Всего новостей: 2553973, выбрано 3 за 0.012 с.

Новости. Обзор СМИ  Рубрикатор поиска + личные списки

?
?
?  
главное   даты  № 

Добавлено за Сортировать по дате публикации  | источнику  | номеру 

отмечено 0 новостей:
Избранное
Списков нет

Галушка Александр в отраслях: Приватизация, инвестицииВнешэкономсвязи, политикаТранспортГосбюджет, налоги, ценыНедвижимость, строительствоРыбавсе
Россия. ЦФО. ДФО > Внешэкономсвязи, политика. Госбюджет, налоги, цены > amurmedia.ru, 6 января 2018 > № 2451630 Александр Галушка

Галушка: Россия без Дальнего Востока немыслима, здесь люди реализуют себя через подвиг

О популяризации среди россиян восточного форпоста страны и о многом другом в интервью с главой министерства по развитию Дальнего Востока

Значение "Дней Дальнего Востока в Москве", историческая преемственность в деле освоения восточных земель, особенности характера дальневосточника и о самой большой стройке на ДВ – лишь некоторые из тем, которые затронул министр по развитию Дальнего Востока Александр Галушка в интервью. Отдельной темой беседы стало экономическое и инфраструктурное развитие региона – инвестиции, рабочие места, авиасообщение, пункты пропуска на государственной границе и международные транспортные коридоры, сообщает корр. ИА AmurMedia в Москве Сергей Михайлин.

– Здравствуйте, Александр Сергеевич. Мы находимся в Москве, где уже в течение недели проходит выставка под названием "Дни Дальнего Востока в Москве". Скажите, для чего была создана эта программа и как, по Вашему мнению, жители центральной части России отнеслись к этой выставке?

– Мы очень хотим сделать Дальний Восток ближе к Москве, а Москву к Дальнему Востоку. Вообще хотим, чтобы он не "дальний" был, а свой, родной, знакомый, близкий. И для того, чтобы москвичи могли познакомиться с тем, что происходит на Дальнем Востоке, с тем, что происходит в каждом дальневосточном регионе: как они развиваются, какие проекты реализуются, как гектары предоставляются, что на гектарах этих делается, какие новые возможности открываются, – вот ровно для этого мы организовали и проводим это мероприятие в Москве.

– Я сам с Дальнего Востока, родился и прожил там большую часть жизни. Мне всегда говорят, что мы, дальневосточники – открытые, добрые, интересные. Вот скажите, занимаясь вопросами самой большой территории РФ, всё-таки это 36% нашей страны, как Вы можете охарактеризовать людей? Какие они по Вашему мнению?

– В любом уголке России есть те или иные отличия. Это замечательно, что у нас такая большая, разнообразная и вместе с тем единая, общая страна. На Дальнем Востоке, конечно, чувствуется дух того, что Дальний Восток – это подвиг. Это люди, которые реализовывали себя через подвиг. Это здесь чувствуется. На Дальнем Востоке происходит соприкосновение цивилизаций, когда европейская цивилизация сталкивается с азиатской. Когда такое соприкосновение происходит, обостряется чувство идентичности. Ты понимаешь своё отличие – другая ментальность, структура мышления. Ещё чувство идентичности связанно с тем, что Дальний Восток – это форпост страны. И все это вместе с прекраснейшей природой, с ощущением стихии Тихого океана, свободы, пространства складывается в особую характеристику жителей Дальнего Востока.

– Почему сегодня государство решило уделить столь огромное внимание Дальнему Востоку? Я знаю, что существовал ещё давний план, в советское время, и там была описана большая стратегия развития и, насколько я знаю, Вы уделили много времени анализу этого документа, и там действительно важные вещи написаны, но они не были реализованы. А сейчас мы вернулись к истории.

– На мой взгляд, в 90-е годы мы пережили кризис государственного мышления и в условиях этого кризиса даже звучали такие голоса – "А зачем нам Дальний Восток вообще?". Сегодня, когда исторически ответственное мышление возрождается, то становится ясно, что Россия без Дальнего Востока немыслима. Это наша территория, освоенная подвигом предыдущих поколений. Мы обязаны развить её. Сделать успешной, процветающей, благоприятной, желанной для людей, для жизни и самореализации. Мы привыкли основательно подходить ко всему, и, конечно, историю вопроса, "волны" освоения Дальнего Востока мы изучили. Посмотрите, мы реализуем по духу те идеи, которые применялись, например, в эпоху порто-франко (итал. porto franco — свободный порт ), который во Владивостоке существовал до 1907 года. Но мы не буквально воспроизводим, то, что было в начале 20-го века, а делаем это сообразно сегодняшним реалиям. Мы анализируем — а что сегодня происходит, как "свободные порты" в мире организованы, какие лучшие практики существуют? И вот на этом синтезе – с одной стороны своя история, с другой стороны лучшая мировая практика – родился закон о Свободном порте Владивосток. И у нас, как некоторые сказали, порто-франко вернулся во Владивосток.

Что касается советской программы 1987 года, которую Вы упомянули, мы показали её инвесторам, и реакция сегодняшнего бизнеса на ту программу развития Дальнего Востока, знаете, какая была? Они сказали, что это "бизнес-навигатор". У нас теперь механизмы только другие, мы ставку делаем на частный бизнес и на частные инвестиции. В этом разница.

– Я слушал Ваше выступление перед Советом Федерации с отчетным докладом, меня поразила цифра, что 3,7 триллиона рублей инвестиций привлечено на Дальний Восток.

– Эти суммы привлечены на Дальний Восток благодаря ТОРам, благодаря Свободному порту Владивосток. Уже вложено почти 120 миллиардам рублей по итогам 2017 года, 86 новых предприятий запущено, 7 тысяч новых рабочих мест создано. Такой объем инвестиций, как 3,7 триллиона рублей не может быть реализован одномоментно, это проекты, которые реализуются шаг за шагом. Они воплощаются в новые предприятия, инфраструктуру, фабрики и бизнес. Массив инвестиций, который привлечен, это уже 1009 проектов, это резиденты ТОРов и Свободного порта Владивосток.

– Предлагаю посмотреть вот этот интересный стенд. Это Амурская область, проект современнейшего газоперерабатывающего завода. По Вашим оценкам, примерно, сколько этот проект стоит?

– Не просто примерно, а этот проект стоит 950 миллиардов рублей, это крупнейшая стройка страны, ничего более масштабного сегодня в стране не строится. И это происходит на Дальнем Востоке. По газопроводу "Сила Сибири" мы отправляем газ, и мы строим вот такой огромный газоперерабатывающий завод на границе с Китаем. И в Китай уже не просто газ поставляем, а перерабатываем его у себя на территории, оставляем у себя добавочную стоимость, новые рабочие места и налоги, а в Китай уже продаем продукты передела. Более того, в орбите таких крупных производств вырастает мощный кластер малого и среднего бизнеса. Потому что здесь нужны новые сервисы, услуги, поставщики. Всем выгодно здесь локализоваться, и мы потенциал такой локализации оценили – это порядка 100 проектов в среднем по 5 миллиардов рублей.

Это модельная ситуация, у нас же в Приморье тоже очень большой проект – создается восточный нефтехимический комбинат. В декабре стройка начинается в Находке, это 10 млн. долларов США — очень крупный проект. И то же самое, мы нефтепереработкой занимаемся у себя на территории.

Глобальная экономика стимулирует форсированное развитие Дальнего Востока. Мир уже стал азиатско-тихоокеанским, центр развития мира сместился. И, конечно, мы должны использовать эти возможности, чтобы развивать Дальний Восток и Россию. В конечном итоге все стройки, предприятия, проекты набирают критическую массу, и сейчас количество должно перейти в качество. Мы уже видим, что в 2017 году объем инвестиций возрос на 10%, строительства — на 11%.

– Проекты, о которых Вы говорите – это же несколько десятков тысяч рабочих мест. Начиная с 90-х, много жителей мигрировало с Дальнего Востока в центральную Россию, но в советское время было наоборот – за благами люди ехали на Дальний Восток. Как вы считаете, какие ещё дополнительные шаги должно сделать государство для улучшения жизни людей на Дальнем Востоке?

– Сегодня наша задача – создать новые возможности для людей, возможности для самореализации. У ТОРов, и у Свободного порта Владивосток, у инвестиционных проектов, которые реализуются, есть понятное человеческое измерение — новые современные рабочие места. Более того, когда возникает такая плотность проектов на территории, плотность новых предприятий, то возникает спрос на людей. Конечно, все сопутствующие вопросы — жилье, инфраструктура, социальные условия, культура, транспортная доступность – тоже важны. Хочу отметить, что мы, сфокусировавшись в начальной точке на новых рабочих местах, понимали все это прекрасно и готовили предложения, чтобы перейти ко второму этапу развития ДВ. И президент ключевую цель поставил – KPI. Уровень и качество жизни на Дальнем Востоке должны быть не средними, а выше среднего российского. Работа государства разложена по корзинам — здравоохранение, социальная сфера, жилье, образование, ЖКХ и другие. Эти корзины называются государственными программами, и в них по указанию Президента должны выделяться разделы по развитию Дальнего Востока. Сегодня такая фундаментальная работа ведется по поручению председателя правительства РФ, сроки ее определены, и весь процесс идет по согласованию с министерством развития Дальнего Востока.

– Как Вы считаете, какая средняя заработная плата должна быть на территории Дальнего Востока, чтобы люди чувствовали себя комфортно?

Я бы всё-таки говорил о качестве жизни. Если мы при существующей заработной плате решаем проблемы дороговизны и наполняем услугами и товарами ту зарплату, которая есть, то это хорошо. А второй вопрос – какого качества услуги мы получаем? Мы сейчас завершили разработку индекса развития человеческого капитала на ДВ. В ближайшее время он будет презентован, и там главное – именно качество жизни. Когда и безопасность, и социальные условия, и инфраструктура, и дороговизна вместе собраны и оптимально оцениваются. Мы действительно хотим на новом этапе развития ДВ предложить это в качестве ключевой вещи.

– Поговорим о Владивостоке. Это наши пограничные территории, порты, транспортные коридоры "Приморье-1" и "Приморье-2". Какие задачи вы ставите перед бизнесом в этом регионе? Какие планы на ближайшие несколько лет?

– Дальнему Востоку, его южной части, нужны порты и логистическая инфраструктура нового качества и уровня. Движущей силой такого развития, конечно, является развитие проектов транспортных коридоров (МТК) – "Приморье-1" и "Приморье-2". Грузовую базу мы можем получить благодаря этим проектам мощнейшую. И под это нам нужны порты и инфраструктура. Уходящий год, на мой взгляд, стал переломным. Председатель КНР заявил, что Китай поддерживает развитие МТК-1 и МТК-2. Я могу сказать, что работа после этого пошла по-другому. Готовится межправительственное соглашение, чтобы для транзитных грузов фактически "бесшовный режим" сделать. Наша оценка – минимум 45 миллионов тонн грузов мы можем получить благодаря МТК-1. Таким образом, мы зарабатываем на грузовой базе, а они зарабатывают на том, что у них меньше "логистическое плечо". Очень хороший взаимовыгодный проект.

– Недавно председатель правительства РФ Дмитрий Медведев негативно отозвался о логистической внутренней инфраструктуре Дальнего Востока, в том числе об инфраструктуре аэропортов. Что Вы думает по этому поводу?

– Речь шла о 15 пунктах пропуска, которые касаются границы с Китаем. Это те пункты пропуска, где у нас самые узкие места есть в развитии торгово-экономического сотрудничества. Это как раз на границе, они по югу идут. Также Дмитрий Анатольевич Медведев высказался о 40 аэропортах, которые не были построены. Юрию Петровичу Трутневу дана задача разобраться в этой ситуации. Но главное – другое. Нам пункты пропуска нужны, аэропорты нам нужны, нам транспортная связанность Дальнего Востока нужна. Мы сегодня, не дожидаясь никаких решений, отрабатываем концессионные модели, задача которых – найти решение, как эти пункты пропуска можно быстрее построить, модернизировать. Конечно, это очень важная задача, и это было наше предложение на уровне премьера её рассмотреть, дать трезвую оценку положению дел, для того, чтобы дальше этим можно было заниматься.

– Сейчас мы коснулись темы аэропортов. У Приморского края есть результаты внутреннего проекта, когда стоимость перелёта на внутренних линиях равна стоимости проезда на автобусе. Что сегодня мы скажем дальневосточникам, о развитии внутреннего авиасообщения в их регионах? Например, Якутии, где Мирный, Нерюнгри и Якутск находятся на расстоянии друг от друга порядка тысячи километров.

– Да, есть практика Приморского края, это лучший пример, когда за счет правильной и разумной модели организации авиамаршрутов восстановили всю сеть авиаперевозок, которая существовала еще в советское время, и расширяют ее. Очень разумно, когда используют самолеты малой авиации, и мы не вбухиваем деньги в содержание огромных взлетно-посадочных полос, получаем экономию и покупаем новые самолеты. Даже деньги остаются, чтобы просубсидировать людям авиаперелет. Сегодня поставлена задача – распространить разработанную в Приморье модель на другие районы Дальнего Востока

– А сколько времени понадобится, чтобы на 80-90% выполнить эту задачу?

– Это пятилетняя программа, опыт Приморья показывает, что необходимо 3-4 года целенаправленной работы.

– Сегодня все говорят о суперджетах. Как Вы думаете, какое будущее ждёт завод в Комсомольске-на-Амуре, где такие самолёты производят?

– Действительно, современная и высокотехнологичная продукция выпускается в Комсомольске-на-Амуре. Президент страны специально уделил внимание в послании Федеральному собранию Комсомольску-на-Амуре. План специальный принят, который последовательно реализуется, и шаг за шагом новые позитивные изменения происходят в Комсомольске-на-Амуре. Создан ТОР под локализацию поставщиков, чтобы они могли своё производство размещать, и от этого масштаб экономики Комсомольска-на-Амуре вырос.

– Люди в большинстве своём далеки от экономики, долгосрочных перспектив развития, инвестиций. Существует ли простой язык, с помощью которого можно рассказать о том, что реально создаётся сегодня на Дальнем Востоке?

– Вот для этого и проходят "Дни Дальнего Востока" в Москве, для этого мы с вами ходим здесь и все это показываем. У нас идея – и в других регионах устроить такую выставку, чтобы продвигать среди граждан России Дальний Восток, чтобы все увидели перспективы, которые там открываются. В дополнение к Восточному экономическому форуму мы решили организовать Дни Дальнего Востока в столице, потому что ведь не все москвичи могут приехать на ВЭФ. Но ВЭФ – это мероприятие в основном для инвесторов, бизнеса, а здесь — для всех граждан. В Москве мы даже и в метро поезд Дальнего Востока запустили, чтобы наш регион стал ближе к людям и понятнее.

– Как Вы считаете, готовы ли простые люди, которые живут на этих территориях многими поколениями, действовать, совершенствовать себя и свое государство?

– Человеку вся жизнь дана для развития и совершенствования. По факту, посмотрите насколько предприимчивые, активные, деловые люди живут у нас в Приморье. И конечно же, мы рассчитываем на то, что во всех тех новых возможностях, которые открываются, себя найдут жители Приморского края и других регионов Дальнего Востока. У нас даже по статистике в два раза выше уровень желания заниматься предпринимательством, чем в среднем по стране. Это очень хорошая основа, культурная, ценностная и ментальная.

Россия. ЦФО. ДФО > Внешэкономсвязи, политика. Госбюджет, налоги, цены > amurmedia.ru, 6 января 2018 > № 2451630 Александр Галушка


Китай. КНДР. ДФО > Внешэкономсвязи, политика > ria.ru, 2 ноября 2016 > № 1958119 Александр Галушка

Министр по развитию Дальнего Востока Александр Галушка рассказал в интервью РИА Новости о "дальневосточном гектаре", поставке электроэнергии в КНДР, инвесторах из Сингапура и резидентах Свободного порта Владивосток.

— Когда будет готова проектно-сметная документация моста Благовещенск-Хэйхэ с российской стороны и когда начнется строительство?

— Если задержек не будет, то строительство начнется в декабре. Проект очень важен как для России, так и для Китая. С декабря прошлого года по текущее время было проведено семь встреч рабочих групп Амурской области и провинции Хэйлунцзян. Последние уточнения по проекту прошли в середине октября в Хэйхэ.

Сейчас в Главгосэкспертизу подана проектная документация на строительство основного моста и подъездных путей. В августе этого года технико-экономическое обоснование строительства проекта (на территории КНР) было утверждено Государственным комитетом по реформам и развитию КНР. Подготовлена проектная документация по мостовому переходу с китайской стороны. Сейчас ее рассматривают в Минтрансе КНР.

— Как вы думаете, сколько людей привлечет на Дальний Восток "дальневосточный гектар"?

— Сейчас их почти 9 тысяч. Каждый день эта цифра меняется. В начале прошлой недели заявок было более 5 тысяч. Так что динамика есть. А на третьем этапе количество желающих получить свой гектар увеличится кратно. Согласно опросу ВЦИОМ, проведенному в 2015 году, порядка 20% россиян рассматривает возможность переезда на Дальний Восток и получения там участка земли. Другие исследования также подтвердили готовность от 10 до 20% граждан к переезду. Это немало, имея в виду, что сейчас на Дальнем Востоке живет всего 6,2 миллиона человек.

— Какие сельскохозяйственные проекты реализуются в ТОР и СПВ?

— Три из 13 территорий опережающего развития имеют сельскохозяйственную специализацию. То есть изначально закладывалась их направленность на агропроекты. Это ТОР "Михайловский" в Приморье, ТОР "Белогорская" в Приамурье и ТОР "Южная" в Сахалинской области. В них уже работают 11 резидентов, которые планируют вложить в создание новых сельскохозяйственных производств 54 миллиарда рублей. Там будут реализованы такие крупные проекты, как строительство молочных ферм и животноводческих комплексов, предприятий по выращиванию сельскохозяйственных культур, завод по переработке сои, производству продукции рафинированных масел и жиров и другие.

Еще в пяти ТОР резидентами заявлено к реализации 11 проектов в сфере сельского хозяйства с объемом инвестиций 13 миллиардов рублей. Это проекты в ТОР "Хабаровск" и "Комсомольск" в Хабаровском крае, "Камчатка" в Камчатском крае, "Надеждинская" в Приморье и "Кангалассы" в Республике Саха (Якутия). Заявки по агропроектам еще 21 инвестора находятся на рассмотрении в Корпорации по развитию Дальнего Востока.

Ряд сельскохозяйственных проектов стартует в Свободном порту Владивосток. На данный момент подано восемь заявок общим объемом инвестиций более 670 миллионов рублей. Две организации уже получили положительное решение и ждут подписания соглашения. Речь идет об освоении 20 тысяч гектаров в Хасанском муниципальном районе и агропроекте в городском округе Спасск-Дальний.

— Сколько Дальний Восток может поставлять зерна в Китай через МТК?

— Наши китайские коллеги, в частности первый секретарь Хэйлунцзянского комитета компартии Китая, председатель постоянного комитета Собрания народных представителей провинции Хэйлунцзян Ван Сянькуй, считают, что при выполнении ряда условий по развитию инфраструктуры можно добиться прохождения только по МТК "Приморье-1" до 20 миллионов тонн зерна в год.

Для этого необходимо создать благоприятные режимы пересечения границы. Мы сейчас над этим работаем. Уже заработал механизм прохождения транспортных средств и грузов через свободный порт Владивосток. То есть круглосуточно стали работать пункты пропуска, заработало "единое окно" при пересечении российской госграницы грузами. Введена электронная подача документов для проведения таможенного контроля. Для того чтобы сократить срок, данные предоставляются заранее, не менее чем за два часа до прибытия товаров. Все это позволит оптимизировать контроль в пунктах пропуска и сократить время его проведения. Мы ждем, что китайская сторона проявит такую же активность.

Отмечу, что пока такие правила действуют только на территории Приморского края. Мы должны отработать данный механизм, а потом распространить его на другие территории порто-франко. Но это не окончательные механизмы. По мере надобности мы будем их расширять и совершенствовать. Лучший критерий истины — практика. Если практика покажет, что нужно внести изменения или что-то дополнить, мы это сделаем.

— Вольный принос (добычу золота частными лицами) собирались разрешить на территории Магаданской области. На какой стадии сейчас законопроект?

— Разработаны два проекта федеральных законов. Первый проект связан с работой индивидуальных предпринимателей. Он предусматривает предоставление права пользования недрами для добычи россыпного золота не превышающей 10 килограммов. Предприниматель сможет работать по заявке без проведения конкурса или аукциона. Безусловно, речь идет только о российских гражданах. Сейчас этот законопроект проходит общественные обсуждения и независимую экспертизу. Это очень важно. Все законы подобного рода должны обсуждаться гласно.

Второй законопроект связан с внесением изменений в закон "О недрах". Поправки связаны с поощрением тех производителей, кто перерабатывает отходы при добыче полезных ископаемых. Документ сейчас согласовывается в Минэкономразвития.

— Сколько сейчас резидентов в каждом из новых свободных портов?

— Сейчас начальная фаза новых четырех свободных портов, перед нами стоит задача привлечь не менее десяти инвесторов в каждый порт до конца текущего года. Первые заявки уже поступили. Пока их 12 на общую сумму инвестиций более 59 миллиардов рублей. Эти проекты дадут работу более 1,2 тысячи дальневосточникам.

В Ванинском муниципальном районе (Хабаровский край) подано три заявки. Это проекты по строительству терминала для перевалки сжиженных углеводородных газов, угольного перегрузочного терминала, производству строительной керамики.

В Корсаковском городском округе (Сахалинская область) — шесть заявок на проекты по созданию рыбного логистическо-перерабатывающего центра, морского пассажирского терминала с пирсом для круизных судов, перевозке грузов, развитию складских услуг.

Три заявки поступило от инвесторов, желающих реализовать проекты на Камчатке. Речь идет о строительстве пятизвездочного отеля, энтодеревни, созданию туристической инфраструктуры.

Идут переговоры с инвесторами на реализации проектов в Певеке (Чукотка).

Важно, что сам механизм Свободного порта заработал и набирает обороты. Напомню, сам закон вступил в силу чуть более года назад. А на сегодняшний день инвесторами подано 167 заявок на общую сумму инвестиций свыше 245,8 миллиарда рублей с планами создания более 26 тысяч новых рабочих мест. На территории порто-франко уже стартовали первые пять проектов, еще 16 проектов находятся на стадии строительно-монтажных работ и на стадии проектирования с общим объемом инвестиций более 6 миллиардов рублей.

— В проекты, в планы развития ДВ уже удалось вовлечь такие страны, как Китай, Япония, Корея. Какие страны на очереди?

— Велись переговоры с Сингапуром. Известнейшая компания "Чанги" завершает процесс вхождения в "Международный аэропорт Владивосток". Сингапурская сторона заверила нас, что процесс почти завершен и в ноябре будут подписаны все необходимые документы для вхождении "Чанги" в капитал аэропорта. Такая сделка — новые инвестиции в инфраструктуру. "Чанги" хочет как минимум удвоить пассажиропоток, развить и расширить маршрутную сеть. У них уже есть положительный опыт по инвестированию в аэропорт в Сочи.

Кроме того, с министром Министерства торговли и промышленности и Министерства национального развития Республики Сингапур Ко По Куном и сингапурскими предпринимателями обсуждался вопрос создания совместной российско-сингапурской платформы для привлечения инвесторов на Дальний Восток.

На прошедшем во Владивостоке наблюдательном совете Свободного порта инвестор из США предложил проект в сфере сельского хозяйства. Есть первые инвестиции в ТОР из Европы — Италии и Литвы. Напомню, что в ходе Восточного экономического форума прошел отдельный диалог Россия — Германия. Мы уверены, что приход инвесторов из ФРГ — вопрос времени.

У нас открытая позиция, мы абсолютно дружественны к любым добросовестным качественным инвесторам.

— Обсуждается ли возможность поставок электроэнергии в КНДР?

— Такая возможность не исключена. Был определенный период адаптации к тем санкциям, которые были поддержаны Россией, международным сообществом и Советом Безопасности ООН. Экономическое сотрудничество, которое возможно с КНДР в рамках этих санкций, будет осуществляться. В том числе мы рассматриваем проект поставок электроэнергии.

— На ВЭФе были подписаны первые соглашения между Российско-китайским фондом агропромышленного развития (51% в управляющей компании РКФАР принадлежит Фонду развития Дальнего Востока) и российскими агрохолдингами о реализации совместных проектов на общую сумму в 18 миллиардов рублей. Но это пока только российские компании. Есть ли реальный интерес со стороны китайских компаний?

— Да, такой интерес есть. В Пекине вместе с Юрием Петровичем Трутневым прошли переговоры с компанией "Кофка" (COFCO Limited) — одной из крупнейших агропромышленных компаний Китая. Мы договорились, что все их проекты рассмотрим и необходимые условия создадим.

— На днях сообщалось, что Китай передал России перечень из 13 инвестиционных проектов на Дальнем Востоке с объемом инвестиций более 750 миллиардов рублей, в реализации которых заинтересованы девять китайских компаний. Речь идет о проектах в сфере добычи и переработки природных ресурсов, сельского хозяйства, развитии портовой и логистической инфраструктуры. Можно конкретизировать, что это за проекты?

— Это проекты в области химической промышленности, добычи и переработки полезных ископаемых, транспортно-логистической сферы, сельского хозяйства, животноводства, переработки сои.

Китай. КНДР. ДФО > Внешэкономсвязи, политика > ria.ru, 2 ноября 2016 > № 1958119 Александр Галушка


Россия > Внешэкономсвязи, политика > mn.ru, 6 августа 2013 > № 875769 Александр Галушка

"С ХУДШИМИ ЗАКУПОЧНЫМИ ПРАКТИКАМИ БУДЕТ ПРОИСХОДИТЬ ТО ЖЕ, ЧТО С МИКРОБАМИ"

Беседовала Ирина Граник

Александр Галушка, сопредседатель центрального штаба ОНФ, сопредседатель "Деловой России", рассказал "МН" о создании единой системы по контролю за госзакупками

- На Петербургском экономическом форуме Владимир Путин призвал движение "Народный фронт - за Россию" наладить общественный контроль за государственными закупками и закупками госмонополий. Как будет выглядеть эта система контроля, создание которой в ОНФ поручили курировать вам?

- Коррупция в сфере госзакупок отнимает огромные бюджетные деньги. Известны оценки Счетной палаты и Контрольного управления президента - потери от коррупционных явлений в госзакупках ежегодно отнимают около 1 трлн руб. Если говорить про систему, о которой говорил президент, то мы предлагаем уже к 1 сентября создать открытую социальную сеть по борьбе с коррупцией и расточительством в сфере госзакупок. Такая сеть предполагает вовлечение в процесс мониторинга и контроля всех, кто пожелает, - граждан, структур, институтов, работающих в этот сфере. Проект будет открыт для СМИ, правозащитников, гражданских активистов. Вторая составляющая этого проекта - профессионализация экспертизы. Ядром всей системы будет современный, простой, понятный и удобный портал для любого человека, который пользуется интернетом. Страница проекта будет организована во всех уже существующих социальных сетях. Так что включиться в систему контроля за госзакупками будет максимально просто и удобно.

- То есть претензии, жалобы, замечания, описания злоупотреблений от граждан и общественных организаций будут аккумулироваться на новом портале. Что будет дальше с ними происходить?

- На основе этой информации на портале будут формироваться жалобы в Федеральную антимонопольную службу (ФАС), которая отвечает за контроль и надзор в сфере госзакупок. При этом на портале будет создана постоянно обновляемая библиотека лучших и худших закупочных практик.

Ведь для неспециалиста сложно постичь нюансы закупочного законодательства и детально проанализировать конкурсную документацию того или иного ведомства. А тут любой человек сможет увидеть примеры, возможно, касающиеся и его района, области. С помощью такой библиотеки пользователь сам сможет жалобу в ФАС написать или сослаться на применение уже описанных нечестных схем - вот мне известно, что и в моей больнице происходят аналогичные злоупотребления при закупке медицинской техники.

Конечно, не все обращения граждан можно будет автоматически преобразовать в жалобу ФАС. Более сложные случаи будет рассматривать штат юристов, который на постоянной основе будет работать в ОНФ в рамках создаваемой системы контроля за госзакупками, а также и экспертный совет, куда будут приглашены лучшие профессионалы по этой теме. А профессионалы по анализу сложных случаев злоупотреблений обязательно потребуются. Напомню, что с 1 января 2014 года начинает действовать закон о контрактной системе. Это более 400 страниц законодательных норм. В развитие этого закона уже сейчас готовится объемный комплекс нормативных правовых актов. Ясно, что не каждый человек со всем этим разберется.

- То есть вы собираетесь охватить своей системой все регионы?

- Да, так и есть. Уже сегодня, проводя региональные конференции, в том числе учредительные конференции ОНФ, мы ориентируем регионы на участие в проекте. Ведь госзакупки и закупки госкомпаний проходят по всем без исключения субъектам Федерации.

- Сейчас более десяти общественных организаций и структур по отдельности занимаются мониторингом госзакупок и выявлением нарушений, публикуя информацию на своих сайтах. Их информация будет как-то отражаться на создаваемом едином портале?

- Наша задача - не дублировать работу имеющихся структур, не подменять их собой, а усилить их возможности. Это такой зонтичный проект. Для объединения таких организаций и людей, которые занимаются анализом госзакупок, будет создан общественный совет. На заседания будут приглашаться и представители ФАС.

- Какие-то общественные организации и структуры уже участвуют в создании этого портала?

- К проекту уже подключились Торгово-промышленная палата, Высшая школа экономики, Национальная ассоциация институтов закупок (НАИЗ). Они дают идеи, профессионалов, отрабатывают отдельные элементы системы. НАИЗ вкладывает в проект созданный ими программный продукт, который позволяет автоматически на сайте zakupki.gov.ru анализировать закупочную конкурсную документацию и выявлять сомнительные сделки. Например, зачастую в документации буквы кириллицы заказчик сознательно заменяет на латиницу. И в результате в этом конкурсе может победить лишь тот, кто об этом знает. Таким способом ограничивается конкуренция. Созданный программный продукт позволяет такие случаи выявлять и делать их достоянием гласности. Более того, уже проведен первый этап такого анализа, и мы уже видим некий антирейтинг регионов и ведомств, которые больше всего грешат такой нечистоплотностью, нечестностью.

- Замена букв - еще не самое изощренное мошенничество для выбора своих получателей госзаказа. Специалисты говорят, что главные злоупотребления происходят на уровне составления проектной документации для размещения госзаказа. - Эти злоупотребления также будут анализироваться и выводиться на свет. Как многие болезнетворные микробы и бактерии на свету не живут, такое же будет происходить с худшими закупочными практиками. У нас они все будут высвечены, и, собственно, это само по себе уже метод искоренения коррупции и расточительства в госзакупках.

Россия > Внешэкономсвязи, политика > mn.ru, 6 августа 2013 > № 875769 Александр Галушка


Нашли ошибку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter