Всего новостей: 2554706, выбрано 1 за 0.061 с.

Новости. Обзор СМИ  Рубрикатор поиска + личные списки

?
?
?  
главное   даты  № 

Добавлено за Сортировать по дате публикации  | источнику  | номеру 

отмечено 0 новостей:
Избранное
Списков нет

Оленченко Владимир в отраслях: Внешэкономсвязи, политикавсе
Оленченко Владимир в отраслях: Внешэкономсвязи, политикавсе
Россия. Евросоюз > Внешэкономсвязи, политика > interaffairs.ru, 23 сентября 2016 > № 1906031 Владимир Оленченко

Россия и страны Балтии: контуры концепции двусторонних отношений

Владимир Оленченко, Старший научный сотрудник Центра европейских исследований ИМЭМО РАН, кандидат юридических наук

Предварительные замечания

При рассмотрении стран Балтии с российского угла необходим ряд уточнений. Так, представляется уместным обойтись без крайностей, в частности избегать пренебрежительного отношения к странам Балтии и одновременно не преувеличивать их значение. Обоснованно также учитывать, что значительный период истории этих стран не просто был связан с Россией, но и являлся ее составной частью, то есть их сегодняшний потенциал во всех смыслах этого слова - результат использования возможностей, дарованных Россией. В обозначенных рамках верным видится понимание отношения к странам Балтии как к весьма небольшой, но неизменно интегральной части российской внешней политики.

В настоящее время страны Балтии в российском и международном общественном сознании вызывают ассоциации главным образом последовательного антироссийского раздражителя. Прибалтийская пропаганда и правящие политики стран Балтии агрессивно позиционируют Россию как основную угрозу стабильности в регионе и мире и тиражируют тезис о вине СССР в нынешних проблемах развития Прибалтики. В 2016 году исполняется 25 лет официального отделения стран Балтии от СССР* (*В сентябре 1991 г. Президент СССР подписал указ о признании независимости прибалтийских республик, то есть юридически было установлено их отделение от Советского Союза. Основанием послужило решение Госсовета СССР от 06.09.1991 и решения Верховных Советов прибалтийских республик: Декларация о восстановлении независимости Латвийской Республики от 04.05.1990, Акт восстановления независимости Литвы от 11.03.1990, постановление «О государственной независимости Эстонии» от 20.08.1991.). Приведенные констатации служат веским основанием для проведения анализа состояния дел в Прибалтике. Перспективными видятся следующие направления анализа: становление стран Балтии в качестве самостоятельных государств; развитие российско-прибалтийских отношений; будущее стран Балтии в европейской и российской внешней политике.

Cтановление стран Балтии на современном этапе

В странах Балтии популярен тезис о том, что обретение ими независимости в 1991 году стало результатом исключительно их саморазвития. Из поля зрения выводится тот факт, что движение за независимость было лишь одним из общественных течений, возникших под влиянием политики обновления СССР, известной как «перестройка». Так, ее даты совпадают с датами, которыми оперируют историки общеприбалтийского движения за независимость (1988-1991 гг.). Национальные организации того периода, теперь олицетворяющие сторонников независимости, первоначально не содержали обращения к теме отделения от СССР даже в своих названиях: Народный фронт Эстонии (Rahvarinne), Народный фронт Латвии (Tautas Fronte), Движение за реформы Литвы (Sajūdis). Они искали поддержки друг у друга, и только позже объединившись, провозгласили идею независимости в виде совместной Балтийской ассамблеи движений за независимость (Assembly of the Baltic Independence Movements)1. Их общая программа получения независимости носила умеренный характер и была привлекательна для широких масс.

Развитие стран Балтии после обретения государственной независимости прошло несколько этапов. Начало 90-х годов прошлого столетия - разгосударствление собственности через приватизацию и реституцию. 1995-2004 годы - подготовка к вступлению в НАТО и Евросоюз. С 2004 года по настоящее время - членство в НАТО и ЕС, активное участие в деятельности обеих организаций. С 2011 года наблюдается укрепление интеграции в ЕС за счет присоединения к зоне евро: Эстония - 1 января 2011 года, Латвия - 1 января 2014 года, Литва - 1 января 2015 года.

В качестве самостоятельных государств страны Балтии в начале 90-х годов XX столетия колебались между тенденцией сохранения традиционных историко-географических связей, под которыми понимаются в том числе отношения с Россией и Белоруссией, и параллельным развитием контактов с западноевропейскими государствами. Во главу угла было выдвинуто западноевропейское направление, которое постепенно стало исключительным. Латвия, Литва, Эстония в 1995 году подали заявки на присоединение к ЕС, однако переговоры о вступлении начались в 2000 году. Пятилетняя пауза была вызвана тем, что действовавшие в то время в ЕС концепции развития не предусматривали расширения организации на Восток. Принципиальное решение было принято на саммите ЕС в 2000 году в Ницце (Франция). Членами ЕС страны Балтии стали 1 мая 2004 года. Месяцем ранее (29 марта 2014 г.) они приобрели членство в НАТО.

В настоящее время страны Балтии обладают своим профилем в ЕС и НАТО. В североатлантическом альянсе Латвия, Литва и Эстония позиционируют себя как прифронтовые государства, имея в виду географическую границу с Россией. Такая позиция стран Балтии инспирируется руководством НАТО, которое продвигает идею размещения на территории Прибалтики военных контингентов и вооружения ведущих стран-членов (США, Великобритании, Германии). Фактор внешней угрозы также активно используется во внутренней политике стран Балтии, в частности в межпартийной борьбе. В Евросоюзе страны Балтии блокируются с Великобританией, Польшей по двум наиболее актуальным вопросам: по регулированию миграционной проблемы и по антироссийским санкциям. Повышенную активность страны Балтии демонстрируют и в реализации программы «Восточное партнерство», генерируя инициативы по продвижению программы. В остальной текущей деятельности Евросоюза страны Балтии проявляются в основном по вопросам взаимоотношений с Россией, придерживаясь в целом общей линии.

Нынешние показатели развития стран Балтии, согласно статистике ЕС, в общем соответствуют их масштабам, статусу и находятся примерно на том же уровне, что и показатели стран Восточной Европы, вступивших в Евросоюз в 2000-х годах. Основным двигателем формирования их ВВП выступают иностранные компании, они же за вычетом налогов и фискальных платежей и потребляют прибыль. Место стран Балтии в ЕС в определенной мере отражают цифры их населения.

Население стран Балтии и его доля в ЕС по состоянию на 01.01.2015

EC

(28 государств)

Зона евро

(19 государств)

Эстония

Латвия

Литва

Млн. чел.2

508,450

338,471

1,313

1,986

2,921

Процент3

100

66

0,3

0,4

0,6

Нынешний статус стран Балтии

Резонно с учетом изложенного задаться вопросом: как верно квалифицировать страны Балтии? В силу определенной инерции мы продолжаем называть их постсоветскими, имея в виду их происхождение из состава СССР. Из этого вытекает желание применять к ним мерки постсоветских стран так, как будто они входят в СНГ и испытывают временами затруднения в выборе путей дальнейшего развития. Структура же стран Балтии, их экономик, внешняя политика определяются тем, что они являются полноценными членами военно-политической организации НАТО и экономической - Евросоюза. В то же время отсутствуют полные основания считать страны Балтии однозначно странами западноевропейского типа.

Обратимся к показателю соотношения политических сил в Латвии, Литве, Эстонии. Характерно, что на всех парламентских или муниципальных выборах ни сторонники западного выбора, ни сторонники традиционного историко-географического пути никогда не завоевывали абсолютного большинства. Обычным для прибалтийских правительств является коалиционный состав, где радикалы с той или другой стороны консолидируются с умеренными силами. Из этого следует, что в странах Балтии существует примерный баланс сил сторонников и противников западного и традиционного историко-географических путей развития. Более углубленный ретроспективный взгляд на динамику указанного баланса свидетельствует, что он сложился давно и приобрел вид своего рода традиции. Следовательно, страны Балтии можно квалифицировать как страны смешанного типа, в которых в относительно равной мере присутствуют российское (географически-историческое) и западное начала.

Видимо, рационально было бы и нам, и западникам принять эту истину, смириться и в согласии с ней выстраивать дальнейшие отношения с Прибалтикой с обеих сторон. Несомненно, что Россия и Запад оперируют разными образами стран Балтии. С российской стороны отмечается стремление к объективной оценке роли этих стран в международной политике и экономике, вытекающей из их скромного потенциала. С западной же стороны насаждаются образы Давида и Голиафа, под которыми понимаются соответственно страны Балтии и Россия. Шагом в сближении российского и западного понимания значения стран Балтии могла бы стать некая унификация их названия. В России широко распространено понятие «Прибалтика», которое отражает ее действительное российское восприятие, ассоциируемое в основном с летним отдыхом. Наиболее подходящим аналогом, исходя из географического положения и масштабов Прибалтики, видится на английском языке понятие «Baltic strip»* (*«Strip» в переводе с английского означает «полоса». Предлагаемое обозначение учитывает общую конфигурацию стран Балтии - они расположены рядом друг с другом вдоль побережья Балтийского моря, их географическое положение действительно напоминает полосу между Россией (в случае с Литвой и Белоруссией) и Балтийским морем, масштабы их территории дают основания воспринимать эту территорию именно как полосу.). Введение его в оборот Запада представляется практичным, так как это помогало бы западным партнерам при намерениях антироссийской риторики всегда верно осознавать, о чем собственно идет речь, и отдавать себе отчет в малой обоснованности предметной пользы для России приписываемых ей претензий на Прибалтику. В более широком виде понятие «Baltic strip» пригодилось бы международному общественному мнению для понимания того, вокруг чего устраивается политическая и военная истерия.

В то же время требует дополнительного изучения стереотип так называемой консолидированной общности стран Балтии, который достаточно широко распространен на постсоветском пространстве, а также в Европе и США. В основном он связан с их схожими позициями по ряду международных вопросов, особенно близкими в части построения и поддержания конфронтации с Россией. Однако если данный аспект вынести за скобки, то довольно затруднительно обнаружить элементы, объединяющие страны Балтии. Они различаются этнически (к примеру, Эстония относится к финноугорской группе, которая родственна Финляндии и далека от Латвии и Литвы), существует дистанция в конфессиях (население Литвы - католики, Латвии - классические протестанты, Эстония - лютеранская ветвь протестантизма), у правящих элит разные географические ориентиры (Эстония - Финляндия, Литва - Польша, Латвия - Германия). Невидимые границы существуют и на бытовом уровне. Так, численность жителей каждой из стран Балтии, постоянно проживающих в соседних прибалтийских республиках, колеблется на уровне 3%. Достаточно формальный характер носит общий парламентский орган - Балтийская ассамблея, которая рассматривает в основном отношения с Россией.

Трудовые ресурсы стран Балтии

Движение трудовых ресурсов в странах Балтии после обретения независимости имело несколько направлений. Наиболее очевидное было связано с отъездом из Прибалтики русскоязычных специалистов. Оно происходило под влиянием двух обстоятельств. С одной стороны, из-за дискриминации русскоязычного населения, с другой - из-за деиндустриализации, выражавшейся в закрытии хозяйственных структур, где работали русскоязычные специалисты. Другое направление - эмиграция, вызванная безработицей и снижением уровня жизни. Здесь большинство составило коренное население, которое эмигрировало в основном в Великобританию, Ирландию, Германию, где находило себе применение в сфере неквалифицированного труда.

Уровень безработицы в странах Балтии по состоянию на 01.01.2015 в % к трудовым ресурсам4

EC

(28 государств)

Еврозона

(19 государств)

Литва

Эстония

Латвия

9,4

10,9

9,1

6,2

9,9

Что касается уровня эмиграции, то законодательство стран Балтии не содержит четких определений эмигранта, придерживаясь двух пунктов. К эмигрантам может быть отнесен гражданин, отсутствующий в стране более года. Второй пункт - если гражданин себя заявит местным властям эмигрантом. Понятно, что получить ясную статистику при таких подходах невозможно. Оппоненты нынешних прибалтийских властей завышают цифры эмиграции, а сторонники - занижают. Обе стороны сходятся в том, что эмиграция находится на уровне не менее 10-15% от населения. Поскольку эмигрируют трудоспособные, то вполне можно соединить обе цифры и получается, что в среднем постоянно не востребованы 20-25% трудовых ресурсов. Возникают вопросы к структуре прибалтийских экономик, перспективам численности их населения, источникам формирования ВВП и статьям его распределения.

Попытки концептуальных подходов к отношениям России и стран Балтии

Российская и прибалтийская стороны после распада Советского Союза предложили друг другу концепции поддержания двусторонних отношений. Россия опиралась на тезис примата экономических отношений над политическими и наращивала инвестиции в страны Балтии, предполагая, что их объем и масштаб будут служить убедительным аргументом в пользу сохранения прибалтийскими государствами широких отношений с российским соседом. Страны Балтии же популяризировали тезис о том, что в силу своей бывшей близости с Россией они могут представлять собой естественный «мост» (имеется в виду связующее звено) в отношениях между Россией и Западом.

Обе концепции потерпели фиаско. Первой оказалась несостоятельной прибалтийская. Страны Балтии не смогли взять верный тон в диалоге с Россией, заняв позицию не посредника, а безапелляционного ретранслятора западных мнений. Окончательно концепция утратила значение после присоединения стран Балтии к НАТО и ЕС, так как отношения России регулировались с обеими организациями специальными соглашениями и не было необходимости дополнять их механизмом прибалтийского «моста».

Российская концепция примата экономических отношений также не выдержала испытания, что стало понятным после появления «Третьего энергопакета» ЕС, принятого в 2009 году и создававшего предпосылки к свертыванию российского экономического присутствия в Прибалтике. Концепция примата экономических отношений пришла к очевидной неэффективности в 2014 году после введения Евросоюзом антироссийских санкций. В качестве утешительного момента можно отметить, что несостоятельность концепции примата экономических отношений касалась не только стран Балтии, но и в целом отношений с Западом.

Русскоязычное население Прибалтики

Особым аспектом отношений России со странами Балтии является тема русскоязычного населения в Прибалтике. Русскоязычное население проживает во многих странах мира, но страны Балтии выделяются тем, что в своих юрисдикциях последовательно проводят дискриминацию русскоязычного населения по этническому признаку, то есть официальными властями насаждается и поддерживается разделение населения на коренное и русскоязычное.

По мнению некоторых экспертов, в частности германских, размежевание населения по этническому признаку в странах Балтии имело искусственный характер, направленный на то, чтобы обособить русскоязычное население от процесса разгосударствления социалистической собственности и создать в ходе приватизации преимущественные права коренному населению. Кроме того, культивируется информационная изоляция как русскоязычного, так и всего населения стран Балтии от российских СМИ. В целом создается и искусственно поддерживается атмосфера русофобии. Ведущие европейские структуры (Совет Европы, ЕС) уклоняются от объективной оценки перечисленных аспектов, характеризующих положение русскоязычного населения в странах Балтии.

Незначительный перелив коренного населения между Латвией, Литвой, Эстонией, конфессиональные, исторические различия, политика героизации нацизма приводят к тому, что русскоязычное население выступает практически единственным консолидирующим фактором стран Балтии, особенно в части культуры, образования, социальной политики, проводником здравого смысла и межконфессионального равновесия.

Для России является естественной забота о своих соотечественниках, оказание им помощи, содействие в отстаивании их прав, преодоление дискриминации, изменение атмосферы розни, насаждаемой местными властями и радикальными силами. В частности, перспективным видится направление дальнейшей деятельности на восстановление прав русскоязычного населения, попранных в ходе приватизации, и истребование от властей компенсации русскоязычным специалистам приватизированных предприятий за неполученную выгоду от приватизации.

Претензии стран Балтии к России

Почти сразу после обретения независимости часть прибалтийских политиков, которые не обладали потенциалом наполнять конструктивным содержанием самостоятельность стран Балтии, сосредоточились на выдвижении претензий к СССР, а затем и к России как его правопреемнице. Их суть формулировалась так. Если бы не членство в Советском Союзе, страны Балтии по социально-экономическому развитию находились бы на уровне Швеции, Финляндии, а возможно, и Германии. Соответственно, по этой логике, необходимо было истребовать у России финансовую компенсацию в виде разницы ВВП.

Среди сторонников идеи выделялся своей одиозностью литовский политик В.Ландсбергис, который, эксплуатируя лозунг претензий к СССР-России, настойчиво продвигал Литву на роль лидера среди стран Балтии. Тезис сдерживания Советским Союзом потенциала прибалтийских республик не нашел подтверждения - за истекшие 25 лет независимости стран Балтии резкого качественного скачка в их социально-экономическом развитии не произошло, они просто утвердились в группе аутсайдеров Евросоюза и в целом Европы.

Выдвижение претензий подразумевает вопрос ответственности. Следовательно, углубление в эвентуальную тему компенсаций от России резонно вести от программы независимости, выдвинутой в 1990-х годах рядом прибалтийских политиков и послужившей основанием отделения Прибалтики от СССР.

Фактическое выполнение программы прибалтийских движений за независимость

Имеет смысл напомнить содержание программы движений за независимость прибалтийских республик и нам, и прибалтийской политической элите, и внешним спонсорам стран Балтии:

1. Борьба за право на самоопределение и государственный суверенитет.

2. Восстановление и укрепление независимости стран Балтии.

3. Поэтапная демилитаризация Прибалтики.

4. Экономическая безопасность стран Балтии и формирование их общего рынка.

5. Гармонизированная внешняя политика и внешняя торговля.

6. Формирование общего для стран Балтии информационного пространства5.

За более чем 25-летнее существование программы движений за независимость ни один из ее пунктов полностью не был выполнен, а большая часть программы была переиначена. Так, деятельность прибалтийских политиков по первому и второму пунктам прервалась отделением от СССР и не получила должного продолжения по формированию реальной независимости и действительного государственного суверенитета, то есть самостоятельной и отвечающей национальным интересам политики. Страны Балтии перешли под экономический протекторат Северной Европы, затем Евросоюза, а политически - растворились в НАТО и Евросоюзе.

Грубо искажен третий пункт о демилитаризации Прибалтики. Вопреки программе страны Балтии вступили в военный блок НАТО и в настоящее время реализуют установки альянса по превращению своей территории в военный плацдарм противостояния с Россией. По четвертому пункту лозунг экономической безопасности обратился в то, что страны Северной Европы провозгласили Прибалтику сегментом своего внутреннего рынка (home market), а прибалтийские правители так и не решились это оспорить. Как признает большинство прибалтийских и международных экспертов, экономическая безопасность стран Балтии в настоящее время во многом зависит от финансово-экономического состояния стран Северной Европы.

Что касается идеи общего прибалтийского рынка, то объем торговли между странами Балтии остался на том же уровне, на котором он фиксировался в бытность их в составе Советского Союза - 5-8% от внешней торговли каждой из прибалтийских республик. По пятому пункту наблюдается откровенный парадокс. Гармонизированной прибалтийскую внутреннюю и внешнюю политику можно было назвать лишь тогда, когда страны Балтии находились в составе СССР: она была сбалансированной и не конфронтационной. Во внешней сфере прибалтийские республики поддерживали нормальные деловые отношения со всеми странами. Во внутренней - отмечалось верное сочетание социального, экономического, идеологического аспектов. В настоящее время ни правящим прибалтийским политикам, ни прибалтийской оппозиции не придет в голову характеризовать внешнюю и внутреннюю политику стран Балтии гармонизированной.

По шестому пункту из многочисленных пониманий слова «общий» прибалтийские правители выбрали самое узкое - «огороженный, изолированный». Таковым сейчас является прибалтийское информационное пространство. Более того, ему придали оттенок милитаризованного информационного пространства, так как его формируют согласно нормативам НАТО.

В этой связи уместна необходимость уточнения причин невыполнения программы независимости. Либо авторы программы были неискренни и вводили в заблуждение население, либо искренне верили в программу, но не смогли удержать власть в своих руках. Здесь важно то, что решение об отделении прибалтийских республик от СССР принималось на основе указанной программы. Правомочным представляется изучение вопроса о том, может ли игнорирование программы независимости служить поводом для рассмотрения возможности отмены решения о предоставлении независимости. В этом контексте выдвигаемые прибалтийскими республиками к России претензии о материальной компенсации за время членства в СССР означают не что иное, как скрытое стремление снять с себя ответственность за неумение управлять странами Балтии в интересах населения и самоуправство по отношению к программе независимости. Такую постановку вопроса признают объективные прибалтийские исследователи. К примеру, один из них нашел возможным даже посвятить этому книгу6.

Западные векторы отношений России и стран Балтии

На этом фоне недавно проявились несколько неожиданных фактов. Первый - в ходе президентских праймериз в США участник от Демократической партии Х.Клинтон отметила, что США нельзя ослаблять внимание к странам Балтии, иначе те сразу повернутся к России, назвав наиболее уязвимой Латвию* (*На съезде Демократической партии США в июле 2016 г. Х.Клинтон утверждена кандидатом от партии на выборах американского президента 08.11.2016. ). Второй - представители прибалтийской элиты стали использовать тезис о том, что Россия недостаточно боролась за страны Балтии и поэтому они от нее удалились. Третий - на академическом уровне поступил в обращение тезис о том, что прибалтийская культура и менталитет не полностью тождественны западноевропейским и нельзя исключать их реверсивного движения в сторону России. Тезис сформулировал Андрейс Плаканс - американский ученый латышского происхождения7. Судя по всему, он не одинок в своих наблюдениях, так как широко рецензировал свой труд среди представителей стран Балтии в академических кругах США, Скандинавских стран, Германии. В ряд с отмеченными фактами встраивается недавнее заявление Д.Трампа - официального кандидата от Республиканской партии США на выборах американского президента 8 ноября 2016 года о том, что он, в случае избрания президентом США, не будет реагировать на обращения стран Балтии в автоматическом режиме.

Заявление Д.Трампа дает повод и создает основание вести в аналогичном ключе диалог с прибалтийской элитой. Сейчас она привыкла к нашим увещеваниям и отношению, которое образно можно назвать отеческим, когда родители многое прощают капризным подросткам, но, к сожалению, при таком подходе у подростков зачастую начинают формироваться дурные наклонности. Пора одернуть! Видимо, к этой мысли приходят не только в России, но в США и Евросоюзе.

Перечисленное можно расценить как побуждение России к соперничеству за страны Балтии. Вряд ли целесообразно принимать это приглашение. Оно контрпродуктивно для всех потенциальных участников: и для России, и для Запада, и для стран Балтии. Подоплека реверансов к России кажется очевидной - западным странам, прежде всего США, нужна аргументация для усиления своего присутствия на российских границах. Основной изъян нынешнего положения стран Балтии видится в одновекторности их развития в том смысле, что они частично огораживаются от традиционных историко-географических связей. В этом контексте эвентуальное соперничество между Россией и Западом приобретает характер борьбы за утверждение только своего вектора для стран Балтии. Перспективным же для России видится содействие возвращению стран Балтии к многовекторной внешней политике и применению в Прибалтике принципа нейтралитета, начав с их демилитаризации, что, собственно, было краеугольным камнем общеприбалтийской программы за обретение государственной независимости в 1988-1991 годах. При такой постановке вопроса страны Балтии были бы действительно самостоятельны, стабильны, предсказуемы и не воспринимались бы источником агрессивности. Другими словами, страны Балтии излечились бы от навязчивой идеи искать причины неудач внутренней и внешней политики в фантазиях на тему российской угрозы.

Грубо говоря, России незачем идти по пути Евросоюза и брать страны Балтии на довольствие. В свое время США провели изящный маневр, возложив на Евросоюз заботы по полному содержанию своих политических союзников - прибалтийских стран и стран Восточной Европы. Вряд ли России нужны политические союзники в статусе экономических иждивенцев.

Возможности российского бизнеса в странах Балтии

Для оценки возможностей российского бизнеса в Прибалтике полезно сопоставить риторику и предметные действия России и стран Балтии в двусторонних отношениях. Безусловно, в диалоге преобладает конфронтация, но страны Балтии заметно опережают Россию в части практических конфронтационных шагов. Вот наиболее яркие примеры. Страны Балтии наряду с Польшей и Великобританией не только выступают за продолжение режима санкций ЕС в отношении России, но и предлагают придать санкциям характер «нормальных» рабочих отношений. Литовские власти побудили «Газпром» продать свои активы в Литве. Проводится политика огораживания в виде сооружения на латвийско-российской границе линии заграждения. Аналогичное мероприятие готовится эстонскими властями. Этот перечень можно продолжить. Признаки названных действий просматривались уже в начале второго десятилетия нынешнего века.

В этой связи российские прямые инвестиции не имеют четкой перспективы. Российский капитал в Прибалтике находится как бы в тисках. В политическом плане он подвергается массированному давлению со стороны местных властей, которые широко используют инструменты русофобии и дискриминации. В экономическом отношении российские инвесторы получают относительные возможности развиваться только в тех отраслях и областях, где они не составляют конкуренцию североевропейскому капиталу, который, как показывает практика, недобросовестно подавляет своих соперников.

До последнего времени российский капитал направлялся в основном в ТЭК (Латвия, Литва, Эстония), железнодорожный транспорт (Эстония), металлообработку (Латвия). После введения в действие «Третьего энергопакета» российский капитал категории ТЭК ушел из Литвы и уходит из Латвии и Эстонии.

Сделки слияния и поглощения в основном происходят за счет поглощения предприятий российского капитала. Редкий пример создания плацдарма для выхода на рынок ЕС демонстрирует российская компания «Победа» (ЗСТ в Вентспилсе). На этом фоне, по оценке прибалтийских экспертов, наибольшим инвестиционным объемом присутствия российского капитала в Прибалтике стала обладать недвижимость, в основном жилая. Портфельные инвестиции из России присутствуют во всех странах, но не составляют конкуренции ни местному, ни доминирующему в Прибалтике североевропейскому капиталу.

Перспективы развития ситуации в Прибалтике

Следует исходить из ряда ключевых характеристик ее сегодняшнего состояния. Главная констатация видится в том, что нынешняя политика стран Балтии носит откровенно одновекторный характер. Одновременно бесспорной тенденцией выступает нарастание конкуренции между Латвией, Литвой, Эстонией. Этот феномен имеет естественное основание, так как прибалтийские экономики являются однотипными по построению ВВП: преобладают транспортные, торговые, коммерческие, финансовые услуги, заметную роль играет сельское хозяйство. Другим источником конкуренции выступает то, что страны Балтии являются дотационными экономиками и их маневр во многом зависит от объемов финансирования, поступающего извне.

Кроме того, прибалтийские исследователи отмечают, что североевропейские финансовые учреждения все шире влияют на конкурентоспособность прибалтийских производителей, отдавая предпочтение одним и обделяя вниманием других. Пример соперничества - кондитерские компании «Калев» из Эстонии и «Лайме» из Латвии, когда для второй фирмы североевропейцы создают трудности с кредитованием, чтобы она не опередила первую.

Становится фактом то, что североевропейский капитал, профессионально и компетентно осваивающий прибалтийский рынок, исчерпал ресурс свободного хода и подошел к черте внутривидовой конкуренции. К примеру, Финляндия за счет прокладки энергокабелей в Эстонию приобрела там доминирующие позиции. Аналогичные действия предпринимает Швеция в Литве также за счет прокладки энергокабеля. И в том и другом случае речь идет о поставках электроэнергии, вырабатываемой на финских и шведских АЭС. Швеция и Финляндия не скрывают планов по освоению энергорынка Латвии с территории Эстонии и Литвы. Следовательно, по оценке экспертов, ожидается обострение конкуренции между шведскими и финскими поставщиками, что так или иначе отразится на экономической и политической жизни стран Балтии.

В военно-политическом плане наблюдается формирование прибалтийского военного плацдарма НАТО. Привнесение военного элемента и распространение атмосферы военного противостояния повлечет за собой ужесточение внутренних условий общественной и политической жизни стран Балтии. Признаки ограничения инакомыслия множатся в Латвии и Литве.

На постсоветском пространстве страны Балтии все больше утверждают себя в качестве носителей и проводников идеологии «Восточного партнерства» ЕС, то есть переориентации постсоветских республик с членства в СНГ на ассоциацию с ЕС.

Российская стратегия для отношенийсо странами Балтии

Для России оптимальные условия поддержания и развития отношений со странами Балтии видятся в следующем. Побуждение стран Балтии к выработке и обнародованию внятной внутренней политики в социальной и экономической сферах, в которых было бы ясно обозначено место и роль отношений с Россией. В настоящее время российское направление отсутствует в официальных перечнях внешнеполитических приоритетов стран Балтии. Необходимо систематически выдвигать требования к странам Балтии для обеспечения российским инвестициям в Прибалтике надлежащих условий. Они должны быть свободны от политической конъюнктуры. Им должна быть гарантирована конкуренция, равная с другим иностранным капиталом, прежде всего североевропейским.

Следует стремиться к тому, чтобы придать развитию стран Балтии в региональном аспекте многовекторный характер, при котором ни национальный прибалтийский капитал, ни российские инвесторы не были бы вынуждены при выстраивании двусторонних контактов постоянно оглядываться на идеологические нюансы и североевропейское экономическое присутствие в Прибалтике. Многовекторное развитие стран Балтии стимулировало бы в регионе движение туризма, капиталов, услуг, товаров. Имеет смысл больше делать упор на то, что русскоязычное население является надежным консолидирующим фактором для стран Балтии. Вести дело не только по регулированию сегодняшнего режима проживания русско-язычного населения.

Отправным моментом видится восстановление прав русскоязычного населения, попранных в 90-х годах ХХ столетия. В частности, видимо, надо ставить вопрос о компенсациях для российских специалистов, отстраненных от процессов приватизации и реституции. Перспективно сведение до минимума военной деятельности в Прибалтике с ориентиром на принятие нейтралитета для стран Балтии, имея в виду, что в широком контексте это уменьшало бы поводы для напряженности в отношениях Россия - Запад, а в узком - позволило бы прибалтийской элите и населению сосредоточиться на обеспечении национального благосостояния.

Гарантами нейтралитета могли бы выступить страны-соседи, среди которых присутствуют и нейтральные страны (Финляндия), и страны НАТО (Польша), и страны ОДКБ (Россия, Белоруссия). Появился бы интересный опыт укрепления доверия между европейскими странами разной принадлежности. В более широком плане целесообразно внести в повестку диалога со странами Балтии в целом тему выполнения программы движений за независимость прибалтийских республик, побуждая и западных партнеров, и прибалтийскую элиту рассматривать состояние и перспективы дел в Прибалтике через призму этой программы.

Сценарии будущего стран Балтии

Первый - сохранение нынешних доминирующих в Прибалтике тенденций и их кристаллизация. Пределы этого варианта просматриваются - постепенный упадок системообразующих отраслей национальных экономик (услуги, транзит и сельское хозяйство) за счет сокращения их востребованности и постепенная трансформация в направлении обслуживания деятельности иностранного капитала. Обозначенный вариант вполне возможен. Реалии взаимоотношений России и ЕС показали и доказали, что экономическая составляющая для наших партнеров не просто вторична, но и несущественна.

Второй сценарий - выравнивание отношений с Россией и поддержание их на уровне, позволяющем вести политический диалог и развивать экономические связи. Здесь имеется солидный потенциал реализации, поскольку такой вариант отвечал бы и интересам России.

Третий сценарий - сближение с Россией и выстраивание с ней отношений, близких к отношениям России с Белоруссией. Этот вариант можно рассматривать лишь как гипотетический.

Факторы, формирующие сценарии, многочисленны. Наиболее значимые из них - интересы национального капитала, деятельность местной политической элиты, стратегия НАТО в регионе, горизонты развития ЕС, видение ситуации в странах Балтии североевропейским капиталом, евроатлантические ориентиры для Европы. Следовательно, скорее всего, доминировать будет сценарий сохранения сегодняшней ситуации. Ее видоизменение может произойти после стратегических подвижек в отношениях России и Запада.

Вместе с тем не следует недооценивать неизбежный рост прибалтийского национального самосознания и усиление влечения к власти той категории прибалтийских политиков, которых называют государственниками, то есть ставящих во главу угла не привносимые извне установки, а именно чаяния населения без разделения его на коренное и другое. Появление рано или поздно среди прибалтийских политиков настоящих независимых личностей, способных решительно отстаивать действительно национальные интересы, может быстро и радикально поменять ситуацию в Прибалтике и вокруг нее, а следовательно, восстановить ее региональный и международный авторитет и повысить ее привлекательность как независимого партнера.

 1См.: Сайт Балтийской ассамблеи // http://baltasam.org/en/history/pre-histor

 2http://ec.europa.eu/eurostat/tgm/table.do?tab=table&init=1&language=en&pcode=tps00005&plugin=1

 3Ibid.

 4Ibid.

 5См.: Сайт Балтийской ассамблеи...

 6Зелменис Я. Маятник богатства. Рига: Goldberg Trust, 2015.

 7Плаканс А. Краткая история стран Балтии. М.: Весь мир, 2016.

Россия. Евросоюз > Внешэкономсвязи, политика > interaffairs.ru, 23 сентября 2016 > № 1906031 Владимир Оленченко


Нашли ошибку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter