Всего новостей: 2656949, выбрано 4 за 0.004 с.

Новости. Обзор СМИ  Рубрикатор поиска + личные списки

?
?
?  
главное   даты  № 

Добавлено за Сортировать по дате публикации  | источнику  | номеру 

отмечено 0 новостей:
Избранное ?
Личные списки ?
Списков нет

Байталюк Алексей в отраслях: Рыбавсе
Байталюк Алексей в отраслях: Рыбавсе
Россия. ДФО > Рыба. Экология > fish.gov.ru, 6 сентября 2018 > № 2727849 Алексей Байталюк

Отраслевая наука на рубеже столетия: долгосрочные проекты и оперативная поддержка промысла.

Взятый страной курс всестороннего развития рыбного хозяйства ставит трудные вопросы перед промышленностью. Как наращивать вылов в условиях динамики объемов главных промысловых объектов, как развивать марикультуру одновременно с прибрежным рыболовством, как научиться использовать перспективные объекты и добиться снижения себестоимости продукции из труднодоступных и сложных в переработки биоресурсов. Помочь отечественным рыбакам справиться с новыми вызовами и обеспечить инновационное развитие отрасли способна только наука.

Как применить достижения специалистов на практике и какие перспективы для рыбного хозяйства видят ученые, рассказал директор ФГБНУ «ТИНРО-Центр» Алексей Байталюк.

– Алексей Анатольевич, что из себя сейчас представляет институт? Что поменялось в работе ученых за последние годы?

– ТИНРО-Центр – одна из старейших и крупнейших научно-исследовательских организаций на Тихоокеанском бассейне. Структурно мы остаемся сетью научных учреждений с ведущим институтом во Владивостоке, филиалом в Хабаровске, отделением на Чукотке и наблюдательными и научно-исследовательскими станциями в дальневосточных регионах. В скором будущем институту исполнится 100 лет. Это почтенная дата для любой организации, это также своего рода рубеж, за которым на смену зрелости приходит мудрость. В таком «возрасте» можно объективно оценить весь путь, который прошла наука, и решать, куда ей двигаться дальше.

Справедливо сказать, что по истории ТИНРО можно отслеживать развитие рыбного хозяйства на Дальнем Востоке, его эволюции от прибрежного промысла биоресурсов к рациональному использованию ресурсов Мирового океана. Наши научные результаты широко известны в профессиональных кругах по всему миру.

Мы остаемся комплексным институтом, который занимается большим количеством направлений исследований, объединенных обшей целью – развитием рыбного хозяйства России и усилением его роли в отечественной экономике и мировом рыболовстве.

Если говорить о нововведениях, то в прошлом году по инициативе руководителя Федерального агентства по рыболовству Ильи Шестакова был проведен ряд реорганизационных мероприятий, в результате которых в ТИНРО был сконцентрирован дальневосточный научно-исследовательский рыбохозяйственный флот. Сейчас ответственность как за планирование экспедиций, так и за каждый день работы НИСов в море лежит на нас. Но эта задача нам по плечу, ведь у ТИНРО огромный опыт управления флотом. Положительный эффект от такого объединения стал заметен уже в этом году. Во-первых, в ряде районов удалось увеличить количество исследовательских судосуток в 2-3 раза, организовав полноценные комплексные исследования состояния промысловых запасов и среды обитания. Во-вторых, удалось провести работы в районах, где не было исследований уже более 10 лет и узнать, что происходит с ресурсной базой там. Таким образом, удалось наладить систему эффективного использования выделяемых науке бюджетных средств и даже усилить отдачу от их использования.

В последнее время объективно растет понимание, что рыбное хозяйство не может основываться на эксплуатации и продукции из двух-трех главных объектов. Новые возможности промысла, в том числе по малым запасам, стали привлекать внимание рыбаков. Здесь наша задача – показать перспективы приложения сил рыбохозяйственных организаций.

– И какие перспективы называют ученые? Это новые объекты, новые технологии добычи и переработки или новые районы?

– На самом деле все вышеперечисленное. Одним из примеров таких комплексных проектов является созданная по поручению Росрыболовства программа «Глубоководный пояс дальневосточных морей». Это многоступенчатая работа, которая гораздо шире всего того, что было закреплено за отраслевыми институтами в последние годы – оценки состояния биоресурсов и подготовки базовых рекомендаций для рыбаков. Мы хотим пойти дальше и предлагаем рыбакам орудия добычи, способы лова, технологии рационального использования этих объектов. В идеале – безотходные технологии, когда практически 100% сырья используется в различных целях, включая биомедицину и кормовую продукцию. Особую роль здесь играет использование мезопелагических рыб, чья численность измеряется миллионами. В перспективе, причем не самой далекой, они станут источником рыбной муки, которая является основной развития аквакультуры и важным подспорьем сельского хозяйства. В первую очередь наука должна решить вопрос как концентрировать и добывать эти объекты, всегда находящиеся в рассеянном состоянии.

Реализация этого амбициозного проекта обеспечит настоящий технический и технологический прорыв.

Конечно, есть крупные проекты по аква-и марикультуре. Открытие научно-производственного инновационного центра на острове Попова позволит продвинуться в решении проблем обеспечения мариферм жизнеспособным посадочным материалом ценных и перспективных объектов марикультуры (ламинария, морские ежи, гребешок, устрица), а также создать и усовершенствовать технологии индустриального культивирования. Этот мощный сложный технический объект станет не просто научной базой ТИНРО, а региональным центром развития марикультуры с выходом на реальных пользователей и реальные рекомендации.

Кроме того, новый центр станет своеобразной кузницей кадров для аквакультуры, эту идею поддерживает Росрыболовство и Дальрыбвтуз. Планируется, что студенты будут проходить производственную практику и при желании могут работать там после выпуска.

В целом, центр аквакультуры – это тоже довольно амбициозный проект, но на меньшее рассчитывать не стоит.

Вместе с тем, никто не снимал с нас обязательств по традиционным работам в рамках выполнения госзаказа. Это мониторинг ресурсной базы и среды обитания, оценка промысловых запасов, пищевой безопасности водных биоресурсов, разработка новых кормов для аквакультуры, в том числе и лососеводства, оценка ущербов и совершенствование нормативно-правовой базы (Правил рыболовства). В последние годы к этому добавилось развитие научно-поискового флота – ТИНРО–Центр получил дополнения в Устав, которые позволяют этим заниматься.

Работая с таким спектром задач, мы стараемся сконцентрироваться на основных направлениях. Но при этом не забываем про долгосрочные перспективы, которые обязательно «выстрелят» через несколько лет. Именно такая стратегия работы позволяет нам оставаться мощной и серьезной организацией.

В качестве примера реализации долгосрочных прогнозов можно привести развитие научного обеспечения промысла дальневосточной сардины и скумбрии. Пять лет назад мы начали уверенно говорить об этом. Однако даже три года назад на совещаниях по перспективным объектам множество рыбаков скептически отнеслось к предложениям Росрыболовства по возобновлению промысла сардины и скумбрии. Но время все расставило на места – сейчас мы видим, что накопленные учеными знания об этих ценных рыбах находят практическое применение. И в этом заслуга рыбохозяйственной науки, в свое время проделавшей большую работу, чтобы обеспечить бизнес рекомендациями к промыслу, актуализировать нормативно-техническую документацию, подготовить обоснование увеличения сроков хранения сырья, сформировать систему оперативного прогнозирования.

– Расскажите более подробно об оперативном прогнозировании, что оно из себя представляет?

Оперативное прогнозирование – комплекс работ, направленных, в первую очередь, на подготовку и распространение рекомендаций для добывающего флота, переработчиков во время путин. Оно включает в себя прогноз промысловой, синоптической и гидрологической ситуаций, сведения о концентрации скоплений и расстановки флота и других факторах, могущих оказать влияние на промысел. В целом, это сведения, которыми руководствуются капитаны и судовладельцы при организации лова. Такая оперативная поддержка складывается из очень важных элементов – сбора материалов специалистами на промышленных и научно-поисковых судах, анализа поступающих данных береговыми группами, подготовки и распространения рекомендаций.

Используя этот мультиподход, в этом году мы смогли заранее предупредить рыбаков о более ранних миграциях сардины и скумбрии в районы промысла. Более того, мы смогли определить район промысловых концентраций сардины и скумбрии, где сейчас идет их активная добыча. В этом году уже к концу июля объем вылова сардины достиг 5,5 тыс. тонн. В прошлом году на эту же дату было выловлено менее 1 тыс. тонн. Очевидно, что эти цифры демонстрируют степень доверия рыбаков к научным рекомендациям и оперативным прогнозам. В сентябре в самый ответственный момент пелагической путины ученые «подставят плечо рыбакам» – научно-исследовательское судно выйдет в море для проведения поисковых работ. Ученые возьмут на себя поиски рыбы, которые требуют от рыбаков очень значительных расходов. По факту, мы сейчас занимаемся восстановлением системы оперативного прогнозирования, которая исчезла в конце 90-х гг. Последний выход на поисковые работы состоялся в 1998 г…. Я, к слову, лично принимал участие в этом рейсе. За эти годы многое было утеряно – специалисты, которые этим занимались, навыки, поэтому последние два года мы шаг за шагом мы восстанавливали эту схему. Впереди еще много дел, но сейчас мы уверены – система оперативного прогнозирования и сопровождения путин на Дальневосточном бассейне уже работает.

– Рыбаки поддерживают эти направления? Чего еще хочет промышленность от науки сейчас?

– Безусловно, в целом рыбаки мечтают о 100% оправдываемости прогнозов и освоениях их рыбаками. Но это нереально ни в России, ни где-либо еще в мире. На состояние одной популяции влияет огромное количество природных факторов, причем степень их воздействия и взаимосвязи до сих пор полностью не установлены. Мы стараемся продвигаться в их изучении, развиваем экосистемные исследования. Но при всем этом напомню, что наш продукт – прогноз рекомендуемого или общего допустимого улова, а не состояния объектов. Поэтому от рыбаков и их желания взаимодействовать с наукой зависит большая часть реализации прогноза.

Масштабная работа велась и ведется с Ассоциацией добытчиков минтая по обоснованию MSC-сертификации промысла минтая в Охотском и Беринговом море. Результаты научных исследований, подтверждающие отсутствие угроз для состояния популяции минтая и региональных экосистемы в условиях активного промысла, легли в основу этого обоснования. Для этого специалисты провели комплексный анализ состояния запасов минтая и среды его обитания, разработали прогнозы динамики изменения его популяций и влияния промысла на состояние экосистем. К слову, такая глубокая научная работа не проводится даже в странах, придумавших систему MSC-сертификации. Также в ТИНРО-Центре были организованы обучающие курсы по подготовке научных наблюдателей для работы на добывающих судах. Подготовка научных наблюдателей – это важное направление сотрудничества науки, образования и бизнеса. На сегодняшний день минтаевый промысел в Охотском море почти полностью покрыт «сетью» наблюдателей, что позволяет нам получать полноценные представления о промысле и дополнять материалы наших экспедиционных исследований.

Есть у нас работа и с рыбаками Амура по определению пищевой ценности лососей, заходящих на нерест. К сожалению, это один из немногих примеров работы с промышленностью по этому ценному ресурсу.

– Ранее ученые неоднократно обращали внимание на проблему недостаточного финансирования науки. Изменилась ли ситуация сейчас и чем грозит дефицит средств?

– Ограниченность финансирования для нас означает менее интенсивное и углубленное расширение перспективных проектов. Основную нашу работу мы способны вести в данных условиях. В прошлом году Росрыболовство добилось увеличения финансирования на текущий год, но этой зимой мы, как и вся страна, столкнулись с удорожанием топлива. Для морского института это серьезная проблема. Эта ситуация поставила нас перед дилеммой определения приоритетных работ, поэтому мы не можем мощно развить поисковые работы сразу на всех путинах. Приходится ограничиваться только перспективными объектами. Надеемся, что эта ситуация все же изменится к лучшему.

– Помимо помощи промышленности и государства, есть ли еще возможность развития научных исследований?

– Не стоит забывать, что ТИНРО-Центр не единственный отраслевой институт на бассейне. Консолидация дальневосточных отраслевых институтов также открывает дополнительные возможности, в том числе по развитию исследований. Этого проще достичь, если применяется бассейновый подход к изучению, оценке запасов водных биоресурсов и управлению ими. Для этой и других целей была создана Ассоциация «НТО ТИНРО», в которую входят ТИНРО-Центр, КамчатНИРО, СахНИРО, МагаданНИРО. В рамках ассоциации ученым удается совместными усилиями решать вопросы проведения комплексных исследований, поддержки перспективных научных проектов, создания условий для практической реализации на отечественном и зарубежном рынках конкурентоспособной научно-технической продукции, интеграции науки и производства. Кроме того, когда наука работает в таком ключе, региональные администрации воспринимают ее как единое целое и, исходя из этого, строят взаимоотношения с ней.

– Может из-за этого ТИНРО-Центр у многих ассоциируется с Дальним Востоком в целом, а вот с Приморским краем разве что территориально. Видит ли наука перспективы в Приморском крае?

– Бассейновый принцип управления водными биоресурсами не отменяет нашей заинтересованности в развитии родного края. Очень большой комплекс работ проводится именно в водах Приморья, подзоне Приморье южнее мыса Золотой. Изучение ихтионектона позволило своевременно предсказать рост запасов минтая и трески, который мы наблюдаем сейчас, оценить объемы беспозвоночных, своевременно дать рекомендации по крабовому промыслу, предложить новые перспективные объекты (глубокозарывающиеся моллюски).

Уместно вспомнить, что ТИНРО-Центр стоял у истоков развития освоения ресурсов двустворчатых моллюсков и морских ежей в Приморье. Если раньше они были популярны только среди местных рыбаков-любителей, то теперь это широко известные ценные промысловые объекты.

В текущем году была проведена донная траловая съемка по донным рыбам и беспозвоночным, осенью будет делаться ловушечная съемка.

Кроме того, впервые после десятилетий перерывов в августе-сентябре ТИНРО-Центр будет проводить съемку по оценке состояния запасов сардины цусимской популяции – той самой сардины, которая когда-то была главным промысловым объектом в водах Приморья. Пока весь упомянутый выше промысел ведется на япономорской популяции сардин, но многие люди старшего поколения помнят активную рыбалку в 70-е гг., когда от Поворотного до Рейнике и Ольги стояли огромные посолочные чаны для сардины, на которых работало огромное количество людей. Наша стратегическая задача оценить запас сардины и понять, как скоро нас ожидает рост численности ее цусимской популяции. Во всяком случае, признаки этого ученые уже видят. Очевидно, что ее возвращение позволит обеспечить легальной работой много населенных пунктов. Это можно назвать и нашей социальной задачей, хоть наука и не должна решать социальные проблемы, но здесь мы можем выступать не только как ученые, но и как неравнодушные жители региона.

- Последний вопрос касается дефицита кадров в науке, об этой общеотраслевой проблеме не раз говорилось на различных совещаниях по рыбному хозяйству. Как с этим обстоят дела в ТИНРО сейчас?

– Как и в остальном, у нас существует комплексный подход к привлечению кадров. Немалую роль в этом играет аспирантура ТИНРО-Центра, с возможностью обучения по восьми актуальным для современной рыбной отрасли специальностям. Кроме того, мы регулярно берем на практику студентов и курсантов, начиная со второго-третьего курса, отслеживаем их профессиональное развитие и пытаемся на этих ранних этапах привить им интерес к работе в науке. По факту приток молодежи в институт есть по разным направлениям. Обеспечение молодых специалистов комфортными условиями работы с достойной зарплатой – это задача администрации института, и, на мой взгляд, мы ее решаем. Зарплата научного персонала у нас заметно увеличилась, при этом количество ставок у нас не сократилось.

Грамотные специалисты самого широкого профиля остаются главным потенциалом ТИНРО-Центра, способным обеспечить инновационное развитие рыбного хозяйства России. Мы уверены, что рано или поздно и рыбаки, и государство сумеют правильно воспользоваться им и сделать настоящий прорыв в отрасли, вернув стране статус передовой рыбной державы.

Источник: Утро России

Россия. ДФО > Рыба. Экология > fish.gov.ru, 6 сентября 2018 > № 2727849 Алексей Байталюк


Россия. Весь мир. ДФО > Рыба. Экология. Образование, наука > fishnews.ru, 16 октября 2017 > № 2350915 Алексей Байталюк

PICES – уникальная международная организация.

Алексей БАЙТАЛЮК, Врио директора ТИНРО-Центра.

Сессия международной Организации по морским наукам северной части Тихого океана (ПИКЕС, PICES) проходила во Владивостоке с 22 сентября по 1 октября. На острове Русский состоялось более 20 заседаний научных комитетов, групп и различных структур организации. Руководители PICES отметили, что мероприятие получилось насыщенным и весьма интересным. Большое внимание на сессии уделили промежуточным результатам нескольких глобальных проектов организации. О важности и перспективах работы PICES в интервью Fishnews рассказал врио директора Тихоокеанского научно-исследовательского рыбохозяйственного центра Алексей Байталюк.

– Алексей Анатольевич, сессия PICES , возможно, привлекла не столь широкое внимание, как различные отраслевые форумы и конгресс, между тем это значимое событие для науки, и приятно, что исследователей Северной Пацифики принимал Владивосток. Расскажите, пожалуйста, какую роль сегодня играет Организация по морским наукам северной части Тихого океана?

– PICES – уникальная международная организация. С одной стороны, она не имеет такой административной значимости, как региональные рыбохозяйственные организации – Комиссия по анадромным рыбам северной части Тихого океана (НПАФК), Комиссия по сохранению морских живых ресурсов Антарктики (АНТКОМ) и другие. В рамках Организации по морским наукам северной части Тихого океана не принимают решений по управлению рыбными запасами, не разрабатывают и не внедряют меры регулирования промысла. С другой стороны, основное для PICES – анализ, исследование и, как итог, разработка экосистемных моделей, демонстрирующих, как в целом меняется биота, составные части крупных экосистем, оценка происходящих океанологических, климатических изменений и изменений в экосистемах. Этим организация интересна и важна.

Организация по морским наукам северной части Тихого океана была образована в 1992 году. После ратификации конвенции в 1994 году Россия стала одним из активных участников PICES. В текущем году – 25-я годовщина успешного международного сотрудничества. Пройден большой путь, организация претерпела определенную трансформацию, развитие привело к некоторой смене приоритетов исследований.

Роль России в PICES отражает наш научный вклад, наши исследования. Обширные ряды научных данных, крупные исследовательские проекты в рамках организации – это как раз работа рыбохозяйственных институтов российского Дальнего Востока, в том числе ТИНРО-Центра. Мы продолжаем заниматься крупными экосистемными комплексными исследованиями в северной части Тихого океана.

- А сколько в этом году участников работало на сессии?

- Нынешняя сессия собрала 325 участников из 11 стран, 18 представителей международных организаций и программ. Это уже третья сессия PICES на территории Владивостока. Также одна из встреч проходила в Хабаровске, на базе нашего филиала. ТИНРО обеспечивал работу всех этих форумов.

Нужно отметить, что Россию на площадке PICES представляют не только рыбохозяйственные институты, но и академическая наука и другие научные организации. Это Тихоокеанский океанологический институт, Институт биологии моря, Тихоокеанский институт географии, ДВНИГМИ. Участвуют и вузы: Дальневосточный федеральный университет, Дальрыбвтуз.

Ежегодные сессии PICES и работа в межсессионный период – прекрасные площадки для пробы сил молодых специалистов: в научной среде доброжелательное отношение к будущей смене.

- Можно несколько слов о том, почему так важно продолжать работу в рамках Организации по морским наукам северной части Тихого океана?

- Наверное, пришло уже время рассматривать рыболовство не как отдельный процесс, а как деятельность, которая непосредственно сказывается на экосистеме. А это невозможно сделать без экосистемного прогнозирования, оценки последствий. И такую работу способен вести большой международный творческий коллектив.

- Подготовка к следующей сессии, насколько я понимаю, начинается сразу же?

- Да, она уже стартовала. Научный комитет согласовал место проведения и тематику предстоящей сессии. Она пройдет в Йокогаме. Одним из элементов подготовки к сессии станет симпозиум по рыбным ресурсам океанических фронтальных зон, который состоится в Мексике.

- Какие темы планируется обсудить на новой сессии?

– В числе перспективных тем продолжение FUTURE – комплексной многолетней программы, направленной на увеличение потенциала стран-участниц PICES в понимании и прогнозировании реакции морских экосистем. Дальнейшая работа по программе Human Dimensions, для того чтобы оценить, как влияет рыболовство на крупные и мелкие экосистемы. Работа по программе эвтрофикации морских участков, по изучению траекторий цунами, тайфунов. Вообще на самом деле работ огромное количество.

- Если отвлечься от темы PICES , какие встречи по вопросам рыболовства в северной части Тихого океана у нас ожидаются в ближайшем будущем?

- Одно из самых знаковых для нас мероприятий пройдет во Владивостоке в декабре. Это заседания малых рабочих групп Комиссии по рыболовству в северной части Тихого океана (СТО). В частности, будет дана оценка динамики запасов, динамики освоения японской скумбрии. Оценка запасов позволит установить меры регулирования добычи по этому объекту. Также будет работать группа по сайре. Ранее наблюдалось снижение ее ресурсов, теперь – стабилизация, и важно не нанести по ней удар избыточным промыслом. Для дальневосточных рыбаков это важные встречи, особенно если учесть рост интереса к сайре, скумбрии, сардине-иваси в тихоокеанских водах у Курильских островов.

Кроме того, в Хабаровске с 21 по 25 мая 2018 года будет работать Комиссия по анадромным рыбам северной части Тихого океана (НПАФК). Как одно из важных направлений надо отметить подготовку к Международному году лосося где, кстати, планируется задействовать все три крупных тихоокеанских международных комиссии – НПАФК, ПИКЕС, СТО. Так что нам предстоят значимые мероприятия.

Россия. Весь мир. ДФО > Рыба. Экология. Образование, наука > fishnews.ru, 16 октября 2017 > № 2350915 Алексей Байталюк


Япония. ДФО > Рыба > fishnews.ru, 17 сентября 2015 > № 1500893 Алексей Байталюк

Переходим к новой идеологии промысла в Северной Пацифике

Алексей БАЙТАЛЮК, Заместитель директора Тихоокеанского научно-исследовательского рыбохозяйственного центра

В этом году в список регионов Мирового океана, промысел в которых регулируется международными рыбохозяйственными организациями, вошли открытые воды северной части Тихого океана. Уже осенью Россия приняла участие в завершающих мероприятиях по созданию Комиссии по рыболовству в Северной Пацифике, стартовавших в 2006 году. Подробнее о них Fishnews рассказал заместитель директора Тихоокеанского научно-исследовательского рыбохозяйственного центра, вице-председатель новой комиссии Алексей Байталюк.

– Алексей Анатольевич, в начале сентября в Токио прошла 7-я сессия подготовительной конференции по учреждению Комиссии по рыболовству в Северной Пацифике, а затем – первое заседание Комиссии. Каков основной итог этой встречи?

– Процесс создания новой организации шел девять лет и был непростым. Но сейчас уже можно четко сказать, какие функции и какая ответственность возлагается на Комиссию. Во-первых, это контроль и управление промыслом пелагических объектов в конвенционном районе – сайры, скумбрии и кальмара Бартрама. На ближайшую перспективу необходимо провести оценку запасов – процесс должен быть завершен до 2017 года, с привлечением наилучших доступных научных данных. До этого момента действуют временные ограничения. Так, ни одна страна, присоединившаяся к Конвенции, не должна резко увеличивать количество судов, имеющих разрешение на промысел сайры в открытых водах.

Во-вторых, это донные виды – кабан-рыба, берикс, те объекты, которые несколько десятилетий назад играли значимую роль в вылове дальневосточных рыбаков в открытых водах. Здесь оценка запасов практически завершена, а пока действуют временные, в том числе добровольные, ограничения, которые направлены на сохранение ресурсов и защиту уязвимых морских экосистем.

В рамках прошедших мероприятий были сформированы управляющие органы Комиссии, избран исполнительный секретарь – представитель Республики Корея, председатель Комиссии – представитель Японии, вице-председатель – представитель России. Сформировано представление о составе Научного комитета и Комитета по техническим вопросам и соблюдению.

– А какие страны на сегодняшний день уже ратифицировали Конвенцию?

– В процессе работы над Конвенцией и создания Комиссии участвовали семь сторон: инициаторы процесса - Япония, Россия, Республика Корея; США, Канада - страны, прибрежные по отношению к запасам северо-восточной части Тихого океана; Тайвань и Китай как участники экспедиционного промысла. На сегодняшний день ратифицировали Конвенцию Российская Федерация, Республика Корея, Япония, Канада и Китай. Необходимые мероприятия провел Тайвань. Пока ратификацию не завершили США, хотя процедуру они начали одними из первых. Сейчас еще одна страна хочет подключиться к реализации конвенции – Республика Вануату.

– Расскажите, пожалуйста, подробнее о проходивших в начале сентября мероприятиях.

– Во-первых, состоялось заседание научной группы, которая должна была действовать до вступления в силу Конвенции. На этой встрече обсуждались и те временные меры, которые можно оставить до завершения оценки запасов, и были определены этапы создания этой оценки.

Во-вторых, прошло заседание группы по техническим вопросам и соблюдению с обсуждением форматов необходимого предоставления данных и их обработки, для того чтобы в дальнейшем исключить ведение ННН-промысла и определить алгоритмы установления судов, которые осуществляют незаконный лов.

Третье мероприятие – это 7-я подготовительная конференция, которая подвела итог многолетнему подготовительному процессу. И фактически на первом заседании комиссия приняла в работу решение, которое были подтверждено 7-й подготовительной конференцией.

– Вы сказали, что Конвенцию пока ратифицировали не все стороны. Временных мер должны придерживаться те страны, что уже ратифицировали документ?

– Дело в том, что, когда шел процесс создания организации, все страны подтвердили выполнение временных и добровольных мер, и сейчас не зависит, ратифицировала сторона Конвенцию или нет, она должна придерживаться избранных принципов.

– Очень важно, что приняты решения по сайре – значимому для рыбной отрасли объекту.

– Да, учитывая, что сайра – очень сложный объект, имеющий огромный ареал, невозможно сразу разработать и внедрить меры, которые действительно будут направлены на сохранение ресурса. Однако оставлять бесконтрольным этот промысел, учитывая его интенсификацию в последние годы, было бы неправильным. Поэтому приняли временные меры, направленные на сдерживание промыслового пресса на популяцию. И решено, что очень важно, ускорить создание оценки запасов сайры. Для того чтобы затем разработать и ввести новые, уже постоянные, меры регулирования промысла.

– Ранее вы отмечали, что данных о сайре за пределами исключительной экономической зоны в общем, концентрированном виде не было.

– Да. Так как не было обязанности распространять эти сведения, то, естественно, они официально нигде никому не передавались и данные об объемах, которые добывают другие страны, зачастую не были точны. Сейчас, имея официальную информацию (хотя и к ней могут быть вопросы), мы можем оценить пресс промысла.

Интересный момент: запас сайры формируется тремя генерациями разных сезонов нереста. Это по сути дает страховку от резких колебаний запаса. Но сейчас с интенсификацией промысла в открытых водах может наблюдаться дисбаланс между уровнем численности генераций и промысловым воздействием на каждую из них. Что может негативно сказаться на уровне воспроизводства и объеме пополнения. Конечно, это должно быть учтено при разработке мер управления, для обеспечения сохранения запаса, возможно, нужно перейти от эксплуатации одной генерации к использованию трех смежных.

– Когда запланированы следующие встречи в рамках реализации конвенции?

– Весной состоится встреча малой научной группы по сайре, где как раз будут обсуждаться основы документа по оценке запасов. Несмотря на то что прошло совсем немного времени, работа уже ведется.

Будет также встреча комитета по техническим вопросам и соблюдению: хотелось бы очень серьезно рассмотреть ситуацию с представлением данных, в том числе странами экспедиционного промысла, – эта информация требует пояснения, что мы отмечали и на подготовительной конференции, и заседании Комиссии.

Летом пройдет заседание научного комитета и комитета по контролю. Это будет как раз в преддверии второго заседания Комиссии, на которое мы планируем выйти уже с промежуточными проектами оценок запасов по основным видам. Планируется также обсудить пятилетние планы исследований. То есть следующий год будет очень насыщенный – и по встречам, и значимости принимаемых решений.

– Вы упомянули исследования – каким образом это все будет? Предполагается общий план, который будет включать работы разных стран?

– Каждая страна будет осуществлять работы в рамках своих национальных программ, но предполагается общее развитие научных подходов в рамках Конвенции.

Безусловно, главными остаются национальные планы исследований, будут ли в дальнейшем какие-либо совместные работы, финансируемые через Комиссию или через другие фонды, – это вопрос времени, здесь еще очень много неясного.

Хотя конечно, имея флот и опыт работы в открытых водах, ТИНРО-Центр готов осуществлять исследования – и самостоятельно, и совместно. Самостоятельно, безусловно, в рамках бюджетного финансирования, совместно – по разным программам.

Отмечу, что сейчас только две страны ведут исследования в открытых водах на специализированных научных судах. Это Япония, которая с 2000 года ежегодно выполняет пелагические съемки. И выполняет специализированные, подчеркну, исследования Россия – может быть, не в том объеме, в котором хотелось бы вести, но в открытых водах мы получаем материал, поэтому к разработке оценки запасов удалось подойти подготовленными.

– Учреждение новой международной организации в сфере рыбного хозяйства – это, несомненно, историческое событие в плане организации промысла.

– Да, на 2006 год оставалось всего два крупных района, не охваченных международными рыбохозяйственными организациями, – это открытые воды в южной и северной частях Тихого океана. Конвенция по Южной Пацифике появилась раньше – Россия также является участницей этого соглашения. Сейчас вступила в силу и Конвенция о сохранении и управлении рыбными ресурсами в открытом море северной части Тихого океана. Это, конечно, исторический факт: меняется подход к ведению промысла в открытых водах. Мы переходим к принципу согласованности действий, то есть странам нужно учитывать требования Конвенции, вести цивилизованный промысел, основанный на научных данных и учитывающий необходимость сохранения запасов и интересы стран, прибрежных по отношению к запасам.

Маргарита КРЮЧКОВА, Fishnews

Япония. ДФО > Рыба > fishnews.ru, 17 сентября 2015 > № 1500893 Алексей Байталюк


Россия. Весь мир > Рыба > fishnews.ru, 17 февраля 2014 > № 1011352 Алексей Байталюк

Конвенция позволит регулировать тихоокеанский промысел

Присоединение России к Конвенции о сохранении и управлении рыбными ресурсами в открытом море северной части Тихого океана – это результат многолетнего труда людей, работавших над созданием этого соглашения. Специалисты ТИНРО принимали активное участие в процессе подготовки конвенции и научном обосновании позиции российской стороны с самого начала. О том, почему возникла необходимость в создании новой региональной рыбохозяйственной организации и какие преимущества от вступления в нее получит Россия, Fishnews рассказал заместитель генерального директора ТИНРО-Центра Алексей Байталюк.

– Алексей Анатольевич, чем руководствовались страны в принятии решения о создании новой организации и конвенции?

– Основанием для создания новой организации и разработки конвенции стали требования, заложенные в нескольких резолюциях Генеральной Ассамблеи ООН. Эти резолюции посвящены развитию устойчивого рыболовства и сохранению уникальных донных морских экосистем. При этом в течение нескольких лет они претерпели существенную эволюцию и трансформировались от призыва к государствам рассмотреть вопрос о введении временного запрета на пагубные виды промысловой практики, включая донный траловый промысел, к незамедлительному принятию мер для обеспечения устойчивого управления ресурсами и защиты уязвимых морских экосистем. Вплоть до прекращения выдачи рыболовным судам разрешений на донный промысел в районах, где не существует региональных рыбохозяйственных организаций. В открытых водах такой организации не было.

– Какие организации регулировали промысел в открытых водах северной части Тихого океана до сих пор?

– В открытых водах северной части океана действовало пять организаций, осуществляющих регулирование промысла рыб. Россия является участником двух из них - Северотихоокеанской комиссии по анадромным рыбам и Конвенции по сохранению и управлению ресурсами минтая в центральной части Берингова моря. К сожалению, ни одна из уже действующих организаций, учитывая формат каждой и решаемые задачи (зачастую очень обширные), не могла быть трансформирована. Слишком отличающимися оказались задачи, состав организаций и район действия конвенций и соглашений.

Именно поэтому три страны – Россия, Япония и Республика Корея провели первую встречу в 2006 году в Токио для определения перспектив создания новой рыбохозяйственной организации в северной части Тихого океана. На тот момент все эти страны либо имели историческое право ведения промысла в открытых водах, либо вели его. У нашей страны есть опыт промысла в этом районе, вылов кабан-рыбы в 1960-1970-х годах доходил до 120 тыс. тонн, и фактически мы являемся открывателями этих ресурсов. В дальнейшем к переговорам присоединились США, Канада, КНР и Тайвань. Эти семь государств сейчас и являются членами новой организации.

– Страны-участницы переговорного процесса сумели быстро найти взаимопонимание и выработать единую стратегию развития?

– Конечно, как и в ходе любого сложного дела, в ходе переговоров звучали совершенно разные мнения относительно сферы действия новой организации, трансформации стоящих перед ней задач, создания полноценного механизма контроля за промыслом в открытых водах северной части Тихого океана. К сожалению, такого механизма для всех промысловых видов не было. На начальном этапе предполагалось в первую очередь основное внимание обратить на донные виды и уязвимые морские экосистемы в районе подводных возвышенностей Императорского хребта. По итогам же в зону действия конвенции вошли и подводные поднятия северо-восточной части океана (Эйкельберг, Кобб), и пелагические виды, в том числе сайра и кальмары.

Цель этой Конвенции достаточно короткая, ясная и универсальная - обеспечение долгосрочного сохранения и устойчивого использования промысловых ресурсов конвенционного района, с применением механизмов защиты морских экосистем северной части Тихого океана, где эти ресурсы встречаются.

– То есть опыт по контролю за экосистемами и промыслом в других районах Мирового океана был перенесен в Северную Пацифику?

– Действительно, опыт других организаций в разрешении возникающих спорных моментов, формировании элементов механизмов сохранения и контроля, учитывался при разработке конвенции и сопутствующих документов. Есть наработанная другими организациями практика сохранения отдельных видов и экосистем, контроля и управления живыми ресурсами, нельзя ее не учитывать. Но механический перенос этой практики на новый район и тем более регион бесполезен. Необходима оценка возможности ее применимости в конкретных условиях. В 2007 году в рамках переговорного процесса была сформирована рабочая научная группа, куда вошли и сотрудники ТИНРО-Центра. Первой задачей ученых была выработка согласованного мнения о состоянии запасов донных рыб и определение критериев уязвимой морской экосистемы в районе подводных поднятий северной части Тихого океана, ее видов-индикаторов. Далее – разработка мер, направленных на сохранение этих систем и запасов, работа по организации сбора новых научных данных.

Основываясь на результатах этой работы, государства, участвующие в переговорах, взяли на себя добровольные обязательства по сохранению уязвимых экосистем и морских видов до вступления конвенции в силу.

– Какие конкретно обязательства взяли на себя страны добровольно?

–В первую очередь, это снижение промысловой смертности целевых видов промысла – кабан-рыбы и берикса. Для последнего ради сохранения ресурсов и устойчивого промысла необходимо снизить пресс промысла на 20%. Для этого страны отказались от вылова в некоторые сезоны, в том числе и в период нереста. Кроме того, чтобы сохранить уязвимые морские экосистемы и минимизировать возможный вред, было решено ограничить промысел на южном поднятии Императорского хребта – СН, советским рыбакам она была известна как Карандаш, – и на поднятиях севернее 45 градуса северной широты. Также было принято решение закрыть участки на северо-восточном склоне поднятия Коко, где потенциально может располагаться поселение одного из видов-индикаторов уязвимых морских экосистем.

Скорее всего, в ближайшее время будут сделаны шаги и в плане разработки мер контроля и управления промыслом пелагических видов. Эти виды сейчас более важны для российского промысла, нежели донные рыбы подводных поднятий.

– Что дает подписание этой конвенции российским рыбакам? Во многих СМИ мелькала информация, что они смогут вести там промысел, хотя наша страна вела его там и раньше.

– Очевидно, что российские рыбаки имеют право на промысел в открытых водах Тихого океана. Есть соответствующие национальные документы, регламентирующие получение разрешения на добычу. Это право основано, во-первых, на историческом принципе - промысел велся в этом районе советскими рыбаками и ведется, конечно, уже не в таких масштабах, сейчас. Здесь проводились и проводятся научные рыбохозяйственные исследования. Собственно, как раз работы ученых ТИНРО и нашли отражение в результатах работы научной группы. На протяжении большого периода лет в этом районе проводились траловые съемки, хотя в последние годы они практически свернуты.

Во-вторых, это принцип, который не может быть опровергнут – Россия является страной, прибрежной по отношению к запасам пелагических объектов. Сайра и кальмары - это трансграничные и трансзональные виды, мигрирующие из открытых вод в ИЭЗ России, где происходит их нагул, и в ИЭЗ Японии. Все остальные страны, пользователи ресурсов в открытых водах северной части Тихого океана - страны экспедиционного промысла. Создание подобной организации должно отвечать интересам прибрежных стран, так как дает возможность получать больше информации о промысле других стран.

– Тогда какие последствия могли бы быть у России, если бы она не присоединилась к конвенции?

– Полное отсутствие информации о промысле в открытых водах, отсутствие возможности влиять на принятие решений по управлению им, потеря потенциальной возможности укрепления научных и экономических связей. Негативные примеры последствий низкого интереса к таким организациям на этапе их формирования есть. В том числе и из-за этого Россия не является членом Комиссии по рыболовству в западной и центральной частях Тихого океана, сформированной в 2004 году. В сферу действия этой комиссии входит управление промыслом тунцов в тех районах, где в 1980-1990-х годах дальневосточные рыбаки ежегодно добывали около 10 тыс. тонн. Сейчас за Россией здесь не закреплены доли квот вылова тунцов. Без участия в таких комиссиях почти невозможно решить задачу по активизации российского промысла и увеличению добычи в открытых водах Тихого океана, прописанную в программных документах развития отрасли до 2020 года.

Константин ОСИПОВ, Fishnews

Алексей БАЙТАЛЮК, Заместитель генерального директора ТИНРО-Центра

Россия. Весь мир > Рыба > fishnews.ru, 17 февраля 2014 > № 1011352 Алексей Байталюк


Нашли ошибку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter