Всего новостей: 2578141, выбрано 2 за 0.001 с.

Новости. Обзор СМИ  Рубрикатор поиска + личные списки

?
?
?  
главное   даты  № 

Добавлено за Сортировать по дате публикации  | источнику  | номеру 

отмечено 0 новостей:
Избранное
Списков нет

Агаев Расим в отраслях: Внешэкономсвязи, политикаАрмия, полициявсе
Россия. Евросоюз. США > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 19 декабря 2016 > № 2010396 Расим Агаев

Еще раз о распаде Евросоюза и России

Расим Агаев, Haqqin.az, Азербайджан

Империи разваливаются вовсе не из-за экономических неурядиц, как кажется многим аналитикам, видящим грядущую катастрофу в перепадах курса евро. Они уходят из мира сего, как и простые смертные — от старческой немощи и маразма.

«Я древний мир периода упадка, когда встречая варваров рои, акростихи слагают в забытьи, уже как вечер сдавшего порядка». В этих строках Бодлера больше убедительной аналитики, чем во всех экономических выкладках многих европофобов, что в России, что в погружающемся в благостный сон Азербайджане.

Великое саморазрушение

Последние настолько увлеклись ожидаемым концом ЕС, что не заметили, как общеевропейская дискуссия, взбудоражившая континент, получила совершенно неожиданный поворот. Вопрос ставится теперь вовсе не о том, когда развалится Евросоюз. Некоторые аналитики идут куда дальше: а не рассыпятся ли США раньше ЕС? Из такой постановки вопроса логично вытекает другой вывод, куда более опасный: а не приближаются ли к своему концу оба всемирно значимых проекта — создание империй нового типа: США и ЕС.

Отсюда вполне естественной выглядит попытка предугадать, а что появится на месте этих двух гигантов современной цивилизации? Вопрос далеко не праздный. Достаточно вспомнить, как в свое время блестяще воспользовались распадом Российской империи большевики, выстроив на ее развалинах мощное неоимперское образование под названием СССР, которому суждено было десятилетиями называться второй супер-державой.

Не будем спорить с возражениями типа того, что Америка находится на вершине своего могущества, а Европа останется единой, пока едина Германия, мечтающая в отличие от прошлого не о Великой империи немцев, а о величественном здании общеевропейской цивилизации. Отошлем их на рассмотрение тех, кто точно так же четверть века назад утверждал, что Советский Союз неделим и могуч, и ему суждено пережить полный противоречиями Европейский Союз, не говоря уже о смертельно больной Америке. Исторические аналогии хороши в импровизированных дискуссиях, но мало убедительны при строго научном рассмотрении.

Тем не менее, очень даже умные ученые мужи полагают, что Европейский Союз ждет то же самое, что не так уж давно случилось с Советским Союзом. Вот и информационное подтверждение подоспело от Bloomberg: после Brexit популисты могут победить в Греции, Польше, Германии и Франции. Но позвольте, господа, это же совершенно другая Европа!

Кажется, Токвилю принадлежит замечание о том, что крах политических систем обычно кажется немыслимым вплоть до того момента, пока он не произойдет. Меня, однако, как и многих, однажды уже переживших этот процесс трансформации супердержавы в жалкие руины, ныне кичащиеся своей независимостью, историчностью и бог знает еще чем, поражает радость, которую они излучают по поводу смерти страны, ставившей своей целью построить общество справедливости и равноправия. И по части социальной справедливости немало преуспевшей. Интересно, какую цель демократы-разрушители преследуют ныне на упомянутых руинах? Задаю вопрос, потому как ничего вразумительного по этому поводу не читаю ни в СМИ, не слышу в речах наших политиков, ни в парламентских дискуссиях.

Самый влиятельный президент во главе гибнущей страны. Возможно ли такое?

На Западе и по удивительному совпадению на наших оппозиционных тусовках только и разговоров о том, что, мол, Европа начала распадаться, а Россия уже дышит на ладан. Однако несмотря на прогнозы (счет им открыт с 1992 года) об ожидаемых похоронах России, Путин четвертый год подряд признается самым влиятельным руководителем, в то время как американский президент Обама оказался 48-м в списке мировых лидеров, и даже третье место Меркель служит слишком слабым утешением.

Впрочем, все это уже было, к тому же не единожды, и исторически не так уж давно. Первый раз ошибка высокомерных чемберленов и даладье, полагавших, что русские безнадежно отстали и станут легкой добычей нацистской Германии, стала причиной Второй мировой войны, в ходе которой лидеры европейцев стали искать спасенья в союзе с СССР.

Второй раз, уже после разгрома фашизма, европейцы посчитали, что Советскому Союзу уже никогда не подняться, а они под американским атомным зонтиком могут спокойно ждать конца страны ненавистного Сталина. Самонадеянных европейцев, а вместе с ними и самовлюбленных американцев не разбудил даже взрыв советской атомной бомбы (1949) и им пришлось ждать еще почти тридцать лет, чтобы сесть за стол переговоров с советским руководством и подписать знаменитое Хельсинкское соглашение, которое де-факто подтвердило роль СССР в качестве второй мировой державы, игнорировать которую в условиях глобализирующегося мира было бы непростительной глупостью.

Однако повторение такого рода политических ошибок в течение исторически короткого времени (20 лет!) вынуждает сделать вывод, что имеет место нечто фатальное. Увы, мистика хороша тем, что лишь приковывает человеческое внимание к возникшей проблеме. Убедительное же объяснение причин общественных катаклизмов не ее «профиль». В данном случае, утверждают западные аналитики, есть основание полагать, что международное сообщество вступает в совершенно новую ситуацию, смысл которой в глобальном политическом и экономическом переформатировании современного мира. Разумеется, от этого вывода можно просто отмахнуться и действовать так, словно бы ничего не произошло: ни выхода Великобритании из Евросоюза, ни появления в Белом Доме экстравагантного Дональда Трампа, ни призрака сепаратизма, который давно бродит по Европе (за референдум об отделении выступают Шотландия, Каталония, Северная Ирландия, Фландрия, политические элиты ряда европейских стран рассматривают Брексит как вполне приемлемую альтернативу бюрократизирующемуся ЕС).

В то же время тот факт, что ЕС в свое время таки предотвратил попытку Брексита Греции, а также спас евро (по крайней мере, пока), говорит в пользу иного мнения. А именно, что Евросоюз вполне может пережить и нынешний кризис. Более того, полагают еврооптимисты, Брексит может ускорить давно назревшие реформы в ЕС. Что тогда? А ничего. Еще в 1997 году, когда Европа готовилась ввести евро, Милтон Фридман сделал свой знаменитый прогноз: новая валюта не переживет первый же экономический спад в еврозоне. Так сколько же осталось ждать?

Спасенье предлагает… Трамп

Абсолютизация извечной социально-экономической отсталости России мешает Вашингтону и Брюсселю отойти от традиционного соперничества — военно-политического, и выстроить отношения, которые поставили бы во главу угла прежде всего взаимовыгодное социально-экономическое сотрудничество. Такой подход на первый взгляд кажется очевидным, логичным и достаточно обоснованным.

Но каждый раз, когда западным лидерам удавалось преодолеть недоверие и вполне естественные для современного мироустройства противоречия, вслед за коротким периодом сотрудничества наступало отчуждение, которое тем более представлялось непреодолимым, что Запад вел себя по отношению к Москве как к младшему партнеру — не более того.

В противовес своим предшественникам Дональд Трамп предлагает немедленно отказаться от санкционной политики и приступить к взаимовыгодному сотрудничеству, наплевав на идейно-политические противоречия. Есть основания считать, что новый курс Трампа в конечном счете пробьет себе дорогу. По той простой причине, что за новым президентом пойдет бизнес, ибо новая политика сулит выгоду. Каковы же шансы на то, что политики по обе стороны океана проявят благоразумие и рационализм, диктуемый бизнесом?

Есть смысл вглядеться в связи с этим на то общее, что роднит СССР, ЕС и США — эти три гиганта человеческой мечты об обществе справедливости и равноправия. По большому счету, чисто теоретическому, все три суперобразования являются продуктом европейской политической мысли. Несмотря на плохо скрываемую давнюю неприязнь Европы, а вместе с ними и США к России, не будем забывать, что большевизм вырос из социал-демократической шинели, скроенной по европейскому образцу, пусть и не без национального своеобразия. Роднит их и стремление к государственной гигантомании. Отсюда третья черта, делающая их схожими — явная или плохо скрытая, органически присущая трем государственным объединениям — убежденность в примате собственного пути, из чего, видимо, и происходят претензии распространить свое влияние на всю остальную часть человечества. Тут самое время воскликнуть: «Так вот в чем таилась погибель моя!» Увы, грядущая погибель ждет каждого, кому возможность реализации идеи мирового господства кажется реальной. Впрочем, такого рода геополитические устремления овладевают державами и вследствие естественного саморазвития — чем больше, чем мощнее государство, тем сильнее нужда в ресурсах мирового масштаба. Не об этом ли напоминает нынешняя схватка США, ЕС и России? Тот факт, что к ним не присоединяется могучий Китай, ничуть не свидетельствует об отсутствии у «Желтого дракона» аналогичных иллюзий. Это лишь подтверждение того, что китайская политическая мысль никогда не порывает с национальной политической философией.

Очевидно поэтому искушение мировым господством в том виде, в котором видится европейцам, чуждо китайцам. Путинская Россия казалось бы сделала должные выводы из советских претензий на мировое доминирование. Но Путин возродил старую русскую идею державности в новой, модернизированной редакции. По его мысли лоскутная империя, каковой являлась Россия при царях после десятилетий существования в условиях советского равноправия, может трансформироваться в мировую державу, расставшись естественным образом с элементами колониальных отношений в рамках нового евразийского государства.

В Москве полагают, что альтернативы этому пути нет. Либералы горбачевской закваски считают следование традиции единой многонациональной государственности отжившей формой общественного развития. Однако либеральная мысль так и не родила убедительную формулу альтернативного государственного устройства, которое в одинаковой мере было бы приемлемым и русскому, и эвенку. Ельцинская импровизация «Возьмите суверенитета сколько сможете проглотить» в практическом воплощении, и это очевидно, означало бы кромсание по живому организму исторически сформировавшегося государственного образования и сложившихся межнациональных отношений. Это — большая кровь.

По всему постсоветскому пространству живы воспоминания о горбачевских экспериментах, которые страшны не только гибелью советской державы, а ужасами, ее сопровождающими (кровавая перекройка границ, массовые миграционные потоки, гибель миллионов людей, появление национальных диктатур, далеких от демократии в большей степени, чем советская политическая система). И самое главное — одно дело распад Югославии и совсем другое — схожей с ней во многих отношениях России. Схожей, но и принципиально отличающейся одной важной особенностью — наличием огромного числа ядерного оружия. При благоприятном, мирном исходе нового распада на огромных просторах Евразии, мир получит десятки ядерных мини-держав со всеми вытекающими из этого обстоятельства последствиями. Ничем подобным не грозит международному сообществу распад Евросоюза. Вот Великобритания, несмотря на уговоры, мощную информационную кампанию и много чего другое, таки предпочла распрощаться с общеевропейским домом. И ничего. Никто не грозит ей санкциями, никто не перекрывает ей кислород, то бишь нефть или газ. За ней могут последовать и другие члены сообщества.

Однако раскаты экономического кризиса напомнили об опрометчивости такого неисключаемого решения. И не только об этом. Общеевропейский дом может быть сохранен и улучшен исключительно в условиях добрососедства с Россией, что может стимулировать и благополучие США. При желании эта мысль, пусть и не концептуально, можно услышать и в спонтанных призывах Дональда Трампа. Из них может родиться новый курс, некий спасательный круг для всех. Логика его проста — выбраться из трясины проще сообща. Или кто-то думает, что третий лишний?

Россия. Евросоюз. США > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 19 декабря 2016 > № 2010396 Расим Агаев


Азербайджан > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 3 октября 2014 > № 1188782 Расим Агаев

БОЙТЕСЬ ТЕХ, КТО СЧИТАЕТ РЕВОЛЮЦИЮ ПРАВИЛЬНЫМ ДЕЛОМ (" 1NEWS.AZ ", АЗЕРБАЙДЖАН )

Натали Александрова

Политолог, журналист-международник, автор книг по политической истории Ирака, единственный азербайджанский автор, чья книга об известном геологе Мирали Кашкае вышла в знаменитой серии "Жизнь замечательных людей"; 74 года. Мне очень нравится одно высказывание Юнны Мориц: "Никого не спрашивай: "Когда? Никто не знает, как длинна дорога, от первого двустишья до второго, тем более - до страшного суда". Жизнь научила не зарекаться.

Помню, в конце 80-х годов с посольскими работниками в Ливии обсуждали очередное обещание Каддафи - построить в своей стране коммунизм раньше, чем в СССР. Все посмеялись, а я сказал, мол, если Каддафи суждена долгая жизнь, то Союзу придется вытаскивать его не из одной беды. Лидер Джамахирии прожил долго. И ужасающая картина его трагической гибели мне напомнила катастрофу "Титаника" - гигантское судно погружается на дно, увлекая в свой водоворот всех, кто имел несчастье оказаться рядом. Это я к тому, что мало кто из нас сознает, как повезло нам, выжившим в катастрофе, элегантно названной распадом СССР…

В пророчества я не верю. Я верю в объективный ход истории и в грамотный исследовательский анализ. Я, если хотите, эволюционист, я - за мирные изменения во власти. Такая политика, помимо прочего, требует терпения и реализма. Революционный переворот - прежде всего нетерпение молодости, помноженное на непонимание действительности. Реалии необходимо менять, готовя к этому массы, терпеливо воспитывая элиты, помня, что демократия - это, прежде всего, постепенность. Бойтесь тех, кто считает революцию правильным делом.

История может замедлить движение или совершить зигзаг, историю можно "изнасиловать", но она все равно будет совершать свое поступательное движение. Я совершенно убежден, что в Азербайджане утвердятся демократические принципы. Но это не будет "слепок" с американской, французской или английской демократии. Это будет освоение опыта, в чем-то заимствование, но с поправкой на собственный этнополитический материал.

Стабильность, как видите, завоевана дорогим путем. Тем более, надо дорожить ею. Оглянитесь на Украину. Мы этот путь прошли лет двадцать назад. И слава Богу. Стабильность способствует формированию новых элит, которым будут по плечу задачи построения общества равноправия и социальной справедливости. Просчитать исторические процессы нереально - мы не завод строим по предложенному проекту. Жизнь всегда вносит свои коррективы.

Карабахский вопрос серьезно затрудняет наше бытие, и пока он не решен, возможности демократического управления будут ограничиваться. Кроме того, многое зависит от того, как сложатся взаимоотношения России и Америки. Как бы кто к этому не относился, это - объективная данность: когда супердержавы воюют, им некогда оглядываться, кто у них "под ногами". И чем это противостояние кончится - предугадать сложно.

Конец СССР - это немыслимый зигзаг, разрушивший планы целых континентов, в том числе потому, что у миллионов людей отобрали цивилизационную идею. А ведь, по сути, она была правильная - о справедливом и равноправном обществе. Мир еще вернется к этой идее, она уже сейчас витает в воздухе. Мир, в котором мы сегодня живем, слишком несправедлив: очень много голодных, умирающих, много обманутых.

Самой опасной тенденцией является подмена идеи социального равенства химерой национализма. К семидесяти годам, если человек не становится реалистом - он или неисправимый поэт-романтик или неизлечимый Дон Кихот. Люди подразделяются на "везунчиков", "счастливчиков" и "невезучих". Жизнь меня практически не обманывала - я проигрывал лишь тогда, когда изменял собственному правилу: "Заниматься своим делом". Я всегда полагался на собственные силы. Все, чего достиг, я добился благодаря своему личному опыту, знаниям и своим скромным талантам: профессиональным и чисто человеческим. Потому что интуитивно выбрал правильный путь в жизни.

Человек должен "нащупать" свой путь, и постараться не сходить с него. Однажды я вынужденно "сошел" со своего пути, когда пришлось подчиниться приказу и перейти, как говорили тогда, на партийную работу. Вначале меня пригласил к себе Шихали Гурбанов (секретарь по идеологии ЦК КП Азербайджанской ССР - прим.ред), но я честно признался, что готовлюсь к работе собкором за границей. Меня всегда тянуло к творческой работе, я мечтал стать журналистом, сценаристом или собкором за рубежом. Я занялся арабским языком, специализировался в АПН по странам Ближнего Востока, а в Академии общественных наук изучал практику политических союзов Ирака. Вместо Ирака, послали в Ливию, а оттуда вызвали в…Баку, где начинались те же национально-революционные процессы, что и на арабском Востоке, и на улицах шныряли вооруженные национальные демократы. Так я оказался главным партийным идеологом. Мне казалось, что я с моим опытом могу быть полезным республике. Однако корабль уже дал течь: страна к тому времени уже разваливалась, и моя карьера прервалась на самом интересном месте.

Так, совершив политический круг, и по счастью приземлившись без потерь, я вернулся к своему призванию: работаю в журналистике, пишу книги, аналитические исследования, и в итоге до сих пор остаюсь востребованным. У меня, как в молодые годы, постоянный цейтнот, чему и рад. Единственное, о чем жалею, - это о том, что никак не могу закончить книгу о себе любимом - нечто автобиографическое. Ее тему подсказал мне покойный Рафик Мустафаев, один из самых одаренных журналистов наших дней. "Расскажите о себе и своем времени, как вы умеете - иронично, но без злости. Злости и без вас хватает",- сказал Рафик. Времени на то, чтобы закончить воспоминания и размышления о своей жизни, катастрофически не хватает. Жаль, что Рафика не стало, он бы уговорил меня реализовать его замысел.

Судьба существует, и она предопределяет многое. Тем не менее, у каждого есть возможность самому "выверить" ее курс. Я считаю, что большая часть проблем у людей возникает от того, что они находятся не на своем месте. Сегодня огромное количество людей занимается бизнесом. Но при этом многие из них почему-то воспринимают сам бизнес как способ обмануть окружающих.

Современное общество должно ставить перед собой задачу научить людей вовремя определяться со своим местом в жизни. А для этого нужен системный подход: начиная чуть ли не с детсада, надо уметь выявлять у человека его таланты и помогать их развивать. И еще необходимо предоставлять детям выбор, а не учить в принудительном порядке тому, что им может в дальнейшем не понадобиться вообще, и к чему у них нет способностей. В свое время, прежде чем брать человека на работу в органы управления, учитывалось, как обязательное условие, его умение работать с людьми. Потому что, только понимая людей, можно пытаться служить на их благо.

Мне импонирует пример многих миллионеров с мировым именем, которые заставляли своих детей пробиваться в жизни самим, и самим же зарабатывать себе даже на учебу При всем своем реализме, я всегда жил с убеждением, что родился в рубашке. Потому что все, за что бы я ни брался, у меня получалось. Как говорил Моруа: "Шансы распределяются одинаково, но не все ими успешно пользуются". Думаю, что истинные качества человека проявляются как в мелочах, так и в критических ситуациях. Допустим, если человек - лизоблюд, то и в школе он был подлизой. Я знал одного сокурсника, дослужившегося до генерала, - в студенческие годы, когда мы убегали с лекций на свидания, он с удовольствием подменял в гардеробе тетю Машу, чтобы подносить профессорам пальто… Каждый человек обычно стремится выглядеть максимально хорошим в глазах окружающих. Но ситуация, где проявятся его истинные качества, обязательно возникнет.

Больше всего людям мешает жить зависть. Неслучайно она осуждается всеми религиями. Зависть - это ситуация, когда успех друга тебя лишает сна. Это смешно и грустно одновременно. Секрет везения - в вере в себя. У нашего поколения есть "Кодекс чести". И это - результат советского воспитания, что бы сейчас об этом не говорили. Все: и школа, и литература, и общество учили нас быть настоящими людьми, мужчинами, патриотами. Если бы не это - советский народ не смог бы победить фашизм.

Увы, сегодня во многих странах постсоветского пространства нравственный климат уступает разным формам национализма, от умеренного до радикального, что часто граничит с обыкновенным фашизмом. Свобода - это то, к чему внутренне стремится каждый человек, и чего ему, увы, редко удается достичь. Человек не может быть свободным настолько, насколько он об этом мечтает.

Я считаю, что нам было нужно учесть "русскоязычие" как важный культурно-этнический компонент общества и сохранить его в качестве регионального языка. Я человек очень дипломатичный и деликатный, многое и многим прощал. Не прощаю я лишь предательства. К счастью, сталкивался с ним в жизни не так уж и часто. Я с полным правом могу сказать, как сказано в рубаи: "Жизнь отоснилась, будь ко мне не строг. Что сделал я? А что я сделать мог? Не предавал, не мстил, алчбы не ведал… Был сладок сон, да милосерден Бог!" А жизненное кредо я взял у Гете: "Иди своей дорогой, и пусть каждый говорит, что хочет".

Азербайджан > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 3 октября 2014 > № 1188782 Расим Агаев


Нашли ошибку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter