Всего новостей: 2579913, выбрано 3 за 0.002 с.

Новости. Обзор СМИ  Рубрикатор поиска + личные списки

?
?
?  
главное   даты  № 

Добавлено за Сортировать по дате публикации  | источнику  | номеру 

отмечено 0 новостей:
Избранное
Списков нет

Барский Кирилл в отраслях: Внешэкономсвязи, политикавсе
Барский Кирилл в отраслях: Внешэкономсвязи, политикавсе
Россия. Азия > Внешэкономсвязи, политика > interaffairs.ru, 20 октября 2016 > № 1939741 Кирилл Барский

«Восточный вектор» начертил Примаков

Кирилл Барский, Чрезвычайный и Полномочный Посол России в Таиланде

В последние годы Россия, как никогда раньше, активно и уверенно разворачивается на Восток, в сторону Азиатско-Тихоокеанского региона (АТР). Однако нет ничего более далекого от истины, чем утверждение о том, что разворот на Восток явился реакцией на западные санкции. Этот курс носит принципиальный характер. Он был сформулирован в результате глубинного осознания национальных интересов России как евразийской, азиатско-тихоокеанской, а в более широком смысле - евро-тихоокеанской державы. У истоков этого курса стоял Евгений Максимович Примаков, в 1996-1998 годах возглавлявший Министерство иностранных дел Российской Федерации.

Ко времени прихода Е.М.Примакова в МИД идеи, положенные в основу «козыревского» внешнеполитического курса, во многом исчерпали себя. Увы, благие пожелания, зафиксированные в Концепции внешней политики России 1993 года, не выдержали испытания временем, разбившись о суровую реальность международной политики постконфронтационного периода.

К середине 1990-х годов стало ясно, что и сама концепция, и практика осуществления внешней политики нуждались в существенной корректировке.

Одной из центральных задач нашей дипломатии на заре становления нового российского государства провозглашалось развитие «равноправного партнерства с соседними, ведущими демократическими и экономически развитыми странами на базе отстаивания наших ценностей и интересов через реальное взаимодействие, а не шараханье от конфронтации к утопиям»1. Утверждалось, что ведущая группа промышленно развитых государств Запада заинтересована в поиске совместных подходов в политической, военной, экономической и других областях с демократической Россией. Из этого делался вывод о том, что «Россия должна решительно взять курс на развитие отношений с теми странами, сотрудничество с которыми может стать подспорьем в решении первоочередных задач национального возрождения, прежде всего с соседями - экономически мощными и технологически развитыми западными государствами и новыми индустриальными странами в различных регионах. Именно с этой группой государств ее сближает общее понимание основных ценностей мировой цивилизации и общность интересов в ключевых вопросах развития глобальной обстановки»2.

Не получилось. Запад воспринял окончание холодной войны как свою безоговорочную победу и принял для себя однозначное решение выстроить отношения с Россией - продолжателем Советского Союза - как с поверженным врагом. Наши надежды на создание нового качества равноправного партнерства не сбылись.

Кризис прежнего внешнеполитического курса стал особенно очевидным в условиях нацеленности НАТО на расширение без учета интересов России. В этой ситуации в российском руководстве и обществе начали осознавать пагубность ориентации политики России только на Запад, следствием которой были бы подрыв ее национальной безопасности, консервация социально-экономической отсталости и зависимости от Запада, дальнейшая маргинализация в международных делах.

В начале 1996 года новым министром иностранных дел России был назначен Е.М.Примаков - крупная личность, убежденный государственник, человек твердых и широких взглядов, блестящий международник с огромным опытом практической работы. Приход Евгения Максимовича в МИД стал предвестником грядущих перемен.

В основу обновленного внешнеполитического курса России была положена концепция многополярного мира, принципы взаимного уважения интересов и равноправного взаимовыгодного сотрудничества, отрицание права какого бы то ни было государства на гегемонию и диктат, укрепление центральной роли ООН.

Важное место в новой внешней политике России было отведено наращиванию сотрудничества с широким кругом партнеров, включая страны Азиатско-Тихоокеанского региона. Этот «восточный вектор» опирался на глубинное понимание коренных национальных интересов России, на труд многих поколений наших дипломатов, на имевшиеся у нас солидные наработки. Но не будет ошибкой утверждать, что начертил его в середине 90-х годов XX века именно Е.М.Примаков.

Здесь нужно небольшое отступление - исторический экскурс. Все начиналось еще тогда, когда он своими научными исследованиями предсказал многие моменты, которые потом стали реальностью. Как отмечает ученый-индолог В.И.Иванов, работавший под руководством Е.М.Примакова в Институте востоковедения и ИМЭМО, «Евгений Максимович Примаков был одним из наиболее последовательных и энергичных сторонников поворота страны на Восток, инициатором поисков эффективных решений социально-экономических проблем восточных регионов России. Руководя в Академии наук Институтом востоковедения, а затем ИМЭМО, академик Примаков принимал самое активное участие в диалогах с китайскими и японскими партнерами, научными центрами Вьетнама, Индии и США, нарождающимися региональными организациями». Его отличали «взрывная энергия и редкое умение работать на дальнюю перспективу, глубокое понимание интересов страны и способность отстаивать эти интересы через добрые человеческие отношения даже с оппонентами»3.

Прошло два десятилетия со времени, когда Евгений Максимович встал у руля российской внешней политики. Попробуем бросить широкий непредвзятый взгляд на то, что было сделано за эти годы на азиатско-тихоокеанском направлении, и посмотрим, к каким результатам эти усилия привели через 20 лет.

С приходом Е.М.Примакова в МИД многое изменилось в нашей внешней политике. Одна из принципиальных перемен заключалась в общем наведении порядка в отношениях России со странами АТР и существенном повышении внимания к восточному направлению российской дипломатии.

С тех пор минуло 20 лет, и стоит, может быть, напомнить, что 1996 год был непростым периодом в жизни России. Продолжался конфликт в Чечне, страна вступила в предвыборную президентскую компанию, экономика была не в лучшей форме. Много проблем накопилось в отношениях с Западом, который взял линию на расширение НАТО, игнорируя интересы России. Но это не отменяло, а, напротив, делало лишь более актуальной установку на строительство многополярного мира, в котором азиатскому вектору отводилась важная роль.

Руководство МИД активно взялось за дело. В первый год нахождения в кресле министра Е.М.Примаков неоднократно выезжал с визитами в страны АТР и принял в Москве десятки делегаций из азиатских стран. В апреле он сопровождал Президента Б.Н.Ельцина во время его визита в КНР, в июле посетил Индонезию, где участвовал во встрече министров иностранных дел АСЕАН и сессии АРФ, в ноябре посетил Китай, Японию и Монголию. Сколько делегаций из азиатских стран побывало в этот период в Москве, сколько встреч и переговоров состоялось у министра, его заместителей по АТР (сначала это был А.Н.Панов, затем Г.Б.Карасин), директоров «азиатских» департаментов - трудно сосчитать.

В результате «на восточном фронте» России в довольно короткие сроки удалось добиться ощутимых успехов. Как пишет один из наших авторитетных дипломатов-востоковедов А.Н.Панов, на посту заместителя министра иностранных дел России отвечавший в то время за отношения с азиатскими странами, «к 1997 году были сформулированы и начали претворяться в жизнь основные принципы политики России в Азиатско-Тихоокеанском регионе. Главная цель этой политики - создание на востоке страны «пояса» добрососедства, доверия, безопасности в интересах обеспечения благоприятных условий для экономического и социального развития России, успешного осуществления политики реформ. Ставилась задача развивать двусторонние отношения со странами региона в максимально возможной степени, идти в этом так далеко, насколько это будет приемлемо для российских партнеров. Важнейшее значение придавалось подключению России к деятельности всех региональных организаций и форумов»4.

Можно без преувеличения сказать, что Евгений Максимович внес огромный вклад в развитие российско-китайских отношений. Именно в тот период, когда он возглавлял МИД, в отношениях России с КНР произошел качественный скачок - наши страны стали стратегическими партнерами. Именно в те годы удалось заложить прочные договорно-правовые основы российско-китайского политического взаимодействия, были достигнуты значительные успехи в области военных связей и ВТС, а в вопросах безопасности вместе с Казахстаном, Киргизией и Таджикистаном мы вышли на важнейшие многосторонние договоренности. Было бы, наверное, несправедливо сказать, что заслуга в укреплении отношений двух государств может целиком принадлежать одному человеку, но то внимание, которое министр Примаков уделял Китаю, имело тогда действительно большое значение.

Е.М.Примаков и в прежние годы неоднократно бывал в Китае в разных качествах - и как ученый, и по парламентской линии, и в качестве директора СВР. Но, пожалуй, первый исключительно важный эпизод, в котором проявилась примаковская мудрость, имел место в мае 1989 года в Пекине, во время эпохального визита Президента СССР М.С.Горбачева в КНР, приведшего к договоренностям о нормализации наших отношений с Китаем.

Процитируем воспоминания очевидцев о том, что тогда происходило в китайской столице. «Уже с утра 14 мая весь центр Пекина и прилегавшие к нему улицы были запружены молодежью. По приблизительным подсчетам, на улицах Пекина находилось в это время около 2 млн. молодых людей, и их действиями руководил студенческий штаб и командование молодежных народных дружин. Через советское посольство в Пекине было передано несколько обращений к Горбачеву с просьбой о встречах с представителями молодежи и о выступлении в Пекинском университете. «Мы глубоко восхищены Вашей книгой «Перестройка и новое мышление» - говорилось в одном из таких обращений - и верим, что Ваш визит в Китай даст китайскому народу новые представления и идеи относительно осуществления реформ и строительства в социалистическом государстве...

Было очевидно, что Горбачев явно сочувствовал китайской молодежи. Над ее огромной толпой на площади Тяньаньмэнь главным лозунгами были: «Ура Горбачеву!» - на русском и китайском языках, а также: «За нашу и вашу свободу!». Он был готов встретиться с представителями молодежи»5.

Наш посол в Пекине в ту пору О.А.Трояновский позднее вспоминал: «Среди тех, кто сопровождал Горбачева, были один-два радикала, которые предлагали ему отправиться на площадь Тяньаньмэнь, чтобы там обратиться с речью к демонстрантам, но такие экстремистские советы были отвергнуты»6.

В числе тех, кто не одобрял идею выступления М.С.Горбачева перед студентами, был Е.М.Примаков. На совещании в советском посольстве, которое Президент СССР созвал в первый вечер своего пребывания в Китае, Евгений Максимович высказался против такого варианта. В.Н.Игнатенко утверждает, что «первым, кто сказал, что этого ни в коем случае делать нельзя, был Примаков»7.

«Студенты обратились к Горбачеву с просьбой выступить перед ними на митинге, - пишет он в своей книге «Встречи на перекрестках». - Мы - я был среди самых активных в этом отношении - категорически не советовали ему делать этого. И, может быть, оказались правы. При любых обстоятельствах, выступи Горбачев перед студентами, навряд ли оказалась бы столь дружественной и плодотворной встреча с Дэн Сяопином»8.

Такого же мнения придерживались тогдашний заместитель министра иностранных дел И.А.Рогачев и посол О.А.Трояновский. Слава Богу, что Михаил Сергеевич прислушался тогда к их совету.

В сентябре 1995 года директор СВР Е.М.Примаков, находившийся с визитом в Китае, был, вопреки согласованной программе, приглашен в Чжуннаньхай на беседу к Председателю КНР. Вместо отведенных 30 минут Цзян Цзэминь говорил с гостем целый час. «Китайско-российские связи следует развивать на новой основе, - сказал тогда китайский лидер. - Это необходимо и для наших стран, и для окружающего мира»9.

Именно Е.М.Примакову принадлежит авторство формулировки, которая с 1996 года характеризует российско-китайские отношения. Именно он предложил Президенту России договориться с Пекином о выведении сотрудничества на уровень стратегического партнерства. Разговор об этом произошел в не совсем обычной обстановке. Вот как запомнилась эта история С.Н.Гончарову, в то время советнику-посланнику Посольства России в Китае.

«В январе 1996 года Е.М.Примаков сменил А.В.Козырева на посту министра иностранных дел России. В связи с этим во время переговоров 25 апреля 1996 года Б.Н.Ельцин сообщил Цзян Цзэминю, что «у нас новый мининдел. Он востоковед. У Козырева глаза смотрели в правую сторону, а у Примакова смотрят в левую».

Во время перелета российской делегации во главе с Б.Н.Ельциным в Пекин в апреле 1996 года в самолете состоялось обсуждение вопросов, которые должны были явиться предметом переговоров в КНР. Российский президент принял предложение Е.М.Примакова о том, чтобы согласовать с китайской стороной новое официальное определение двусторонних связей как «отношений равноправного доверительного партнерства, направленного на стратегическое взаимодействие в ХХI веке».

Телеграмма с предложением включить эту формулировку в итоговый документ двустороннего саммита была направлена в российское посольство в Пекине с самолета. После того как китайская сторона была об этом проинформирована, немедленно собранное совещание Постоянного комитета Политбюро ЦК КПК приняло решение согласиться с российской инициативой. Как продемонстрировали итоги визита и последующие десятилетия развития отношений, эта новая формулировка отнюдь не была просто красивой риторикой»10.

Хорошо поладил Е.М.Примаков с вице-премьером Госсовета, министром иностранных дел КНР Цянь Цичэнем. Они были люди одного поколения, их роднил жизненный опыт, объединяла глубина анализа международной обстановки. Но не только. Оба во время переговоров блистали остроумием. Вспоминаю визит Е.М.Примакова в КНР 17-19 ноября 1996 года. Дело было вскоре после президентских выборов в США, и речь на переговорах зашла о кандидатурах на пост нового американского госсекретаря. «Впрочем, - заметил Цянь Цичэнь, когда основные фигуры были уже рассмотрены, - могут быть и самые неожиданные кандидатуры». Евгений Максимович на это отреагировал: «Это верно. Как, например, я в России».

25-27 марта 1997 года Е.М.Примаков принимал Цянь Цичэня в Москве. Министр повез гостя в Особняк МИД в Мещерино. Разговор там всегда получался более доверительным, искренним, можно было позволить себе шутить и смеяться больше обычного. Вспоминаю, как Евгений Максимович провозгласил здравицу: «Выпьем за развитие партнерства с Китаем. В этом вопросе мы такие же догматики, как и вы».

В один из приездов Цянь Цичэня в Москву по завершении переговоров - а проходили они в Доме приемов МИД на Спиридоновке - в честь визитера был устроен рабочий ланч. Евгений Максимович рассказал Цянь Цичэню о пожаре в особняке и о том, как потом «всем миром» его восстанавливали; поблагодарил за помощь китайских партнеров, которые подарили новый ковер, специально заказанный на ковровой фабрике в Тяньцзине. Цянь Цичэня так впечатлило увиденное и услышанное, что, выступая с тостом, он взволнованно сказал: «Особняк сгорел, но, как птица Феникс, возродился из пепла. Эта история похожа на историю наших отношений, в которых было немало взлетов и падений». На это Евгений Максимович тонко заметил: «Но, к счастью, дело не дошло до пепла…»

Летом 1997 года Е.М.Примаков представлял Россию на церемонии передачи суверенитета над Гонконгом. Как и в ходе предыдущих визитов министра в Китай, мне довелось сопровождать его в этой поездке. Прилетели в Гонконг, отсчитывавший последние дни под британским «Юнион Джеком», небольшой делегацией. Вечером 30 июня англичане устроили красивую торжественную церемонию прощания со своей колонией, на которой присутствовал принц Чарльз. Проходила она под открытым небом. Но стоило только принцу в сопровождении гвардейцев и волынщиков появиться на сцене, как хлынул проливной дождь. Не спасали даже зонты и плащи, которые предусмотрительно заготовили организаторы. Евгений Максимович, как и все участники мероприятия, мокрый насквозь, стойко досидел до конца действа на своем почетном месте в первом ряду.

В тот же вечер принц Чарльз и генерал-губернатор К.Пэттен отбыли из города на яхте «Британия». Покинули Гонконг и некоторые иностранные делегации, в том числе госсекретарь США М.Олбрайт, с которой наш министр провел накануне весьма обстоятельную двустороннюю беседу, а Е.М.Примаков остался.

Как будто нарочно, 1 июля, когда высшее руководство КНР принимало бразды правления в Специальном административном районе Сянган, день выдался солнечным и ясным. В это утро у министра состоялась очень теплая встреча с Председателем КНР Цзян Цзэминем. Китайский лидер поблагодарил Е.М.Примакова, которого он неизменно называл своим старым другом, за участие в торжествах, расценив это как знак дружеской поддержки Пекина.

Евгений Максимович, сильный востоковед, прекрасно понимал роль Японии в современном мире и необходимость нахождения путей позитивного развития наших отношений с этой важной для нас страной. Его усилиями еще в 1970-х годах между ИМЭМО и Японским Советом по вопросам безопасности - «Ампокен» - были налажены регулярные обмены, через Совет удалось выйти на влиятельные фигуры в Либерально-демократической партии, включая Ясухиро Накасонэ, кого Е.М.Примаков называл «выдающимся политиком, равных которому нет в современной Японии».

В рамках обновленной при Е.М.Примакове политики России в Азии стало больше внимания уделяться и отношениям с Японией. Выглядело противоестественным то, что, участвуя в саммитах «семерки», Россия имела наименее развитые связи с одним из особо важных и экономически развитых членов этого «клуба» - Японией.

Важную роль в оживлении российско-японских отношений сыграл визит в Японию министра иностранных дел Е.М.Примакова в середине ноября 1996 года. Российский министр вел свой разговор с японским коллегой Ю.Икэдой очень уважительно к Японии, подчеркивал важность придать новый импульс переговорам по мирному договору и в этой связи высказался за более активное налаживание контактов, обменов в районе Южных Курил, подтвердил намерение российской стороны вести дело к выводу своих войск с этих островов. Наконец, он предложил рассмотреть возможность осуществления совместной хозяйственной деятельности на островах и, в случае заинтересованности в этом японской стороны, изучить под новым углом зрения даже вопросы юрисдикции.

В целом, говорил российский министр, такая совместная деятельность имела бы не только экономическое, но и политическое значение, приближала бы страны к каким-то компромиссным решениям по проблеме территориального размежевания.

Ю.Икэда обещал, что японская сторона изучит предложение о совместной хозяйственной деятельности на островах, но при условии, что это не заменит переговоров по территориальной проблеме, а будет в качестве временной меры до ее урегулирования способствовать созданию более благоприятного климата для ведения таких переговоров. Подобный подход не вызывал возражений с российской стороны.

Весной 1997 года Е.М.Примаков снова летит в Японию, снова встречи, переговоры, попытки найти развязки сложных проблем, вывести российско-японские отношения на позитивную траекторию.

Эти усилия существенно помогли растопить лед взаимного непонимания и недоразумений, вызванных предпринятой в начале 1990-х годов неуклюжей попыткой тогдашнего руководства РСФСР разрешить вопрос заключения мирного договора с Японией. «С середины 1997 года начинается активизация двусторонних связей, - вспоминает наш посол в Японии в тот период А.Н.Панов, - и они вступают в период небывалого в истории российско-японских отношений развития по интенсивности и результативности, который продолжался до конца 2001 года».

Когда на «капитанский мостик» МИД взошел Е.М.Примаков, необходимость перемен в российско-японских отношениях назрела, пишет в своей книге «О Японии» А.Н.Панов. Но нужны были практические шаги, для того чтобы сдвинуть их с места. «Я стал выходить на Е.М.Примакова, Президента Б.Н.Ельцина, пытался донести до них, что необходимо активизировать работу на японском направлении. Надо отдать должное президенту и Е.М.Примакову, они это поняли, и совместно с японским руководством был осуществлен настоящий прорыв, начался «золотой век» наших отношений»11.

1-2 ноября 1997 года состоялась первая неформальная российско-японская встреча на высшем уровне, на которой был принят «план Ельцина - Хасимото». 18-19 апреля 1998 года вторая встреча Б.Н.Ельцина с Р.Хасимото прошла в курортном местечке Кавана.

За этим стояла активная работа дипломатов, в том числе и на уровне глав внешнеполитических ведомств. В феврале 1998 года Москву в качестве министра иностранных дел Японии посетил К.Обути, а уже в ноябре того же года он вновь приехал в Россию - теперь в качестве премьер-министра. Но собеседником с российской стороны был все тот же Е.М.Примаков, который к тому моменту стал главой правительства.

С февральским визитом К.Обути связана история с галстуками, когда во время беседы в Кремле Б.Н.Ельцин предложил двум министрам по примеру лидеров провести между собой встречу «без галстуков» и для начала обменяться галстуками. По свидетельству присутствовавшего при этом А.Н.Панова, японский министр с готовностью начал развязывать узел своего галстука, в то время как Евгению Максимовичу эта идея пришлась явно не по душе. Причина такой реакции была очевидна. К.Обути, родившийся в год Быка, коллекционировал предметы с изображением этого животного. «На его галстуке стройными рядами было изображено прямо-таки целое стадо коров. Галстук Е.М.Примакова был из другой, высшей категории - модный, одной из известнейших фирм. Обмен предстоял явно не эквивалентный. Но что поделаешь?! Предложение главы государства надо выполнять. Получив от Е.М.Примакова галстук, К.Обути сразу же его надел. «Вам, господин министр, - сказал Евгений Максимович, - очень идет мой галстук…»12

Не только галстуками обменивались министры. Гораздо важнее был интенсивный обмен мнениями о путях дальнейшего развития российско-японских отношений. В тот период стороны приложили немало усилий, благодаря которым вкупе с новой атмосферой взаимного доверия они вплотную подошли к решению проблемы заключения мирного договора.

Все более важное место «на радарах» российской внешней политики в те годы стала по достоинству занимать Индия. В марте 1997 года после довольно продолжительной паузы в России приняли индийского премьер-министра Д.Гоуду. В Москве у него состоялись очень позитивные переговоры и встречи. Активизировались практические связи, с обеих сторон стал расти интерес к деловым связям, экономическому взаимодействию. Началась разработка Долгосрочной программы военного и технического сотрудничества до 2010 года. Атмосфера в российско-индийских отношениях стала быстро улучшаться. А в декабре 1998 года и сам Е.М.Примаков, уже как глава российского правительства, полетел в Индию - страну, в которую он, по собственным воспоминаниям, в 1989 году едва не был назначен послом13.

Посеянные в середине 1990-х годов семена дали богатые всходы. Начался новый этап укрепления наших отношений с Индией. Сегодня они характеризуются как отношения привилегированного стратегического партнерства. Индия - важнейший единомышленник и сподвижник России в международных делах, небывалых масштабов и динамики достигло наше экономическое и военно-техническое сотрудничество, пышным цветом расцвели культурно-гуманитарные связи.

Надо было придать новый импульс отношениям с Республикой Корея. После визита в Сеул Президента России в 1992 году российско-южнокорейские отношения развивались, но не так, как могли бы. Пауза в визитах на высоком политическом уровне явно затянулась.

Е.М.Примаков посетил Южную Корею в июле 1997 года. Состоявшиеся там переговоры способствовали активизации двустороннего сотрудничества. В рамках визита было подписано соглашение о создании «горячей линии» - засекреченного канала связи между Кремлем и Голубым домом, улажена тяжба из-за участка земли, на котором располагалось посольство царской России в Сеуле (здание новой дипмиссии было открыто в 2004 г.). Серьезный разговор состоялся по ситуации на Корейском полуострове. И хотя договоренности по российскому предложению о запуске шестисторонних переговоров по ядерной проблеме Корейского полуострова достигнуто не было (южане тогда солидаризировались с американской идеей четырехсторонних переговоров), на хозяев произвела впечатление конструктивная позиция России и выраженная Е.М.Примаковым готовность поддержать любые меры, способствующие укреплению стабильности на Корейском полуострове. Прошло шесть лет, и в августе 2003 года «шестисторонка» стала реальностью.

Усилиями МИД должное внимание стало уделяться развитию контактов с КНДР - нашим давним партнером и важным соседом на Дальнем Востоке.

Увы, «корейская головоломка» не решена и по сей день. Многими годами позже, размышляя о тугом узле, завязавшемся на Корейском полуострове, Евгений Максимович, осуждая безответственное поведение Пхеньяна, в то же время обращал внимание на обоснованную озабоченность КНДР отсутствием международных гарантий своей безопасности. Размышлял он и над перспективами развития самой Северной Кореи. «Как представляется, неправильно считать, что в КНДР ничего не меняется. Не исключено, что через определенный период страна может принять, скажем, вьетнамскую модель реформирования, сдобренную местной спецификой. Но для перехода к реформам нужен период стабилизации, включающий, безусловно, стабильную социально-экономическую обстановку. В таких условиях особое значение приобретает сохранение и развитие гуманитарной поддержки со стороны других стран и привлечение иностранных инвестиций… решение… острых энергетических проблем»14.

При непосредственном участии Е.М.Примакова был придан небывалый импульс диалоговому партнерству Россия - АСЕАН, которому Евгений Максимович придавал большое значение. В его основе лежала убежденность в том, что АСЕАН - важнейшая региональная организация, философия и интересы которой объективно близки России и которая сама стремится к более тесному сотрудничеству с нашей страной.

В июле 1996 года министр иностранных дел России возглавил российскую делегацию на министерской встрече АСЕАН в Джакарте, где было официально оформлено наше диалоговое партнерство с Ассоциацией. Он также участвовал в министерских встречах Россия - АСЕАН и сессиях АРФ в 1997 году в Куала-Лумпуре и в 1998 году в Маниле. Именно в этот период были подписаны базовые документы и созданы институты, которые и по сей день определяют характер нашего сотрудничества с асеановской «десяткой».

23 июля 1997 года в статье под заголовком «Евгений Примаков отправился в азиатский поход» газета «Коммерсантъ» писала: «Сегодня министр иностранных дел России Евгений Примаков прибыл в Сеул - первую точку назначения в его турне по трем странам Азиатско-Тихоокеанского региона (АТР). Затем он нанесет официальные визиты в Малайзию и Таиланд, а в малайзийской столице Куала-Лумпуре к тому же примет участие в региональном форуме АСЕАН, на который помимо делегаций государств АСЕАН и России съедутся представители США, Японии, Китая и еще семи стран АТР.

Судя по тому, на каком уровне принимают российского министра в странах региона и какие вопросы намечены к обсуждению, можно сказать, что российская дипломатия переживает новый подъем на этом направлении международной политики. Российская концепция о «многополюсном мире» и вытекающий из нее курс на расширение круга партнеров России оказались созвучными стремлению этих стран проводить более независимую от Запада политику, дающую им свободу экономического и политического маневра.

О том, что наши отношения сейчас на подъеме, свидетельствует даже простое перечисление проведенных и планируемых беспрецедентных по масштабу мероприятий Россия - АСЕАН и Россия - АТР, в центре внимания которых - вопросы укрепления сотрудничества, в первую очередь экономического. Например, первое заседание Комитета сотрудничества Россия - АСЕАН (5-6 июня, Москва), встреча в рамках диалога Россия - АСЕАН на асеановском региональном форуме (29 июля, Куала-Лумпур), конгресс Ассоциации банков Азии (1-7 сентября, Москва)»15.

С именем Е.М.Примакова связана и сложившаяся в те годы традиция проведения по окончании сессий АРФ шуточных концертов с участием членов официальных делегаций - явление для мировой дипломатии поистине уникальное. Евгений Максимович, человек внешне серьезный и даже порой суровый, на самом деле был большим любителем поэтическо-песенного творчества, писал замечательные стихи, слыл прекрасным рассказчиком и всячески приветствовал художественную самодеятельность. Идея дипломатических «капустников» пришлась ему по душе, и в ее реализацию он внес яркий личный вклад.

Корреспондент РИА «Новости» М.Е.Цыганов, освещавший в те годы российскую политику в Юго-Восточной Азии и асеановские мероприятия, в одном из своих репортажей писал: «Встреча министров иностранных дел АСЕАН и стран-партнеров - единственный международный форум, на котором дипломаты не только обсуждают важные международные и региональный проблемы, но и проявляют себя в совершенно неожиданном амплуа - музыкантов, актеров, певцов.

Идея проведения асеановских «капустников» родилась практически одновременно с созданием Регионального форума по безопасности (АРФ), который существует с 1994 года. Концерты, завершающие форум, призваны подчеркнуть неформальный характер дискуссий в рамках АСЕАН.

Министры и члены делегаций выступают с шуточными номерами, в которых обыгрывают вопросы, стоящие перед АСЕАН, а также личные особенности и забавные черты друг друга.

К «капустнику» дипломаты зачастую готовятся не менее серьезно, чем к пленарным заседаниям и переговорам. Участники концерта привозят с собой костюмы и реквизит, в свободное от встреч и дискуссий время проводят спевки и репетиции.

Те, кто побывал на предыдущих «капустниках», признают, что выступления российской делегации неизменно пользуются большим успехом. Неоднократно после концерта к «артистам» из МИД России выстраивалась очередь из желающих поздравить с удачным номером. Первым из российских министров на гала-концерте выступил Евгений Примаков - в 1997 году в Куала-Лумпуре»16.

С каждым годом «капустники» на асеановских региональных форумах становились все популярнее, причем и российская, и американская делегации участвовали в них весьма охотно и даже азартно. Вспоминает известный российский дипломат-востоковед А.П.Лосюков, в 1997-1999 годах возглавлявший Второй департамент Азии МИД России: «Нам пришла в голову мысль сделать с американцами совместный номер. Такого в мировой дипломатии еще не было. Американские партнеры эту идею поддержали.

Вместе мы решили, что хорошей основой для выступления мог бы стать сюжет знакомого всем бродвейского мюзикла «Вестсайдская история». Но дело ведь не только в музыке: надо было переделать слова песен, да так, чтобы текст был и занятным, и приемлемым для российской и американской сторон. А это уже политика.

Я написал первый вариант текста - на английском языке и в стихах - и передал его американцам. Это была острая политическая сатира. Как и следовало ожидать, коллеги из Госдепартамента США предложили его полностью переписать. Начались практические полноценные дипломатические переговоры по переписке, продолжавшиеся несколько месяцев: я отправлял своему партнеру наши соображения, он возвращал мне проект с поправками и встречными предложениями.

После довольно длительных и сложных дискуссий текст был наконец согласован. Я пошел с ним к министру. Е.М.Примаков сухо спросил: «Ну, что вы там написали?» Он взял у меня бумаги и занес над ними ручку. Я с ужасом подумал про себя: «Если Евгений Максимович сейчас начнет править с таким трудом согласованный текст, о совместном выступлении можно забыть - мы уже не успеем его заново согласовать…» Но слова песни министру понравились, и он попросил внести в них минимальные исправления».

Однако теперь надо было отрепетировать арию. Предполагалось, что ее будут исполнять руководители внешнеполитических ведомств России и США. В этом, собственно, заключался главный сюрприз - Е.М.Примаков и М.Олбрайт поют на сцене дуэтом арию влюбленных! Провести «спевку» можно было, естественно, только по прибытии в Манилу.

Дело облегчало одно немаловажное обстоятельство. Как известно, с М.Олбрайт у Е.М.Примакова сложились очень добрые личные отношения. Евгений Максимович ценил в ней не только ее профессиональные, но и человеческие качества - «отсутствие напыщенности» и «располагающую непосредственность». Высоко оценивал он и артистические данные своей партнерши. Вспоминая неформальный концерт после 4-й сессии АРФ в июле 1997 года, он пишет: «Как взорвался аплодисментами зал, когда… в Куала-Лумпуре Мадлен в сопровождении своей делегации прекрасно исполнила песню Мадонны на специально написанный остроумный текст о внешней политике США!»17

Репетицию удалось организовать всего лишь одну и лишь за день до выступления. Но это был действительно редкий, памятный для всех участников вечер. Собрались в номере у госсекретаря, атмосфера была почти домашняя. Евгений Максимович в кресле и Мадлен Олбрайт, взобравшаяся с ногами на диван, со «шпаргалками» в руках весь вечер распевали знакомую мелодию с новыми словами, то и дело отвлекаясь на шутки и посторонние разговоры. По свидетельству очевидцев, поначалу мало что получалось, но когда на следующий день артисты вышли на сцену, произошло чудо - так слаженно, в унисон пели два министра!

Сам Е.М.Примаков сочно рассказывает об этом «шедевре» в своей книге «Минное поле политики»:

«НАТО включила в себя Венгрию, - пропела Мадлен Олбрайт на музыку Бернстайна «Вестсайдская история».

«Это самая большая ошибка, - пропел я в ответ на ту же музыку. Зал, в котором присутствовали все делегаты, «одобрительно неистовствовал»18.

Сегодня российско-асеановское партнерство, отметившее в этом году свое 20-летие, выходит на невиданные ранее горизонты. На третьем саммите Россия - АСЕАН в мае 2016 года в Сочи была достигнута договоренность о выведении его на уровень стратегического партнерства. В этот юбилейный год мы, разумеется, не можем не вспомнить о том, что у истоков диалогового партнерства стоял Е.М.Примаков.

Большой рывок был сделан в середине 1990-х годов и в двусторонних отношениях России со многими странами ЮВА - Вьетнамом, Индонезией, Малайзией, Таиландом. Это не значит, что в предшествующие десятилетия наша страна слабо развивала отношения с азиатскими государствами. Отнюдь нет. У Советского Союза всегда было в Азии много союзников и друзей. Не следует забывать о том, что именно СССР внес решающий вклад в национальное освобождение народов этого региона от колониального ига, оказал огромную помощь многим странам АТР в достижении независимости, защиты своего суверенитета от внешней агрессии, создании основ государственности. Фундамент современной промышленности Китая, Индии, Вьетнама, Лаоса, Камбоджи, Индонезии, Монголии, Мьянмы, Бангладеш, Афганистана был заложен в немалой степени благодаря масштабной помощи СССР. Костяк инженерно-технической и творческой интеллигенции этих государств был подготовлен в советских вузах или советскими специалистами, направленными для оказания содействия этим молодым социалистическим и развивающимся странам Азии. Политика СССР в отношении азиатских стран была, конечно, в значительной степени идеологизированной, но последовательной и честной.

Затем настали трудные для нашей страны времена, отразившиеся и на активности России в этой части мира. Однако начиная со второй половины 1990-х годов сотрудничество с партнерами по АТР начинает приобретать качественно иной характер - характер целенаправленной, системной политики, нацеленной на приоритетное развитие всестороннего, многопланового взаимодействия.

После того, как в 1989 году были нормализованы отношения с КНР, началось интенсивное сближение наших двух стран на базе созвучия подлинных интересов, взаимной выгоды и урегулирования проблем, доставшихся нам в наследство от прошлого. Это привело в 1996 году к формированию между Россией и Китаем отношений стратегического партнерства, которое пять лет спустя, в 2001 году, было «сцементировано» Договором о добрососедстве, дружбе и сотрудничестве.

Производными от этих новых отношений стали беспрецедентные соглашения между Россией, Китаем, Казахстаном, Киргизией и Таджикистаном - в апреле 1996 года было подписано Соглашение об укреплении доверия в военной области в районе границы, а в апреле 1997 года - Соглашение о взаимном сокращении вооруженных сил и вооружений в районе границы. Е.М.Примаков высоко оценил многолетнюю кропотливую работу, проделанную российскими и китайскими экспертами, и всемерно форсировал ее завершение.

На саммите с участием глав пяти государств в апреле 1996 года в Шанхае появилась идея - проводить отныне такие встречи на регулярной основе. Так возникла «Шанхайская пятерка». В 1997 году пять лидеров вновь собрались в Москве, в 1998 году - в Алма-Ате. Примечательно, что в связи с невозможностью участия в алма-атинском саммите Б.Н.Ельцина Россию на нем представлял министр иностранных дел Е.М.Примаков. «Россия будет самой активной участницей «пятерки»»19, - заявил он тогда.

Это заявление не было голословным. Министр прилагал целенаправленные усилия по укреплению «Шанхайской пятерки». К ее бишкекскому саммиту в 1999 году уже началось формирование рабочих механизмов нового, пока еще неформального объединения, а на душанбинском в 2000-м было принято решение об учреждении новой организации. 15 июня 2001 года главами пяти государств и Узбекистана была подписана Декларация о создании ШОС.

Одним из государств-наблюдателей при ШОС и наиболее реальных кандидатов на вступление в эту организацию в качестве полноправного члена является Иран. Значение Тегерана как важного партнера нашей страны Е.М.Примаков отмечал в своих мемуарах особо. «Иран - соседняя страна, которую связывают с нами многие десятилетия взаимовыгодных отношений. Эти отношения не прерывались и включали в себя не только сильный экономический элемент, но с середины 1990-х годов и политическое сотрудничество, особенно по тем вопросам, где у нас сблизились интересы»20.

Говоря о роли Е.М.Примакова в развитии сотрудничества со странами Азии, нельзя не сказать несколько слов и об Афганистане. После ухода советских войск из этой страны, в феврале 1989 года, там некоторое время сохранялся статус-кво, но с падением власти НДПА Афганистан погрузился в хаос гражданской войны. Моджахеды взяли Кабул, но вскоре были выбиты оттуда новым опасным игроком на афганском поле - движением «Талибан». Развитие российско-афганских отношений на некоторое время прервалось.

Известный российский афганист и видный дипломат М.А.Конаров-ский вспоминает, что Е.М.Примаков и в свою бытность министром, и после перехода на другие должности неизменно уделял теме Афганистана самое пристальное внимание.

«В феврале 2002 года я встретился с Е.М.Примаковым, который тогда занимал должность Президента ТПП России, накануне выезда в Кабул в качестве посла России в Афганистане. Евгений Максимович изложил свое видение ситуации в постталибском Афганистане и вокруг него. Примечательно, что наши оценки во многом совпали, что для меня было весьма вдохновляющим перед началом работы в очень непростых условиях страны пребывания. В изложении своих мыслей Евгений Максимович не только проявил широту мышления профессионального востоковеда и политика, но и качества эксперта со стратегическим видением процессов, глубоко владеющего существом конфликта в этой стране. В числе его конкретных советов была не пользовавшаяся в те годы достаточной поддержкой идея о необходимости налаживать широкие контакты с афганскими пуштунами и их лидерами, а не отдавать - по старинке, в традициях советских времен - предпочтение преимущественно национальным меньшинствам северных районов Афганистана. С его стороны я получил и полную поддержку целесообразности создания при ТПП Российско-афганского делового совета или какой-либо иной структуры для вывода из забвения двустороннего торгово-экономического сотрудничества, что приобрело конкретные очертания уже осенью 2002 года в ходе визита в Москву тогдашнего министра иностранных дел Афганистана А.Абдуллы во время его встречи с Е.М.Примаковым».

Интерес к вопросам многосторонней дипломатии в АТР у Евгения Максимовича зародился давно, когда первые региональные структуры еще только делали робкие шаги по пути своего становления. Думаю, что он предвидел, какое большое будущее принадлежит в этом регионе многосторонним организациям и форумам. В середине 1980-х годов одним из таких объединений в формате «второй дорожки» был Совет Тихоокеанского экономического сотрудничества (СТЭС). Е.М.Примаков стал главой российской делегации в СТЭС. Сохранились воспоминания коллег о работе в этом форуме: «Участникам встречи Тихоокеанского совета экономического сотрудничества, проходившей в Осаке в мае 1988 года, запомнилось его яркое пятиминутное выступление, в котором Советский Союз был представлен в качестве полноправной региональной державы с разветвленными интересами и конструктивными намерениями»21.

Е.М.Примаков был избран первым председателем Советского национального комитета по азиатско-тихоокеанскому экономическому сотрудничеству (СНКАТЭС), образованного по его же инициативе в 1988 году и проложившего дорогу к членству России в форуме «Азиатско-тихоокеанское экономическое сотрудничество» (АТЭС). «Исключительно в стиле Примакова, незамедлительным практическим шагом стала организованная им блиц-поездка рабочей группы СНКАТЭС в Благовещенск, Южно-Сахалинск, Владивосток и Хабаровск. Состоялись многочисленные деловые встречи и откровенные беседы с руководителями регионов, директорами предприятий, учеными. Осенью 1988 года, в тогда еще «закрытом» Владивостоке, под руководством Е.М.Примакова была проведена беспрецедентная по числу и представительности участников международная встреча «Азиатско-Тихоокеанский регион: диалог, мир, сотрудничество»22.

Но это было только начало. Придя в МИД, Е.М.Примаков обратил на разворачивавшиеся процессы региональной интеграции пристальное внимание.

Принципиально важно отметить, что, выстраивая два десятилетия назад активное сотрудничество со своими восточными соседями и региональными центрами силы, Россия последовательно вела линию на подключение к процессам многостороннего сотрудничества в АТР. В 1996 году наша страна стала участником Регионального форума АСЕАН по безопасности. Тогда же за подписью министра иностранных дел России Е.М.Примакова были направлены письма с выражением готовности присоединиться к форуму «Азия - Европа» (АСЕМ). Процесс вступления в это объединение растянулся на полтора десятилетия, но в конце концов был успешно завершен.

В 1998 году Россия, по выражению Евгения Максимовича, «после долгих мытарств и дипломатических усилий» вступила в форум «Азиатско-тихоокеанское экономическое сотрудничество» (АТЭС). Он сам представлял Россию на первом с участием нашей страны саммите АТЭС в октябре 1998 года в Куала-Лумпуре, хотя предполагалось присутствие на нем Президента Б.Н.Ельцина. Из воспоминаний Примакова: «16 октября 1998-го президент отменил свою поездку в Малайзию, где был запланирован саммит государств Азиатско-Тихоокеанского региона. Россия должна была быть представлена на этой встрече впервые после того, как нас наконец-то приняли в состав АТЭС. Вместо президента в Малайзию полетел я»23.

Эта линия была продолжена и после перехода Е.М.Примакова на работу в правительство. В 2002 году Россия участвовала в Первом саммите Совещания по взаимодействию и мерам доверия в Азии (СВМДА) и стала участником Диалога по сотрудничеству в Азии (ДСА), в 2004 году присоединилась к Договору о дружбе и сотрудничестве в Юго-Восточной Азии, в 2010-м была принята (вместе с США) в состав участников Восточноазиатских саммитов (ВАС) и одновременно с Австралией и Новой Зеландией - в АСЕМ. Свидетельством высокой оценки региональным сообществом нашего деятельного участия в делах АТР стало предоставление России права проведения саммита АТЭС во Владивостоке в 2012 году.

Значение сотрудничества со странами АТР для нашей страны обусловлено тем, что на него мы возлагаем особые надежды в плане социально-экономического подъема российских регионов Сибири и Дальнего Востока. После совещания по рассмотрению этого блока вопросов, которое состоялось под председательством Президента России в июле 2010 года в Хабаровске, была разработана Комплексная программа действий по укреплению позиций России в АТР.

В последние годы там происходят колоссальные перемены. В.В.Путин назвал развитие Дальнего Востока «приоритетом России на весь XXI век». Способствовать решению этой задачи призван и «восточный вектор».

Велико теоретическое наследие Е.М.Примакова, дальновидные предсказания которого уже начинают сбываться. Выступая 2 июля 2015 года на вечере памяти патриарха нашей дипломатии в МИД России, С.В.Лавров сказал: «Е.М.Примаков, без преувеличения, - автор ключевых направлений нашей внешнеполитической доктрины, которые на протяжении почти двух десятилетий сохраняют свою актуальность. Прежде всего, это независимый, самостоятельный внешнеполитический курс страны, ее открытость к сотрудничеству с любым другим государством, группой государств на равноправной, взаимоуважительной, взаимовыгодной основе»24.

По словам С.В.Лаврова, Евгению Максимовичу принадлежит концептуальное первенство в формулировании доктрины многополярного мира, которую нередко и совершенно справедливо называют «доктриной Примакова». Если в 1990-х годах кому-то эта формула могла казаться идеологизированной утопией обиженной России или умозрительной конструкцией оторванных от жизни ученых, то сегодня формирование полицентричного мироустройства упорно пробивает себе дорогу на фоне тщетных попыток утрачивающего свое былое доминирование Запада любыми силами удержать мир под своим единоличным контролем.

Тезис о разноуровневой евразийской интеграции был высказан Е.М.Примаковым задолго до того, как эта истина овладела умами других ученых и политиков. Он был убежден, что выделение в этом процессе «интеграционного ядра» необходимо и неизбежно. Его вывод подтвержден жизнью - созданием 1 января 2015 года Евразийского экономического союза (ЕАЭС).

Е.М.Примаков был первым, кто заявил о возможности сотрудничества России, Китая и Индии. И в это тоже поначалу мало кто верил. Но идея «тройки» уже вскоре, в конце 1990-х годов, была материализована в виде механизма трехстороннего диалога РИК - по первым буквам в названиях трех стран.

Об этом в своем знаменитом стихотворном поздравлении Е.М.Примакову с 80-летним юбилеем упомянул С.В.Лавров:

«А знаменитый треугольник -

Пекин, Нью-Дели и Москва?

Сперва казалась мысль крамольной,

А «тройка» - вот она, жива!»

Но «тройка» дала толчок еще более масштабным процессам. В 2006 году на международном небосклоне появился новый перспективный форум, получивший название «БРИК». В 2011 году с присоединением ЮАР он превратился в БРИКС. Сегодня это одно из наиболее динамично развивающихся объединений государств, влияние которого на мировую политику, глобальное управление и реформирование международных экономических отношений трудно переоценить.

За минувшие десятилетия до неузнаваемости преобразилось и другое детище Евгения Максимовича и его соратников - «Шанхайская пятерка», превратившаяся в 2001 году в Шанхайскую организацию сотрудничества (ШОС). Молодая региональная организация, созданная в целях укрепления дружественных отношений между странами-соседями и совместной борьбы с терроризмом, сепаратизмом и экстремизмом, ШОС набрала невиданные ранее обороты. Она прирастает новыми темами - такими, например, как противодействие наркоугрозе и многостороннее экономическое сотрудничество - и новыми членами. Принято решение о приеме в ШОС Индии и Пакистана, что обещает коренным образом изменить региональный ландшафт. Более десятка государств уже являются наблюдателями при ШОС или партнерами по диалогу, а всего «шосовская семья» включает в себя 18 стран. И интерес стран региона к ШОС неуклонно растет.

Как ядерная держава и постоянный член Совета Безопасности ООН, Россия несет особую ответственность за поддержание международного мира и безопасности. В этой связи нас не может не тревожить наличие в АТР острых очагов напряженности на фоне дефицита доверия и отсутствия надежной, юридически оформленной системы безопасности. Вот почему наша страна настойчиво выступает за формирование в этой части мира новых начал безопасности, свободных от конфронтационной идеологии, в пользу формирования в АТР всеобъемлющей, открытой и инклюзивной архитектуры безопасности и сотрудничества, основанной на принципах международного права, взаимного доверия и уважения интересов друг друга, неиспользования силы или угрозы силой, мирного разрешения споров. Наиболее четко эти требования к новой парадигме отношений были сформулированы в середине 1990-х годов.

В русле этих подходов в 2010 году Москва и Пекин выступили с совместной российско-китайской инициативой по укреплению региональной безопасности. Ее принципиальная поддержка асеановскими партнерами послужила основой для запуска исключительно важного диалога, который ведут сейчас все ключевые участники регионального сообщества в рамках Восточноазиатских саммитов.

Когда говорят, что Е.М.Примаков «энергично и творчески продвигал позитивную повестку дня в мировых делах, способствовал выстраиванию коллективных усилий по поиску ответов на глобальные вызовы при опоре на международное право»25, это имеет прямое отношение к «восточному вектору» внешней политики России, который начертил этот незаурядный человек.

Евгений Максимович был мудрым и трезвым политиком. Указывая на важность разворота России лицом к Азиатско-Тихоокеанскому региону, он глубоко понимал необходимость для такой страны, как наша, сбалансированной внешнеполитической и внешнеэкономической стратегии. «Сила нашей внешней политики, - говорил он, - в максимальном охвате различных государств и особенно в развитии отношений с азиатскими странами. При такой конфигурации нам будет легче иметь дело и с Западом»26.

Неслучайно в его последнем публичном выступлении в январе 2015 года на заседании «Меркурий-клуба» были такие слова: «Можно ли говорить о переориентации России на Восток? Отвечаю: это не так. Россия хотела бы нормализовать отношения с США и Европой, но игнорировать быстровозрастаемое значение Китая и других стран, входящих в «Азиатско-тихоокеанское экономическое сотрудничество», было бы неразумно».

В каком-то смысле это - политическое завещание Е.М.Примакова.

1Концепция внешней политики Российской Федерации // Дипломатический вестник. Специальный выпуск. 1993. Январь. С. 3.

2Там же. С. 5.

3Иванов В.И. Евгений Максимович Примаков и место России в АТР // http://alipina.viperson.ru/articles/evgeniy-maksimovich-primakov-i-mesto-rossii-v-atr

4Панов А.Н. О Японии. Очерки и исследования дипломата. М.: ОЛМА Медиа Групп, 2014. С. 415.

5Медведев Р.А. Визит М.Горбачева в КНР в 1989 году // Новая и новейшая история. 2011. №3.

6Трояновский О.А. Через годы и расстояния. История одной семьи. М.: Вагриус, 1997.

7Млечин Л.М. Примаков. М.: Молодая гвардия, 2015. С. 115.

8Примаков Е.М. Встречи на перекрестках. М.: Центрполиграф, 2015. С. 63.

9Там же. С. 182.

10Гончаров С.Н. Заметки о военно-техническом сотрудничестве Китая с СССР во 2-й половине ХХ века // http://www.synologia.ru/monograph-1531-5

11Панов А.Н. Указ. соч. С. 560-561.

12Там же. С. 229-230.

13Млечин Л.М. Указ. соч. С. 116.

14Примаков Е.М. Мир без России? К чему ведет политическая близорукость. М.: Издательский дом «Российская газета». С. 48.

15www.kommersant.ru/doc/181409

16m-tsyganov.livejournal.com/347157.html

17Примаков Е.М. Встречи на перекрестках… С. 248.

18Примаков Е.М. Минное поле политики. М.: Молодая гвардия, 2007. С. 191.

19www.kommersant.ru/doc/201291

20Примаков Е.М. Встречи на перекрестках… С. 493.

21Иванов В.И. Указ. соч.

22Там же.

23Примаков Е.М. Встречи на перекрестках… С. 526.

24Выступление министра иностранных дел С.В.Лаврова // Наша Смоленка: люди и дела. 2015. №6.

25www.mid.ru/main_en/asset_publisher/.../content/id/1511244

26Примаков Е.М. Встречи на перекрестках… С. 64.

Россия. Азия > Внешэкономсвязи, политика > interaffairs.ru, 20 октября 2016 > № 1939741 Кирилл Барский


Таиланд. Россия > Внешэкономсвязи, политика > ria.ru, 16 февраля 2016 > № 1652210 Кирилл Барский

Вековые дружеские отношения между Россией и Таиландом продолжают в 2016 году стремительно развиваться на фоне мирового экономического спада, резкого падения статистики российского туристического рынка в Таиланде и ряда показателей в торгово-экономических отношениях двух стран.

Чрезвычайный и полномочный посол России в этой стране Кирилл Барский в интервью корреспонденту РИА Новости в Таиланде Евгению Беленькому рассказал о динамике двусторонних отношений во всех сферах за последний год, о ближайших и дальних перспективах сотрудничества двух стран и о работе российского посольства в Бангкоке.

— Кирилл Михайлович, как вы могли бы охарактеризовать двусторонние отношения России и Таиланда, их динамику за последний год? Буквально несколько дней назад Россия праздновала День дипломатического работника. Какими новыми достижениями встретил профессиональный праздник коллектив посольства России в Таиланде?

— Хочу поделиться радостью в связи с тем, что, несмотря на большие сложности, которые переживает современный мир, и непростые времена для России, российской дипломатии, в наших отношениях с Таиландом мы отмечаем уверенное поступательное развитие и обретение этими отношениями, не побоюсь этого слова, нового качества.

Это закономерный итог тех процессов, которые развивались в наших отношениях, в политике России в Азиатско-Тихоокеанском регионе, это объективная констатация растущего взаимного интереса русских и тайцев друг к другу. За последний год у нас произошли две встречи глав правительств наших стран, состоялось заседание межправительственной комиссии в Москве, успешно осуществлены несколько визитов на министерском уровне, появились новые экономические и инвестиционные проекты, которые сейчас успешно реализуются, расширяется культурное сотрудничество, обмены творческими коллективами. Все это создает прекрасную основу для дальнейшего развития наших отношений, и я хотел бы обратить на это особое внимание, — по всем линиям. Нет таких областей в отношениях между Таиландом и Россией, где бы у нас не была заложена солидная основа или не открывались бы какие-то новые, интересные для обеих сторон перспективы.

В этой связи День дипломата мы в посольстве России в Таиланде встретили в этом году не только успехами прошедшего года, но и хорошими заделами на будущее, новыми надеждами на то, что работа посольства будет и впредь востребована нашей страной.

— А что можно сказать о развитии торгово-экономического сотрудничества, особенно в связи с тем, что в прошлом году из-за кризисных явлений и падения курса российского рубля мы наблюдали уменьшение наполовину туристического рынка, который имеет немалый вес в двусторонних экономических связях наших стран?

— Ну, не половины, а меньше. Наша статистика показывает, что туристический поток упал на 45 процентов, что, конечно, не может не огорчать, и мы понимаем те причины, которые стоят за снижением турпотока из России. Однако, с другой стороны, мы видим и реальные перспективы для того, чтобы эта тенденция была развернута вспять.

С одной стороны, туризм в Таиланде стал для россиян действительно дорогим удовольствием. Выезд россиян в зарубежные страны в 2015 году в целом сократился. Многие сейчас стараются экономить, особенно на таких расходах, которые не являются основными для поддержания жизнедеятельности. Есть и такое явление, как привыкание к новому курсу рубля, к новой экономической реальности. Год был действительно для нашей страны непростой. Одновременно в России развивается внутренний туризм, и это можно только приветствовать.

Однако нельзя не заметить и другое. Таиланд полюбился россиянам как место отдыха. Здесь за последние 10-15 лет была создана удобная, комфортная инфраструктура отдыха. Причем именно для российского туриста. Таиланд в глазах россиян за эти годы заработал себе настолько хорошую репутацию, что трудно поверить в то, что он исчезнет с географической карты российского путешественника в будущем.

Я отмечаю сейчас противоположную тенденцию. По мере того как стабилизируется экономическая ситуация в нашей стране, люди начинают жить, вести бизнес в новых условиях, они вновь принимаются строить планы в отношении летнего и зимнего отдыха, опять появляются признаки того, что российский турист возвращается в Таиланд. Мы видим это на примере "урожайных" декабря и января. Да, пусть мы еще не взяли те высоты, которых когда-то добивались на пике развития российского туризма в Таиланде. Но есть все основания полагать, что со временем, особенно тогда, когда ситуация в российской экономике окончательно изменится к лучшему, а у нас и у меня лично тоже в этом нет никакого сомнения, поток туристов из России в Таиланд будет продолжать увеличиваться.

Этому способствуют и те дополнительные меры, которые принимает таиландское правительство для привлечения туристов, для улучшения условий их пребывания в Таиланде, укрепления мер безопасности, введения новых механизмов компенсации туристам, которые попадают в трудные ситуации.

Многое делается Россией и Таиландом в двустороннем формате. У нас в прошлом году было принято решение о создании рабочей группы Россия — Таиланд по сотрудничеству в области туризма, и первое заседание этой группы должно состояться в первом полугодии текущего года. Все это вместе взятое должно со временем дать тот эффект, о котором я говорю: возобновление массового приезда в Таиланд российских туристов.

Должен сказать, что итоги 2015 года не дают поводов для слишком уж сильного разочарования: при том, что у нас действительно произошел спад, Таиланд по итогам года посетили 884 тысячи российских граждан. Я бы не сказал, что это очень мало. И если взять общее количество иностранных туристов, которые посещают Таиланд, мы сейчас среди европейских стран занимаем второе место после Великобритании, а в общемировом списке — почетное девятое место.

— В какой степени можно говорить о том, что то, что мы потеряли в туризме, в новых условиях мы приобрели в торговле?

— Здесь ситуация мало отличалась от обстановки в мире в целом, от положения в мировой экономике, в двусторонних экономических отношениях между большинством стран мира. Везде спад, везде — стагнация, везде усилия сторон по недопущению серьезного ущерба двусторонним отношениям, торгово-экономическому сотрудничеству на фоне проблем, с которыми сталкивается мировое хозяйство. В этом смысле торгово-экономические отношения между Россией и Таиландом не являются исключением. Мы тоже переживали непростые времена, статистика демонстрирует снижение показателей. В то же время надо понимать, что снижение идет, в основном стоимостное, а что касается физических объемов, то мы видим сохранение показателей на прежних уровнях или даже рост. Вот, например, торговля сельхозпродукцией. Здесь мы наблюдаем разноречивые тенденции. С одной стороны, есть общие проблемы, характерные и для других секторов нашего торгово-экономического сотрудничества. С другой стороны, мы, например, констатируем рост экспорта в Таиланд российской сельскохозяйственной продукции, что, в общем, не удивительно на фоне слабого рубля, который стимулирует экспорт.

Я бы обратил внимание еще на одну тенденцию, которая является приметой нового этапа российско-таиландского экономического сотрудничества. Все больше появляется инвестиционных проектов — как в одну, так и в другую сторону. В частности, по сельскому хозяйству мы наблюдаем растущий интерес таиландских агропромышленных предприятий, компаний к инвестированию в российское сельское хозяйство: в производство мяса, молока, сахара на территории Российской Федерации. Лидером здесь является компания CP Group, крупнейший в Таиланде и в Юго-Восточной Азии агрохолдинг, который уже вложил почти полмиллиарда долларов США в строительство свиноферм, птицефабрик, мясомолочных комбинатов, заводов по производству комбикормов в различных регионах России. По его стопам идет компания Sutech Engineering, которая планирует строительство в Хабаровском крае крупного завода по производству сахара.

Есть интересные проекты в сфере сельского хозяйства и на территории Таиланда, которые реализуют российские инвесторы. Это и производство молочной продукции, и разведение осетров и производство в перспективе черной икры и так далее.

Мне в целом кажется, что рост интереса сторон к новым формам и новым сферам сотрудничества, в том числе и инвестиционного, это то самое, что характеризует новый этап развития взаимодействия между Россией и Таиландом. И, естественно, за ним — будущее. Хотел бы к этому добавить, что, в отличие от предыдущего этапа, когда торговля между нашими странами, надо признать, в большей степени концентрировалась на сырьевых товарах, продукции с низкой степенью переработки и добавленной стоимости, теперь все чаще речь идет о таких проектах сотрудничества, которые предусматривают создание высокотехнологичных производств или торговлю товарами, которые являются результатом внедрения инноваций, о взаимодействии между компаниями, работающими в области высоких технологий, между технопарками и наукоградами двух стран. Даже в таких областях сотрудничества, как авиация, энергетика, транспорт, мы все больше говорим о том, что интерес сторон заключается не только в поставках тех или иных видов продукции, а о том, чтобы производить их совместно на территории, например, Таиланда или создавать здесь сервисные центры для обслуживания российской техники. Вот это, мне кажется, гораздо важнее как тенденция, чем краткосрочные негативные явления, которые мы сейчас наблюдаем в российско-таиландском товарообороте, как, впрочем, и в торговых отношениях с другими странами.

— Одной из важнейших и растущих сфер сотрудничества между нашими странами является сфера безопасности. Что происходит сейчас и будет происходить в ближайшем будущем в этой сфере?

— Тема безопасности для наших стран — это и вопросы международной и региональной безопасности, и вопросы обеспечения национальной безопасности, укрепления обороноспособности наших стран,. Это, с одной стороны, взаимодействие на международной арене, в Организации Объединенных Наций, в региональных структурах и, с другой стороны, обмен опытом и информацией, двустороннее сотрудничество, которое помогло бы каждой из сторон решать те или иные проблемы.

Этот трек сотрудничества, которое охватывает широкий набор тем от борьбы с терроризмом до взаимодействия в вопросах правовой помощи, является неотъемлемой составной частью любых двусторонних отношений, включая отношения между Россией и Таиландом.

У нас еще в 2005 году на основе соглашения между нашими странами о сотрудничестве в области безопасности была создана двусторонняя рабочая группа. Сейчас, когда угрозы и вызовы безопасности становятся все более актуальными для всех без исключения стран мира, и Россия и Таиланд это прекрасно понимают, было принято решение об активизации работы на данном направлении и о проведении второго заседания этой рабочей группы.

Оно состоялось в рамках визита секретаря Совета безопасности Российской Федерации Николая Патрушева, который посетил Таиланд 10-12 февраля.

Спектр вопросов, которые наши страны обсуждали в контексте этого диалога по вопросам безопасности, чрезвычайно широк. Он продиктован, собственно говоря, самой жизнью. Это противодействие терроризму и насильственному экстремизму, борьба с трансграничной преступностью, незаконным оборотом наркотиков, кибертерроризмом и киберпреступностью, торговлей людьми, отмыванием денег, коррупцией. Подписан протокол заседания, в котором намечены дальнейшие шаги по развитию российско-таиландского сотрудничества. Достигнута договоренность о продолжении диалога по вопросам безопасности в Москве.

Особое внимание стороны уделили двум темам. Первая — это важность наращивания международного антитеррористического сотрудничества при центральной координирующей роли ООН. Было высказано единое мнение о том, что терроризм сегодня стал наиболее острой проблемой современного мира, которая требует объединения усилий. Вторая тема — обеспечение международной информационной безопасности. Среди различных аспектов этой проблемы была выделена необходимость комплексного выполнения инициированной Россией резолюции Генеральной Ассамблеи ООН "Достижения в сфере информатизации и телекоммуникаций в контексте международной безопасности", а также дальнейшей работы по расширению числа ее сторонников. Таиландская сторона выразила готовность активно участвовать в этой работе.

Должен сказать, что в разных форматах, между различными ведомствами сотрудничество по различным аспектам безопасности идет уже достаточно давно. Но именно в последние полтора года это сотрудничество приобрело новый размах. Взять, к примеру, взаимодействие России с Таиландом в сфере борьбы с преступностью. Это общая для нас проблема, и Россия и Таиланд в равной степени заинтересованы в том, чтобы совместными усилиями бороться с преступностью. Мы видим это на примере тесного взаимодействия, которое было налажено за это время между правоохранительными органами России и Таиланда. Достаточно сказать, что по запросам российского Национального центрального бюро Интерпола в Таиланде только в прошлом году были задержаны 18 российских граждан, нарушивших закон и разыскиваемых по линии Интерпола за совершение преступлений на территории Российской Федерации. Из них 17 человек были депортированы в Россию. Эта работа продолжается. Во время визита в Таиланд в декабре прошлого года начальника российского Национального центрального бюро Интерпола генерал-майора полиции Александра Прокопчука стороны констатировали удовлетворение результатами сотрудничества и высказались за его дальнейшее расширение.

Или взять другую область — взаимодействие России с Таиландом в борьбе с наркотрафиком. Я напомню, что в апреле 2015 года во время визита в Таиланд директора Федеральной службы по контролю за незаконным оборотом наркотиков Российской Федерации Виктора Иванова стороны подписали Меморандум о взаимопонимании по сотрудничеству в области борьбы с незаконным оборотом наркотиков, в Таиланде был аккредитован региональный представитель ФСКН России, и должен сказать, что оперативное сотрудничество антинаркотических органов России и Таиланда уже приносит весомые результаты.

— Одна из важнейших функций дипмиссии — консульская работа, обеспечение прав и защита интересов российских граждан в стране пребывания. Как строится эта работа в Таиланде?

— Посольство России в Таиланде держит эту тему на постоянном контроле. Это естественно. Защита прав и законных интересов российских граждан, оказание им консульской и правовой помощи — наша непосредственная обязанность. Посольство России в Таиланде с этой точки зрения находится, так сказать, на острие: мы работаем в стране, где в каждый момент времени пребывает значительное количество граждан России. Их число не поддается точному учету, но то, что это десятки, а в определенные отрезки времени сотни тысяч человек, в этом нет никакого сомнения. Массовое посещение российскими гражданами Таиланда не может не радовать. Хорошо, что у нас на такой уровень вышли контакты между людьми, что наши граждане имеют возможность непосредственно знакомиться с этой прекрасной страной, получать информацию о ней из первых рук, наслаждаться ее красотами, углублять свои знания о древней культуре и истории Таиланда — и все это способствует укреплению взаимопонимания, упрочению социальной базы наших отношений, развитию сотрудничества между нашими странами. Это, безусловно, очень важно. Но, помимо радости, которую мы испытываем от всего этого, мы должны еще и понимать, что с любым человеком за границей может случиться что-то непредвиденное. А когда количество туристов и наших граждан, проживающих в Таиланде или находящихся здесь на отдыхе, достигает очень высоких цифр, число нештатных ситуаций, к сожалению, увеличивается. А в случае с Таиландом — увеличивается многократно. Увы, наши граждане, не всегда уделяют должное внимание вопросам своей собственной безопасности, пренебрегают осторожностью, с недостаточным уважением относятся к обычаям и традициям страны их проживания или временного пребывания, нередко становятся объектами правонарушений, а порой и сами нарушают закон. Иногда с ними происходят несчастные случаи, иногда — какие-то мелкие, но неприятные казусы, как то: утрата или кража паспортов, денег. И всеми этими вопросами нам приходится непосредственно заниматься.

Стоит ли говорить о том, что возможности у нас ограниченны: в консульском отделе работает три дипломатических сотрудника и несколько на месте принятых канцелярских работников. Есть определенный регламент работы консульских учреждений, который мы обязаны соблюдать. Совершать какие-то действия дипломатические представительства просто не имеют права. Но мы делаем все, что можем.

Мы — это консульский отдел посольства России в Таиланде, почетные консульства России в Паттайе и на Пхукете. Мы активно взаимодействуем с таиландской стороной. В прошлом году у нас прошли первые в истории консульские консультации между министерствами иностранных дел России и Таиланда, позволившие выйти на важные договоренности в интересах российских граждан. Мы тесно координируем свои действия с МИД Таиланда, местными правоохранительными органами, ведомствами, занимающимися вопросами туризма, здравоохранения и т.п.

Думаю, читателям будет интересно узнать о некоторых успехах в нашей работе. В частности, не без гордости скажу, что в результате совместных усилий в 2015 году посольство России в Бангкоке, МЧС России и Минздрав России в тесном взаимодействии с таиландской стороной провели пять операций по санитарно-транспортной эвакуации спецбортами нашего МЧС тяжело пострадавших россиян. В общей сложности таким образом было эвакуировано десять российских граждан, включая двух несовершеннолетних. Кроме того, посольство собственными силами обеспечило транспортировку в Россию при содействии наших авиакомпаний регулярными рейсами тяжело больную российскую гражданку и членов ее семьи. Если принять во внимание, что всего за прошедший год спецавиацией МЧС России из различных стран мира было эвакуировано 37 человек, то из одного только Таиланда мы вывезли более четверти всех пострадавших за рубежом россиян.

Наши граждане должны понимать, что каждая такая операция — весьма дорогостоящее мероприятие. Это на самом деле полноценная спецоперация, которая требует проработки огромного количества вопросов. Это и доставка пациентов на машинах скорой помощи в сопровождении бригад врачей-реаниматологов в Бангкок, если наши пострадавшие граждане госпитализированы вне столицы (иногда они находятся в отдаленных районах Таиланда).

Это и взаимодействие со службами аэропорта, и обеспечение облегченного режима прохождения иммиграционного контроля, и организация проезда медицинского транспорта к самолету, и погрузка пострадавших на борт с помощью спецсредств и так далее и так далее.

Будем по мере сил и возможностей продолжать эту работу и в дальнейшем. Тем не менее хотелось бы, пользуясь случаем, обратиться ко всем нашим туристам, гражданам России, которые планируют путешествие в Таиланд, и посоветовать им быть за границей предельно внимательными. Необходимо в обязательном порядке оформлять медицинскую страховку. Если речь идет о туристах, которые предпочитают активный отдых, я бы настоятельно порекомендовал включать в эту страховку соответствующие опции. Посоветовал бы им быть бдительными, особенно в случае аренды авто- и мототранспорта. Находясь в Таиланде, надо помнить о том, что при дорожно-транспортных происшествиях, если речь идет об арендованных автомашинах и мотоциклах, страховые компании подчас отказываются возмещать медицинские расходы пострадавших.

В целом мне бы хотелось, чтобы в нашей консульской работе было поменьше чрезвычайных происшествий и неприятных случаев и больше радостных событий. А такие в жизни любого посольства тоже случаются. Самое приятное для меня как для посла — это оформлять предоставление российского гражданства вновь родившимся жителям Земли, проводить церемонии бракосочетания, радоваться совместным культурным, просветительским, благотворительным акциям, которые мы время от времени проводим здесь вместе с российскими гражданами, соотечественниками, с представительством Русской православной церкви в Таиланде. Приятно посещать открывающиеся на территории Таиланда русские православные храмы, присутствовать на детских концертах, которые проводят многочисленные танцевальные студии, существующие в Бангкоке, Паттайе и на Пхукете благодаря усилиям российских граждан. Давайте делать добрые дела и сосредотачиваться на позитиве.

Таиланд. Россия > Внешэкономсвязи, политика > ria.ru, 16 февраля 2016 > № 1652210 Кирилл Барский


Россия. Китай. Азия > Внешэкономсвязи, политика > interaffairs.ru, 22 мая 2013 > № 885324 Кирилл Барский

Шанхайская организация сотрудничества накануне саммита в Бишкеке: основные задачи момента

Cитуация в мире не дает особых поводов для оптимизма. Международные отношения переживают не лучшие времена, испытывая серьезные «перегрузки», вызванные последствиями глобализации, с одной стороны, и участившимися рецидивами силовой политики, игнорированием элементарных норм международного права - с другой.

Дезорганизация глобального управления объективно несет в себе опасный дестабилизирующий заряд. Но сказывается и влияние субъективных факторов - зацикленности на устаревших блоковых подходах, нежелания считаться с интересами партнера, привычки полагаться на силу, двойных стандартов, непомерных национальных амбиций, непродуманных и непросчитанных шагов. В результате одна за другой возникают новые кризисные ситуации, рассыпаются основы устоявшегося порядка даже там, где все было благополучно - как на Востоке, так и на Западе.

При этом реальные проблемы безопасности - как традиционные угрозы, так и вызовы нового поколения - не только сохраняются, но и ужесточаются, требуя от мирового сообщества коллективных действий. А добиваться этого на глобальном уровне, где происходящие изменения в балансе сил вызывают обострение противоречий между участниками международных отношений, становится все сложнее. Эти глубинные процессы усиливают нарастающую в последние годы тенденцию регионализации международной жизни.

Экономический спад в индустриально развитых странах, финансовые неурядицы и турбулентность на мировых рынках подталкивают государства в разных географических ареалах к более тесному многостороннему сотрудничеству в целях обеспечения собственного устойчивого социально-экономического развития. Это стремление накладывается на активизировавшиеся по велению времени региональные интеграционные процессы, которые все более нуждаются в адекватном регулировании.

Все это настраивает региональные организации на то, чтобы смелее брать ответственность за происходящее на их пространствах в свои руки. Не является исключением в этом плане и Шанхайская организация сотрудничества.

Специфика момента

Специфику момента для региона ШОС определяет еще несколько важных факторов.

Прежде всего, это влияние ситуации в Афганистане. За годы иностранного военного присутствия в этой стране проблем не убавилось. С территории Афганистана по-прежнему исходят угрозы терроризма и экстремизма, действуют различные сепаратистские группировки, идет, не ослабевая, поток наркотиков. Начинающийся вывод контингента МССБ из Афганистана, предстоящее переформатирование военного присутствия там США и НАТО, ускоренная передача функций обеспечения безопасности афганским армии и полиции, явно не готовым взвалить на свои плечи эту непосильную ношу, вызывают в столицах сопредельных стран немало вопросов. В первую очередь их волнует, не скатится ли Афганистан опять в пучину безвластия, гражданской войны, межэтнического раскола, беспредела террористов и наркобаронов. Граничащую с Афганистаном Центральную Азию такая перспектива, естественно, не радует. Все понимают: надо быть готовыми к любому повороту событий и одновременно делать все возможное, чтобы ситуация не начала развиваться по негативному сценарию.

Еще один фактор - последствия «арабской весны». Беспорядки охватили не только многие страны обширного региона от Южного Средиземноморья до Леванта. Складывается впечатление, что в мире есть силы, заинтересованные в том, чтобы волна арабских революций не затухала, а распространялась дальше на Восток. Государства - члены ШОС, понятное дело, обеспокоены тем, что происходит в соседних регионах - в Северной Африке, на Ближнем Востоке, озабочены непрекращающимся конфликтом в Сирии, встревожены перспективой дестабилизации обстановки в других сопредельных странах. Этим во многом обусловлено стремление более эффективно использовать механизмы ШОС для обеспечения региональной безопасности, сохранения внутриполитической стабильности и спокойствия.

Третий фактор - приоритетное значение, которое приобретает экономическое развитие стран Центральной Азии. С одной стороны, в экономике региона ШОС наблюдается, прямо скажем, неплохая динамика. Даже в условиях снижения темпов роста экономик большинства стран мира и падения деловой активности на мировых рынках государства - члены ШОС демонстрируют высокие показатели. Прирост ВВП в 2012 году, хотя и снизился по сравнению с предыдущим годом, в Казахстане составил 5%, в КНР - 7,8%, в Киргизии - 5,1%, в России - 3,4%. В Таджикистане и Узбекистане зарегистрировано ускорение темпов экономического роста - до 7,4% и 8,2% соответственно. Растут объемы двусторонней торговли и инвестиционного сотрудничества между государствами - членами ШОС. Так, товарооборот между Россией и Казахстаном в 2012 году вырос на 6,8%. Активно развиваются экономические связи между Китаем и его партнерами по Организации. Объем китайско-казахстанской торговли увеличился на 25% (с 20 до 25 млрд. долл.), китайско-узбекской - на 15,5% (с 2,6 до 3 млрд. долл.), китайско-российской - на 5,2% (с 70 до 78 млрд. долл.).

Тем не менее социально-экономическая ситуация в ряде стран, прежде всего в Киргизии и Таджикистане, далека от идеала, их экономики в силу своей структуры и глубины проблем, с которыми сталкиваются эти страны, остаются уязвимыми. Именно поэтому основной акцент работы на экономическом треке ШОС должна сделать на реализации конкретных проектов, которые способствовали бы экономическому росту, развитию торговли и инвестиционного сотрудничества, созданию новых рабочих мест. Другими словами, обеспечению устойчивого социально-экономического развития государств - членов ШОС, в первую очередь центральноазиатских, как важному фактору поддержания региональной стабильности.

Вот на таком глобальном и региональном фоне приходится функционировать Шанхайской организации сотрудничества. Конечно, возникающие непредвиденные обстоятельства, новые тенденции, меняющиеся условия заставляют вносить в привычный алгоритм действий необходимые коррективы. Но в отношении ШОС эти коррективы не меняют фундаментальных основ деятельности Организации, а позволяют заострить ее отдельные аспекты, актуализировать задачи. А значит - идти в ногу со временем.

Задача №1 - безопасность и стабильность

Одной из центральных задач ШОС в складывающихся условиях становится приоритетное укрепление механизмов сотрудничества в области безопасности. Кто-то может спросить: а что, собственно говоря, нужно еще сделать, если в рамках ШОС уже сформирована солидная нормативная база противодействия терроризму, сепаратизму и экстремизму, наркотрафику, организованной преступности, кибертерроризму и киберпреступности. Создана и активно работает Региональная антитеррористическая структура (РАТС) ШОС (штаб-квартира в Ташкенте). Налажена система регулярных совещаний руководителей профильных силовых ведомств, экспертных встреч, совместных оперативных мероприятий, обмена информацией, подготовки кадров. Утверждено Положение о политико-дипломатических мерах и механизмах реагирования на ситуации, ставящие под угрозу мир, безопасность и стабильность в регионе. Все это так. Но сегодня этого уже недостаточно, надо идти дальше.

На саммите ШОС в июне 2012 года в Пекине Президент России В.В.Путин выдвинул инициативу создания на базе РАТС универсального центра по противодействию вызовам и угрозам безопасности государств - членов ШОС. Эта инициатива была поддержана нашими партнерами: на своем заседании в Ташкенте 29 марта этого года Совет РАТС одобрил предложение внести на рассмотрение лидеров проект решения Совета глав государств о разработке концепции создания центра.

Что такое универсальный центр ШОС? Это должен быть орган, обеспечивающий системную работу по всему комплексу вопросов безопасности, включая такие направления, как антитеррористическое, антинаркотическое, антикриминальное, сотрудничество по линии оборонных ведомств, международная информационная безопасность. В этих целях предполагается наделить Исполком РАТС, который сейчас занимается главным образом оперативной работой по борьбе с терроризмом, сепаратизмом и экстремизмом, соответствующими дополнительными полномочиями. При этом в период становления центра работа РАТС будет вестись в прежнем режиме. Равно как не предполагается демонтировать тщательно выстроенные и хорошо зарекомендовавшие себя конструкции: трехуровневую «пирамиду» антинаркотического сотрудничества, механизм встреч министров внутренних дел и взаимодействия в области борьбы с преступностью, Рабочую группу ШОС по международной информационной безопасности.

Шесть шосовских стран едины в том, что для быстрого и адекватного реагирования на возможные нештатные ситуации, множащиеся проблемы, а порой и капризы фортуны нужна скоординированная, комплексная работа. Это и понятно: все угрозы нового поколения, исходящие с негосударственного уровня, все теснее переплетаются между собой, подпитывают друг друга. Происходит сращивание террористических групп и наркокартелей, экстремистов и хакеров-мизантропов, финансовых махинаторов и контрабандистов, торгующих оружием и «живым товаром», технологов «цветных революций» и криминалитета.

С другой стороны, прежние методы работы не всегда годятся сегодня. Скажем, становится очевидным, что профилактикой терроризма и экстремизма, предупреждением радикализации общественных настроений должны заниматься не только правоохранительные органы, но и общество в самом широком смысле этого слова. В нынешних условиях особенно востребованы методы «мягкой силы», привлечение к этой важной работе общественных организаций - НПО, религиозных объединений, молодежных движений, а также учреждений системы образования, СМИ, деловых кругов. Эти методы государства - члены ШОС еще только начинают осваивать.

Шанхайская организация ставит перед собой задачу активизации работы по тематике региональной безопасности. Практика регулярных консультаций заместителей министров иностранных дел стран - членов ШОС и стран-наблюдателей должна быть не только продолжена, но и расширена за счет дополнения встреч на высоком уровне экспертными встречами, налаживания взаимодействия по тематике борьбы с терроризмом и наркотиками, по афганским делам с ОДКБ, другими зарубежными партнерами. Больше внимания надо уделять совместному анализу и прогнозированию развития обстановки в регионе, выработке вариантов реагирования и превентивных мер. На место простому обмену мнениями должно прийти согласование позиций и действий.

Понятно, что «первую скрипку» в оказании содействия Афганистану - от безопасности и национального примирения до восстановления экономики страны - должна играть не ШОС, а те, кто эту кашу заварил. Но в интересах ШОС сделать так, чтобы в ИРА как можно скорее воцарились стабильность и порядок, чтобы территория этой страны больше не была источником угроз терроризма и экстремизма, чтобы там не скрывались «алькаидовцы» и боевики из антиправительственных и сепаратистских движений. Для этого властям Афганистана надо помочь, тем более что Кабул искренне стремится к сотрудничеству с ШОС, возвращению в региональную «семью».

Об этом шла речь на прошедшей 29 апреля текущего года в Бишкеке Восьмой встрече секретарей советов безопасности государств - членов ШОС, где основной темой обсуждения были вопросы обеспечения безопасности на пространстве ШОС с учетом меняющейся ситуации в прилегающих регионах. Участники этой высокой встречи подчеркнули уважение независимости, суверенитета и территориальной целостности ИРА и выразили поддержку стремлению афганского народа к мирному восстановлению и возрождению страны, одновременно высказавшись за дальнейшее расширение и укрепление многопланового сотрудничества в рамках ШОС с целью обеспечения мира и стабильности в регионе.

Общий враг - афганские наркотики

Острейшая проблема для всех шосовцев - наркотики, поступающие контрабандой с территории Афганистана. Она подробно обсуждалась на очередном, уже четвертом Совещании руководителей ведомств государств - членов ШОС, наделенных полномочиями по борьбе с незаконным оборотом наркотиков, которое состоялось 30 апреля в столице Киргизии. Детальный анализ складывающейся сегодня ситуации с производством наркотиков в Афганистане и их переброской на территорию стран Центральной Азии, России, Китая позволил главам антинаркотических ведомств выработать важные договоренности о новых мерах по усилению взаимодействия шести стран в борьбе с наркоугрозой. В их числе - совершенствование механизма сотрудничества и координации, проведение совместных операций, в том числе по линии территориальных антинаркотических подразделений в приграничье, укрепление антинаркотического потенциала центральноазиатских государств, находящихся на «переднем крае» борьбы с этим коварным врагом.

Говорилось на совещании и о том, что для того, чтобы справиться с проблемой афганских наркотиков, разросшейся за последнее десятилетие до планетарных масштабов и угрожающей миру и стабильности в регионе, одних мер по поимке наркокурьеров мало. Надо ставить вопрос о замене сформировавшейся в Афганистане «наркоэкономики» здоровой экономической моделью, о вытеснении выращивания опиума развитием нормального сельского хозяйства, об устранении стимулов к преступной деятельности. Усилия, направленные на уничтожение маковых полей, обнаружение и ликвидацию нарколабораторий, безусловно, необходимы - этим обязаны заниматься коалиционные силы и афганские правоохранительные органы. Но они должны сопровождаться форсированной индустриализацией ИРА, ударным экономическим строительством, возведением объектов инфраструктуры, решением социальных проблем. Это - общая задача для всего мирового сообщества, но страны региона, в том числе государства - члены ШОС, могут в этом оказать Кабулу посильную помощь. Сильнее всего страдая от наркоагрессии международных картелей, ведущейся с территории Афганистана, страны ШОС должны «бить в набатный колокол», привлекать всеобщее внимание к этой проблеме и предлагать пути ее решения.

Государства - члены ШОС нацелены на более активную взаимную поддержку в том, что касается защиты суверенитета и территориальной целостности, обеспечения безопасности и стабильности. Слишком высока цена дестабилизации и хаоса, чтобы допустить такое даже в одной из шосовских стран.

В вопросах парирования угроз ШОС не одинока. На евразийском пространстве действует еще целый ряд эффективных механизмов. Они, быть может, не обладают такими присущими ШОС чертами и преимуществами, как географический размах, политический вес, экономический потенциал, международный авторитет, широта направлений сотрудничества, но и у них есть свои сильные стороны. В первую очередь речь идет об ОДКБ, которая блюдет мир и безопасность в зоне своей ответственности и, будучи оборонным альянсом, имеет возможность обеспечивать безопасность в том числе и военными средствами. Взаимодействие ШОС и ОДКБ - насущная потребность настоящего момента.

Работают в регионе Центральной Азии и другие интересные потенциальные партнеры ШОС: ооновские структуры - Контртеррористический комитет СБ ООН, Региональный центр по превентивной дипломатии (с Управлением ООН по наркотикам и преступности и ЦАРИКЦ «шестерка» уже установила связи), СВМДА, Евразийская группа по противодействию легализации преступных доходов и финансированию терроризма (ЕАГ). Полезные проекты осуществляет ОБСЕ, с которой тоже имело бы смысл наладить контакты и сотрудничать - разумеется, только в тех областях, которые нужны ШОС.

Наконец, ШОС является участницей Стамбульского процесса содействия региональной безопасности и сотрудничеству во имя безопасного и стабильного Афганистана, получившего высокопарное название «Сердце Азии». У Организации есть все необходимое, чтобы вносить реальный вклад в осуществление разработанных в рамках Стамбульского процесса мер доверия и одновременно приглашать регионалов участвовать в работе ШОС по тематике борьбы с терроризмом, наркотрафиком и преступностью. Шосовская площадка - более освоенная и удобная.

Следует более плотно вовлекать в работу по укреплению безопасности в регионе наблюдателей при ШОС - Афганистан, Индию, Иран, Монголию, Пакистан. В сущности, вокруг ядра Шанхайской организации формируется коалиция единомышленников, разделяющих и наши озабоченности, и наши подходы по широкому кругу вопросов региональной жизни. Эти страны выражают заинтересованность в совместной работе. ШОС должна предпринимать более активные практические шаги навстречу этому интересу.

Экономическое сотрудничество - вторая

«несущая опора» ШОС

Многое сегодня решается в плоскости экономики. Отсюда и новые акценты в работе ШОС: все более важным вектором приложения усилий Шанхайской организации становится повышение внимания к вопросам обеспечения экономической стабильности и практического сотрудничества в реализации взаимовыгодных экономических проектов.

Тема кооперации экономик стран ШОС находится в поле зрения Организации практически с момента ее основания в 2001 году. Программа многостороннего экономического сотрудничества государств - членов ШОС была утверждена еще в 2003-м. С тех пор подписано множество различных документов - межправительственные и межведомственные соглашения, меморандумы, программы и планы. Действуют механизмы совещаний министров, отвечающих за внешнеэкономическую и внешнеторговую деятельность, министров транспорта, науки и техники, сельского хозяйства, образования, здравоохранения, культуры и т. д.

В рамках ШОС созданы и активно функционируют Деловой совет и Межбанковское объединение. Каждая из этих структур ведет нужную работу по сближению деловых кругов стран - членов ШОС, выявляет зоны сопряжения их интересов, инициирует инвестиционные проекты и содействует их реализации.

Характерная примета последнего времени - появление в рамках ШОС значительного числа реальных проектов. В целом развитие проектной деятельности видится наиболее перспективным направлением экономического сотрудничества по линии ШОС, поскольку интеграционные задачи это объединение перед собой никогда не ставило и не ставит. Интеграция на пространстве Евразии разворачивается под эгидой Таможенного союза и формирующегося Евразийского экономического союза, которым следовало бы установить с ШОС партнерские отношения. ШОС же, в свою очередь, предстоит найти свою уникальную нишу в процессах региональной экономической жизни. Поэтому проектная деятельность сегодня в наибольшей степени соответствует и реалиям, и потребностям стран, входящих в состав ШОС, а также тех государств, которые тянутся к завязыванию контактов с ней.

Появился новый инструмент работы на экономическом направлении - Перечень мероприятий по развитию проектной деятельности. Он был принят на заседании Совета глав правительств государств - членов ШОС, которое состоялось в Бишкеке 4-5 декабря 2012 года. Перечень насчитывает около 30 различных проектов - от строительства транспортных магистралей до сотрудничества по линии отдельных научно-исследовательских центров. Среди них - «пилотный» проект по торговле национальными валютами государств - членов ШОС на Московской бирже без посредничества доллара (в 2011 году общий объем торгов по паре - юань/рубль составил 4,5 млрд. рублей, а в 2012-м - 7,7 млрд., рост на 72%), создание «Высокоскоростной информационной магистрали ШОС», разработка технологии геодинамического мониторинга с целью прогнозирования опасных геологических процессов на базе Международного геодинамического полигона в Бишкеке, проект создания совместных производств по хранению, переработке и транспортировке сельхозпродукции на базе транспортно-логистического комплекса в Саратове и другие.

Может показаться, что количество позиций и размах проектов пока выглядят достаточно скромно. Возможно. Но это только начало. Перечень - «живой» документ, в который по мере вызревания и выдвижения будут вноситься новые проекты, а реализованные проекты, наоборот, будут из него исключаться.

Все больше проектов осуществляется не в межправительственном формате, а по линии корпоративного сектора. Так, на юге Челябинской области строится мультимодальный транспортно-логистический комплекс, прорабатываются идеи строительства на территории России и Киргизии технопарков по производству светодиодных ламп, строительства средних и малых ГЭС в Казахстане и Таджикистане, создания площадок для развития электронной торговли, учреждения Центра высоких технологий ШОС и т. д.

Для реализации проектов «шестерке» нужны собственные источники финансирования. Эту задачу должны решить механизмы финансового сопровождения проектной деятельности, над которыми сейчас размышляют эксперты. На сегодняшний день рассматривается несколько концепций - идея создания специального счета ШОС, небольшого по объему финансового института для кредитования технико-экономических обоснований проектов, идея учреждения крупного банка развития ШОС, который выдавал бы кредиты для осуществления самих проектов, планы более полного использования возможностей Межбанковского объединения ШОС, а он располагает огромными резервами. Следует заметить, что схожие проблемы стоят и перед другими многосторонними объединениями. К примеру, в родственном Шанхайской организации сотрудничества объединении БРИКС решение о создании банка развития уже принято. Об этом договорились лидеры пяти стран-участниц на недавнем саммите БРИКС в Дурбане.

Рентабельность торгово-экономического сотрудничества в немалой степени зависит от наличия удобного транспортного сообщения, оптимальных маршрутов перевозок грузов и пассажиров, способствующих развитию деловых связей и позволяющих сокращать издержки. Транспорт - одна из важнейших скреп, обеспечивающих единство региона ШОС. Многое на этом треке уже делается. К саммиту в Бишкеке планируется приурочить подписание Соглашения о создании благоприятных условий для международных автомобильных перевозок. Подписание этого документа откроет для автоперевозчиков стран - участниц ШОС целый ряд необходимых для бизнеса маршрутов, в том числе право сквозного проезда от берегов Атлантики (Санкт-Петербург, Россия) до Тихого океана (Ляньюньган, КНР). Это, в свою очередь, создаст предпосылки для формирования транспортного коридора Западная Европа - Китай. Идет строительство автомагистрали Е-40, которая свяжет Россию, Казахстан и Узбекистан с Китаем. Разрабатывается Программа скоординированного развития автомобильных дорог на пространстве ШОС.

Перспективным направлением экономического сотрудничества может стать энергетика. В настоящее время завершается работа по запуску Энергетического клуба государств-членов, государств-наблюдателей и партнеров по диалогу ШОС. Он должен стать неформальным клубом для общения представителей правительств, а также деловых и научных кругов всех стран, которые испытывают интерес к энергетическому сотрудничеству в регионе ШОС и вокруг него.

Большие надежды связываются с инновациями и сферой высоких технологий. По инициативе Казахстана эксперты сторон завершают работу над проектом Соглашения о сотрудничестве в области науки и техники. Одна из новейших совместных разработок России и Китая, вызвавшая интерес у большинства стран ШОС, - проект создания подвижной системы спутниковой связи, предусматривающий запуск нескольких искусственных спутников и строительство наземной инфраструктуры. Итогом этой работы должно стать появление у ШОС собственного независимого комплекса для передачи сигнала, поддержки телекоммуникационных каналов и обеспечения позиционирования объектов на Земле. Он будет обслуживать прежде всего интересы ведомств по чрезвычайному реагированию, пограничных служб, помогать в проведении спасательных операций и т. д., но сможет использоваться и для предоставления услуг мобильной связи населению.

Новое многообещающее направление - молодежное предпринимательство. В ноябре 2012 года в Алтайском крае с успехом прошел Международный форум по предпринимательству и приграничному сотрудничеству. Его инициатором выступил Молодежный совет ШОС - динамичная и полная идей структура, учрежденная в 2009 году по инициативе Президента России В.В.Путина. Форум собрал более 500 участников из многих стран Евразийского региона. Круг вопросов, которые обсуждались на нем, охватывал самые разные темы - от инноваций и «зеленой экономики» до пропаганды идей добрососедства через Интернет и облегчения визового режима для молодых предпринимателей и студентов. Успешные бизнесмены 30-40-летнего возраста рассказывали о своем опыте ведения бизнеса, а начинающие презентовали собственные идеи и проекты.

Растущий интерес к ШОС проявляют российские субъекты Федерации и регионы других государств-членов. Это открывает широкие перспективы для наращивания межрегионального и приграничного сотрудничества. С различными инициативами по подключению к сотрудничеству в ШОС на МИД России вышли Республика Башкортостан, Саратовская и Челябинская области, Алтайский край, межрегиональные объединения «Сибирское соглашение», «Наш общий дом - Алтай».

Поистине «золотая жила» - сфера туризма, где уже есть первые ростки многостороннего взаимодействия: создана Ассоциация туроператоров России, Китая, Казахстана и Монголии, вовлеченных в проект «Великий чайный путь». Другими словами, экономика становится после безопасности второй «несущей опорой» ШОС.

Культуры разные, но пространство общее

ШОС - это не только безопасность и экономика. Это огромный культурный ареал. Тяга к взаимопознанию культур и традиций, к обменам между людьми искусства всегда была свойственна для народов, населяющих Евразию. Сегодня в развитии гуманитарного сотрудничества назрела постановка нового уровня задач. Речь следует вести уже не просто о взаимодействии, но и движении к общему образовательному, культурному, интеллектуальному и информационному пространству. Сообщество ШОС - кому-то это может показаться фантазией мечтателя, но именно этим путем шел Евросоюз, по нему идут АСЕАН, многосторонние объединения Латинской Америки. У стран нашего региона оснований для построения сообщества ничуть не меньше.

У стран - членов ШОС множество различных инициатив в культурно-гуманитарной сфере. Одни уже реализуются, другие находятся на стадии подготовительной работы. Идет учебный процесс в сетевом Университете ШОС, объединяющем ни много ни мало 69 вузов государств-членов и Белоруссии. 22-24 мая в Российском университете Дружбы народов успешно прошла очередная Неделя образования государств - членов ШОС «Образование без границ», в ходе которой уполномоченные представители головных вузов Университета ШОС подписали Соглашение о совместной подготовке магистров.

Культурные связи развиваются между странами ШОС уже давно и к всеобщему удовлетворению приносят бесценные результаты в виде расширения контактов между людьми, «узнавания» друг друга, духовного развития. На протяжении ряда лет в различных городах проводятся интереснейшие конференции «Диалог языков и культур СНГ и ШОС в XXI веке». Российская сторона предложила проводить регулярные фестивали культур народов стран - членов ШОС. Обсуждается идея налаживания в формате шосовских стран и их ближайших соседей межцивилизационного диалога - ведь Россия, Китай, центральноазиатские государства, страны Среднего Востока, Индия, Монголия представляют значительную часть мировых цивилизаций, и гармоничное сосуществование и сотрудничество между ними имеет для региона Евразии первостепенное значение.

Сотрудничество, которое уже активно ведется между государствами-членами, - внешнеполитическое взаимодействие. Сейчас международная обстановка требует его существенного уплотнения, более тесной координации действий шести стран в международных организациях и региональных делах. Вряд ли стоит доказывать, что это отвечает и общим интересам, и интересам каждого из участников объединения. Когда на международной арене государства выступают вместе, их голос приобретает совершенно иной вес, а общая позиция - гораздо большее влияние.

В быстро меняющемся мире ШОС следует наращивать обороты своих внешних связей, стремиться к расширению круга друзей среди партнеров государств и многосторонних объединений. Такие контакты развиваются. В частности, активно работает на этом направлении генеральный секретарь ШОС Д.Ф.Мезенцев, вступивший в должность 1 января 2013 года. За прошедшие несколько месяцев он принял участие в работе открытого заседания СБ ООН по Афганистану, Дня безопасности ОБСЕ в Вене, Третьей министерской конференции Стамбульского процесса в Алма-Ате. Кстати, там «на полях» конференции генеральный секретарь ШОС и министр иностранных дел Турции подписали Меморандум о предоставлении Турецкой Республике статуса партнера по диалогу ШОС.

Примечательно, что интерес к ШОС демонстрируют не только ближайшие соседи по региону, но и такие государства, как Азербайджан, Армения, Бангладеш, подавшие заявки на получение статуса наблюдателя при Организации. Некоторое время назад с просьбой о предоставлении статуса партнера по диалогу обратилась Украина. Это - безусловное признание успехов ШОС, привлекательности ее политической философии и практических возможностей, роста ее популярности. Но одновременно это и шанс сделать еще один шаг в направлении формирования в Евразийском регионе нового «консорциума» стран, объединенных общей целью - гарантировать прочный мир, безопасность, стабильность. Очевидны и дивиденды от сотрудничества с ШОС для стран-соискателей статуса в диалоге с ней: заручиться политической поддержкой «шестерки», получить доступ к дополнительным ресурсам в целях обеспечения своего экономического роста, обрести надежные опоры для проведения независимой внешней политики. Это надо только приветствовать.

ШОС, конечно же, нужна активная, если хотите, агрессивная информационная политика - политика, которая была бы скоординированной на политическом уровне, профессионально выстроенной, располагающей адекватными каналами распространения информации и обеспеченной ресурсами. Для того чтобы о ШОС знали во внешнем мире и в самих государствах-членах, сведения о ней необходимо инициативно продвигать в СМИ. Разговор не о том, чтобы штампами лозунгов заниматься пропагандой ШОС в худших традициях минувшей эпохи, не о том, чтобы приукрашивать действительность. Надо объективно и честно рассказывать о ШОС. Информацию об успехах этого объединения и его проблемах надо оперативно, системно и доступно доводить до сведения не только политологов и экономистов, интересующихся международными делами и проблематикой регионального сотрудничества в Евразии, внешней политикой России, Китая и центральноазиатских государств. Эта информация должна стать достоянием широких кругов наших сограждан и зарубежной общественности.

Необходимо, чтобы люди знали, чем занимается ШОС, какие вопросы она решает, чем озабочены ее члены, какое место принадлежит ШОС в международном раскладе сил. Ответственность за это лежит как на членах ШОС, их профильных ведомствах и государственных СМИ, так и на постоянно действующих органах ШОС - Секретариате и Исполкоме РАТС. Сегодня сохранять «низкий профиль» на информационном поле для Организации, не без оснований претендующей на ведущие роли в глобальном и региональном сотрудничестве, просто недопустимо.

Бишкек-2013

Близится к завершению председательство Киргизской Республики в ШОС. Председательство проходит успешно, многое уже сделано. Венцом председательства станет заседание Совета глав государств - членов ШОС, которое пройдет летом этого года в Киргизии. В столицу этой небольшой по мировым меркам горной страны в центре Евразии съедутся высшие руководители России, КНР, Казахстана, Таджикистана и Узбекистана. В качестве гостей председательствующей стороны к ним присоединятся лидеры государств-наблюдателей при ШОС - Афганистана, Индии, Ирана, Монголии и Пакистана, а также руководители исполнительных органов ООН, ЭСКАТО, ОДКБ, СНГ, ЕврАзЭС и АСЕАН - международных организаций и структур, с которыми ШОС имеет официальные отношения. Готовятся важные политические документы - Бишкекская декларация и Информационное сообщение по итогам саммита.

Бишкеку не в новинку принимать у себя саммиты ШОС. Лидеры шести государств уже собирались здесь в августе 2007 года. Та встреча была знаменательна подписанием одного из основополагающих документов Организации - Договора о долгосрочном добрососедстве, дружбе и сотрудничестве государств - членов ШОС. Договор вступил в силу, и сейчас стороны работают над планом действий по реализации его положений, документом исключительно важным для развития ШОС, для будущего региона.

Хотел бы также напомнить, что еще одна историческая встреча имела место в Бишкеке в августе 1999 года, то есть еще до создания ШОС. Тогда на саммите «Шанхайской пятерки» был достигнут ряд договоренностей, которым предстояло сыграть большую роль в построении новой многосторонней системы взаимоотношений в Евразии, - о дальнейшем расширении сотрудничества пяти стран в области безопасности, начале проведения совместных мероприятий по противодействию терроризму и наркотрафику, а главное - о начале регулярных контактов и консультаций, включая встречи министров иностранных дел, министров обороны, руководителей ведомств, занимающихся вопросами экономического и культурного сотрудничества. Тем самым был дан старт упорядоченной работе в рамках «Шанхайской пятерки», которая заложила основу для создания ШОС.

Результативное проведение года председательства, организация такого крупного международного мероприятия, как саммит ШОС, - показатель отличной работы киргизских коллег, в целом свидетельство того, что государственные институты в этой стране, совсем недавно пережившей внутренние беспорядки, работают исправно. С другой стороны, нельзя не признать, что содействие, которое оказывают киргизской стороне коллеги из других стран - членов ШОС на ответственном этапе председательства, служит важным подспорьем в ее практической работе, а если посмотреть шире - действенной товарищеской поддержкой правительства Киргизии. В полном соответствии с «шанхайским духом».

После Киргизии председательствовать в ШОС будет Таджикистан. И уже очень скоро - в 2014-2015 годах эстафету председательства в ШОС предстоит принять России. Москва, разумеется, постарается - во взаимодействии с другими государствами-членами - использовать эту привилегию для того, чтобы ШОС стала еще сильнее и эффективнее, оказалась на уровне стоящих перед ней задач, имела четкую, амбициозную и рассчитанную на длительную перспективу стратегию развития.

ШОС не может оставаться застывшей, неизменной, закостенелой, когда вокруг все меняется с калейдоскопической быстротой. Но при этом важно подчеркнуть: никто не подвергает сомнению концептуальные основы ШОС, принципы, на которых зиждется эта крупная и авторитетная региональная организация. В этом - в крепости фундамента, в жизнеспособности базовых ценностей - ее притягательность и сила.

Сохранит ШОС и приверженность приоритетам своей деятельности. Центральными среди них, в этом нет никакого сомнения, и впредь будут оставаться сотрудничество в вопросах борьбы с наиболее острыми угрозами и вызовами стабильности и спокойствию ее членов и совместные усилия по обеспечению надежной системы региональной безопасности.

Кирилл Барский, Национальный координатор Российской Федерации в Шанхайской организации сотрудничества, посол по особым поручениям

Россия. Китай. Азия > Внешэкономсвязи, политика > interaffairs.ru, 22 мая 2013 > № 885324 Кирилл Барский


Нашли ошибку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter