Всего новостей: 2550275, выбрано 1 за 0.008 с.

Новости. Обзор СМИ  Рубрикатор поиска + личные списки

?
?
?  
главное   даты  № 

Добавлено за Сортировать по дате публикации  | источнику  | номеру 

отмечено 0 новостей:
Избранное
Списков нет

Решетняк Владимир в отраслях: Внешэкономсвязи, политикаАгропромвсе
Решетняк Владимир в отраслях: Внешэкономсвязи, политикаАгропромвсе
Россия. Весь мир > Внешэкономсвязи, политика > agronews.ru, 9 февраля 2016 > № 1642523 Владимир Решетняк

Комментарий. Что сильнее — нефть или зерно?! Миссия агропромышленного сообщества.

Как известно, политика – продолжение экономики, и фундаментальными основами экономики являются три базовых сектора: энергетический, финансовый, продовольственный. Это опорно — двигательная система любого государства и цивилизации в целом, поэтому контроль базисов является стратегической целью и одновременно средством глобального межконтинентального противостояния интересов. В свою очередь ТЭК и АПК в этой системе выполняют функции двигателей, а нефть и зерно — ключевые ресурсы для этих стратегических отраслей. Состояние и перспективы нефтяного и зернового рынков комментирует в формате интервью директор агентства “Стратег” Владимир РЕШЕТНЯК.

— Владимир Иванович, в вашей январской публикации был представлен фрагмент прогноза по мировым ценам нефти, пшеницы, кукурузы и соевых бобов по среднесезонным значениям. Вслед за публикацией пошла очередная волна ценового пикирования нефти, вызванная снятием санкций с Ирана. Скажите, было ли предусмотрено в вашей ценовой модели такое развитие событий, до каких пределов может просесть “чёрное золото” и насколько может затянуться процесс падения по времени?

— Если понимать вопрос буквально, в модели не было отражено, что с Ирана к середине января будут сняты санкции на торговлю нефтью, поскольку это всего лишь статистическая аналоговая модель, и кому и когда снимут либо введут санкции в ней такой информации нет и быть не может. Хотя, что цены нефти продолжат ценовое пикирование в декабре и январе было очевидно ещё в июле, причём без вариантов. Точнее, было два наиболее вероятных нефтяных сценария, и оба предрекали просадку нефти зимой, но один из них по ныне уже “оптимистичному” сценарию Минэкономразвития на первую половину 2016 года видел цены на уровне вокруг да около $50 за баррель, а другой существенно ниже этого уровня. Снятие санкций с Ирана для нас означает, что нефтяной рынок сориентирован на второй сценарий, который уже имел место в истории середины восьмидесятых годов прошлого века. Конечно, нельзя войти в одну реку дважды, но дважды наступить на одни грабли — запросто. До каких пределов может нефть ещё просесть и насколько процесс падения затянется по времени, логично сориентироваться по второму сценарию, где “ценовое дно” просматривается в июле 2016 года на уровне $21 за баррель. По сезонным значениям, которые привязаны к зерновому сезону (июль — июнь) стагнация на уровнях $25 — $30 рискует затянуться до 2020 года, если страны — нефтяники будут упорно тупить на острие атаки.

— Что значит образное выражение “тупить на острие атаки”, и каких последствий стоит ожидать при таком сценарии странам — нефтяникам в общем и России в частности?

— Образное выражение означает, что страны OPEC в общности и Россия в частности, пропускают весьма ощутимые удары, вольно или невольно идут на поводу у тех, кто лихо манипулирует нефтяными ценами с дальним прицелом установить глобальный контроль над энергоресурсами и продовольствием. В лицо я этих лихих виртуозов не знаю, но коль скоро средствами для достижения целей являются финансовые измерения, можно называть их кланом “финансовых вампиров”, озабоченных порабощением всего мира по формуле Генри Киссинджера, которую он озвучил вполне конкретно и определённо:

Контролируешь нефть — контролируешь страну

Контролируешь продовольствие — контролируешь население

Я так полагаю, что здесь недостаёт третьего элемента как средства достижения целей:

Контролируешь деньги — контролируешь нефть и продовольствие, страну и население

Для стран — нефтяников и России в том числе внешний контроль базисов чреват потерей экономического и политического суверенитета, но есть нюансы. Россия, в отличие от большинства стран мира, обладает уникальным энергетическим и продовольственным потенциалом. Энергетический потенциал равно, как и прочие, не восполняемые ресурсы из нашей страны выкачиваются легко и непринуждённо, поскольку нет предела беспределу сырьевых монополий, равно как и финансовых монополий, сдерживающих развитие реальных секторов экономики удушающим “ссудным процентом”. Продовольственный потенциал России как минимум самодостаточен, и это неоспоримый факт. Более того, уже который год напролёт на экспорт зерно идёт в объёме под 30 млн тонн. Хотя в мировой торговле это доля не более 10%, и для сравнения США экспортируют зерна порядка 80 млн тонн, примерно столько, сколько импортируют 12 стран OPEC. Теперь зададимся вопросом, что сильнее — нефть или зерно?! Прежде чем на него ответить, не помешает о “нефтяном эмбарго” вспомнить. Тогда страны OPEC и иже с ними Египет и Сирия 17 октября 1973 года заявили, что отказываются поставлять нефть США и их западноевропейским союзникам, поддержавшим Израиль в его конфликте с Сирией и Египтом в ходе войны Судного дня. Как следствие, нефть в течение года выросла в четыре раза от $3 до $12 за баррель. Для развитых стран “нефтяное эмбарго” оказалось хлёстким и весьма поучительным ударом ниже пояса. Не удивительно, что сорок два года спустя OPEC потеряла былое влияние, поддерживавший арабов в противостоянии с евреями Советский Союз канул в историю, а Россия сменила геополитическую ориентацию с Востока на Запад, и чтобы восстановить своё влияние на международной арене “ядерной триады” явно недостаточно. Импортируемое в страны OPEC зерно в объёмах до 80 млн тонн в год более весомый аргумент, и здесь стоит напомнить 2010 год, когда эмбарго на экспорт российского зерна послужило катализатором для “арабской весны”.

Если не тупить на острие атаки, обложенной западными санкциями России впору на производстве зерна стратегический приоритет акцентировать. Нарастить долю в мировой торговле как минимум в три раза и в этом сегменте потеснить западных оппонентов с зерновых рынков стран OPEC. Каким образом за счёт зернового экспорта цену нефти контролировать, а не прогнозировать, это уже тактика. Что производство зерна в нашей стране развивается не благодаря, а вопреки финансово — экономической политике, лично у меня нет даже тени сомнения. Иначе, как прикажете понимать, что экспорт урожая (пшеницы) обложен пошлинами, выкусывающими у аграриев весомую долю их доходов, а экспорт урожайности (удобрений) не регламентируется никакими ограничениями, и на слуху сверхдоходы химических компаний в контексте скандальной расточительности их владельцев. Когда мне из телевизора начинают рассказывать об “ассиметричном ответе” продовольственными санкциями, я недоумеваю — за кого меня принимают?! Даже ёжику понятно, что щетиниться стоит на выходе, а не на входе — от наездов в хвост и гриву отмахиваться симметрично, а не ассиметрично. Наглядный пример такой симметрии — ограничение экспорта удобрений, которое усилит свой продовольственный потенциал и ослабит потенциал экономических противников из числа тех, кто своими санкциями ослабил наш энегретический и финансовый потенциал.

Коль скоро правительственные круги играют с внешними оппонентами в поддавки, так глупо было бы эту глупость не направить в русло необратимого процесса. Со слов председателя Комитета СФ по аграрно — продовольственной политике Геннадия Горбунова кредиторская задолженность в сельскохозяйственном секторе к 2014 году превысила 2 трлн рублей и составила более 70% стоимости годового производства продукции отрасли. Надо думать, девальвация рубля преумножила это “кредитное бремя”, так что даже некоторые крупные холдинги не вынесли таких кредитных перегрузок. Ушатать отечественный аграрный сектор со столь убойным обременением “потусторонние силы” могут легко и непринуждённо, а для этого ума палата не нужна, достаточно парочки отвлекающих ударов по корпусу, один поражающий ниже пояса и, полагаю, отвлекающие удары уже нанесены, а поражающий удар не преминут нанести.

— Почему считаете, что геополитические оппоненты России планируют нанести поражающий удар именно по аграрному сектору экономики, и какими факторами обусловлены эти риски?

— Ну а как иначе в новейшей мировой истории захватываются территории и ресурсы, если не по схеме тройного контроля базисных основ Генри Киссинджера. Это в позапрошлом веке рабов привозили из Африки в Северную Америку на плантациях южан горбатиться. Сейчас это не модно — проще внушить рабам, что они свободны и даже вправе выбирать себе надсмотрщиков, а работать — по месту жительства на работодателей, которые и сами подчас оказываются рабами “ссудного процента”. Но над банковской системой страны сейчас тоже нависает “дамоклов меч” внешних долгов, которые девальвация рубля так преумножила, что банки оказались в весьма щекотливой ситуации. Об этом уже шла речь в предыдущей публикации, так что ограничусь выводом, что условия для глобального передела стратегических активов России созрели, потому как финансово — экономическая политика тупо упёрлась в тупик.

Чтобы активировать глобальный передел стратегических активов типа “приватизации” лихих девяностых, необходимо дестабилизировать систему изнутри посредством социального взрыва, а такой взрыв проще всего организовать через продовольственный сегмент. Зерно — основной сырьевой ресурс этого сегмента и логично предполагать, что “потусторонние силы” постараются наш зерновой сектор ушатать. Извините за откровенность, но механизм дестабилизации уже запущен, но пока пребывает в состоянии ожидания, поскольку для его активации необходимо фоновое сочетание погодного и патогенного факторов. Поэтому “громкоговорителям”, заявляющим о достижениях обеспечения продовольственной безопасности, хочу задать весьма неудобный вопрос — отчего в первой постсоветской пятилетке 1991 — 1995 годов в России урожайность озимой пшеницы валилась на протяжении пяти лет, а урожай зерна к 1995 году сократился на — 46% от уровня 1990 года?! В абсолютных цифрах это 63 млн против 115 млн тонн, причём площадь под зерновыми за это время сократилась на — 20%, а под озимой пшеницей на — 18%. Лично я не могу эту загадку разгадать, но коль скоро этот факт уже был, где гарантии, что он не повторится?!

В свою очередь, такое стечение обстоятельств на руку геополитическим противникам, поскольку Россия в этом случае вынуждена будет уйти с мирового рынка. Это развяжет им руки в нефтеносных регионах и создаст условия для зернового доминирования над поставщиками энергоресурсов. Ведь их зависимость от импорта зерна чрезвычайно высока, а в таких странах как Саудовская Аравия и Арабские Эмираты на практически стопроцентном уровне. Думаю, в ходе “арабской весны” экспортёры зерна весьма наглядно продемонстрировали экспортёрам нефти что сильнее — нефть или зерно, и, как говорится, ничего личного, но вряд ли развитые страны мечтают поделиться с Россией своим влиянием на OPEC.

— Получается, что развитым странам развитие зернового производства в России не выгодно с точки зрения геополитического влияния на нефтедобывающие экономики, и с целью сохранить это влияние они не стесняются в средствах. Можете назвать конкретные примеры противодействия развитию зернового производства в России и какие ответные меры мы можем предпринять?

— Думаю, самый наглядный пример сдерживания развития отечественного зернового комплекса бывший, а точнее, бывшая министр сельского хозяйства РФ Елена Борисовна Скрынник. Будучи на посту министра она бестрепетно и непринуждённо подмахнула в Женеве со странами Кернской группы и американскими делегатами протоколы согласования вступления России в ВТО с тремя подпунктами:

Уровень господдержки АПК до 2012 года останется в пределах $9 млрд в год.

Господдержка АПК к 2017 году будет поступательно сокращаться до $4,4 млрд.

Россия соответствует регламенту ВТО в части отсутствия экспортных субсидий.

Допустим, что возьмешь со стратегически дремучей женщины, окромя кукольного домика во Франции да 60 млн фантиков в швейцарском банке. Но ведь после неё ратифицировали уничижительно — ущербные для отечественного АПК условия депутаты и сенаторы, правительство и президент. В таком случае либо у нас властная вертикаль стратегически несостоятельна, либо чужие игроки в своей команде затесались. Поэтому прежде чем рассуждать, какие меры противодействия противопоставить сдерживанию развития зернового комплекса, следует уточнить, а кто это мы?! Если мы — это они, которые Россию воткнули в ВТО на заведомо неконкурентоспособных для отечественного АПК условиях, тогда причислять себя к такому «мы» лично мне не пристало. Если не переходить на личности, а исходить из стратегических приоритетов, тогда нам следует государственный суверенитет защитить на законодательном уровне:

Закон о квотировании экспорта стратегических ресурсов

Закон об ограничениях ссудных процентов и валютных спекуляций

Закон о продовольственной независимости и безопасности государства

Цветовая символика законов подчёркивает подоплёку противодействия стратегеме Генри Киссинджера, а если обеспечивающих устойчивость этих основ законов никак нет, тогда откуда возьмётся суверенитет от внешнего контроля и потустороннего влияния?! Поэтому всем нам, в смысле тем, кто причисляет себя по роду деятельности к агропромышленному комплексу, надо иметь мужество признать, что развиваться отечественному АПК придётся вопреки влияниям снаружи и противодействию изнутри. Что мы, в смысле агропромышленное сообщество, в силах предпринять — законодательную ветвь власти поменять в ходе парламентских выборов в сентябре 2016 года и искоренить чужих игроков в своей команде. Если же это не по силам, тогда впору вспоминать анекдот “крутись как хочешь, но похороны завтра”.

— Откуда такой “анекдотичный пессимизм” и как считаете, агропромышленному сообществу по силам изменить неблагоприятную для нас ситуацию и избежать нежелательных рисков?

— Вообще, миссия агропромышленного сообщества как корневой системы и жизненной силы человечества — восстановить реальные ценности и поддерживать гармонию мира. В этом я абсолютно уверен, равно как в том, что целесообразно подчеркнуть одной аксиомой, не требующей доказательств:

Во всем мире наиболее ценный и дефицитный ресурс земля — земная твердь не производится со времён сотворения мира

Отсюда и анекдотичный пессимизм хорошо информированного оптимиста, потому как стратегу питаться иллюзиями не пристало, а реалии происходящих процессов отнюдь не позитивные. Если баррель нефти стоит дешевле воды — значит, набегают волны приватизации государственных энергетических компаний. Если рубль подешевел до одной “американской копейки” — значит, приватизация государственных банков не за горами, а очередной передел энергетических и финансовых активов за эти копейки уже замутился. Капиталы за пределы страны весьма активно выводились и нетрудно догадаться, что теперь под предлогом его амнистии капитал вернётся с прицелом аппетитные доли государственной собственности выхватить. Поскольку наиболее ценный и дефицитный ресурс земля, так почему бы ему и землицей не поживиться. Кредитное обременение уже сверх 2 трлн рублей в сельскохозяйственном секторе накопилось, а отжать землю у сельхозпроизводителей проще, чем тёщу в кремлёвской стене похоронить …

Судя по прогнозу нашей объёмно — ценовой модели для хлеборобов такая засада к 2020 году назревает, а животноводы рискуют попасть меж двух огней на пару лет раньше, к 2018 году. Для пущей наглядности и без претензий на непогрешимость я визуально представлю наши пятилетние прогнозы мировых цен по американской “зерновой триаде”, а есть ли риски или мне это кажется, судите сами.

Сценарий I — Фрагмент ценового прогноза по американской пшенице, кукурузе и соевым бобам *

Clip2net_160208151406

Если хлеборобы и животноводы понимают, какие экономические риски волны мировой конъюнктуры нам могут вспенить в ближайшей пятилетке — это уже обнадёживает, но кому невдомёк — проясню диспозиции наводящими вопросами. Как думаете, встречная отмена санкций между Россией и Европейским Союзом может в обозримом будущем состояться?! Если да, тогда в каком месте рискуют оказаться животноводы при всплеске цен зерновых к 2018 году?! Как думаете, насколько припухнут производственные затраты у хлеборобов за пятилетку к 2020 году?! Если как в прошлом году на 25% за год, тогда за пять лет затраты на 125% могут припухнуть, и при этом цены реализации зерна рискуют вернуться на текущий уровень, но тогда в какие минусы уйдёт рентабельность производства зерна?! Правда, у животноводов и хлеборобов есть альтернатива попасть на другой атакующий сценарий, но с аналогичным исходом. В любом случае, из двух зол выбирать нет никакого смысла. Тем более право выбора остаётся за теми, кто манипулирует ценами через финансовые измерения и следует признать, что пульт дистанционного управления отнюдь не в руках наших “эффективных менеджеров” находится, а во внешнем управлении. Если из двух зол не выбирать, агропромышленному сообществу следует свою миссию выполнять, и здесь было бы уместно напомнить стратегему из трёх если:

Если ты не занимаешься политикой — политика тебя презирает

Если ты не развиваешь экономику — экономика тебя игнорирует

Если ты не уважаешь общество — общество тебя отторгает

В моём понимании, агропромышленному сообществу избежать нежелательных рисков и нейтрализовать негативное внешнее влияние можно лишь в случае, если занять достойное место в трёх горизонтальных уровнях надстройки. Эти уровни я подчеркнул в стратегеме трёхцветной гаммой и как ни крути, но кроме формирования одного на всех экономического союза, и одной за всех политической партии, другого пути никак нет. Конечно, на нет и суда нет, а тогда какой смысл на зеркало пенять, если в агропромышленном сообществе полный комплект басенных раскладов от квартета до воза ныне там.

— Предположим, ваши доводы и выводы окажутся для агропромышленного сообщества убедительными настолько, что возникнет положительное движение в направлениях консолидации и взаимодействия, сообщество будет готово взять курс на формирование одного на всех союза и одной за всех партии. Какие силы и средства на это требуются, чем ваше агентство может быть полезным в этом деле, и каковы приоритеты процесса объединения агропромышленного сообщества?

— Не мешки ворочать — дело нехитрое, если бы в рамках Агропромышленного клуба “Земляне” мы процесс консолидации и взаимодействия на практике не задействовали, мне было бы не с руки теоретизировать на пустом месте о том, что выходит за рамки моей профессиональной деятельности. Поэтому могу лишь на основании нашего клубного “лабораторного опыта” озвучить свои соображения.

Если исходить из постулата, что политика — продолжение экономики, тогда первичен экономический союз, как фундаментальный базис сообщества, и политическая партия — это уже надстройка, генерирующая его идеологию, иными словами моральные ценности и концептуальное мировоззрение участников.

Россия. Весь мир > Внешэкономсвязи, политика > agronews.ru, 9 февраля 2016 > № 1642523 Владимир Решетняк


Нашли ошибку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter