Всего новостей: 2601216, выбрано 3 за 0.007 с.

Новости. Обзор СМИ  Рубрикатор поиска + личные списки

?
?
?  
главное   даты  № 

Добавлено за Сортировать по дате публикации  | источнику  | номеру 

отмечено 0 новостей:
Избранное
Списков нет

Песков Дмитрий в отраслях: Приватизация, инвестицииВнешэкономсвязи, политикаГосбюджет, налоги, ценыСМИ, ИТАрмия, полициявсе
Германия. США. Канада. РФ > Внешэкономсвязи, политика > gazeta.ru, 6 июня 2018 > № 2634989 Дмитрий Песков

«Исключение неизбежно»: Меркель не пускает Россию в G8

Меркель считает невозможным возвращение России в G8‍

Канцлер Германии Ангела Меркель сообщила, что возвращение к формату G8 невозможно, так как Россия не соответствует критериям членства в организации. Это заявление немецкий канцлер сделала, выступая перед депутатами Бундестага, которые еще недавно призывали возродить формат «Большой восьмерки».

Немецкий канцлер Ангела Меркель во время своего выступления перед депутатами Бундестага заявила, что в настоящее время возвращение российской стороны в G8 («большую восьмерку») невозможно. По словам Меркель, члены G7 являются сторонниками соблюдения международного правопорядка, а присоединение Россией Крымского полуострова является нарушением международных норм права.

«…исключение России из формата G8 было неизбежным», — констатировала Меркель.

Стоит отметить, что именно в Бундестаге недавно звучали призывы вернуть Россию в состав международного клуба. Об этом, в частности, говорила Сара Вагенкнехт — сопредседатель фракции Левой партии, за которой закреплено 69 из 709 мест немецкого парламента.

«Мы исключили Россию из «Большой восьмерки». Теперь проблема в том, что США проводят политику, которой остальные шесть стран-членов не желают», — сказала Вагенкнехт. По ее словам, обеспечить безопасность в Европе получится только при участии Москвы. Она также подчеркнула, что возвращение России в G8 может создать противодействующую политике США силу.

От первых лиц Германии таких призывов, впрочем, не слышно. Глава МИД страны Хайко Маас придерживается точки зрения канцлера, считая, что присоединение России к группе стран «Большой семерки» (G7) и возврат к формату G8 — нереалистичный сценарий. По мнению Мааса, необходимо, чтобы «Россия снова начала вносить конструктивный вклад» в международную политику.

В России же, судя по всему, не сильно жалеют о прекращении сотрудничества в формате «восьмерки». По словам пресс-секретаря президента России Дмитрия Пескова, российская сторона видит снижение актуальности G8.

«Почему снижается? Потому что в изменяющейся обстановке, как в международных политических, так и экономических делах, стремительно возрастает значение и актуальность таких форматов, как, например, двадцатка, где Россия принимает активное участие», — сказал Песков.

На вопрос о возможности возвращения России в состав G8 Песков ответил, что гипотетические рассуждения в данном случае невозможны.

Очередной саммит «большой семерки» (G7) состоится в Канаде 8-9 июня. Сара Вагенкнехт также выступала за то, чтобы пригласить Россию на это мероприятие. «Если Запад действительно намерен вновь вступить с Россией в конструктивный диалог, это подходящий случай. G7 должна снова превратиться в G8», — сказала она.

В свою очередь, замглавы парламентской фракции Свободной демократической партии Германии Александр Ламбсдорф добавил, что именно сейчас «имеет смысл структурировать диалог с Россией».

«G7+1 может стать удачным форматом», — отметил немецкий депутат.

Однако подвижек на этом направлении не наблюдается. Напротив: по итогам встречи глав МИД стран G7, проходившей в Торонто с 22 по 23 апреля, главы внешнеполитических ведомств «семерки» не исключили, что против России могут быть введены новые санкции из-за ситуации в Донбассе.

«Мы напоминаем, что продление экономических санкций по Донбассу полностью связано с полным и необратимым исполнением Россией Минских договоренностей. Санкции могут быть отменены, только если Россия полностью выполнит свои обязательства, однако мы также готовы принять новые ограничительные меры в случае, если действия России того потребуют», — гласит итоговое заявление министров иностранных дел G7.

G7 также обвинила Россию в «дестабилизирующем поведении». Кроме того, главы МИД стран «большой семерки» приняли сторону Великобритании в деле об отравлении экс-полковника ГРУ Сергея Скрипаля.

G8 — объединение, не основанное ни на каком международном договоре и не имеющее ни устава, ни официального членства. Российский мандат в этом неформальном объединении был приостановлен в 2014 году. Сейчас в состав G7 входят США, Германия, Канада, Великобритания, Франция, Япония и Италия.

Термин «большая семерка», продолжением которого стал термин «большая восьмерка», возник в русской журналистике и публицистике из-за ошибочной расшифровки в начале 1990-х годов английского сокращения G7 как «Great Seven» («большая семерка»), хотя в действительности оно расшифровывается как «Group of Seven» («группа семи»).

 

Германия. США. Канада. РФ > Внешэкономсвязи, политика > gazeta.ru, 6 июня 2018 > № 2634989 Дмитрий Песков


Россия > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 15 декабря 2014 > № 1261528 Дмитрий Песков

ИНТЕРВЬЮ ДМИТРИЯ ПЕСКОВА THE NATIONAL INTEREST (" THE NATIONAL INTEREST ", США )

Джейкоб Хейлбрунн (jacob Heilbrunn)

Примечание редакции: Дмитрий Песков - заместитель руководителя администрации президента Российской Федерации - пресс-секретарь президента Российской Федерации Владимира Путина. Редактор The National Interest Джейкоб Хейлбрунн (Jacob Heilbrunn) взял у него интервью на тему российско-американских отношений.

Хейлбрунн: Есть две точки зрения на отношения Америки с Россией. Первая - что нам надо добиваться взаимных компромиссов, и вторая - что нам нужно проводить более враждебную политику сдерживания. Считаете ли вы, что можно найти взаимоприемлемое решение по Украине, которое приведет к улучшению российско-американских отношений?

Песков: Проблемы Украины не решат ни Москва, ни Вашингтон. Ни Москва, ни Вашингтон не являются участниками конфликта. Это внутренний конфликт Украины, и устранить его могут только сами украинцы. Мы не скрываем и не пытаемся скрывать свою неготовность понять усилия Вашингтона по признанию и содействию тому перевороту, который произошел в Киеве.

Мы откровенно не можем понять, почему Вашингтон поддержал тех, кто принял участие в этом перевороте и в захвате власти, избавившись от законного президента страны, и почему Вашингтон с гордостью признал незаконный переход власти в Киеве после переворота. И мы уверены, что именно этот переворот стал главной причиной того хаоса и неразберихи, которые мы сегодня наблюдаем на Украине.

В то же время, я уже говорил прежде, что к России ни в коем случае нельзя относиться как к участнице конфликта. Россия не может отдавать приказы людям в Луганске и Донецке, говоря им: делайте то или это. Взаимопонимание может быть достигнуто только между Киевом и этими людьми, и взаимопонимание может быть достигнуто только путем диалога. Если не будет диалога, мы не сможем надеяться на долговременное решение проблемы. Единственное, что мы можем сегодня сделать, это помочь им в создании устойчивой ситуации в регионе, чтобы гражданское население не подвергалось артиллерийским обстрелам. Потребуются огромные усилия от всех нас, чтобы восстановить взаимное доверие. Нетрудно себе представить, что они будут доверять друг другу в плане исполнения условий соглашения, хотя мы видим, с каким трудом исполняются условия минского соглашения.

- По-моему, президент Путин сказал, что считает недопустимым массированное военное наступление киевских властей на повстанцев. Интересно, что это значит, какова будет реакция России, если Киев попытается навязать военное решение конфликта?

- На самом деле, любые попытки такого рода можно сравнить только с безумием. Попытка решения проблемы военными средствами - путь в никуда, это дорога к дальнейшей катастрофе в плане будущего этой страны, в плане будущего этих людей, оказавшихся в ужасной ситуации. На самом деле, у Москвы и Вашингтона не может быть одинаковой точки зрения на ситуацию на Украине, потому что Вашингтон находится на другом континенте, а Россия - прямо на границе Украины. И Россия, как никто другой в мире, заинтересована в том, чтобы Украина была предсказуемым, экономически стабильным, развивающимся государством, способным обеспечить свой народ необходимой социальной инфраструктурой.

Так что мы заинтересованы в нормальной ситуации на Украине гораздо больше, чем Вашингтон, потому что для нас это исключительно болезненный вопрос. К сожалению, Киев с самого начала принял решение о применении военной силы, об использовании тяжелой артиллерии для решения проблемы взаимоотношений с восточными регионами своей страны. И к сожалению, все мы увидели, каков результат. Военными средствами решить эту проблему невозможно, и эта попытка разрушила инфраструктуру региона, многих людей сделала бездомными, и что самое важное - привела к гибели тысяч и тысяч граждан Украины. Что касается социально-экономических последствий этой провальной попытки, то мы будем ощущать их на протяжении десятилетий. Другая попытка такого рода станет катастрофой.

- Давайте перейдем к другой теме. Рубль потерял 40 процентов своей стоимости, цена нефти приближается к 60 долларам за баррель. Какое воздействие это оказывает на российскую экономику? Как вам кажется, это подстегнет реформы внутри России в сфере экономики, включая борьбу с коррупцией, чтобы улучшить экономическую ситуацию?

- Что ж, с одной стороны, мы сейчас действительно сталкиваемся с экономическими проблемами. Определенно, есть некоторые негативные последствия от санкций, введенных против России Соединенными Штатами, Европейским Союзом и некоторыми другими странами. Мы по-прежнему считаем эти санкции незаконными, абсурдными и неприемлемыми, но они существуют и действительно создают негативные последствия для нашей экономики.

Не следует переоценивать их пагубность, но они наносят вред. Нынешняя ситуация в мировой экономике, ситуация на энергетических рынках, в окружающей среде не является позитивной для нашей экономики, и это накладывает дополнительную нагрузку. Так что в целом, да, у нас в экономике есть проблемы.

Но с другой стороны, мы никогда и не скрывали, что недовольны степенью своей зависимости от нефтяных и газовых денег. Мы говорили о том, что хотим от этого избавиться, и мы вот уже десять с лишним лет занимаемся диверсификацией экономики. Но, наверное, мы были не настолько эффективны, как хотелось бы, и, наверное, для столь сложных процессов в такой огромной стране, как Россия, у нас было недостаточно времени. Тем не менее, сейчас у нас появился шанс, и если нам хватит благоразумия, мы должны избавиться от этой зависимости, сделав экономику по-настоящему эффективной, несмотря на санкции, несмотря на мировые нефтяные цены. Если мы сделаем экономику уверенной в своих силах, если нам удастся минимизировать издержки для нашей экономики и увеличить производительность труда, то мы сможем добиться успеха. И все это реально возможно в короткий промежуток времени, за пару лет. А предстоящие годы покажут, действительно ли мы успешны. В настоящее время у нас есть все основания полагать, что шанс на успех есть, и мы надеемся на лучшее.

- Вы упомянули санкции, и я здесь вспомнил про президента Обаму. Видите ли вы существенную возможность для улучшения отношений с США в предстоящие два года, или вы считаете, что поскольку сенат у нас стал республиканским, препятствия будут слишком серьезными, и добиться реального улучшения в отношениях между двумя странами невозможно?

- Мы с большим сожалением констатируем, что не видим у Вашингтона желания понять позицию России. Мы видим совершенно негибкий и неконструктивный подход ко всему, что так или иначе связано с Россией. Мы ни в коем случае не можем с этим согласиться. Хотелось бы надеяться на лучшее, на большую объективность в наших отношениях с Вашингтоном, однако, к сожалению, в настоящее время мы этого не наблюдаем. Но в то же время мы ждем улучшения в наших отношениях, ждем возрождения механизмов диалога, будь то экономика, будь то инвестиции, будь то политический диалог. Мы к этому готовы. Но танго танцуют вдвоем. Поэтому мы ждем разрешения проблемы, однако в одиночку этого сделать не можем.

- Есть еще одна очень важная для России страна - Германия. Недавно я прочитал, что канцлер Меркель беседует с президентом Путиным раз в неделю. Как вы считаете, она играет ценную роль?

- Что ж, мы действительно ценим тот очень прагматичный и очень открытый диалог, который ведется между Москвой и Берлином и между двумя нашими руководителями. Это очень полезно и очень важно с точки зрения обмена информацией и обмена взглядами на наши подходы. Да, они регулярно общаются, и да, они слушают друг друга. В нынешней ситуации очень важно слушать друг друга, проявлять готовность слушать друг друга. Они не соглашаются по многим вопросам, когда дело доходит до Украины, и они никогда не скрывают свои разногласия. Но в то же время, чаще всего у них - одинаковая точка зрения на конечные цели нашего сегодняшнего взаимодействия. По некоторым вопросам они не сходятся во мнениях, это так. Но для нас Европейский Союз и ведущие страны Евросоюза, такие, как Германия и Франция, конечно же, крайне важны, важны для наших отношений, потому что это ведущие экономические партнеры, с которыми у нас колоссальные торговые каналы и инвестиционные каналы.

- Могу я задать вам личный вопрос? Вы родились в 1967 году, и мне интересно, что вы думали, что вы делали, когда разваливался Советский Союз. Есть ли у вас такое ощущение, что теперь, после распада Советского Союза, Россия вернулась на международную сцену?

- Для моего поколения распад Советского Союза был вполне логичным, потому что это был один из первых провалов интеграционных процессов в Европе. ЕС набирал силу, создавал институты и так далее, а Советский Союз напротив, распадался.

На самом деле, это была настоящая катастрофа, потому что это был первый, не будем называть его экспериментом, но первый прецедент в истории, когда огромная страна начала распадаться. Вся структура экономики, промышленности, социальная система, все это было подогнано под нужды единой страны, и вдруг она разваливается, вызывая огромные проблемы и гуманитарные катастрофы в регионе. Но с другой стороны, нельзя сравнивать эту ситуацию с современными тенденциями и интеграционным процессом, если вы наблюдаете за интеграционными процессами, происходящими в Содружестве Независимых Государств (СНГ).

СНГ - это очень хорошая основа, и она сохраняется, но в то же время мы видим, как появился Таможенный союз между тремя странами, который увеличится еще на одну или две страны - я имею в виду Таможенный союз России, Белоруссии и Казахстана. Так что у этих процессов совершенно новая природа. Это не та система, в которой одна страна пыталась поставить другие страны в зависимость от себя. Это совершенно равноправная среда, равноправная по возможностям, а также равноправная по доходам союза. Перспективы у него - многообещающие, и это единственный шанс для стран-членов стать процветающими в очень сложной мировой экономической среде. Поэтому мы надеемся, что данные тенденции сохранятся, что произойдет их интеграция, и что в этом не будет ничего общего с историей Советского Союза.

- Интересно, какую роль в вашем мышлении играет история? Я знаю, что президент Путин часто вспоминает прошлое, будь то пакт Гитлера-Сталина, или то, что ему представляется.

- Ну, каждый мудрый человек, каждый политик, каждый лидер страны, особенно лидер такой страны, как Россия, самой большой страны в мире - а в будущем году Путин отметит пятнадцать лет с момента первой инаугурации в качестве президента - несомненно глубоко уверен в том, что невозможно строить планы на будущее, не зная своей истории.

- Вы только что вернулись из Индии, где были заключены масштабные сделки. Насколько это полезно для России, и считаете ли вы, что при необходимости Россия может даже пойти в обход США и укрепить свои отношения с Китаем и Индией, чтобы не очень зависеть от хороших отношений с США?

- Это очень примитивно - думать, будто будучи в плохих отношениях с Европой или с Соединенными Штатами, Россия будет искать альтернативы. Что Россия отвернется от Европы и обратит свои взоры на Китай и Индию - и что это стало новым измерением в российской политике. Россия всегда придавала огромное значение историческим и стратегическим отношениям с Индией и Китаем.

Мы очень последовательны в своих усилиях по развитию всевозможных отношений с Индией и Китаем. Опять же, было бы очень примитивно думать, что это делается только ради соперничества с другой страной, будь это Соединенные Штаты или кто-то еще. Прежде всего, каждая страна думает о собственной выгоде, а мудрые страны думают о взаимной выгоде, развивая отношения с соседями, а не о соперничестве с третьей страной.

- Тогда последний вопрос. Что понадобится, или что создаст условия для того, чтобы Соединенные Штаты и Россия вернулись к теплым отношениям, какие были между ними в прошлом?

- Трезвость и дипломатия. Трезвость и понимание озабоченностей друг друга.

Спасибо за интервью.

Россия > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 15 декабря 2014 > № 1261528 Дмитрий Песков


Россия > Внешэкономсвязи, политика > itogi.ru, 26 марта 2012 > № 520434 Дмитрий Песков

Уполномочен заявить

Дмитрий Песков: «До тех пор пока не завершатся консультации Путина и Медведева, все рассуждения о возможной структуре правительства и конкретных персоналиях — не более чем спекуляции»

Чем ближе день инаугурации избранного президента Владимира Путина, тем шире поток версий и слухов касаемо структуры нового правительства и его персонального состава. Есть ли какая-то доля правды в этих многочисленных прогнозах? На вопросы «Итогов» ответил Дмитрий Песков, пресс-секретарь председателя правительства РФ — заместитель руководителя аппарата правительства РФ.

— Дмитрий Сергеевич, некоторые СМИ, ссылаясь на вас, сообщают, что Владимир Путин намерен огласить структуру и персональный состав нового правительства еще до дня своей инаугурации. И, соответственно, до официального назначения премьером Дмитрия Медведева. Вы подтверждаете?

— Тот самый случай, когда одно известное СМИ выдало желаемое за действительное. Речь на самом деле шла о запланированном на 11 апреля ежегодном отчете председателя правительства перед Думой. Мы говорили, что это будет не просто рутинный отчет по результатам минувшего года. Последнее выступление Путина в парламенте в качестве премьер-министра и одновременно — в качестве избранного президента. Значит, Владимир Владимирович просто не может не высказаться о дальнейших перспективах. Из чего ваши коллеги сделали вывод, что разговор пойдет о составе и структуре правительства. Для меня как для чиновника это выглядит подставой. Ладно, если касалось бы только меня, но это затрагивает многих людей, включая членов правительства.

Наверное, журналисты имеют право на импровизации. Но я являюсь сторонником большей вербальной дисциплины, в том числе со стороны государственных чиновников. Нужно понимать, что если ты что-то озвучил, это становится собственностью журналиста. Надо учиться так говорить, чтобы ни одно слово невозможно было выдрать из контекста.

— Тем не менее вопрос о формировании правительства — из разряда самых информационно горячих. Накануне выборов Владимир Путин, говоря о структуре кабинета, пообещал, что она кардинально изменится. Грядет очередная административная реформа?

— Действительно, с самыми разными собеседниками и в самых разных форматах Владимир Путин неоднократно говорил о необходимости кардинальных структурных и персональных изменений в кабинете министров. Хотя я никогда не слышал, чтобы Путин или Медведев употребляли термин «административная реформа» в отношении анонсируемых перемен. Структура правительства и уж тем более его персональный состав — не догма. Это механизм, который используют и глава государства, и глава кабинета министров для достижения поставленных целей. А настройка такой машины — дело техники.

— И все-таки сегодня только ленивый не гадает о том, кто какой пост займет, а кто своего портфеля лишится. Какая-то доля правды в опубликованных прогнозах есть?

— По состоянию на сегодняшний день все, что пишут по данному вопросу, — абсолютные домыслы. Есть Медведев и есть Путин. И они заявили, что ведут консультации на предмет формирования нового правительства. Здесь вопрос структуры и вопрос кадров. Насколько я знаю, ничего по этому поводу пока официально не анонсировалось. Когда эти два человека договорятся, тогда все и будет объявлено.

Из чего нужно исходить в данном случае? Есть Путин, получивший кредит доверия, беспрецедентный для человека, более двенадцати лет находящегося на вершине власти. В свою очередь Владимир Владимирович заявил, что руководство правительством он готов доверить Дмитрию Медведеву — действующему президенту, у которого истекает срок полномочий. Вот, собственно, и вся композиция. Имеющийся безусловный кредит доверия подразумевает, что эти два человека вправе вести консультации о конфигурации правительства. До тех пор пока не завершатся консультации Путина и Медведева, все рассуждения о возможной структуре правительства и конкретных персоналиях — не более чем спекуляции.

— В связи с трагедией в Казани пошли разговоры о том, что нынешний глава МВД России будет отправлен в отставку. Тоже слухи или, как говорится, нет дыма без огня? Не стоит ли на повестке дня еще одна полицейская реформа?

— Вопрос об отставках вообще не мой вопрос. Даже не правительства. Креатура министра внутренних дел относится к компетенции президента. А президент у нас сегодня Дмитрий Медведев. Это первое.

Во-вторых, грош цена тому государству, которое спешит начать одну реформу, не завершив предыдущую. И грош цена тому государству, которое не проводит последовательную линию как во внутренней, так и во внешней политике. У нашего государства такая последовательность есть. Я думаю, что абсурдно говорить о какой-то новой полицейской реформе.

— Недавно вы заявили, что «первый срок Владимира Путина — это была реанимация страны, второй срок — реабилитация, а сейчас начнется физическое и духовное развитие страны — ее экономики и всех-всех областей». Не могли бы расшифровать эту мысль.

— В ходе избирательной кампании, особенно во время дискуссий по поводу его статей, многие критики упрекали Путина: мол, вы столько лет были у власти, что же мешало раньше реализовать все планы? Ведь имелись и огромные возможности, и широчайшие полномочия. Путин объяснял это очень просто: невозможно осуществить все сразу.

Да, у нас очень амбициозные планы, но невозможно сразу реформировать и оборонную промышленность, и армию, и полицию, и социальную сферу, и здравоохранение, и пенсии. Тем более когда речь идет о стране, которая пережила в конце 90-х годов полуклиническую смерть. Вначале необходима была реанимация. Не до креатива тогда было. Не до планов комплексного, поступательного и ускоренного роста. Полумертвое тело нуждалось в выводе из оцепенения. Причем тело, раздираемое войной. Начиная с 2000 года Путин, будучи президентом, этим и занимался.

Теперь о периоде реабилитации. Удалось ли Путину стабилизировать ситуацию к своему второму сроку? Это очевидно! Вряд ли кто-то сможет это отрицать. Да, оппоненты говорят, что, дескать, стабилизация стала возможна из-за благоприятной экономической конъюнктуры. Действительно, конъюнктура была благоприятной. Но ведь и в условиях острейшего мирового кризиса Путин продемонстрировал свою управленческую эффективность...

Сейчас появилась возможность не только задумывать, но и реализовывать такие сложные планы, как реформа армии и так далее. Понятно, что все эти реформы, несомненно, имеют глубокий политический подтекст. Но ведь именно устойчивая экономическая ситуация дает возможность планомерно проводить реформы в жизнь. Взять, например, те же пенсии: они у нас стабильно повышались даже в кризисные годы...

— Кстати, о пенсиях. Экономисты и финансисты всех мастей едва ли не хором твердят о неизбежности повышения пенсионного возраста. Что вы по этому поводу думаете?

— Не важно, что думаю я. Важно, что по этому поводу говорит Владимир Путин. А он не раз заявлял, что сейчас считает недопустимым увеличение пенсионного возраста. Данным тезисом и следует руководствоваться при обсуждении темы.

Путин, будучи опытным менеджером, всегда был последовательным приверженцем одного из главных постулатов нашей Конституции. А он гласит, что Россия является социальным государством. В этом и заключается феномен Путина. И, наверное, секрет его популярности. Причем свою приверженность социальной ориентированности государственной политики он сохраняет не только в период предвыборной кампании, но и на протяжении всего времени пребывания во власти...

— Вы также говорили, что Владимир Путин «прекрасно знает, куда он идет, что он будет делать, как он будет делать и с кем». Попадает ли в этот круг оппозиция?

— С оппозицией, которая несет конструктивные идеи, которая использует конструктивную критику, Путин всегда поддерживал диалог. Он всякий раз подтверждал свою готовность говорить с любыми оппонентами — лишь бы это не было пустой тратой времени.

— Между тем некоторые представители оппозиции уверяют, что после победы Путина на президентских выборах страну ждет закручивание гаек.

— Что вы называете закручиванием гаек? Ужесточение каких-то правил поведения и отход от идей либерализма? Это не про Путина! Хотя на Западе грешат навешиванием на него ярлыков типа «железный», «проповедник авторитаризма» и так далее. Полная глупость. Если внимательно проанализировать сказанное и сделанное Путиным, то совершенно очевидно, что он не меньший либерал, чем многие из тех, кого у нас принято так называть. Конечно, он категорически против сдачи интересов страны. Он никогда не будет с теми, кто под либерализмом понимает возможность приторговывать родиной. Путин — либерал не на словах, а на деле: и в экономике, и в иных сферах.

— Это вы о версии «Путин 2.0»?

— Да, и о ней тоже. Меняется страна, меняются настроения в обществе, меняются уровень и темпы развития нашей экономики. Меняется и окружающая нас мировая реальность, прежде всего экономическая, — к сожалению, к худшему, что обязывает руководство России постоянно быть начеку, заботиться о большем запасе прочности для страны. То есть вместо того чтобы безоглядно бросать все имеющиеся ресурсы во имя целей ускоренного развития, приходится кое-что приберегать и на черный день.

— На властный тандем «версия 2.0» распространяется? Как вам видится партнерство Путин — Медведев на будущий политический цикл?

— Я уверен, что тандем не может не меняться. Неизменны лишь его стратегические цели. Граждане России должны жить максимально хорошо и комфортно. Этот постулат остается неизменным. А тактические подходы и разного рода нюансы — материя изменчивая. Все-таки Путин и Медведев — разные люди. И у них может быть разное видение путей достижения цели. Здесь я вижу только позитив.

— Ряд политологов предрекает Путину тяжелые времена: пугают, с одной стороны, еврокризисом, а с другой — давлением оппозиции.

— Давление оппозиции — позитивное явление для любой власти, показатель здорового, политически активного, быстро меняющегося общества. То, что, собственно, у нас сейчас и происходит. Ведь политическая реформа Медведева — Путина во многом обусловлена тем, что государство адаптирует себя под темпы развития гражданского общества, которое, возможно, развивается чуть быстрее, чем само государство.

Стоит ли преувеличивать давление оппозиции и ассоциировать это с какими-то тормозящими развитие факторами? На мой взгляд, не стоит. Аналитики пишут о протестных настроениях и так далее. Понимаете, при всей относительной новизне таких настроений по накалу и масштабу их трудно сравнивать с тем, что подчас происходит на Западе. И слава богу, что такого у нас нет! Это свидетельствует о том, какова доля оппозиционно настроенных людей в нашей стране. В их присутствии нет ничего страшного, но понятно, что любое государство стремится к тому, чтобы эту долю уменьшить. И те конструктивные шаги, которые сейчас предпринимаются властью, как раз на это и нацелены. Надеюсь, что они возымеют эффект.

— Почему после выборов 2000 и 2004 годов не наблюдалось такого всплеска оппозиционных настроений, как в 2012-м?

— Почему так громко слышно оппозицию, притом что она составляет абсолютное меньшинство? Да потому что оппозиция, как у нас, так и на Западе, является наиболее крикливой частью общества. Есть ли среди них идейно убежденные критики Путина? Наверняка! И конечно же, идейные оппоненты Путина имеют некоторое количество сторонников. Подчеркну, речь идет об абсолютно нормальной части здорового общества.

Есть ли среди них те, для кого критиковать Путина и обвинять его во всех смертных грехах — это бизнес? Есть. Пытаются ли они повести за собой людей? Пытаются. Являются ли эти люди их сознательными последователями? Думаю, что нет. Скорее они являются игрушками в их руках, инструментами в достижении конкретных бизнес-целей.

Есть такие люди, чей бизнес — всегда клеймить Путина. С кем они делают этот бизнес — отдельная история. Есть ли смысл с ними общаться и что-то объяснять? Думаю, что нет...

Другое дело — информационно избалованные. Это образованные и успешные граждане, имеющие привычку отслеживать обильные потоки самой разной информации. Они много и честно работают, достигнув среднего или выше среднего уровня жизни. Естественно, у таких людей есть потребность в более активном вовлечении в жизнь страны. Но сегодняшний уровень развития нашей политической системы не совсем адекватен запросам этой части общества. И именно она в какой-то момент становится податливой на всякого рода провокационные призывы. Кто-то и из идейных соображений. А многие просто оказались игрушкой в руках бизнесменов от политики. Вот, собственно, и все...

Александр Чудодеев

Россия > Внешэкономсвязи, политика > itogi.ru, 26 марта 2012 > № 520434 Дмитрий Песков


Нашли ошибку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter