Всего новостей: 2550265, выбрано 1 за 0.004 с.

Новости. Обзор СМИ  Рубрикатор поиска + личные списки

?
?
?  
главное   даты  № 

Добавлено за Сортировать по дате публикации  | источнику  | номеру 

отмечено 0 новостей:
Избранное
Списков нет

Финенко Сергей в отраслях: Рыбавсе
Финенко Сергей в отраслях: Рыбавсе
Россия. ДФО > Рыба > fishnews.ru, 5 августа 2016 > № 1874271 Сергей Финенко

Картина на промысле в корне изменилась

Сергей ФИНЕНКО, Капитан СРТМ «Таманго» (ООО «Антей»)

У крабового промысла в дальневосточных морях непростая история. Ценный (особенно для зарубежного рынка) ресурс всегда привлекал к себе повышенное внимание, в том числе со стороны браконьеров, и в результате порой оказывался на грани истощения. В последние годы ситуация начала стремительно выправляться. Помогли комплексные меры по усилению госконтроля и регулирования промысла, вовлечение в эту работу соседних государств и, конечно, активные действия со стороны бизнеса, который ведет легальный промысел.

О том, что картина меняется к лучшему, говорят не только цифры. Показательны отзывы самих рыбаков. Сегодня работа на судах компаний, которые специализированно занимаются выловом краба, привлекает людей достойными заработками, стабильностью и тем отношением, которое складывается к их профессии в обществе. О промысловых буднях краболовного траулера корреспонденту Fishnews рассказал Сергей Финенко, капитан СРТМ «Таманго» компании «Антей». Судно совсем недавно завершило свой очередной рейс.

– Сергей Викторович, из нынешнего рейса вы вернулись с отличными результатами. Как складывалась работа в море, все ли проходило гладко?

– Этот рейс начался для нас 29 марта. Сменив экипаж в Пусане, мы вышли в район промысла и приступили к постановке 10 апреля. Хотя изначально планировалось выходить в рейс в начале февраля. Но так как ледовая обстановка в Охотском море была очень тяжелая, все пароходы (не только наши, но и других компаний) снялись в порт и промысел никто не вел.

Так что пришлось корректировать планы. И уже позже, когда ледовая обстановка стала легче, флот вышел на промысел, но уже в Берингово море – Охотское так и не пустило.

– Сколько продлился сам промысел?

– Закончили мы 15 июня и сразу отправились в Петропавловск-Камчатский. Там предъявились властям и вышли к другому судну нашей компании, которое у берегов Камчатки занимается приемкой и переработкой лососевого сырья, чтобы забрать рыбопродукцию. Дальше уже в транспортном режиме мы направились обратно во Владивосток.

– То есть уже и с крабом, и с лососем на борту.

– Да, с остатками крабового улова. Основную часть мы еще в ходе промысла передали на берег с транспортными судами: лов шел активно, поэтому как только «забивались», сгружали уловы на транспортные суда и дальше продолжали промысел.

– Какой общий улов в итоге?

– Менее чем за три месяца в общей сложности мы выловили больше 800 тонн краба: 500 тонн синего и около 300 тонн стригунов. Это почти вдвое больше норматива, который нам предстояло выполнить за этот рейс. Если бы была возможность задержаться в промысловом районе еще на пару недель, то взяли бы и все 1000 тонн. Так что уловы, конечно, порадовали.

– Значит, рейс можно смело назвать удачным.

– Удачным, но все-таки тяжелым. Каждый раз в море для себя получаешь что-то новое, одинаковых рейсов не бывает, все отличаются друг от друга по насыщенности и по промысловой обстановке. В этот раз как никогда сложная была ледовая обстановка, низкие температуры. Ну, ничего, справлялись, возможности «Таманго» позволяли – судно ледового класса. Работали очень аккуратно, без фанатизма. Результат ведь зависит не только от погодных условий, но и профессионализма людей, а экипаж у меня очень слаженный, есть даже такие, кто в компании третий десяток работает. Плюс старший помощник у меня сам из капитанов, очень опытный моряк – Александр Ломакин. Давно работаем вместе и всегда прорабатываем совместно разные внештатные ситуации, обсуждаем, планируем. Тем более у нас есть опыт работы в море Росса, в Антарктике, а там льда гораздо больше.

– Передаете свой опыт молодежи?

– Конечно. У нас в компании сейчас нет проблем с кадрами, в коллективе есть и молодежь. Вот, у меня третий помощник Василий Беломестнов – молодой и перспективный, сейчас уже, считай, готовый второй помощник. Или Володя Ярчук – работал матросом, а сейчас уже помощником мастера обработки. Так что и 20-летних ребят хватает, учим их, передаем свой опыт.

– А кроме природных условий трудностей в море не возникло?

– Вы про контроль и проверки? Знаете, именно на уровне отдельно взятого судна при хорошем, профессиональном подходе со стороны капитана и контролирующих органов проблем не возникает. Если все документы в порядке, то все оформления проходят без проблем. Да, и сейчас всегда можно известить берег о внештатной ситуации, предупредить заранее, так что я бы сказал, что в целом механизм взаимодействия отлажен. Какие-то моменты более глобального характера существуют, но это уже больше уровень судовладельцев.

– Лет 7-10 назад от капитанов приходилось слышать о проблемах, которые законопослушным рыбакам в море создавали крабовые браконьеры.

– Вы знаете, картина в корне изменилась, сейчас в море действительно не встретишь подобного, давно такого нет.

– В последнее время о противодействии ННН-промыслу действительно много говорится. Большая работа в этом направлении ведется и со стороны объединений рыбаков: члены Ассоциации добытчиков краба Дальнего Востока, куда входит и компания «Антей», принимали на себя с этой целью серьезные обязательства. Отмечается работа контролирующих органов. То есть вы и на промысле ощущаете, что все это действительно работает?

– Да, все работает. Ну, и продать куда-то нелегальный улов сегодня, думаю, уже очень большая проблема – работают антибраконьерские соглашения, заключенные с нашими ближайшими соседями по АТР. К примеру, заходишь в корейский порт с задекларированной крабовой продукцией, и там так же приходят представители властей, так же внимательно проверяют разрешения, сертификат на вывоз, убеждаются, что оформлено через таможню, копию промыслового журнала снимают, технологический журнал, т.е. смотрят все документы, все считают, чтобы лишнего не завезли, не продали.

Кстати, на этом фоне и в России начинает оживать рынок краба. Например, компании нашего холдинга «Антей» принимают участие в московских специализированных ярмарках со своей крабовой продукцией и сами стараются все больше поставлять на внутренний рынок.

– Вы упомянули про опыт работы в Антарктике – это все в рамках работы в ООО «Антей»?

– Да, наша компания занимается добычей не только краба, но и клыкача в зоне действия международного соглашения АНТКОМ. Был небольшой перерыв, но в этом году руководство «Антея» планирует снова выставлять туда флот. И, я думаю, это хорошая идея. Во-первых, это неплохие уловы: пускай для российского рынка клыкач не самая известная рыба, но и на него есть спрос. Во-вторых, это важный практический опыт. Да и присутствие российских судов в международных водах тоже всегда было важно.

– А сколько лет вы уже в рыбной отрасли?

– На самом деле даже не считал, на это и не обращаешь внимания, когда работается с увлечением. «Антей» знаю с момента основания, но непосредственно работаю здесь лет 18. Причем, можно сказать, у нас тут целая династия: мой отец тоже был капитаном в этой компании.

– Запомнился первый выход в море за штурвалом, когда это было?

– Я был в пятом классе, когда в первый раз доверили постоять за штурвалом. Конечно, под наблюдением капитана. Это был даже не рейс, просто короткий переход со Славянки в Зарубино, но я все очень хорошо помню до сих пор – это действительно незабываемо. После такого разве мог я выбрать другую профессию?

Так что после школы отправился во Владивостокское мореходное училище и после армии (здесь, кстати, тоже получил полезные навыки механика) приступил к трудовой деятельности в отрасли. Позже еще получил диплом тралмастера, но это больше для собственного развития: капитану важно понимать все процессы на судне.

А сам траулер «Таманго» знаю очень давно, еще с начала 90-х. Пришел сюда сперва вторым помощником, затем стал старпомом, а после небольшого перерыва – и капитаном. Судно, конечно, уже возрастное, но поддерживаем его в отличном состоянии, ремонтируем, слабые узлы заменяем, следим за корпусом. Так что, скажу я вам, не надо смотреть на возраст – двигатели на «Таманго» свежие (Caterpillar), в море на промысле и на переходах чувствуем себя очень уверенно.

– А как вы можете оценить курс государства на обновление промыслового флота, правки в закон о рыболовстве для стимулирования судовладельцев к строительству новых судов? Действительно ли существует такая острая необходимость срочно избавляться от неаварийных, рабочих траулеров и переходить на современный флот?

– Вы знаете, это очень интересный закон, я тоже слежу за поправками, хотелось бы увидеть, как они заработают на практике. И меня радует, что перспективы развития для нового флота, судостроения есть, что старый флот будет отходить – это правильно. Я так думаю, что процесс этот будет постепенным, не в одночасье, поэтому и возрастные суда, которые сегодня заняты на промысле, еще успеют выработать вложенные в них средства.

– Но подразумевается, что новый флот должен быть еще и более эффективным на промысле. Как это относится к добыче краба?

– Как показала практика, именно для этого вида промысла эффективны среднетоннажные суда: СРТМ 502-го проекта с крейсерской кормой, как наш «Таманго», очень удачный. И ходовые качества у него отличные. Что касается промысловых возможностей, то на крабе работают ловушками, так что здесь каких-то дополнительных мощностей не требуется.

Да и с размещением заказов на среднетоннажники, думаю, меньше проблем будет. В скором времени наша компания «Антей» уже начнет строительство нового краболова на ленинградском предприятии «Пелла». Со своей стороны будем советовать, как сделать его интереснее и удобнее для экипажа, чтобы работалось комфортнее и еще безопаснее.

Наталья СЫЧЕВА, Fishnews

Россия. ДФО > Рыба > fishnews.ru, 5 августа 2016 > № 1874271 Сергей Финенко


Нашли ошибку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter