Всего новостей: 2606894, выбрано 2 за 0.020 с.

Новости. Обзор СМИ  Рубрикатор поиска + личные списки

?
?
?  
главное   даты  № 

Добавлено за Сортировать по дате публикации  | источнику  | номеру 

отмечено 0 новостей:
Избранное
Списков нет

Бурбулис Геннадий в отраслях: Внешэкономсвязи, политикаГосбюджет, налоги, ценывсе
Бурбулис Геннадий в отраслях: Внешэкономсвязи, политикаГосбюджет, налоги, ценывсе
Россия. Литва > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 3 октября 2016 > № 1917683 Геннадий Бурбулис

Геннадий Бурбулис: есть потребность в диалоге без обугленной памяти

Константин Амелюшкин, Delfi.lt, Литва

Нынешнюю Россию, несмотря на ее поведение, риторику и имперский синдром нельзя отталкивать. Ее можно заинтересовать диалогом, не ставя во главу угла страх угрозы, заявил в интервью Delfi близкий соратник Бориса Ельцина Геннадий Бурбулис.

Бурбулис был одним из главных действующих лиц при подготовке Беловежского соглашения, оформившего распад СССР, и подписал его за Россию вместе с тогдашним президентом Ельциным. В Вильнюсе он принял участие в дискуссии «Оценка действительности: двадцать пять лет после развала Советского Союза», организованная Центром геополитических движений и движением «Саюдис».

Распад Советского Cоюза был заложен уже в первые годы образования советского государства, поскольку большевистский переворот изначально содержал в себе родовую травму, полагает ближайший соратник Ельцина, первый и единственный государственный секретарь РСФСР и первый вице-премьер России Бурбулис.

Нынешней России присущ имперский синдром, который он сравнивает с радиацией. Однако даже сегодняшнюю Россию можно заинтересовать вдумчивым диалогом, не ставя во главу угла страх, «что с потенциальном насильником не о чем говорить», отметил бывший соратник Ельцина, отвечая на вопросы журналистов после конференции.

Delfi.lt: В ходе проходившей в Вильнюсе дискуссии вы говорили, что распад СССР был объективностью, заложенной еще в начале советской истории…

Геннадий Бурбулис: Это достаточно очевидно, но трагично, потому что большевистский переворот в форме тотального насилия, кровавой гражданской войны, завершившейся образованием Советского Cоюза в декабре 1922 года, изначально содержал в себе родовую травму. И вся доктрина большевиков все последующие десятилетия в той или иной форме эту травму проявляла. Мы имеем дело с системой, которая пренебрегала всеми наработанными цивилизационными нормами права, морали, обладала беспощадной способностью к манипулированию, а сама эта квазирелигия — осчастливить людей через насилие — имела фатальную, предопределенную уже неизбежность.

Дальше начинается сложное осмысление этапов формирования этой тоталитарной системы, периодов насильственной коллективизации, системного истребления лучших умов интеллигенции, людей искусства и науки.

Все это в этой же форме насилия проявилось в том числе по итогам Второй мировой войны. Сталину удалось перелицевать карту мира, попав в клуб победителей. И дальше начинается история борьбы двух мировоззрений, двух идеологий, двух систем за мировое господство. Одна из коренных причин истощения империи в рамках этой борьбы — фатальный перекос в советской системе, условия жизни миллионов людей и бесконечная гонка вооружений с отчаянным соперничеством с американской системой и неизбежность принятия срочных мер, с которой столкнулся Михаил Горбачев.

Сам Михаил Сергеевич трагически не понимал ни природу советского социализма, ни условия его трансформации в восьмидесятых годах прошлого столетия и это заблуждение пронес вплоть до 1991 года.

— Вы говорили в ходе дискуссии об имперском синдроме России. Что это означает в нынешней ситуации?

— Я говорю, что моя страна больна имперским синдромом. У режима есть страх и опасения относительно импортированных цветных революций, и в этой ситуации предпринимаются действия, которые для будущего страны не конструктивны, а деструктивны. Это болезненное проявление перекошенной картины мира в сегодняшнем восприятии политического режима и вынужденная, к сожалению, поддержка большинством населения так называемой идеи «не дадим в обиду друг друга и свою родную власть».

В то же время ключевым сегодня для России является проблема (это некоторое напоминание о событиях восьмидесятых годов) выживания в условиях не просто спада экономики, а системного кризиса управления экономикой по всем основным сферам хозяйственного механизма, и это будет определять какой тенденцией в ближайшее десятилетие страна будет руководствоваться.

И я очень надеюсь, что возобладает опора на наши конституционные ценности, потому что самым главным достижением эпохи Бориса Ельцина является принятие в декабре 1993 года на всенародном голосовании новой российской Конституции. Она содержит сегодня в себе все те цели, правовые механизмы и возможности, чтобы в стране формировать качественно новые условия и образ жизни для большинства населения.

— Для Литвы распад СССР означал восстановление независимости, что это означало для России, и в какой ситуации оказались две страны спустя 25 лет?

— Мы же не только правопреемники СССР в ответственности за арсенал ядерного оружия, который размещался на территории России, и который мы демонтировали с Украиной, Казахстаном и Белоруссией. Мы еще правопреемники той добольшевистской России, а в ее истории, особенно в начале XX-го века, были звездные времена. Россия была самой динамично развивающейся страной в мире. Она уже тогда, накануне Первой мировой войны обладала пятым потенциалом по экономике и интенсивно создавала новую современную инфраструктуру, завоевывала международные рынки.

Более того, у нас было несколько волн реальной реформации, в том числе на поле конституционного творчества, парламентаризма, крестьянская, судебная реформы. Т.е. у нас есть в нашей истории есть свои примеры создания цивилизованной европейской страны. Поэтому мы обязаны период советской тоталитарной империи принимать как он сложился со всеми трудностями и радостями создания суверенной, независимой Российской Федерации, но в историческом контексте.

Поэтому я верю, что мы сумеем пережить этот период испытаний реставрации имперского синдрома и найдем силы, ума и мужества выйти на дорогу базовых европейских ценностей.

— В Литве часто говорят об угрозе со стороны России. Что вы думаете в этой связи?

— Я хорошо знаю это ощущение и им переполнены разные слои литовского общества. Я практически уверен, что нам нужно помогать в тех самых, может быть, первичных формах диалога, но Россию не надо отталкивать, отчуждать в этом состоянии опасности российской экспансии, угрозы, каких-то невероятных планов реваншистского поведения. Думаю, уверен, что это исключено. Сейчас обоюдная потребность в новом качестве диалога без обугленной памяти.

Это тоже своеобразный синдром насильственного подавления в то время, когда Литва уже имеет огромные предпосылки для нового взгляда и на себя, и на своей будущее. Выросло новое поколение молодежи, которое качественно и принципиально формировалось в других условиях. Не надо опасаться. Я считаю, что даже сегодняшнюю Россию можно заинтересовать вдумчивым диалогом, не ставя во главу угла этот страх, что с потенциальном насильником не о чем говорить. Надо говорить, общаться, думать, дорожить нашим совместным будущим.

Россия. Литва > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 3 октября 2016 > № 1917683 Геннадий Бурбулис


Россия > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 17 августа 2016 > № 1863102 Геннадий Бурбулис

Об ответственности российской элиты

Геннадий Бурбулис: Чтобы оздоровить искалеченное сознание народа, необходимо долго и кропотливо работать.

Анастасия Руденко, День, Украина

Вызовам эпохи глобальных трансформаций, которые своеобразно отражаются в мировоззрении жителей России и являются значимыми для современных «массовых обществ», необходим адекватный ответ. В этом убежден Геннадий Бурбулис — «серый кардинал» России периода первой каденции президентства Бориса Ельцина и самый влиятельный человек из его соратников. Именно ему, как инициатору Беловежских соглашений, мир обязан за бескровный распад «советской тоталитарной империи» на том этапе. Бурбулис стал автором ключевой формулы: «Союз ССР как субъект международного права и геополитическая реальность прекращает свое существование». Сейчас он является президентом гуманитарного и политологического центра «Стратегия», разрабатывает вместе с коллегами новое учение — политософию и руководит основанной им Школой политософии «Достоинство». Бурбулис определяет профессиональную политику как высший вид творческой деятельности, а политософию как политическую мудрость, как «конституционно-меритократический гуманизм ХХI века», в котором достоинство человека является базовой ценностью как в нравственно-духовном, так и в политико-правовом пространстве.

«День» начал разговор с Геннадием Бурбулисом с самого важного и переломного решения в ХХ веке «развала СССР».

«Неизбежный распад советской системы был изначально заложен в часы ее формирования»

Геннадий Бурбулис: «Развал СССР» — формула распространенная, но не адекватная. Так думают и говорят люди, которые не обладают культурой памяти и безответственно относятся к настоящему и будущему. В декабре 1991 года советской империи де-факто уже не существовало. Михаил Горбачев, номинально оставаясь президентом, реально уже ничем не управлял, ни один орган власти советской системы не функционировал. Был упразднен Совет министров СССР, а 5 сентября прекратил свое существование Съезд народных депутатов СССР. В условиях опустошенной и разоренной экономики был сформирован Межреспубликанский экономический комитет, но эта и остальные меры представляли собой не столько продуманный план трансформации распадающейся империи, сколько вынужденные явочные действия с непонятной перспективой и совершенно не отрегулированными полномочиями.

Если обратиться к историческим истокам, то неизбежный распад советской системы был изначально заложен в годы, дни и часы ее формирования. Пять лет, с 1917 по 1922 год, Россия переживала самый страшный «референдум» в своей истории в форме братоубийственной Гражданской войны, которая завершалась кровавой победой большевиков и на этой основе созданием Союза ССР четырьмя республиками.

Страна десятилетиями изнывала от насильственного управления, вся система была противоположна базовым ценностям человеческой жизни и справедливого мироустройства. Диктатура КПСС — «ордена меченосцев» — реализовывалась в разных формах прямого насилия и беззакония. За многие годы тоталитарное государство было истощено гонкой вооружений, борьбой за влияние на мировой арене, за распространение любой ценой коммунистической утопии (квази-религии) по всему земному шару. В условиях геронтократии и физического истощения империи «перестройка» стала жизненно необходимой.

Она отвечала коренным интересам большинства людей советского социума. Исторически потребность в перестройке, реформах и радикальном обновлении на протяжении десятилетий формировалась многими творческими ответственными людьми на местах и в том числе диссидентами — борцами с режимом, Андреем Сахаровым и другими достойными людьми. Но такая Перестройка не спасла СССР от распада. Прежде всего потому, что она была непоследовательной, компромиссной и нерешительной. У Горбачева и в целом у советского руководства не было внятного понимания того, что социалистическое мировоззрение и связанная с ним система власти и управления нежизнеспособны, а внутреннее содержание советской империи с ее жестокими преступлениями перед собственным народом, с ее примитивной и агрессивной доктриной борьбы двух систем было изначально обречено. Взлеты и безусловные научно-технические и культурные достижения советской империи не отменяют трагической сути нашей истории, которую политософски я определяю системной антропологической катастрофой.

В конечном счете, Горбачев, утверждая, что мы «создадим обновленный подлинный социализм» глубоко и трагически заблуждался. Состояние экономики в стране было катастрофическим, в союзных республиках зарождались конфликты на национальной почве. Съезд народных депутатов СССР, который мы изначально воспринимали как первую в советской истории возможность для мыслящих и ответственных людей реального участия в государственном управлении, не принимал решений, затягивать с которыми было губительно для страны. И во всем этом я вижу исторические предпосылки неизбежного распада Советского Союза.

«Происходит реставрация имперскости в условиях отсутствия империи как таковой»

«День»: Сейчас имперские амбиции затуманивают глаза политической элите РФ. Что резко контрастирует с вашей политикой — в свое время вы поставили право народов на самоопределение и их территориальную целостность во главу угла. Как вы считаете, может ли Россия модернизоваться?

— Я считаю более точным определением «имперский синдром», а не «имперские амбиции». Амбиции — это когда желание утверждать свое влияние и свои интересы опирается на нечто качественное и содержательное, а синдром — это диагноз. Происходит реставрация имперскости в условиях отсутствия империи как таковой. Россия до сих пор находится в состоянии глубокой и системной трансформации всех сфер жизнедеятельности государства и общества. Самый характерный признак современной России — она является страной среднего уровня развития и по многим показателям деградирующей, но с болезненным поведением в государственной политике.

Может ли Россия модернизоваться? Безусловно — и в этом состоит моя конституционно-меритократическая вера. Ключевая ответственность сегодня лежит на интеллектуальной и политической так называемой элите. Так называемой — потому что подлинная элита — это ведущий слой общества и государства, ясно и ответственно определяющий стратегию развития страны. А мы сейчас имеем дело с «явочной» элитой, по многим параметрам не сформировавшей образа ближайшего будущего и постоянно принимающей решения, неадекватные сегодняшней политической культуре и глубинным интересам страны. Как так произошло? Это вопрос той самой реставрационной тенденции и вынужденной лояльности большинства населения. У великого Гегеля есть такое определение, очень полезное для понимания нашей ситуации: «Заштопанный чулок лучше разорванного, но не то с сознанием». Сознание заштопанное — это болезнь и большая беда. Чтобы оздоровить искалеченное сознание народа, особенно «явочной» элиты, необходимо долго и кропотливо работать.

И эту необходимую, исцеляющую деятельность 25 лет назад мы начали. Я убежден, что и у России, и у Украины есть достойное будущее. Сформировались новые поколения, способные к качественно новым преобразованиям. И пусть нас вдохновляет заключительная максима из стихотворения Булата Окуджавы о чувстве собственного достоинства: «Что б там тьма и зло ни пророчили, кроме этого ничего не придумало человечество для спасения своего».

Россия > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 17 августа 2016 > № 1863102 Геннадий Бурбулис


Нашли ошибку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter