Всего новостей: 2575026, выбрано 1 за 0.011 с.

Новости. Обзор СМИ  Рубрикатор поиска + личные списки

?
?
?  
главное   даты  № 

Добавлено за Сортировать по дате публикации  | источнику  | номеру 

отмечено 0 новостей:
Избранное
Списков нет

Яковлев Андрей в отраслях: Приватизация, инвестицииВнешэкономсвязи, политикаГосбюджет, налоги, ценыХимпромвсе
Россия > Внешэкономсвязи, политика > forbes.ru, 1 марта 2016 > № 1670562 Андрей Яковлев

Спорная площадка: может ли Кремль заменить суд

Андрей Яковлев

директор Института анализа предприятий и рынков НИУ ВШЭ

В советские времена продвинутая часть общества хорошо знала, что официальную информацию, как правило, следует воспринимать не буквально (так как подчас в новостях не было практически никакого содержания), а символически. Иными словами – важно было видеть подтекст и «читать между строк». Например, главная информация часто содержалась не в самой новости, а в том, что в ней отсутствовало (хотя по логике вещей должно было бы быть). Безусловно, в наши времена тотального распространения интернета и социальных сетей ситуация существенно изменилась, но тем не менее унаследованный от прошлого опыт «чтения между строк» позволяет увидеть в некоторых новостях то, что официальные лица, их озвучивавшие, скорее всего не предполагали говорить напрямую. Рассмотрим с этой точки зрения недавнее сообщение о создании в администрации президента рабочей группы по мониторингу правоприменения в сфере предпринимательства.

Стоит подчекрнуть, что на первые полосы в СМИ эта новость попала вскоре после начавшегося в Москве сноса десятков торговых павильонов (которые мэрия Москвы считает «незаконным самостроем» несмотря на наличие судебных решений, подтверждающих права собственности их владельцев), а также за два дня до ареста владельца аэропорта «Домодедово» Дмитрия Каменщика, осуществленного по инициативе Следственного комитета. Причем в последнем случае против ареста возражала Генпрокуратура.

Оба события вызвали нервную реакцию в бизнес-сообществе.

И именно на этом фоне было анонсировано создание механизма решения конфликтов между силовыми ведомствами и бизнесом. Возглавил группу глава администрации президента Сергей Иванов, а в ее состав вошли руководители ведущих предпринимательских объединений (РСПП, Деловая Россия, ОПОРА России, ТПП), представители МВД, Следственного комитета, ФСБ и Генпрокуратуры (в ранге заместителей их руководителей), а также два помощника президента – Андрей Белоусов (отвечающий за экономику) и Лариса Брычева (руководитель Государственного правового управления).

По словам главы президентской администрации Сергея Иванова, рабочая группа не будет рассматривать конкретные дела, ее деятельность будет нацелена в целом на облегчение условий функционирования честного и прозрачного бизнеса. Правда пресс-секретарь президента Дмитрий Песков уточнил, что отдельные резонансные дела все же могут быть предметом обсуждения. Представители бизнес-ассоциаций более осторожны в своих оценках, но надеются, что хотя решения рабочей группы будут носить рекомендательный характер, их статус окажется весьма высоким с учетом того, что вопрос будет находиться на контроле у Кремля.

О чем же в итоге говорит эта новость? Первое самое очевидное объяснение: власть обеспокоена состоянием дел в экономике (по официальному прогнозу Минэкономразвития в 2016 году ожидается падение ВВП на 0,8%, сокращение промышленного производства на 0,4%, отток капитала в $50 млрд при цене на нефть в $40 за баррель). Поэтому власть пытается помочь бизнесу через очередное «улучшение делового климата».

Однако вдумчивому читателю эта новость сообщает гораздо больше.

В частности, состав членов рабочей группы наглядно показывает, кто тут главный. Еще в 2007 году на вполне официальном совещании один замминистра экономического развития сказал любопытную фразу: «Мы все хорошо знаем, что у нас главные экономические ведомства – это не Минфин с Минэкономразвития, а МВД, ФСБ и прокуратура». Потом правда тот же замминистра добавил, что сказанное не означает, что в президентской администрации сделан выбор в пользу какой-то определенной модели отношений с бизнесом. Там готовы воспринимать самые разные идеи. Тем не менее, сам факт создания рабочей группы во главе с Сергеем Ивановым лишь подтверждает, что за девять лет у нас мало что изменилось. Или точнее – то, что тогда было ясно для посвященных, сегодня стало очевидным для всех и президент Путин по сути признает это как данность.

Подтверждение сказанному – перечень тех, кто не вошел в состав рабочей группы.

Например, там нет представителей Верховного суда, который вообще-то как раз и должен решать такие конфликты в соответствии с действующим законодательством (и именно так происходит во многих странах и на Западе и на Востоке). Там также нет представителей Госдумы и Совета Федерации – где, вообще-то, принимается то самое «действующее законодательство». Наконец, туда не попал уполномоченный по защите прав предпринимателей Борис Титов – назначенный в 2012 году как раз для того, чтобы обеспечить защиту бизнеса от незаконного силового давления. Ну, а уж о министре экономического развития Алексее Улюкаеве и говорить не приходится.

На последнее утверждение можно, конечно, возразить, что в группе есть помощник президента по экономике Андрей Белоусов, который сам раньше был министром экономического развития. Но в данном случае он выступает как представитель администрации – что достаточно явно говорит о технической роли, которую сегодня выполняет экономический блок правительства. А тот факт, что в рабочую группу будут входить «специально назначенные замминистры» означает, что у руководителей соответствующих силовых ведомств по-прежнему будет возможность в рамках прямых контактов с президентом пересмотреть в свою пользу решения, принятые ранее рабочей группой.

Что же в сухом остатке? Власть публично признает, что произвол правоохранителей наносит ущерб экономическому развитию и что фактически силовые ведомства находятся над законом. Также признается, что предшествующие попытки изменить ситуацию (сначала поправки в УК и УПК, затем появление Уполномоченного по защите прав предпринимателей, действующего на основе специального закона) не дали желаемого результата – экономика не растет, инвестиции падают.

Что предлагается взамен? Решение возникающих проблем в «ручном режиме» в формате, когда правоохранительные органы по-прежнему остаются над законом: ведь конфликтные ситуации между силовиками и бизнесом теперь будет рассматривать глава администрации президента – органа, которого нет в конституции, но который в реальности обладает гораздо большими полномочиями, чем законодательная или судебная ветви власти.

Что можно ожидать от такого института?

Как совершенно справедливо отметила в своем комментарии Яна Яковлева, ключевые проблемы отношений бизнеса с силовиками – не в содержании законодательства, а в практиках правоприменения, которые видны только на конкретных делах. В этом контексте, если деятельность рабочей группы с участием столь высокопоставленных чиновников приведет хотя бы к закрытию уголовного дела против Каменщика, это будет лучше, чем ничего. Однако принципиального изменения ситуации в отношениях между правоохранителями и бизнесом вряд ли стоит ожидать – ведь принцип разрешения конфликтных ситуаций остается тот же: не по закону, а по понятиям.

Россия > Внешэкономсвязи, политика > forbes.ru, 1 марта 2016 > № 1670562 Андрей Яковлев


Нашли ошибку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter