Всего новостей: 2606896, выбрано 3 за 0.064 с.

Новости. Обзор СМИ  Рубрикатор поиска + личные списки

?
?
?  
главное   даты  № 

Добавлено за Сортировать по дате публикации  | источнику  | номеру 

отмечено 0 новостей:
Избранное
Списков нет

Осадчий Станислав в отраслях: Внешэкономсвязи, политикаФинансы, банкивсе
Осадчий Станислав в отраслях: Внешэкономсвязи, политикаФинансы, банкивсе
Россия. Кипр > Внешэкономсвязи, политика > interaffairs.ru, 30 мая 2017 > № 2220927 Станислав Осадчий

Россия подтверждает готовность к активному содействию в решении кипрского вопроса

Станислав Осадчий, Чрезвычайный и Полномочный Посол России на Кипре

В ходе своей профессиональной карьеры мне довелось стать свидетелем исторических событий в Республике Кипр. В памяти живы воспоминания о трагических для кипрского народа июльских днях 1974 года. Работая в то время в посольстве СССР на Кипре, наблюдал за переворотом и последовавшей за ним военной операцией турецкой армии, которая и привела к насильственному разделу островного государства на греческий и турецкий секторы.

Мы, советские дипломаты, не оставались безучастными к процессам, происходившим на острове, демонстрировали приверженность поиску справедливого, устойчивого и долгосрочного мирного урегулирования на Кипре на основе того выбора, который определят сами кипрские общины. В отличие от других государств, наша страна заняла тогда твердую и последовательную позицию в пользу независимости острова, и эта позиция не претерпела каких-либо конъюнктурных изменений до сегодняшнего дня.

Обращаясь к истокам всех кипрских проблем, следует сказать, что, получив независимость в 1960 году, Республика Кипр столкнулась с рядом трудностей межобщинного взаимодействия. Прежде всего это выразилось в попытках нахождения баланса для эффективного функционирования государственного аппарата, силовых структур, а также бюджетно-финансового планирования. Более того, уже тогда ряд западных стран пытались навязать Кипру вхождение в НАТО и размещение на острове миротворческого контингента Североатлантического альянса, в качестве якобы единственного способа обеспечения безопасности обеих общин в этот период. При поддержке Советского Союза руководству Республики Кипр удалось добиться закрепления важного решения - учреждения миротворческой миссии на острове (резолюция СБ ООН 186 от 1964 г.).

Имевшие место на острове негативные процессы не могли не вызывать опасений в Москве. 7 февраля 1964 года СССР выразил политическую поддержку правительству архиепископа Макариоса, а также готовность наладить поставки оружия и военной техники, одновременно обвинив Запад в подрыве суверенитета, независимости и нейтралитета Кипра. Советское правительство не скрывало своей обеспокоенности вмешательством Афин во внутриполитическую обстановку на острове и готовившимся «энозисом» (объединение Кипра с Грецией).

События на Кипре вплоть до военного переворота и вторжения Турции в 1974 году развивались по двум направлениям: предпринимались попытки решения проблемы при посредничестве ООН в рамках межобщинных переговоров и одновременно осуществлялся двусторонний диалог между Анкарой и Афинами при посредничестве западных держав. Ни то ни другое не дало результатов. Более того, вокруг Кипра сгустились тучи с приходом к власти в Греции в 1967 году «хунты черных полковников», а также после военного переворота в Турции в 1971 году. Показательно, что весьма лояльной была реакция на оба этих события со стороны стран НАТО. В ходе визита Президента Макариоса в Москву (2-9 июня 1971 г.) руководство СССР вновь заверило его в поддержке суверенитета и территориальной целостности Кипра, а также его независимого внешнеполитического курса в те непростые для республики времена.

Но вернемся к событиям 1974 года. После свержения правительства Макариоса 15 июля 1974 года советское правительство немедленно осудило организаторов путча. 17 июля, выступая на экстренном заседании Совета Безопасности ООН, советский представитель В.С.Сафрончук заявил, что СССР решительно осуждает вооруженный путч и выступает за однозначную поддержку законного правительства Макариоса. Представители Англии и США тогда ограничились в своих выступлениях призывами к сторонам «соблюдать сдержанность» и под предлогом того, что в распоряжении Совбеза нет достаточной информации о положении на Кипре, высказались за отсрочку дальнейшего обсуждения вопроса. Советское правительство в заявлении от 18 июля 1974 года осудило позицию НАТО, которая сделала невозможным осуществление эффективных мер по пресечению действий против Кипра. Москва поддержала принятие Советом Безопасности ООН резолюции 353 (20 июля 1974 г.), требовавшей прекратить иностранную интервенцию и вывести с территории кипрского государства все иностранные войска.

Яркой иллюстрацией того, что наша страна не оставалась безучастной к кипрской трагедии 1974 года, являются заголовки отдельных местных газет того времени: «Впечатляющее вмешательство России» («Агон», 8 августа 1974 г.), «Москва предлагает созвать международную конференцию под эгидой ООН с участием постоянных членов СБ ООН» («Филелефтерос», 23 августа 1974 г.), «Организация Красного Креста СССР направила гуманитарную помощь греко-кипрским беженцам» («Харавги», 24 августа 1974 г.), «Советская газета «Правда»: «Решение не должно обсуждаться за спиной народа Кипра» («Таррос», 26 августа 1974 г.), «СССР настаивает на срочном и кардинальном решении кипрской проблемы в интересах кипрского народа» («Махи», 20 сентября 1974 г.), «Ильичев: Россия не будет сторонним наблюдателем, она не бросит Кипр» («Агон», 21 сентября 1974 г.), «Брежнев: Кипрская проблема должна быть решена в рамках ООН и с международными гарантиями» («Харавги», 26 сентября 1974 г.).

В заявлении советского правительства от 29 июля 1974 года было прямо сказано: «Определенные круги НАТО делают самостоятельную государственность и территориальную целостность Кипра предметом циничного торга ради укрепления своих военно-стратегических позиций в Восточном Средиземноморье. При этом не останавливаются перед тем, чтобы произвольно определять будущее кипрского народа за его спиной в ущерб его коренным жизненным интересам».

В заявлении советского правительства от 23 августа 1974 года указывалось на провал попыток урегулировать кипрскую проблему в узком кругу государств - членов НАТО и выдвигалось предложение о созыве в рамках ООН международной конференции для урегулирования конфликта с участием Кипра, Греции, Турции и всех стран - членов Совета Безопасности ООН. Уже тогда возникла идея об обеспечении эффективных международных гарантий независимости, суверенитета и территориальной целостности Республики Кипр. Эта идея актуальна и по сей день.

Российская сторона занимает предельно ясную позицию по вопросу ликвидации системы гарантий. Как известно, эта система предусмотрена навязанными киприотам Цюрихско-лондонскими соглашениями 1959 года. Оптимальными гарантиями для объединенного Кипра являются гарантии Совета Безопасности ООН. Иными словами, безопасность Кипра должна гарантироваться коллективным органом - Советом Безопасности ООН, а не двумя-тремя государствами в соответствии с их интересами. В этом контексте Россия как постоянный член СБ ООН готова подключиться к решению кипрской проблемы.

Считаю нужным напомнить об обстоятельствах обсуждения кипрского вопроса в СБ ООН в 2004 году. Тогда англо-американский проект резолюции по Кипру был вынесен на голосование в авральном порядке без детального рассмотрения членами СБ ООН и вопреки желанию кипрских сторон. Было нарушено достигнутое ранее при участии Генерального секретаря ООН понимание, что голосование должно состояться после проведения референдумов в обеих частях Кипра по так называемому «плану Аннана». В «продавливании» резолюции по Кипру за несколько дней до референдумов прослеживалась откровенная попытка навязать этот план киприотам. В сложившейся ситуации Россия была вынуждена прибегнуть к праву вето в соответствии со своими прерогативами постоянного члена СБ ООН. Российская позиция, как известно, получила однозначную поддержку со стороны кипрского правительства и лидера турко-кипрской общины Рауфа Денкташа.

Однако в западном экспертном сообществе сегодня нередко итоги голосования в СБ ООН интерпретируются через призму голословного обвинения России в стремлении подорвать переговорный процесс на Кипре. И это - часть пропагандистской антироссийской кампании, которая приобрела глобальный характер и была привнесена и на Кипр. Не раз киприоты становились заложниками закулисных игр третьих стран, которые Москва всегда осуждала. Позиция нашей страны, как и 50 лет назад, остается неизменной: попытки навязать готовые решения кипрского вопроса извне губительны для киприотов.

Россия последовательно выступает, как уже отмечалось, за прочное, справедливое и жизнеспособное решение проблемы Кипра. Всеобъемлющее урегулирование на острове путем создания двухобщинной, двухзональной, федерации с единой международной правосубъектностью в соответствии с параметрами, закрепленными в резолюциях ООН по Кипру, отвечало бы интересам всех киприотов.

С весны 2015 года, на протяжении 22 месяцев, на острове велись внутрикипрские переговоры под руководством лидеров двух общин и при посредничестве ООН. По многим аспектам урегулирования был достигнут прогресс. Промежуточным итогом переговоров стал созыв международной конференции по Кипру 12 января этого года в Женеве, в ходе которой впервые за 42-летнюю историю кипрского конфликта за стол переговоров сели лидеры разделенного Кипра и высокопоставленные представители стран-гарантов - Греции, Турции и Великобритании. Состоялся обмен картами обеих сторон по территориальному разграничению, прошло обсуждение вопросов гарантий и безопасности острова.

И все же греки- и турки-киприоты не смогли прийти к согласию по ряду внутренних вопросов урегулирования (ротационное президентство, возврат захваченной собственности и т. д.), внешним аспектам - как гарантировать независимость Кипра (турки настаивают на сохранении гарантий Анкары), как решать вопросы пребывания иностранных - турецких и греческих - войск на острове. В попытке найти развязки по этим вопросам лидеры общин решили «спустить» переговоры на уровень технических экспертов. Но и это не принесло ощутимых результатов.

Переговоры по кипрскому урегулированию были прерваны после того, как 10 февраля этого года Палата представителей Кипра приняла решение о проведении в греко-кипрских школах дней памяти «энозиса» (в январе 1950 г. при английском колониальном господстве церковные власти организовали референдум по вопросу о присоединении Кипра к Греции, на котором 95,7% кипрских греков высказались в пользу «энозиса»).

Турки-киприоты потребовали отмены этого решения Палаты представителей Кипра и отказались возвращаться за стол переговоров. Греки-киприоты, в свою очередь, призвали своих партнеров не драматизировать ситуацию и продолжить поиски урегулирования на Кипре. Посетивший с визитом Север Кипра министр иностранных дел Турции М.Чавушоглу в еще более решительных тонах настаивал на том, чтобы лидер греческой общины осудил и отменил принятое решение. Одновременно он потребовал принять турко-кипрские предложения об обеспечении эффективного участия турок-киприотов в управлении будущим государством, включая ротационное президентство. В противном случае, по его мнению, ООН и ЕС должны признать существование на острове двух отдельных государств - греков-киприотов и турок-киприотов.

Неудачное, по признанию самих греков-киприотов, решение их Палаты представителей и резкая реакция на это Анкары и турок-киприотов привели к срыву переговоров.

Провал усилий по кипрскому урегулированию неминуемо вызовет нарастание фрустрационных настроений среди населения острова. Опасность, однако, заключается в том, что сохранение нынешнего статус-кво и столь длительная нерешенность кипрского вопроса бросают тень на эффективность действующих инструментов разрешения международных конфликтов в рамках существующей системы международного права. Неурегулированность на Кипре не способствует укреплению стабильности в Восточном Средиземноморье.

Несмотря на это, хочется верить, что настанет тот день, когда «последняя разделенная столица» Европы наконец утратит свой эксклюзивный статус на политической карте мира. Не в последнюю очередь наши надежды связаны с текущим этапом кипрского урегулирования. Россия намерена и в дальнейшем всемерно содействовать приближению этого долгожданного для кипрского народа события.

Россия. Кипр > Внешэкономсвязи, политика > interaffairs.ru, 30 мая 2017 > № 2220927 Станислав Осадчий


Кипр. Россия > Внешэкономсвязи, политика > vkcyprus.com, 20 мая 2016 > № 1763617 Станислав Осадчий

Кипр и Россия укрепляют связи

Посол РФ в Республике Кипр Станислав Осадчий рассказал читателям ВК об итогах недавнего заседания Российско-­кипрской межправительственной комиссии, торговых отношениях двух стран в период кризиса и двусторонних документах, которые готовятся к подписанию.

– В конце апреля в Москве при участии министра финансов Кипра Хариса Георгиадиса и заместителя министра экономического развития РФ Николая Подгузова состоялась девятая сессия Российско-кипрской межправительственной комиссии по экономическому сотрудничеству. Какие темы обсуждались?

– Рассматривались основные сферы сотрудничества: политика, транспорт, сельское хозяйство, туризм, образование и энергетика. Интересным было обсуждение сотрудничества в области сельского хозяйства, ведь на сегодняшний день у нас все еще сохраняется режим санкций со стороны ЕС и эмбарго со стороны Российской Федерации, что, безусловно, повлияло на торговлю продуктами.

– Эмбарго распространяется на все категории товаров, которые Кипр поставлял?

– Кипр отправлял в Россию особый сорт мандаринов под названием «мандора», мы выкупали практически весь урожай, поэтому именно в этой сфере ущерб был особенно заметен. Кроме того, конечно, Россия покупала цитрусовые и в очень маленьких количествах другую сельскохозяйственную продукцию. Но в структуре кипрского экспорта в Россию в последнее время преобладали лекарственные препараты – их Кипр и сейчас продолжает поставлять.

– Повлияли ли санкции на поставки российской продукции на Кипр?

– Безусловно. Хотя основой импорта из России были нефтепродукты, Кипр продолжает их покупать. Сейчас Кипр прекратил импорт российского ячменя и кукурузы, тем не менее, поставки пшеницы продолжаются. Во время заседания межправкомиссии обсуждалась возможность создания совместных кипрско-российских предприятий, которые могли бы даже в условиях санкций и эмбарго заниматься импортно-экспортными операциями.

– А если говорить про энергетический сектор, к каким договоренностям пришли стороны?

– В данный момент Россия заинтересована принять участие в тендере на исследование запасов углеводородов на восьмом участке кипрской ИЭЗ. Принято решение о проведении двустороннего энергетического форума, который пройдет на Кипре 23 июня. Мы ожидаем руководителей нескольких российских энергетических компаний, в том числе для участия в конференции приглашен Председатель правления «Лукойла» Вагит Аликперов.

– Поднимались ли вопросы касательно договорно-правовой базы?

– Безусловно, и не только в сфере экономической политики, в данный момент мы готовим соглашения между правительствами России и Кипра о международных автомобильных перевозках, соглашение о морском транспорте и соглашение о предоставлении привилегий российским воздушным и морским судам в аэропортах и портах Кипра в случае чрезвычайных ситуаций. Должен отметить, что одним из самых важных остается вопрос о признании документов об образовании.

– Ведь говорили о том, что текст документа уже был составлен, оставалось только прийти к согласию сторон?

– Да, и это самое сложное, потому что процесс обсуждений длится уже восемь лет! Наконец, был составлен текст для соглашения, который прошел правительственную проверку в обеих странах, но в последний момент наши эксперты обнаружили фразу, о том, что соглашение будет регулироваться в соответствии с нормами Евросоюза. Понятно, что в силу последних событий и санкций Евросоюза по отношению к России мы не могли подписывать соглашение на таких условиях, ведь нормы ЕС могут в любой момент измениться, и соглашение станет недействительным. В свою очередь, мы предложили кипрской стороне принять другую формулировку, но ее текст не устроили уже кипрскую сторону. Вот так, из-за одной фразы, мы пока не можем подписать это соглашение, но все же надеемся сделать это в текущем году, так как это важно для всех выпускников российских ВУЗов, желающих работать на Кипре.

– Планируются ли в ближайшее время какие-то официальные визиты или мероприятия?

– В начале июня состоится Кипрско-российский фестиваль, в конце июня – энергетический форум, о котором я говорил. В конце октября мы ожидаем большую делегацию из Санкт-Петербурга во главе с губернатором – Георгием Сергеевичем Полтавченко. Во время визита состоится обсуждение очень интересных и важных вопросов о взаимовыгодном сотрудничестве Петербурга и Лимассола, в том числе – создание совместного института и сотрудничество в энергетической сфере. Мы уже ведем переговоры с мэром Лимассола – Андреасом Христу, для того, чтобы хорошо подготовиться к этому мероприятию.

Кипр. Россия > Внешэкономсвязи, политика > vkcyprus.com, 20 мая 2016 > № 1763617 Станислав Осадчий


Кипр. Россия > Внешэкономсвязи, политика > cyprusrussianbusiness.com, 3 августа 2015 > № 1487272 Станислав Осадчий

Станислав Осадчий: «Прагматичная внешняя политика наших стран»

Состоявшийся в феврале этого года визит Президента Кипра Никоса Анастасиадиса в Россию стал первым за пять лет и привлек немало внимания со стороны мирового сообщества. Каковы итоги визита? Об этом мы говорим с Чрезвычайным и Полномочным послом РФ в Республике Кипр Станиславом Вилиоровичем Осадчим. Он рассказывает о подписанных соглашениях в самых разных сферах, их значении для обеих стран и перспективах, которые открывает этот новый этап сотрудничества.

– Этого визита долго ждали. Можно ли сказать, что стороны довольны результатами?

– Последняя встреча глав двух государств состоялась довольно давно, в 2010 году, когда Президент РФ Дмитрий Медведев приезжал на Кипр. В 2013 году президент Кипра Никос Анастасиадис провозгласил переориентацию внешней политики на Запад. Россия тогда посчитала нужным не делать каких-либо заявлений – каждый президент вправе выбирать приоритеты внешней политики и защищать интересы своей страны. Все эти годы мы, безусловно, много говорили о развитии отношений между Россией и Кипром, однако динамики в них не хватало. Этот визит был важен для России. Он продемонстрировал, что даже несмотря на попытки изоляции нашей страны и возрождения холодной войны, есть страны, которые не хотят этого. В Москве состоялись теплые и доверительные беседы Н. Анастасиадиса с В.В. Путиным и Д.А. Медведевым. Это был обстоятельный процесс обмена мнениями о том, как нашим государствам продолжать развивать отношения. И если за всю историю российско-кипрских отношений было подписало 40 соглашений, то сейчас мы подписали 11. Они охватывают самые разные сферы сотрудничества, от инвестиционных до военных.

– Каково на самом деле содержание соглашений, связанных с военным и военно-морским сотрудничеством? Их подписание вызвало большой резонанс…

– При подготовке этого визита озвучивались разные варианты возможного сотрудничества. Разговоры о том, что России нужно только разрешение пользоваться военными базами, совершенно не обоснованы. Тем более что мы не хотели чего-то, что Кипр не даёт другим странам. В итоге обеими сторонами был сделан вывод, что в нынешних непростых политических условиях не нужно требовать друг от друга невозможного. Соглашение о военно-морском сотрудничестве включает в себя вопросы захода российских кораблей в порт Лимассола и Ларнаки и легальности пребывания моряков с этих кораблей на территории Кипра. Процедура запроса разрешения на вхождение в порт остаётся прежней. Этого вполне достаточно. Также мы подписали большое соглашение о военном сотрудничестве. Оно фиксирует готовность наших стран при необходимости проводить совместные учения, консультироваться по военным вопросам и т.д. Подобные соглашения подписаны РФ с большим количеством дружественных стран. С Кипром же до сих пор было только соглашение о военно-техническом сотрудничестве, на основе которого, в своё время, мы предоставили военное оборудование, танки и вертолёты и обслуживаем их сейчас.

– Можно ли сказать, что этот визит сблизил обоих президентов по многим вопросам?

– Я бы даже сказал, что, прежде всего, визит сблизил их по-человечески. По характеру оба лидера –искренние и открытые люди и всегда готовы откровенно говорить обо всём. В процессе обсуждения позиции излагались настолько честно и заинтересованно, что это не могло не понравиться обеим сторонам.

– Во время переговоров была затронута тема энергетики. Какова в настоящий момент позиция России?

– Это непростая тема. Для Кипра – из-за разногласий с Турцией. Для России – потому что две попытки участвовать в местных тендерах ни к чему не привели1. Сейчас нам непросто восстановить доверие в этой сфере. Впрочем, такое стремление есть – прежде всего, с кипрской стороны. Что из этого получится – увидим.

– Кипрской комиссией по ценным бумагам и биржам и Центральным банком РФ было подписано соглашение об обмене информацией, о котором не слишком много говорили в СМИ. В чем суть этого соглашения?

– В нем сказано, что при необходимости мы будем сотрудничать в вопросах обмена информацией, предоставляя данные после специального запроса одной из сторон. Речь не идёт о каких-то особых нововведениях, подобная работа велась и раньше. Ведь проблема недобросовестного ведения бизнеса и нарушения экономических интересов России и Кипра существует давно.

– В рамках визита планировалось подписание соглашения по взаимному признанию дипломов. Но договор не подписали. Почему?

– Подготовка этого документа задерживается. Слишком велика разница в системе образования, квалификаций, учёных степеней. Привести всё это в единую систему пока не получается. В конце апреля состоится Московский международный салон образования. Мы пригласили киприотов туда, чтобы в официальной обстановке подписать это соглашение. Впрочем, чёткого ответа мы пока не получили.

– Ещё одно соглашение, подписанное в рамках визита, – о сотрудничестве инвестиционных агентств обеих стран. За этим последовали сообщения в СМИ, что российское инвестиционное агентство открывает на Кипре своё представительство и даже «сеть отелей». Какова реальная ситуация?

Подписанный между инвестиционными агентствами двух стран РИА и cipa меморандум о взаимопонимании нацелен на расширение российско-кипрских деловых связей. Как в прикладном плане будут развиваться отношения между этими структурами – покажет время. Насколько нам известно, российское агентство активно прорабатывает вопрос открытия на острове своего представительства. В отношениях России и Кипра сложилась удивительная ситуация: страны являются крупнейшими взаимными инвесторами. Важно, чтобы эта степень сотрудничества, несмотря на кризис и ситуацию вокруг России, не снижалась. Нужно улучшать инвестиционный климат обеих стран: пересмотреть налоговое законодательство, условия работы предпринимателей и т.д.

– То есть должно быть больше контроля?

– Должно быть больше взаимопонимания и открытости. Говоря о «деофшоризации», В.В. Путин, прежде всего, подчеркивает необходимость устранения закрытых схем, которые вредят обеим странам. Мы пытаемся сделать работу международных компаний более прозрачной.

1 Речь идёт о компаниях ОАО «Новатек» (разработка кипрской ИЭЗ; не выиграла тендер) и «Итера» (поставки газа на Кипр; получила тендер, но он был аннулирован).

Кипр. Россия > Внешэкономсвязи, политика > cyprusrussianbusiness.com, 3 августа 2015 > № 1487272 Станислав Осадчий


Нашли ошибку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter