Всего новостей: 2556090, выбрано 2 за 0.001 с.

Новости. Обзор СМИ  Рубрикатор поиска + личные списки

?
?
?  
главное   даты  № 

Добавлено за Сортировать по дате публикации  | источнику  | номеру 

отмечено 0 новостей:
Избранное
Списков нет

Хутов Тимур в отраслях: Приватизация, инвестицииФинансы, банкиСМИ, ИТАрмия, полициявсе
Россия > Приватизация, инвестиции. Внешэкономсвязи, политика > banki.ru, 23 февраля 2018 > № 2507492 Тимур Хутов

Да не судимы будете: как институт уголовного проступка поможет малому бизнесу

ТИМУР ХУТОВ

руководитель уголовной практики компании BMS Law Firm

Многие критикуют российское уголовное законодательство за излишнюю жесткость, которая не всегда оправданна. В последнее время высказывается ряд предложений по смягчению наказаний за некоторые преступления. Из последних примеров – декриминализация так называемого семейного насилия. Активно обсуждается введение такого института, как уголовный проступок. Деяния, которые будет охватывать эта категория, не повлекут жестких последствий для виновных.

Нельзя не согласиться с тем, что для таких изменений в уголовном праве есть основания. Только в первом полугодии 2017 года судами по основаниям, предусмотренным статьей 76.2 УК РФ, было освобождено от уголовной ответственности с назначением штрафа больше 7 тыс. лиц, из которых 239 – несовершеннолетние. Такая практика распространена по деяниям, не представляющим большую общественную опасность. Однако, несмотря на замену наказания, последствия признания виновным в преступлении очень серьезные.

В российском праве последствия приговора (размер наказания, условия судимости и т. д.) уголовный закон связывает с категорией преступления. Преступления небольшой тяжести ближе всего к понятию уголовного проступка. Это деяния, которые существенно различаются по характеру общественной опасности. То есть это может быть как кража или мошенничество (наказание – в виде лишения свободы до трех лет), так и незаконное предпринимательство, за которое лишение свободы не предусмотрено.

Очевидно, что кража и незаконное предпринимательство должны относиться к разным категориям и вызывать разные последствия. Сейчас они приравнены в уголовном праве. Подобный подход противоречит общеправовому принципу справедливости и индивидуализации уголовной ответственности и наказания. Институт уголовного проступка эти недостатки должен устранить. Предполагается, что в категорию уголовного проступка войдут деяния, за совершение которых не предусмотрено лишение свободы.

Освобождение от уголовной ответственности будет обусловлено тем, что деяние не несет большой общественной опасности. У виновного не будет судимости. Будет сокращен срок, необходимый для условно-досрочного освобождения (УДО), а также срок давности уголовного преследования. Если же лицо будет уклоняться от исполнения решения суда, то может быть поставлен вопрос о наступлении уголовной ответственности за деяние в полном объеме.

Это очень благоприятные изменения для сферы уголовного права, так как, по сути, речь идет о более эффективном применении уголовного наказания. Нет никакого смысла применять одинаковые последствия за совершение разных по степени общественной опасности действий. К виновным в совершении таких поступков должен быть иной подход. Это также позволит упростить рассмотрение уголовных дел данной категории, что позитивно для судебной системы. Уголовное наказание будет применяться реже, а лиц с судимостями станет намного меньше.

В меньшей степени эти изменения коснутся малого и среднего бизнеса. Однако и для этой сферы они будут положительны. По всем преступлениям небольшой тяжести и так не применяется мера пресечения в виде заключения под стражу. В этом плане ничего не поменяется. С другой стороны, при наличии у предпринимателя судимости введение института уголовного проступка позволит человеку в некоторых случаях избежать повторной судимости. Силовое давление на бизнес уменьшится, так как инструментов для этого станет меньше. Разумеется, это положительно скажется на предпринимателях.

Россия > Приватизация, инвестиции. Внешэкономсвязи, политика > banki.ru, 23 февраля 2018 > № 2507492 Тимур Хутов


Россия > Приватизация, инвестиции. Внешэкономсвязи, политика > forbes.ru, 19 апреля 2017 > № 2145295 Тимур Хутов

Как защитить предпринимателя от силовиков: итальянский опыт и роль прокуратуры

Тимур Хутов

Руководитель уголовной практики компании BMS Law Firm

Как бороться с практикой арестов предпринимателей, производимых с целью передела собственности? Новые предложения в русле опыта Италии

Не секрет — уголовное преследование предпринимателей в России является инструментом для передела собственности. Масштабы трагедии огромны. Президент Владимир Путин в своем федеральном послании 3 декабря 2015 года прямо сказал о том, что в 2014 году по экономическим статьям было возбуждено 200 000 дел. При этом до суда дошли 46 000, а 15 000 – развалились в ходе процесса. Приговором же закончились только 15% всех дел. 83% предпринимателей, ставших фигурантами таких дел, в итоге потеряли свой бизнес.

По сути, на сегодняшний день в стране не работает механизм фактического возврата предпринимателю собственности, отобранной в результате незаконного уголовного преследования, либо возмещения ущерба от незаконных и необоснованных следственных действий.

Силовики далеко не всегда являются инициаторами такого давления, часто они оказываются всего лишь средством для устранения конкурентов. В прошлом году был достигнут максимум за последние 6 лет по количеству возбужденных дел против предпринимателей. Пока ни власти, ни бизнесмены не пришли к единому выводу о том, как с этим эффективно бороться.

Новые предложения и итальянский опыт

Ожидается, что новые предложения по ограничению уголовного преследования предпринимателей будут высказаны в ежегодном докладе уполномоченного по защите прав предпринимателей Бориса Титова. В конце апреля документ будет выложен на обсуждение, а затем представлен президенту. По словам людей, знакомых с содержанием документа, бизнес-омбудсмен, в частности, предлагает внести ряд изменений в уголовно-процессуальное законодательство.

Самым главным положением является то, что уголовные дела против бизнесменов будут возбуждаться только с согласия прокурора. Аналогичным образом должен решаться вопрос об аресте подозреваемого. Также прокурор должен иметь полномочия по отмене постановления о возбуждении уголовного дела. Помимо этого, разрешение следователям будет требоваться и для проведения ряда следственных действий при расследовании экономических преступлений. Предложение касается выемки и досмотра – как раз тех следственных действий, которые на практике применяются зачастую без вообще каких-либо оснований.

Согласно уголовно-процессуальному кодексу выемка производится на основании постановления следователя. Ее отличием от обыска являются точные данные о том, что предметы находятся в определенном месте. На практике происходит повсеместная подмена выемки полноценным обыском, когда в постановлении указываются формальные основания и изымаются предметы, которые вообще нигде не фигурировали до проведения следственного действия. От подобных обысков часто страдают компании, у которых незаконно забирают всю документацию, не утруждаясь обоснованием своих действий.

Более того, подобные следственные действия почти полностью парализуют текущую деятельность компании, поскольку следователи имеют право забрать не только документы, которые, по их мнению, «имеют отношение к делу», но и компьютеры, серверы и т.д. После этого работа компании просто останавливается, что ведет к колоссальным ежедневным убыткам.

Прокурор может стать тем должностным лицом, которое обеспечит соблюдение прав предпринимателей при расследовании экономических преступлений. Однако это не единственное предложение омбудсмена – он предлагает и более масштабные нововведения. Речь идет о создании специального органа, который будет заниматься расследованием всех преступлений в сфере экономики.

За образец предполагается взять Финансовую гвардию Италии, которая является одним из самых эффективных ее правоохранительных органов. Она наделена широким спектром полномочий — от налогового и таможенного контроля до надзора за законностью при проведении государственных закупок и размещении заказов.

Итальянский опыт показывает, что подобная концентрация полномочий оказывается очень эффективной и способствует снижению уровня коррупции. Вполне возможно создание такого органа и в России, однако реализация этого проекта потребует изменения структуры правоохранительных органов, поэтому говорить об этом можно только в долгосрочной перспективе. На данный момент достаточно было бы обеспечить прокурорский надзор за расследованием экономических преступлений, а затем уже заниматься более масштабными изменениями.

Проблема арестов предпринимателей

На законодательном уровне власти не так давно уже предпринимали попытку снизить давление на бизнес. Речь идет о внесении изменений в УПК РФ, которые ограничивают право назначения ареста обвиняемым в совершении экономических преступлений. Согласно статье 108 УПК РФ заключение под стражу может быть назначено предпринимателю только в том случае, если соблюдено одно из условий: он не имеет постоянного места жительства на территории РФ, его личность не установлена, им нарушена ранее избранная мера пресечения либо он скрылся от органов расследования или суда.

Казалось бы, в СИЗО сейчас должны находиться единицы обвиняемых по экономическим преступлениям. Однако это не так – правоохранительные органы находят лазейки для обоснования этой меры пресечения. Так, суды в большинстве случаев отправляют под арест госконтрактников на основании того, что не относят их деятельность к предпринимательской. Следователи, в свою очередь, настаивают на аресте бизнесменов, несмотря на поправки к УПК РФ. По этому поводу Верховный суд давал специальное разъяснение, однако пока ситуация не изменилась.

Случай из нашей практики: 15 ноября 2016 года было опубликовано Постановление Пленума ВС РФ о запрете арестов предпринимателей. 18 ноября 2016 года, то есть через три дня после нашумевшего постановления, в суде одного из регионов страны слушалось ходатайство следователя об аресте предпринимателя, руководителя коммерческой организации, которого обвиняют в преднамеренном неисполнении договорных обязательств перед другой коммерческой организацией.

Судья, находясь в совещательной комнате 30 секунд, молча удовлетворяет, обосновав свое решение тем, что «суд не находит оснований для признания того, что данное деяние совершено в сфере предпринимательской деятельности». И это несмотря на то, что Пленум ВС РФ говорят прямо противоположное.

Внимание к проблеме правозащитники пытаются привлечь с помощью всероссийской акции «СтопАрест», в рамках которой в суды одновременно начали подаваться заявления о пересмотре меры пресечения для представителей бизнеса. Флешмоб проходит при поддержке уполномоченного по правам предпринимателей. Акция должна привлечь внимание властей к проблеме и помочь установить точное количество арестованных предпринимателей.

Россия > Приватизация, инвестиции. Внешэкономсвязи, политика > forbes.ru, 19 апреля 2017 > № 2145295 Тимур Хутов


Нашли ошибку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter