Всего новостей: 2602824, выбрано 5 за 0.032 с.

Новости. Обзор СМИ  Рубрикатор поиска + личные списки

?
?
?  
главное   даты  № 

Добавлено за Сортировать по дате публикации  | источнику  | номеру 

отмечено 0 новостей:
Избранное
Списков нет

Верхофстадт Ги в отраслях: Внешэкономсвязи, политикаГосбюджет, налоги, ценывсе
Россия > Внешэкономсвязи, политика > inopressa.ru, 22 марта 2018 > № 2541872 Ги Верхофстадт

Европе нужна стратегия коллективной безопасности, чтобы противостоять России

Ги Верхофстадт | The Guardian

Депутат Европарламента и его представитель на переговорах по "Брекзиту" Ги Верхофстадт в статье для The Guardian призывает разработать в отношении России новую стратегию в духе Хельсинкского процесса 1970-х.

Верхофстадт начинает с критики в адрес президента Еврокомиссии Жана-Клода Юнкера, поздравившего Путина с успехом на выборах. Вероятно, пишет он, Юнкер вдохновлялся списком демагогов и диктаторов, от Николаса Мадуро до Александра Лукашенко, которые тоже поспешили направить свои поздравления. Следующим стал президент Трамп.

Это позор, считает Верхофстадт, что ни Юнкер, ни Трамп не упомянули применение изготовленного в России химоружия в Солсбери и не выразили озабоченность легитимностью так называемых выборов в России. "Избирателей сгоняли к кабинкам для голосования, урны наполняли фальшивыми бюллетенями, а ведущему оппозиционному лидеру Алексею Навальному баллотироваться запретили. Так что нет, это не время для поздравлений", - пишет политик.

"Слишком часто Запад поддается, когда российский медведь терзает нашу либеральную демократию, развращает нашу политическую систему, взламывает наши политические партии, загрязняет нашу экосистему в интернете и стремится втянуть европейские страны обратно в жестокое и разобщенное прошлое", - говорится в статье.

Автор публикации призывает к созданию новой стратегии ЕС в отношении России, которая покажет Путину, что нарушение международного права имеет ясные последствия. Вместе с тем, по его словам, необходимо открыть перспективу сотрудничества - при условии, что Россия станет выполнять свои обязательства, начиная с Минских соглашений.

Европейским лидерам, в особенности Федерике Могерини, следует выступить с такой упреждающей стратегией и первым делом настоять на принятии санкций в ответ на дело Сергея Скрипаля. "Если и есть что-то, что действительно встревожит мафиозную элиту вокруг Путина, так это перспектива получить отказ в доступе на свои европейские виллы", - отмечается в статье.

Помимо этого, необходимо общеевропейское расследование масштабов российского влияния на демократию, экономику и политическую систему. "Неправильно, что российские миллиардеры могут покупать гражданство ЕС на Мальте, отмывать деньги через лондонскую недвижимость с помощью фиктивных компаний и, видимо, делать пожертвования европейским политическим партиям как заблагорассудится", - подчеркивает Верхофстадт.

Вместе с тем, по словам евродепутата, ЕС и НАТО следует возобновить каналы коммуникации, чтобы снизить риск недопонимания. Новая стратегия, считает Верхофстадт, может быть выстроена в логике Хельсинкского процесса 1970-х годов. "Хельсинки 2.0 укрепит архитектуру европейской безопасности, открыв перспективы политического и экономического взаимодействия с Россией. В обмен на полное выполнение Минских соглашений, соблюдение международного права и прогресс в вопросе свободных и справедливых выборов, а также уважение прав человека в России Евросоюз не только снимет экономические санкции, но и постепенно углубит политическое и экономическое сотрудничество", - пишет евродепутат.

"Эта стратегия также даст понять, что разногласия у нас есть с нынешним российским правительством, а не с российским народом. Поэтому мы должны открыть наши университеты и рынки труда для лучших и самых способных молодых россиян и в одностороннем порядке облегчить выдачу виз гражданам России. Необходимо усилить поддержку независимых гражданских активистов, свободных СМИ и НКО в России. И самое главное: мы должны быстро создать Оборонный союз в качестве опоры НАТО в Европе", - предлагает Верхофстадт.

Россия > Внешэкономсвязи, политика > inopressa.ru, 22 марта 2018 > № 2541872 Ги Верхофстадт


Евросоюз > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 3 октября 2016 > № 1917652 Ги Верхофстадт

Кризис лидерства в Европе

Законные страхи людей перед глобализацией надо успокаивать коллективными, прогрессивными, общеевропейскими действиями.

Ги Верхофстадт, День, Украина

Список кризисов в Евросоюзе продолжает расти. Голосование Великобритании за выход из ЕС (Брексит), скандал с конституционным судом в Польше, экспансионизм России, мигранты и беженцы, воскресший национализм. Но самая большая угроза для ЕС исходит изнутри: кризис политического лидерства парализует работу институтов союза.

Как будто в доказательство этого, руководители стран ЕС (за исключением премьер-министра Великобритании Терезы Мэй) встретились недавно в Братиславе, Словакия, с целью продемонстрировать солидарность и начать процесс реформ, необходимых после Брексита. Участники саммита добились определенного прогресса на пути к созданию Европейского оборонного союза, что можно приветствовать, а также начали признавать, что нынешняя организационная структура ЕС не является устойчивой. Но переговоры о серьезных институциональных или экономических реформах практически не велись.

Между тем, отказ итальянского премьер-министра Маттео Ренци появиться вместе с президентом Франции Франсуа Олландом и немецким канцлером Ангелой Меркель на закрытии саммита подтвердил опасения, что отсутствие подлинного лидерства может привести к институциональной недееспособности. Саммит должен был показать единство, но продемонстрировал лишь углубление раскола.

Лидеры ЕС должны взять на себя ответственность за этот провал. Для начала им следует прекратить делать пустые заявления. Институциональное бессилие Евросоюза стало очевидным, причем особенно его врагам. Именно поэтому ЕС надо сейчас сделать решительный выбор — либо скачок вперед к унификации, либо неизбежная дезинтеграция.

Мало кто из европейцев хочет делать такой выбор. Многие политики опасаются, что за отстаивание программы реформ в ЕС им придется заплатить высокую внутриполитическую цену. Они доказывают, что добиваться расширения интеграции в нынешней политической обстановке безрассудно и что Евросоюз должен сфокусироваться на другой задаче — делать меньше, но лучше.

Но это ошибочная уступка. Евросоюз способен перейти к модели большей интеграции в управлении экономикой, чтобы увеличить объемы инвестиций и число рабочих мест, одновременно наводя порядок в своей работе в ответ на частые жалобы на бюрократические барьеры и неэффективность.

Мало кто из европейских лидеров, похоже, понимает, что реальной угрозой для ЕС — и для их политического будущего — является сохранение статус-кво. Однако на фоне побед популистских движений над традиционными партиями в опросах по всей Европе окно возможностей для реальных перемен быстро закрывается.

Так не должно быть. Слишком многие политические лидеры стали лицемерно поддакивать националистам и популистам, ошибочно надеясь, будто это спасет их политические рейтинги. Вместо этого, им следует продемонстрировать настоящие лидерские качества и начать бороться за общее доброе дело.

Предстоящие общенациональные выборы во Франции и Германии определят будущее европейского лидерства. Возглавляемый Меркель Христианско-демократический союз и его партнер по правительству — Социал-демократическая партия — понесли заметные потери на недавних региональных выборах в Германии. Это означает, что немецкая правящая коалиция оказалась под угрозой накануне выборов, запланированных на следующий год. Между тем, поддержка ультраправой партии «Альтернатива для Германии» (AfD) продолжает расти.

У Меркель есть два варианта. Она может сместиться вправо, как это сделал бывший президент Франции Николя Саркози, пытающийся вернуться на этот пост на будущих президентских выборах. Или же она может бороться за сохранение центристской позиции, открыто выступив против упрощенческих аргументов AfD. Выбор очевиден: Меркель должна встать и бороться, одновременно выступая за альтернативную программу модернизации ЕС.

Для победы над популизмом политическим лидерам придется признать, что глобализация оказалась выгодна не всем и есть люди, которые от нее проиграли, но им следует также развеять мифы о том, что существуют какие-то быстрые способы исправить ситуацию или что глобализацию можно просто отменить. Вопреки аргументам популистов, политика протекционизма не поможет снизить уровень безработицы среди молодежи или неравенство в доходах. Если страны ЕС отвергнут обсуждаемые сейчас торговые соглашения, в том числе «Трансатлантическое торговое и инвестиционное партнерство» (TTIP) и «Комплексное экономическое и торговое соглашение» (CETA), тогда доля ЕС в мировой торговле сократится, а экономика Европы от этого пострадает.

Кроме того, если еврозона не сумеет продолжить интеграцию, укрепляя свои структуры управления экономикой, тогда нынешний финансовый кризис в Европе продолжится, препятствуя социальной мобильности и подрывая социальную справедливость. Лидерам ЕС пора представить эти аргументы более эффектно.

Финансовый кризис 2008 года дал старт политической битве в странах Запада, которая пока еще не завершилась. Она началась как сражение за ответственность, подотчетность и реформы, но превратилась в принципиальное столкновение между идеями открытого и закрытого общества, между глобальным консенсусом и политикой, которая все еще оперирует на национальном, местном, даже племенном уровнях.

Если ЕС хочет справиться с этим бунтом против глобализации, свободной торговли и открытого общества, тогда ему понадобится больше лидеров и меньше менеджеров. Европейским лидерам, честно говоря, следовало бы хорошенько подумать, прежде чем винить институты ЕС, гипотетические торговые соглашения и беженцев в проблемах, вызванных их собственной неспособностью победить безработицу и уменьшить неравенство.

В учебнике антикризисного менеджмента в ЕС закончились страницы. Мы в Европе можем либо засунуть голову в песок, пока европейский проект медленно умирает, либо воспользоваться этим кризисом, чтобы начать новый проект обновления и реформ.

Здесь правильный выбор тоже очевиден: лидеры ЕС должны предложить европейцам новый социальный контракт, основанный на понимании, что законные страхи людей перед глобализацией надо успокаивать коллективными, прогрессивными, общеевропейскими действиями.

Евросоюз является крупной силой, способствующей глобализации, и только ЕС обладает силой, способной помочь в устранении ее негативных последствий. Европейские лидеры должны объяснить своим избирателям, почему национализм этого сделать не сумеет.

Ги Верхофстадт, экс-премьер-министр Бельгии, президент Альянса либералов и демократов за Европу (ALDE) в Европейском парламенте. Подготовил Мыкола Сирук.

Евросоюз > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 3 октября 2016 > № 1917652 Ги Верхофстадт


Турция. Россия. Евросоюз > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 15 августа 2016 > № 1864083 Ги Верхофстадт

Турецкие сладости Путина

Ги Верхофстадт (Guy Verhofstadt), Project Syndicate, США

Бойтесь царей, дары приносящих. Это хороший совет турецкому президенту Реджепу Тайипу Эрдогану, который пытается использовать сближение с российским президентом Владимиром Путиным в качестве рычага в своих отношениях с Западом.

На августовской встрече Эрдогана с Путиным в Санкт-Петербурге основное внимание, на первый взгляд, уделялось примирению двух стран после прошлогодней истории со сбитым Турцией российским военным самолетом вблизи границы с Сирией. Однако Кремль, похоже, рассматривает этот визит как шанс убедить Эрдогана «повернуть на восток» и вступить в своеобразное братство автократических режимов, созданное Россией, Китаем и странами Средней Азии. Вопрос в том, действительно ли Эрдоган собирается принять это предложение.

Эрдоган, конечно, устроил с Путиным показательное шоу, пообещав ему дружбу и сотрудничество. Тем самым он послал своим западным союзникам (они раскритиковали его за последовавшие после провала июльского военного переворота аресты тысяч предполагаемых врагов, в том числе многих журналистов) мощный сигнал: «Вы мне не нужны». Путин же, наоборот, стал первым среди мировых лидеров, кто после переворота призвал поддержать правительство Эрдогана, чем, возможно, и объясняется тот факт, что Россия стала первым местом, куда отправился Эрдоган после того, как ситуация немного успокоилась.

Не исключено, конечно, что Эрдоган просто воспользовался идеальным шансом укрепить безопасность Турции и всего региона. Ведь ничьим интересам (и меньшего всего интересам НАТО) не отвечает ситуация, когда Турция и Россия вцепились друг другу в глотку.

Но было бы удивительно, если бы при этом у Эрдогана не было желания заставить союзников по НАТО понервничать. И в этом он преуспел. Как минимум, Евросоюз нуждается в том, чтобы Турции продолжала, в соответствии с заключенным в марте соглашением, сдерживать поток беженцев на границах Турции и ЕС. Любые признаки того, что Эрдоган может развернуться против Европы, вызывают в связи с этим серьезную озабоченность.

Однако за новым сближением Эрдогана с Путиным может скрываться и нечто большее. Если он действительно хочет углубления отношений Турции с Россией в ущерб связям страны с ЕС и США, как утверждают некоторые эксперты, это может обернуться фундаментальной геополитической перегруппировкой. Впрочем, это представляется маловероятным.

Кремль крайне заинтересован в том, чтобы испортить отношения Турции с ее западными партнерами. Путин громко заявляет о своем несогласии с политикой НАТО, особенно с ролью альянса в странах, граничащих с Россией. Если вспомнить, как мало Путина заботят проблемы прав человека, верховенства закона и демократии, он должен был увидеть уникальный шанс ослабить НАТО в том, как лидеры ЕС и США начали бодаться с Эрдоганом по поводу устроенных им после переворота облав.

Другая причина, почему Россия готова протянуть руку дружбы Турции — продолжение конфликта в Сирии, куда Кремль совершил вооруженную интервенцию, чтобы спасти режим сирийского президента Башара Асада. Путину нужна победа в Сирии — и пути отхода. Для этого ему надо перетянуть в свой лагерь Эрдогана, который поставляет оружие и оказывает поддержку суннитским повстанцам, на которых охотятся российские ВВС.

Однако для Турции аргументы в пользу восточного разворота звучат намного слабее. Да, Турции нужны туристы из России, чтобы укрепить переживающую трудности экономику. Однако какие бы экономические выгоды не посулила Россия, все они меркнут перед выгодами сотрудничества с ЕС. Евросоюз является критически важным торговым и деловым партнером Турции, сыгравшим незаменимую роль в содействии модернизации страны. Добавьте к этому репутацию Путина как партнера, который не заслуживает доверия, и будет ясно, что, несмотря на все выгоды от улучшения отношений с России, Эрдоган не может позволить себе разорвать связи страны с Западом.

Выход на орбиту Путина стал бы для Эрдогана стратегической ошибкой, но очень многие лидеры, как показывает история, совершают стратегические ошибки. Именно поэтому такое важное значение имеют ближайшие несколько месяцев, когда Турция и ЕС приступят к обсуждению спорных вопросов.

Облавы, устроенные Эрдоганом после переворота, — это далеко не единственный источник напряженности в отношениях между Турцией и Западом (особенно ЕС). Турция настаивает, что безвизовый режим с ЕС для турецких граждан, обещанный ей правительствами стран Евросоюза в январе, должен быть введен в этом году. Но этого может не произойти, поскольку Турция до сих пор не выполнила согласованные ранее условия, например не провела ревизию антитеррористического законодательства страны. И такой исход стал еще более вероятным после попытки переворота в стране. В результате, подписанное в марте соглашение о миграции повисло на волоске.

Для поиска путей выхода срочно необходим устойчивый диалог между ЕС и Турций. Вместо того чтобы позволять Эрдогану использовать свои отношения с Путиным для манипулирования союзниками по НАТО, Западу (и, в частности, Евросоюзу) надо осудить, причем яснее, чем когда-либо, его ускоряющееся сползание к автократическому правлению. Они должны объяснить Эрдогану, что его нынешний курс уводит страну от перспектив членства в ЕС и может лишить Турцию экономических связей, от которых она зависит.

Для Эрдогана настало время решительного выбора. Либо он подтвердит готовность страны к тесному партнерству с ЕС, которое приведёт Турцию к процветанию, либо он продолжит толкать страну в будущее с деспотизмом и изоляцией. В этом варианте он будет получать иногда из Кремля утешительные телефонные звонки, но не более того. Не такой уж богатый выбор. Во имя будущего граждан Турции можно лишь надеяться, что Эрдоган это понимает.

Турция. Россия. Евросоюз > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 15 августа 2016 > № 1864083 Ги Верхофстадт


Евросоюз. РФ > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 25 мая 2016 > № 1765776 Ги Верхофстадт

Ги Верхофстадт: Владимир Путин подпитывает кризисы в Европе

Экс-премьер Бельгии и глава фракции либералов в Европарламенте рассказал о том, как он попал на российское ТВ в образе шпиона и как Владимир Путин пытается дестабилизировать ЕС.

Жанна Немцова, Deutsche Welle, Германия

Ги Верхофстадт — экс-премьер Бельгии и председатель фракции либералов в Европарламенте. В интервью Жанне Немцовой политик рассказал, почему считает Владимира Путина ответственным за кризисы в ЕС, об отношении Запада к Асаду и (запрещенному в России — прим. ред.) «Исламскому государству», а также о том, как он попал в санкционный список Кремля.

Deutsche Welle: Господин Верхофстадт, вы были премьер-министром Бельгии, сейчас вы — лидер либеральной фракции в Европарламенте. С 2015 года вы находитесь в санкционном списке России. Почему?

Ги Верхофстадт: Да, я действительно в этом списке, так как был достаточно сильно вовлечен в происходящее в России как лидер европейских либералов. Я ежегодно ездил в Россию, чтобы поучаствовать в съезде «Парнаса», встретиться с «Яблоком» и с представителями гражданского общества. Кстати за несколько дней до того, как меня внесли в черный список, по российскому ТВ показали мою встречу в гостиничном номере с Алексеем Навальным. Я был представлен в образе этакого западного шпиона.

Вообще, существование этого санкционного списка — большой скандал, так как люди, попавшие в него, преимущественно настроены пророссийски. Я вовсе не против России как страны или россиян — просто я не считаю Владимира Путина демократическим лидером.

— Вы недавно опубликовали статью под заголовком «Указать Путину на его место», где призвали ЕС проводить более жесткую политику в отношении путинского режима. В частности, вы обвинили Путина в четырех из шести кризисов, с которыми столкнулась Европа. За что он, с вашей точки зрения, в ответе?

— Он подпитывает целый ряд кризисов. Например, ему не нравится, что в Европе существует единая энергетическая политика, ему не нравится идея усиления энергетического сотрудничества между европейскими странами. Он поддерживает экстремистские партии в Европе, которые выступают против ЕС. Очевидно, что цель политики Путина — финансировать те силы, которые критикуют Евросоюз. Ну, к примеру, Ле Пен во Франции.

— А у вас есть доказательства этого — помимо Ле Пен?

— Да они же сами этого не отрицают! Если вы открыто спросите у представителей этих сил, они не станут это отрицать.

— Есть ли у ЕС эффективный механизм борьбы с этим? Ведь в отличие, к примеру, от США, здесь нет закона, запрещающего политическим партиям получать финансовую поддержку из-за рубежа.

— Мы, европейцы, более открыты, чем американцы, поэтому такого запрета не существует. Проблема не в вопросе юридической законности. Это политическая проблема. Нам нужна по-настоящему объединенная Европа. Все 28 стран-членов ЕС должны доносить один и тот же месседж — в том числе и до России.

А что сейчас происходит? Некоторые страны, например, Италия: говорят: «Давайте поаккуратнее с санкциями против путинского режима и России». А он — Путин — это чует, он это чувствует! Он прекрасно понимает, что 28 стран-членов ЕС в действительности не объединены. И он это использует, стравливая нас между собой.

К примеру, пока мы решаем вопрос о санкциях в отношении России, господин Орбан заключает с Путиным энергосделку в интересах Венгрии. У ЕС должна быть общая внешняя политика, оборонная политика. Пока все это продолжается, Путину незачем бояться ЕС — с какой стати?

— Вы были премьер-министром Бельгии. Каковы, по вашему мнению, причины недавних террористических атак в Брюсселе? В прессе Брюссель неоднократно называли колыбелью терроризма.

— В Бельгии огромная мусульманская община, как и в ряде других стран. Но, во-первых, терроризм — общеевропейская проблема, которая в разные годы обострялась в разных странах. Во-вторых, первопричина терроризма — нестабильность в Ираке и в Сирии и одновременно — нежелание западного мира хоть что-нибудь делать. Мы вообще ничего не сделали, чтобы остановить конфликт, в частности в Сирии. Это первое.

Второе — нам нужен объединенный европейский механизм противодействия терроризму. Полиция и разведки стран ЕС до сих пор фактически работают в пределах их внутренних границ. Нам нужен европейский аналог ФБР. ФБР было создано в США в 1908 году в ответ на убийство анархистами президента Мак-Кинли. По сути это был ответ на акт терроризма. У нас в Европе сейчас сложилась похожая ситуация.

— Вы сказали, что Европа, по сути, ничего не сделала, чтобы разрешить конфликт в Сирии. Некоторые европейские политики, в их числе и либералы, считают, что Путин помог стабилизировать ситуацию в этой стране…

— Путин помог? А на кого он скидывал российские бомбы? На силы оставшейся умеренной демократической оппозиции!

— Я поясню ту мысль, которая сегодня обсуждается. Путин укрепил режим Асада — это было его целью. Но усилив позиции Асада, он помог в борьбе с «Исламским государством». А ИГ считается большим злом, чем Асад.

— Ну, это его логика. Реальность иная. ИГ пришло в Сирию из Ирака, где оно появилось как результат вторжения США. Я был одним из немногих, кто выступал против этого вторжения, оно было огромной ошибкой. А вторая ошибка, которую мы допускаем — это противопоставление «Асад или «Исламское государство». Это не выбор. Мы должны и побороть ИГ, и избавиться от Асада. Иначе не будет никакой стабильности ни в регионе, ни тем более в Сирии.

Запад допустил ошибку, не оказав помощи умеренной демократической оппозиции в Сирии, когда там еще не было никакого «Исламского государства». Оппозиция просила у нас оружие — мы ответили «Нет». Они просили о защищенных с воздуха гуманитарных коридорах — мы ответили «Нет». Даже после того, как Асад использовал химическое оружие против своего народа, мы ничего не сделали. Мы создали в Сирии вакуум, и в результате там появились радикальные движения суннитских джихадистов.

— Можно сделать вывод, что в Европе нет сильного лидера, поэтому Путин на общем фоне такой сильный и влиятельный?

— Проблема Европы и в отсутствии лидерства, и в отсутствии эффективно работающих институтов. Давайте будем честны: ЕС — это слабо объединенная конфедерация 28 государств. Чтобы что-то принять, нам нужно единогласное решение 28 стран-членов. Это не работает в современном мире. Мы всегда слишком запаздываем, делаем слишком мало и слишком поздно. Европа должна стать не конфедерацией, а федерацией с сильным правительством, подконтрольным парламенту.

— Вы стали политиком в очень молодом возрасте. Была ли у вас какая-то эволюция взглядов. И что или кто стали катализатором этого?

— Я был либералом и до сих пор остаюсь либералом в классическом понимании этого слова. Но было событие, которое на меня как на политика сильно подействовало. Это геноцид в Руанде. Мне было поручено расследовать эту чудовищную трагедию. 800 тысяч человек — 800 тысяч мужчин, женщин и детей были убиты, истреблены в течение двух месяцев! Это крупнейшая человеческая трагедия в современной истории. Мы как международное сообщество ничего не сделали, кроме целого ряда ошибок.

После этого расследования я стал другим человеком. Я понял, что есть вещи поважнее бюджетного дефицита или уровня долга. Самое главное — это гуманность, это человеческие жизни. Важно избегать трагедий, подобных произошедшей в Руанде. И моими задачами в политике стали борьба с несправедливостью и с гуманитарными катастрофами.

Евросоюз. РФ > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 25 мая 2016 > № 1765776 Ги Верхофстадт


Россия. Евросоюз > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 6 марта 2016 > № 1675608 Ги Верхофстадт

Европе пора поставить Путина на место

Как считает европейский депутат Ги Верхофстадт, Владимир Путин обостряет кризисы, с которыми сейчас сталкивается Европа. На его агрессивную позицию пора дать ответ.

Ги Верхофстадт (Guy Verhofstadt), Les Echos, Франция

Стабильность Европы сейчас испытывают на прочность по меньшей мере шесть значимых кризисов: региональный кризис из-за войны в Сирии, потенциальный выход Великобритании из ЕС, невиданный со времен Второй мировой наплыв беженцев, неразрешенные финансовые проблемы, экспансионизм России и возвращение национализма в политическую жизнь.

Президент России Владимир Путин намеренно обостряет как минимум четыре из них. Помимо откровенного авантюризма на Украине, Путин усиливает обструкционизм в европейской политике поддержкой популистских и евроскептических партий, разжигает конфликт на Ближнем Востоке военным вмешательством в Сирии и тем самым лишь еще больше усиливает миграционный кризис. Европе пора осознать угрозу в лице президента Путина и дать отпор агрессии с его стороны.

Наблюдаемое сегодня по всей Европе распространение национализма объясняется в первую очередь тем, что Россия финансирует ультраправые политические партии, подъем которых не дает ЕС выработать коллективный ответ на миграционный кризис. В Великобритании пропутинская Партия независимости Соединенного Королевства наседает на премьера Дэвида Кэмерона, в результате чего правительство отказывается принять должное участие в размещении беженцев. Швеция же приняла решение закрыть границы из-за результатов недавних опросов, в которых набирает силу ультраправая партия «Шведские демократы». И такой печальный вывод можно сделать по всему континенту.

Путин мешает мирному процессу

Параллельно с этим Путин старается подорвать усилия международного сообщества в поиске политического решения сирийского конфликта, главной причины миграционного кризиса. Российская поддержка военного вмешательства сирийского правительства в Алеппо стала ударом по мирному процессу, который зависит от сотрудничества мировых игроков, региональных держав и умеренной оппозиции (Путин же без конца обстреливает ее).

По данным ООН, 15 февраля в ходе ракетных обстрелов школ и больниц на севере Сирии погибли не менее 50 человек, в том числе женщины и дети. Французское правительство справедливо назвало их «военным преступлением». Россия категорически отрицает свою причастность, хотя на месте происшествия были найдены обломки ракет российского производства. Гуманитарная ассоциация «Врачи без границ» утверждает, что за ударами могла стоять лишь Россия или сирийское правительство.

Кроме того, как отмечают в Международном комитете Красного креста, бои вокруг Алеппо заставили покинуть дома около 50 000 человек. Многие из этих отчаявшихся сирийцев (по большей части это те, у кого не было денег на бегство) отправятся в Турцию и Европу.

Россия сбрасывает бомбы даже там, где Путин якобы выступает за прекращение огня. Как уже показало поведение Кремля на Украине, слово президента России не заслуживает ни малейшего доверия. Пока внимание США захвачено президентской кампанией, европейское руководство остается в одиночестве перед лицом бьющегося в дверь русского медведя. Пора принимать экстренные меры.

Мощные шаги

Прежде всего, европейским лидерам нужно в кратчайшие сроки положить конец механизму, с помощью которого Россия финансирует ряд политических партий в Европе. Если потребуется, стоит обратиться за помощью к ЦРУ, чтобы понять, как именно переводятся средства. Работу нужно продолжать, пока каналы снабжения европейских партий российскими деньгами не будут перекрыты раз и навсегда.

Во-вторых, ЕС следует подготовиться к введению более жестких экономических санкций против России. Резолюция 2254 Совбеза ООН содержит дорожную карту мирного процесса в Сирии и обязывает все действующие лица, в том числе и Россию, прекратить удары по мирному населению. Если Россия не выполнит эти обязательства, санкции необходимо ужесточить.

В-третьих, ЕС необходимо работать с Турцией и другими странами региона для формирования зон безопасности на сирийско-турецкой границе, в направлении которой движутся беженцы из Алеппо и других городов. И хотя у такого шага есть определенные риски, никакой альтернативы пока что не видно.

Наконец, Европе пора прекратить играть на руку Путину, то есть выработать коллективный подход к миграционному кризису. В рамках таких экстренных действий нужно разместить силы береговой охраны и полиции на рубежах Европы, чтобы помочь Греции держать под контролем границы, а также спасти человеческие жизни и заняться новоприбывшими.

В то же время средства ЕС должны пойти на улучшение условий жизни в лагерях беженцев в Турции, Иордании и других странах, дать их обитателям хотя бы минимум надежды на удовлетворение их главных потребностей. Европейским лидерам нужно согласиться взять под свое крыло нуждающихся, позволить беженцам просить убежища в ЕС непосредственно с территории той страны, где они сейчас находятся.

Джордж Сорос был совершенно прав, когда недавно заявил, что в долгосрочной перспективе главная угроза для стабильности ЕС — это Россия. Но он был неправ в своем прогнозе о том, что ЕС сначала пошатнется, а затем рухнет под грузом множества свалившихся на него кризисов. Европе пора заявить о себе, осознать свою экономическую мощь и воспользоваться ей, чтобы поставить Путина на место.

Россия. Евросоюз > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 6 марта 2016 > № 1675608 Ги Верхофстадт


Нашли ошибку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter