Всего новостей: 2605577, выбрано 2 за 0.011 с.

Новости. Обзор СМИ  Рубрикатор поиска + личные списки

?
?
?  
главное   даты  № 

Добавлено за Сортировать по дате публикации  | источнику  | номеру 

отмечено 0 новостей:
Избранное
Списков нет

Усманов Алишер в отраслях: Приватизация, инвестицииВнешэкономсвязи, политикаМеталлургия, горнодобычаГосбюджет, налоги, ценыСудостроение, машиностроениеСМИ, ИТОбразование, наукавсе
Россия > Внешэкономсвязи, политика. СМИ, ИТ > inosmi.ru, 1 июня 2017 > № 2196712 Алишер Усманов

Российский миллиардер стал звездой социальных сетей

В стране, где нет независимых СМИ, социальные сети стали новой площадкой для публичных дебатов.

Леонид Бершидский, Bloomberg, США

Уничтожение президентом Владимиром Путиным независимых СМИ в России стало катастрофой по вполне очевидным причинам. Однако их отсутствие вынудило одного прокремлевского миллиардера открыто выступить на защиту своей репутации. Это может положить начало здоровым публичным дебатам нового типа.

Три месяца назад антикоррупционный фонд Алексея Навального показал снятый им документальный фильм о роскошном образе жизни премьер-министра Дмитрия Медведева. Фильм набрал 21,6 миллиона просмотров. Он стал одной из главных причин массовых демонстраций с участием десятков тысяч человек, в основном молодежи, которые в конце марта прокатились по всей стране. В этом фильме Навальный не представил убедительные доказательства того, что Медведев незаконно стал обладателем дорогостоящей недвижимости. Однако он показал, что некоторые крупные земельные владения в России, которыми пользуется лично Медведев, а также итальянский виноградник и прочая собственность попали в руки таинственных некоммерческих фондов, которыми управляют давние друзья премьера.

В России высокопоставленные руководители обладают иммунитетом от судебного преследования, пока президент Владимир Путин не решит иначе. Поэтому никаких юридических последствий для Медведева не возникло. Но последствия возникли для самого Навального.

В фильме этот антикоррупционный активист, решивший баллотироваться в президенты и побороться с Путиным в 2018 году, отмечает, что один из таких некоммерческих фондов получил подарок от Алишера Усманова, чье состояние Bloomberg оценивает в 13,9 миллиарда долларов. По словам Навального, Усманов подарил этому фонду огромный загородный особняк стоимостью пять миллиардов рублей (88 миллионов долларов) в одном из самых престижных районов Подмосковья. Навальный назвал этот подарок взяткой Усманова Медведеву.

Миллиардер, владеющий большими долями в крупнейшей в России компании по добыче железной руды, в одном из трех общенациональных операторов сотовой связи, а также в самой крупной российской социальной сети «ВКонтакте», подал на Навального в суд. Победа Усманова в суде не убедила зрителей Навального в его невиновности. Тогда миллиардер взял дело в собственные руки. 18 мая он дебютировал в качестве видеоблогера, разместив «ВКонтакте» обличительную речь против Навального.

Грубо обращаясь к оппоненту на «ты», Усманов казался то уязвленным и оскорбленным, то напуганным. Он сказал, что сделка по передаче особняка позволила ему приобрести в том же районе большой участок земли, так как фонд отказался от его застройки. На канале YouTube он также несколько раз обвинил Навального в клевете и потребовал от него извинений. «Я чувствую страшную зависть лузера и неудавшегося бизнесмена», — сказал Усманов, после чего заявил: «Тьфу на тебя, Алексей Навальный».

Это видео очень быстро разошлось по просторам интернета. Российские миллиардеры обычно так не поступают. Усманов, который произносил свою речь, неподвижно сидя в шикарном, но некрасивом кабинете, стал крупной мишенью. Некоторые его высказывания типа «из нас двоих уголовник это ты» или «я живу в счастье, Лешь, в отличие от тебя» мгновенно стали популярными мемами. Усманов объявил, что готов платить бонусы тем, кто создаст в сети «ВКонтакте» стикеры с этими цитатами.

Усмановское видео посмотрели примерно 3,3 миллиона человек. Мало кто из них защищал олигарха в социальных сетях, но успех его вдохновил, и он сделал новую запись, более элегантный монолог, в котором поблагодарил своих сторонников и снова напал на Навального. Он закончил его словами «тьфу на тебя снова». Это видео набрало 2,5 миллиона просмотров.

Навальный ответил убедительным расследованием и рассказал о происхождении усмановского состояния. Он поведал, как тот приобрел у российского газового гиганта «Газпрома» предприятия цветных металлов, а затем организовал их продажу через принадлежащие ему компании. Навальный обращался к Усманову официально и на «вы», но говорил не менее агрессивно, а его оскорбления были такими же изобретательными. Это видео на YouTube посмотрели 2,1 миллиона человек.

Суд по иску Усманова к Навальному начался во вторник. Миллиардер наверняка одержит победу по некоторым пунктам обвинения. Во время перепалки Навальный сделал несколько не имеющих достаточных доказательств заявлений о том, как Усманов был осужден в советском Узбекистане и сидел в тюрьме. Но общественное мнение также оценивает это дело, и здесь Навальный может выйти явным победителем. Олигархи, сколотившие миллиарды на эксплуатации приватизированных советских предприятий, не очень-то популярны в России. Навальный проявляет смелость, выступая против таких людей как Усманов, и это вызывает восхищение у аудитории, пусть даже некоторые из его обвинений не подтверждаются в суде. Но Усманову вряд ли придется сожалеть о своих видеовыступлениях: он выглядел бы намного хуже, если бы просто обратился в суд, как другие люди до него. В этом случае он одержал бы заранее предопределенную победу и скрылся на своей мегаяхте.

В любой другой стране такие видеобаталии трудно себе представить. На западе такой обмен оскорблениями привел бы к крупным судебным процессам. А в России Навальный никого не боится, так как он проводит в судах много времени и выигрывает некоторые дела в Европейском суде по правам человека в Страсбурге. Усманов, со своей стороны, преследует более важную цель, нежели защита собственной репутации. Он хочет добиться признания того, что российский миллиардер — это вовсе необязательно преступник. Он нанял дорогих специалистов по связям с общественностью, чтобы обелить свой имидж в Британии, где ему принадлежит доля в футбольном клубе «Арсенал». Но в России это уже невозможно, так как индустрия масс медиа там разгромлена. Усманов сам принимал участие в выхолащивании независимых СМИ. В 2006 году он купил у мятежного олигарха Бориса Березовского деловую газету «Коммерсант». Сегодня большую аудиторию могут иметь только лояльные по отношению к Кремлю средства массовой информации. Но оказалось, что Навальный и Усманов могут действовать в обход СМИ и говорить с многомиллионной аудиторией.

Дефицит свободы СМИ и отсутствие независимых судов привели к открытости нового типа, которая действует вне зоны досягаемости государственной пропагандистской машины и существует параллельно не заслуживающей доверия судебной системе. Я надеюсь, что другие члены прокремлевского истэблишмента последуют примеру Усманова и будут обращаться к обществу напрямую, предъявляя ему свои доводы. Я также надеюсь, что деятели оппозиции научатся производить популярный контент, как это делает Навальный. Это может привести к началу здоровых публичных дебатов там, где Путин оставил мрачную пустыню. Со временем высокопрофессиональные СМИ могут вернуться — хотя бы для того, чтобы проверять все утверждения на соответствие действительности, как они поступают в США с аккаунтом президента Дональда Трампа в Твиттере.

Содержание статьи может не отражать точку зрения редакции, компании Bloomberg LP и ее собственников.

Россия > Внешэкономсвязи, политика. СМИ, ИТ > inosmi.ru, 1 июня 2017 > № 2196712 Алишер Усманов


Россия > Внешэкономсвязи, политика > forbes.ru, 22 мая 2017 > № 2182036 Алишер Усманов

Спор двух субъектов: как Алишер Усманов меняет общественную дискуссию

Алексей Фирсов

социолог, основатель ЦСП "Платформа", председатель комитета по социологии РАСО

Можно было бы не замечать Навального и дальше, но по сути это вело к появлению двух параллельных информационных вселенных. Требуется какой-то инструмент коммуникации между мирами. И Усманов начал выполнять эту роль

Ответ Алишера Усманова на фильм-расследование Алексея Навального успели разобрать до мельчайших деталей. Сетевые эксперты обсудили все его параметры: мотивы, стиль языка, тон и манеру держаться, антураж и место проведения записи; в этой среде почти не вызвало сомнений, что Усманова «попросили» выступить с целью то ли отвести удар от премьера, то ли девальвировать оппозиционного лидера через снижение статуса полемики. Таким образом, видеохит известного предпринимателя позволил экспертам освежить повестку: наконец уйти от мощных дебатов по поводу того, кто и как не пустил Навального на трибуну митинга по московской реновации, на новый виток дискуссии.

Независимо от качества критики, возникшая на этом месте волна подтверждает общую проблему. Происходит резкое сужение всего смыслового пространства. От сутевых вопросов полемика переходит к второстепенным и скучным деталям, теряя широту горизонта. Наверное, эти детали очень интересны непосредственно вовлеченным участникам событий. Но они никак не затрагивают жизненные интересы целевых аудиторий.

И здесь совсем ведь не случайность, но особенность сознания. Как в семейной дрязге: когда люди не могут разобрать по существу проблему отношений, они начинают цепляться к мелочам быта, выводя из них свои «принципы». Допустим, дрязги — это единственное, в чем мы всерьез умеем разбираться. Но почему они с такой легкостью вытесняют существо дела? Потому что существо дела требует другой квалификации. Там много деталей, подробностей, сложных моментов; нет однозначной картины, нельзя весь вопрос редуцировать на уровень мелких человеческих интересов. А вот вопрос «Кто и как не пустил на трибуну Навального?» легко свести до какой-то банальной мелодрамы. И дискуссия на эту тему начинает замещать отсутствие стратегической программы, взгляда в перспективу и ответа на вопрос: «А что делать делать дальше?» Само содержание проблемы, ради которой то ли 20, то ли 30 тысяч человек вышли на площадь, стремительно мельчает, уступая место дрязгам в среде организаторов.

С темой Усманова, на мой взгляд, произошло что-то подобное. В самом его выступлении есть определенная знаковость, которая совсем ускользает за обсуждением того, на «ты» или на «вы» должен был обращаться спикер к своему оппоненту, называть его «Лешей» или «Алексеем», является ли символической отговоркой или просто неудачной фигурой речи фрагмент про взятки и тому подобное. Усманов совершает определенный разворот всего характера дискуссии: он возвращает ей субъектность. Это говорит конкретный, живой человек, а не сконструированная функция, и обращается он к конкретному живому человеку, а не виртуальному фантому. И вот это, а не микродетали его спича здесь самое интересное.

Особенность политических выступлений последних лет состояла в том, что в большинстве случаев они были обращены в пустое пространство, не имели конкретного адресата. Да и сами спикеры были максимально обезличены. Адресатом их становились либо абстрактные понятия типа «народ», «власть», «патриоты» и тому подобное, либо — единственное исключение и поэтому единственный реальный субъект политики — президент Владимир Путин. Все остальные субъекты были только представителями абстрактных сущностей, общественная полемика между ними как между личностями отсутствовала. Ее ведь просто невозможно вести, когда нет субъектов вообще или когда субъект только один. Конечно, некоторые вялые переругивания между так называемыми публичными фигурами (речь идет об очень условной публичности, в которой практически нет индивидуального стиля) придавали их участникам некоторую осязаемость, но все это быстро становилось скучным и гасло.

Поэтому одним из удачных приемов Навального стало то, что он максимально персонализировал свои атаки. Стал делать что-то вроде социальной рефлексотерапии на основе иглоукалывания, через воздействие на различные болевые точки и фиксацию реакции. Шаг за шагом перебирал фигуры политического истеблишмента. А поскольку фигуры, на которые воздействовал Навальный, встречную субъектность по разным причинам демонстрировать не хотели, то получалась игра в одни ворота. Для экспериментальной студии ФБК политический мир и его обитатели превратились в пространство для опытов: вот здесь есть реакция — и славно, здесь хуже — но мы уже переходим к следующему звену. Причем, зрители вынуждены вести себя в такой ситуации совершенно некритично — встречной позиции ведь нет.

Ответным ходом власти стала попытка лишить субъектности своего антагониста через игнорирование его фигуры на публичном уровне. Вообще я замечал, в нашем верхнем эшелоне очень любят поговорку «Собака лает, караван идет». Это замыленное выражение должно подчеркивать невозмутимость и дистантность погонщиков каравана. Однако по сути за этой фразой стояла неготовность к открытому субъектному поведению: отсутствие навыка и санкции на индивидуальную позицию, отсутствие внутренней уверенности.

Но выбранная линия на игнорирование оппонента оказалась неэффективной. Такие решения не давали совершенного результата и в более авторитарных системах; при современных средствах коммуникации (которые, кстати, развивает предприниматель Усманов), их ресурс ограничен. Можно было бы не замечать Навального и дальше, но по сути это вело к появлению двух параллельных информационных вселенных. В каждой из них все работает по своей логике, но услышать из одной вселенной, что происходит в другой, невозможно. Часть населения принадлежит одной из них, часть — другой, но значительный сегмент общества начал шизофренически раздваиваться, получая автономные сигналы из различных центров. Но сознание не может долго выносить подобных нагрузок — трансформаторы могут перегореть. Требуется какой-то инструмент коммуникации между мирами. И Усманов начал выполнять эту роль. Первый пример, возможно, не самый удачный, но ценный созданным прецедентом.

Под этим углом зрения не очень важен мотив бизнесмена. То ли он решил: «Сейчас я ему скажу», то ли его попросили: «Вы, Алишер Бурханович, там ему скажите». Совершенно не обязательно здесь видеть только политические причины. У предпринимателя слишком весомый объем инвестиций и международные амбиции, чтобы пренебрегать публичной репутацией. Технические детали выступления тоже не очень важны в этом контексте, вернее, они не останутся в массовом сознании надолго. С точки зрения специалиста по коммуникациям, действительно, в ролике есть ряд неудавшихся моментов. По всей видимости, в окружении Усманова просто нет человека, который мог бы свободно и честно сказать: вот здесь лучше поправить, вот это стоило бы переписать. Отсутствие такой экспертизы и обратной связи — не редкий симптом у руководителей высокого уровня: близкое окружение остерегается давать объективную обратную связь, окружая первое лицо ореолом непогрешимости. Но это совсем не уникально и в данном случае не так принципиально. Зато возникает прецедент субъектных отношений, которые содержат как новые возможности, так и ограничения.

Во-первых, в них есть реальный обмен аргументами, соревнование в убедительности. Сообщения уже поступают не в пустоту, а конкретному адресату, который имеет все возможности для их коррекции и сопротивления. Во-вторых, такой формат требует гораздо более аккуратной работы с фактами. Неточность в деталях может скомпрометировать все сообщение целиком. Собственно, Усманов использовал эту возможность, найдя в изначальном ролике Навального ряд фактических нестыковок. В-третьих, это будет развивать личностное начало. А когда фигура становится личностью, а не функцией, она берет ответственность и обретает голос. Выпадает из тотальной немоты и в своем индивидуальном звучании находит себя.

Россия > Внешэкономсвязи, политика > forbes.ru, 22 мая 2017 > № 2182036 Алишер Усманов


Нашли ошибку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter