Всего новостей: 2576207, выбрано 1 за 0.005 с.

Новости. Обзор СМИ  Рубрикатор поиска + личные списки

?
?
?  
главное   даты  № 

Добавлено за Сортировать по дате публикации  | источнику  | номеру 

отмечено 0 новостей:
Избранное
Списков нет

Бокарев Андрей в отраслях: Внешэкономсвязи, политикаТранспортФинансы, банкиОбразование, наукавсе
Россия > Внешэкономсвязи, политика > mn.ru, 31 августа 2011 > № 395516 Андрей Бокарев

«С поставками продовольствия все решается, как правило, в течение двух-трех недель»

В этом году Россия может направить до $500 млн на финансовую помощь другим странам. Минфин даже предложил правительству создать специальное Российское агентство международного развития — структуру, которая возьмет на себя координацию разных форм финансовой помощи. О том, как справляется Россия с ролью донора, и о сотрудничестве с международными организациями, такими, как МВФ и Всемирный банк, рассказал в интервью обозревателю «МН» Андрею ЛИТВИНОВУ директор департамента международных финансовых отношений Минфина Андрей БОКАРЕВ.

«Мы не считаем, что 2,7% — это максимальный уровень, на который мы можем претендовать в МВФ»

— В декабре 2010 года Совет управляющих МВФ одобрил пересмотр квот членов фонда. Устраивают ли Россию темпы реализации этого решения и можно ли ожидать, что в будущем российская сторона будет предлагать новый пересмотр?

— Традиционно в МВФ голосование по таким вопросам занимает довольно много времени. Нужно, чтобы не просто управляющие проголосовали, но и страны утвердили это решение. Я бы не стал оценивать скорость этого процесса. И президент России, и управляющий от России в МВФ Алексей Кудрин заявляли, что мы поддержали принятое решение, но рассматриваем его как промежуточное. Должен происходить дальнейший пересмотр позиций стран с формирующейся экономикой — их роли, участия в процессе принятия решений. Это было зафиксировано на последнем саммите «двадцатки» в Сеуле. Есть договоренность, что будет разработана новая формула расчета квот, которая будет более четко отражать вес той или иной страны в мировой экономике и торговле. Работа над формулой должна быть завершена к 1 января 2013 года, и уже на ее основе в течение года должен состояться еще один пересмотр.

Что касается России, то ей, после определенного уменьшения в прошлом году, квоту повысили до 2,7%. Мы не считаем, что это максимальный уровень, на который мы можем претендовать. Дальнейшее ее увеличение будет зависеть от двух факторов: темпов роста российской экономики и от того, какие компоненты войдут в состав новой формулы.

— И от темпа роста экономик, которые тоже претендуют на увеличение квот?

— Безусловно. Нужно будет определить, какой базовый год мы возьмем для расчетов. Существующая формула — мы об этом неоднократно заявляли — нас не до конца устраивает. Мы считаем, что во главу угла должен быть помещен такой параметр, как ВВП. Другие критерии тоже могут присутствовать, но они должны быть четкими и понятными. Не умозрительными, а поддающимися оценке.

— ВВП — объем или темпы роста?

— Объем. Темпы роста, например, экономики Афганистана, несколько лет выражались двузначными показателями, но это отнюдь не означает, что появился новый экономический гигант, просто база для роста была очень низкой. Сейчас вес фактора ВВП в формуле — 50%. По нашему мнению и по мнению ряда наших партнеров из стран BRICS, эта доля должна быть увеличена. Насколько — пока нет даже начальных предложений.

— А какие другие факторы учитываются, кроме ВВП?

— Есть показатель международных резервов — его вес 10%. Есть еще вариативность экономики и ее открытость. Здесь учитываются потоки капитала — приток и отток, показатели торгового оборота. К этим показателям у нас есть целый ряд претензий. Если мы говорим про торговлю, то надо четко учитывать торговлю в рамках различных таможенных союзов. Что касается открытости, то это достаточно условный показатель. Очевидно, что есть ряд стран, относящихся к международно признанным финансовым центрам, та же Великобритания, туда и идет капитал. С другой стороны, есть экономики не менее влиятельные, но с другой статистикой притока и оттока капитала. Ставить в зависимость от этого фактора квоту страны в МВФ неправильно.

— Почему пересмотр российской квоты начался со снижения?

— По многим показателям — той же вариативности и открытости — у нас далеко не лидирующие позиции. При проведении прошлого пересмотра за основу брались экономические показатели начала 2000-х годов, когда объем российской экономики был еще на достаточно низком уровне. Последний перерасчет, когда произошло повышение российской квоты, отталкивался от данных 2008 года.

— Получается, что российскую квоту повысили примерно до того уровня, который и был?

— Когда Россия в 1992 году вступала в МВФ, квота была установлена в 2,89%. Но этот уровень нет смысла брать за точку отсчета. Тогда квота рассчитывалась достаточно условно, бралась в расчет доля бывшего СССР в мировой экономике, да и политический фактор присутствовал.

— Готова ли стратегия сотрудничества России со Всемирным банком на четыре года, о которой шла речь весной?

— Работа идет, она должна быть закончена до конца этого года. Новая стратегия, безусловно, будет логическим продолжением действующей. Какие-то направления добавятся, например, в ближайшие годы Россия будет председательствовать в ряде международных форумов: АТЭС в 2012 году, в 2014 году наступит очередь России возглавлять «восьмерку». На нас ляжет бремя интеллектуального лидерства, надо будет предлагать какие-то инициативы для обсуждения всеми участниками. Мы рассчитываем на определенное взаимодействие, использование технического и экспертного потенциала Всемирного банка в ходе нашего председательства. Это нормальная международная практика, которой пользуются и США, и европейские страны.

«Приоритетом для нас являются страны СНГ, но это логично»

— В прошлом году Россия направила $472 млн на финансовую помощь другим странам, сколько может быть выделено в этом году?

— Сумма, о которой мы говорим, это «официальная помощь развитию» (ОПР). Она рассчитывается по методологии ОЭСР, традиционной для всего донорского сообщества. Учитывается несколько факторов: средства должны идти именно на социально-экономическое развитие страны, никакой военной нагрузки, предоставляться в виде льготных кредитов или грантов. Могут быть и другие формы помощи, но они уже за рамками ОПР.

Я не согласен с утверждением, что Минфин не публикует данных об оказании финансовой помощи. Начиная с прошлогоднего саммита «восьмерки» запущен процесс отчетности, осуществляется анализ того, как реализуются принятые лидерами этого форума решения. Накануне саммита лидеров такие доклады публикуются. Там есть и общие позиции, и данные по странам, с перечислением конкретных проектов и инициатив. Параллельно с публикацией общего доклада мы устраиваем и национальную презентацию, на сайте Минфина эти данные размещены.

Нельзя сказать, что Россия не уделяет должного внимания африканским странам, как иногда утверждают. Мы не отрицаем, что приоритетом для нас являются страны СНГ, но это логично. Эти страны наши ближайшие соседи, нас связывают многолетние связи и интересы. Те же французы делают акцент на странах, бывших французскими колониями, потому что с ними сохранились определенные связи.

Но это не значит, что мы не уделяем внимания другим государствам, в прошлом году Россия оказала помощи африканским странам более чем на $70 млн. Мы не игнорируем ситуацию, сложившуюся на Африканском Роге, — готовится ряд решений по оказанию помощи практически всем странам этого региона, например, Эфиопии, Джибути, Сомали. Сейчас в первую очередь речь идет о поставках продовольствия. Планируем реализовывать эти усилия совместно со Всемирной продовольственной программой.

Что касается будущего, то мы обычно прогнозируем для себя какой-то потолок. Мы понимаем, что больше оказать помощи не сможем, так как есть бюджетные ограничения. До конца года осталось четыре месяца, так что называть конкретную сумму по итогам года еще рано. В итоге, думаю, будут цифры, сопоставимые с уровнем прошлого года, $450–500 млн.

— А можно ли оценить общий объем помощи, помимо ОПР?

— Мы в Минфине ведем учет прежде всего по линии официальной помощи развитию. Не всегда понятна грань, которая отделяет финансовую помощь от других видов сотрудничества. Пока эти данные существуют в разрозненном виде, сводной картины нет.

— Например, кредит Белоруссии — финансовая помощь?

— Нет, там условия более льготные, чем рыночные, но все же Белоруссия не относится к странам — получателям ОПР. Этот кредит можно назвать не «помощью», а «поддержкой» — он помогает нашим соседям преодолевать кризис. В кредитах по линии ОПР грантовый элемент должен составлять не менее 25%.

— Допустим, возникла ситуация, связанная с угрозой голода или еще более оперативная — с войной в Ливии. Каков механизм принятия решений?

— Схемы могут быть самые разные. Могут быть конкретные поручения президента или председателя правительства — либо по их собственной инициативе, либо после просьбы властей той или иной страны об оказании помощи. Инициаторами могут быть и федеральные органы власти, прежде всего МИД, поскольку именно они держат руку на пульсе и располагают информацией о ситуации в конкретных странах.

— Когда обсуждается вопрос о пределах финансирования, вы можете дать свою предварительную оценку?

— Безусловно. Когда идет речь об оказании продовольственной помощи, есть оценка ФАО, Всемирной продовольственной программы ООН — в чем нуждается страна, каковы затраты на доставку грузов. Бывают ситуации, когда с ходу оценить уровень затрат сложно. Например, идет речь о строительстве школы — надо учитывать, в каком климате будем строить, городская школа или сельская, есть ли вокруг необходимая инфраструктура, помогаем ли мы с подготовкой учителей. Это может потребовать анализа, который займет время. С поставками продовольствия все решается, как правило, в течение двух-трех недель.

— А продовольствие откуда?

— Есть два варианта: из запасов Росрезерва или из текущего (вариант — прошлогоднего) урожая, если речь идет о зерне или муке. Все зависит от потребностей принимающей помощь стороны и логистики. Очевидно, что в Африку проще поставлять зерно, которое хранится в европейской части страны, а если идет речь о помощи Афганистану, то приоритет за Алтаем и Западной Сибирью.

— Что нужно, чтобы отправить самолеты? Распоряжение правительства?

— Тут две схемы. То, что мы часто видим по телевизору, когда происходит некое стихийное бедствие, как цунами в Японии, то тут МЧС в течение суток отправляет грузы. У них есть определенный объем финансирования, который позволяет заправить самолет и посадить туда нужных людей с необходимым набором оборудования. Все их расходы потом возмещаются по факту. Другое дело, если сначала проводится оценка необходимых затрат, как в случае с засухой. Это тоже стихийное бедствие, но более растянутое во времени. Поэтому решение может приниматься дольше.

Россия > Внешэкономсвязи, политика > mn.ru, 31 августа 2011 > № 395516 Андрей Бокарев


Нашли ошибку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter