Всего новостей: 2656949, выбрано 2 за 0.021 с.

Новости. Обзор СМИ  Рубрикатор поиска + личные списки

?
?
?  
главное   даты  № 

Добавлено за Сортировать по дате публикации  | источнику  | номеру 

отмечено 0 новостей:
Избранное ?
Личные списки ?
Списков нет

Моисеев Александр в отраслях: Внешэкономсвязи, политикаМиграция, виза, туризмЭкологияСМИ, ИТЛегпромРыбавсе
Россия > Рыба. Экология > forbes.ru, 4 июня 2018 > № 2630566 Александр Моисеев

Бизнес против экологии. Чем опасна искусственно выращенная рыба

Александр Моисеев

координатор программы по устойчивому морскому рыболовству Всемирного фонда дикой природы (WWF) России

Значительная часть рыбы, которую едят люди, выращена в искусственных условиях. Механизм называет аквакультурой. Бизнес активно вкладывается в развитие этого сегмента, но развитие такого способа ставит под удар выживаемость целых видов

Аквакультура стала ответом человечества на уменьшение рыбных запасов. Так называют разведение и выращивание водных организмов, также известных как гидробионты, в водоемах и на морских платнтациях. По сути, аквакультура помогла человечеству заменить вылов рыбы, моллюсков, ракообразных и водорослей на разведение этих организмов в искусственных условиях.

Но аквакультуру нельзя назвать панацеей в борьбе с мировым голодом. Более того, аквакультура может вредить водным экосистемам через загрязнение, распространение паразитов и заболеваний, вытеснение исконных обитателей и генетическое «загрязнение».

Как устроено выращивание рыб

Товарная аквакультура сегодня является самым быстроразвивающимся сектором продовольственной отрасли в мире. Примерно половина всей рыбопродукции, которую люди потребляют в пищу, производится из выращенной рыбы. Нет сомнений: доля такой продукции на международном рынке будет только расти.

Россия серьезно отстала от зарубежных стран в развитии аквакультуры — закон обсуждался не менее десяти лет, прежде чем был принят в 2014 году. После этого началась разработка нормативно-правовой базы, которая длится до сих пор.

Но аквакультура существует не в вакууме, и радужные перспективы продовольственной безопасности несколько омрачаются сообщениями об эксцессах на предприятиях аквакультуры, а также критикой ученых-экологов.

К примеру, в 2015 году в Мурманской области местные жители стали обнаруживать свалки мертвой семги, которую в регионе выращивают методом садковой аквакультуры. Выяснилось, что гибель рыб спровоцировала вспышка миксобактериоза.

Для интенсивного выращивания гидробионтов в сельском хозяйстве и аквакультуре используются различные химические вещества: антибиотики, пестициды и альгициды для борьбы с возбудителями заболеваний рыб, паразитами и сорными водорослями. В 2013 году для подавления вспышек лососевой вши норвежским фермерам пришлось высыпать в свои «чистые фьорды» пять тонн пестицидов — и это лишь по задокументированным данным.

В чем состоит опасность

Существует несколько типов аквакультурных предприятий. Одни из них выращивают рыбу в море в садках, то есть в «клетках», до того момента, пока рыба не достигнет товарного размера. При таком способе нередки случаи бегства «одомашненных» особей. Они заполняют ареалы обитания диких популяций рыб своего вида.

Результатом становится вытеснение и иногда полная гибель целых групп рыб диких популяций, которые неспособны противостоять болезням, которые переносят их аквакультурные собратья. В то же время рыбы, появляющиеся в неволе на протяжении нескольких поколений, приобретают генетические изменения, снижающие их способность выживать в естественной среде. При скрещивании эти мутации передаются новым поколениям диких рыб, негативно влияя на генофонд.

Другой тип аквакультуры (так называемой пастбищной) представлен рыборазводными заводами, на которых из икры выращивают мальков анадромных рыб, например, лососевых и осетровых видов. Подрощенную молодь выпускают в реку, откуда она мигрирует в моря или океан для нагула. Через несколько лет уже взрослые особи, ведомые инстинктом, возвращаются в реки для размножения, где у них забирают икру. Затем цикл повторяется.

Такой тип аквакультуры в подавляющем большинстве случаев является не эффективным ни биологически, ни экономически и в основном имеет целью сохранить уничтожаемые браконьерским прессом дикие популяции. Эти заводы требуют квоты на вылов производителей для закладки икры и постоянных государственных дотаций на свою работу. Выпущенная молодь, обитая некоторое время в реке, создает конкуренцию потомству диких популяций, что снижает их численность, вытесняет из родных экосистем.

Известны случаи, когда эти предприятия под видом изъятия так называемого пастбищного стада рыб (то есть выросшего из ранее выпущенных ими мальков) вели промысел диких популяций. Ограничить и проследить такие правонарушения очень сложно, а приводят они в основном к замещению природных популяций аквакультурными и снижению биоразнообразия рыб. В конечном итоге это ставит под угрозу выживаемость целых видов.

Третий тип аквакультурных предприятий можно считать разновидностью первого с установками замкнутого водообеспечения. Они предусматривают повторное использование воды. Такие заводы изолированы от естественной среды и могут считаться наиболее экологически безопасными: здесь нет риска, что рыбы сбегут в дикую природу.

Следует также понимать, что производство одного килограмма аквакультурной рыбы потребляет количество корма, в состав которого может входить от 800 г до 2 кг дикой рыбы.

Что можно сделать

Главное, на что необходимо делать упор при развитии рыбоводческой отрасли, — это соблюдение экологических требований. Аквакультурные хозяйства должны соответствовать международным параметрам экологической безопасности и проходить сертификацию, например, по стандартам Попечительского совета по аквакультуре (ASC).

В то же время политика государства должна быть направлена на сохранение и устойчивое использование естественных запасов рыбы. Остановить развитие аквакультуры невозможно, но ее негативное воздействие на окружающую среду должно быть сведено к минимуму.

И разумеется, стратегия развития аквакультуры в России должна быть пересмотрена с учетом всех ее негативных аспектов. Необходимо принять все возможные меры по снижению негативного воздействия уже существующих аквакультурных хозяйств.

Россия > Рыба. Экология > forbes.ru, 4 июня 2018 > № 2630566 Александр Моисеев


Россия. ДФО > Рыба > fishnews.ru, 24 сентября 2013 > № 944318 Александр Моисеев

Инвестиции в лососевые рыбозаводы

Одним законом «Об аквакультуре» нельзя обеспечить рентабельность частных лососевых рыбоводных заводов, отмечает координатор проектов Морской программы WWF Россия Александр Моисеев.

Официальной целью развития пастбищного лососеводства в России считается увеличение промысловых запасов, а значит – рост уловов, доходов и другие составляющие экономического роста. Отрасль имеет давнюю историю и хорошую научную базу. Разработаны различные методы оценки эффективности ЛРЗ; пастбищное лососеводство признано эффективным способом наращивания ресурсной базы рыболовства, прописано в методике компенсации ущерба ВБР от хозяйственной деятельности, включено практически во все отраслевые программы Дальнего Востока.

Координатор проектов Морской программы WWF Россия Александр Моисеев в статье, опубликованной на сайте Fishnews, отметил, что способность завода дать хороший возврат продукции еще не означает его рентабельность. По словам эколога, на Дальнем Востоке только 10-15% ЛРЗ обеспечивают местный лососевый промысел и экономически эффективны.

Представитель WWF привел прописанную в законе процедуру получения прибыли от пастбищного лососеводства: в акте выпуска молоди указывают количество выпущенных «объектов аквакультуры» и рассчитанный по утвержденной методике «объем подлежащих изъятию объектов аквакультуры», который и станет продукцией завода. «Утвердить методику расчетов обязан уполномоченный орган, заинтересованный в развитии аквакультуры, поэтому не исключено, что он сделает эти расчеты максимально благоприятными для инвестора», - добавил Александр Моисеев.

Он считает, что предлагаемая схема будет работать на реальное развитие экономики отрасли только в том случае, когда рыбоводный завод стоит на непромысловой реке, все участки на которой принадлежат одному предпринимателю. «Владелец ЛРЗ получит улов, только если создаст промысловое стадо, а если не сможет этого сделать, будет вынужден закрыть убыточное производство. Это высокорисковая инвестиция, никто не даст гарантию, что производство окажется рентабельным. Никакие фокусы с расчетами и методиками не изменят простого факта отсутствия рыбы в реке и ЛРЗ вынужден будет закрыться», - подчеркнул сотрудник Всемирного фонда дикой природы.

По его словам, практически все другие варианты определения участков под рыбоводство таят в себе опасность для здорового развития отрасли. «Рассмотрим общий случай – когда участки под ЛРЗ будут выделятся в речных бассейнах со здоровыми промысловыми популяциями лососевых или многочисленными пользователями. Например, ЛРЗ работает в одном из пустых притоков крупной промысловой реки со множеством пользователей. В этом случае неизбежно возникнут проблемы: воздействие на дикие популяции, смешение при вылове «объектов аквакультуры» с дикой рыбой, в результате чего может произойти перелов дикой, перехват продукции ЛРЗ другими промыслами и др.», - дал прогноз координатор проектов Морской программы WWF Россия. Он заметил, что объективно оценить эффективность и рентабельность завода в описываемой ситуации очень сложно - для этого потребуется несколько лет кропотливой и дорогостоящей работы.

Александр Моисеев обратил внимание на то, что закон «Об аквакультуре» не определяет места участков под рыбоводство. А от расположения участка будет будет зависеть судьба миллиардных частных инвестиций. «И очевидно, что инвесторы любыми доступными способами будут защищать свои вложения, а это привнесет в систему принятия решений «коррупционную составляющую» и снова может исключить экономические законы из пастбищного лососеводства страны – возникнут «вечно живые» нерентабельные ЛРЗ», - выразил увереность эксперт.

Он предложил четкие и простые правила, обеспечивающие возможность объективной оценки результатов работы и снижения предпринимательских рисков.

«Во-первых – предоставлять участки для ЛРЗ по представленной выше идеальной схеме – на непромысловых реках или в бассейнах с одним пользователем. Это позволит устранить множество неопределенностей при оценке эффективности и рентабельности производства», - отметил представитель WWF. Александр Моисеев добавил, что нужно запретить предоставление в этом же бассейне участков другим пользователям для товарного рыбоводства и промысла.

Также эколог предложил разработать механизмы страхования, которые гарантируют частным инвесторам возврат вложений в случае экономической несостоятельности и необходимости прекращения работы ЛРЗ. «Институт страхования, возможно, в виде фонда, логично создать за счет рыбопромысловой отрасли, поскольку заводы работают для развития ее ресурсной базы. Наполнять страховой фонд можно отчислениями от прибыли, полученной за счет роста уловов, обусловленного работой ЛРЗ», - считает координатор проектов Морской программы WWF Россия.

Александр Моисеев подчеркнул, что одно условие должно быть неотъемлемо от другого. «Только так получится и частный капитал привлечь, и сделать так, чтобы каждый действующий завод действительно приносил пользу», - резюмировал сотрудник Всемирного фонда дикой природы.

Россия. ДФО > Рыба > fishnews.ru, 24 сентября 2013 > № 944318 Александр Моисеев


Нашли ошибку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter