Всего новостей: 2605577, выбрано 1 за 0.011 с.

Новости. Обзор СМИ  Рубрикатор поиска + личные списки

?
?
?  
главное   даты  № 

Добавлено за Сортировать по дате публикации  | источнику  | номеру 

отмечено 0 новостей:
Избранное
Списков нет

Туск Дональд в отраслях: Внешэкономсвязи, политикавсе
Туск Дональд в отраслях: Внешэкономсвязи, политикавсе
Польша > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 1 июля 2011 > № 366964 Дональд Туск

Нам следует избегать ложного тона

Интервью с Дональдом Туском

В пятницу к Польше впервые переходит председательство в Евросоюзе. В беседе с корреспондентом Frankfurter Allgemeine Zeitung премьер-министр Дональд Туск призывает к проявлению солидарности с Грецией: «В Евросоюзе мы должны думать не только о национальных интересах».

Frankfurter Allgemeine Zeitung: Г-н премьер-министр, Польша начинает в пятницу свое председательство в период глубокого кризиса. Необходимо стабилизировать евро, Греции угрожает банкротство, некоторые требуют вновь ввести внутренний пограничный контроль. Что нужно делать?

Дональд Туск: Самое главное сегодня – это восстановить доверие относительно того, что существование Европы имеет смысл. Иногда у меня создается такое впечатление, что некоторые европейцы сомневаются в том, является ли Европа на самом деле лучшим местом для нашей жизни. Собственно, Европа является лучшим местом на Земле, если рассматривать ее под углом зрения основных принципов и ценностей, которые здесь сконцентрированы на человеке. Тем не менее сегодня я слышу голоса сомневающихся. Многие забыли о том, что Европа по-прежнему является образцом, за которым следует весь мир, а также объектом мечтаний. Только сами европейцы перестали это замечать. Поэтому мы должны исправить те неполадки, которые могут привести некоторые страны к катастрофе, неполадки, ставящие под вопрос и само существование Европейского Союза.

- Некоторые страны хотят ограничить свободное передвижение через границы.

- Идея Шенгена, то есть Союза без внутренних границ, является одной из самых больших ценностей Европы. Возможно, я как поляк понимают это лучше, чем другие. Перед тем, как мы в борьбе добились своей свободы, нам было сложно преодолевать границы. Для миллионов Европейцев Европа означает прежде всего возможность свободного перемещения.

- К этому следует добавить и распад европейской внешней политики. Польша и Германия не принимают участие в военной интервенции, которую остальные члены Евросоюза проводят в Северной Африке.

- Мы пытаемся использовать свой потенциал, насколько позволяют наши возможности. Я объяснил президенту Бараку Обаме и генеральному секретарю НАТО Андерсу Расмуссену (Anders Rasmussen), что наше участие в Афганистане полностью исчерпывает наше реальные возможности.

- То есть польских боевых самолетов не будет?

- Нет.

- Как вам видится кризис в Греции?

- Я очень высоко оцениваю усилия премьер-министра Папандреу (Papandreous). Его решимость искренняя, он работает в драматических условиях. Мы должны помочь Папандреу, и я рад, что парламент его поддержал. Для меня главное состоит в том, чтобы мы избегали ложного тона. Слишком много есть людей, которые открыто спрашивают, сохранит ли Греция евро, или следует ли ей вообще оставаться в Евросоюзе. Такие вещи не облегчают оказание помощи. Я вспоминаю о нашем опыте в Польше. Если судить объективно, то двадцать лет назад мы находились в более сложном положении, чем Греция сегодня. Мы тогда смогли принять очень радикальные реформы, и это было возможно в том числе и потому, что вокруг нас царила позитивная атмосфера. Требования были высокие, но у нас не было никаких сомнений в том, что Европа окажет нам помощь. Сегодня я понимаю многих, кто говорит: некоторые страны в сравнении с их производительностью слишком много потратили. Мне самому близок этот «северный» подход и я также говорю, что есть принципы, которые следует уважать. Поэтому я считаю, что нужна солидарность, нужен голос, который объявит о помощи Греции и другим странам, а также напомнит об ответственности и необходимости соблюдать правила.

- Является ли Европа вообще управляемой?

- В сегодняшней ситуации нам необходимо иметь максимум понимания и доверия. Самое плохое в сложившейся ситуации – это кризис доверия, который приводит к тому, что сегодня совсем немного людей мыслит категориями европейского целого. Мы в Европе должны искать новый общий язык, вместо того чтобы при помощи лозунгов пытаться обеспечить наши особые интересы. На мой взгляд, решающее значение имеет поиск общей для сообщества позиции. Мы, поляки, хотим, по мере сил, показать пример солидарности. Во время кризиса в Исландии, Латвии и в Молдавской Республике мы предложили свою помощь. И в случае с Грецией Польша окажет помощь. Что касается Греции, то я убежден в том, что пессимизм и нерешительность на самом деле приводят к отрицанию реальности. В такие времена реализм не должен быть синонимом скептицизма. Некоторые говорят о том, что Греции все равно нельзя уже помочь, и они считают себя реалистами. Но я думаю, что такого рода реализм может привести к катастрофе. Может быть, это прописная истина, но помощь Греции или другим оказавшимся в сложном положении странам, одновременно является помощью крупным государствам Европы. Я считаю, что сегодня в Европе мы являемся свидетелями тихой борьбы между двумя перспективами. Одна из них тактическая, которая ведет нас в ложном направлении, так как она определяется внутриполитическим давлением или предстоящими выборами. Другая – стратегическая, требующая мужества и воображения, поскольку ее зерном является убежденность в том, что существуют общие европейские интересы. Это требует от нас отказа от части наших национальных интересов.

- Вы говорите о солидарности, однако несколько дней назад Польша была единственной из 27 стран-членов Евросоюза, которая своим вето заблокировала принятие более жестких целей в области защиты климата в Европе.

- В течение многих лет мы предпринимаем огромные усилия для сокращения выбросов в атмосферу CO2. Мы объясняем с бесконечным терпением: любое дальнейшее сокращение выбросов в тех объемах, которые соответствуют амбициозным планам в Европе, без участия других стран за  ее пределами приведут к тому, что те страны Европы, экономика которых построена на использовании угля, окажутся в зоне тяжелой экономической турбулентности и они не смогут перестроить свою энергетическую отрасль. Это угрожает конкурентоспособности всего Евросоюза. Здесь мы достигли компромисса, за который нам также придется заплатить. И сегодня мы его защищаем. Одно из его положений состоит в том, что еще более амбициозные планы могут быть приняты только на добровольной основе. С первого дня мы ясно дали понять, что Польша, энергетическое снабжение которой почти на 100% зависит от угля, не способна изменить эту ситуацию за десять лет. Польша будет придерживаться обязательств из пакета по климату 2008 года. Но мы не уступим никакому давлению для того, чтобы добиться еще более амбициозных целей по сокращению выбросов.

- Каковы ваши цели в области совместной европейской внешней политики?

- Для нас Восточное партнерство и вступление Хорватии в Европейский Союз являются важнейшими проектами. К этому я добавлю, что мы участвуем в Восточном партнерстве не для того, чтобы конкурировать с южным измерением. Это было бы абсурдом. Но мы считаем, что умная политика в Восточной Европе может нам помочь избежать тех драматических событий, который как раз сейчас происходят в Северной Африке.

- Не слишком ли оптимистично вы настроены? В Белоруссии и на Украине в последнее время был только регресс. Оба этих режима, несмотря на все усилия со стороны Европы, не уважают правила демократии. Не остались ли уже от Восточного партнерства одни обломки?

- Здесь также реализм не должен называться пессимизмом. Разумеется, мы не должны забывать о случаях нарушений прав человека в Белоруссии. Лукашенко видит во мне своего личного врага. Но Украина, конечно, совершенно другой случай. Мы видим различия между этими двумя странами. В случае с Украиной демократическое развитие приняло форму синусоиды. Сегодня президент Янукович ближе к европейским стандартам, чем тот Янукович, которого мы имели десять лет назад.

- Во время вашего председательства начинаются переговоры относительно бюджета Евросоюза на 2013-2014 год. Польша здесь противится желанию некоторых стран-доноров, которые хотели бы сократить трансферные платежи в рамках европейской политики сплочения. Не существует ли во времена кризиса солидарная обязанность стран-получателей?

- Польша убеждена в том, что европейская политика сплочения стоит того, чтобы ее защищать. Разумно распределяемые средства являются инструментом интеграции. Я понимаю, что деньги можно потратить и глупым образом. Однако политика сплочения остается для менее развитых стран важнейшим инструментом реальной интеграции. У нас нет никаких шансов реформировать нашу энергетическую систему, если мы не получим этих средств. Там, где речь идет о финансовой перспективе 2013-2020, мы во время председательства предложим, чтобы мы, насколько возможно, говорили об этом в категориях сообщества, а не только с точки зрения национальных интересов. Мы будем предлагать проведение конференции, в работе которой должны  принять участие представители Европарламента, Еврокомиссии, Европейского Совета и депутаты национальных парламентов. Это должно привести к тому, чтобы бюджет обсуждался не только под углом зрения «я даю деньги, а ты получаешь». И здесь мы должны найти такой язык, в котором речь идет о сообществе в целом». Конрад Шуллер (Konrad Schuller), Wir sollten falsche Töne vermeiden, Frankfurter Allgemeine Zeitung, Германия

Польша > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 1 июля 2011 > № 366964 Дональд Туск


Нашли ошибку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter