Всего новостей: 2601216, выбрано 4 за 0.006 с.

Новости. Обзор СМИ  Рубрикатор поиска + личные списки

?
?
?  
главное   даты  № 

Добавлено за Сортировать по дате публикации  | источнику  | номеру 

отмечено 0 новостей:
Избранное
Списков нет

Сорос Джордж в отраслях: Внешэкономсвязи, политикаГосбюджет, налоги, ценыМиграция, виза, туризмФинансы, банкиАрмия, полициявсе
США. Евросоюз > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 1 июня 2018 > № 2627202 Джордж Сорос

Как спасти Европу

Джордж Сорос (George Soros), European Council on Foreign Relations, Бельгия

Выступление на ежегодной встрече Европейского совета по международным отношениям (European Council on Foreign Relations).

Находиться здесь приятно. Спасибо. Я думаю, это как раз то место, где следует обсуждать вопрос о том, как спасти Европу.

Европейский Союз столкнулся с экзистенциальным кризисом. Все, что могло пойти не так, пошло не так. Для начала я вкратце объясню, как это случилось, а затем остановлюсь на том, что можно сделать для изменения ситуации.

В годы моей молодости небольшая группа провидцев во главе с Жаном Монне (Jean Monnet) преобразовала Европейское объединение угля и стали в Европейское экономическое сообщество, а затем в Европейский Союз. Люди моего поколения с энтузиазмом поддержали этот процесс.

Лично я увидел в Европейском Союзе материальное воплощение идеи об открытом обществе. Это было добровольное объединение равноправных государств, которые сплотились и пожертвовали частью своего суверенитета ради общего блага. Мысль о Европе как об открытом обществе по-прежнему воодушевляет меня.

Но после финансового кризиса 2008 года Европейский Союз как будто заблудился. Он принял программу сокращения бюджетных расходов, которая привела к кризису евро. Еврозона превратилась в зону взаимоотношений между кредиторами и должниками, где кредиторы ставили условия, а должники были обязаны их выполнять. Но должники не могли их выполнить, и это создало такие условия, которые не являются ни добровольными, ни равноправными.

В результате многие молодые люди сегодня видят в Европейском Союзе врага, который лишил их рабочих мест, а также безопасного и многообещающего будущего. Политики-популисты используют это недовольство и создают антиевропейские партии и движения.

А потом в 2015 году начался кризис беженцев. Вначале большинство европейцев сочувствовали несчастным беженцам, бежавшим от политических репрессий и гражданской войны, но они не хотели, чтобы перебои в сфере социальных услуг нарушали их повседневную жизнь. Их также разочаровало неумение властей преодолеть этот кризис.

Когда такое случилось на немецкой земле, произошло усиление партии «Альтернатива для Германии», которая стала самой крупной силой оппозиции. Недавно и Италия пострадала от аналогичных событий, причем там политические последствия оказались еще более драматическими, поскольку антиевропейские партии едва не взяли под свой контроль парламент. Теперь Италии предстоит проводить выборы посреди всего этого политического хаоса.

На самом деле, вся Европа оказалась подорвана миграционным кризисом. Беспринципные лидеры пользуются этим даже в тех странах, которые почти не принимают беженцев. В Венгрии Виктор Орбан построил свою кампанию переизбрания на ложных обвинениях в мой адрес, заявляя, что я намерен наводнить беженцами-мусульманами всю Европу, в том числе Венгрию.

Теперь он изображает из себя защитника собственной версии христианской Европы, бросающей вызов тем ценностям, на которых основан Европейский Союз. Он пытается захватить лидерство в христианско-демократических партиях, которые составляют большинство в Европейском парламенте.

В последние недели президент Трамп своими действиями шокировал не только Европу, но и весь мир. Он в одностороннем порядке вышел из договора с Ираном по ядерному оружию и тем самым практически разрушил трансатлантический альянс. Это событие создаст дополнительное давление непредсказуемой силы на Европу, которая и без того находится в кризисном состоянии. Теперь можно уже безо всякого преувеличения сказать, что Европа столкнулась с угрозой собственному существованию. Такова суровая реальность.

Что можно сделать для спасения Европы?

Европа столкнулась с тремя острыми проблемами: это кризис беженцев, территориальный распад, примером чему служит Брексит, а также политика жесткой экономии, препятствующая экономическому развитию континента. Лучше всего начать с кризиса беженцев.

Я всегда говорил о том, что распределение беженцев внутри Европы должно быть исключительно добровольным. Членов ЕС нельзя заставлять принимать у себя беженцев, если они этого не хотят, а беженцев нельзя принуждать селиться в странах, в которых они не желают жить.

Принцип добровольности должен стать определяющим в европейской миграционной политике. Европа также должна в срочном порядке внести поправки или отменить так называемый Дублинский регламент, из-за которого Италия и прочие страны Средиземноморья несут на себе несправедливое бремя, и там возникают катастрофические последствия.

ЕС должен защищать свои внешние границы, но держать их открытыми для законных мигрантов. В свою очередь, страны-члены не должны запирать на замок свои внутренние границы. Идея о Европе как о крепости, которая закрыта для политических беженцев и экономических мигрантов, нарушает как европейское, так и международное право, и в любом случае является абсолютно нереальной.

Европа хочет протянуть руку помощи Африке (и другим частям развивающегося мира), предлагая существенное содействие режимам демократической направленности. Это позволит им дать образование и рабочие места своим гражданам. Эти граждане будут реже уезжать из своих стран, а те, кто все-таки сделает это, не смогут считаться беженцами. В то же время, европейские страны будут принимать у себя мигрантов из этих и других мест, чтобы обеспечить свои экономические потребности, сделав это упорядоченно. Таким образом, миграция может стать добровольной как со стороны мигрантов, так и со стороны принимающих их государств. Такой «план Маршалла» также поможет сократить число политических беженцев, поскольку демократические режимы в развивающемся мире будут укрепляться.

Реалии сегодняшнего дня далеки от этого идеала. Первое и самое важное — это отсутствие у Европейского Союза единой миграционной политики. У каждого члена — своя собственная политика, которая зачастую входит в противоречие с интересами других государств.

Второе, главная цель большинства европейских стран состоит не в том, чтобы содействовать демократическому развитию, а в том, чтобы сдержать поток мигрантов. Из-за этого значительная часть имеющихся средств уходит на грязные сделки с диктаторами, на их подкуп, чтобы они не давали мигрантам проезжать через свою территорию или применяли репрессивные меры против своих граждан, пытающихся уехать. Но в конечном итоге это ведет лишь к увеличению числа политических беженцев.

Третье, налицо прискорбная нехватка финансовых средств. По нашим оценкам, чтобы реализовать содержательный план Маршалла для Африки, потребуется как минимум 30 миллиардов долларов в год, и эти средства надо будет выделять на протяжении нескольких лет. Страны-члены смогут внести лишь незначительную часть от этой суммы, даже если захотят.

Как же профинансировать такой план? Важно признать, что кризис беженцев является европейской проблемой, а поэтому он нуждается в европейском решении. Европейский Союз имеет высокий кредитный рейтинг, и он лишь в малой степени использует возможности получения кредитов. В какой же сфере применить эти возможности, как не в разрешении экзистенциального кризиса? История показывает, что во время войны национальный долг всегда увеличивается. По общему признанию, увеличение национального долга противоречит преобладающему пристрастию к мерам строгой экономии. Но политика бережливости сама по себе усиливает тот кризис, в котором очутилась Европа.

До недавнего времени можно было утверждать, что меры строгой экономии дают результат, и что нам надо продолжать их реализацию, потому что европейская экономика медленно выздоравливает. Но впереди нас ждет разрыв ядерной сделки с Ираном и разрушение трансатлантического альянса. Это непременно окажет отрицательное воздействие на европейскую экономику и вызовет другие неурядицы. Усиление доллара уже предвещает отказ от валют формирующихся рынков. Возможно, нас ждет очередной крупный финансовый кризис. И экономические стимулы нового плана Маршалла должны заработать своевременно.

Это заставляет меня предложить нестандартный план финансирования. Вдаваться в детали я не буду, но хочу отметить, что в моем предложении есть неординарный механизм, который позволит Европейскому Союзу брать кредиты на рынке под очень выгодные проценты. При этом ни он сам, ни его члены не будут брать на себя прямые обязательства. Такой механизм также даст значительные преимущества при составлении отчетности. Более того, хотя это предложение нестандартное, оно уже было вполне успешно использовано в других ситуациях, в основном при выпуске муниципальных облигаций с общими доходами в США, а также при финансировании борьбы с инфекционными заболеваниями.

Мой главный довод заключается в том, что экзистенциальный кризис — это уже не образное выражение, а суровая реальность. Европе надо сделать нечто кардинальное, чтобы выйти из него. Она должна начать новую жизнь.

Именно этого добивается президент Макрон, предлагая свой проект под названием «Консультации граждан». Для реализации этой инициативы нужны серьезные усилия на местах. Преобразование Европейского объединения угля и стали в Европейский Союз проводилось централизованно и сверху вниз, и оно сотворило настоящее чудо. Теперь нам нужны совместные усилия, в которых сочетаются централизованный подход европейских институтов и инициативы снизу, необходимые для привлечения электората.

Я упомянул три неотложные проблемы. На двух из них я остановился подробно: миграция и режим строгой экономии. Таким образом, остается территориальный распад, примером чему служит Брексит. У меня нет времени на другие примеры, особенно балканские. Я расскажу о них в отдельной статье, которая будет опубликована на следующей неделе.

Брексит — это страшно разрушительный процесс, вредный для обеих сторон. В основном этот вред мы чувствуем прямо сейчас, когда Евросоюз находится в экзистенциальном кризисе. Но его внимание приковано к переговорам о разводе с Британией. Это проигрышный вариант для всех, но ситуацию можно переломить, чтобы она стала выигрышной.

Развод этот будет долгим, и возможно, он займет больше пяти лет. В политике пять лет — это целая вечность, особенно во времена революций, которые мы переживаем сегодня. В конечном счете, британский народ сам должен решить, чего он хочет. Но было бы лучше, если бы он принял решение раньше, чем позже. Такова цель инициативы «Лучшее для Британии», которую я поддерживаю.

А лучше всего для Британии — провести серьезное голосование в парламенте, в котором будет такой вариант как отказ от выхода из ЕС.

Это принесет пользу Британии и окажет большую услугу Европе, поскольку Брексит будет отменен, а в европейском бюджете не будет бреши, которую трудно заполнить. Но британское общество должно убедительным большинством выразить свою поддержку этому голосованию, чтобы Европа восприняла его всерьез. Именно на это нацелена инициатива «Лучшее для Британии», которая предусматривает взаимодействие с электоратом. Ее манифест будет опубликован в ближайшие дни.

Экономические доводы в пользу сохранения членства в ЕС очень сильны, но чтобы осознать это, понадобится время. За это время ЕС должен трансформироваться в ассоциацию, в которую захотят вступить страны, подобные Британии. Только так он сможет усилить свою политическую привлекательность.

Такая Европа будет отличаться от существующей схемы в двух важных отношениях. Во-первых, там будет четкое различие между Европейским Союзом и еврозоной. Во-вторых, она признает, что у евро есть масса нерешенных проблем, и что им нельзя позволить разрушить Европейский Союз.

ЕС руководствуется устаревшими договорами, в которых говорится, что все страны-члены должны вступить в зону евро, когда и если они будут удовлетворять требованиям. В результате возникла абсурдная ситуация, когда такие страны как Швеция, Польша и Чехия четко заявили о своем нежелании вводить евро, но их все равно считают «кандидатами» на стадии подготовки.

Эффект от этого не только косметический. ЕС превратился в организацию, в которой еврозона составляет сердцевину, а другие члены считаются неполноценными. Здесь действует скрытое допущение о том, что разные страны-члены могут двигаться с разной скоростью, но все они идут в одном направлении. Из-за этого появились утверждения о «неуклонно сплачивающемся союзе», которые напрочь отвергают некоторые страны.

От такого утверждения необходимо отказаться. Вместо «разноскоростной» Европы нам нужна Европа «многовекторная», в которой у стран-членов будет больше вариантов выбора. Это создаст долговременный благотворный эффект. Сейчас отношение к сотрудничеству негативное, и страны-члены стремятся к утверждению своего суверенитета, а не к отказу от него. Но если сотрудничество принесет положительные результаты, отношение может измениться в лучшую сторону. Тогда некоторые вопросы, такие как оборона, которыми сегодня лучше всего заниматься в составе коалиции желающих, можно будет решать всем сообща.

Суровая реальность может заставить страны-члены отложить в сторону свои национальные интересы ради сохранения Европейского Союза. Именно к этому президент Макрон призывал в своей речи в Ахене, и его осторожно поддержала канцлер Германии Ангела Меркель, которая понимает, насколько сильна оппозиция у нее дома.

Если Макрон и Меркель добьются своего вопреки всем препятствиям, то они пойдут по стопам Жана Монне и его маленькой группы провидцев. Как я уже говорил ранее, на смену этой маленькой группе должна прийти мощная волна проевропейских инициатив снизу. Я вместе со своим фондом «Открытое общество» сделаю все, что в наших силах, для поддержания этих инициатив.

Спасибо.

США. Евросоюз > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 1 июня 2018 > № 2627202 Джордж Сорос


Великобритания. Евросоюз > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 20 июня 2017 > № 2216035 Джордж Сорос

Разворот Брексита?

Джордж Сорос, Project Syndicate, США

Лондон — Экономическая реальность начинает разрушать обманчивые надежды многих британцев. Год назад, когда с незначительным перевесом Британия проголосовала за выход из Евросоюза, они поверили обещаниям бульварной прессы и политиков, участвовавших в кампании за выход из ЕС, будто Брексит не ухудшит стандарты их жизни. Действительно, в течение прошедшего года им удавалось сохранять эти стандарты благодаря наращиванию долгов домохозяйствами.

Какое-то время всё это работало, потому что увеличение потребления домохозяйствами стимулировало рост экономики. Но момент истины для британской экономики быстро приближается. Как показывают свежие цифры, опубликованные Банком Англии, темпы роста зарплат в Британии перестали поспевать за инфляцией, а значит, реальные доходы начали падать.

В ближайшие месяцы эта тенденция сохранится, поэтому домохозяйства вскоре почувствуют, что их стандарты жизни падают. Им придётся скорректировать свои потребительские привычки. Но что ещё хуже, они поймут, что оказались перегружены долгами и займутся их погашением, тем самым ещё сильнее сокращая объёмы личного потребления, поддерживавшего рост экономики.

Банк Англии совершил ту же самую ошибку, что и среднее домохозяйство: он недооценил эффект инфляции. Теперь он будет догонять её, проциклично повышая процентные ставки. Такое повышение ставок ещё сильнее затруднит выплату долгов домохозяйствами.

Британцы быстро приближаются к критическому моменту, который характерен для всех неустойчивых экономических тенденций. Я называю такие моменты «рефлексивностью»: причина и следствие взаимно формируют друг друга.

Экономическая реальность подкрепляется политической реальностью. Брексит — это проигрышная идея для всех, она вредна и Британии, и Евросоюзу. И это факт. Но хотя референдум о Брексите нельзя отменить, народ может изменить своё мнение.

По всей видимости, именно это и происходит. Попытка премьер-министра Терезы Мэй укрепить свои позиции на переговорах с Евросоюзом за счёт внеочередных выборов окончилась весьма печально: она потеряла парламентское большинство и создала «подвешенный» парламент, в котором ни у одной партии нет большинства.

Главная причина поражения Мэй — её фатально ошибочное предложение обязать пожилых людей оплачивать значительную часть расходов на оказываемую им социальную помощь из собственных средств. Как правило, речь идёт о стоимости дома, в котором они прожили всю жизнь. Этот «безумный налог», как его многие называют, глубоко оскорбил ключевых избирателей Консервативной партии Мэй — пожилых людей. Многие из них либо не пошли на выборы, либо поддержали другие партии.

Важным фактором, способствовавшим поражению Мэй, стало также более активное участие в выборах молодёжи. Многие молодые люди проголосовали за лейбористов в знак протеста, а не потому, что хотят вступить в профсоюз или поддерживают лидера лейбористов Джереми Корбина (Jeremy Corbyn), хотя он неожиданно провёл очень впечатляющую предвыборную кампанию.

Позиция британской молодёжи в отношении европейского общего рынка диаметрально противоположна позиции Мэй и сторонников «жёсткого» Брексита. Молодёжь стремится найти хорошо оплачиваемые рабочие места, которые могут находиться как в Британии, так и в любой другой стране Европы. В этом смысле их интересы совпадают с интересами лондонского Сити, где можно найти подобные рабочие места.

Если Мэй хочет сохранить власть, ей придётся изменить подходы к переговорам о Брексите. И есть признаки того, что она к этому готова.

Подойдя к переговорам, которые начнутся 19 июня, в примирительном духе, Мэй сможет достичь взаимопонимания с ЕС по поводу дальнейшего плана действий и договориться о сохранении членства в общем рынке на период, которого будет достаточно, чтобы завершить всю необходимую правовую работу. Это стало бы большим облегчением для ЕС, потому что наступление того несчастного дня, когда выход Британии создаст огромную дыру в бюджете ЕС, будет отложено. Это будет взаимовыгодная договорённость.

Лишь выбрав этот путь, Мэй сможет рассчитывать на поддержку парламентом всех законов, которые будет необходимо принять, как только переговоры о Брексите завершатся и Британия выйдет из ЕС. Возможно, ей придётся отказаться от плохо продуманного альянса с Демократической юнионистской партией в Ольстере, а вместо этого более решительно объединиться с шотландскими тори, которые выступают за мягкую версию Брексита. Мэй также придётся загладить грехи консерваторов перед лондонским районом Кенсингтон, где на прошлой неделе при пожаре в жилой башне Grenfell Tower погибли, по меньшей мере, 30 человек, а может быть, и намного больше.

Если Мэй встанет на такую платформу, ей удастся остаться во главе правительства парламентского меньшинства, поскольку никто больше не захочет занять её место. Для завершения Брексита понадобиться ещё как минимум пять лет, а за это время пройдут новые выборы. Если всё пойдёт хорошо, две стороны переговорного процесса смогут вновь захотеть пожениться, даже до того как завершится процедура развода.

Великобритания. Евросоюз > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 20 июня 2017 > № 2216035 Джордж Сорос


Украина. Евросоюз > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 31 мая 2014 > № 1088084 Джордж Сорос

ЕВРОПЕЙСКИЙ СПАСАТЕЛЬНЫЙ ТРОС ДЛЯ УКРАИНЫ (" PROJECT SYNDICATE ", США )

Джордж Сорос (George Soros)

НЬЮ-ЙОРК - Выборы в Европарламент и президентские выборы на Украине на прошлой неделе выявили резко контрастные результаты. Избиратели Европы выразили свое недовольство насчет нынешнего функционирования Европейского союза, в то время как население Украины продемонстрировало свое стремление к ассоциации с ЕС. Европейские лидеры и граждане должны воспользоваться этой возможностью и рассмотреть, что это значит и как, путем помощи Украине, они могут помочь всей Европе.

Изначальным фундаментом ЕС было более близкое объединение суверенных государств, желающих связать постепенно растущую долю своего суверенитета ради общего блага. Это был смелый эксперимент в международном управлении и верховенстве закона, направленный на замену национализму и применению силы.

К сожалению, кризис евро превратил ЕС в нечто полностью иное: чистое отношение кредиторов и должников, в котором страны-кредиторы навязывают условия закрепляющие свое господство. Если сочетать поддержку премьер-министра Италии Маттео Рензи с анти-ЕС голосами левых и правых партий, а также учесть низкую явку на выборы Европарламента, то можно утверждать, что большинство граждан выступают против нынешних условий.

В то время как дерзкий европейский эксперимент в международном управлении сбивается с пути, Россия становится опасным конкурентом для ЕС, с глобальными геополитическими амбициями и готовностью применить силу. Путин эксплуатирует этническую национальную идеологию для укрепления своего режима. Выступая в российской радио-программе Direct Line в прошлом месяце, он превозносил генетические достоинства русского народа. Аннексия Крыма сделала его популярным у себя дома и его усилия ослабить мировое господство Америки, в частности путем союза с Китаем, нашли благоприятный резонанс по всему миру.

Но корыстолюбивое правительство Путина идет вразрез со стратегическими интересами России: Россия бы извлекла больше пользы от тесного сотрудничества с ЕС и США. Обращение к репрессиям в России и Украине ведет к контрпродуктивным результатам. Экономика России слабеет, несмотря на высокие цены на нефть в связи с утечкой капитала и таланта. Применение насилия в киевском Майдане привело к рождению новой Украины, которая намерена не стать частью новой Российской империи.

Успех новой Украины будет представлять угрозу для существования правления Путина в России. Именно поэтому он так старался дестабилизировать Украину путем поощрения самопровозглашенных сепаратистских республик в Восточной Украине.

Учитывая, что крупнейший работодатель Донбасского региона мобилизует протесты против сепаратистов, план Путина может не сработать и ему придется признать результаты президентских выборов, таким путем избегая дополнительные санкции. Но Россия, скорее всего, будет искать иные пути дестабилизации для новой Украины, что не должно быть слишком трудной задачей, если учесть то, что силы безопасности, отслужив при коррумпированном режиме бывшего президента Виктора Януковича остались деморализованы и не обязательно лояльными к новому руководству.

Все это произошло очень быстро, и совсем недавно. ЕС и США озабочены своими внутренними проблемами и в основном не знают о геополитической и идеологической угрозе, которая представляет путинская Россия. Как же им стоит отреагировать?

Первой задачей будет противодействие российским усилиям дестабилизации на Украине. Инновационное мышление необходимо при условиях "бюджетного компакта" ЕС и других правил, ограничивающих масштабы государственной помощи. Самым эффективным средством было бы предложить бесплатное страхование от политических рисков для тех, кто инвестирует или занимается бизнесом с Украиной. Это будет удерживать ход экономики, несмотря на политические потрясения, и покажет украинцам, что ЕС и США - как правительства, так и частные инвесторы - обязуются помочь им. Бизнесы будут стекаться к вновь открытому и перспективному рынку, если им будут полностью компенсированы убытки, вызванные политическими событиями вне их контроля.

Страхование политических рисков может показаться слишком сложным для быстрого действия. На самом деле, страхование этого типа уже существует. Частные страховщики и перестраховщики, к примеру, немецкие Euler Hermes, уже много лет предлагают подобные услуги. Страхование предлагают и государственные учреждения, такие как Многостороннее агентство по инвестиционным гарантиям Всемирного банка и корпорация Overseas Private Investment Corporation под руководством правительства США. Однако они должны взимать значительные взносы для того, чтобы покрыть стоимость перестрахования.

Столкнувшись с высокой премией, большинство предприятий будет предпочитать пережидать бурю и наблюдать издалека. Именно поэтому заинтересованные правительства должны взять на себя функцию перестрахования и использовать свои учреждения только для администрирования страховых полисов.

Они могли бы страховать потери тем же путем, как они гарантируют Всемирный Банк: каждое правительство обеспечит скромный взнос пропорциональный капиталу и обеспечить все остальное в виде отзывного капитала, который будет доступен, когда убытки будут фактически выплачены. ЕС должен будет изменить бюджетный компакт и отбросить отзывной капитал, позволяя фактические потери, которые будут амортизироваться в течение нескольких лет. Гарантии подобного вида имеют характерную особенность: чем убедительней они, тем меньше шансов того, что они будут использованы, а в этом случае перестрахование окажется в значительной степени без затрат. Всемирный банк является функционирующим примером.

Действуя быстро и убедительно, Евросоюз мог бы спасти Украину, а также и самого себя. То, что я предлагаю для Украины, может быть реализовано и в домашних условиях. Пока несчитанные количества производственных ресурсов лежат без дела, есть смысл уклониться от компактных фискальных инвестиций, которые в конечном итоге вернут потраченные на них суммы. Рензи, к примеру, выступает именно за подобный план действий.

Путин планирует превратить Крым в сцену для масштабных €50-млрд инвестиций в ближайшие несколько лет. С европейской поддержкой Украина могла бы позитивно конкурировать. И если такая инициатива знаменует собой начало политики роста, в которой так нуждается Европа, то путем спасения Украины, Европа будет спасать и себя.

Украина. Евросоюз > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 31 мая 2014 > № 1088084 Джордж Сорос


Евросоюз > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 14 марта 2014 > № 1030665 Джордж Сорос

СОРОС: НАСТАЛО ВРЕМЯ ПОДДЕРЖАТЬ ЕВРОСОЮЗ (" THE FINANCIAL TIMES ", ВЕЛИКОБРИТАНИЯ )

Джордж Сорос (George Soros)

В настоящее время идет дискуссия о будущем Европы, а также о месте Британии в Евросоюзе. Я хотел бы привнести проевропейский акцент в эти дебаты. Я верю в Европейский Союз в том виде, как он был первоначально задуман. Подобное отношение можно рассматривать как следствие истории моей жизни и той философии, которую я разработал на основе своего опыта.

Я пережил как нацистскую, так и коммунистическую оккупацию в моей родной Венгрии и уже в раннем возрасте понял, какое важное значение имеет господствующая политическая система.

Та Европа, в которую я верю, была призвана стать практическим воплощением ценностей и принципов открытого общества, добровольной ассоциацией равных и суверенных государств, передавших часть своего суверенитета на общее благо. Для пламенного сторонника открытого общества чрезвычайно сложно признать, что кризис евро уже превратил Евросоюз из добровольной ассоциации равных в объединение кредиторов-должников, которое не является ни добровольным, ни равным.

Политика строгой экономии, которую Германия навязала странам еврозоны, является ошибочной. Осуществляемое сверху давление сегодня уменьшилось, и это оказало помощь финансовому рынку. Однако перспектива длительного периода стагнации все еще существует, что стало причиной образования негативной политической динамики. Любой человек, который считает, что принимаемые меры являются недопустимыми, невольно попадает в категорию противников Европы, и поэтому, как я считаю, процесс дезинтеграции будет набирать обороты.

Во время острой фазы кризиса евро мы переживали один финансовый кризис за другим. В настоящее время я ожидаю уже серию политических, а не финансовых кризисов, хотя и последние также нельзя исключить.

Европа находится на перепутье. Ей предстоит принять два ключевых решения: во-первых, очертить будущее еврозоны и, во-вторых, определить роль Британии в Европе.

Еврозона должна стать более интегрированной. Необходимо проводить общую фискальную и бюджетную политику, иметь банковский союз, а также более ровную экономическую площадку.

Однако любое движение к большей интеграции рискует усилить антиевропейские чувства в Соединенном Королевстве.

Сегодня Британия находится в лучшем из возможных миров - она является частью европейского общего рынка, но не входит в зону евро. Любые изменения ничего хорошего Британии не принесут. Я хотел бы, чтобы бизнес-сообщество, особенно многонациональные компании, использующие Соединенное Королевство как точку входа на общий рынок, объяснили британской общественности, что в таком случае жители страны потеряют - работу.

Вместе с тем выход Британии будет еще одним шагом в направлении дезинтеграции Евросоюза, и это существенным образом уменьшит его влияние, а также будет большой потерей не только для Европы, но и для всего мира.

На мой взгляд, в настоящее время мир страдает от разрушения принципов верховенства закона и глобального управления. И Европа, и Америка слишком заняты своими внутренними проблемами, и в результате в других частях мира образовался вакуум власти. Существует большое количество неразрешенных политических кризисов, вызывающих огромное количество человеческого страдания, что хорошо видно на примере гуманитарной катастрофы в Сирии.

Разрушение глобального управления стало еще более ощутимым в результате украинского восстания и российской интервенции в Крыму. Украинцы готовы пожертвовать своей жизнью ради того, чтобы быть ближе к Евросоюзу, который находится в процессе распада. Так, например, Британия решительно настроена на то, чтобы ликвидировать Европейский суд по правам человека, который является единственным защитником верховенства закона как на Украине, так и в России.

Украинцы стремятся обрести свою идентичность как европейцы. Не настало ли время для людей по обе стороны Ла-Манша вновь открыть для себя европейскую идентичность? Это позволит найти решение тех проблем Евросоюза, которые сегодня кажутся непреодолимыми.

Автор является президентом компании Soros Fund Management и филантропом. Его книга "Трагедия Европейского Союза: распад или возрождение?" (Tragedy of the European Union: Disintegration or Revival) вышла в свет на этой неделе.

Евросоюз > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 14 марта 2014 > № 1030665 Джордж Сорос


Нашли ошибку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter