Всего новостей: 2555791, выбрано 2 за 0.010 с.

Новости. Обзор СМИ  Рубрикатор поиска + личные списки

?
?
?  
главное   даты  № 

Добавлено за Сортировать по дате публикации  | источнику  | номеру 

отмечено 0 новостей:
Избранное
Списков нет

Сухов Сергей в отраслях: Рыбавсе
Сухов Сергей в отраслях: Рыбавсе
Россия > Рыба > fish.gov.ru, 5 августа 2015 > № 1458724 Сергей Сухов

Интервью заместителя генерального директора ФГУП «Нацрыбресурс» по экономике и инвестициям Сергея Сухова Pravda.Ru

Российский берег станет привлекательным

Новые предложения о путях реформы рыбной отрасли вызвали оживленную дискуссию не только среди представителей отрасли, но и в обществе. Как сделать, чтобы российским рыбакам было удобно работать в российских портах, в видеоэфире Pravda.Ru рассказал заместитель генерального директора ФГУП "Нацрыбресурс" по экономике и инвестициям Сергей Сухов.

- Изменения, которые проводятся в государственной компании "Нацрыбресурс", активно обсуждаются в регионах, причем не только представителями бизнеса - свое мнение высказали даже правительственные чиновники высокого ранга. Как вы восприняли всю эту реакцию с мест и от вице-премьера?

- Реформы - вообще, штука непростая. Возможны различные точки зрения на те мероприятия, которые мы осуществляем, на те реформы, которые мы в портах хотим провести. Мы, безусловно, исходим из отраслевых интересов, из того, чтобы рыбакам было удобно и выгодно работать в российских портах, чтобы рыба шла на российские прилавки. Безусловно, в нашей работе есть недостатки, они иногда видны невооруженным глазом, и это вызывает справедливую критику. Мы на такую критику реагируем и будем вносить коррективы в нашу политику, в наши взаимоотношения, в том числе с бизнесом. И мы готовы активно и будем активно работать с регионами для того, чтобы их интересы также были учтены. Они, вполне естественно, имеют свою точку зрения на то, как должны работать морские порты. Поэтому мы не говорим, что-то, что мы придумали, - это догма.

- Большая проблема в том, что многие рыбные порты за последние годы были переквалифицированы так, что их уже трудно назвать исключительно рыбными.

- Есть разные ситуации, есть разные планы у региональных властей, но наша точка зрения состоит в том, что должна быть создана, прежде всего, экономическая база для рыбной отрасли и экономическая база для регионов. Рыбаки - это большая движущая сила в развитии регионов, и мы считаем, что создание для них надлежащих условий - это приоритет и в нашей работе, и в деятельности регионов. Первое - рыба, второе - все остальные интересы.

К сожалению, мы можем прийти к той ситуации, когда рыба уплывет, что называется, в другие страны и порты, которые могут предложить лучшие условия работы.

Нацрыбресурс: российской рыбе - российский порт

- Но ведь регионы тоже понимают, что людей надо кормить. Причем рыба - это не то, что корова, которую надо долго выращивать. Поэтому каких-то конфликтов интересов может быть все-таки не так много?

- Не много. Не стоит забывать, что те регионы, в которых расположены порты, работают не только на себя, они работают на всю страну. Это начальный этап движения рыбы ко всем гражданам нашей страны. И на каждом столе рыба должна присутствовать практически каждый день, для того чтобы рацион питания был правильным, был оптимальным.

Поэтому надо учитывать интересы и жителей других регионов. Нужно создавать не какие-то маленькие локальные объекты - вроде как небольшие корабли рыбу привезли, на местных рынках ее как-то распределили и все. Нет, есть необходимость в больших логистических комплексах, где обрабатываются большие объемы рыбы и которые связаны по железной дороге с другими регионами.

- Вы государственное предприятие, а все рыбаки - это частные компании. Чтобы рыба шла на российский берег, надо мотивировать частных бизнесменов, владельцев всех этих сейнеров, чтобы они не продавали в Японию, Корею или Китай.

- Мы - государственная компания. Наша основная деятельность связана с инфраструктурой, но у нас есть небольшой рыбопромысловый сегмент, есть свое рыболовецкое судно, есть небольшая квота. И я вам ответственно заявляю, что, в принципе, российский рынок интересен для того, чтобы ловить рыбу и привозить ее на российский берег. Есть нормальные условия для ее продажи, и рыбаки могут вполне нормально работать. Но, опять же, если в портах для них есть привлекательные условия для работы, для выгрузки рыбы и гарантия того, что вся она будет оплачена и уйдет потребителям. Тогда да, тогда они готовы эту рыбу привозить.

Поэтому мы должны их поддержать, мы должны им предлагать современные технологии работы, предлагать современные технологии реализации рыбы, предлагать привлекательные финансовые условия оплаты той рыбы, которую они на берег привозят, и тогда все будет работать нормально.

- Критика полпреда президента в Дальневосточном округе Юрия Трутнева была связана с тем, что как раз организация работы в портах ему показалась недостаточно эффективной.

- Юрий Петрович Трутнев сам проехал по всем-всем портам, в которых мы присутствуем, действительно, увидел все это своими глазами, действительно, понял всю глубину проблем, которые в портах существуют. С его стороны были высказаны определенные нарекания, и мы будем работать для того, чтобы все эти нарекания устранить.

Отмечу только, что мы, как владельцы причалов, являемся лицом порта и первой компанией, к которой обращаются по поводу всех проблем. На самом деле, мы не самостоятельно эксплуатируем всю портовую инфраструктуру, есть еще несколько десятков операторов, с которыми мы работаем на договорной основе, и их вклад в работу порта, в развитие инфраструктуры, не менее значителен, чем наш.

- Ведь причальные стенки были в аренде долгое время, и не всегда они эксплуатировались должным образом. Сейчас договора закончились, вы стали заниматься ими, и выявилась масса проблем. Как раз при решении этих проблем и возникли где-то противоречия с регионами?

- Складывается определенная практика работы портовых предприятий - надо как-то ее приводить в чувство, что называется, и обозначать государственные задачи, государственные приоритеты, и выстраивать работу именно в пользу рыбы. Это не всегда просто.

- У нас запретили импорт консервов из Прибалтики. Ну, для Прибалтики это вообще катастрофа, потому что у них 50 процентов продукции шло в Россию. Но для нас-то ведь это тоже не очень хорошо, из рынка изымается такая большая часть продуктов. А, кстати, у нас есть российские шпроты?

- Есть.

- Депутат Европарламента сказала, что ей очень жаль россиян, потому что теперь россияне не смогут полакомиться латвийскими шпротами…

- Ну, мы, в свою очередь, можем порадоваться за европейцев: они могут полакомиться латвийскими шпротами… У нас есть ресурсная база на Балтийском море, и мы точно так же вылавливаем ту же рыбу, что латвийцы и эстонцы. Конечно, когда на рынке долгое время присутствуют латвийцы и активно его отвоевывают, естественно, для наших рыбаков это не такие большие объемы по сравнению с теми видами рыбы, которые мы вылавливаем либо на Дальнем Востоке, либо в Северном бассейне. Для маленьких стран это принципиальный вопрос, для нас, как для большой рыбной державы, нет. Нужно приложить определенные усилия, но у рыбопереработчиков появилась хорошая возможность для того, чтобы освоить этот сегмент рынка

- Так сложилось, что весь российский рыболовецкий флот стал частным. Единственное государственное судно принадлежит государственной компании "Нацрыбресурс". Есть ли смысл как-то изменять эту ситуацию, увеличивать количество государственных судов, создавать государственный рыболовецкий флот?

- Интересы государства, в первую очередь, связаны с научным флотом, с проведением научных исследований, для того чтобы определять, какое количество рыбы и где мы можем выловить, какие это виды. Вот это государственная задача.

Что касается промышленного лова рыбы, то рыбаки вполне успешно с этим справляются, это нормальный бизнес, и расширять там присутствие государства, может быть, и не надо. Главное - создать такие условия, чтобы в первую очередь защищались интересы россиян по обеспечению рыбной продукцией. И уже во вторую очередь - чтобы рыбаки имели возможность отправлять ее на внешние рынки.

Мы же находимся в рыночной экономике, мы не можем, особенно в море, отгородиться стеной и просто скомандовать: все туда или все на берег.

- Вопрос к вам, как заместителю по экономике и инвестициям. С точки зрения инвестиций в отрасли сейчас что-то меняется?

- Меняется, потому что появляются инструменты государственной поддержки, которые стимулируют инвестиции, в том числе в инфраструктуру. То есть, субсидируются ставки по инвестиционным кредитам, вкладываются напрямую деньги в реализацию, в реконструкцию причальных сооружений. По государственной программе с этого года финансируется реконструкция порта в Петропавловске-Камчатском. Рассматриваются возможности по другим объектам, где есть необходимость привлечения бюджетных денег. А там, где есть нормально работающее предприятие, где хороший грузооборот, там вполне есть ресурсы для того, чтобы осуществлять эту модернизацию.

- А привлекаются ли какие-то западные инвестиции?

- А вот нужны они, когда есть российские? Здесь надо внимательно посмотреть и, действительно, может быть, создать чуть-чуть более благоприятные условия для наших инвесторов. Санкциями уже определенные барьеры для нас созданы. Теперь надо поработать внутри, для того чтобы свои ресурсы, которые у нас действительно имеются, мы развернули на то, чтобы у нас реальный сектор экономики более активно развивался.

- Сейчас-то как раз очень нужны инвестиции, потому что порты были переоборудованы под грузовые. Там же до последнего времени в грузопотоке только четыре процента занимала рыба.

- Совершенно верно, это надо менять, поскольку нет привлекательных условий для рыбаков для того, чтобы они больше рыбы выгружали в порт, чтобы выстраивали свою логистику именно через наши порты, а не через иностранные.

И здесь как раз, в первую очередь, это касается инфраструктурных проблем. Мы как раз и видим решение этого вопроса через создание единого логистического портового механизма, который позволит эти потоки рыбы оптимизировать, чтобы все порты были загружены, чтобы везде был нормальный грузооборот по рыбе.

- Есть "Росрыболовство", есть минсельхоз, и есть "Нацрыбресурс". Как вы взаимодействуете и как распределяете полномочия?

- Безусловно, все это должно функционировать как единый организм. Мы - часть отрасли, которую непосредственно курирует Федеральное агентство по рыболовству. От нас идут инициативы в решении тех вопросов, которые есть.

- Самый главный вопрос для многих. Сможете ли вы как-то повлиять на ценообразование в отрасли?

- На ценообразование все оказывает влияние. К примеру, насколько обеспечивается сохранность рыбы, которая выловлена в море и потом должна быть довезена до переработчика либо до потребителя, непосредственно в магазин. Чем меньше потерь, тем, соответственно, меньше расходов включается в конечную цену. И чем сохранность рыбы больше, тем она дешевле получается.

На самом деле, все инфраструктурные вопросы связаны и с условиями работы железной дороги, и с ценовыми условиями, и с оказанием портовых услуг, и с теми организациями, которые вовлечены в процесс покупки, продажи, транспортировки рыбы. Надо, чтобы их было не много, чтобы не через десять рук рыба проходила, а через четыре организации: порт, железная дорога, склад, один склад, второй, - и все, больше никто не нужен. Вот это будет оптимальная цепочка, и тогда, конечно, расходы будут меньше, и цена будет ниже.

- А какие планы по дальнейшей работе по реорганизации отрасли, какие основные направления?

- Нужно не просто предпринимать срочные действия, а нужно комплексно подходить к этому вопросу. Нужно, чтобы наши планы и действия были понятны. Может быть, нужно вносить какие-то изменения и в нормативную базу, и в законы. Недавно все эти вопросы рассматривались на правительственной комиссии по АПК и рыболовству под председательством Аркадия Дворковича. Нам дали поручение оформить все предложения в виде документа, который будет утвержден, будет доступен и для всех понятен.

И здесь мы уже выступаем не просто как владельцы части портовой инфраструктуры, мы выступаем государственным оператором, который отвечает за работу вообще всей этой инфраструктуры, за то, чтобы вся эта цепочка работала правильно, быстро, эффективно. И как раз мы должны будем не только с портами работать, но и со складами, с железной дорогой, с перевозчиками - со всеми. Вот так мы работу будем выстраивать.

Россия > Рыба > fish.gov.ru, 5 августа 2015 > № 1458724 Сергей Сухов


Россия. ДФО > Рыба > fishnews.ru, 13 апреля 2015 > № 1341586 Сергей Сухов

«Нацрыбресурс» стремится к балансу интересов

Сергей СУХОВ, Заместитель генерального директора по экономике и инвестициям ФГУП «Нацрыбресурс»

Предприятие «Нацрыбресурс», о существовании которого еще год назад знали только отраслевики, сегодня знакомо практически каждому дальневосточнику. Причина тому – затянувшийся спор между портовыми операторами и государственным унитарным предприятием, в ведение которого в 2008 году были переданы причалы. Оценив состояние вверенной собственности, в «Нацрыбресурсе» пришли к заключению, что госимущество используется «на износ», и предложили операторам новые условия аренды причальных стенок. С такой арендной платой и на таких условиях, чтобы привести причалы в надлежащее состояние и в целом использовать имущество более эффективно с государственной точки зрения. И именно на Дальнем Востоке госпредприятие столкнулось с небывалым сопротивлением. Конфликт интересов разрешил Пятый арбитражный апелляционный суд, который подтвердил обоснованность и правомерность требований «Нацрыбресурса» к портовикам. О том, как в дальнейшем будет складываться работа предприятия с портовиками, Fishnews рассказал заместитель генерального директора по экономике и инвестициям ФГУП «Нацрыбресурс» Сергей Сухов.

– Сергей Михайлович, за последний год государственное предприятие «Национальные рыбные ресурсы» стало чуть ли не главным врагом портовиков. Предприятие даже обвинили в рейдерском захвате портов. Каковы все-таки реальные интересы ФГУП?

– Для ясности напомню, что такое ФГУП «Нацрыбресурс». Наше предприятие представляет интересы государства в вопросах эксплуатации портовых гидротехнических сооружений. В основном это причалы и пирсы в морских портах, которые несколько лет назад были рыбными. Эти сооружения по закону находятся в федеральной собственности. Наша задача – обеспечить работоспособность сооружений и их использование в интересах рыбохозяйственной отрасли. Причалы расположены в 16 морских портах основных рыбохозяйственных бассейнов, кроме Северного. То есть работаем мы во всех крупнейших портах страны.

Причалы мы эксплуатируем самостоятельно или сдаем в аренду. Сегодня последний вариант нас, как представителя собственника, не устраивает по ряду причин. Дело в том, что сданные в аренду причалы эксплуатируются с повышенными нагрузками. Сегодня через них переваливают все грузы, но практически нет рыбы. При этом адекватного обслуживания наше имущество не получает, а доходы от аренды в разы ниже рыночного уровня. Отмечу, что эта ситуация не является следствием работы предприятия, она досталась нам «в нагрузку», когда в 2008 году причалы были закреплены в наше хозяйственное ведение.

Мы, естественно, пытаемся сложившуюся систему управления причалами привести в надлежащее и отвечающее интересам всех сторон состояние. То есть стараемся найти баланс интересов между всеми субъектами процесса. Однако, как вы заметили, получаем мощное противодействие. Причем это противодействие идет преимущественно со стороны Дальнего Востока, рыбной житницы нашей страны, тогда как в портах Балтики, Каспийского и Черного морей удается выстроить с портовыми операторами конструктивный диалог.

– Какие условия вы предлагаете операторам?

– Портовым операторам были предложены вполне обоснованные условия передачи причалов в аренду: приоритетность обслуживания рыбаков, своевременное проведение ремонтов и арендная плата в размере, который будет определен независимым оценщиком. Эти условия и послужили поводом для обращения в суд. С иском против нас выступил крупнейший арендатор– Владивостокский рыбный порт. В 2011 году у него закончился договор аренды, и порт решил через суд «продавить» договор на собственных условиях, полностью отличных от предложения «Нацрыбресурса». То есть ни преференций рыбакам, ни ремонтов, а срок аренды был выбран максимальный – 49 лет.

Предложена была и «щедрая» арендная плата – почти 34 млн. рублей в год. В то время как доходы порта по году превышают 2 млрд. рублей. Получается, что на аренду порт готов был истратить не более 2% своих доходов. С учетом того что капитальный ремонт всех причалов порта будет стоить более 1,5 млрд. рублей, то за период аренды нам бы пришлось всю полученную арендную плату до копейки вложить в капитальный ремонт. А ведь «Нацрыбресурс» должен еще каждый год платить налог на имущество, нести другие расходы по обеспечению работоспособности причалов. Нас поставили в ситуацию, когда мы доплачивать должны порту за то, что он пользуется нашими причалами. При этом ни рыбы, ни денег от крупнейшего порта отрасль не получит.

– Однако на сторону порта встали отраслевые организации, например, Ассоциация рыбохозяйственных предприятий Приморья...

– Думаю, им стоило тщательно взвесить все за и против в этой ситуации. А лучше – взять пример с Общероссийского народного фронта, который добивается создания условий для стабильной работы отрасли.

К сожалению, эта ситуация не уникальна. Довольно сложно выстроить нормальные партнерские отношения и с другими портами региона, которые, к тому же, вообще довели причалы до нерабочего состояния.

– Если компромисс так и не будет найден, работа портов остановится?

– В соответствии со статьей 16 Федерального закона «О морских портах в Российской Федерации…» мы должны заключить соглашение о непрерывности оказания портовых услуг. И мы подготовили проект такого соглашения. Естественно, оно предусматривает использование причальных стенок на основе принципа платности, но размер этой платы абсолютно адекватен. По нашим оценкам, он не превысит 5% доходов порта. Разве эта сумма способна привести к финансовому краху порта, если его рентабельность более 20%? Может она стать причиной взрывного роста тарифов порта? Отрицательный ответ очевиден. Более того, мы привязываем размер платы к грузообороту порта, к фактической нагрузке на причалы. Сегодня, когда в трудной экономической ситуации грузооборот падает, и плата за причалы будет сокращаться.

То есть мы предлагаем нормальные условия для сотрудничества с портовым оператором, причалы от порта никуда не «уплывут», поскольку технологически мы в одной связке. С точки зрения экономики порта наличие долгосрочной аренды означает только обязательства, так как в качестве залога по инвестиционным кредитам это имущество не может быть использовано. Руководители в порту это понимают и готовы к взаимодействию с нами. Принципиально проект соглашения одобрен. Сейчас мы ведем переговоры о размере арендной платы. Поэтому, отвечая на ваш вопрос, скажу: работа портов остановлена не будет.

– Если вы говорите, что причалы, обремененные долгосрочной арендой, не участвуют в инвестиционном процессе, то почему же тогда оператор настаивает на заключении такого договора и против соглашения? Кому так необходим этот документ?

– Активнее всех настаивает на аренде Денис Сарана, член Совета директоров порта и его акционер. Почему акционер требует заключение договора аренды, а руководству порту не принципиально, через какой договор они получат возможность работать на причалах, я не знаю. Возможно, имеет место личная заинтересованность акционера. Ведь аренда может увеличить рыночную стоимость пакета акций, то есть акционеры будут богаче и смогут больше выручить от продажи своих акций. А вот что от этого получит ратующий за аренду профсоюзный комитет порта, который должен представлять интересы коллектива, а не акционера? Понимает ли его председатель суть происходящего?

Давайте подытожим: «Нацрыбресурс» предлагает предусмотренные законом условия сотрудничества, порт готов работать. Мы, в свою очередь, готовы вкладывать получаемые от эксплуатации причалов средства в их реконструкцию и модернизацию инфраструктуры, необходимую для увеличения перевалки рыбопродукции и обслуживания рыбаков. Мы считаем, что экономическая ситуация в стране, курс руководства на импортозамещение требуют возврата к рыбному статусу порта, к восстановлению инфраструктуры рыбной отрасли. Участие акционеров порта в решении этой задачи принесет им больше выгоды, чем удовлетворение сиюминутного желания ощутить тяжесть наличных в своем кармане.

Ксения ПИСАРЕВА, Fishnews

Россия. ДФО > Рыба > fishnews.ru, 13 апреля 2015 > № 1341586 Сергей Сухов


Нашли ошибку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter