Всего новостей: 2555028, выбрано 1 за 0.018 с.

Новости. Обзор СМИ  Рубрикатор поиска + личные списки

?
?
?  
главное   даты  № 

Добавлено за Сортировать по дате публикации  | источнику  | номеру 

отмечено 0 новостей:
Избранное
Списков нет

Карепкин Сергей в отраслях: Рыбавсе
Карепкин Сергей в отраслях: Рыбавсе
Россия. ДФО > Рыба > fishnews.ru, 26 марта 2015 > № 1326768 Сергей Карепкин

Задачи по развитию отрасли решаются комплексно

Сергей КАРЕПКИН, Заместитель председателя правительства Сахалинской области

Сахалинская область обладает богатыми рыбными ресурсами. Регион – в числе лидеров по вылову на Дальнем Востоке, на островах расположено множество перерабатывающих предприятий. И успех отрасли во многом зависит от верных управленческих решений. О приоритетах развития рыбохозяйственного комплекса региона, необходимых изменениях и значимых проектах в интервью журналу «Fishnews – Новости рыболовства» рассказал заместитель председателя правительства Сахалинской области Сергей Карепкин.

РЕГИОН ЗАИНТЕРЕСОВАН В СОВРЕМЕННЫХ ПОРТАХ

– Глава Минсельхоза Николай Федоров, общаясь с журналистами в рамках поездки на Сахалин, отметил, что в регионе четко определены приоритеты по развитию рыбной отрасли. Сергей Петрович, какие стратегические цели ставит перед собой руководство области в этой сфере?

– Основные направления были озвучены на совещании, которое провел в Южно-Сахалинске министр сельского хозяйства РФ. Значительная часть обсуждения была посвящена теме портов – передаче портовых сооружений в региональную собственность. Мы готовы помочь бизнесу с улучшением инфраструктуры: понести затраты на техническое перевооружение гидротехнических сооружений, дноуглубительные работы и т.д. Причем для нормального функционирования портового комплекса нужны не только причальные стенки – необходима возможность судоремонта, бункеровки флота, обеспечения его водой, холодильные мощности и многое другое.

Для развития портов планируем задействовать механизм государственно-частного партнерства. У области есть опыт его успешного использования. В частности, реализован проект с компанией «Гидрострой», когда был построен глубоководный пирс на Курилах, холодильные мощности в Корсаковском районе и консервный завод в Озерском.

Мы готовы использовать этот механизм для улучшения ситуации с портами. На совещании с главой Минсельхоза были названы три населенных пункта – Северо-Курильск, Невельск, Корсаков. Регион готов принять гидротехнические сооружения в их портах.

– Но не получится ли так, что при передаче портовых сооружений из федеральной собственности в региональную будет потеряна направленность на обслуживание судов рыбопромыслового флота?

– Нужен системный подход, когда одно направление дополняет другое. Возьмем тот же Невельск: сегодня сосуществуют рыбный терминал и угольный. Такие объекты могут развиваться как универсальные.

– А тот подход, который был предложен на совещании: рассматривать каждую ситуацию индивидуально – вы поддерживаете?

– Да, к счастью, нас услышали. Если по каждому объекту будут рассматриваться аргументы, будет обсуждение – мы, как говорится, обеими руками «за». После совещания был вновь поднят вопрос по портам, федеральный центр – Росрыболовство – выразил готовность к взаимодействию. И это внушает оптимизм.

БОЛЬШЕ СЫРЬЯ ДЛЯ ЭФФЕКТИВНОГО ПРОИЗВОДСТВА

– Таким образом, современные порты – это один из приоритетов и залогов для дальнейшего развития. А какие еще направления считаете важными?

– Обновление судов. Наши рыбаки сейчас ведут очень активную работу по замене устаревшего флота на более современный. Так, предприятия приобретают для обеспечения производственной деятельности суда типа «стеркодер».

Для пополнения ресурсной базы прибрежного промысла развивается аквакультура. В первую очередь, как было озвучено на совещании, это строительство лососевых рыбоводных заводов. Здесь нашему региону есть чем гордиться: ежегодно у нас запускается два-три ЛРЗ.

Традиционно рыбоводные заводы создаются на Южных Курилах, но теперь замахнулись, так сказать, на Северные. В планах с бизнесом строительство ЛРЗ на острове Парамушир, в дальнейшей перспективе, возможно, на острове Шумшу. И само собой, мы нацелены на создание рыбоводных заводов на западном побережье Сахалина, причем не только юго-, но и северо-западном. Сейчас ведутся переговоры с частными инвесторами о строительстве заводов в Александровск-Сахалинском и, вероятно, Охинском районах.

Ученые говорят о том, что выпуск молоди тихоокеанских лососей можно смело увеличить на 1 млрд. экземпляров – примерно столько же мы выпускаем сейчас. Поэтому лососеводство собираемся развивать.

Однако в планах не только новые лососевые рыбоводные заводы, но и марикультура. В Сахалинской области есть условия для выращивания трепанга, морского ежа и других объектов.

Но для того чтобы развивалось это направление, нужно завершить формирование качественной нормативно-правовой базы. Желающие заниматься аквакультурой есть, однако они очень осторожно к этому подходят. Потому что не хотят рисковать своим бизнесом. Опять же, вернемся к лососеводству. У нас 30 рыбоводных заводов частные или переданы бизнесу в долгосрочную аренду. Из-за постановления по распределению рыбоводных участков лососеводы, откровенно говоря, оказались в подвешенном состоянии. Получилось, что действующие предприятия должны на равных с остальными участвовать в аукционах.

– На совещании обсуждалась тема создания концепции искусственного воспроизводства тихоокеанских лососей. Насколько, на ваш взгляд, необходима такая работа? Ведь это позволит определить, на каких водотоках и сколько нужно заводов, какой мощности.

– Концепция требуется однозначно. И мы поддерживаем науку в том, что она должна охватывать разные регионы. Чтобы развитие лососеводства в стране шло согласованно. Либо Росрыболовство, либо другая федеральная структура должны сказать: в Сахалинской области можно построить столько-то рыбоводных заводов, на Камчатке – столько, в Приморском и Хабаровском краях – столько.

Те ЛРЗ, которые уже работают сегодня в нашем регионе, дают результат – дополнительные уловы. По большому счету сейчас грань между рыбными и нерыбными годами стирается. Если раньше мы понимали, что четный год – больших подходов лосося не жди, то теперь все изменилось.

И концепция лососеводства должна быть обязательно. На совещании мы постарались донести эту мысль до федеральных властей. Сейчас наш приоритет для постройки заводов – западное побережье Сахалина, также рассматривается развитие направления на северных Курильских островах. Но такие планы должны быть определены по всему Дальнему Востоку. Причем на основе исследований, ведь возможные объемы выпуска зависят от кормовой базы в океане.

– То есть работа по созданию концепции должна выйти на федеральный уровень?

– Да, ведь отраслевая наука – федеральная структура. А здесь нужно отталкиваться от серьезного научного обоснования. Мы со своей стороны готовы участвовать в работе по развитию лососеводства, и бизнес готов.

– Создание концепции, наверное, поможет в какой-то степени бороться с тем негативом, который порой нагнетается вокруг деятельности рыбоводных заводов.

– Мы знаем, что такая информация муссируется, и именно поэтому стараемся организовать посещение ЛРЗ представителями федеральных органов власти: чтобы работа и значение рыбоводных заводов были понятны. У нас в области 41 такое предприятие. Готовы показать, каким образом действует каждое из них. Продемонстрировать, как происходит выпуск малька, – пожалуйста, приезжайте.

БЕРЕГОВАЯ ПЕРЕРАБОТКА – ЕСТЬ ЧЕМ ГОРДИТЬСЯ

– Если подвести итог, то получается, что стратегические цели – это совершенствование береговой и портовой инфраструктуры, развитие аквакультуры.

– Это и развитие переработки водных биоресурсов. На сегодняшний день на берегу обрабатывается 95% уловов тихоокеанских лососей. Только небольшая часть передается на суда: наши предприятия подстраховываются и поэтому заключают договоры со сторонними организациями.

Сейчас у нас в большинстве районов – даже в Охинском (самое северное муниципальное образование на Сахалине – прим. корр.) – очень хорошая переработка. Есть на что посмотреть и что показать.

– Однако большинство предприятий все-таки работает сезонно, на лососе.

– Да, и это, честно говоря, большая проблема. Не хотел бы никого обидеть, но в основном на сезонный вид работ нацелены предприятия малого бизнеса: прошли лососевую путину и законсервировались. Предприятия более крупные стараются работать как можно больше дней в году, и это отвечает принципам, предусмотренным в нашей областной программе поддержки рыбохозяйственного комплекса.

Нужно признать, что сегодня от крупных предприятий отдача гораздо больше – и по зарплате, и по занятости, и по добыче и переработке водных биоресурсов. По большому счету именно такие хозяйствующие субъекты сейчас покупают флот, на этих предприятиях одна из самых значительных заработных плат. На предприятиях малого бизнеса, к сожалению, есть и зарплата «в конвертах», и уход от налогов.

– На Камчатке очень остро стоит вопрос перерегистрации предприятий, которые осваивают прибрежные квоты, в других регионах. В Сахалинской области есть такая проблема?

– К счастью, у нас такой проблемы не существует: наоборот, предприятия стремятся к нам присоединиться. Думаю, здесь очень важно предоставлять условия для развития бизнеса, компаний – тогда не будет никто «убегать».

Однако кто знает, может быть, завтра что-то поменяется и наши предприятия тоже начнут регистрироваться в других субъектах Федерации. Поэтому я поддерживаю законодательное закрепление того, что хозяйствующий субъект, занимающийся прибрежным рыболовством, должен быть зарегистрирован в соответствующем прибрежном регионе. Ведь от этого зависит вклад в благополучие территорий, налоговые поступления.

ГЛАВНОЕ – СОХРАНИТЬ «ПРИБРЕЖКУ»

– Сейчас идет подготовка судьбоносных поправок в федеральный закон о рыболовстве – в части распределения квот, регулирования прибрежного рыболовства. О деталях, наверное, говорить пока рано, но что вы в целом думаете об этой работе?

– Не совсем поддерживаю то, что такие изменения вносятся. По одной простой причине. Я всегда был сторонником того, что должны быть выработаны правила игры и они не должны постоянно меняться. Сейчас мы видим укрупнение бизнеса: он сам подстраивается под принципы, которые были в свое время предусмотрены в законе о рыболовстве. Ставится задача бороться с компаниями, которые не имеют флота, производства, но наделены долями квот. Однако большая часть «квотных рантье» уже не существует. Созданы холдинги, идет скупка компаний, которые жили от продажи долей.

Поэтому я не сторонник изменения закона о рыболовстве, изменения «исторического принципа» распределения квот. Но есть здравые вещи: практика показывает, что продление срока, на который закрепляются доли, до 10 лет принесло отдачу. Увеличат до 25 лет – хорошо. Но выдвинутые предложения по определению квот для промысла – вопрос спорный, и здесь нужно все тщательно просчитать. Областное агентство по рыболовству детально рассматривает предложенные поправки, анализирует, какой результат их принятие будет иметь для региона. Чтобы не получилось так, что мы поддержим законопроект, а в итоге предприятия уйдут с берега и будут ловить и перерабатывать рыбу только в море.

Для нас главное – сохранить «прибрежку», потому что это дополнительные рабочие места, социальное направление. Здесь наши позиции схожи с камчатскими. Единое промысловое пространство – может быть. Но, опять же, надо подходить к этому очень осторожно, взвешенно. Чтобы не получилось, что в развитие Курил в рамках ФЦП вкладываются значительные средства из федерального, областного бюджетов, а в результате усилия окажутся напрасными. В случае с этими законодательными изменениями надо не семь, а 27 раз отмерить.

– Одна из основных дискуссий разворачивается вокруг регулирования прибрежного рыболовства. Было предложено ввести единую квоту, но для тех, кто хочет заниматься «прибрежкой», будут предоставлены определенные преференции.

– Да, речь шла о специальном повышающем коэффициенте. Но нужно подсчитать: затраты на электроэнергию, топливо, тару – стоит ли оно того? Если мы увидим, что эти изменения на пользу прибрежному рыболовству, поддержим их. А если в итоге выяснится, что «прибрежка» в проигрыше, то, конечно, будем однозначно возражать. Но я бы, повторюсь, не вносил изменения.

– Представители рыбацкой общественности на Северном бассейне высказали такую точку зрения: зачем разделение рыболовства на промышленное и прибрежное, зачем искусственно созданные сложности, ведь у всех одна задача – насыщение внутреннего рынка? Такое мнение тоже есть. Вы считаете, что преференции для предприятий, которые гарантированно поставляют рыбу и морепродукты для реализации в России и для береговой переработки, нужно обеспечить?

– Конечно, мы должны дать преференции, ведь приморские субъекты Федерации как раз и опираются на предприятия, которые занимаются развитием прибрежного промысла, береговой переработки. Подсчитайте, сколько дополнительных рабочих мест приходится на одного работающего в «прибрежке»? Поэтому мы за сохранение прибрежного рыболовства. Нужно создать привлекательные условия для бизнеса, который развивает это направление. Новшества могут привести к потере того, что уже есть сейчас. Законодательно установить требование о том, чтобы предприятие состояло на налоговом учете в регионе, от которого оно работает по прибрежной квоте, – это я поддерживаю. Других необходимых изменений, честно говоря, пока не вижу.

Если посмотреть на стоимость топлива, тары, тарифы на электроэнергию, понятно, что в «прибрежке» работать невыгодно. И с помощью всех имеющихся механизмов мы пытаемся поддержать предприятия прибрежного рыболовства. Это и возмещение затрат по уплате процентов по кредитам, лизинговых платежей, это государственно-частное партнерство.

Есть разные виды поддержки, но «прибрежка» необходима. В нашем регионе это видно как нигде. На Курильских островах прибрежное рыболовство – основа занятости населения. Туризм – это хорошо, но он не удовлетворит полностью потребность в создании рабочих мест. На примере экономики Курил отчетливо видно, почему нужно подходить очень аккуратно к вопросу регулирования «прибрежки».

– Тем более что государство ставит целью закрепление населения на дальневосточных территориях.

– Мы же понимаем прекрасно, что по большому счету на Курилах заселено четыре острова – Шикотан, Кунашир, Итуруп и Парамушир. Благодаря чему они сегодня живут? Благодаря рыбной отрасли. И там современная переработка водных биоресурсов – ее можно смело показать иностранцам. Выпускается продукция мирового качества. Уже неоднократно говорилось о том, что нужно, чтобы эти рыбные товары были доступны для отечественного покупателя. А значит, требуется решить проблемы с тарифами, с железнодорожной перевозкой, с посредниками в торговле. Но эти вопросы остаются открытыми. Где-то нужно подзакрутить гайки, сказать тому же бизнесу.

Сейчас предприниматели на самом деле легко идут на контакт. Возьмем, к примеру, нашу область. Если мы говорим бизнесу: давайте посмотрим, сделаем социальную цену на рыбу? Рыбаки идут на это. Они откликаются на призыв оказать поддержку социально незащищенным слоям населения. Сегодня бизнес готов вести диалог, но только необходимо ставить конкретно задачу. И с радостью хочется отметить, что патриотические чувства у предпринимателей не ушли в небытие.

ДЛЯ ПОДДЕРЖКИ БИЗНЕСА – РАЗНЫЕ МЕХАНИЗМЫ

– Вы упомянули совместную работу с «Гидростроем». Какие еще крупные проекты планируются в рыбной отрасли Сахалинской области?

– Крупных проектов с участием государства пока – подчеркиваю это слово – особо не планируется. Но возьмем Александровск-Сахалинский район – один из тех, которые называют депрессивными. От порта там осталось, можно сказать, одно название. Сейчас мы ведем работу, чтобы получить его в собственность региона и пригласить бизнес к сотрудничеству. Речь идет о строительстве рыбоводного завода, переработке. Движение есть. Предприниматели выдвигают свои предложения. Мы взвешенно подходим к этим идеям. Нужно все проанализировать.

Предприятия, которые уже опробовали схему государственно-частного партнерства, понимают, что по ней можно работать. И мы призываем бизнес: давайте конкретные предложения, область готова к сотрудничеству.

Возможно, на принципах ГЧП будет реализован проект по строительству лососевого рыбоводного завода на Парамушире. Сейчас идут изыскательские работы, думаю, в этом году уже начнется реализация проекта. Планируется воспроизводство кеты, кижуча, нерки. Предполагается, что будет создан цикл: «рыбоводный завод – добыча – переработка».

– Для того чтобы были инвестиции, нужна комфортная бизнес-среда. К сожалению, тема административных барьеров не теряет актуальности. Какие усилия прикладывает правительство Сахалинской области, чтобы содействовать предприятиям в борьбе с этими препонами? Понятно, что вы не можете изменить законы или разогнать взяточников в контролирующих органах федерального уровня, но все же.

– Прямых полномочий, чтобы, как вы говорите, разогнать, у нас нет. Но в то же время, наверное, никто не может сказать, что правительство Сахалинской области сидит молча, когда видит, что где-то происходит несправедливость. В ситуации с тем же Россельхознадзором мы поднимали вопрос о том, что нельзя ставить для бизнеса даже не просто барьеры, а заборы и оставлять одну калитку, в которую можно пройти только за плату. В беседе с министром сельского хозяйства было отмечено, что в сфере ветоформления есть улучшения. Однако надо сделать так, чтобы законодательство читалось однозначно. Чтобы ни у кого даже не возникало сомнения, что запятую можно поставить в другом месте и прочитать правовой акт абсолютно по-другому.

Вот мы говорим о браконьерстве во время лососевой путины. К сожалению, сегодня не обходится без «крышевания». У некоторых контролирующих ведомств есть предприятия, на работу которых можно закрыть глаза. Например, комиссия по регулированию добычи анадромных видов рыб решает приостановить промысел, чтобы лосось прошел в реки. Почему-то большая часть предпринимателей выполняет решение, а некоторые оказываются в числе «избранных», которым его выполнять необязательно. И мы с вашей помощью – в первую очередь с помощью прессы – пытаемся донести до руководителей контролирующих органов на федеральном уровне, какие есть проблемы.

ПЛАНКА ПО ВЫЛОВУ – СВЫШЕ 850 ТЫСЯЧ ТОНН

– Как по вашим ощущениям, чувствуется ли в рыбной отрасли региона движение вперед, развитие?

– Я вам могу одну цифру привести. Считаю: если бы не было развития, рыбаки не достигли бы объема добычи доперестроечного времени. Тогда наша область ловила в год более 800 тыс. тонн. Сейчас мы вновь вышли на этот уровень. В нынешнем году ставим себе амбициозную задачу – обеспечить добычу свыше 850 тыс. тонн. Попробуем. Если научный прогноз по лососевым оправдается, должны взять этот объем.

– А инвестиции в основной капитал?

– В год получается порядка 2 млрд. рублей – когда меньше, когда больше. Но в среднем примерно такая цифра. То есть бизнес вкладывается – в модернизацию, реконструкцию, строительство новых мощностей. И это очень важно. Это залог развития экономики нашего региона.

Маргарита КРЮЧКОВА, журнал «Fishnews – Новости рыболовства»

Россия. ДФО > Рыба > fishnews.ru, 26 марта 2015 > № 1326768 Сергей Карепкин


Нашли ошибку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter