Руководитель предприятия приветствует санкции в том формате, в котором они существуют сейчас. «Если бы еще была возможность перекрыть полулегальные каналы, которые существуют через Белоруссию и Казахстан, то, наверное, потребление нашей рыбопродукции возросло бы в разы, - добавил глава ПБТФ. - Мы сами заинтересованы в том, чтобы на столах у россиян был настоящий, природный белок».

Собеседник «Fishnews – Новости рыболовства» отметил, что требуется перестройка не только на уровне сознания производителей, продавцов и покупателей – порты должны быть готовы принять и переработать российскую продукцию. «Сегодня пока отсутствует необходимая для этого инфраструктура, ее нужно либо отстраивать заново, либо серьезно модернизировать», - подчеркнул Сергей Саксин.

Напомним, что эмбарго, введенное прошлым летом, глава государства Владимир Путин решил продлить еще на год – до 5 августа 2016 г. включительно. Запрет распространяется на ввоз в РФ определенных категорий рыбных товаров и морепродуктов из Норвегии, США, Канады, Австралии, стран ЕС. Как заявили ранее Fishnews руководители отраслевых объединений, ограничение импорта в определенной мере помогло повысить спрос на российскую рыбу на внутреннем рынке. В то же время, отмечают представители бизнес-сообщества, многие проблемы рыбного хозяйства так и остались нерешенными.

Россия. ДФО > Рыба > fishnews.ru, 10 июля 2015 > № 1429918 Сергей Саксин


Россия. ДФО > Рыба > fishnews.ru, 3 июля 2015 > № 1421569 Сергей Саксин

Лозунги не должны превращаться в законы

Сергей САКСИН, Председатель совета директоров Преображенской базы тралового флота

В этом году Преображенская база тралового флота отмечает свое 85-летие. В юбилейный год принято подводить итоги, строить планы на перспективу. Однако лучший показатель того, как на самом деле обстоят дела в компании, – это ее трудовые будни и участие в жизни отрасли. За последние 6 месяцев флот предприятия пополнился двумя «новобранцами» – рыболовными шхунами «Рысь» и «Леопард», переоборудованными для промысла краба и креветки. В ближайшие недели ПБТФ ждет прибытия нового сайролова. В этом году первыми в Приморском крае преображенские рыбопереработчики получили право использовать маркировку «Произведено в Приморье», которая отличает продукцию местного производства высокого качества. Традиция поощрять заслуги своих работников, которая существует и на самом предприятии, позволила преображенцам блестяще отработать на охотоморской минтаевой путине в зимне-весенний период даже несмотря на нестабильную промысловую обстановку. Мнением дальневосточной компании по ключевым проблемам отрасли интересуются на совещаниях в федеральных органах власти, а коллеги возлагают надежды на работу представителя ОАО «ПБТФ» в редакционной группе по подготовке доклада к президиуму Госсовета по рыбному хозяйству. Какие вопросы сегодня выходят на первый план для заслуженной и одновременно современной и активно развивающейся рыбопромышленной компании – об этом мы побеседовали с председателем совета директоров Преображенской базы тралового флота Сергеем Саксиным.

– Сергей Владимирович, часто на совещаниях, посвященных вопросам рыболовства и околоотраслевым проблемам, Вы высказываетесь по теме судостроения. Компания «ПБТФ» не понаслышке знакома с трудностями постройки новых промысловых судов в наши дни. Но между тем свой флот вы пополняете и делаете это регулярно.

– У нашей компании есть планы на развитие, а для их реализации без инвестиций в свой флот не обойтись. На ожидание, когда же государство наконец решит, что делать с отечественным судостроением, у рыбаков времени нет. Квоты есть, люди есть, производство работает – в море нам необходимо находиться каждый день, иначе нельзя.

Наше недавнее приобретение, рыболовные шхуны японской постройки «Рысь» и «Леопард», – это суда со вторичного рынка. Но они прошли серьезную модернизацию, на них заново были построены перерабатывающие цеха, и сегодня оба судна очень хорошо показывают себя на промысле.

Переоборудование мы делали в Южной Корее. Обошлось нам это не дешево, но корейские верфи имеют большой опыт строительства и модернизации подобных судов, у них есть квалифицированные специалисты.

На подходе еще одно судно, на этот раз уже новострой – траулер-сайролов «Лучегорск». Его строительство сейчас завершается в Даляне. Эффективную работу новому судну должно обеспечить самое современное оборудование, в первую очередь поисковое и световое. А мощный морозильный комплекс и вместительные трюмы дадут автономность, т.е. исключат постоянные переходы добытчика к месту сдачи сырья и позволят сократить предприятию затраты на горюче-смазочные материалы.

Но нам требуются еще суда, ПБТФ рассчитывает построить серию как минимум из пяти сайроловов. Вместе с «Лучегорском» мы получим в собственность проектную документацию и сможем продолжить строительство судов этого типа на любой верфи, в том числе отечественной. И мы в принципе готовы строиться в России, ведь за рубежом это тоже связано с различными трудностями.

Я озвучиваю нашу позицию на всех совещаниях: мы готовы инвестировать в отечественные верфи, только лишь просим государство сказать нам, где мы реально сможем сделать это. Но пока все российские судостроители от нас отказываются.

– Между тем скоро исполнится уже четыре года, как БМРТ «Генерал Трошев» – первый за много лет крупнотоннажный траулер в российской рыбной отрасли, построенный вашей компанией на Украине, – вышел на промысел. За это время он так ни разу и не подошел к российским берегам, оказавшись в статусе «незаходного». С «Лучегорском» история может повториться?

– Вопрос с «незаходным» флотом действительно до сих пор не получил решения. Хотя проект соответствующих изменений в Налоговый кодекс в конце прошлого года уже проходил оценку регулирующего воздействия. Но амнистию многочисленным заграничным новостроям и модернизированным рыболовным судам под российским флагом, которые вынуждены сегодня работать и обслуживаться исключительно за пределами территориальных вод, до сих пор никто не объявил.

Актуален этот вопрос и для наших последних приобретений – все таможенные платежи, НДС в полном объеме пришлось заплатить за шхуны «Рысь» и «Леопард», на подходе новый траулер. Просто в случае с «Лучегорском» единовременный платеж в размере 23% от стоимости судна – это большая, но подъемная для ПБТФ цифра. Но когда за то, чтобы «Генерал Трошев» пересек российскую границу, нужно заплатить 270-280 миллионов рублей – это уже не проблема одного нашего предприятия, это, к сожалению, беда государства, которое вот таким образом создает условия для «поддержки» бизнеса.

– И все же планы вашего предприятия по строительству новых судов и развитию промысла говорят о том, что перспективы в российских реалиях у бизнеса есть. Как я понимаю, в ближайшее время ПБТФ намерена больше внимания уделить не самому валютоемкому, но востребованному на внутреннем рынке продукту – сайре?

– Эта рыба никогда не теряла своей популярности в России. Мы и прежде работали на ее промысле, но такие суда, как «Лучегорск», более эффективны, нежели традиционные СТРы. Кроме того, у нас есть собственная береговая переработка сайры. Поэтому данный проект мы видим для себя перспективным.

– Кстати, недавно в Москве прошел фестиваль «Рыбная неделя», где таким традиционным российским морепродуктам, как сайра, минтай, треска, планировалось уделить особое внимание. Преображенцы поучаствовали в этом мероприятии?

– Да, мы участвовали в этом фестивале. Но там задача была в первую очередь не устроить распродажу, а представить образцы различных рыбных продуктов, продемонстрировать покупателям тот ассортимент, который производят российские компании. Задача была популяризировать рыбопродукцию и все морепродукты, которые добываются в водах РФ.

– На Ваш взгляд, это удалось сделать?

– Я считаю, что шаг был однозначно удачным. Может быть, не все удалось с организационными моментами. Но помимо работы с прямыми покупателями мы провели встречи с рестораторами, торговыми сетями. Так что хотелось бы, чтобы такие «рыбные недели» проходили как можно чаще. Пусть и в другом формате, но с главной целью – популяризировать ту российскую продукцию, которая была необоснованно забыта в последние десятилетия.

– А кроме выставочных форматов, какие еще механизмы продвижения отечественной рыбопродукции Вы могли бы предложить?

– Я выступал на одном из совещаний в рамках «Рыбной недели» и еще раз указал на то, о чем уже давно говорят рыбаки, – все госзакупки должны осуществляться у российских производителей. Так делают во всем мире. То есть на государственные нужды – а это, в том числе, питание в детских садах, школах, армиях, больницах, исправительных учреждениях – везде, где тратятся бюджетные деньги, обязаны приобретать продукцию у российского производителя. Это и даст определенный толчок для развития переработки, расширения ассортимента продукции, в том числе кулинарной группы. Причем за нашу продукцию, это касается и качества, и ассортимента, нам действительно не стыдно. Да и по объему производства наши рыбаки готовы полностью обеспечить нужды страны.

– А как Вы оцениваете в этом плане законодательные рычаги регулирования, например, попытку властей усилить влияние на торговые сети через закон о торговле?

– Как-то серьезно повлиять на деятельность сферы торговли законодательными ограничениями и запретами очень сложно, прежде всего потому, что мы пропагандируем в нашей стране рыночную экономику и, соответственно, должны придерживаться законов свободного рынка.

Но можно создавать какие-то общие экономические условия, в которых ретейлу и отечественным товаропроизводителям будет выгодно работать друг с другом. Например, к такому результату в итоге привели введенные в прошлом году санкции на определенные группы импорта. Понятно, что сетям объективно сложнее работать с российской продукцией из-за отсутствия внятной логистики, отсутствия необходимых холодильных мощностей, в том числе в портах Дальнего Востока. Но сейчас они фактически были вынуждены пойти на это, чтобы заполнить свои прилавки. И на самом деле стали находиться какие-то решения, конечно, пока не в глобальном масштабе, но движение в этом направлении началось.

Поэтому еще раз могу сказать, что мы приветствуем санкции в том формате, в котором они существуют сейчас. Если бы еще была возможность перекрыть полулегальные каналы, которые существуют через Белоруссию и Казахстан, то, наверное, потребление нашей рыбопродукции возросло бы в разы. Мы сами заинтересованы в том, чтобы на столах у россиян был настоящий, природный белок.

Но еще раз отмечу, что требуется перестройка не только на уровне сознания (производителей, продавцов, покупателей) – мы готовы привезти нашу продукцию в российские порты, но готовы ли порты принять ее, переработать? Сегодня пока отсутствует необходимая для этого инфраструктура, ее нужно либо отстраивать заново, либо серьезно модернизировать.

– Здесь, наверно, стоит вспомнить и про Северный морской путь, который сегодня настоятельно предлагается использовать для доставки рыбы с Дальнего Востока в западную часть страны. В 2011 году ПБТФ впервые осуществила доставку около 10 тыс. тонн лосося из Владивостока в Санкт-Петербург.

– Я и сегодня заявляю, что мы готовы транспортировать дальневосточную рыбопродукцию в Санкт-Петербург по Севморпути. Это вдвое быстрее, чем через Панамский канал, и хорошая альтернатива отправке по железной дороге. Арктическую трассу необходимо использовать, и в этом деле очень важна роль государства. Но сегодняшние тарифы, которые Федеральная служба по тарифам выставляет через «Атомфлот», не позволяют сделать этот маршрут привлекательным для рыбы.

– Даже с учетом того, что «Атомфлот» перешел на новую систему тарификации?

– Тарифы, может, и новые, но суммы, к сожалению, остались прежние. Принятый в прошлом году приказ о новых тарифах не сделал их ниже, просто изменился порядок начисления, и дополнительно к ним добавили лоцманскую проводку (посуточную), которая с учетом суммарного времени на переход от Владивостока или Петропавловска-Камчатского до Санкт-Петербурга составит приличные деньги.

Чтобы развивать СМП, необходимо решать и другие вопросы: развивать инфраструктуру по всему маршруту следования судов арктическим путем, повышать безопасность этого направления. Сегодня такие усилия пока никто не предпринимает. Но на это необходимо обратить особое внимание, если мы хотим развивать Севморпуть в действительности, а не только на бумаге.

– Сергей Владимирович, Вы вошли в редакционную группу по подготовке доклада к президиуму Госсовета по рыбному хозяйству РФ. Расскажите, как продвигается работа?

– К настоящему моменту состоялось уже два заседания. На начальном этапе были определены основные задачи, которые предстоит проработать в рыбной отрасли. Об этом в своем выступлении на первом заседании рассказал министр сельского хозяйства Александр Ткачев. Могу сказать, что в целом рыбаки на 99% согласны с тезисами, которые озвучил в своем докладе министр.

Самое главное сейчас – создать правильный механизм для решения обозначенных государством вопросов. Поэтому мы как участники редакционной группы будем внимательно следить за тем, чтобы белое было белым, а черное – черным.

– На совещании у помощника президента, секретаря Госсовета Игоря Левитина было отмечено, что нынешняя ситуация в рыбохозяйственном комплексе обусловлена тем, что не решены ключевые вопросы по нормализации и обеспечению долгосрочной эффективной работы. В частности, не урегулирован вопрос об изменении механизма квотирования путем установления в квотах определенных обязательств по достижению приоритетных целей развития отрасли.

– По этому вопросу мы в целом уже обозначили свою позицию. Мы согласились с тем, что нужно увеличить обязательный процент добычи водных биоресурсов до 70%. Мы говорили о том, что облавливать необходимо только своими судами или судами, которые используются по договору лизинга. Это основные критерии.

По вопросу промыслового флота: да, рыбаков надо простимулировать к строительству новых судов, но как именно это сделать? Повторю, что сегодня нет верфей, которые готовы построить современное рыбопромысловое судно для работы в суровых условиях дальневосточных и северных морей. Есть верфи, которые готовы принять деньги на строительство, но нет ни одной, которая могла бы продемонстрировать готовый и жизнеспособный проект и принять заказы на изготовление серии таких судов. В том числе это происходит из-за того, что отечественному судостроению остро не хватает квалифицированных кадров.

Взвалить на рыбаков сразу весь комплекс проблем, связанных с постройкой новых судов, строительством подвижного состава, холодильников, развитием переработки и т.д., мы, конечно, можем, но результат будет такой, как в истории про жадного купца, который из одной шкурки пожелал семь шапок сшить. То есть в результате ни один проект не будет реализован и ресурс будет размыт. Давайте мы для начала разберемся с одной отраслью, определим правила игры, которые не будем без конца менять, и после этого мы уже сможем говорить и о дополнительных обязательствах.

Сегодня часто звучат громкие лозунги: «а давайте сделаем обязательную продажу всей рыбы на аукционах», «а давайте будем строить все суда на российских верфях», «а давайте сделаем рыбу дешевой» и т.п. Я боюсь, что если подобные заявления попадут в указ президента, то потом вновь будут искать виновных в том, что он не выполняется. Для того чтобы не ставить главу государства в такое положение, нужно изначально правильно подготовить этот документ. Он должен быть разумным и обоснованным.

Пока я не знаю, что предложат для внесения в доклад другие министерства, но уверен, что еще неоднократно мы будем его обсуждать, вносить свои предложения и корректуры.

– Вопрос сохранения «исторического принципа» распределения долей квот будет подниматься?

– Самый важный для нас вопрос сегодня – это каким образом будут распределяться квоты в 2018 году, какую форму государство предложит гражданам.

Мы поддерживаем «исторический принцип», и вызвано это в первую очередь теми инвестициями, которые мы уже сделали в отрасль. Надо понимать, что любые инвестиции в рыбной отрасли – это дело долгосрочное, нужны годы на их окупаемость. Это касается практически всего – от судостроения до аквакультуры.

К примеру, первую отдачу от вложений в направлении марикультуры Преображенская база тралового флота начала получать лишь через 5 лет. Надо понимать, что мы финансируем наш участок аквакультуры за счет основного вида деятельности – рыболовства. Но сложно представить такого бизнесмена, который придет с нуля на участок и пять лет будет ждать прибыли.

Я всегда привожу в пример сказку о старике и золотой рыбке. Так вот, даже с учетом экологической обстановки и численности населения в древней Руси старику пришлось три раза забросить в море невод, прежде чем поймать одну рыбку. Это для тех, кто рассуждает, что мы, рыбаки, не сеем и не пашем, а просто собираем сливки. Это не нефть и не газ, здесь недостаточно трубу в земле проложить. Море только на глобусе маленькое, в реальной жизни все значительно масштабнее и сложнее, и надо очень постараться, чтобы показать тот вылов, который потом сухими цифрами статистики ляжет на стол чиновников. Для нормальной работы рыбаки должны ощущать стабильность (хотя бы законодательную) и уверенно вкладываться в развитие своего производства.

Еще и поэтому так важно у нас в стране вести популяризацию рыбацкой профессии, больше рассказывать об этом нелегком труде и обычным гражданам, и государственным деятелям. Очень важно заострять внимание на вопросе повышения статуса рыбака, вести речь о почете и уважении к этим людям, отмечать многолетний труд в море государственными наградами. Потому что это действительно тяжелая работа, которая заслуживает, чтобы к ней относились достойного.

– Еще один нерешенный вопрос, на который обратили внимание в Кремле, – это административные барьеры, в том числе необходимость минимизировать проверочные мероприятия по ветеринарному контролю. Этот момент также должен найти отражение в докладе. Но не так давно в одном из комментариев Вы отмечали, что ситуация в этой сфере уже начала меняться в лучшую сторону.

– Да, это правда. Думаю, это происходит в большей степени потому, что чиновники начали опасаться открытой огласки своих отношений с гражданами. И это позитивный фактор, потому что никто не хочет иметь отрицательный имидж на страницах газет, критиковаться на телевидении и т.д. Не знаю, чем именно это вызвано – нежеланием потерять свое рабочее место или еще чем-то, но, как бы то ни было, ситуация действительно меняется в лучшую сторону.

Хотя, конечно, до устранения барьеров еще далеко. Их создает сама среда, те государственные решения, в которых содержится здравая мысль, но которым не хватает квалифицированной реализации.

Поэтому еще раз отмечу – очень тщательно нужно анализировать «лозунги», которые звучат с различных трибун. Вопрос в том, что большинство из них невозможно реализовать. Когда проектируют судно и ширину делают больше, чем длину, то даже у самого далекого от отрасли человека не возникнет вопроса, почему этот корабль нельзя спускать на воду. Но почему-то у нас считают возможным придумывать нежизнеспособные законы, даже не вникая в суть вопроса. Откуда берется такой непрофессионализм?

Верно отметил на одном из недавних совещаний полпред Президента в ДФО Юрий Трутнев: мы придумаем законы, а людям потом по ним жить. Вот для того, чтобы люди жили, а не мучились, государственные решения нужно очень тщательно и правильно готовить. Давайте сперва придумаем механизм реализации закона, тогда после этого все будут за его принятие.

Наталья СЫЧЕВА, журнал «Fishnews – Новости рыболовства»

Россия. ДФО > Рыба > fishnews.ru, 3 июля 2015 > № 1421569 Сергей Саксин


Россия. ДФО > Рыба > fishnews.ru, 8 октября 2014 > № 1193263 Сергей Саксин

Сергей Саксин: Для эффективного изменения закона нужен диалог

Очень важно, что инициативы по изменению отраслевого законодательства, которые выдвигает Росрыболовство, на самой начальной стадии обсуждаются с представителями рыбацкого сообщества, отмечает руководитель Преображенской базы тралового флота Сергей Саксин.

Напомним, что Федеральное агентство по рыболовству направило заинтересованным лицам предложения о внесении изменений в ФЗ «О рыболовстве…». 2 октября глава ведомства Илья Шестаков провел рабочую встречу по обсуждению выдвинутых инициатив – в совещании приняли участие руководители рыбопромышленных предприятий и ассоциаций, представители органов власти ряда регионов.

Так, рассматривается возможность закрепления долей промысловых квот на более длительный срок, чем сейчас. Предлагается увеличить порог обязательного освоения квот для сохранения права на промысел с 50% до 70% за два года, а также предусмотреть, что как минимум 70% лимитов должно выбираться на судах, которые принадлежат пользователям водных биоресурсов на праве собственности или используются на основании договора лизинга. Предложены поправки, касающиеся «незаходных» судов и т.д. Было отмечено, что выдвинутые инициативы – не окончательное решение, а отправная точка для диалога государства и рыбаков.

На совещании 2 октября обсуждались конкретные вопросы, связанные с модернизацией «исторического принципа» распределения квот, рассказал председатель совета директоров ОАО «Преображенская база тралового флота» Сергей Саксин.

По словам собеседника Fishnews, встреча прошла в конструктивной атмосфере. Очень важно, что на самой начальной стадии к рассмотрению возможных изменений законодательства привлекаются представители бизнеса, уверен руководитель дальневосточного предприятия.

«Чтобы не звучало потом: «Извините, мы сделали глупость, но это закон». Сейчас есть возможность в самом начале, в «нулевом» цикле, внести коррективы», – комментирует Сергей Саксин.

Предложенные для обсуждения вопросы непростые. Они нуждаются в дополнительной проработке – одни в большей, другие в меньшей степени, отметил председатель совета директоров ПБТФ.

Так, по мнению Сергея Саксина, достаточно проработаны инициативы по увеличению порога освоения квот и использованию зафрахтованного флота. Хотя и здесь есть поле для работы. Например, нужно предусмотреть критерии форс-мажорных ситуаций, когда предприятия не подпадают под норму о недоосвоении (допустим, прогноз на промысел давался хороший, а рыбы нет) и т.д., указал руководитель компании. На совещании были озвучены толковые предложения по этим темам, добавил рыбопромышленник.

Наиболее бурная дискуссия разгорелась на встрече вокруг вопросов регулирования прибрежного рыболовства. Росрыболовство выдвинуло для обсуждения инициативу об ограничении длины судов, используемых для «прибрежки», 24 метрами.

Конечно, необходимость использовать в наших северных морях только такой флот сильно сузит возможности рыбаков-прибрежников: встанут проблемы с доступностью портов, работой в осенне-зимний период навигации, обратил внимание собеседник Fishnews.

Поэтому вопрос регулирования «прибрежки» требует более углубленной проработки, считает Сергей Саксин. Он выразил надежду, что тема будет вынесена на более широкое обсуждение.

Росрыболовство, отметим, пообещало, что предложения по внесению изменений в нормативно-правовую базу отрасли будут доработаны с учетом дополнительных замечаний и необходимых обоснований, которые должны направить представители рыбного хозяйства.

Россия. ДФО > Рыба > fishnews.ru, 8 октября 2014 > № 1193263 Сергей Саксин


Россия. ДФО > Рыба > fishnews.ru, 17 сентября 2014 > № 1181457 Сергей Саксин

Сергей Саксин: Предложенные поправки – шанс для новых судов

Законопроект, предусматривающий освобождение от НДС при ввозе на российскую территорию «незаходных» судов, направлен на обновление рыбацкого флота, отмечает председатель совета директоров ПБТФ Сергей Саксин.

Напомним, что в связи с серьезными затратами на уплату таможенных пошлин и НДС часть флота не заходит в порты РФ, предпочитая обслуживание в иностранных.

Для решения проблемы «незаходных» судов, о которой представители отрасли говорят уже не первый год, был предложен законопроект «О внесении изменений в часть вторую Налогового кодекса РФ в части повышения эффективности налогообложения рыбохозяйственного комплекса».

Предусматривается освобождение от НДС при ввозе в Россию судов рыбопромыслового флота, модернизированных и (или) прошедших капитальный ремонт за пределами территории Таможенного союза, а также судов, построенных иностранными судостроительными организациями вне территории ТС.

В случае с постройкой оговорено, что возраст судов, которые будут использоваться для добычи водных биоресурсов, на дату входа в исключительную экономическую зону РФ не должен превышать семи лет, а приемо-транспортный, вспомогательный флот и суда спецназначения на дату входа в ИЭЗ России не должны быть старше десяти лет.

Представители рыбацкого сообщества Северного бассейна выступили с критикой этого требования, заявив, что при сохранении возрастного ценза практически весь «незаходной» флот не попадет под «налоговую амнистию» и она останется только на бумаге.

Мотивы коллег, представляющих рыбацкую общественность Северного бассейна, вполне понятны, комментирует председатель совета директоров ОАО «Преображенская база тралового флота» Сергей Саксин. В то же время, добавил он, предложенный проект федерального закона – это попытка создать механизм обновления флота в рыбной отрасли.

Если убрать ограничения по возрасту судов, то за границей будет покупаться и завозиться в РФ уже побывавший в эксплуатации флот, ведь это более выгодно с экономической точки зрения, отметил руководитель ПБТФ. Но ведь ставится задача по обновлению флота, и для новостроя предложенная норма сработает, считает Сергей Саксин.

«Проблема обновления флота в рыбной отрасли действительно назрела. С точки зрения государства она никак не решается, государство заявляет, что надо обновлять, но для этого нет реально никакого механизма. А это попытка создать механизм для обновления судов», – заявил Fishnews председатель совета директоров ПБТФ.

Руководитель предприятия добавил, что помимо освобождения от налога на добавленную стоимость нужно также предусмотреть обнуление таможенной пошлины. На первый взгляд 5% кажутся незначительными, но при стоимости судна в 50 млн. долларов сумма получается существенной, обратил внимание собеседник Fishnews. Выпадающие при этом объемы бюджета окупятся сполна – за счет создания новых рабочих мест, функционирования и развития портов и т.д., считает Сергей Саксин.

Преображенская база тралового флота уже не первый год пытается решить проблему «незаходного» флота. Дальневосточное предприятие построило на Украине БМРТ «Генерал Трошев» – первый за десять лет крупнотоннажный траулер-новосторой в рыбной отрасли России, однако судно до сих не могут завести в РФ.

Россия. ДФО > Рыба > fishnews.ru, 17 сентября 2014 > № 1181457 Сергей Саксин


Россия. ДФО > Рыба > fishnews.ru, 21 августа 2014 > № 1153829 Сергей Саксин

Опыт, из которого стоит извлечь уроки

Сергей САКСИН, Председатель Совета директоров ОАО «Преображенская база тралового флота»

В связи с проблемой скорейшего продвижения дальневосточной рыбопродукции в западную часть страны вновь был поднят вопрос об альтернативе железнодорожным перевозкам – Северном морском пути. Эта тема была затронута на селекторном совещании, которое провел 13 августа замминистра сельского хозяйства – руководитель Росрыболовства Илья Шестаков.

С предложением рассмотреть вопрос по использованию арктической трассы для перевозки рыбных товаров выступила Калининградская область. Северный морской путь можно задействовать для доставки в европейскую часть страны тихоокеанских лососей – вкусной и полезной рыбы, которая вполне способная заменить норвежскую продукцию, отметил представитель региона. О необходимости вновь поднять этот вопрос заявил Fishnews и губернатор Камчатского края Владимир Илюхин. Такой способ доставки имеет ряд преимуществ, главные из которых – сокращение сроков перевозки и сокращение количества перегрузов, которое в свою очередь влияет на качество продукции. Однако до сих пор существует и ряд негативных факторов, не позволяющих использовать Северный морской путь для переброски рыбы. Об этом напомнил председатель Совета директоров ОАО «Преображенская база тралового флота» Сергей Саксин.

В 2011 году во время успешной лососевой путины на Дальнем Востоке ПБТФ отправила два судна, принадлежащие ее дочерней транспортной компании «Дальрифер», с грузом рыбы Северным морским путем в порт Санкт-Петербург. Fishnews тогда подробно сообщал о ходе всей операции, ее результатах и полученном уникальном опыте рыбацкого предприятия. Теперь настало время вновь вернуться к этой теме.

– Сергей Владимирович, предлагаю напомнить об этой экспедиции, потому что она высветила те причины, по которым Севморпуть и до, и после оказался закрыт для переброски рыбы с Дальнего Востока.

– Действительно, у нашей компании имеется опыт перевозки рыбы из Владивостока Северным морским путем до порта Санкт-Петербург. Транспортный рефрижератор «Коммунары Николаева» доставил тогда 4 725 тонн лосося. Следом отправилось второе судно – ТР «Капитан Пряха», на его борту было 4 864 тонны дальневосточного лосося.

– Из Владивостока, разве не с Камчатки везли?

– Первоначально мы доставили рыбу во Владивосток, но так как все портовые мощности были забиты на месяц вперед, то приняли оперативное решение суда развернуть. Надо сказать, что предварительно нами вариант полярного рейса рассматривался, поэтому мы освидетельствовали суда у представителя Севморпути. Теплоходы были признаны годными к экспедиции. Они как раз и выполнили эту перевозку 10 тыс. тонн рыбы.

– Суда сейчас готовы повторить эту операцию?

– Да, готовы. Суда находятся в надлежащем техническом состоянии и в этом отношении для того, чтобы пройти этот путь еще раз, проблем нет. Все будет зависеть от ледовой обстановки, конечно, но прогноз хороший. В 2011 году нам потребовалась ледокольная проводка только однажды в одном районе, что было обусловлено тогда неопытностью наших капитанов – они не имели практики перехода Севморпутем. Однако скорость движения по маршруту составила 13,5 узла. Это фактически максимальная скорость, с которой мы двигаемся на бассейне в обычных условиях.

Тем не менее риски существуют, а отсутствие инфраструктуры на протяжении Севморпути в случае поломки на судне приведет к значительному удорожанию подобной перевозки. Потому что доставка запасных частей возможна либо морем (но для этого нужно снаряжать специальную экспедицию, а по суше доставка туда очень проблематична), либо самолетом, что возможно не на всем протяжении маршрута.

– А в Певеке, в Тикси сейчас такой инфраструктуры нет?

– Инфраструктура создается всегда под конкретные задачи. Если задачи не поставлены, то и инфраструктуры нет. Так вот, это первая проблема.

– Но она не обязательно возникнет.

– Согласен, при условии хорошего технического состояния судов такой проблемы не существует. Однако надо иметь в виду тяжелые погодные условия. Ведь не секрет, что экипаж еще одного судна, которое шло за нами, допустил аварию. Имела место навигационная ошибка капитана. То есть неподготовленность экипажа привела к трагедии. Поэтому я еще раз хочу отметить, что успех всего дела обязательно зависит от квалификации экипажа. В любом случае эта экспедиция считается трудной и опасной. Нужен опыт, но его мы можем приобрести только в результате эксплуатации судов в полярных условиях и использования Северного морского пути.

Вторая проблема, с которой уже нам пришлось столкнуться непосредственно и которая не позволяет осуществлять регулярные поставки рыбопродукции по Севморпути, это тарифы «Атомфлота», который нам выставил за проводку счет на астрономическую сумму. Мы явились в этом деле первопроходцами, по Севморпути до нас рыбу не возили, поэтому даже в приказе Федеральной службы по тарифам рыба относится к «прочим» грузам и подпадает под тариф в 1 048 рублей за тонну. Такой тариф напрочь убивает всю рентабельность рейса. Для сравнения, по тому же перечню тарифов, перевозка нефти или нефтепродуктов стоит всего 530 рублей за тонну, а лесоматериалы круглые оцениваются и того дешевле – в 118 рублей за тонну.

– Этот тариф – 1048 рублей за тонну – так и остался, его никто снижать для рыбы не стал?

– Ничего не изменилось. Мы пытались этот вопрос поднимать, обсуждать, проходили совещания с участием руководства Росрыболовства, ФГУП «Атомфлот», управления регулирования транспорта ФСТ. Причем сначала нас руководство Росрыболовства обнадежило, нам обещали пересмотреть тарифы. Мы прождали положительного решения и в результате помимо основной суммы были вынуждены выплатить еще пени и штрафы.

На совещания было озвучено, что Атомфлот, возможно, может пойти навстречу в плане пересмотра тарифа на перевозку рыбы, но только при гарантии объема не меньше 100 тыс. тонн. На мой взгляд, организовать такую масштабную перевозку дальневосточным рыбакам не под силу.

– А на пути назад при нахождении судна в балласте тоже продолжает действовать тот же тариф – тысяча рублей за регистровую тонну?

– Да, за обратный путь деньги мы тоже заплатили. Общие же затраты на перевозку составили около 35 млн. рублей.

Несмотря на то что расстояние по Северному морскому пути составляет 7 700 морских миль, а через Панамский канал – 13 612 морских миль, затраты почти соизмеримы. Поэтому в существующей ситуации с точки зрения рентабельности доставка рыбы по арктическому маршруту является сомнительной, рискованной операцией.

Государственная власть может скорректировать тарифы и приравнять стоимость провоза рыбы к цене доставки, например, леса, ведь для ледокола не важно, с каким грузом на борту судно, чью проводку он обеспечивает. А при существующих тарифах вопрос продовольственной безопасности и импортозамещения трудно отнести к разряду первоочередных.

– У вас ведь тогда возникли проблемы и с таможенным оформлением этой рыбопродукции.

– С таможней был вопрос, который пришлось решать. Так как мы не заходили ни в какие иностранные порты, то мы оформляли рейс в режиме большого каботажа. Но у таможни была своя точка зрения, основанная на том, что мы идем международными проливами. Соответственно, по мнению таможенной службы, мы должны были груз оформлять и заплатить таможенную пошлину. Это тоже является абсурдом, но у нас территория страны огромная, и когда мы везем продукцию, то поневоле какие-то границы пересекаем.

– А есть еще варианты увеличения рентабельности перевозок?

– Судно «Коммунары Николаева» вышло из Петропавловска-Камчатского 30 июля и прибыло в Санкт-Петербург 28 августа. При этом переход с параллели Мурманска до Санкт-Петербурга занимает порядка 7 суток. То есть целую неделю судно идет вокруг Норвегии, через проливы и через Финский залив, чтобы попасть в Санкт-Петербург. Но если будет организован логистический центр по приемке рыбы в районе Архангельска или Мурманска, то мы, во-первых, сократим расходы на перевозку, а во-вторых, сократим сроки доставки. То есть будет и быстрее и дешевле.

Однако самая большая проблема – это все-таки проблема тарифов. Раз стоит государственная задача по доставке рыбы с Дальнего Востока, то этот вопрос должен стать приоритетным. Ведь если мы по Северному морскому пути грузов не везем, то государство и «Атомфлот» все равно несут затраты – стоят ледоколы или находятся в движении – в данном случае не важно. Снижение тарифа на перевозку рыбопродукции будет стимулировать увеличение ледовых проводок, будет способствовать оживлению северных территорий, развитию там инфраструктуры, что, в свою очередь, увеличит грузопоток. Эта тема обсуждалась неоднократно, но пока вопрос не решается.

Елена ФИЛАТОВА, газета «Fishnews – Дайджест»

Россия. ДФО > Рыба > fishnews.ru, 21 августа 2014 > № 1153829 Сергей Саксин


Россия. ДФО > Рыба > fishnews.ru, 8 июля 2014 > № 1118956 Сергей Саксин

Чья проблема «незаходные» суда?

В поручениях Президента Правительству России обозначена проработка вопроса об условиях рыболовства судов, не прошедших таможенное оформление на территории РФ. Рыбаки же впервые начали говорить об этой проблеме еще пять лет назад, и за это время соседние государства уже создали береговую инфраструктуру под такой российский флот. О том, как может разрешиться ситуация с «незаходными» судами и кто в первую очередь должен брать на себя эту ответственность, рассказал председатель совета директоров Преображенской базы тралового флота Сергей Саксин.

– Сергей Владимирович, напомните, как давно вы пытаетесь решить проблему «незаходных» судов?

– Наше судно «Генерал Трошев» в строю уже два года, но эту тему мы начали обсуждать еще три года назад. Когда-то эту проблему пытался решить Виктор Зубков, но, к сожалению, безуспешно. Мы регулярно выступали с предложениями на различных совещаниях разных уровней – от Дальневосточного научно-промыслового совета до Всероссийского съезда рыбаков, писали обращения в министерства, но пока воз и ныне там. Эта проблема приобрела уже политический характер – для чего в государстве создаются такие условия, которые мешают полноценной работе и становятся отпугивающим фактором для потенциальных инвесторов? Ведь очевидно, что если суда такого класса, как «Генерал Трошев», будут обслуживаться в российских портах, то под них будет создаваться соответствующая инфраструктура, будут появляться рабочие места. Но если не делать шагов к тому, чтобы судовладельцам стало выгодно вести обслуживание своего флота в российских портах, то о каком развитии можно говорить?

– Какой в таком случае должен быть первоочередной шаг?

– Это устранение основной причины появления «незаходных» судов – необходимости уплаты НДС и таможенной пошлины в размере 18% и 5% соответственно от стоимости судна. В случае с «Генералом Трошевым» – стоимость судна обошлась нам в 40 млн. долларов, а указанные 23% сборов – это 9,2 млн. долларов. Даже для нашей компании это очень серьезная сумма. Поэтому нам просто невыгодно максимально эффективно использовать судно. Аналогичные проблемы и у рыбаков на Северном бассейне. Должен быть закон или указ Президента, освобождающий владельцев построенных судов от НДС и таможенной уплаты.

Сейчас мы не можем, к примеру, полностью эксплуатировать «Генерала Трошева» на красной путине. Наша компания, конечно, будет работать на Камчатке, мы будем принимать и перерабатывать сырец, но перспективы включить в этот процесс «Генерала Трошева» нет. Кроме того, нам приходится производить смену экипажа, любые виды ремонта за границей. Соответственно, ряд услуг, которые могли бы оплачиваться здесь, идут в доход иностранных бизнесменов. Поэтому для государства это также невыгодно.

– Почему же, на ваш взгляд, этот вопрос уже пять лет на повестке дня, а суда продолжают обслуживаться за рубежом? Ведь для экспертов и властей такая ситуация должна быть предсказуемой с самого начала?

– Мне кажется, в какой-то момент произошел сдвиг в нашем государстве – принципиально изменилось взаимоотношение государства в лице чиновников и рядовых людей. Сегодня уже непонятно, государство ли создано для людей или люди существуют для государства? Каждый чиновник ассоциирует себя с высокой государственной ролью, хотя, по сути, сейчас он просто элемент бюрократии. Мы не понимаем, для чего нам нужны в принципе чиновники? Если они не в состоянии решить этот вопрос, то надо просто расформировать данное ведомство, а их направить на что-то более полезное.

Здесь принципиально отметить, что если в Приморье эта проблема мало кого кроме нас волнует, то на Северном бассейне, в Мурманской области она выглядит по-другому. В соседней Норвегии уже отстроена инфраструктура, ориентированная на российские «незаходные» суда. И все деньги, которые могли бы идти в Россию, идут в соседнее государство. Более того, сами отечественные рыбаки уже не горят желанием идти в Мурманск, поскольку у них уже налажены схемы работы с норвежцами.

– Достаточным ли будет в таком случае просто отказ от необходимости уплачивать 23-процентный сбор за построенное за рубежом судно?

– Конечно, нет: вопрос о «незаходных» судах нужно решать в комплексе. И не путем введения обязательств, несовместимых с коммерческой деятельностью, а необходимо устранить препоны, мешающие работе. На сегодняшний день Россия не может конкурировать со странами Юго-Восточной Азии в плане развития судоверфей. У нас банально не хватает производства, поэтому прибегать здесь к палочной системе бессмысленно.

Мы считаем, что только рассмотрев эту проблему с разных сторон, оценив и возможности береговой инфраструктуры, и возможности судостроя в России, и задачи, поставленные перед отраслью, можно решить вопрос о «незаходных» судах.

Сейчас на всех уровнях идет обсуждение вопроса об установлении многолетних квот. «Длинные» квоты позволяют говорить о стабильности для рыбаков, что является большим плюсом в плане инвестиций как со стороны собственников, так и со стороны кредитных организаций. Возможные инвестиции могут быть направлены и на строительство нового флота, который сможет работать с большей эффективностью, чем эксплуатируемые сегодня суда.

– Намерено ли ПБТФ озвучить эти тезисы на предстоящем Всероссийском съезде рыбаков кому-то из представителей власти? Ведь в последних поручениях Президент обязал кабинет министров проработать вопрос об условиях осуществления рыболовства в исключительной экономзоне РФ рыбопромысловыми судами, не прошедшими таможенное оформление на российской территории.

– Как уже ранее упоминалось, нам неоднократно приходилось делать заявления о необходимости устранения барьеров, чтобы «незаходные суда» стали «заходными». Мы рассчитываем на активное участие в этой проблеме полпреда на Дальнем Востоке Юрия Трутнева. Этот человек нам видится как нацеленный на результат, а не на проведение рамочных совещаний. Поэтому мы надеемся, что совместными усилиями нам удастся продвинуться в решении этого вопроса.

Сергей САКСИН, Председатель совета директоров Преображенской базы тралового флота

Константин ОСИПОВ, журнал «Fishnews – Новости рыболовства»

Россия. ДФО > Рыба > fishnews.ru, 8 июля 2014 > № 1118956 Сергей Саксин


Россия. ДФО > Рыба > fishnews.ru, 2 апреля 2014 > № 1042731 Сергей Саксин

Рыбаки поддержат реальный кластер

Сергей САКСИН, Председатель совета директоров Преображенской базы тралового флота

Преображенская база тралового флота готова участвовать в создании рыбопромышленного кластера в Приморье вне зависимости от его ориентированности на внешний или внутренний рынок. Однако это произойдет, только когда компания удостоверится в реализуемости проекта, считает председатель совета директоров ОАО «ПБТФ» Сергей Саксин.

Большинство региональных рыбопромышленных компаний разделяют точку зрения о целесообразности создания кластера в Приморье, поскольку строительство новых холодильных и перерабатывающих мощностей, а также развитой портовой переработки позволит им получать преимущества вне зависимости от того, на какой рынок будет поставляться их продукция.

Как сообщил Fishnews председатель совета директоров Преображенской базы тралового флота Сергей Саксин, компания одобряет идею создания современного рыбопромышленного комплекса на территории Приморского края и готова поддержать любое инвестирование в рыбную отрасль, вне зависимости от того, кто его делает.

«Надо признать то, что на Дальнем Востоке и в России в целом инфраструктура рыбной переработки носит локальный, разбросанный, несистематизированный характер, – говорит руководитель ПБТФ. – Поэтому любое повторение корейского или китайского опыта может только приветствоваться».

Единственным непременным условием глава дальневосточного предприятия называет строгий контроль за всеми этапами реализации проекта. Однако зачастую контроль превращается в способ получения нелегального вознаграждения со стороны проверяющих органов, констатирует представитель рыбацкого бизнеса. По его мнению, если на территории данного рыбохозяйственного комплекса этого удастся избежать, тогда с высокой долей вероятности проект может быть полноценно реализован. «Но каким образом этого можно добиться, как это будет делать краевая администрация как зачинатель проекта, сказать трудно, – отмечает собеседник Fishnews. – Однако если этого не делать, кластер просто превратится в красивые потемкинские деревни, которые никогда не будет использоваться или будут использоваться минимально».

Тем не менее преимущества, которые могли бы получить дальневосточное рыбное хозяйство и сам регион от реализации проекта, достаточно очевидны. «Местная рыбная промышленность получит современный комплекс, который мы постоянно видим за границей, – анализирует Сергей Саксин. – Мы получим современные рыбоперерабатывающие мощности, что позволит нам получать дополнительную добавочную стоимость». Кроме того, кластер мог бы помочь решать проблемы с логистикой и хранением, а также с занятостью населения. В то же время бизнесмен отмечает, что полностью объяснить, какие задачи сможет решить кластер, пока не получается, поскольку никто не может точно сказать, на что комплекс будет ориентирован.

«Пока не прозвучало ответов на вопросы – будет ли этот кластер создан для насыщения внутреннего рынка доступной по цене рыбой или же для вывода на внешний продукции с глубокой переработкой? – обращает внимание глава Преображенской базы тралового флота. – И хотя наша компания, да и наверно многие рыбаки, заинтересованы в любом из них, хотелось бы, чтобы у проектантов было понимание некоторых серьезных фактов».

Сейчас, равно как и в ближайшие годы, ни Приморье, ни Россия не смогут конкурировать с китайской рыбопереработкой, считает руководитель компании. Во-первых, потому что объемы переработки могут не покрывать расходы с учетом высокой стоимости энергоресурсов. Во-вторых, рабочая сила в Приморье ограничена по численности и недешева. «Если мы говорим о масштабном производстве, то я боюсь, что мы не найдем столько специалистов, которых сможем задействовать», - обращает внимание руководитель дальневосточного предприятия.

По мнению Сергея Саксина, эти факторы заставляют создателей кластера отдавать себе отчет в том, для каких целей служит каждый из этапов постройки.

«У Преображенской базы тралового флота есть желание выступить одним из спонсоров проекта, но это будет в том случае, когда мы будем уверены, что это не просто идея, а реальный проект, в котором мы сможем получать прибыль, – подчеркивает собеседник. – Просто участвовать в популистском проекте, не связанном с экономикой, мы не будем, потому что основная наша цель как коммерческой компании – это получение прибыли».

О реализации проекта можно будет говорить, когда будут построены холодильники для рыбопродукции, большой порт с множеством причалов, железная дорога, места для перевалки продукции, производственные цеха. Создание такого комплекса обязательно положительно скажется на экономике региона, потому как люди получат постоянную работу, с которой они будут платить налоги, а предприятия смогут сконцентрировать здесь переработку и торговлю, с которых они также могут платить налоги, считает Серей Саксин.

Однако если рост некоторых экономических показателей в рыбном хозяйстве Приморья удастся почувствовать сразу, то срок окупаемости вложенных средств – это вопрос достаточно сложный. На взгляд председателя совета директоров ПБТФ, здесь все снова возвращается к тому, кто и на каких условиях будет заниматься этим проектом. И здесь очень важна роль тех, кто ведет подготовку к строительству, что не менее важно, чем само строительство. «Грамотная подготовка поможет сэкономить средства, что является важным для инвесторов, их вклады и будут определять темпы строительства, – рассуждает руководитель предприятия. – Потому что надо четко понимать, что если мы хотим работать с инвесторами, то все они будут настроены на получение прибыли».

Но тут вырисовывается проблема – инвестирование в отрасль, которую постоянно «лихорадит», может многим показаться чересчур рискованной затеей. Постоянная смена приоритетов, постоянные разбирательства с федеральными службами, несовершенство законодательства и своеобразная трактовка его и поручений глав государства различными надзорными ведомствами точно не прибавляет привлекательности отрасли, подмечает Сергей Саксин. Сейчас рыбаки имеют дело с очень многими глупостями, в которых недобросовестные чиновники превращают, казалось бы, правильные идеи. «Представители отрасли с некоторыми опасениями смотрят на государственные проекты, потому что знают, что неквалифицированные чиновники своими действиями способны свести на нет положительный замысел, - указывает на тенденцию собеседник Fishnews. - А когда мы на это укажем, нас будут обвинять в том, что мы боремся против развития и поручений руководства страны».

Пока же в ПБТФ рассчитывают на то, что люди, взявшиеся за разработку концепции кластера, являются профессионалами в этой области. Оправдаются ли их ожидания – станет известно уже в апреле, когда состоится презентация результатов первого цикла работ. «Если проект будет «липовым» то это будет видно сразу, и никто не захочет в него инвестировать, – отмечает руководитель Преображенской базы тралового флота. – Мы намерены принять участие в обсуждении проекта, и надеемся, что наши замечания будут услышаны».

Россия. ДФО > Рыба > fishnews.ru, 2 апреля 2014 > № 1042731 Сергей Саксин


Россия > Рыба > fishnews.ru, 16 января 2014 > № 983142 Сергей Саксин

После того как в декабре 2012 г. комиссия ФАС признала ряд рыбодобывающих компаний виновными в картельном «минтаевом заговоре», предприятиям были назначены солидные штрафы. О проблеме, целях и последствиях действий антимонопольной службы для бизнеса и региона рассказал председатель Совета директоров ОАО «Преображенская база тралового флота» Сергей Саксин.

– Сергей Владимирович, напомните, в чем суть предъявленного Федеральной антимонопольной службой Преображенской базе тралового флота обвинения?

– Аргументация обвинений ФАС является изначально надуманной, потому что не секрет, что сегодня некоторые представители этой службы выполняют заказ коммерческой компании с целью снижения стоимости отечественных активов на мировом рынке. Волей-неволей она оказалась механизмом давления на собственников российского бизнеса с целью его перепродажи. Так как антимонопольщики предъявили обвинение к группе компаний, входящих в Ассоциацию добытчиков минтая, наше предприятие попало в этот черный список тоже. Вся эта ситуация была придумана, и все эти обвинения были высосаны из пальца с целью давления на собственников. Самое смешное, что компании, ради которых это все и было затеяно, вышли сухими из воды. А компаниям, которые традиционно защищали наше море от браконьеров, выставлены максимальные счета. К последним относятся ОАО «ПБТФ», ОАО «НБАМР», ОАО «Океанрыбфлот» – т.е. добросовестные рыбаки, которые на протяжении многих лет работали и создавали то, что сейчас мы называем рыбной отраслью.

ФАС обвиняет нас в том, что на своих совещаниях мы договорились о том, что выход икры на основании научных данных не может быть больше 4,5% за минтаевую экспедицию сезона «А». То есть нам инкриминируют то, что мы пытаемся добиться утверждения обоснованных наукой норм, предотвратить браконьерский промысел и выполнить Правила рыболовства. Это само по себе является не просто надуманным, но и вредным заявлением.

Мы, честно говоря, в первое время просто не воспринимали всерьез эти заявления – настолько они были абсурдными и напоминали те, которые у нас часто делают некомпетентные чиновники. И никто не думал, что они в конечном итоге могут довести нас до таких разорительных штрафов.

– В каком размере вам назначен штраф и как он отразится на вашей деятельности?

– Штраф составил более 24 млн. рублей. Однозначно стоит иметь в виду: так как наша компания является градообразующей, то на социальные программы мы тратим более 30 млн. рублей в год. Это горячее питание для школьников, финансовая помощь музею, детско-юношеской спортивной школе. Мы также содержим и единственный в регионе профильный летне-оздоровительный лагерь для детей. В прошлом году мы построили в поселке кинозал 3D и церковь, т.е. мы ведем множество социальных проектов, мы помогаем пенсионерам в поселке, причем работавшим не только на нашем предприятии.

Выплата этих штрафов в первую очередь ударит по нашим социальным проектам, так как их мы финансируем из прибыли ПБТФ. Кстати, в настоящее время мы занимаемся проектированием в Преображении спортивно-оздоровительного комплекса с бассейном, фитнес-центром и т.д. Понятно, что в таком случае нам неразумно инвестировать деньги в социальные программы, которыми должно заниматься государство, в ущерб развитию компании и интересам наших работников. Но в то же время мы понимаем, что градообразующий статус предприятия накладывает на нас определенную ответственность. Людям в поселке работать практически негде, кроме как на Преображенской базе тралового флота. Так или иначе, большинство трудоспособного населения задействовано в работе предприятия. Если ПБТФ убрать, то это уничтожит поселок как таковой.

– Какие действия вы планируете предпринимать?

– Наши работники сильно возмущены. Большинство из них сейчас находится в море, так как идет активная фаза зимнего промысла. Но даже члены их семей пишут письма и телеграммы о своем недовольстве и непонимании того, что происходит на родном предприятии. Мы вместе пишем письма и Президенту, и премьеру с просьбой разобраться в ситуации и заставить чиновников работать на наше государство, а не на коммерческие интересы крупных олигархических структур.

Если наша компания в чем-то виновата, то с этим нужно разбираться, но не таким образом. ПБТФ попала в список самых злостных нарушителей за то, что мы совместно с руководством других предприятий позаботились о защите ресурсов минтая. Чтобы его популяцию не уничтожали, чтобы наши следующие поколения еще долго могли бы эксплуатировать этот объект. Вместо этого мы получаем неожиданный удар от чиновников, которые должны быть на страже государства и его граждан.

– Тем не менее вы упоминали о целенаправленных действиях, ориентированных на снижение рыночных активов.

– Обвинения и штрафы – это вопрос не столько денег, сколько имиджа. Поставить нас в один ряд с контрабандистами, которые своими действиями разрушают государственность, по меньшей мере, несправедливо. Мы никогда не ждали и благодарности за нашу работу или благотворительность, но мы не ожидали и того, что нас так бесцеремонно и нагло оболгут. Такие действия ставятся в угоду даже не российских компаний, а китайских компаний, которые являются потребителями нашей продукции. Создавая подобные прецеденты, чиновники ФАС дестабилизируют ситуацию в отрасли вместо того, чтобы защищать ее.

– Может ли ваше дело стать новым прецедентом в судебной практике?

– Это да, до этого никого еще из рыбаков не обвиняли в таком. Причем особенностью этого процесса является разбирательство с компаниями, которые нельзя никак назвать рантье, с чем ФАС якобы начинала бороться. У нас нет никаких иностранных учредителей и судов в аренде. И все равно нашли способ дестабилизировать отрасль и создать неверие ее работников в перспективу развития рыбного хозяйства.

Пока же решение еще не вступило окончательно в силу, и мы будем обжаловать его в суде. Но у нас существует опасность – вопрос этот непростой и если судья не будет разбираться досконально в нем, не будет погружаться в предмет, то мы рискуем проиграть. Поэтому мне хотелось бы, чтобы к этому вопросу подошли со всей строгостью российского законодательства.

Кроме того, нам до сих пор непонятно, кто дал такое заключение, кто считал эти данные и где эти эксперты. Сейчас это просто заключение ФАС, которое мы можем признать либо обжаловать в суде, что мы и сделаем.

– По вашему мнению, может ли на самом деле антимонопольная служба помочь навести порядок в отрасли?

– ФАС следует обратить внимание на другие факты. Например, почему рыба у нас стоит в три раза дороже, чем ее покупают у рыбаков. Мне достаточно пройтись по магазинам, чтобы увидеть это. Понятно, что у ретейлеров должна расти стоимость продукта, чтобы обеспечить себе прибыль, но не на 250-300%, как на многие виды водных биоресурсов. Законодательство наше запрещает это, но почему этот наиболее очевидный для всего населения факт упорно не замечает ФАС?

Константин ОСИПОВ, Fishnews

Сергей САКСИН, Председатель Совета директоров ОАО «Преображенская база тралового флота»

Россия > Рыба > fishnews.ru, 16 января 2014 > № 983142 Сергей Саксин


Нашли ошибку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter