Всего новостей: 2602782, выбрано 18 за 0.041 с.

Новости. Обзор СМИ  Рубрикатор поиска + личные списки

?
?
?  
главное   даты  № 

Добавлено за Сортировать по дате публикации  | источнику  | номеру 

отмечено 0 новостей:
Избранное
Списков нет

Саакашвили Михаил в отраслях: Внешэкономсвязи, политикаГосбюджет, налоги, ценыНедвижимость, строительствоАрмия, полициявсе
Украина > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 8 февраля 2018 > № 2491794 Михаил Саакашвили

Саакашвили: «Нападая на меня, Порошенко вернул меня в центр внимания»

В понедельник бывшего президента Грузии, который сейчас ведет активное противостояние с украинскими властями, освободили из-под домашнего ареста в Киеве. Он намерен играть видную роль в политике и сделать Украину «жизнеспособной страной», а также осуждает засилье олигархов.

Себастьен Гобер (Sébastien Gobert), Liberation, Франция

Этот бывалый политик и адепт перманентной революции встречает нас, рассевшись на диване. Бывшего президента Грузии (2004-2013) Михаила Саакашвили приговорили к домашнему аресту по ночам, и с 22 часов он не может выйти из своей большой киевской квартиры. Большое унижение для такого кипучего деятеля. «Миша» во весь голос заявил о себе в украинской политике после революции на Майдане в 2014 году. Получив украинский паспорт от друга и сокурсника Петра Порошенко, Саакашвили стал скандальным губернатором расположенной на юге страны Одесской области. Параллельно с этим его лишили грузинского гражданства. Наконец, когда он открыто стал выступать против Порошенко, тот без предупреждения лишил его статуса гражданина Украины.

После невероятной эпопеи с возвращением на Украину это грузинское лицо без гражданства столкнулось с обвинениями в подготовке государственного переворота на деньги России. Сам Саакашвили говорит, что стал объектом политического преследования со стороны «авторитарного» и «коррумпированного» главы государства. Его харизма и громкие выходки привлекают внимание СМИ, компенсируя тем самым слабую народную поддержку. Как бы то ни было, его политическая авантюра может подойти к концу. Журнал «Тайм» назвал его одним из «самых разыскиваемых геополитических беглецов в мире», тогда как в родной Грузии ему заочно дали три года тюрьмы. В понедельник домашний арест был отменен, однако в скором времени может начаться процедура экстрадиции. Ночная беседа за чашкой чая, на которой изображен бывший грузинский лидер.

— Вы уже не первую неделю ходите по судам, а разбирательства все дальше затягиваются. С чем связано такое количество выдвинутых против вас обвинений?

— Все знают, что эти процессы нелепы и необоснованны. Это говорит в первую очередь о непрофессионализме украинских властей. Они пытались избавиться от меня, без предупреждения лишив украинского гражданства, и с этого момента допускают все больше ошибок. Их попытки не дать мне пересечь границу, давление на моих сторонников, полицейские операции, обвинения в государственном перевороте… Только безумец может поверить, что я — агент ФСБ! Я, человек, который уже столько лет борется с Путиным… На каждом слушании судьи придумывают доказательства и нарушают процедуры. Это абсурд, учитывая, что Украина пытается отдалиться от России, однако власти лишь имитируют российский стиль избирательного и скоропалительного правосудия! Как бы то ни было, я уверен, что на Украине это не пройдет.

— Ваше поле для маневра в политике сегодня, судя по всему, ограничено вне зависимости от государственных репрессий. Вам может грозить тюрьма как на Украине, так и в Грузии. Думаете, вас могут экстрадировать?

— В любом случае, к этому готовятся. Только не обязательно в Грузию. Несколько дней назад я узнал, что у польских властей попросили принять меня обратно. Моя экстрадиция в Грузию обернулась бы большими осложнениями для Тбилиси. Там я им не нужен.

— Почему?

— У меня есть широкая поддержка в народе, армии и правоохранительных органах. Правительство слабо. Большинство грузин знают, что заочный процесс был фарсом. Старые судьи больше года искали следы коррупции и офшорных счетов. Но ничего не нашли. При мне не было никакой коррупции. Сейчас меня обвиняют в злоупотреблении президентским правом на помилование. Только вот ни в одной стране мира президента не судят за применение его конституционных прерогатив. Людям это известно. Запад на это не купился. Даже генеральный прокурор Украины называл этот суд политическим, пока сам не выступил против меня. Если в Грузии меня посадят в тюрьму, мои сторонники свергнут правительство, чтобы освободить меня. Я в этом уверен.

— Но действительно ли вы так популярны? Ваша партия не смогла победить на парламентских выборах осенью 2017 года. В Грузии вас критиковали за авторитарный подход к власти, разгон демонстраций, давление на СМИ…

— Да… И что? Из такой страны как Грузия не сделать европейскую либеральную демократию за восемь лет. Я не утверждаю, что мне это удалось. Тем не менее я превратил мою страну в жизнеспособное государство, которое с успехом провело реформы. Это единственное государство на постсоветском пространстве, где переходный процесс во власти прошел мирным путем. А злоупотребления, в которых меня обвиняют, сущие пустяки по сравнению с тем, что происходит при нынешнем правительстве.

— Если бы вы пришли к власти на Украине, то пустили бы в ход те же методы?

— Украине нужна большая чистка! Это неработающее государство с самым низким в Европе показателем ВВП на жителя. Почему? Потому что семь олигархов взяли в заложники все богатства страны с единственной целью собственного обогащения. При этом я не верю в массовые репрессии, в отправку всех за решетку. Сидящий в тюрьме олигарх использовал бы СМИ, подконтрольных ему депутатов и деньги, чтобы отравить жизнь реформаторам. Куда лучше, если он на свободе, но без денег.

— Вы хотите сказать, что олигархов нужно заставить заплатить за их свободу?

— Да, за их свободу, и чтобы получить гарантии хорошего поведения. Я выучил этот урок от моего друга Леолуки Орландо (Leoluca Orlando), мэра Палермо. Побежденная им мафия очень похожа на постсоветскую олигархию. На Украине эта политика должна проводиться в сотрудничестве с западными странами. Им нужно сделать свою работу.

— Вы открыто ведете войну с Петром Порошенко, который был вашим сокурсником в 1980-х годах. С чем это связано?

— После провозглашения независимости в 1991 году Украиной управляет своеобразный олигархический совет директоров, который назначает президента, премьера и т.д. Эти олигархи называют себя бизнесменами, но на самом деле они против бизнеса. Они ведут себя как акулы в аквариуме, пожирают всю более мелкую рыбу. Как бы то ни было, акулы не трогают друг друга и полагаются на совет директоров. Порошенко первым решился провозгласить себя одновременно директором и президентом. А потом посчитал, что ему не нужны олигархи вроде Дмитрия Фирташа и Игоря Коломойского… Он хочет стать единственным олигархом.

— Работа президента после избрания в мае 2014 года не похожа на подход олигарха. Так, несмотря на военную обстановку, он добился для украинцев либерализации визового режима с шенгенской зоной…

— Это единственное, чего он достиг! Он провел структурные реформы в здравоохранении, образовании и по децентрализации. Только вот это не настоящие реформы! Это обман, а результат ясен как божий день: у нас говорят о хорошем экономическом росте, но он ниже средних европейских и мировых показателей. Украина же не сможет выжить без высокого роста. Правительство непопулярно, а в некоторых регионах существуют сильные сепаратистские тенденции. Без экономического роста существует угроза для гражданского мира и риск балканизации страны.

— Резкая критика президента изолирует вас от части реформаторов и общественности, которая требует перемен, но не хочет смещения власти в обстановке войны…

— Многие из этих реформаторов не работают со мной, потому что не могут работать сами с собой и получить результаты. Они существуют в своем мирке, выдвигают малопонятные людям процедурные требования. Нельзя изменить ведомственную систему с улицы. Тем не менее, когда я пошел против Порошенко, того, кто перекрыл путь переменам, люди вышли на демонстрации. По последним опросам, мою партию «Движение новых сил» готовы поддержать 6-7%. Мы можем пройти в парламент. Неплохо для партии, которой полгода назад еще не было на политической сцене. Это свидетельствует о слабости Порошенко. Он стремится взять все под контроль. Своими нападками он вернул меня на первый план.

— Некоторые оппозиционеры пользуются вашей деятельностью, чтобы критиковать президента без риска для себя. Это вас не смущает?

— Я готов к прилюдному сожжению, если это поможет продвинуть вперед Украину. Я не могу принять участие в президентских выборах, но если у меня получится привести на политическую сцену нового и объединяющего вокруг себя разные силы кандидата, это уже можно будет считать большим успехом. Моя главная цель в том, чтобы Украина пришла к успеху!

— Почему это так важно?

— Если Украина потерпит неудачу или останется в застое, Владимир Путин уничтожит страну. Весь регион, включая Грузию, исчезнет как независимое геополитическое пространство. Для меня это шанс сделать примером успеха уже вторую постсоветскую страну. В судах или где-то еще, я буду бороться до конца.

Украина > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 8 февраля 2018 > № 2491794 Михаил Саакашвили


Украина > Внешэкономсвязи, политика > inopressa.ru, 5 февраля 2018 > № 2485905 Михаил Саакашвили

Михаил Саакашвили: "Я не сумасшедший"

Штеффен Добберт | Die Zeit

Вызывающий неоднозначные оценки экс-президент Грузии Михаил Саакашвили проживает в Киеве без паспорта. Несмотря на то, что на Украине ему грозит опасность, он ни в коем случае не намерен покидать страну, заявляет он в интервью немецкой Die Zeit.

"Я убежден, что власть олигархов на Украине может быть ограничена уже в этом году - лучше всего при помощи досрочных выборов. Я не хочу становиться президентом Украины, я сражаюсь за истинные преобразования", - говорит Михаил Саакашвили в беседе с корреспондентом Штеффеном Доббертом.

"Украина, - продолжает собеседник издания, - самая крупная страна в регионе, расположенном между Россией и ЕС. Здесь ведется борьба за демократическое будущее. Это и моя борьба: я провел в этой стране 14 лет моей жизни. Киев - это моя родина, я приехал сюда учиться, будучи молодым человеком. Как в Грузии, так и на Украине олигархам удается манипулировать системой правосудия и влиять на выборы".

По словам Саакашвили, его возвращение в Грузию приведет к беспорядкам в стране, особенно если ему суждено оказаться там за решеткой. "Многие жители страны считают необоснованным политически мотивированный процесс против меня".

"Люди, которые пришли к власти в Грузии после моего поражения на выборах, намерены мне мстить", - уверен экс-президент.

Отвечая на вопрос журналиста о причастности к убийству в 2006 году бывшего грузинского банкира Сандро Гиргвлиани, Саакашвили говорит о том, что не имеет к этому делу никакого отношения: "Меня никто не обвинял в убийстве. Речь идет о том, что я, будучи президентом, воспользовался правом на помилование. И за это я должен сесть в тюрьму на три года? Смешно!"

По мнению экс-президента Грузии, если президент Украины Порошенко решится его депортировать, это вызовет волну недовольства на Украине. "В 2017 году, - подчеркивает он, - 50 тыс. человек вышли на улицы страны, чтобы выразить свой протест против коррупции. Эти люди - те, кто поддерживает меня".

"Когда я начал свою работу на Украине (в качестве губернатора Одесской области. - Прим. ред.), мою политику, по некоторым данным, поддерживало менее 1% населения. Сегодня мы твердо обосновались на политическом ландшафте. Моя партия без проблем вошла бы в украинский парламент, даже если я не смогу участвовать в выборах", - говорит Саакашвили.

"У Порошенко и его партии пока большинство в парламенте, но люди на улицах больше не поддерживают его политику. С такой слабой поддержкой он не может управлять страной, которая к тому же ведет войну. Кроме того, если президент Украины считает, что он может контролировать СМИ, парламент и судей, он потеряет свою власть. Так случилось с предшественниками Порошенко Виктором Януковичем и Леонидом Кучмой", - напоминает Саакашвили.

"При этом, - указывает собеседник Die Zeit, - у Януковича была большая свита олигархов, которые были лояльно к нему настроены. У Порошенко тоже есть олигархи, но они не так лояльны. Кроме того, Порошенко пообещал людям сблизить страну с ЕС. Но так и не выполнил этого обещания".

"МВФ и ЕС заморозили свою финансовую помощь Украине, поскольку страна не проводит необходимых реформ. Некоторые реформы тормозятся в связи с тем, что они являются препятствием на пути реализации частных интересов Порошенко", - уверен Саакашвили.

"За нами никакого олигарха не стоит", - заверяет Саакашвили. "Если бы это было так, то где тогда его деньги? Все, что мы до сих пор сделали на Украине, не требовало больших затрат. Мы призывали на демонстрации - нам помогли в этом человек 50 добровольцев. У нас всего один партийный офис в Киеве (...), наши сотрудники не получают денег. У нас нет доступа к СМИ, который можно приобрести за деньги. И нет денег на широкомасштабные кампании - их нет даже на нормальную деятельность партии".

Склонен ли он к мании величия? "Я часто слышал о себе подобное. Но я не сумасшедший. Если бы я был чокнутым, который хочет повеселиться, я бы не стал всем этим заниматься. И тогда столько людей не стали бы воспринимать меня всерьез".

"Здесь, на Украине, ведется сражение всей моей жизни - и я буду стоять до конца", - уверяет политик.

"Украинские власти на прошлой неделе сообщили посольствам иностранных государств, что на Украине я не нахожусь в безопасности. Говорят, что меня может ликвидировать какая-то радикальная группировка или, возможно, российские спецслужбы. Цель подобных сообщений одна: Саакашвили должен исчезнуть (...)", - замечает он.

"Я больше не являюсь гражданином Грузии; с того момента, как меня лишили украинского гражданства, у меня вообще нет ни одного паспорта. Это является нарушением международного права. За последние десятилетия я стал первым бывшим главой европейского государства, у которого нет гражданства. Единственное, что у меня есть, - это разрешение на пребывание на Украине. Но с ним я даже не могу купить билет на поезд", - отмечает Саакашвили.

Саакашвили уверен, что "решение лишить его украинского паспорта было принято с нарушением как украинского, так и международного права. Процесс был политически мотивирован".

"Они подделали даже мою подпись на формуляре об изъятии паспорта - и это можно доказать", - добавляет экс-президент.

Что он будет делать, если украинский суд примет решение не в его пользу, хочет знать журналист.

"Заседания откладывались уже четыре раза. Это говорит о том, что у них нет доказательств. Они хотят избавиться от меня, но не знают, как. Они не хотят приговаривать меня к тюремному сроку здесь, на Украине, а хотят выдворить меня из страны. Мое дело покажет, насколько независимыми стали суды в стране после четырех лет, прошедших с момента революции", - резюмирует Михаил Саакашвили.

Украина > Внешэкономсвязи, политика > inopressa.ru, 5 февраля 2018 > № 2485905 Михаил Саакашвили


Украина > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > inopressa.ru, 15 декабря 2017 > № 2424930 Михаил Саакашвили

Михаил Саакашвили: Как я попал из губернаторского кресла в тюремную камеру

Михаил Саакашвили | The New York Times

"Возможно, я первый со времен Габсбургов экс-глава государства, который сделался лицом без гражданства", - пишет в своей статье в The New York Times экс-президент Грузии и экс-губернатор Одесской области Михаил Саакашвили.

"В прошлом меня также называли одним из злейших врагов президента Владимира Путина. И все же недавно я провел три дня в одиночной камере, куда меня заключила Служба безопасности Украины, обвинившая меня, в частности, в том, что я агент российской спецслужбы", - говорится в статье.

Напомнив, как он начал участвовать в украинских реформах и получил украинское гражданство, отказавшись при этом от гражданства Грузии, Саакашвили пишет: "Я добровольно вызвался стать губернатором Одесской области, чтобы защитить ее от российских попыток взять ее под контроль, а также чтобы дать быстрый старт реформам в ней".

"Все шло хорошо, но к концу 2016 года мы обнаружили, что центральное правительство преграждает путь нашим попыткам осуществления реформ. Порошенко - олигарх, разбогатевший при старой системе, - и его окружение не только перестали помогать моей команде в Одессе и другим реформаторам в правительстве, но также стали прямо подрывать некоторые из наших первоначальных достижений", - заявляет автор. По мнению Саакашвили, причины в том, что расширение транспарентности сужало простор для обогащения этих лиц, а Национальное антикоррупционное бюро Украины (НАБУ), созданное при его содействии, преследовало некоторых приближенных Порошенко.

Саакашвили напоминает хронику дальнейших событий (ушел в отставку, основал оппозиционную партию, был лишен гражданства, НАБУ подверглось атаке).

На прошлой неделе Саакашвили задержали.

"Генпрокурор объявил, что я - агент российской секретной полиции, а моя цель - дестабилизация Украины", - отмечает Саакашвили.

"Украина действительно дестабилизируется Россией. И у России действительно есть могущественные союзники по этой дестабилизации: отечественная, алчная и коррумпированная элита Украины, превратившая страну, которая могла быть одной из богатейших в Европе, в одну из беднейших", - комментирует Саакашвили.

"Я верю в великое будущее Украины. На мой взгляд, как и в других странах Восточной Европы, ключ к ее успеху в том, чтобы переломить тенденцию, при которой побеждают олигархи, умеющие манипулировать выборами", - пишет Саакашвили.

Напомнив, что судья Лариса Цокол отказалась вынести решение о его аресте, Саакашвили сообщает: "Теперь я буду оспаривать предъявленные мне обвинения, и я уверен, что буду полностью оправдан. Судья Цокол - лишь одна из множества храбрых людей, которые есть на Украине. Эти люди - надежда и будущее страны".

Украина > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > inopressa.ru, 15 декабря 2017 > № 2424930 Михаил Саакашвили


Украина > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 16 сентября 2017 > № 2313405 Михаил Саакашвили

Сага Саакашвили: о причинах возвращения и намерениях экс-президента Грузии

Михаил Саакашвили хочет вернуться в большую политику, а власть видит в нем угрозу.

Инна Жолобович, 24 Телеканал Новин, Украина

Пересечение границы Украины Михаилом Саакашвили, которое превратилось в силовой прорыв, стало топ-темой не только отечественных СМИ. С другой стороны, удивляет чрезмерное внимание к событию, которое могло остаться вообще незамеченным. Почему приезд Саакашвили вызвал такой ажиотаж, и как ситуация будет развиваться дальше, — в материале сайта «24».

Законно-незаконный переход

Мнения относительно того, правильно ли сделал Михаил Саакашвили, пересекая весьма «нестандартным» способом польско-украинскую границу, как положено, разделились. По крайней мере, эксперты считают, что независимо от того, законно или нет экс-губернатора Одесской области лишили гражданства, надо было обжаловать это решение в судах. А уже потом ехать на Украину. В то же время, как замечает директор аналитического центра «Политика» Николай Давидюк, Саакашвили с точки зрения политики все делает правильно, но исключительно для себя.

Юрист Анна Маляр считает, что Саакашвили, безусловно, совершил правонарушение, еще и оказывал сопротивление пограничникам и правоохранителям. Поэтому есть все основания задержать его и лиц, которые вместе с ним незаконно пересекали границу. Хотя, отмечает юрист, есть одно «но».

«Мы не знаем, какое будет решение суда относительно законности/незаконности прекращения украинского гражданства Саакашвили. Если такой иск будет подан. Пока один из адвокатов Саакашвили говорил лишь о намерении обратились в суд», — отмечает Анна Маляр в Facebook.

То есть, если Саакашвили удастся выиграть суд, то тогда можно будет утверждать, что он на законных основаниях пересекал границу. В общем, вопрос о законности действий экс-президента Грузии можно считать открытым до момента вынесения судебного решения.

Скандал с Саакашвили заметили даже в США. Спецпредставитель США по Украине Курт Волкер считает, что бывший глава Одесской ОГА имеет право на публичное судебное рассмотрение вопроса об утрате украинского гражданства.

Хотя есть еще один нюанс. Похищение у Саакашвили паспорта. По его словам, это спланированная акция, и его паспорт находится в администрации президента. При этом, отмечает председатель правления Центра прикладных политических исследований «Пента» Владимир Фесенко, если у Саакашвили не было паспорта перед тем, как пересекать границу, как он собирался попасть на Украину?

«Саакашвили не собирался пересекать границу законно или не очень надеялся на то, что это удастся? Или была ставка на силовой сценарий. И неизвестно точно, паспорт изъяли или он якобы потерялся», — замечает политолог.

Сценарий власти: от жесткого до осторожного

По словам Владимира Фесенко, во власти есть разные сценарии относительно Саакашвили. Как в пословице: и хочется, и колется. Был, говорит эксперт, вариант пропустить его без скандала, забрать паспорт, дать справку, а дальше — до удобного случая. Если будет слишком негативно действовать — отдать грузинам. Но выбрали жесткий вариант — не пускать.

По мнению политолога, сценарий, который предусматривал не пускать Михаила Саакашвили на Украину, почти сработал. Но в пункте перехода «Шегини» оказалось уязвимое место, где пограничники не были готовы к такому прорыву.

«Сейчас Порошенко предлагают разные подходы и варианты. Один из них — мягкий, осторожный: сделать паузу, чтобы ситуация успокоилась. Можно объявить подозрение Саакашвили, но не делать резких действий, пока есть эмоциональная волна. Потому что у Саакашвили и группы его поддержки сейчас эйфория. Нужно, чтобы она прошла, национальная волна спала, а потом применять какие-то действия», — говорит эксперт. Но, считает политолог, в вопросе возвращения гражданства власть на уступки не пойдет.

Сейчас правоохранители ограничились вручением Саакашвили административного протокола о совершенном им нарушении. Правда, это обернулось очередным скандалом и часовым брифингом экс-губернатора Одесской области. Также правоохранители хотят допросить ряд активистов и пять народных депутатов, среди которых и Юлия Тимошенко, относительно прорыва границы.

При этом Владимир Фесенко считает, что с государственной точки зрения все правильно. Ведь, по его мнению, любые нарушения закона должны наказываться. Иначе начнется распад в политическом смысле и с точки зрения деятельности государственных институтов, то есть анархия.

Задерживать Михаила Саакашвили, похоже, пока не спешат. По крайней мере, в Министерстве юстиции достаточно завуалировано отметили, что анализируют, есть ли для этого основания. Хотя понятно, что если бы не громкий резонанс, и если бы это был бы обычный нелегал — его давно бы арестовали.

Главный козырь власти — экстрадиция Саакашвили в Грузию, на что уже есть соответствующий запрос из Тбилиси. В определенном смысле — это крайняя мера. Выдача Саакашвили Грузии если и вызовет волну протеста на Украине, то не слишком сильную. Но репутацию Порошенко точно испортит, добавив к ней признаки авторитаризма. Незадолго до начала президентских выборов это вряд ли будет способствовать росту популярности главы государства.

Кстати, интересный момент. Как отмечает Анна Маляр, хотелось бы знать, почему Грузия запрос о выдаче Саакашвили не направила в Польшу?

А директор социологической службы «Украинский барометр» Виктор Небоженко убежден, что грузинским властям вообще не выгодна экстрадиция Саакашвили. Власти Грузии, замечает эксперт, не хотят его видеть у себя.

«Если у Саакашвили на Украине 1,5% поддержки населения, то в Грузии — 15%, есть своя партия, СМИ. Поэтому властям Грузии он не надо, она не готова к политическому кризису. Другой вопрос, что в процессе депортации, пока посольство США спит, самолет будет пролетать над зоной АТО. А у русских большой опыт сбития самолетов. Но его не депортируют», — говорит Небоженко. Собственно, в Минюсте уже заявили, что Украина может не выдавать Саакашвили, пока нет решения грузинского суда по уголовному делу политика.

Сценарий Саакашвили: новый майдан и постепенная волна протеста

Власть своими попытками не позволить Михеилу Саакашвили въехать на территорию Украины, во-первых, способствовала повышению к нему внимания украинцев и, соответственно, увеличению симпатий, хотя рейтинги партии «Движение новых сил» находились в пределах статистической погрешности. По словам Виктора Небоженко, из Саакашвили не надо делать национального лидера. Но населению уже настолько надоела нынешняя власть, что оно использует любой повод, чтобы выразить свой протест. На Украине эта вспышка протеста продлится, потому что, говорит он, мы недооцениваем степень политической наглости власти.

«Если завтра в прокуратуру или полицию начнут вызывать журналистов, депутатов, активистов, то тем самым вместо того, чтобы изолировать Саакашвили, власть будет увеличивать группу протеста и его влияние», — считает политолог.

Во-вторых, Саакашвили получил фору. В ближайшее время все, что будет делаться против Саакашвили или его соратников, будет восприниматься как политическое преследование. Таким образом, у экс-президента Грузии в определенной степени развязаны руки. Даже для организации еще одного майдана. По словам Владимира Фесенко, Саакашвили сознательно пошел на риск с прорывом границы. Это, считает эксперт, связано с его политической психологией — он не видит для себя спокойной жизни политического пенсионера. Для Саакашвили, по его мнению, это последний шанс вернуться в большую политику на Украине.

В то же время, отмечает Фесенко, исключать сценарий нового Майдана нельзя. Но на данный момент Саакашвили и Юлия Тимошенко финансово и организационно не готовы к Майдану.

«Саакашвили и другим надо было действовать сразу же. С границы ехать в Киев и на эмоциональной волне организовывать акцию протеста. Сейчас потерян темп, эмоции, внимание постепенно будут снижаться. Хотя во время следующей парламентской пленарной недели может быть попытка организовать акцию протеста с участием Саакашвили в Киеве. Дальше, как получится, и она получит массовую поддержку. К серьезному Майдану нужно тщательно подготовиться», — подчеркивает Фесенко.

Михаил Саакашвили решил пойти другим путем — провести большое турне по Украине (кстати, похожую акцию, причем довольно успешную, в свое время проводил Виктор Ющенко во время президентской избирательной кампании, — прим. ред.). Говорить об успехе турне Саакашвили рано. Но, как отмечает Фесенко, достаточно четко появились очертания условно антипорошенковской коалиции. Причем вторую (на самом деле первую) скрипку играет всегда протестная Юлия Тимошенко, которая, считает Николай Давидюк, перехватила лидерство у Саакашвили.

Миссия, которую озвучивал Саакашвили — новое поколение при власти. Ребята-девушки, которые ехали его поддерживать, поверили, надеялись на то, что придут к власти новые люди. Но что мы видим на самом деле: Тимошенко снова, снова те же лица, говорит Давидюк.

Действительно, Юлия Тимошенко начала активную фазу предвыборной президентской гонки благодаря Саакашвили. Экс-президент Грузии, вернут ему гражданство или нет, все равно баллотироваться ни в президенты, ни в парламент в 2019 году не сможет. Но Тимошенко на этой растущей волне протеста с подачи Саакашвили имеет шансы существенно увеличить свои рейтинги. Фактически — имеем опять дело с популистами, которые играют на протестных настроениях населения.

С другой стороны, скандальное пересечение границы Саакашвили не настолько привлекло бы внимание украинцев, если бы они понимали, что это политические игры между властью и оппозицией. Вопрос не в том, что наши сограждане живут довольно в трудных условиях. А в том, что они видят, что руководство страны выбрало направление не к развитию и процветанию государства, а к обогащению высшего властного эшелона. И каждый политик, даже самый откровенный популист, который выступает против, будет поддержан украинцами.

Украина > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 16 сентября 2017 > № 2313405 Михаил Саакашвили


Украина > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 4 августа 2017 > № 2264186 Михаил Саакашвили

Президент отнял у меня паспорт. Но я продолжу бороться за современную Украину

Михаил Саакашвили, The Washington Post, США

На прошлой неделе, находясь вместе с семьей моего дяди с коротким визитом в Соединенных Штатах, я узнал, что президент Петр Порошенко, никому не сказав о своем решении, в спешном порядке лишил меня украинского гражданства, тем самым оставив меня без какого-либо гражданства и без действительных выездных документов. Он также запретил мне возвращаться в страну.

Насколько изменилась картина за какие-то считанные месяцы! Немногим более двух лет назад тот же самый президент даровал мне украинское гражданство на торжественной церемонии в Киеве. До этого я два срока проработал на посту президента Грузии, проведя в этой небольшой и когда-то отсталой стране реформы, успех которых был отмечен Всемирным банком.

За время моего пребывания в должности нам удалось увеличить объем валового внутреннего продукта Грузии в четыре раза, в 11 раз увеличить государственный бюджет, устранить коррупцию и бюрократические проволочки, а самое главное — подготовить условия для первой демократической передачи власти в регионе.

После этого я выбрал во многом необычное для себя занятие: решил начать политическую карьеру в другой стране, приняв предложение Порошенко стать губернатором Одессы, крупнейшего и наиболее стратегически значимого региона Украины.

Круг моих обязанностей был ясен. Мне поручили навести порядок в этом традиционно коррумпированном регионе и искоренить местную мафию. Между тем бывшие члены моего грузинского правительства были назначены на другие высокие правительственные должности, помогая создавать новую украинскую полицию и Национальное антикоррупционное бюро Украины, а также ряд других учреждений.

Поначалу наша работа в сотрудничестве с недавно прибывшими в политику молодыми украинскими идеалистами шла хорошо, однако проблемы не заставили себя долго ждать. Президент не только не оказывал нам помощь в наших усилиях, но и слишком часто поддерживал те устоявшиеся интересы, с которыми мы, как предполагалось, должны были бороться. Вскоре стало очевидно, что приглашение, полученное нами от Порошенко, было частью его пиар-кампании: он хотел предстать реформатором в глазах украинской общественности и вдобавок привлечь финансовые средства от международных доноров. На самом же деле Порошенко отказывался бросить вызов олигархической структуре Украины или обуздать своих дружков.

После полутора лет напряженных усилий я решил оставить попытки наладить работу с Порошенко и официально ушел с моей должности губернатора. Но это не значит, что я потерял веру в украинский народ — я обратился к нему напрямую, создав новую политическую партию «Движение новых сил».

К нам присоединились избранные представители на всех политических уровнях, равно как и многие другие деятели, которые намерены дать отпор коррупции и олигархам.

Хотя президентской администрации удалось перекрыть нам доступ ко всем основным телеканалам, я создал собственное ток-шоу на небольшом частном канале, быстро превратив его в одну из самых популярных политических программ в стране. К сожалению, выход моей программы в эфир был временно приостановлен в июле — незадолго до того, как Порошенко лишил меня украинского паспорта.

В качестве юридического основания украинский президент ссылается на дела, начатые против меня грузинским правительством, которое находится под контролем миллиардера Бидзины Иванишвили, человека, поддерживающего давние и тесные деловые связи с Россией. Ни одна страна в мире не признала эти обвинения, в том числе и сама Украина, чья Генеральная прокуратура отклонила их как политически мотивированные еще два года назад.

Понятно, почему Порошенко действовал с такой поспешностью, не соблюдя ни одной из надлежащих правовых процедур: не было объявлено ни о слушаниях, ни о судебном процессе, не было сделано никаких предварительных уведомлений. Решение было принято абсолютно тайно. Конституция Украины прямо запрещает правительству лишать гражданина его национальности. Этот акт явно противоречит международным обязательствам Украины, в том числе тем, что прописаны в Конвенции 1961 года о сокращении безгражданства. Вот как Карл Бильдт отреагировал на решение Порошенко в Twitter: «Лишать политических врагов гражданства — верх беспринципности».

Какими бы ни были намерения Порошенко, он не сможет остановить мою политическую деятельность, а тем более заставить меня замолчать. Я продолжу мобилизовывать своих сторонников на Украине для борьбы с коррумпированной и олигархической элитой, которая тормозит развитие страны, разворовывая ее лучшие ресурсы и подрывая экономический рост.

Мы решительно нацелены на то, чтобы объединить все прозападные демократические силы. Осенью мы планируем начать кампанию по изменению законодательства о выборах, чтобы применить законы о борьбе с коррупцией и лишить олигархов привилегированного доступа в правительство.

Украина заслуживает гораздо большего. Я считаю своим долгом помочь защитить эту великую нацию как от президента России Владимира Путина, который подрывает ее извне, так и от Порошенко и других олигархов, которые разрушают ее изнутри. Несмотря на то, что мне запрещено возвращаться на Украину, я продолжу бороться за свои права гражданина и работать над улучшением политических условий в стране.

Михаил Саакашвили — бывший президент Грузии, бывший губернатор Одесской области и лидер политической партии «Движение новых сил».

Украина > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 4 августа 2017 > № 2264186 Михаил Саакашвили


Украина > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 4 августа 2017 > № 2264184 Михаил Саакашвили

Haqqin.az, Азербайджан

Замгенпрокурора Украины: Саакашвили возвращается в Киев и даст бой властям

Заур Расулзаде, Haqqin.az, Азербайджан

Мировые СМИ продолжают бурно обсуждать причины и возможные последствия лишения экс-президента Грузии Михаила Саакашвили гражданства Украины. Хотя основная причина, в принципе, ясна: политик, покинувший прошлой осенью пост губернатора Одесской области, не переставал публично критиковать украинского президента Петра Порошенко, а Грузия давно просила экстрадировать на родину своего бывшего лидера, против которого там возбуждены уголовные дела.

И все же, что именно сейчас подвигло Порошенко предпринять столь жесткий шаг против своего бывшего соратника? Свое отношение к развернувшейся на Украине кампании против Саакашвили для haqqin.az изложил человек из его грузинско-украинской команды, также уже бывший замгенпрокурора Украины Давид Саквалеридзе, когда-то занимавший такой же пост и в Грузии.

Haqqin.az: Как вы восприняли весть о том, что у вашего давнишнего друга и единомышленника отняли гражданство?

Давид Саквалеридзе: Издав указ об утрате экс-президентом Грузии Михаилом Саакашвили украинского гражданства, президент Петр Порошенко проявил слабость, я бы даже сказал трусость перед политическим оппонентом. Между тем политические репрессии по отношению к оппозиционному лидеру зачастую приводят к росту рейтинга его партии. Такое уже было и на Украине, и в Грузии. В принципе, Саакашвили никому не мешал, занимался своей политической деятельностью, а вот Порошенко сделал ему такой подарок. Мне уже сообщили, что рейтинг Михаила Николозовича вырос втрое и, сами знаете, в мире только ленивый не обсуждает его вопрос.

— Но что все-таки побудило Порошенко принять такое решение?

— Наша политическая сила набирала обороты, и уже к осени мы собирались поднять всю Украину против коррупции. Украинцы поняли, в чем заключается наша идеология. Саакашвили сумел объединить многих сторонников своих идей, постепенно превращаясь на Украине в очень сильного лидера. Потому-то власти и запаниковали.

— Но ведь теперь ему будет трудно вернуться на Украину.

— Не сомневайтесь, он вернется. Вернется и даст бой. Мы к этому готовы.

— Но, по слухам, грузинский спецназ уже в Киеве, и если Саакашвили все же ступит на украинскую землю, его тут же схватят и переправят в Грузию…

— Если так случится, это станет самоубийством двух олигархических режимов — на Украине и в Грузии. Знаете, в чем главное отличие Саакашвили от Порошенко? В Киеве, Тбилиси, Москве, Баку, Минске все его знают как реформатора. А кто знает Иванишвили и кому интересен Порошенко?! Саакашвили — феномен, вписавший свое имя в историю. Он показал, что на постсоветском пространстве есть и отличная от постсоветского мышления идеология, которой чужды коррупция, казнокрадство, упрочение своей власти за счет унижения людей.

— Вы думаете, он не смог бы сохранить свою власть в Грузии?

— Очень даже мог и до сих пор припеваючи жил бы в Грузии, как экс-президент или премьер! Но Саакашвили на это не пошел, потому что политическая порядочность для него превыше всего. На первом месте всегда были принципы, а не деньги и власть. Поэтому он и сумел воссоздать Грузию практически с нуля, доказать, что может быть и другая страна на постсоветском пространстве.

— Однако в Одессе это не получилось.

— Это еще одна байка украинских властей. Кто-нибудь знает, кто был губернатором Одессы до Саакашвили? Никто не знает или не помнит, а имя Саакашвили, как только он возглавил Одесскую область, не сходило со страниц СМИ всего мира. За короткий срок он сделал там то, что десятилетиями никому не удавалось. Но мы столкнулись с мощным противодействием олигархов и преступников во власти, а Порошенко не только нам не помогал, но и всячески вставлял палки в колеса.

Нам удалось разгромить ореховую мафию, ежегодный оборот которой исчислялся десятками миллионов долларов. Но нити этой мафии тянулись очень далеко — ведь вкус шоколаду придают именно орехи…

Очень быстро мы освободили от построек олигархов прибрежные участки, вернув одесситам море. Началось строительство дорог и многое другое. Число туристов выросло во много раз, и был вполне реальный план превратить Одессу в мировой туристический центр. Но не дали!..

А каких результатов добилась эта власть? Ситуация в стране оставляет желать лучшего, коррупция правит бал, и пока Украину ничего хорошего не ждет. Вот почему Саакашвили обязательно вернется на Украину и даст бой этой проворовавшейся власти. Мы к этому готовы.

— Не опасаетесь, что и вас лишат гражданства?

— Мы встали на этот путь, предвидя все. Политик ничего и никого не должен опасаться, кроме потери доверия народа. Я не исключаю, что после Михаила меня также попытаются лишить гражданства. Но мы не одни — за нами уже стоит серьезный политический сектор. И такие действия Порошенко лишь объединят сторонников Саакашвили. Для него это игра с огнем.

— То есть, вы предполагаете, что Порошенко может пересмотреть свое решение?

— Все может быть, ведь мы имеем дело с неадекватной и трусливой властью. Несколько политических кланов, которые украли победу у Майдана и засели в Верховной Раде, держат всю страну в заложниках. Не стоит ждать от этих людей чего-то оптимистичного.

— Многие считают, что за всем этим стоит Аваков, с которым у Саакашвили давнишний конфликт.

— Аваков — один из важных представителей этого преступного клана, и он во многом ответственен за сегодняшнюю плачевную ситуацию на Украине. Его обязательно надо судить за преступления перед украинским народом, но он не один принимает решения — это коллективные решения.

— Собираетесь ли вы объединиться с другими партиями?

— Пока никаких переговоров не ведется. Все двигаются в своем направлении. Но все зависит от будущего, от наших общих целей. Ничего исключать нельзя. Все партии нас поддержали, кроме, конечно, таких как Ляшко. Да и не нужна нам их поддержка, пусть Порошенко поддерживают.

— В подконтрольных властям украинских СМИ вас обвиняют во всех грехах…

— Это так. Уже запущена «черная кампания» по грузинской команде. Даже пустили слух, что я и Михаил Саакашвили нюхаем кокаин. Чего же тогда спецслужбы не ловят наркодилеров, которые продают нам его? В общем, обычная практика: когда не хватает сильных аргументов, в ход идут грязные методы, шантаж и угрозы.

— И все же, главный вопрос, что будет с Украиной?

— При такой власти, боюсь, мои прогнозы более чем пессимистичны. Порошенко и его власть вполне устраивают Россию: Путин понимает, что они быстро развалят Украину. В мире уже никто не уважает эту власть.

— Наверное, вы в курсе, что Россия взяла под контроль часть трубопровода Баку — Супса. Что можете сказать по этому поводу?

— Азербайджан мы любим не меньше, чем Украину и Грузию, но вынужден сказать, что вашей стране с каждым днем будет все сложнее. Дальше будет и открытие железной дороги в Абхазию, и много других сюрпризов. Вам нужно быть готовыми к этому. Михаил всегда вспоминает Азербайджан добрым словом, вы для нас родные и близкие друзья, и очень обидно, что сейчас происходит такое.

Украина > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 4 августа 2017 > № 2264184 Михаил Саакашвили


Украина > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 29 июля 2017 > № 2259410 Михаил Саакашвили

Михаил Саакашвили: Аваков и Порошенко просто поделили страну между собой

Севгиль Мусаева-Боровик, Українська правда, Украина

«Михаил Саакашвили — мой друг со студенческих лет. Я помню его как волевого и решительного человека, и имею основания ему доверять», — написал в своем «Твиттере» президент Украины Петр Порошенко 30 мая 2014 года — в день, когда бывший президент Грузии получил из его рук паспорт с трезубцем.

Дружба и доверие не выдержали испытание временем и властью. 26 июля 2017 года Порошенко своим указом лишил Саакашвили украинского гражданства. Так бывший грузинский реформатор стал «гражданином мира» или апатридом — грузинский паспорт по иронии судьбы у Саакашвили забрали по причине получения украинского гражданства.

За 2 года на Украине Саакашвили воевал с Яценюком, строил дорогу Одесса-Рени, агитировал на досрочных выборах в Чернигове за Березенко, скандалил с Аваковым, создавал политическую партию, вел даже свою программу на украинском телевидении и строил далеко идущие политические планы.

Теперь будущее Саакашвили на Украине туманно. Указ о лишении гражданства застал его в США, где он гостит у своих родственников, и назад на Украину Саакашвили могут не впустить. Новость застала бывшего президента врасплох — первое официальное заявление он сделал только поздно ночью в четверг. А в пятницу согласился поговорить с корреспондентом «Украинской правды».

Из-за семичасовой разницы во времени мы общаемся вечером по WhatsApp. Саакашвили излучает уверенность и рассказывает об угрозах, которые поступали ему от Порошенко, о том, чем президент большую часть времени занимается в АП и о том, как он собирается проходить границу с Украиной «тайными тропами». За весь разговор Саакашвили ни разу не назвал президента Украины по имени. Он демонстрирует в интервью всю свою обиду и раздражение. В таком состоянии человек высказывает все, что у него накипело.

У меня была двухчасовая встреча с Порошенко, это было два часа угроз и шантажа с его стороны

«Украинская правда»: Расскажите, пожалуйста, как вы узнали о том, что вас лишили украинского гражданства?

Михаил Саакашвили: Я узнал из «Украинской правды», по нашему времени это было как раз утро. Я обычно по утрам открываю «Правду», чтобы посмотреть, что происходит на фронте, сколько жертв — у меня еще с Грузии такая привычка. И я обнаружил, что сейчас в качестве жертвы оказался я. Первая реакция от людей была — мы не верим, но я сразу поверил. По двум причинам: потому что они обычно используют радикальную фракцию. У них же есть привилегии, потому что их использовал Ахметов для объявления таких вещей. Во-вторых, я прекрасно помню — у меня была двухчасовая встреча с Порошенко в марте этого года на Мальте. Это было два часа угроз и шантажа с его стороны. С тех пор я сталкивался с различными неприятностями, я думаю, что это было его последнее предупреждение.

— Можете рассказать об этих двух часах угроз и шантажа? Как это происходило?

— На Мальте после того, как он оказался рядом со мной на Конгрессе Европейской народной партии, ему это очень не понравилось. Потом, на другой день, он заставил протокол (протокольную службу — прим. ред.) пересадить его. Он сам неожиданно предложил встретиться. Мы встретились, и это было 2 часа. Он мне говорил, что я должен остановиться, перестать критиковать, как он говорил, раскачивать Украину, выполнять план Путина… на что я рассмеялся ему в лицо. Я ему сказал, что «план Путина» — это то, что он делает. Потому что он установил стратегический альянс с Ахметовым, держит в парламенте Хомутынника и других барыг, и с ними договаривается. Я считаю, что это — «план Путина» гораздо больше, чем то, что я делаю.

После этого он сказал, что если я успокоюсь, если, как он выразился, стану нормальным украинским политиком, «в рамках», то на следующих парламентских выборах, которые должны состояться в обычное время (он сказал, что не допустит досрочных выборов), — у нас будет своя фракция в парламенте, и, как он выразился, своя маленькая ниша в украинской политике. Это раз. Второе — он сказал, что если я попытаюсь раскачивать дальше ситуацию и добиваться досрочных выборов, то, во-первых, он готов вводить военное положение. На что я ему сказал, что у него таких сил нет, с чем он вроде бы согласился. Потому он сказал, что даже если мы не введем военное положение, мы будем принимать индивидуальные меры. И так угрожающе на меня посмотрел. Видимо, сейчас он начал с «индивидуальных мер».

— В чем выражались конкретные претензии Порошенко?

— Он сказал: почему ты не критикуешь, например, Тимошенко, почему концентрируешься не на Авакове, а на мне? Я сказал, что я критикую всю власть, особенно Авакова, но после того, как он стал полностью контролировать правительство, вся ответственность лежит на нем. Если Тимошенко придет к власти, она станет объектом интереса, а сейчас для украинцев объектом интереса являются те, кто принимает решения, которые влияют на их жизнь. Вот так примерно я выразился…

Зная одержимость олигарха Иванишвили мной и зная реакцию Порошенко на меня, понятно, что они не о погоде говорили

— Что, по вашему мнению, стало последней каплей для Порошенко в принятии решения о гражданстве?

— На самом деле они говорили, что какая-то песня, но это все ерунда. Я думаю, что последней каплей для него стало, что я стал объединять людей в «штаб совместных действий» — и он реально испугался. И второе — он был в Грузии, и, по моим данным, встречался более двух часов с Иванишвили. Почему он поехал в Батуми под надуманным предлогом, якобы там был бизнес-форум, а на самом деле бизнес-форум проходил в Тбилиси? Все просто: Иванишвили был болен, и не мог приехать в Тбилиси. Он приехал к нему. Я не знаю, о чем они говорили на встрече, но зная одержимость олигарха Иванишвили мной и зная реакцию Порошенко на меня, понятно, что не о погоде они говорили.

Не знаю, деньги он получил от Иванишвили, или они вместе собирались что-то сделать, одно я знаю — первоначальный план выдать меня Грузии с грузинами не прошел. Грузины не хотят меня видеть в Грузии не потому, чтобы кто-то меня выдавал. Грузины возбудили дела, чтобы я в Грузию не приезжал. Уже три года эти дела лежат в суде без движения. Поэтому я им не нужен — ни в тюрьме, ни просто так. Я не знаю, какая финансовая подоплека этой договоренности — Порошенко без денег вообще ничего не делает. Но то, что мы видим на поверхности — что прокуратура Грузии якобы прислала новые материалы, которые якобы открыли глаза украинской прокуратуре.

— Причиной лишения вас гражданства стало то, что в анкетных данных вы не указали факты, что против вас возбуждены дела. Почему это произошло?

— Говорить о юридических причинах вообще смехотворно. Почему? Чтобы ответить на юридические причины, нужен юридический процесс — его вообще не было. Как это все произошло? Сначала секретно, за два дня поменял комиссию… а нужно было бы меня уведомить, дать возможность моим адвокатам ознакомиться с делом. Надо было сделать процесс прозрачным, как это делается в условиях любого правового поля. Вместо этого, украдкой, когда я был вне страны, меня лишили гражданства. Поэтому не будем говорить о юридических основаниях.

А что касается анкетных данных — это полная чушь! К тому времени, когда я заполнял анкету, никто официальных обвинений мне не вручил. Что-то было по телевизору сообщено, но их никто в глаза не видел. По крайней мере, я точно не видел. Я же не какой-то беженец — я езжу по всему миру, выступаю на форумах, встречаюсь с действующими главами государств и правительств, все публично и открыто. У меня не было на руках никаких документов, что против меня ведется какое-то расследование. И тем более, никто в мире даже об этом всерьез не заикался. Поэтому я не мог указывать в анкете, что сообщили какие-то СМИ.

— Но Порошенко, когда вручал вам паспорт, не мог же не знать, что были возбуждены дела?

— Об этом знали все, и на это чхали все. Еще раз говорю, это было время, когда я ездил, встречался с лидерами европейских, африканских стран, с вице-президентом США, приблизительно в то же время имел беседу с президентом Обамой в Варшаве…

Порошенко отправлял меня на пляж в Таиланд

— А какие у вас изначально были договоренности с президентом Порошенко, когда он давал вам украинский паспорт?

— Что он поможет очистить Одессу от тех мафиозных кланов, которые там всем управляли. Порошенко знает все детали. Первую информацию о том, как обстоят дела в Одессе, кто и где чем управляет, я получил от него. Он при мне называл Труханова бандитом, Кивалова — человеком, которого нужно посадить. Он мне обещал полную поддержку в том, чтобы избавить Одессу от всех этих людей. Все произошло с точностью наоборот. Назначили Лордкипанидзе главой полиции, в итоге у него забрали практически все функции, кроме спецназа и чего-то там еще. Назначили Сакварелидзе — начался саботаж в Генеральной прокуратуре, а затем его сняли. Назначили Марушевскую, но не приняли главного, что он обещал — нормы об открытом таможенном пространстве. Этот закон заблокировал лично его сын и Луценко, они саботировали принятие этого закона.

Также мне известно, что в конце 2016 года приезжал Грызлов из Минской контактной группы. И Грызлов передал ему ультиматум Путина — что меня нужно убрать из украинской политики и губернаторства. Путин очень переживал, что я в Одессе. Летом 2016 года он отправил группу ФСБ, которая снимала все квартиры вокруг моей резиденции, чтобы найти на меня компромат. Но потом их отозвали, потому что русские получили гарантии, что меня уберут с должности губернатора. После этого меня вызывает Порошенко и говорит: «Ты, видимо, устал от Одессы, давай тебя отправим послом в Голландию». На что я ему улыбнулся прямо в лицо. Он тогда сказал: «Если не хочешь в Голландию, давай тогда в Юго-Восточную Азию». То есть, он меня отправлял на пляж в Таиланд!

— Да, об этом нам рассказывали источники в АП. Нидерланды были выбраны, поскольку там проживает ваша семья, верно?

— Да, моя семья была бы счастлива со мной воссоединиться именно в Нидерландах! И он мне всячески описывал перспективы, как же хорошо быть послом. На что я ему ответил, что я знаю, чем занимаются послы, что приедет в гости такой вот депутат Гончаренко, которого он сам называл мерзавцем — а мне нужно будет этого мерзавца встречать, провожать в аэропорту и поджидать его возле каких-то сомнительных кварталов, пока он там развлекается.

Моей самой главной ошибкой было то, что я неправильно понял мотивацию Порошенко

— С обязательствами Порошенко разобрались. А с вашей стороны, какие были обязательства перед президентом? Например, поддерживать его?

— У меня никаких обязательств не было, кроме того, что у нас должен быть результат. Но я сожалею о том, что я поехал в Чернигов агитировать за Березенко на выборах. Это была моя ошибка, хотя я туда в большей степени ехал агитировать против Корбана, поскольку компания Коломойского тогда на меня активно нападала. Для меня это была защита. С другой стороны, когда они меня пригласили возглавить списки БПП, я категорически отказался. Порошенко вместе с Ковальчуком в течение двух часов меня пытались уговаривать, но я отказался.

— Почему?

— Я ему сказал, что пока он не уберет из партии Голубова, Гончаренко, я в нее не войду. Я ему так и сказал, что я не могу быть в одной компании с мерзавцами.

— Кроме поддержки Березенко, какие ошибки вы допустили?

— Моей самой главной ошибкой было то, что я изначально неправильно понял мотивацию Порошенко. Она у него очень простая на самом деле — зарабатывать деньги. Этот человек так и остался банальным торгашом. Я работал в АП и знаю, что большую часть времени Порошенко решает на рабочем месте свои бизнесовые вопросы.

— С кем и как? У вас есть факты?

— Его инвестбанкир Макар Пасенюк и его бизнес-партнеры, такие как Игорь Кононенко, Олег Гладковский и Александр Грановский в Администрации находятся практически круглосуточно. И все это происходит в военное время. У меня вообще в какой-то момент сложилось впечатление, что эти люди там просто живут. Все остальное для него просто формальность.

— А как же ваша роль в уничтожении Яценюка, когда АП вас просто использовала в качестве тарана? Что тогда Порошенко вам обещал взамен?

— Я был против Яценюка полностью. Я сознательно все делал, чтобы убрать Яценюка, и сыграл в этом решающую роль. Но моей ошибкой было то, что мы не довели это дело до конца — до досрочных парламентских выборов. И в итоге произошел олигархический договорняк. Получилось в итоге самое уродливое правительство в истории Украины. Порошенко просто пошел на чудовищные сделки с Аваковым. Это были сделки не просто на уровне правительства, а на уровне контроля над месторождениями, над государственными активами, над потоками на таможне, по возврату НДС.

Они просто поделили страну между собой, и группировка Яценюка получила компенсацию за то, что премьером теперь стал Гройсман, который, кстати, постоянно советуется с Яценюком. Реально Яценюк управляет сейчас правительством. Но правительством я тоже это назвать не могу, потому что они абсолютно недееспособны. Даже правительство Шеварднадзе в свое время было намного эффективнее.

— Давайте вернемся к вашему заявлению о разделе потоков. Такие решения принимаются на уровне стратегической «девятки«?

— Нет, все практически решения принимает Порошенко вместе со своими бизнес-партнерами, они вообще не терпят чужого мнения и считают себя хозяевами страны.

— Но вы же говорите о роли Авакова? Какова она в принятии этих решений?

— Они с Порошенко просто временные союзники, которые друг друга ненавидят. Порошенко думает, что он всех в конце обхитрит, но он сильно на этот счет ошибается. Я бы сказал, что это главное его заблуждение — что он сможет выйти сухим из воды.

Ахметов сейчас главный мотиватор Порошенко

— На ваш взгляд, чья роль в процессе лишения вас гражданства была главнее — Порошенко или Авакова?

— Я думаю, что главная роль была у Порошенко. Порошенко испугался, потому что он больше всего осведомлен о моем потенциале, о моих возможностях. Он реально знает, что я могу организовать. Что бы он там ни говорил, что я провалился и так далее, — он знает, что я найду способ организоваться. Это раз. Второе. Ахметов сейчас — главный мотиватор Порошенко. Они друг друга ненавидят, но они очень друг другу нужны. Это уже семейные связи, учитывая программу его супруги…

Конечно, решения всегда единолично принимает Порошенко, но Ахметов был главным мотиватором. Просто он включил в эту комиссию (комиссия по гражданству при президенте — прим. ред.) представителя Авакова, чтобы разделить ответственность. Потому что прекрасно понимал, что это решение чревато. Он специально настоял, чтобы представители Авакова это тоже подписали. Это старая советская тактика «троек», политбюро — когда все подписывают какие-то решения.

— Вы для себя уже установили, каким образом это решение принималось и реализовывалось? Кто еще в нем был задействован?

— Он поехал в Грузию, чтобы создать формальный повод. Я уверен, что они говорили с Иванишвили про коммерческие вещи тоже, потому что, ну, не может Порошенко сидеть с другим миллиардером и не говорить про бизнес. Это не его натура. Но это не главное. Главной была политическая мотивация — он меня банально боится. Иначе если бы он меня не боялся, то я был бы в Киеве, и сняли бы гражданство по всей юридической процедуре, а не тайком. Потом могли начать слушания по выдаче меня Грузии, обсудили бы все уголовные дела. Но на это нужна минимальная смелость и некоторая часть тела, чего у него нет. Из-за отсутствия этого всего сначала он, видимо, планировал сделать это еще до поездки в Грузию, когда я был в Африке. И, слава Богу, что тогда не сделал — потому что в Африке я бы чувствовал себя не так комфортно, я бы больше растерялся.

Потом он получил информацию, что я выехал к родственникам в Америку на несколько дней, и за два дня до моего возвращения они все это провернули. Все было написано задним числом. Повесток в прокуратуру, на которые они ссылаются, нет в природе. Даже если они и есть, то на них украинская прокуратура, как вы уже правильно писали, отвечала отказом. Они говорят о том, что у меня была какая-то «судимость», но мне легко доказать, что никакой судимости у меня нет. Во-вторых, есть моральная сторона. Постреволюционная Украина ссылается на уголовные дела, сделанные по приказу Путина! Путин об этом громко говорил, что он сделает так, чтобы в Грузии меня судили. По приказу Путина крупнейший частный акционер Газпрома начинает на меня дела — и на эти дела постреволюционная, постмайданная Украина официально ссылается…

Где тут мораль? О каких принципах тут вообще можно говорить? И это выдают за чистую монету. Это реставрация старого режима! Потому что даже Янукович бы подумал, прежде чем ссылаться на такие дела. А эти ссылаются без зазрения совести, как будто так и надо. Тот же Луценко, которого я когда-то считал порядочным человеком… Его что, подменили? Он же ездил в Грузию, устраивал кипиш в судах — а теперь это стало основанием для того, чтобы меня привлечь. Летом прошлого года Луценко и Порошенко встречались со мной в кабинете, два раза. Когда у меня в администрации делали обыски, они сказали, что если я не прекращу свою активность, то они придержат дела против меня и моего окружения до осени. Но мы же понимаем, сказал Луценко, что «это политика».

Порошенко реально взял все на вооружение от предыдущей власти

— Ваше окружение — это кто?

— Когда возбудили дела на Марушевскую, на Семена Кривоноса и на бывшего консула Тимура. Они сказали: «Мы все политики, — это мне Луценко говорит, генпрокурор, в присутствии Порошенко. — Мы, конечно, эти дела пока придержим, а там посмотрим, как все пойдет. А там можно и дать ход». Это было предупреждение. Это он тоже послал мне «черную метку», что он будет делать. Я все упорно не замечал, я все больше обращал внимание на Ахметова, на конкретные вещи. Я, например, рассказал историю, как он торговал автобусами с оккупированной Абхазией, будучи министром экономики Украины, его предприятие. Это нарушение международного права, это уголовно наказуемое дело на Украине.

— Это могло быть одной из причин, по которой он на вас обиделся?

— Я думаю, что это намного серьезнее причина, чем песня.

— Это правда, что после выхода этой песни в эфир, вышло предупреждение каналу?

— Да. Но я думаю, что еще больше его возмутила история про Абхазию. Это история документально доказанного уголовного преступления, совершенного лично им. Потому что он был министром экономики, он использовал свое служебное положение для того, чтобы разрешить своему же предприятию торговать с территорией, которая тогда находилась под международными санкциями.

— Вы сейчас находитесь в Штатах и заявляете, что хотите вернуться на Украину. Но вы прекрасно понимаете, что, скорее всего, вас не пустят. Каков ваш план действий на ближайшее время?

— Я прекрасно понимаю, что Порошенко хочет меня не пустить. Но нужно сделать так, чтобы Порошенко это не решал. В прошлый раз меня на Украину не пускал Янукович. Когда я приехал, я был в «черном» списке. Когда начался Майдан, я прилетел в Варшаву из Нью-Йорка, собрал там группу членов парламента — и с этой группой прилетел. Пограничникам было приказано не пропускать меня на Украину. Но уже был Майдан. Меня окружили депутаты и практически без штампа в паспорте силой провели на Украину. Я поехал на Майдан. Через два дня ко мне в гостиницу пришли представители Януковича и сказали, что меня насильно депортируют, если я не уеду сам. Еще через два дня я оттуда уехал. Как только Янукович покинул Украину, на другой день я приехал назад на Украину. Так что одна попытка запретить мне въезд на Украину уже предпринималась. И этот человек сейчас в Ростове. Порошенко — человек, который закрыл мне телевидение. Это было очень цинично, потому что в то время, когда «5-му каналу» не давали выходить в регионах, я, будучи президентом Грузии, поставил…

— Что вы имеете в виду? Вы внесены в «черный» список, который Администрация президента рассылает на телеканалы? Вы об этом говорите?

— Да, я был в «черных» списках на всех каналах. По иронии судьбы я помогал ему, чтобы его канал показывали в Грузии. Порошенко — человек, которому я приехал помогать на втором Майдане, на который меня не пускал Янукович. И сейчас тот же человек запрещает мне эфиры и тот же человек не пускает меня на Украину. Куда циничнее? Он реально не может не знать, что делает. Есть люди, которые не ведают, что творят. Этот — прекрасно знает. Этот прекрасно знал, кому помогал в Одессе против меня, прекрасно знал, что такое цензура, когда она использовалась против него, он знал, что такое не пускать политических оппонентов. Он реально взял все на вооружение от предыдущей власти.

Я знаю все входы и выходы на Украине

— Допустим, вы прилетели, и вас не впускают на Украину. Куда вы поедете дальше?

— Я сейчас занимаюсь созданием Штаба совместных действий. Мы готовимся на осень проводить во всех регионах встречи, мобилизовать людей и требовать от власти фундаментальных изменений. Я целыми днями обзваниваю всех, организовываю работу совместных штабов, занимаюсь информационными деталями кампании, координацией политических лидеров. Думаю, что осенью это даст результат. Да, конечно, спокойнее и эффективнее, когда я сам на месте. Но с другой стороны, есть современные средства коммуникации. Пока что Украина не закрытая страна. Мы будем это делать. Мы идем по плану. Если будет нужно мое присутствие на месте, я буду присутствовать на месте. Не проблема. Еще раз говорю, во времена Януковича я приехал вопреки его запретам. Я приехал и въехал сюда.

— Но сейчас у вас нет паспорта, у вас его могут забрать.

— Кто у меня заберет паспорт? Во-первых, паспорт у меня с собой, во-вторых… Есть много разных возможностей, я не буду все раскрывать. Есть много друзей по всему миру.

— В Литве обсуждают вопрос предоставления вам гражданства.

— Я очень люблю литовцев, и они ко мне очень хорошо относятся. Моя жена голландка, я автоматически имею право на голландское гражданство — мы уже столько лет женаты. Мои дети с грузинскими паспортами также имеют голландские паспорта. Этой проблемы у меня нет. Но я этого сознательно не делал и не буду делать. Потому что есть конкретная цель. Я взял обязательства перед народом Украины. Порошенко очень надеется, что я сейчас успокоюсь и переключусь на другие темы. Он сказал, что мне, мол, некуда деться, поэтому я околачиваюсь на Украине. Нет, мне есть куда деться — только на Украине! Я сказал, что доведу до конца борьбу на Украине. Я себя чувствую украинцем. Учитывая мои армейские годы, институтские годы и проживание в Киеве, где-то 12 лет я прожил на Украине. Я участвовал в трех революциях. Как студент я ходил на митинги Революции на граните, я был на двух Майданах. Я организовывал первый Майдан…

— Но если вас не впустят, где вы будете жить? Поедете обратно в Штаты? Или в Нидерланды?

— Нет, я буду жить в транзитной зоне аэропорта Борисполь. Там сделан хороший ремонт, мой друг там директор. Я надеюсь, что он найдет мне там укромное место. Это шутка, но я найду возможности. Нет такого контроля, как они думают. Я со многими на связи в украинской службе. Я бывший украинский пограничник. Пусть он про это не забывает. Я знаю все входы и выходы на Украине.

— Звучит угрожающе, если честно…

— Поэтому пусть он не надеется. Во-вторых, у меня много друзей пограничников.

— Где вы будете обжаловать решение?

— …В-третьих, у меня очень много друзей в Нацгвардии, полиции. Пусть он не забывает, что щупальца нашей команды уже проникли везде, и силовики его ненавидят. Он при встрече со мной на Мальте это признал, что его ненавидят, что он не может рассчитывать ни на Национальную гвардию, ни на спецназ СБУ, ни тем более на полицию. Поэтому создаются какие-то отряды.

— Какие отряды?

— Кононенко создал отряд охраны.

— …Интересно…

— Я это все проходил, он ничего нового не может придумать. Он делает все то же, что делал Янукович. Он просто думал, что он хитрее и умнее Януковича — но я думаю, что он трусливее Януковича. Он столько раз повторял на Мальте, что он избежит участи Януковича — но думаю, что он это для себя повторяет. Только чтобы себя убедить.

Порошенко увидел контуры оппозиции и для него это очень тревожный сигнал

— Почему зашел разговор о том, что ему понадобится куда-то бежать?

— Он сказал, что не позволит раскачивать ситуацию, чтобы мы не рассчитывали, что он сбежит, как Янукович. Проблема в том, что ему некуда бежать. Россия его все равно не примет. А после истории с Фирташем… После того, как Ахметов… Посмотрите, Ахметову не дают американскую визу. Гладковскому отменили американскую визу. Кононенко не дают американскую визу. Куда ему бежать? Он уже персона нон-грата на Западе. В личных беседах представители западных служб рассказывают, в том числе мне, о незадекларированном имуществе Порошенко, о его деньгах. Вы думаете, что когда он не будет президентом, это все не выйдет? Конечно, выйдет. Он переступил черту. Я думаю, что в этой ситуации его не нужно бояться. Мы должны идти по плану, мы должны действовать так, как правильно.

Он полностью — заложник Ахметова, тех людей, которых они провели в СБУ. Он заложник Яценюка и его группы. Поэтому этому человеку не позавидуешь. Он прошляпил свой исторический шанс стать великим — не только украинским руководителем, который бы создал украинскую государственность, но и одним из великих европейских лидеров. Сейчас, видимо, украинское государство придется создавать новому поколению политиков. Свою роль я вижу как роль фасилитатора, чтобы пришли новые люди. У меня нет личных амбиций. Но у меня есть обязанности. Порошенко сейчас увидел контуры оппозиции. Поверьте, для него это очень тревожный сигнал. Он думал, что если он нас всех развел, то мы не найдем солидарности. Но совершенно разные люди нашли возможность консолидироваться. Начиная от Юлии Тимошенко и заканчивая «Демальянсом», Гриценко, Садовым, Найемом, Лещенко и Залищук. Для олигархата, Ахметова это катастрофа.

— Вы сказали, что будете обжаловать решение в суде. В каком суде?

— Мы будем идти в административный суд. Если в административном суде не получится, тогда пойдем в Страсбург.

— Вы имеете в виду Европейский суд по правам человека?

— Да.

— Вы можете сейчас спрогнозировать, чем закончится вся эта история?

— Я думаю, что эта история связана не только со мной. Сейчас он начал неминуемый процесс развала своей власти. Но дальше этот процесс будет ускоряться. Он будет все больше и больше отворачивать от себя людей, международное сообщество. В какой-то момент люди просто скажут «достаточно». На Украине была революция, но не было революционных изменений. Революцию надо заканчивать изменениями и реальной заменой политического класса. И это произойдет в ближайшие месяцы. Новый политический класс готов. Надо открыть глаза — они вокруг нас. Новое политическое руководство готово. Когда у тебя есть огромное количество новых, молодых, блестящих, честных украинцев с хорошим образованием, а ты не можешь найти на руководящие должности никого лучше, чем ставленников Кононенко, Грановского, при всем уважении, бывшего директора рынка — о чем это говорит? Это говорит о том, что это все быстро закончится. Потому что уже есть замена. Они дышат им в затылок. Это не Саакашвили дышет им в затылок — это люди дышат. Этих всех не выслать.

Украина > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 29 июля 2017 > № 2259410 Михаил Саакашвили


Украина. США > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 7 марта 2017 > № 2100934 Михаил Саакашвили

Саакашвили: Яценюк и Порошенко вместе встречаются с Ахметовым

Экс-президент Грузии, бывший одесский губернатор, оппозиционер двух стран Михаил Саакашвили - о Порошенко, Трампе и о себе в украинской политике

Роман Чернышев, Андрей Самофалов, ЛІГАБізнесІнформ, Украина

Михаил Саакашвили — это политик-явление. Однако отношение к этому явлению на Украине разнится в зависимости от времени. В период своего президентства в Грузии он воспринимался как успешный реформатор, создатель нового государства и личный враг Путина — издалека любить всегда проще.

В Грузии Михаил Саакашвили был политическим тяжеловесом. На Украине ему еще предстоит стать таковым. Он появился в стране не так давно — в мае 2015 года, сменив в губернаторском кресле Игоря Палицу, близкого к олигарху Игорю Коломойскому. Вместе с ним полностью обновилась и верхушка региональной власти. На смену чиновникам старой закалки в Одессу съехались люди с имиджем романтиков новой волны — Саша Боровик, Мария Гайдар, Юлия Марушевская.

На первых порах все выглядело так, словно эксцентричному губернатору позволено все. Поначалу на орехи от него доставалось местным правоохранителям и налоговикам, затем с молчаливого согласия президента шквал критики накрыл и киевских чиновников — главу Госавиаслужбы Дениса Антонюка, премьер-министра Украины Арсения Яценюка с его многочисленным окружением.

Но как только риторика Саакашвили коснулась ближайшего окружения самого Порошенко, идиллия в отношениях между ними быстро сошла на нет. Тут же воспряли духом и местные кланы, которые откровенно выдавливали команду Саакашвили в Одессе.

Амплитуда нынешнего отношения к Саакашвили на Украине колебалась от восторга до раздражения, от полной поддержки харизматичного оратора за критику власти до абсолютного неприятия и обвинения в огульном популизме. Сдав губернаторский пост и явно упустив момент для перехода в оппозицию, к началу 2017 года Саакашвили успел разругаться, кажется, со всеми ведущими игроками украинского политического рынка.

Но он не сдается — называет себя внесистемным украинским политиком, надеется стать «отцом-основателем новой Украины», официально зарегистрировал партию и ждет выборов. В интервью LIGA.net, за столом с бюстом Рональда Рейгана, Саакашвили рассказывает, как будет развиваться его новая украинская партия, почему Трампу бесполезно предлагать продажу Украины и почему Порошенко два года назад и сейчас, как говорят в Одессе, — это две большие разницы.

LIGA.net: «Рух нових сил» («Движение новых сил» — прим. ред.) официально зарегистрирован, как политическая партия. Каким вы видите его роль и место в действующей политической системе?

Михаил Саакашвили: В сегодняшней политической системе нашей партии места точно нет. Но мы должны создать новую структуру, где она будет ведущей. Мы не ищем союзников среди больших имен, мы ищем огромное количество местных групп по многим областям Украины. Я каждый день встречаюсь с местными активистами, энтузиастами. Зачастую это те, кто представлен в местных советах, советах объединенных общин, но не привязан ни к какой партии. Они нам нужны как представители в регионах, а мы им нужны как политическая платформа. Им нужен общенациональный бренд с которым они могут заявить о себе как на региональном, так и на общенациональном уровне.

— Упор будет на антикоррупционную деятельность?

— Не только. Мы хотим вообще все изменить. Вот, например, в Ромнах Сумской области к нам пришла группа ребят, которые выиграли местные выборы — это беспартийные молодые активисты — экономисты, волонтеры. Точно так же мы работаем в ряде других областей. Сейчас мы собираем команды на местах. У нас уже много десятков тысяч активных зарегистрированных членов, открываются местные ячейки.

— Где вы находите финансирование?

— Все делается за счет местных маленьких бизнесменов, которые нас поддерживают. У нас нет никаких обязательств перед ними. Более того, они берут обязательства по отношению к нам. Мы тщательно перебираем людей и смотрим, чтобы там не закрались бывшие коррупционеры, чтобы нашим именем не прикрывали какие-то плохие дела.

— В июне 2016 года было заявлено об объединительном процессе ряда демократических и антикоррупционных сил — Демальянс, отдельные политики из Самопомощи, грузинские реформаторы, депутаты-журналисты из БПП плюс общественный сектор. Почему большого объединения так и не произошло?

— Я не был готов организовывать партию в прошлом году. У нас был Рух за очищение, у которого были четкие цели — избавиться от Арсения Яценюка, избавиться от Шокина (бывший генпрокурор Виктор Шокин — прим. ред.) и начать серьезные реформы. Первую часть выполнили — эти два должностных лица ушли и мы получили обещание реформ. Получили новое правительство, которое шло под лозунгом реформ, по крайней мере, Гройсман говорил, что они будут их проводить. Естественно, мы остановили Рух за очищение, отменили целый ряд мероприятий и приостановили активность. Как и обещали. Мы не кривили душой.

— То есть, объединения партий и не предполагалось?

— Нет, я этого и не обещал. В направлении политической партии я начал работать только после того, как убедился, что вторая часть наших требований — проведение реформ — не выполняется.

— А что за история с проектом «Хвиля»? Например, депутат Виктор Чумак говорил, что они с коллегами готовили организационную платформу и ждали вашего к ней присоединения, а вы, как он говорит, исчезли.

— Да, Чумак, Касько и так далее — они организовались… Я все время говорил, что будет «хвиля», имея ввиду волну новых идей, правил и людей, но никогда не говорил, что «Хвиля» — это будет такая партия. Но им понравилось название, они начали работать, процесс ассоциировался со мной, но я никогда никаких обязательств этой партии не давал, хоть и дружил с ними. У них большой потенциал. Но если я что-то хочу делать, то делаю сам, а не под «политическими офшорами». Они все хорошие люди, и, я думаю, в конце концов, мы все равно все объединимся на какой-то более широкой платформе.

— А недавняя ваша встреча во львовском кафе с Андреем Садовым и Василием Гацько — это такой троллинг Банковой?

— Нет. Мы общаемся, у нас запланирован целый ряд совместных мероприятий — с Гацько и Демальянсом, с Садовым, с Гриценко, (лидер Громадянськой позиции Анатолий Гриценко — прим. ред.) с партией Воля. Мы на одном фланге и у нас единые ценности. Я для них очень полезный партнер, потому что не могу и не буду конкурировать за какие-то должности, у меня нет бонапартистских, единоличных лидерских амбиций. И не было никогда. Я ограничен конституционно тем, что не могу баллотироваться в президенты и не могу быть в Верховной Раде. Потому я хороший партнер. К тому же мне это и не нужно — если нужно было бы, все сложилось бы по другому. Мне Порошенко дважды предлагал быть премьер-министром.

— Когда это было?

— В начале работы Антикоррупционного руха и чуть-чуть в середине его работы. То есть с осени 2015-го.

— Получается, Порошенко вам предложил должность для того, чтобы вашими руками убрать Яценюка?

— Нет. Когда уже стало ясно, что Яценюк может быть сбит, они искали разные варианты, и предложили мне пост премьера. На что я ответил, что в сегодняшнем раскладе я отказываюсь, и посоветовал президенту идти на досрочные парламентские выборы. Я убеждал Порошенко таким образом обновить политический класс, но, к сожалению, он не пошел по этому пути. Видимо, я требовал невозможного.

— Как так получилось, что вас — с вашим опытом — использовали?

— Я не считаю, что меня использовали. Тем более, считаю, что избавиться от Яценюка — было полезным делом. Он погряз в коррупции и ничего полезного для страны не сделал. Он даже больше, чем Порошенко виновен в отсутствии реформ, потому что у него были непосредственные рычаги влияния на экономику. У него были шансы изменить страну к лучшему, тем более, нельзя сказать, что он не знает или не умеет работать — он во всем хорошо разбирается. В том-то и цинизм, что в отличие от власти Януковича, Порошенко и Яценюк знают, как сделать лучше, но сознательно этого не делают. Яценюк предпочел быть не реформатором, а циничным прислужником олигархов, вот и вся история.

— Как бы там ни было, почему же вы говорите, что вас не использовали, если в итоге у Яценюка и Порошенко все равно нормальные отношения, а вы оказались в глубокой оппозиции?

— Да, Яценюк и Порошенко вместе регулярно встречаются с Ахметовым, у них все хорошо. Это междусобойчик. Мне жаль, что Гройсман, став премьером, тоже не захотел брать на себя инициативу и проводить реформы.

— Он же человек Порошенко.

— Я так не считаю. Просто у Гройсмана, видимо, пока не хватило масштаба, чтобы пойти на резкие перемены.

— Вы поддерживаете отношения с Гройсманом?

— Не особо, но время от времени переписываемся. Я ему сообщаю о тех вещах, которые вижу в регионах, но никакой реакции в ответ я не наблюдаю.

— Когда и о чем вы в последний раз говорили с Порошенко?

— За два дня до моей отставки с поста главы Одесской ОГА. Порошенко мне сказал: «Раз ты так недоволен тем, что я тебя не поддерживаю в борьбе с Трухановым и местными кланами, может быть, ты поедешь послом куда-то в Юго-Восточную Азию?

— Это шутка была?

— Нет, он вполне серьезно предлагал. Решил, что я устал от всего, и мне хотелось бы отдохнуть где-нибудь в Таиланде. Я на это ответил, что буду бороться до конца.

— Вы не считаете, что для успешного старта собственного политического проекта, надо было уходить с должности раньше — в конце осени 2015-го, когда у вас был максимальный рейтинг?

— Я играю по правилам. И ушел с должности только тогда, когда все возможности что-то изменить к лучшему были исчерпаны. К тому же, за то время, когда я был в Одессе, мне удалось хоть что-то сделать и сдвинуть с места. Наконец-то, я выбил деньги на трассу Одесса-Рени. Конечно, для страны в целом это небольшой проект, но жителям Одесской области, глядя в глаза, я могу сказать, что я это сделал. В этом году трассу достроят. Я очень надеялся закончить проект Открытого таможенного пространства, и мы его почти довели до конца, но потом правительство его убило. То есть, у меня были конкретные вещи, у меня были обязательства перед молодыми людьми, которых привел в область. Я не хотел, чтобы они говорили, что пытались что-то сделать, но я их сначала собрал, а потом бросил из-за каких-то личных рейтинговых соображений. Я работал вместе с ними до конца, пока видел перспективу.

— Почему вы критиковали только Яценюка, а о Порошенко стали говорить только после отставки? Порошенко ведь тот же, он не изменился, но до недавнего времени ни слова критики от вас о нем слышно не было.

— Это было честно. К тому же, нельзя сказать, что я не критиковал. Когда я нападал на Шокина, это для Порошенко было очень неожиданно.

— Но все же это опосредовано, лично Порошенко это не касалось. О Кононенко вы тоже не говорили.

— О Кононенко говорил. На первом Антикоррупционном форуме в Одессе я говорил о Кононенко, и Порошенко за это был крайне обижен. Единственный, кого я не трогал — это Порошенко лично, да. Но это было честно. Нечестно поступал Порошенко, который делал вид, что хочет избавиться от Яценюка, а на самом деле хотел слегка изменить конфигурацию власти в свою пользу. Потому-то первый раз от отставки Яценюка спас именно Порошенко. Помните, когда Рада не дала голосов за отставку премьера.

— В 2014-м году вы всячески хвалили Порошенко. В частности в своей колонке для Politico вы говорили: «Порошенко именно тот, кто нужен Украине», вспоминали, что знакомы с ним более 30 лет и хвалили за то, что он не эскплуатирует госмонополии. Вы называли его «рациональным политиком» и «подходящим на роль главнокомандующего». Но прошло три года и вы резко изменили тон, лишившись должности губернатора Одесской области.

— Тогда вместе со мной так же думали большинство украинцев, потому Порошенко впервые в истории Украины и победил на выборах президента в первом туре. Мы при всем скептицизме по отношению к политическому классу Украины в целом надеялись, что Порошенко использует с пользой для страны предоставленный ему шанс. Что он умнее, прагматичнее и образованнее остальных. Это раз. Во-вторых, нужно понимать, что Порошенко тогда говорил о реформах, и он начал какие-то реформы. Этого нельзя отрицать. Он начал реформу полиции, сферы обслуживания, начал какую-то дерегуляцию. На первых Национальных советах реформ были по-настоящему интересные дискуссии. Он пригласил в страну многих людей…

— В том числе и вас.

— Нет, я приехал без его приглашения, но Порошенко меня попросил привести людей, которые способны провести реформы. Так что Порошенко тогда и Порошенко сейчас — это, как говорят в Одессе, две большие разницы.

— Когда, на ваш взгляд, произошли изменения?

— Думаю, откат начался сразу после местных выборов 2015 года. Но окончательно оформился после того, как премьер-министром стал Гройсман. Потому что раньше Порошенко говорил, что Яценюк ему мешал, а после смены Кабмина этого говорить уже было нельзя.

К тому же, Порошенко даже перестал что-либо обещать. Посмотрите на него сейчас: он не артикулирует свое видение ситуации. Вместо этого он занят наглым выстраиванием контроля над медиа, над коррупционными потоками. Кстати, вначале он реально отказался от практики коррупционных потоков из регионов в центр, которая всегда была. Раньше из Одессы в чемоданах в Администрацию президента ежемесячно плыли $3-5 миллионов коррупционных денег. Порошенко поначалу прекратил эту практику.

— Контроль над медиа, это вы что имеете ввиду?

— Посмотрите на телеканалы, они меня перестали показывать.

— Вы недавно давали интервью телеканалу 112.

— Да, когда ведущая решила хлопнуть дверью перед своим уходом с телеканала.

— Так проблема только в том, что вас не показывают, или в отсутствии критики работы президента?

— Критика президента на телевидении вроде бы и есть, но от тех люди, которые по делу ничего не скажут. Ляшко может говорить все, что угодно про президента, но он не опасен. Это как домашний попугай, который тебя иногда может нецензурными словами обругать, но кормится с твоей руки. Потому таких попугаев можно показывать, сколько угодно — в решающий момент они нажмут правильную кнопку.

— Вы выступаете за досрочные выборы парламента. Вы же видите социологию — да, альянс власти в формате БПП-Народный фронт — не то, о чем можно мечтать, но разве лучше, чтобы правительство сформировали Оппоблок и Батькивщина, пусть даже в этом случае в Раду зайдет ваша маленькая фракция?

— Я уверен, что как только будут досрочные выборы, люди будут голосовать за новые силы. Сегодняшнюю социологию можете порвать и выбросить. Мировая тенденция другая. У Трампа в начале кампании было 2% рейтинга, все смеялись. Но, если в Америке люди захотели изменить политический класс, что тогда говорить об Украине? В политике всего мира есть запрос на обновление, какие бы опросы нам не рисовали. Когда будут досрочные выборы, украинцы сметут нынешний политический класс.

— Новые политики, а вы новый украинский политик, говорят то же самое перед каждыми выборами. А при власти у нас все равно примерно одни и те же лица.

— Правильно, потому что новых, на самом деле, никогда и не было. Были разные форматы участия в выборах одних и тех же. Как только появился проект с новыми людьми, вроде Самопомощи, украинцы тут же отдали им свои голоса. Когда выглядела новой Свобода — она набрала много. Считался таким Кличко — он тоже получил хороший результат. Украинцы всегда искали новых людей в политике, а сейчас и подавно. Так что наш сегодняшний рейтинг реально надо умножить на три.

— Когда вы ожидаете досрочных выборов?

— Как только, так сразу. Как только мы мобилизуем людей. Ждать не будем, потому что каждый день этой власти для Украины — это потеря времени. На Украине сокращается население. Я с ужасом сейчас жду отмены визового режима с ЕС, хоть и очень хочу, чтобы украинцы, особенно молодые люди, имели возможность ездить в Европу без виз. Просто мы потеряем еще 2-3 миллиона населения сразу, которые уедут нелегалами.

Через три года на Украине будет меньше населения, чем в Польше, тогда как в начале независимости украинцев было на 20 миллионов больше, чем поляков. Украиной сегодня управляет не эта власть, а кризис. Власть управляет медиа и коррупционными потоками, но не страной.

— Как только появляется новая политическая сила, если она перспективна, вокруг нее сразу появляются крупные спонсоры, олигархический капитал. Такова практика. Вы встречаетесь с украинскими олигархами?

— Если вы заметили, я переругался со всеми, чуть ли не публично. Я не помню ни одного украинского политика, который так открыто конфликтовал бы с олигархами. Я с самого начала объявил их врагами страны.

— С Игорем Коломойским вы, например, знакомы еще с Грузии. У него там бизнес.

— В Грузии Коломойский был паинькой. Он платил налоги и был очень законопослушным. Но это в Грузии, а на Украине он не платит налоги, потому что и без них всех всегда покупал.

— Ваши оппоненты упоминали ваши отношения с Константином Григоришиным.

— Григоришин — это человек, против которого мы совсем недавно устроили забастовку в Сумах. Потому что его областная компании блокировала подключение предприятия, которое выполняло необходимый для страны военный заказ.

— С Борисом Кауфманом вы общаетесь?

— С Кауфманом единственное общение у меня было в Одессе. Причем, принудительно с моей стороны. Я его принуждал построить аэропорт. Пока он думал, что я в силе — пока у нас был прокурор, полиция, и он считал, что Порошенко меня поддерживает, он реально почти достроил терминал в одесском аэропорту. Хотя тоже, как только сняли Сакварелидзе, работы на этом терминале практически прекратились. Сейчас какое-либо общение с ним у меня полностью прекращено.

— В здании, где находится офис вашей партии, этажом ниже находится компания Vertex United, которая принадлежит Кауфману.

— Когда мы сюда заселялись, мои друзья предупреждали об этом и говорили, что нас все будут ассоциировать. Я сказал: Мне все равно, мы чисты. Я не буду отказываться от выгодного предложения по аренде офиса, потому что рядом кто-то, с кем нас потом могут ассоциировать. В Киеве куда не посмотри — все кому-то принадлежит.

— Давайте поговорим об иностранцах в украинской власти. Вам не кажется, что эксперимент не вполне удался? Почему?

— Абсолютно с вами согласен. Это все фасадные изменения. Не может поляк, который даже по-русски, не то, что по-украински, не говорит, понять, как менять железную дорогу на Украине. Что касается меня лично, то это другая история. Я приехал на Украину совсем юным. Здесь сформировался, здесь учился. Мне не нужно было адаптироваться. Еще Сакварелидзе более-менее адаптировался, а остальные — нет.

— Почему? Например, что помешало адаптироваться экс-главе Нацполиции Хатии Деканоидзе?

— Хатия никогда не была политиком. И она и Эка Згуладзе хотели помочь, как профессионалы, но когда в один момент «пациент отказался от приема лекарств», им ничего не осталось, как уйти.

— Но они получили украинские паспорта, статус. В каком положении они сейчас?

— Хатия — грузинский политик, вернулась в Грузию. Эка, насколько я понимаю, во Франции. Сакварелидзе здесь — он стал украинским политиком. В этом прелесть Украины — она гостеприимна и усыновляет всех, кто хочет здесь работать. Я это почувствовал еще в студенчестве, когда мои одногруппники и друзья очень быстро заставили меня забыть о том, что я не украинец. Украинцы умеют так делать.

— Вы говорили в 2014 году, что личных сбережений у вас осталось не более, чем на полгода жизни на Украине. Вы сейчас без работы, на что живете?

— Так и есть. А кто сказал, что я богато живу? Да, сегодня у меня есть серьезные материальные проблемы, я этого не скрываю. Надеюсь, что мы сейчас выстроим официальное финансирование партии, и я буду там получать зарплату. Сегодня я живу не то, что не роскошно, но даже скромнее, чем хороший средний класс, к сожалению.

— И все же, из каких источников партия будет официально финансироваться?

— Я уже ответил, что региональные офисы у нас везде финансируют местные бизнесмены. Очень классные люди. Они, в отличие от олигархов, хотят наведения порядка и жизни по закону, потому нас и поддерживают. Куда бы мы не приехали, они оплачивают наше передвижение, гостиницу, питание. В Киеве тоже есть некоторые бизнесмены, которые оплачивают этот офис и зарплату нескольких сотрудников. И все. Больше никаких расходов. Мне бы очень хотелось, например, издавать газету, а газеты у нас нет. Многие каналы предлагают эфиры за деньги, на это денег у меня тоже нет.

— Какие телеканалы?

— Практически все. На полунеподконтрольных власти Порошенко каналы говорят: «Пожалуйста, за деньги мы готовы дать вам эфир». Есть и бесплатно, но это где-то в регионах. Есть исключения. Например, мне недавно сказали, что Интер меня не освещает не потому, что им Порошенко приказал, а потому что я помешал государству выплатить долг Фирташу в 230 миллионов.

— Вы говорите об информационной блокаде, но в то же время LIGA.net безуспешно добивалась с вами интервью еще даже до того, как вы стали губернатором. И мы говорим бесплатно. Почему вы так долго не соглашались?

— Я прошу прощения за это. Видимо, не было времени. Очень рад сейчас пообщаться. Но я говорю о телеканалах, в первую очередь, центральных. Они для меня сейчас закрыты, потому что их смотрит Порошенко.

— По поводу финансирования. Когда вы были губернатором, на Украине часто появлялся ваш соратник бизнесмен Коба Накопия. Он участвует в финансировании вашей деятельности сегодня?

— К сожалению, у него много денег не осталось. Я бы с удовольствием принимал от него финансирование, но такой возможности просто нет.

— Вы остались в руководстве грузинской партии?

— Нет. Я даже формально не могу участвовать в политической жизни Грузии. Но людям не запретишь… в Грузии я для людей больше, чем формальный лидер. Я для них символ чего-то, ассоциируюсь с идеей и реформами..

— Вы бы уехали из Украины и вернулись в Грузию, если бы ваша партия выиграла выборы и сформировала большинство в парламенте?

— Нет. Если я живу на Украине уже несколько лет, значит я тут для чего-то. Мы должны довести нашу борьбу здесь до логического конца. Мне бы хотелось ездить в Грузию, хотелось бы общаться с друзьями, но институционально я туда возвращаться и занимать какие-то должности после этих выборов точно не буду. На Украине у нас есть большая миссия.

— Какова ваша личная цель на Украине?

— Этот вопрос мне когда-то задавал Порошенко, я об этом говорил. Я тогда сказал, что мои амбиции выше, чем пост премьера, и все подумали, что я имею ввиду президентство. Но все еще выше — я хочу поменять систему. Я готов участвовать в процессе, как играющий тренер. Хочу найти людей, которые способны создать новую страну, как когда-то Джефферсон, Вашингтон или Гамильтон создали США.

— Видите себя в числе отцов-основателей новой Украины?

— Для меня очень большая честь, если я буду одним из них.

— Вы не можете баллотироваться с парламент или участвовать в президентских выборах. Но вам ничто не мешает баллотироваться, например, в мэры какого-то города, закрепиться, таким образом, институционально в украинской политике и показать результат там. Вы об этом не думали?

— Я это прекрасно понимаю. Но вы посмотрите, что происходит сейчас с Садовым, как его бьют со всех сторон. Впрочем, может быть, моей ошибкой было то, что в свое время и не баллотировался в мэры Одессы. Хотя не уверен, что меня выбрали бы, потому что я видел, как там выборы полностью фальсифицировали.

— Но, все-таки, лично у вас рейтинг выше, чем у Саши Боровика.

— Да, но я видел, как там считали. Да и потом, от какой партии мне тогда было баллотироваться? От БПП вместе с Гончаренко?

— Я слышал от представителей власти, что вам предлагали возглавить список БПП в Одесский облсовет, но вы сказали, что тогда вам нужно возглавить местную ячейку партии, а забирать у Алексея Гончаренко эту роль власть не захотела.

— От первого номера в списке БПП на местных выборах я отказался — это правда. Неправда в том, что хотел возглавить местную ячейку. И отказался быть в этой команде как раз потому, что там такие, как Гончаренко, который продавал места в списке и места в комиссиях.

— Вы часто критикуете украинских политиков, они в ответ подают на вас в суд. Какова ситуация с судами? Вы их проиграли, вроде бы Николаю Мартыненко и Андрею Иванчуку, по крайней мере. Иванчук нам говорил, что вы перед ним извинились за обвинения в коррупции с Одесского припортового завода.

— Это неправда. Он может говорить, что угодно. Однажды на Нацраде реформ он ко мне подошел и сказал: «У меня денег нет, только у моей жены есть, с которой я развелся». Я ответил: «Ты, наверное, меня с кем-то путаешь. Я же помню, что когда я был президентом Грузии, ты лично мне предлагал вложить в Батуми $100 миллионов, и я это приветствовал. Ты после этого будешь говорить, что у тебя денег нет?».

Какие-то суды я проиграл. Вроде бы должен извиниться перед директором ОПЗ, который является подставным лицом, и сказать, что он не вор. Я не могу сказать, что он не вор. Могу сказать, что судья, который принял такое решение, сам должен за это ответить. Не буду я извиняться ни по каким судейским решениям. Это не судьи, они как «воры в законе».

— Вы в целом за приватизацию ОПЗ?

— Конечно. Но настоящую приватизацию. ОПЗ работает на убыток. Посмотрите на Криворожсталь. Это единственное предприятие, которое не жалуется на блокаду Донбасса, они платят все налоги, не получают субсидий, выполняют все социальные обязательства. Пока это государственное предприятие, его будут грабить.

— Есть мнение, что ваши громкие, скандальные заявления на эту тему просто срывают приватизацию.

— Когда банда грабит предприятие, его никто не будет покупать. Я хотел, чтобы банды оттуда убрали, привели большие международные компании и провели приватизацию. Каждое государственное предприятие должно быть продано. Где есть чиновник, там есть грабеж.

— «План Артеменко». У вас хорошие отношения с республиканцами. У вас нет никакого плана Саакашвили? И вообще, что вы думаете о новом президенте США и его отношениии к России?

— Плана нет, конечно. Вообще вся свистопляска под названием «Трамп, давай мы тебе поможем выгоднее продать Украину» — это все от недалеких людей, которые вообще не понимают Трампа. Трамп никогда не будет торговать Украиной и никогда не будет пророссийским. Трамп — сильная личность. Он первый президент США за много лет, который сказал: «Америка должна научиться выигрывать войны». Путин не сможет наладить отношения с Трампом. Это раньше он выглядел хулиганом, который делает, что хочет, а цивилизованный мир его сторонился, потому что не хотел влезать в конфликт, в том числе и Обама. Для нас с вами результат правления Обамы — это Иванишвили и Янукович. Они пришли к власти на Украине и Грузии, пока Обама игрался в «перезагрузку» с Россией. А Трамп ищет конфликта, это его стихия. Путину за Трампом не угнаться.

— Вы поддерживаете энергоблокаду Донбасса?

— Я считаю, что люди, которые блокируют, задают совершенно справедливые вопросы власти. Нельзя одновременно воевать и с этими же людьми делать деньги.

— Говорят, что вы, будучи президентом Грузии, в аналогичной ситуации не заблокировали работу Ингурской ГЭС, 40% вырабатываемой энергии которой шло в оккупированную Абхазию.

— Это ложь, которую распространяет Банковая. Рубильник там находился на неподконтрольной нам территории. И все равно, это была не торговля. Мы просто бесплатно давали Абхазии электроэнергию. Да, мы торговали с Россией, но Россия не была в первой пятерке наших торговых партнеров. Мы покупали 10% российского газа и могли в любой момент от него отказаться.

— Все-таки, уголь — это сложный вопрос. С той стороны линии разграничения наши люди или нет?

— Да, там наши люди, но вопрос в другом. Почему Ахметов покупает уголь в копанках за 600, максимум — 800 гривнь, и продает за 1600? Почему платежные квитанции в итоге для украинцев формирует не рыночная цена, а желание олигархов. Не только Ахметова — есть Григоришин, есть Фирташ, есть Онищенко. Кто меня может убедить в том, что платежка честная, когда в ней такие фамилии? Из-за этого у нас тарифы выше, чем в Австрии. В этом вопрос, а не в людях, которые там тяжело работают и сидят без зарплаты. Их тоже очень жаль. В руках Ахметова шахты, генерация и дистрибуция. И нас шантажируют отключением, что вообще неправильно, потому что Украина экспортирует электроэнергию в Польшу, Молдову и другие страны.

— Бурштынскую ТЭС, которая поставляет электричество на экспорт, нельзя быстро развернуть внутрь страны.

— Если готовиться заранее, можно было бы разворачивать. Что трудно предсказать эту ситуацию? Представить, что Путин может нас отключить? Если бы не было договорняков, вопрос давно был бы решен. Мы в Грузии это проходили.

— И все же, вы не жалеете, что тогда, осенью-2015 не удалось сделать объединение всех политсил и политиков на базе Антикоррупционного руха? Это уже тогда была бы очень рейтинговая структура.

— Я уже говорил, что у меня была надежда на новое правительство, которое придет на смену Яценюку. Больше украинский народ таких шансов этой власти не оставит и ждать не будет. Я признаюсь, что тоже был обманут, меня тоже развели. Но я в этом не одинок — власть невыполненными обещаниями развела меня вместе со всеми украинцами. Больше мы им этого не позволим.

Украина. США > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 7 марта 2017 > № 2100934 Михаил Саакашвили


Украина > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 10 ноября 2016 > № 1965328 Михаил Саакашвили

Украина: Куда ушел Саакашвили?

Джошуа Кучера, EurasiaNet, США

Экс-президент Грузии Михаил Саакашвили ушел с поста губернатора Одесской области Украины. Данный его шаг стал концом очередной главы в жизни одного из самых колоритных постсоветских политических деятелей, но Саакашвили пока не уточнил, что он намерен делать дальше.

На пресс-конференции по поводу своей отставки Саакашвили осудил коррумпированность и неэффективность своих бывших соратников по правительству, в особенности президента Петро Порошенко. «Какая украинцам разница, кто к ним будет наплевательски относиться — Порошенко или Янукович? Какая им разница, кто их будет грабить?» — заявил он. Что примечательно, в своем обращении Саакашвили ни словом не обмолвился о Грузии, что не прошло незамеченным в Тбилиси.

После ухода с должности Саакашвили выставил на своей странице в Facebook целый ряд постов о своих успехах в качестве губернатора. В одном из них он отметил, что намерен продолжить работу на Украине. «Так что всем придется привыкнуть, что я украинский политик и буду одерживать победы или терпеть поражения не в Грузии, а на Украине», — написал он.

Однако мало кто верит, что он полностью забудет о Грузии. «В отношении Миши предсказуемо то, что он не любит быть предсказуемым», — отметил работающий в Тбилиси аналитик Ханс Гутброд (Hans Gutbrod). — Поэтому на данный момент, глядя из Тбилиси, все возможно».

Президент Украины Петро Порошенко привлек Саакашвили в феврале 2015 года в качестве советника по вопросам проведения в стране западных реформ в надежде, что тот сможет повторить на Украине достигнутые им в Грузии успехи на поприще борьбы с коррупцией. Тремя месяцами позже Порошенко назначил Саакашвили главой Одесской области, пользующейся славой одного из наиболее коррумпированных регионов страны. Саакашвили для этого предоставили украинское гражданство, ради получения которого ему пришлось отказаться от грузинского.

Но очень скоро у Саакашвили возникли проблемы с осуществлением своих амбициозных планов, и он стал винить в этом Порошенко. «Откладывать реформы — это значит отказаться от них, — сказал он на пресс-конференции в апреле. — Ни одно обещание по поводу реформ, данное после Майдана, не было выполнено». «Перестаньте мешать, если вы не готовы помогать», — добавил Саакашвили, обращаясь к Порошенко.

«Он [Порошенко] и пальцем не пошевелил, чтобы проект был запущен, — сказал Саакашвили, обращаясь к журналистам после отставки. — Я просто хочу спросить: сколько можно лгать и мошенничать?».

Находясь на Украине, Саакашвили, тем не менее, продолжал принимать участие в грузинской политике. Он, в частности, по-прежнему является председателем своей политической партии «Единое национальное движение» (ЕНД). Саакашвили ушел с поста президента Грузии в 2013 году, а затем покинул страну. В 2014 году ему предъявили обвинения в злоупотреблении властью в должности главы государства и пригрозили арестом в случае его возвращения в республику.

Но Саакашвили продолжал комментировать в грузинских СМИ происходящие в политической жизни страны события, и даже пообещал — или пригрозил — вернуться в Грузию после октябрьских выборов. В течение нескольких дней перед выборами он агитировал за ЕНД из Украины через свой видео-канал. «Между нами море, — сказал он, стоя у украинского берега Черного моря. — Но мое сердце бьется в унисон с вашими, считая … дни и секунды до нашей победы … Через три дня я пересеку море … Увидимся в победоносной Грузии!».

Эти его действия в последние дни до голосования, возможно, стоили ЕНД победы на выборах. Партия пришла к финишу второй, сильно отстав от врага Саакашвили — партии «Грузинская мечта». Некоторые из высокопоставленных членов ЕНД начали публично заявлять, что партии нужен новый лидер.

Но ЕНД сложно будет обойтись без Саакашвили, сказал Майкл Сесайр (Michael Cecire), вашингтонский аналитик по Кавказу и сотрудник Института внешнеполитических исследований (Foreign Policy Research Institute). Саакашвили, по сообщениям, все еще частично контролирует партийные финансы, а прочие источники доходов ЕНД начали истощаться, добавил Сесайр, общаясь с EurasiaNet.org по электронной почте. «После смерти видного сторонника ЕНД Кахи Бендукидзе и постепенного истощения списка прочих местных спонсоров в Грузии, партия стала больше, а не меньше, зависеть от Саакашвили с финансовой точки зрения».

Также Саакашвили сохранил значительное влияние среди членов ЕНД. «Еще одним осложнением является то, что многие высокопоставленные члены ЕНД хранят личную верность Саакашвили, т.к. так или иначе обязаны ему, — отметил Сесайр. — По этой причине Саакашвили, даже если он станет обузой с политической точки зрения, не удастся полностью отодвинуть в сторону, пока в ЕНД не будут произведены более фундаментальные изменения. Но они тоже могут ввергнуть ЕНД в долгий период политической неопределенности».

По словам Гутброда, Саакашвили, скорее всего, продолжит работать на Украине. «Сейчас для Саакашвили на Украине сформировались благоприятные условия, которых в Грузии нет, — сказал он EurasiaNet.org. — Поэтому, по всей видимости, пока он будет концентрировать внимание на Украине. Если он захочет принять активное участие в жизни Грузии, он сможет это сделать и через год, но если он сейчас переберется в Тбилиси, то прямого обратного пути в Киев уже не будет».

Саакашвили пытался «усидеть на двух стульях», работая на Украине, но принимая активное участие в событиях в Грузии, сказал Корнелий Какачия, директор Грузинского института политики. Теперь, судя по всему, он на некоторое время сконцентрируется на Украине. «Я думаю, что после [октябрьских парламентских] выборов он понял, что в грузинской политике ему ничего не светит в течение следующих четырех лет» до следующих выборов, сказал Какачия в разговоре с EurasiaNet.org. На его взгляд, также возможно, что Саакашвили предложит свой реформаторский и антироссийский опыт другому постсоветскому государству. «По всей видимости, он считает, что ему отведена роль в постсоветской политике, — сказал Какачия, сравнив Саакашвили «с постсоветским Че Геварой, только правого толка».

Куда бы ни направил теперь свои стопы Саакашвили, критика в адрес Порошенко ему аукнется, считает специализирующийся на Грузии аналитик Линкольн Митчел (Lincoln Mitchell). «Нападая на своего начальника и покровителя, Саакашвили создает впечатление, что его цель — это не борьба с коррупцией и противодействие Путину, а продвижение собственных карьерных интересов», — написал Митчел.

Украина > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 10 ноября 2016 > № 1965328 Михаил Саакашвили


Украина > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 26 мая 2016 > № 1768843 Михаил Саакашвили

Михаил Саакашвили: у украинского правительства нет видения реформ

Шон Уокер (Shaun Walker), The Guardian, Великобритания

Когда Михаила Саакашвили назначили на пост губернатора Одесской области на Украине, бывший президент Грузии постоянно упоминал Владимира Путина. Реформы на Украине и попытки реформ в русскоязычной Одессе были частью большого плана выступить против Кремля и показать, что на постсоветском пространстве русские и украинцы могут измениться и выгнать коррумпированные элиты, а также продвигать демократические ценности.

Прошел год, и Саакашвили все еще говорит о Путине в растянувшемся до ночи интервью в своей резиденции на окраине Одессы. Но, помимо российского президента, сокрушившего грузинскую армию Сааакашвили в краткосрочной войне летом 2008 года, губернатор крайне отрицательно отзывается и о человеке, назначившем его на эту должность — о президенте Украине Петре Порошенко.

С точки зрения Саакашвили наступает критическое время решать, относится Порошенко к проблеме или к решению проблемы. В прошлом месяце он провел пресс-конференцию, в ходе которой обвинил Порошенко в том, что тот не выполнил ни одного обещания, данного после революции 2014 года.

«На протяжении долгого времени Порошенко был очень гибким, — сказал Саакашвили в беседе с The Guardian на беглом английском языке с легким акцентом, выученном во время учебы в США. — С реформистами он говорил на языке реформ. С теми, кто предпочитал старый режим, он находил способ вести дела. Сейчас он привел к власти правительство, не имеющее никакого видения реформ».

Порошенко, шоколадный магнат, превратившийся в политика, в последнее время сталкивается с растущей критикой на Украине. «Панамские документы» показали, что его компании создавали офшорные холдинги даже в то время, как украинская армия вела решающие бои против российских войск в 2014 году. Все больше украинцев считают, что его правительство предпочитает старый олигархический стиль закулисных сделок и не настроено на реальное преобразование политики и общества на Украине. Многие обвиняют его в предательстве идей революции Майдана, во время которой погибли более ста демонстрантов.

Состав нового правительства Порошенко был утвержден в прошлом месяце, после нескольких недель политических споров и бесславного конца предыдущего премьер-министра Арсения Яценюка, чей рейтинг достиг уровня из одной цифры и которого буквально вынесли из зала Верховной Рады недовольные депутаты после того, как он едва не проиграл голосование по вотуму недоверия в феврале.

Правительство покинули несколько ключевых реформаторов, и возникли сомнения относительно того, подходит ли новый премьер-министр Владимир Гройсман на пост политика, способного осуществить реформы. Западные дипломаты, выражая недовольство медленным процессом реформ, в то же время выступали за компромисс, чтобы правительство могло избежать досрочных выборов и нового периода политической нестабильности.

Однако Саакашвили называет новое правительство «сборищем посредственностей». Каждый день поступают гнетущие новости: ориентированные на реформы люди уходят, прогрессивные назначения задерживаются или срываются.

Противоречивый человек со стороны

Очаровательный приморский город высокой культуры и низкой деловой практики, Одесса давно славилась сомнительными сделками и широко раскинувшейся мафиозной структурой — типичный украинский город. Энергичный человек со стороны, Саакашвили казался идеальным кандидатом на должность ответственного за тяжелейшую задачу по преобразованию Одессы.

Словоохотливый грузин всегда был противоречивой фигурой, одни почитали его за проведенные реформы в бытность президентом Грузии, другие, особенно в Москве, не переносили его. чтобы занять пост губернатора Одессы, Саакашвили принял украинское гражданство и лишился грузинского. В Грузии он объявлен в розыск по обвинению в совершении разных правонарушений, но Саакашвили говорит, что это месть политических противников.

Возглавив Революцию Роз в 2003 году, Саакашвили оставался президентом Грузии до 2013 года и использовал огромные полномочия должности, чтобы срезать углы. Многие утверждают, что у него появились диктаторские замашки.

На Украине полномочия назначенного губернатора не позволяли ему делать все, что захочется. Но благодаря прошлому в качестве президента и своей огромной популярности за открытые выступления против коррупции Саакашвили счел возможным говорить с Порошенко лекторским тоном, который чиновники обычно используют в разговоре с подчиненными, а не с начальниками.

В течение года он вел себя подобно огненному колесу — горел ярко и интенсивно, но все время балансировал на грани выхода из-под контроля. Обычно он демонстрирует странное сочетание уверенности в себе и перевозбуждения. В интервью с The Guardian он говорил твердо и убедительно, но при этом его синяя футболка основательно промокла.

Вместе с тем, в стране, где надежды на новый тип управления начинают испаряться по мере того, как влияние старой олигархической системы на политику и бизнес возвращается, очень эмоциональные и публичные взрывы Саакашвили пользуются большим успехом. Сейчас он начинает сосредотачивать критику на президенте.

«Он знает риск», — говорит Саакашвили в ответ на вопрос о том, не сделает ли столь острая критика в адрес президента из него нечто вроде головной боли для Порошенко. У него репутация горячей головы, о чем украинцам напомнили в декабре, когда на заседании правительства Саакашвили кричал министру внутренних дел Арсену Авакову, что он коррумпирован и должен сидеть в тюрьме. Аваков в ответ швырнул в Саакашвили стакан воды и назвал его свихнувшимся популистом.

Чрезмерные амбиции

Критики говорят, что в Одессе Саакашвили преследует цели выборочным образом, не трогая бизнесменов, которые жертвуют деньги в фонд для развития городского бюджета, одновременно устраивая публичные разносы другим. Его хаотический стиль работы — телевизионные тирады, спонтанные пресс-конференции и полночные встречи — имеет свои сторонников и противников.

Бизнесмен Андрей Ставницер, сторонник Саакашвили, говорит, что в одесском деловом климате произошли реальные перемены. По его словам, люди боятся брать взятки, но Ставницер опасается, что этот страх вызван яростными эскападами Саакашвили, а не структурными изменениями. «Старые чиновники похожи на страдающих игроманией, — говорит он. — Они проходят мимо казино, и у них начинают дрожать руки от желания войти внутрь. Пока они держатся, но еще немного, и они снова окажутся внутри».

Другие одесситы говорят, что, хотя после того, как революция Майдана свергал президента Виктора Януковича, и общественное пространство для свободных СМИ и открытых дискуссий стало больше, проблема коррупции никуда не исчезла.

«Люди Януковича считали, что они пришли надолго. Они требовали отдавать им половину компании, — рассказывает Вадим Черный, одесский бизнесмен, переживший несколько покушений за десять лет, включая два взорванных автомобиля. — Новые ребята считают себя временщиками, поэтому они пытаются выудить из вас как можно больше денег наличными. Они не избавились от коррупции, а просто изменили ее форму».

Одним из главных приоритетов Саакашвили стала реформа таможенной службы Одесского порта. Он верит, что существует простой способ победить коррупцию в правительственных структурах: уволить всех. В Грузии он однажды прославился тем, что распустил всю организацию дорожной автоинспекции, которая пользуется славой коррумпированной структуры во всех бывших советских республиках.

Саакашвили хочет поступить таким же образом и с Одесским портом. «Их всех следует уволить. У нас есть 130 новых человек. Они молоды, новички, подготовлены, а старые работники безнадежны», — говорит он. Несколько бизнесменов отметили, что в последние месяцы взяточничество в порту действительно прекратилось, в основном, по причине страха стать следующей мишенью открытых обличений коррупции со стороны Саакашвили.

Но из-за несправедливо ругаемой странности украинских законов товары могут проходить таможню не в точке прибытия в страну, а где угодно на территории Украины, многие компании просто предпочитают обходить Одесский порт и проходить таможню там, где старые схемы по-прежнему работают.

Критики говорят, что недавние набеги Саакашвили на арену государственного уровня связаны с его чрезмерными амбициями и стремлением в один день занять пост премьер-министра. Вместо того, чтобы сосредоточиться на улучшении Одессы, он критикует правительство и устраивает по всей стране свое «антикоррупционное дорожное шоу». Ожидалось, что он сформирует свою партию, но так как выборы пока не предвидятся, этот процесс был отложен. Сам губернатор при этом настаивает, что должен посвящать внимание государственной политике ради выполнения своих обязанностей в Одессе.

«Невозможно построить нечто красивое в уродливом окружении, оазис в пустыне, — говорит Саакашвили. — Надеюсь, Порошенко понимает, как важно не останавливаться на полпути. Сделать реформы наполовину — значит дискредитировать их. Получится то же самое, что мы видим на всем постсоветском пространстве: люди считают, что реформы невозможны, и в итоге ничего не делается».

Украина > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 26 мая 2016 > № 1768843 Михаил Саакашвили


Украина. Грузия > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 25 мая 2016 > № 1765771 Михаил Саакашвили

Саакашвили: Я намерен вернуться в Грузию

Грузия online, Грузия

Экс-президент Грузии Михаил Саакашвили, который в настоящее время является губернатором Одесской области Украины, намерен вернуться в Грузию и активно включиться в политический процесс. Об этом Саакашвили заявил в эфире телекомпании «Рустави», не уточнив при этом, когда он вернется. «Пусть никто не сомневается и не воспринимает как угрозу — это естественное дело — я намерен вернуться в Грузию и намерен активно подключиться к процессам», — заявил Саакашвили. Саакашвили также анонсировал появление в его партии «Единое национальное движение» новых лиц и отметил, что с несколькими из них ведутся активные консультации.

«Еще с несколькими людьми ведем переговоры, чтобы они присоединились к новому списку. Последующие месяцы будут уделены формированию новой политической элиты в Грузии, которая будет обогащена многими новыми интересными людьми», — заявил экс-президент. Саакашвили сравнил грузинского миллиардера Бидзину Иванишвили с опальным правителем Аджарии Асланом Абашидзе. Саакашвили отметил, что Иванишвили не желает уходить из власти так же, как не желали этого Абашидзе и Эдуард Шеварднадзе, но «на парламентских выборах ему придется передать власть Национальному движению».

«Бидзина Иванишвили один в один похож на Аслана Абашидзе. Маленький, желчный, пророссийский олигархический элемент, классический феодал, который смотрел на свой народ как на подчиненных и опирался лишь на пропагандистов и подкупленную часть населения — красную, старую профессуру. Ничего не получилось у Аслана Абашидзе и ничего не получится у Бидзины Иванишвили», — заявил Саакашвили.

Саакашвили заявил, что «необразованный олигарх» Иванишвили в этом году потерпит поражение. «Иванишвили обязательно потерпит поражение, проиграет в этом году, проиграет с большим счетом», — заявил он, имея в виду, предположительно, парламентские выборы 8 октября. «Будущее не смогут остановить никакие злые силы прошлого», — заявил он.

Саакашвили также заявил, что Иванишвили разделит судьбу бывшего президента Украины Виктора Януковича, «может и намного хуже, если вовремя не возьмется за ум». «Никаких компромиссов с этой темной, злой силой не будет», — добавил он.

Бидзина Иванишвили виноват в смерти Кахи Бендукидзе, считает Саакашвили. «Бидзина Иванишвили убил в Грузии программу американских учителей, убил программу «Компьютер для каждого первоклассника», убил Батумский технологический университет и лично убил Каху Бендукидзе», — заявил Саакашвили.

«Я общался с Кахой Бендукидзе до его последних дней и точно знаю, что Иванишвили ему передавал и лично говорил, что засунет его в тюрьму, посадит в камеру в четыре квадратных метра и ему не дадут даже мыться. Каха из-за этого очень переживал. В отличие от меня он не был в политике и у него не было стальных нервов. Великого сына своей родины, Каху Бендукидзе, который действительно все вложил в Грузию, Иванишвили довел до гроба», — сказал Саакашвили.

***

Экономист и реформатор Каха Бендукидзе попал в опалу в 2012 году, когда на смену «Национальному движению» Михаила Саакашвили к власти пришла основанная миллиардером Бидзиной Иванишвили коалиция «Грузинская мечта». Новые власти начали следствие против приближенного к Саакашвили Бендукидзе, усомнившись в законности приобретения им государственного Аграрного университета, который находился в упадке и в развитие которого Бендукидзе вложил несколько миллионов долларов.

На какой-то период вуз даже лишили лицензии, однако после акций протестов студентов и общественности это решение было отменено. Между тем Каха Бендукидзе через основанный им благотворительный «Фонд Знаний» вложил 50 миллионов долларов в развитие двух университетов в Грузии — «Свободного» и «Аграрного». На сегодняшний день они входят в пятерку лучших вузов страны.

В последний год своей жизни Каха Бендукидзе являлся советником президента Украины по экономическим вопросам. Правительство Украины планировало пригласить Каху Бендукидзе на высокий государственный пост, как это было в Грузии в 2004 году, когда выдающийся экономист приехал в Грузию из России по приглашению Михеил Саакашвили. В 2004 году Бендукидзе стал министром экономики Грузии, а затем госминистром по координации реформ. Последовавший за реформами Кахи Бендукидзе рост грузинской экономики специалисты называют «чудом» и приводят в пример другим странам.

Каха Бендукидзе скончался 13 ноября 2014 года в Лондоне. По данным экспертизы, причиной смерти 58-летнего экономиста стала сердечная недостаточность после перенесенной операции.

Украина. Грузия > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 25 мая 2016 > № 1765771 Михаил Саакашвили


Украина > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 29 февраля 2016 > № 1672039 Михаил Саакашвили

Проект «Одесса»: чего достиг губернатор Саакашвили

Томас де Ваал (Thomas de Waal), Carnegie Moscow Center, Россия

Над Потемкинской лестницей в Одессе возвышается бронзовая статуя самого знаменитого главы города — француза герцога Ришелье. За те десять лет в начале XIX века, что Ришелье руководил Одессой, город превратился в крупнейший черноморский порт Российской империи.

Михаил Саакашвили, бывший президент Грузии и нынешний губернатор Одесской области, жаждет столь же грандиозных достижений. Пока успехи невелики, но одесский проект уже обеспечил Саакашвили статус одного из главных украинских политиков.

Между тем в стране — затяжной политический кризис. Шестнадцатого февраля президент Петр Порошенко попросил премьера Арсения Яценюка, чей рейтинг упал практически до нуля, уйти в отставку, но голосование о вотуме недоверия в Раде провалилось. Порошенко хочет избежать новых выборов — стране сейчас не до этого.

Двое чиновников-реформаторов, министр экономики Айварас Абромавичус и замгенпрокурора Виталий Касько, подали в отставку, объяснив это тем, что их попыткам что-то изменить постоянно мешают. МВФ притормозил процесс выдачи Украине нового кредита.

На этом фоне Саакашвили все чаще называют наиболее вероятным кандидатом на смену Яценюку. Он публично критиковал нынешнего премьера. Он объявил коррупцию главной проблемой Украины и изобличает коррумпированных чиновников. По украинскому законодательству Саакашвили не может претендовать на выборный пост, но может возглавить правительство. Но многие, в том числе в американском руководстве, считают его слишком непредсказуемым и импульсивным человеком для такого поста.

Однако прежде чем рассуждать о том, способен ли Саакашвили проводить реформы на национальном уровне, стоит ответить на вопрос, а много ли из обещанного он успел сделать за время своего губернаторства в Одессе. Ответ тут неочевиден. Когда Саакашвили назначили губернатором, «это был праздник для всех», рассказал мне одесский бизнесмен и писатель Евгений Деменок. Одесситы надеялись, что этот человек, с репутацией реформатора и борца с коррупцией, сможет избавить город от организованной преступности и неэффективности. Но после ряда ошибок, говорит Деменок, «90% жителей в нем разочаровались».

Саакашвили был президентом Грузии девять бурных лет — с 2004 по 2013 год. В Грузии помнят и его блестящие ораторские навыки, и смелую борьбу с коррупцией и оргпреступностью, и строительство новой инфраструктуры. Но помнят и то, что он постоянно ввязывался в конфликты, обходил правила, не доводил проекты до конца, не прислушивался к советам, а своих критиков клеймил как «российских агентов».

Одесситы тоже уже познакомились с обеими сторонами Саакашвили. В июне 2015 года он торжественно рассказывал вдохновленной аудитории о своих планах. Он обещал организовать дома юстиции по модели, зарекомендовавшей себя в Грузии: граждане смогут получить нужные документы в электронной форме, не сталкиваясь с чиновниками-вымогателями. Он обещал построить на месте нынешней разбитой трассы к румынской границе новое шоссе — у Одессы появится нормальная дорога в Евросоюз. Он планировал зачистить коррумпированную таможню в городском порту и разобраться с хищениями бюджетных средств. В числе прочего он возмущался, что городской совет «под давлением Януковича» отдал международный аэропорт в частные руки бесплатно.

Но прошел почти год, и пока что главное достижение нового одесского губернатора — это Центр государственных услуг, повторяющий модель Дома юстиции. Что касается трассы в Румынию, то ничего так и не сделано.

Саакашвили пригласил к себе в заместители бизнесмена Сашу Боровика, получившего образование в Гарварде; тот должен был привлечь инвестиции на строительство шоссе. Боровик также баллотировался в мэры Одессы в октябре 2015 года и проиграл (это было большим ударом для Саакашвили).

Боровик рассказал мне, что новые городские власти и недоброжелатели в Киеве не дают запустить инвестиционные проекты. Он также утверждает, что в январе 2016 года область наконец-то стала получать прибыль от таможенного терминала и вложит половину поступлений в строительство дороги.

Самая спорная ситуация сложилась вокруг аэропорта. Аэропорт в Одессе ужасный: посадочная полоса вся в рытвинах, главное здание напоминает автобусную станцию, а не международный терминал. В 2011 году городская администрация передала аэропорт в собственность некой новой компании Odessa Airport Development Limited, офшорными собственниками которой стоят два, как утверждается, близких к Януковичу местных предпринимателя: Борис Кауфман и Александр Грановский. Они получили 75% акций аэропорта бесплатно, под обещания привлечь инвестиции в строительство нового терминала и посадочной полосы. Поверх этого правительство Януковича в 2012 году выделило им дополнительные средства на эти цели, но ничего так и не было построено.

После Майдана одесские активисты потребовали отменить сделку, вернуть аэропорт городу и объявить новый тендер. Начались судебные процессы, но после того, как Саакашвили провел переговоры с Кауфманом, суд прекратил рассмотрение иска. Теперь губернатор говорит, что Кауфман и Грановский согласились закончить строительство в 2016 году. Аэропорт нужен уже в следующем году, заявил тогда Саакашвили.

Боровик объясняет, что им пришлось выбирать: или завершать имеющийся проект, или начать все сначала. «Мы напугали их, мы заставили их отремонтировать аэропорт. Но мы не могли забрать его у них», — рассказал он мне.

В общем, желание быстро получить результат взяло верх над обязательствами навести порядок. Но если вы хотите привлечь иностранных инвесторов, сформировать благоприятный инвестиционный климат, не правильнее ли было бы отменить эту схему и продемонстрировать, что теперь вы ведете дела по-новому?

Еще больше изумления у местных жителей вызвало то, что Саакашвили арендовал здание для Центра государственных услуг у тех же самых Грановского и Кауфмана, а распиаренный антикоррупционный форум провел в принадлежащей им гостинице «Бристоль».

В отличие от подавляющей части местной элиты новый губернатор Одессы явно стремится к славе, а не к личному обогащению. Но вряд ли одесситов устроит, если их город станет всего лишь еще одним эпизодом бурной политической карьеры Саакашвили, а на практике ничего, кроме запуска нескольких громких проектов, не изменится.

Украина > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 29 февраля 2016 > № 1672039 Михаил Саакашвили


Украина > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 3 февраля 2015 > № 1292165 Михаил Саакашвили

СААКАШВИЛИ: ЗАПАД ДОЛЖЕН ПОДДЕРЖАТЬ УКРАИНУ (" POLITICO ", США )

Михаил Саакашвили

Киев - На прошлой неделе президент Владимир Путин возобновил свое полномасштабное военное наступление на Украину. С момента захвата Крыма и Донбасса было ясно, что следующей фазой должно стать создание наземного коридора через юг Украины до Крыма. Когда на прошлой неделе активизировались боевые действия, я был на Украине. Хотя зарубежное внимание к этой стране ослабло, действительность для Путина осталась без изменений: если и пока его не остановит украинское сопротивление в сочетании с поддержкой Запада, этот человек будет всеми возможными средствами добиваться своей цели, состоящей в подрыве украинской демократии. Если это допустить, Запад понесет прямые издержки.

Когда был аннексирован Крым, все шло так, как предсказывал Путин: украинцы были слишком слабы, чтобы сопротивляться военному вторжению России, а армия полезных идиотов на Западе подобно попугаям начала повторять мысль о том, что Крым исторически является частью России, и что деловые круги Запада должны дважды подумать, прежде чем ставить под угрозу весь спектр стратегического сотрудничества с Кремлем. Не встретив сопротивления, Путин пошел дальше, разжигая при помощи своих ставленников восстание на востоке Украины, после чего началось прямое вторжение регулярных российских войск.

На сей раз украинцы оказали яростное сопротивление, и Западу пришлось обратить на это внимание, особенно после того, как российская ПВО сбила самолет Малайзийских авиалиний. Последовали многочисленные осуждения, против России были введены санкции, и эта страна была исключена из "Большой восьмерки". Был момент, когда возникло впечатление, что Путин допустил серьезный просчет в оценке последствий своих действий и переоценил степень влияния пророссийского делового лобби на Западе. Санкции начали оказывать свое болезненное воздействие, которое было усилено падением нефтяных цен. Казалось, что Путина удалось надежно изолировать и загнать в угол.

Но внимание Запада сместилось. "Исламское государство Ирака и Леванта" стало вызывать наибольшую обеспокоенность сначала у американских политиков, а затем, после резни в Париже, и у европейских, затмив своими действиями российско-украинский конфликт. Путин знает, как к собственной выгоде использовать глобальную террористическую угрозу. После нападений в Париже генеральный секретарь НАТО Йенс Столтенберг назвал Россию "союзницей в борьбе с терроризмом", проигнорировав не только ее прямую связь с уничтожением пассажирского самолета, перевозившего десятки граждан Евросоюза, но и продолжающуюся поддержку иррегулярным силам на Украине. Вспомним, что Путин первым из иностранных лидеров позвонил президенту Джорджу Бушу и предложил ему помощь после терактов 11 сентября 2001 года. Затем он воспользовался своей поддержкой в "войне с террором", чтобы заткнуть рот тем, кто выражал обеспокоенность в связи с жестокой военной кампанией в Чечне и российскими маневрами в ближнем зарубежье, кульминацией которых стало вторжение в Грузию в 2008 году. Стоит отметить, что по имеющимся сведениям, командующий вторгшейся в Грузию армией сейчас руководит военными действиями на востоке Украины.

Путин неслучайно выбрал этот момент для начала нового наступления. Борьба против ИГИЛ продолжается, и многие на Западе сомневаются, что они в состоянии воевать с двумя сильными противниками одновременно.

Военно-политические цели Путина понятны. Он хочет нанести Украине мощное военное поражение и вынудить воюющие с ним на востоке добровольческие батальоны вернуться в Киев и от отчаяния начать борьбу против недавно избранного украинского правительства. Россия может многое сделать в плане создания условий для переворота. Она может создать нехватку электроэнергии и еще больше подтолкнуть к краху украинскую экономику, которая и без того страдает от мощного бремени военных действий, спотыкающихся экономических реформ и неослабевающей коррупции.

Что может сделать Запад для предотвращения этого? Прежде всего, последовать совету бывшего госсекретаря Хиллари Клинтон, сенатора Джона Маккейна и прочих и предоставить Украине оружие и военную помощь. Клинтон была права, когда сказала, что украинцы заслужили эту помощь, продемонстрировав решимость защищать себя и свою свободу. Если эту помощь предоставить оперативно, Россия лишится своих преимуществ в течение месяцев. И хотя ни одна ведущая западная держава не будет отправлять на Украину своих солдат, в соседних с Украиной странах на сей счет иное мнение, поскольку они считают конфликт и своей борьбой тоже. На фронте плечом к плечу с украинцами сражаются сотни добровольцев, включая десятки получивших образование в США грузинских офицеров, поляков, литовцев, белорусов и даже русских, считающих необходимым противостоять Путину. США и их союзники по НАТО должны оказать содействие в обучении и оснащении международной добровольческой армии.

Не менее важна и экономическая поддержка. Путин знает, что российская экономика находится на пути к краху, но он рассчитывает на то, что Украина рухнет первой. Крайне важна финансовая поддержка Украине, обусловленная дальнейшими реформами и серьезной борьбой с коррупцией. Президент Петр Порошенко уже пригласил авторов реформы грузинской полиции на работу в украинское правительство, чтобы провести на Украине аналогичные реформы. Американское правительство оказывает финансовую помощь в осуществлении реформы. Такую же поддержку следует оказать новому украинскому ведомству по борьбе с коррупцией, а также неотложным структурным реформам, в результате которых рядовые украинцы увидят непосредственные и конкретные результаты демократических преобразований.

Поскольку нефтяные цены сегодня низки, европейцы могут себе позволить отказаться от закупок российской нефти и снизить свою зависимость от российского газа. Этому поможет ускоренное строительство новых мощностей для экспорта американского сланцевого газа в Европу. Европа, со своей стороны, должна прокладывать новые маршруты газовых поставок из Центральной Азии, используя имеющуюся на Кавказе и в Турции трубопроводную инфраструктуру.

И наконец, перед лицом этого нового военного вторжения надо прекратить все разговоры об облегчении санкций против России. Давление на Россию следует усилить, возможно даже за счет введения новых санкций. Одна из самых эффективных экономических мер, которую может принять Запад, это отслеживание и блокирование личных активов Путина. А он накопил одно из самых крупных неправедных состояний в истории, используя эти средства для покупки союзников на Западе, а также для финансирования партий и деловых кругов, выступающих против ЕС. Арестовав эти активы, можно будет положить конец грязному российскому "лоббированию" и изменить характер борьбы во многих западных столицах.

Каждый месяц бездействия Запада повышает те издержки, которые приходится нести, чтобы остановить Путина. Речь здесь идет о человеческих жизнях, об экономическом упадке и об общем воздействии на архитектуру Европы. Если Россия добьется успеха на Украине, прибалтийские страны, несмотря на свое членство в НАТО, окажутся еще более незащищенными от того усиливающегося внимания, которое уже обращает на них Кремль. Лучший способ для НАТО защитить себя в соответствии с дорогостоящей статьей 5 - помочь Украине и отбить у России желание осуществлять враждебные захваты.

Михаил Саакашвили с 2004 по 2013 год был президентом Грузии. Сейчас он является председателем правления Института нового международного лидерства (New International Leadership Institute).

Украина > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 3 февраля 2015 > № 1292165 Михаил Саакашвили


Евросоюз. Россия > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 22 июля 2014 > № 1134171 Михаил Саакашвили

ЧТО МОЖЕТ ЕВРОПА СДЕЛАТЬ С ПУТИНЫМ? (" POLITICO ", США )

МИХАИЛ СААКАШВИЛИ

Несколько недель тому назад, когда я выступал на мероприятии, организованном Фондом Маршалла "Германия-США", с критикой по поводу западной реакции на украинские события, итальянский министр иностранных дел, который может стать новым представителем ЕС по иностранным делам, язвительно спросил меня: "И что вы предлагаете - чтобы Европа бомбила Россию?" Мне надоели эти самоограничивающие оправдания собственного бездействия, и я ответил: "А что, Европе надо дождаться, когда ее начнет бомбить Россия?"

Само собой разумеется, никто не ждет от Европы военного ответа на действия России. Но на прошлой неделе ЕС снова отказался последовать примеру США, которые ввели санкции, способные больно ударить по Путину. Тем самым, Америка помешала России добиться своих целей на Украине без применения силы. А вот европейские лидеры снова предпочли пакет полумер, которые Путин даже не удосужился упомянуть в своем резком заявлении с нападками на США. Через день после того, как ЕС упустил очередной шанс надавить на Россию, чтобы та прекратила свои действия на Украине, был сбит гражданский авиалайнер с 298 пассажирами на борту - в основном европейцами. Предположительно, самолет был сбит российскими ракетами, которые Москва поставляет украинским мятежникам.

На протяжении нескольких месяцев реакция Европы на российские действия на Украине оставалась заложницей дипломатических маневров, осуществляемых теми, кто надеялся, что конфликт на Украине выдохнется сам по себе, и действенные санкции будут не нужны. Но эту игру Россия освоила уже давно, и президент Путин устойчиво снабжает готовых игнорировать его поведение людей успокаивающими заявлениями и темами для разговора, которые им нужны. Он призывает к мирным переговорам, а сам обучает и дает советы группировкам повстанцев. Он объявил, что российские войска отведены от украинской границы, хотя сейчас все более вероятно, что российский личный состав и боевая техника свободно перемещаются через границу в обоих направлениях. Его риторика редко подтверждается действиями, но западноевропейские партнеры России готовы глотать эти примирительные заявления, в то время как Россия вооружает, финансирует и подстрекает силы, воюющие на востоке Украины.

Заслуживающие доверия обозреватели видят, что Путин четко следует своему первоначальному плану: он постоянно направляет в район боевых действий разведчиков, спецназ и оружие, чтобы партизанские действия там продолжались; он ждет, когда украинские войска истощат свои силы и запасы материально-технических средств, когда украинская экономика потерпит крах, и когда украинцы, особенно киевляне, выразят недовольство своим неспособным завершить боевые действия правительством и выступят против него. Но украинскому президенту Петру Порошенко удалось придать новые силы своим плохо оснащенным войскам и переломить ход событий в свою пользу. Он не дает Путину превратить его план в реальность, несмотря на потоки российской боевой техники и оружия, которые идут на восток Украины.

Так что конфликт не выдохся, и в один страшный день события показали, что реакция Европы на этот кризис является абсолютно неадекватной. За это своими жизнями заплатили сотни европейцев.

Выбор не в том, бомбить или не бомбить. Европейские и западные лидеры могут принять целую серию мер, которые будут намного эффективнее военного удара.

Вот что Европа и США могут сделать совместными усилиями:

1. Помочь Украине восстановить контроль над восточными областями, оказав ей прямое военное содействие. Смехотворной истории о "республиках", которые строят благородные повстанцы, пришел конец. На Украине надо показать, что российская тактика манипулирования стремящимися к Западу странами с применением сепаратистских конфликтов является провальной.

2. Надо ввести новые запреты американским и европейским компаниям, чтобы они не вкладывали инвестиции в российскую нефть и газ. Начать эту инициативу можно с запрета на предоставление техники и технологий российскому нефтегазовому сектору. Российская энергетическая отрасль находится в полной зависимости от западных технологий и инвестиций, и такие действия приведут к параличу главного денежного станка России, поднимут для Москвы внутренние издержки от финансирования повстанческого движения на Украине, а также поставят в еще более тяжелое положение близких дружков и ставленников Путина.

3. Надо прекратить закупки нефти из российского трубопровода "Дружба", по которому в Европу поступают самые большие объемы нефти из России. Надо также подумать о санкциях за покупку российской нефти. Несмотря на неспокойную обстановку на Ближнем Востоке, часть поставок можно компенсировать за счет других источников. И это станет символичным опровержением российского представления о том, что экспорт энергоресурсов в Европу подобен прочному монолиту.

4. Надо запретить военное сотрудничество с Россией. Соединенные Штаты уже остановили такое сотрудничество в полном объеме, и европейцы должны к ним присоединиться. Особенно важно прекратить поставки самой современной и передовой военной техники из стран НАТО в Россию. Это относится к абсолютно бессовестному намерению Франции поставить российскому ВМФ современные вертолетоносцы "Мистраль". Как и с нефтяным сектором, Россию надо лишить возможности получать с Запада технологии, которые можно использовать в военных целях против западных стран.

5. Надо противостоять нескончаемой российской пропаганде на Западе, запретив американским и европейским фирмам по связям с общественностью представлять Россию и ее компании с государственным участием. Конечно, устранить результаты десятилетней деятельности России по обхаживанию и подкупу европейской элиты невозможно, но, по крайней мере, надо остановить работу по вербовке и переманиванию новых людей.

6. Надо провести оценку того, как Федеральный резерв США и Европейский центробанк могут заморозить российские валютные активы. Это станет сокрушительным ударом по коррумпированной власти Путина и по поддерживающей его элите.

Опять же, необязательно сразу нажимать на курок - даже простое введение этих мер лишит Путина значительной части власти и влияния в глазах российского общества и особенно элиты. Эта власть и влияние поддерживаются идеей о всесилии Путина и о том, что он всегда будет способен манипулировать Западом, подкупать и подавлять его. Эта идея, в свою очередь, усиливает представление о том, что если даже сам Запад не в силах противостоять Путину, то остальным и пробовать не стоит (не говоря уже о простых россиянах). Трагедия Малайзийских авиалиний должна стать для Запада переломным моментом, и начать следует с опровержения и ликвидации мифа о путинской силе и власти.

Михаил Саакашвили был президентом Грузии с 2004 по 2013 год. Сейчас он работает в Школе права и дипломатии имени Флетчера при Университете Тафтса.

-

Комментарии читателей

GG_NV

К сожалению, ответ ЕС будет либо слабым, либо никаким. Путин накинул удавку на ЕС и пытается дестабилизировать надлежащим образом избранное правительство Украины.

Tuck2014

Хотите знать, кто сбил самолет?

Сами себя спросите... Кто выигрывает от этой трагедии. Выигрывают не сепаратисты, и не Россия, а украинское правительство, которое в результате этого получит колоссальную политическую, а возможно, в скором будущем, и военную поддержку.

Сами себя спросите... Почему именно этот самолет?

Над этим районом летают десятки коммерческих рейсов, в том числе, российских. Сбили не казахстанский, не армянский и не узбекский самолет. Как так получилось, что сбили самолет, где было полно европейцев? ... Может, потому что как бы ни старались американцы, как бы ни подталкивали европейцев, они против ужесточения санкций против России. Ну а теперь они не будут очень сильно сопротивляться.

И этот самолет был сбит, когда сепаратисты окружили значительную часть украинских войск и начали наносить по ним артиллерийские удары. И вот в тот самый момент, когда Украина остро нуждается в помощи, падает самолет. Совпадение?

califguy - Tuck2014

Пожалуйста, представьте доказательства. Да, и еще копию чека от Российской Федерации. Мне интересно знать, хорошо ли вам платят эти бандиты.

Alex

Европа должна немедленно приступить к депортации всех русских, даже тех 20-30 человек, которые не являются проститутками и преступными мафиозными миллионерами.

Евросоюз. Россия > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 22 июля 2014 > № 1134171 Михаил Саакашвили


Россия. Украина > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 5 июня 2014 > № 1095046 Михаил Саакашвили

КАК СПАСТИ УКРАИНУ И СОРВАТЬ ПЛАНЫ ПУТИНА (" POLITICO ", США )

МИХАИЛ СААКАШВИЛИ

4 июня президент Обама встретится с избранным президентом Украины Петром Порошенко. Через три дня после этого Порошенко вступит в должность украинского президента. И хотя официально он станет пятым президентом независимой Украины, во многих отношениях он будет первым.

Порошенко станет первым президентом, победившим на досрочных выборах после смещения предшественника. Он станет первым президентом, получившим поддержку и на востоке и на западе Украины. Он будет первым президентом, свободно владеющим английским. Он также будет первым, кто пришел к власти, когда его страна воюет.

Без всякого сомнения, он подходящий человек, оказавшийся на подходящем месте в подходящее время. Он способен дать ответ на многочисленные вызовы, стоящие перед Украиной. Для этого ему также потребуется помощь Виталия Кличко - бывшего боксера, избранного мэром Киева. Вместе они должны вывести Украину из кризиса.

Я знаю Порошенко почти 30 лет - мы вместе учились в Киевском университете. Он начал свой бизнес с видеосалона, который он открыл в нашем общежитии в начале горбачевской перестройки. Такие салоны были для нас окном в западную культуру. Порошенко быстро оценил открывшиеся возможности. Он сделал себя сам, построив с помощью своих весомых управленческих талантов бизнес стоимостью в миллиард долларов. При этом, в отличие от прочих украинских олигархов, он не эксплуатировал ни природные ресурсы Украины, ни ее естественные монополии.

После грузинской "революции роз" 2003 года я посетил Киев, чтобы поделиться своим опытом с украинской оппозицией. Порошенко сразу же осознал необходимость готовиться к выборам, которые неминуемо будут сфальсифицированы. Годом позже он стал движущей силой украинской "оранжевой революции". Он финансировал и организовывал протестную инфраструктуру. Когда президент Леонид Кучма отключил принадлежащий Порошенко Пятый канал - единственный независимый телеканал в стране - от эфира, Порошенко позвонил мне и предложил выход. В результате мы организовали вещание канала через спутник Грузинского общественного телевидения - и его стали смотреть еще больше украинцев, чем раньше. Порошенко продолжил самоотверженно служить своей стране. В правительстве Оранжевой революции он занимал ряд постов - в частности, был министром иностранных дел.

Когда прошлой осенью начались протесты, Порошенко не стал выходить на передний план. Вместо этого он объехал ряд западных столиц, стараясь добиться для новой украинской революции международной поддержки. Его отвага, гибкость и дипломатические навыки очень помогли Майдану - как стали называть протестное движение - быстро преодолевать критические ситуации. Перед выборами, приведшими его к власти, он старался не отпугивать избирателей из восточных частей страны радикальной риторикой. Однако вскоре после выборов он начал делать жесткие заявления о роли президента Владимира Путина и России. Особенно примечательно, что он обратился к США за прямой военной помощью, процитировав знаменитые слова Франклина Делано Рузвельта: "Если дом соседа горит, нужно одолжить ему пожарный шланг без торговли".

Свой первый зарубежный визит в качестве избранного президента он нанес в Польшу, что было крайне символично. После этого он пригласил в советники известного грузинского реформатора экономики Каху Бенукидзе. Это напрямую указывает, что Украина потеряла десятилетие и сейчас сталкивается с теми же экономическими проблемами, которые Грузия решала в 2004 году. Эти шаги вернули Украину на путь к успешной европейской интеграции.

Важную роль в недавнем взлете Порошенко сыграл неожиданный союз с Кличко - основателем одной из украинских оппозиционных партий, который во многих отношениях выглядит полной противоположностью своему союзнику. Порошенко - опытный политик, Кличко - бывший чемпион мира в тяжелом весе, ушедший из спорта в прошлом году - политический новичок. Порошенко завоевал популярность как рациональный лидер. Популярность Кличко, особенно среди молодых избирателей, связана с его новизной и статусом знаменитости. Кличко показал, что он - лицо нового поколения постсоветских лидеров, отказавшись баллотироваться в президенты и поддержав Порошенко.

Альянс между двумя лидерами поколений обеспечил Порошенко победу в первом туре, а Кличко - избрание мэром Киева. У Порошенко были структура и ресурсы, а Кличко, для которого нехарактерна обычная в украинской политике мрачность, обеспечил энергию и надежду на то, что Украина способна пережить кризис. Если Кличко сможет добиться успехов в Киеве, Порошенко использует их в национальном масштабе.

Кличко, не теряя времени, пригласил группу грузинских реформаторов, помочь осуществить радикальные перемены в мэрии. Дерегулирование, снижение бюрократизма омоложение гражданской службы, борьба с коррупцией- все это непростые задачи. Украинское государство не выживет, если эти два человека не покончат с российскими посягательствами и не искоренят коррупцию с помощью глубоких структурных реформ. Порошенко выглядит подходящей кандидатурой для роли главнокомандующего, однако, чтобы осуществить необходимые перемены, ему необходим Кличко. В преддверии парламентских выборов, которые, возможно, пройдут позднее в этом году и станут очередным испытанием единства прозападных и реформаторских сил страны, их политический союз особенно важен.

В свою очередь в ходе встречи с президентом Обамой Порошенко необходимо получить что-то кроме слов. У Украины теперь есть новые, компетентные лидеры, но им будет нужна помощь. Европа не смогла выступить единым фронтом. Россия сумела путем успешных дипломатических маневров предотвратить введение серьезных санкций. При этом она посылает на восток Украины достаточно сил, чтобы выдавить оттуда на украинские войска - и в дальнейшем удушить Киев сочетанием унизительного военного поражения и экономических методов, в число которых входит газовый шантаж. Все это должно отправить украинскую экономику в пике.

Однако Соединенные Штаты вполне могут сорвать планы Путина. Во-первых, президент Обама должен выполнить просьбу Порошенко и одолжить Украине "пожарный шланг". Для этого ему следует воспользоваться своей Европейской инициативой безопасности и направить морских пехотинцев обучать украинских солдат, а также снабдить украинские вооруженные силы современным снаряжением. Во-вторых, Соединенные Штаты должны подтолкнуть Украину к разработке агрессивной стратегии энергетической эффективности, позволяющую сократить потребление газа (Украина потребляет в 30 раз больше газа, чем Грузия, хотя ее экономика всего вдесятеро больше, и это делает ее крайне уязвимой для российского шантажа), и предложить стратегический план по организации экспорта на Украину американского газа. В-третьих, администрации Обамы следует продолжать дипломатическую кампанию, нацеленную на то, чтобы убедить европейских союзников обуздать интересы корпораций и наложить реальные санкции на российский нефтяной и газовый сектор. Наконец, зная, как часто рушатся политические альянсы на Украине и понимая, насколько важен для страны союз Порошенко и Кличко, Вашингтон должен поддержать этих лидеров, чтобы они могли вместе работать над строительством современной и успешной демократии.

Россия. Украина > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 5 июня 2014 > № 1095046 Михаил Саакашвили


Россия. Украина. ЮФО > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 8 апреля 2014 > № 1051804 Михаил Саакашвили

ВОЙНА БЛИЗКО (" FOREIGN POLICY ", США )

МИХАИЛ СААКАШВИЛИ

В начале марта Российская Федерация провела в Крыму референдум под дулами Калашниковых, а затем аннексировала этот регион, заложив, по собственным словам, основу для "новых политико-правовых реалий" - то есть для беззакония. Как заявила 13 марта в своей речи в Бундестаге канцлер Германии Ангела Меркель, Россия действует по закону джунглей. Тех из нас, кто уже сталкивался с попытками Владимира Путина отменить результаты распада Советского Союза - события, которое он считает "величайшей геополитической катастрофой 20-го века", - происходящее на Украине не должно удивлять. Также не следует считать это последним актом драмы.

Сейчас вполне очевидно, что первоначальный план Путина по захвату Восточной Украины путем мобилизации местного русского населения провалился. Однако это не значит, что Путин прекратит свои усилия. Российские стратеги говорят о неких "днях гнева" на выходных, в ходе которых могут произойти вооруженные захваты правительственных зданий на юге и востоке Украины. Если местные провокаторы и "силы самообороны" сумеют удержать эти здания, как им удалось сделать в Крыму, это может послужить предлогом для военного вмешательства. Нельзя сказать, что подобные циничные сценарии нас всерьез поражают.

История способна сослужить политикам полезную службу. Во-первых, она помогает предотвращать новые катастрофы, а во-вторых, помогает реагировать на катастрофы, которые произойдут в любом случае, невзирая ни на какие планы. И тем не менее, многие политики повторяют ошибки, о которых известно уже десятилетиями. Как говорил Йогги Берра (Yogi Berra), "надо же, очередное дежа вю!"

В Чечне десятки тысяч человек были убиты только для того, чтобы Путин стал президентом и смог укрепить свою власть. Затем, когда угрозой его правлению стали "цветные революции" и связанные с ними успешные реформы, он вторгся в Грузию, чтобы покончить с этой опасной моделью и снова укрепить свою власть. Теперь, столкнувшись с падением своей популярности в России, сланцевой революцией в Северной Америке и срочной необходимостью иметь надежный доступ к порту, чтобы снабжать своих ближневосточных союзников, Путин напал на Украину и захватил Крым.

Однако, несмотря на все эти примеры, Запад продолжает неправильно толковать путинскую агрессию и оправдывать ее. Западные политологи увлеклись самокопанием и увлеченно твердят, что Запад чрезмерно расширил НАТО и ЕС и бессмысленно спровоцировал русского медведя. В итоге они заключают, что часть вины за поведение России, каким бы вызывающим оно ни было, лежит на Западе. Подобное интеллектуальное самобичевание, с точки зрения Путина, лишь отражает слабость Запада. Таким образом, эксперты только поощряют российского лидера.

Невилл Чемберлен, доказывая, что великим европейским державам следует смириться с гитлеровской оккупацией Судет, говорил, что европейцев не должна заботить "происходящая в далекой стране ссора между людьми, о которых мы ничего не знаем". Сейчас многие аналитики рассуждают об "асимметрии интересов", подразумевая, что Россия вправе аннексировать земли соседей на том простом основании, что ее эти земли интересуют больше, чем Запад. Также звучат заявления о том, что нам нужно смириться с оккупацией Крыма, который Россия никогда не отдаст назад. Точно то же самое - что я должен смириться с мыслью об утрате части грузинской территории, оккупированной Россией, - мне говорили летом 2008 года.

Однако у этой логики есть определенные последствия. История учит нас, что цикл умиротворения обычно сокращается в геометрической прогрессии. Вскоре те же самые политологи с такими же невозмутимыми лицами могут призвать "смириться с утратой" Молдавии, или Латвии, или даже части Польши. Просто потому, что Россия ничего не хочет отдавать назад.

Главной потерей для Запада будут даже не страны, которые стали или хотят стать его союзниками, а принципы, на которых основан западный мир. Дело в том, что Россия наказывает Грузию, Украину и Молдавию за их стремление жить в свободном и демократическом обществе - совсем не похожем на путинскую модель.

Москву совершенно не волновала участь русского меньшинства в странах ближнего зарубежья - пока этими странами правили коррумпированные дружки Кремля. Однако в последнее десятилетие Грузия, Украина и Молдавия стали ориентироваться на Запад не столько из-за геополитических приоритетов, сколько из-за того, что их народы предпочитают западный образ жизни, для которого характерны уважение к правам человека и универсальным ценностям. Поэтому Запад должен защитить эти страны - не только исходя из прагматического расчета, но во имя тех самых принципов, которые превратили западные демократии в самые успешные общества в истории.

Основные факты ясны. Россия сейчас представляет собой величайшую угрозу международному правопорядку со времен вторжения в Афганистан 1979 года. И хотя Запад обладает над ней намного большим экономическим и военным превосходством, чем над Советским Союзом, его лидеры не хотят использовать этот фактор.

Проблема, вероятно, заключается, в раздвоенности мышления большинства экспертов, на мнение которых полагаются западные лидеры. Они не понимают Россию, потому что плохо осознают различие между советской номенклатурой и коррумпированной элитой современной России. Они недооценивают привязанность российских заправил к западным особнякам и банковским счетам. Сейчас те, кто принимают решения в Москве, намного сильнее финансово и психологически зависят от Запада, чем брежневские бюрократы. Санкции могут отколоть эту группу от Путина, но они должны идти дальше и быть болезненнее.

Тем не менее, несмотря на риторику президента Барака Обамы, Запад - особенно Европа - не готов ужесточать санкции. В наше время, в отличие от времен холодной войны, Россия приносит западным компаниям неплохую прибыль - а значит, они тоже пострадают от санкций. Однако после первого этапа санкций, акции снова влетели вверх, когда рынки поняли, что меры не зайдут слишком далеко. Но как же Запад может ожидать, что Путин будет принимать его всерьез, если в серьезность намерений западного альянса не верит даже Уолл-стрит? Дилемма, на самом деле, проста: готов ли Запад заплатить сейчас некую цену, или он хочет отложить решение и заплатить в будущем намного дороже?

Этот выбор можно описать с помощью медицинской метафоры. Рак российской агрессии сперва проявился в Грузии, но Запад предпочел пренебречь диагнозом и лечить болезнь аспирином. Крым - это метастаз того, что случилось в Грузии, однако Запад по-прежнему против хирургического - то есть военного - вмешательства, потому что оно слишком рискованно. Ладно, но тогда он, по крайней мере, должен прибегнуть к химиотерапии. Да, ее эффект в краткосрочной перспективе скажется на Западе, особенно на европейском бизнесе. Однако в долгосрочной перспективе это болезненное средство - единственный способ покончить с раком по имени Путин.

Уинстон Черчилль однажды пророчески заявил тем, кто умиротворял Гитлера: "У вас был выбор между войной и позором. Вы выбрали позор и теперь получите войну". Разумеется, мы не вправе ожидать, что современные политики, озабоченные опросами общественного мнения и промежуточными выборами все время будут черчиллями. Однако как минимум, они не должны хотеть войти в историю невиллами чемберленами 21 века. В основе политики умиротворения лежит непонимание того, кто Путин такой и кем он всегда был.

Россия. Украина. ЮФО > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 8 апреля 2014 > № 1051804 Михаил Саакашвили


Грузия. Россия > Внешэкономсвязи, политика > news.liga.net, 28 сентября 2013 > № 904724 Михаил Саакашвили

Именем "окраины": знаковая речь Саакашвили в ООН (полный текст)

В своем выступлении на 68-ой сессии Генассамблеи ООН президент Грузии выступил от лица бывших республик СССР, до сих пор ощущающих давление России

Редакция ЛІГАБізнесІнформ приводит полный текст выступления грузинского президента Михаила Саакашвили, которое он сделал 25 сентября на 68-ой сессии Генассамблеи ООН. В своей речи Саакашвили подверг резкой критике позицию России в отношении соседей. Российские дипломаты речь не дослушали и покинули зал заседаний в знак протеста.

Свобода по-прежнему является движущей силой истории

Для меня большая честь вновь представлять мою любимую страну с этой трибуны??. В течение прошедшего десятилетия, когда я имел честь обращаться к этому залу, Грузия превратилась из несостоявшейся страны в демократическое государство с рыночной экономикой. Мы пережили взлеты и падения, у нас были прорывы и ошибки, но течение всего этого периода мир видел постоянное стремление народа Грузии к свободе.

Сегодня я стою перед вами и прошу вас еще раз прислушаться к голосу этого народа, любовь которого к свободе выше всех политических, социальных или религиозных различий. Голос, который - несмотря на все проблемы и задачи, с которыми мы все еще сталкиваемся - полон надежды.

Глядя на современный мир, я думаю, что голос надежды действительно необходим. Оптимизм начала 1990-ых, когда распространение либеральных и демократических ценностей казалось нам естественным, когда было сказано, что это было "концом истории", когда ООН должна была стать сердцем и душой окончательно умиротворенного мира, волна пессимизма и цинизма смыла именно этот оптимизм.

Не был установлен мир во всем мире. ООН не стала сердцем и душой объединенного мира. В одно время победоносная западная цивилизация сегодня пытается справиться с глубоким экономическим, социальным и ментальным кризисом. В Восточной Европе, т. н. цветные революции атакуются силами, побежденными ими же несколько лет назад. На Ближнем Востоке, в Каире и Тунисе картина торжествующего народа замещена ужасной картиной детей, отравленных химическим оружием в Дамаске.

Есть множество причин для разочарования, но насколько оправдано замещение догматического оптимизма 90-ых таким же догматическим пессимизмом, и развенчанием всех надежд? Разве осознание того факта, что распространение демократии и свободы требует титанической борьбы, должно заставить нас отрицать наши убеждения и принципы?

Я пришел сюда сегодня, чтобы поделиться с вами надеждами моего народа и поднять голос против этого пессимизма и безнадежности. Я пришел, чтобы обратиться к тем, у кого имеются сомнения, кто колеблется, и у кого есть соблазн сдаться.

Если Запад "устарел", то почему так высоко ценят дату вступления в НАТО миллионы поляков, чехов, эстонцев, румын и других народов? И почему миллионы грузин, украинцев, молдаван и других стучатся в дверь Европейского Союза? Если свобода уже не в моде, как объяснить тот факт, что самоубийство одного человека в Тунисе изменило карту мира?

Нет, история не закончилась в 1989 или 1991 году, и она никогда не будет завершена.

Свобода по-прежнему является ее движущей силой и горизонтом. Везде, где люди хотят жить в условиях свободы, им противостоят силы тирании. Вопрос в том, что мы собираемся делать? Быть участниками противостояния или ограничиться статусом зрителя?

Я говорю от имени "окраины"

Уважаемые делегаты, дамы и господа!

Теперь, когда я выступаю здесь, перед вами, страны Восточной Европы, стремящиеся стать членами европейской семьи, сообщества свободных и демократических государств, испытывают постоянное давление и угрозы.

Армению загнали в угол и вынудили вступить в Таможенный союз, что не соответствует интересам ни этого государства, ни нашего региона. Молдове объявили блокаду, нападают на Украину, Азербайджан сталкивается со значительным давлением, а Грузии - оккупирована…

Почему? Потому что старая империя пытается восстановить утраченные границы. Впрочем, слово "граница" здесь неуместно, поскольку у Российской Империи, Советского Союза, Российской Федерации, Евразийского союза никогда не было границ - у них были только окраины, пределы.

Сегодня я говорю именно от имени этой "окраины".

В отличие от большинства государств, Российская Федерация не заинтересована в том, чтобы вокруг были стабильные государства. Постоянный хаос и беспорядки в соседних странах - это то, к чему стремится Кремль. Он принципиально отвергает идею сильных правительств в Грузии, Украине и Молдове, даже таких, которые будут дружественно относиться к его интересам.

Я никогда не был, как говорят французы, поклонником "La langue de bois" (на языке официоза), но сегодня, когда подходит к концу мой второй срок, я тем более хочу сказать все, что думаю.

Давайте будем абсолютно открытыми, и конкретно обрисуем ситуацию.

Как вы думаете, например, желает ли Владимир Путин того, чтобы Армения окончательно одержала победу над Азербайджаном? Нет, так как это будет означать, что Армения будет слишком сильной и слишком независимой. Думаете ли вы, что реальность противоположна, что Москва желает победы Баку над Ереваном? Конечно, нет. Возрождение модернизированного и динамичного Азербайджана - кошмар российских лидеров.

Нет, они не хотят победы ни одной стороны. Их цель - сам конфликт, так как это обеспечивает зависимость обеих стран и задерживает их европейскую интеграцию.

Как вы думаете, привело ли поражение на выборах сил Оранжевой революции к изменению отношения Кремля к Украине? Напротив. Правительство Януковича является постоянным предметом нападок, и это происходит ежедневно. Россия, перед саммитом, запланированным в Вильнюсе, начала торговую войну против Украины, официальные лица России открыто обсуждают перспективу распада этого государства.

Как вы думаете, готов ли Кремль рассмотреть вопрос о деоккупации Абхазии и Южной Осетии сегодня, когда правительство уже изменилось в Тбилиси? Вовсе нет! Аннексия грузинской земли российскими войсками продолжается. Вчера, оккупанты совершенно открыто и безнаказанно вновь изгнали грузинских граждан из собственных домов и сел, где они жили в течение многих поколений, заняли могилы предков и оросительные системы.

Несмотря на дружественные заявления, сделанные правительством Грузии в последние недели или месяцы, российские оккупационные силы продолжают наступление, разделяют людей колючей проволокой, создают угрозу нашей экономике, продвигаются к нефтепроводу Баку-Супса и главной магистрали Грузии, чем ставят под вопрос устойчивость нашей страны.

Мы являемся одной из нескольких стран (и я горжусь этим), который устояли против полномасштабной атаки России. Мы, также, единственная страна, которая сохранила свою государственность, независимость и выжила, несмотря на то, что на нее напала сильная десятитысячная российская армия. Они бомбили нас с 200 самолетов, атаковали Черноморским флотом и десятками тысяч наемников. Наша независимость и государственность выдержали все это. Давайте больше не будем рисковать миром. Мы выжили, потому что были едины и нас поддерживал весь мир. Надеюсь, что мир будет продолжать стоять рядом с нами, когда мы вновь окажемся под подобным давлением.

Я пришел сюда сегодня от имени народа Грузии, с просьбой к международному сообществу, осуществить реагирование на эту агрессию и оказать нам помощь в завершении аннексии Россией наших земель. Враждебность Владимира Путина и его команды по отношению к правительству, которое я имел честь возглавлять в течение почти десятилетия, не обусловлена личной антипатией или культурным непониманием. Все подобные интерпретации являются всего лишь ширмой.

Мой предшественник, Президент Шеварднадзе, пришел из высшей советской номенклатуры. Он пришел во власть в 90-ых, путем военного переворота при прямой поддержке России. В отличие от меня, он был хорошо известен своими советскими дипломатическими навыками. Несмотря на все это, Россия постоянно пыталась подорвать его правительство, и несколько раз организовывала на него нападения.

Разговор не о Гамсахурдиа, Шеварднадзе, Саакашвили или Иванишвили. В действительности, имена не имеют большого значения. Дело касается будущего государственности Грузии.

Почему? Потому, что нынешним правителям России хорошо известно, как только стабильные институты будут созданы в Украине, Грузии, Молдове или в других местах - эти институты отразят и усилят желание народов этих стран быть действительно независимыми и частью европейской семьи.

Именно поэтому сочли успешные реформы и грузинский опыт строительства подлинного государства своего рода вирусом, который "инфицировал" бы всю территорию бывшего Советского Союза; вирусом, который следует искоренить всеми возможными средствами. Тогда когда мы, в свое время, не состоявшаяся, самая коррумпированная и криминализированная страна, стали наименее коррумпированной страной во всей Европе, реформатором номер один в мире - по данным Всемирного банка и лучшим местом для ведения бизнеса.

Именно поэтому народу Грузии ввели эмбарго, навязали войну и оккупацию - все после 2006 года. Именно поэтому сопротивление народа Грузии и способность к выживанию демократии Грузии так важны для всего региона.

Фальшивая музыка православного братства глушит голоса убитых

Дамы и господа!

Усилия отбросить прогресс Евросоюза и НАТО в нашем регионе, прогресс - который основан на воле нашего народа, становятся все более интенсивными.

Эти усилия, направленные против прогресса имеют свое название: Евразийский союз.

Мне становится плохо, когда офицер КГБ Владимир Путин читает миру лекцию о свободе, ценностях и демократии. Это последнее, что он может делать как лидер-диктатор одной из последних империй.

Евразийский Союз был создан в качестве альтернативы Европейскому Союзу, и считается Владимиром Путиным главным проектом своего президентства. Это - новая Российская империя, но этот проект более опасен, чем его лекции.

Для европейской и евроатлантической интеграции необходимо много времени и огромные усилия. В какой-то момент можно подумать, что пытаешься достичь миража - угрозы растут, давление становится сильнее, а обещания кажутся такими далекими - некоторые люди в Грузии или за ее пределами могут просто устать и спросить: почему бы и нет?

Сегодня я хотел бы объяснить, почему - нет.

Сегодня наши страны стоят перед выбором, определяющим будущее более, чем перед выбором внешней политики или альянсов. Наш народ должен решить - приемлемо ли для него жить в условиях страха и преступности; жить в мире, где отличия воспринимаются как угроза, а меньшинства, как объекты угнетения; в мире, где политические оппоненты подвергаются избирательному правосудию и физическому оскорблению; в мире, который, дамы и господа, мы очень хорошо знаем потому, что мы жили именно там.

Евразийский союз является нашим недалеким прошлым и будущим, которое готовят нам в Москве наши бывшие офицеры КГБ.

В противоположность этому, наши возрожденные традиции и многовековые устремления ведут нас в совершенно другой мир, который называется Европой. Европейские общества также далеки от совершенства. И там мы сталкиваемся со страхом, сомнениями, гневом и даже ненавистью, социальным неравенством. Но там меритократия выше непотизма, а фундаментом общественной жизни является толерантность. Нынешние оппоненты являются будущими министрами, которых никто не сажает в тюрьму, и не расправляется физически.

Если мы посмотрим на это таким образом, для восточноевропейских народов выбор настолько очевиден, что некоторые кремлевские стратеги (которые называют себя политтехнологами) решили вообще отменить правду и распространяют ложь в Грузии, Украине, Молдове и других странах. В наших странах они, при помощи пятых колонн, вводят стереотипы, в рамках которых Европейский Союз отождествляется с разрушением семейных ценностей, национальных традиций, навязыванием нетрадиционной сексуальной ориентации и уничтожением традиционной религии.

Странно, но в последние месяцы в Киеве, Тбилиси и Кишиневе мы слышим одни и те же, написанные в Москве уродливые мелодии, слышим, якобы наши традиции рассыпаются по причине западного влияния, церковь превращается в Диснейленд и христианские праздники замещаются гей парадами; что наша православная идентичность в опасности.

И, наконец - как будто бы ничего - мы слышим, что с нашими бывшими хозяевами нас объединяет общее уважение к порядочности и традициям.

Неужели мы и вправду настолько наивны, чтобы верить в эту ложь, как верили предыдущие поколения, и позволить Москве украсть наш суверенитет?

Неужели мы можем быть такими несправедливыми к нашим предкам, и полагать, что чтим их, если нападаем на какую-нибудь мечеть?

Неужели мы настолько не знаем свою историю, чтобы допускать ее повторение снова и снова?

Когда мы слышим фальшивую музыку Православного братства в исполнении российских империалистов, то почему мы не слышим вечные голоса убитого ими же Патриарха Кириона или запытанного Католикоса-Патриарха Амвросия Хелая? Его пытали только потому, что он обратился к Женевской конференции и протестовал против вторжения захватчиков в свою страну. На допросе он произнес такие слова: "Моя душа принадлежит Богу, мое сердце - Родине, а мое тело я отдаю вам, палачи!"

Неужели мы настолько оглохли, что не хотим слышать голоса убитых российскими империалистами и коммунистами епископов и священников? Неужели мы настолько необразованны, что не помним, кто перекрасил наши церкви и стер наши священные фрески? Неужели мы настолько слепы, что вы не видим, как разрушили наши церкви на оккупированных территориях те же люди, которые уничтожили наши церкви в 19-ом веке?

Знание истории необходимо. Наша история учит нас, что толерантность в нашем регионе является основой нашего суверенитета. Толерантность является не только моральным долгом, это вопрос национальной безопасности.

Мы должны знать историю и понимать, что старый имперский принцип "разделяй и властвуй" сегодня используется так же, как использовался двадцать веков назад.

Взгляните на наш регион сегодня. Тот, кто знает историю Кавказского региона, помнит, что армяно-азербайджанское кровопролитие, которое произошло в 1905 году, прямо манипулировалось царской администрацией. Разве нельзя сравнить это с началом карабахского конфликта в 1980-ых?

Российская армия была там, к тому же в большом количестве, и на ее глазах началась война. Они показывали обеим сторонам, что помогали им, на самом же деле - подстрекали к конфликту.

Тот, кто знает историю, легко припомнит - так же, как припоминаю я - начало Абхазской войны в начале 1990-ых, когда грузинские военизированные подразделения получали оружие от российской армии, которая, в свою очередь, вела абхазские формирования и чеченских наемников, чтобы пресечь любую солидарность народов Южного и Северного Кавказа.

Это происходило точно так же, как и сто лет назад, когда грузинских офицеров отправляли на передний край российских войн против чеченцев, ингушей и дагестанцев.

Мы можем, на разных отрезках истории посмотреть на другие периферийные страны - например, на Польшу и Украину и увидим точно такую же картину. Империя разжигала рознь между порабощенными народами и разделяла их стеной фанатичного антагонизма.

К сожалению, такой подход оправдывался. К еще большему сожалению, он работает и сегодня.

Вступить в союз России очень легко: не нужно усилий, чтобы стать колонией

Дамы и господа, уважаемые делегаты.

Европейский союз - самый большой политический успех за последние десятилетия - стоит на трех опорах, которых можем также назвать тремя "отрицаниями".

Првое: отрицание радикального национализма, который привел Европу на грань коллективного самоубийства в лице двух мировых войн и ужаса нацизма;

Второе: отрицание коммунизма, опасность распространения которого была на континенте;

Третье: отрицание империализма и колониализма.

Многие из вас хорошо и болезненно помнят это, так как вы сами были жертвами британского и французского империализма. Империям Британии и Франции потребовалось время, чтобы принять это третье отрицание. Но отказ от колоний был ценой реального воплощения модернизации и развития демократии, так же, как европейской интеграции.

А Евразийский союз основан на точно противоположных постулатах. Он опирается на противостояние, в его главе находятся структуры старого КГБ и он ставит целью воскресение старой империи.

Именно поэтому, вступить в Евразийский союз очень легко. Не существует политических, социальных или экономических критериев. Чтобы стать колонией, на самом деле, вообще не требуется никаких усилий. Главный критерий - быть пассивным, ничем не отличаться, не иметь национальной гордости. Другое дело - желание рабства.

С другой стороны, для чтобы вступить в Европейский союз, то есть в настоящее объединение, требуются титанические усилия для точного удовлетворения критериев, на которых стоит Европейский союз.

Таким образом, обратится к тем, у кого есть сомнения в связи с этим: именно потому, что вступление в Европейский союз требует усилий и удовлетворения серьезных критериев, именно потому, что Европейский союз не старается поглотить нас (когда другой Союз именно об этом мечтает), наш выбор яснее ясного.

В то же время, для утверждения ясности этого выбора существует и лучший аргумент.

В частности то, что российский проект обречен на провал.

Сегодня ни одна империя не сможет существовать, тем более, Российская.

Если мы посмотрим на историю, Британия и Франция потеряли колонии не только потому, что колонии сражались за независимость, но и потому, что в Париже и Лондоне уже не верили в империю.

Эти империи поставлены под сомнение, как на периферии, так и в центре.

Именно это происходит в настоящее время в России.

Отрицание имперской мечты, как мы видели, сначала происходит на периферии, но главное то, что империю отвергают и в центре. Такое отрицание проявляется не только в народных протестах или в возрастающей поддержке оппозиции в больших городах России.

Это отрицание в первую очередь проявляется в циничном отношении со стороны Русской элиты, по отношению к этому проекту Путина.

Именно те люди не верят в этот проект, которые должны служить ему.

Таким образом, в результате отрицания, как в периферийных странах, так и в центре, империалистический путь заходит в тупик, а Евразийский союз терпит крах. Россия сформируется как нация-государство, у которого, вместо окраинных стран, будут настоящие границы. Это будет настоящая страна с настоящими границами.

Именно после этого она начнет формирование стабильных отношений с соседями.

Именно после этого сотрудничество заменит противостояние.

Это произойдет быстрее, чем многие думают. От этого получат пользу окраинные страны, но больше всего от этого выиграет российский народ.

Это произойдет потому, что для поколения Русских граждан, которые являются одними из самих активных пользователей интернета во всем мире, имперский проект - абсурд.

Это произойдет потому, что этническая дискриминация, которая существует на территории России, не сможет консолидировать Россию и не сделает ее единым государством.

Это произойдет потому, что доходу, обусловленному нескончаемыми ресурсами нефти и газа, создает угрозу перспектива добычи сланцевого газа и нефти. Революция сланцевого газ действительно подрывает последнюю авторитарную империю в мире.

Это произойдет потому, что газ не заменит экономическую модернизацию.

Это произойдет по причине коррупции и отсутствия справедливости.

Это произойдет потому, что целые регионы были отчуждены по причине дискриминации и насилия; так как Чечня, Ингушетия, Дагестан, Татарстан или другие места настолько притеснены, что больше не чувствуют себя частью единого с Москвой проекта.

Это произойдет потому, что разочарование, гнев и ненависть очень сильны, а объединяющего идеала практически не существует.

Это произойдет не в будущие десятилетия, но в ближайшие годы.

Через несколько лет, вы вспомните мои слова, Владимир Путин уйдет из Кремля и исчезнет из российской политики, несмотря на то, что собирается еще 20 лет оставаться в российской политике.

Для граждан России он останется призраком прошлого - призраком империи, коррупции и угнетения.

Никто не знает, будет ли этот процесс мирным или насильственным. Никто не ведает, будет ли преемник Путина либералом, националистом, или обоими. Здесь главное другое: Россия больше не будет империей, и она превратится в нормальное государство.

Это та перспектива, к которой мы все вместе должны подготовиться.

Параллельно, тогда, когда наш регион остается очагом конфронтации, бывшие порабощенные народы, вместо противостояния, должны объединится.

В прошлом, некоторые лидеры и страны, например, Польша Иосифа Пилсудского, которая призывала все угнетенные народы под флаг польской свободы, понимали, что свобода одной страны зависела также от свободы всех порабощенных наций.

Но никогда наши предки не получали пользу от такой большой силы, которая хорошо понимает свой стратегический интерес - сохранение нашего суверенитета - а эта сила Европейский союз.

Сегодня, немногим ранее Вильнюсского саммита Восточного партнерства, хочу повторить призыв, который я несколько раз делал за последние годы.

Созданием Восточного партнерства, как ответа на нападение Россией на Грузию в 2008 году, Европейский союз предложил нашим странам прекрасную платформу для сотрудничества под своей эгидой. В это начинание мы должны вложить больше усилий. Должны развить совместные проекты, в первую очередь, фокусируясь на совместно осуществляемых реформах.

Потому что, реформы для каждого из нас значат государственность и независимость.

Екатерина Вторая прекрасно понимала это. Когда Польша, вслед за Французским и Британским просвещением, начала проводить реформы, она послала длинное секретное письмо Фридриху Великому (королю Пруссии).

Это письмо и сегодня остается одним из самых впечатляющих описаний природы и стратегии империалистического проекта.

Согласно письму, реформы, протекающие в Польше, создавали опасность, как для России, так и для Пруссии, так как они превратили бы Польшу в настоящее государство. Поэтому было необходимо их остановить. Было необходимым нападение на Польшу, ее разделение до окончательного осуществления реформ, так как тогда они никогда уже не сумели бы оккупировать эту страну.

Это письмо не будет чуждым для тех, кто хорошо знает, с какой ненавистью относился Владимир Путин к грузинскому опыту последнего десятилетия.

Большинство россиян задавали вопрос - если несостоявшаяся и раздробленная Грузия, объятая в одно время коррупцией и криминалом, смогла достичь успеха, почему сама Россия не может сделать того же? Это был идеологически опасный проект.

Впервые на Кавказе строилось настоящее, эффективное государство-нация и, поэтому, было необходимым уничтожение реформ до того, как они принесут конечный плод.

Мы должны готовиться к обвалу империи

Дамы и господа.

В восточной Европе, в том числе, на раздробленном Кавказе, формой нашего правления должно быть единство.

Я вспомнил начало войны в Абхазии, но также хочу вспомнить еще более раннюю сцену, исполненную символизма для истории Кавказа.

В конце восстания Шамиля против Российской империи, когда сам Шамиль сдался в плен, чеченский командир Байоронгур был ранен и также попал в плен.

Перед тем как его повесить, русские офицеры собрали дагестанцев и потребовали от одного из них выбить стул, на котором стоял обреченный на смерть Байоронгур. Таким образом, они хотели вызвать раздор среди местных жителей. Байоронгур, видевший это, сам откинул стул. Запрещенным самоубийством, он избежал распри между соседями.

На фоне этой одной неудачи сколько раз оправдывалась имперская тактика внесения раздора между кавказскими нациями?

Это должно закончиться. Именно поэтому, во время моего президентства, мы начали несколько проектов, которые были направлены на учащение человеческих контактов между Северным и Южным Кавказом, университетский обмен и образовательные проекты.

Поэтому признал Парламент Грузии геноцид черкесского народа, который для многих является неизвестной страницей истории. Истребили всю нацию, потому что их земля была нужна русским.

Мы должны продолжить эти небольшие усилия. Необходимо подготовится к тому времени, когда империя обвалится, чтобы быстро преодолеть наследие ее ненависти. Именно поэтому, мы, как граждане Грузии, должны подготовиться к тому времени, когда российские войска покинут наши оккупированные территории - Цхинвали и Сохуми.

Должны подготовиться к тому, чтобы с распростертыми объятиями принять обратно наших абхазских и осетинских сограждан, не как наших врагов, а как наших сестер и братьев.

Потому что, это время настанет раньше, чем мы думаем.

Дамы и господа!

В конце моего второго президентского срока, хочу гордиться достижениями Грузии за этот период.

Мы, в прямом смысле, вывели Грузию из мрака. Мы придали грузинской государственной службе беспрецедентную прозрачность. Вернули наших детей в школы, из которых выгнали банды. Мы приблизили нашу страну к европейской мечте больше, чем когда либо. Мы беспрерывно работали над восстановлением духа толерантности, который всегда вел нашу страну во времена былой славы.

Мы седлали много хорошего. Когда я пришел во власть, я был самым молодым президентом в мире, поэтому, как любой лидер, я хорошо понимаю, что многое было сделано дорогой ценой. В наших спешных стараниях установить новую реальность, которая дала бы ответ внутренним и внешним угрозам, мы допустили также и ошибки и иногда срезали путь.

В некоторых случаях мы зашли слишком далеко, а в некоторых - недостаточно далеко.

Я полностью беру ответственность за все недостатки. И принимаю близко к сердцу мнение всех тех людей, которые считают что, недостаточно воспользовались проделанной нами работой или тех, кто считает себя жертвой наших радикальных методов.

Хочу обратиться ко всем гражданам Грузии - к тем, кто поддерживал наш проект, политику и партию и также к тем, которые отвергали их - насколько я горд их зрелостью и мужеством, с каким уважением взираю на жертву, принесенную ими и их усилия. Мы обещали этот проект, но мы не говорили, что его осуществление будет легким.

Хочу сказать им, что они всегда должны оставаться нацией, которую объединяет любовь к свободе и достоинству.

Мы есть и должны оставаться нацией объединенной величайшим уважением к жертве принесенной нашими солдатами в Афганистане, нацией, которая соболезнует горю, когда мы теряем жизнь солдата, и гордится отвагой солдат.

Мы - нация, которая гордится своими солдатами. Они противостояли в сто раз более многочисленному российскому захватчику и дали нам время, вместе со всем миром, мобилизоваться и защитить нашу независимость, что в 20-ом веке не смогли сделать государства больше нас.

Мы есть и должны оставаться нацией, которая едина в достижении исторической цели - вступления в европейскую семью свободных и демократических наций, в семью от которой нас никогда не должны были отторгать - в нашу семью.

Наш путь регионального единства, свободы и европейской интеграции еще далек от завершения и для его окончательного успеха я собираюсь работать не покладая рук.

Благодарю вас.

Грузия. Россия > Внешэкономсвязи, политика > news.liga.net, 28 сентября 2013 > № 904724 Михаил Саакашвили


Грузия. Россия > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 31 мая 2011 > № 334560 Михаил Саакашвили

Кошмар Москвы

Интервью с президентом Грузии Михаилом Саакашвили

Бронислав Вильдштейн: С момента нападения России на Грузию прошло почти три года. Ваша независимость оказалась под угрозой, а две республики были потеряны. Каково сейчас положение вашей страны?

Михаил Саакашвили: Почти 90% территории этих республик уже до 2008-го года находились под контролем России. А после войны Москва стала официально стремиться к их аннексии. При предыдущих властях россияне не только контролировали, но управляли политикой Грузии, они были способны заблокировать любое решение грузинского руководства, разыгрывая конфликты внутри страны. Поэтому когда в результате революции роз в 2003-м году эта ситуация изменилась, они все время пытались вернуться к прежнему положению дел. Они начали с энергетического эмбарго, распространив его потом на все отрасли экономики, организовали множество провокаций, итогом которых стала эта война. Все это время они финансировали действующие в нашей стране террористические группировки – я не хочу называть их оппозицией, т.к. они отказываются участвовать в демократической выборной конкуренции, а провоцируют беспорядки и призывают к свержению законно избранной власти. Россияне финансировали и террористические нападения на нашу страну, что было хорошо задокументировано не только нашими разведслужбами. Несмотря на это Грузия развивается хорошо. Перед войной наш темп экономического роста был по-настоящему поразительным. Мы стабилизировали политическую систему, и как одна из немногих стран бывшего СССР вышли из постсоветской стадии развития. Мы по сей день остаемся примером удачных реформ. Так что российским властям не удалось нас уничтожить, и это их проблема.

- Вместе со своей командой вы поставили невероятно амбициозную цель создания нового государства. Вы считаете, что она достигнута?

- Еще нет. Ведь это еще и ментальная революция. В отличие от Польши или стран Балтии в момент обретения независимости у нас не было политических элит, чтобы с ней справиться. Мы смогли сформировать ее только сейчас. Необычайно важно, что поколение, управляющее сейчас Грузией, не помнит даже, как выглядел Советский Союз. Я последний, кто имеет об этом какое-то представление. Когда рухнул СССР, я был студентом, но потом я работал с политиками, которые сформировались в ту эпоху. Некоторые грузинские министры и депутаты сейчас не слишком хорошо представляют, кем был Ленин. Это принципиальное изменение, т.к. в постсоветскую систему была вписана неэффективность, коррупция, связи с преступным миром и ментальная зависимость от имперского центра. Сейчас преступность в Грузии в десять раз ниже, чем в России – это один из самых низких показателей в Европе, и что особенно важно, нам удалось вернуть гражданам веру в государственные институты. Эта ментальная революция перешла критический рубеж, от которого уже нет возврата к прежним порядкам. Раньше в возможность создания на Кавказе современного государства не верили. Считалось, что его жители обречены на взаимную войну и насилие, что им всегда придется обращаться к внешним силам, которые смогут установить здесь порядок. Грузия впервые в современной истории создала в этом регионе работающее государство. И поэтому она стала терзающим Москву кошмаром.

- Чего опасается Россия?

- Того, что будут раскрыты ее методы, которыми она пользуется в т.ч. на Северном Кавказе, она боится за контроль над транзитом энергетического сырья, а в первую очередь того, что грузинский пример окажет влияние не только на «ее» провинции, но и на саму Россию. Те, кто не понимает, почему они уделяют Грузии столько внимания, должны взглянуть на ситуацию с этой перспективы. Кавказ – это российская идея-фикс. Москва осознает, что народы Северного Кавказа могут организоваться и создать исправно функционирующее (в любом случае, лучше, чем Россия) государство.

- Кажется, что Россия Путина наполнилась духом неоимпериализма…

- Путин получил власть в атмосфере, идентичной той, что преобладала в Веймарской Германии. Характерно, что сами немцы, когда хотят описать нынешнюю ситуацию в России, упоминают Веймарскую республику, подчеркивая, что не хотят оскорбить этим россиян. Когда нацисты, опираясь на ревизионистские лозунги, приходили к власти, наблюдатели не видели опасности, потому что их внимание было сосредоточено на большевистской угрозе. Британцы, французы и прочие не хотели видеть того, что происходило в Германии. Сейчас мир занят Ираном и ближневосточными конфликтами, и у него нет времени заниматься Россией. А Путин говорит прямо, что он хочет вернуть Москве прежнюю сферу влияния. Считается, что современную ситуацию нельзя сравнивать с нацизмом, но стоит помнить, что россияне убили на Северном Кавказе 200 тысяч человек. И если мы даже не будем сравнивать это ни с чем из прошлого, нам все же придется признать, что нынешний московский режим необычайно жесток. Сейчас он объявил о масштабной программе вооружения, а мир вновь закрывает на это глаза. Путин говорит прямо: нам нужно восстановить военную мощь, так что нам пока не нужны никакие реформы или модернизация на западно-либеральный манер. Запад не будет учить нас, как нам жить. И именно в этом состоит реваншизм. Такую же игру в 30-е годы вела Германия. В отношении одних проявляется мягкость, в отношении других – жестокость. Москва смягчила политику в отношении Польши, а в отношении Грузии, Украины или стран Средней Азии ее обострила. Она работает на воссоздание прежней сферы влияния...

- Советской?

- Конечно. Сегодня они аннексируют Абхазию, так, как нацисты заняли Судеты, отняв их у Чехословакии, и надеются, что Запад спокойно это примет, так, как Европа приняла гитлеровскую аннексию Судет.

- Вы считаете планы Путина реалистичными?

- Я думаю, что мир меняется, и в XXI веке нельзя воспроизводить стратегии XX века. Путин мыслит в прежних категориях и не понимает вызовов XXI века, которые заключаются в том, что без поддержки плюрализма и либерального подхода к различным сферам жизни эффективно модернизировать страну невозможно. Без этого Путин обречен на поражение, а оно будет благом для мира. Ведь если ему удастся принципиальным образом усилить российский военный потенциал и восстановить сферу влияния, он станет очень опасным. Если бы Россия усиливалась посредством реформ, это было бы очень хорошо, даже если на отход от имперских амбиций потребовалось бы какое-то время. Но путинская Россия проиграет. Для поддержания бюджетного баланса ей нужны все более высокие цены на сырье, но это настолько коррумпированная и недееспособная система, что она превращается в бездонную бочку. Сейчас не нужна холодная война и президент Рейган, который привел Россию к поражению. Ее подведут собственные слабости: коррупция, плохое управление, отрицательное отношение к реформам.

- Россия остается, однако, мощной державой. Как, например, Грузия и другие кавказские государства могут противостоять ее имперским амбициям?

- Если бы у нас не было поддержки Запада, было бы очень сложно. Вне зависимости от того, насколько Россия неэффективна, у нее остается достаточно сил, чтобы действовать против малых государств, таких, как Грузия. У нас есть полмиллиона жителей, изгнанных из мест их проживания. Мир занимается судьбой таких людей в Судане и других регионах, и я разделяю необходимость этой заботы. Я только задаюсь вопросом: почему это не распространяется на граждан Грузии, живущих в Европе? Потому, что виновником является Россия, ими стоит заниматься меньше, чем жителями Дарфура? Помимо гуманитарного подхода европейцами должны руководить практические соображения. У них есть лишь три источника энергетического сырья: Северная Африка, Центральная Азия и Россия. Если Россия подчинит себе Грузию, у Северной Африки возникнут проблемы: россияне будут контролировать поставки из Центральной Азии и станут монополистами на европейском рынке. А это будет означать серьезные проблемы для всех стран нашего континента.

- Как можно противостоять стремлению России получить монополию в этом секторе?

- Единственный путь – это противодействие агрессивной российской политике на Кавказе, являющемся ключевой дорогой в Центральную Азию, и строительство транзитной инфраструктуры для энергосырья из этого региона в Европу. Это, собственно, уже происходит: создается система трубопроводов, связывающих Грузию с Азербайджаном, расширяется транзитный терминал на берегу Черного моря. Мы в целом расширяем нашу инфраструктуру, по которой идут нефть и газ из Азии, и благодаря этому они не попадают под российский контроль. Мы показали, что это возможно, и россияне это видят.

- Вы думаете, напряжение между президентом Медведевым и премьером Путиным, которое мы наблюдаем сейчас в России, демонстрирует реальные различия их политических концепций?

- Вспомним, что Сталин никогда не был президентом СССР. Функции президента исполнял Михаил Калинин, которого тогда на фоне Кремля считали очень мягким и либеральным. При Брежневе тоже какое-то время эту функцию исполнял Николай Подгорный, но это никак не отражалось на политической действительности. Это замкнутая система, в которой может произойти что угодно. В ней всегда есть ситуации внутреннего напряжения, победителями из которых могут выйти внешне более слабые игроки. Я не сомневаюсь, что Медведеву нравится быть президентом, нравится, что его любит Запад, и он лично не ищет с ним конфликтов. Но нужно посмотреть на это в более широком контексте: властные рычаги остаются в руках Путина, которые принимает все важнейшие решения. И он не хочет, чтобы кто-нибудь оказывал на него влияние.

- Каков, по вашему мнению, наиболее вероятный сценарий развития ситуации на Кавказе?

- Я думаю, в каком-то виде произойдет консолидация региона, что не означает изменения существующих границ, которые должны остаться такими, как сегодня. Но речь идет о создании экономического, культурного и политического союза. Я также считаю, что будущее Кавказа – в единой Европе. Грузия является лидером среди стран, стремящихся к интеграции с ЕС. Мы хотим быть самой динамично развивающейся страной Европы. И это возможно. С экономической перспективы небольшая страна с самой либеральной экономикой и прозрачными законами, расположенная в выгодном месте, может это осуществить. По оценкам Мирового банка, мы являемся самым лучшим местом для инвестиций в Центральной и Восточной Европе. По мнению многих влиятельных институтов, занимающихся этой проблематикой, Грузия - наименее коррумпированная страна Европы.

[…]

- Как вы оцениваете роль Леха Качиньского в российско-грузинской войне 2008 года?

- Как я уже говорил, он действовал, как храбрый человек. Он прибыл в грузинскую столицу в ключевой момент. Его роль была принципиальной. В Тбилиси, чтобы выразить протест против российской агрессии, собрались сотни тысяч людей. Путин угрожал, что выпустит по городу ракеты. Из-за того, что Качиньский собрал там европейских лидеров, это стало невозможным. Так что ваш президент по меньшей мере спас тбилисцев. Я не знаю, решился ли бы Путин на такую атаку, возможно, это было лишь бахвальство, но это был момент, когда оно могло стать реальностью. Ваш президент повел себя очень мужественно. Я помню его написанное от руки письмо, которое я получил в момент, когда Россия признала т.н. независимость оккупированных ей наших территорий. Это было очень трогательно. Но прежде всего Лех Качиньский понимал логику ситуации и ту проблему, которая встала не только перед Грузией, но и перед всей Европой. Бронислав Вильдштейн (Bronisław Wildstein), Koszmar dręczący Moskwę,  Uwazam Rze, Польша

Грузия. Россия > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 31 мая 2011 > № 334560 Михаил Саакашвили


Нашли ошибку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter