Всего новостей: 2602782, выбрано 5 за 0.083 с.

Новости. Обзор СМИ  Рубрикатор поиска + личные списки

?
?
?  
главное   даты  № 

Добавлено за Сортировать по дате публикации  | источнику  | номеру 

отмечено 0 новостей:
Избранное
Списков нет

Алексеева Людмила в отраслях: Внешэкономсвязи, политикаЭкологияМедицинавсе
Алексеева Людмила в отраслях: Внешэкономсвязи, политикаЭкологияМедицинавсе
Россия. СКФО > Внешэкономсвязи, политика > newizv.ru, 18 января 2016 > № 1668917 Людмила Алексеева

«Кадыров безобразничает, потому что ему дан карт-бланш»

Председатель Московской Хельсинкской группы Людмила Алексеева

Сергей Ежов

Глава Чечни Рамзан Кадыров на прошлой неделе назвал представителей оппозиции «врагами народа» и «предателями». Вслед за ним похожие заявления сделали глава парламента республики Магомед Даудов и депутат Госдумы Адам Делимханов. Были названы и имена тех, кого руководство Чечни хочет покарать как якобы представителей «пятой колонны». Это руководители независимых СМИ («Эхо Москвы» и «Дождь»), оппозиционеры Алексей Навальный, Михаил Ходорковский, Илья Яшин, правозащитники Лев Пономарев, Игорь Каляпин и другие. Заявление Кадырова и его сторонников раскритиковали многие общественные деятели, в том числе из Совета по правам человека при президенте РФ. На сайте «Конгресса интеллигенции» был объявлен сбор подписей с требованием немедленного отстранения от должности главы Чечни. В обращении говорится, что обвинения в предательстве и в подрывной деятельности только за участие в мирной общественной жизни носит характер прямой угрозы и противоречит не только моральным, но и правовым нормам. Один из авторов петиции Людмила АЛЕКСЕЕВА в интервью «НИ» рассказала, кто способен остановить поток заявлений, возбуждающих политическую рознь.

– Вслед за Рамзаном Кадыровым в отношении оппозиции резко высказались и его ближайшие соратники. Людмила Михайловна, чем, на ваш взгляд, вызван этот парад заявлений?

– Может быть, это психологическое явление. Если «божественный вождь» что-то изрек, то это истина в последней инстанции. И все, кто хотят сохранить свои должности и даже головы, должны вслед за ним эти мерзости повторять. Есть вероятность того, что наша страна может если не повторить сталинское время, то приблизиться к нему. Этого я бы не пожелала никому из живущих на свете.

– Несут ли уже сегодня эти угрозы реальную опасность? Есть ли риск того, что лидеры Чечни уже завтра перейдут от слов к делу? Например, начнут диктовать редакционную политику каналу «Дождь» и радио «Эхо Москвы»…

– Конечно. Именно поэтому нужно протестовать как можно более резко и массово. Все зависит от силы нашего сопротивления. Ими выбран удобный момент – сложно бороться в кризисное время, когда мысли заняты тем, чем детей прокормить.

– На сайте «Конгресса интеллигенции» на настоящий момент ваше требование поддержали более шести тысяч человек. Чего вы реально намерены добиться этими подписями? Можно ли допустить, что Рамзан Кадыров действительно будет отправлен в отставку? Или это направлено больше в сторону общественного мнения?

– Да, это просто способ выражения своего мнения. Конечно, Кадыров потому так и безобразничает, что ему дан карт-бланш. Может быть, за усмирение Чечни и недопущение войны Кадырову позволено делать все что угодно. Или есть какие-то другие договоренности. Мне это неизвестно, вам неизвестно, и я не знаю, станет ли когда-нибудь известно.

– Все же можно предположить, что среди российской политической элиты многие не разделяют заявлений команды Кадырова…

– Знаете, я против того, чтобы нынешнюю политическую верхушку называть элитой.

– Никакой осуждающей реакции от представителей федеральной власти, если не считать заявления омбудсмена Эллы Памфиловой, пока не последовало…

– Да, Памфилова – очень достойный, мужественный человек. Ей очень трудно на своей должности. А кого вы еще имеете в виду, кто должен возразить Кадырову?

– Например, члены правительства, руководители Госдумы, Генпрокуратуры, Следственного комитета.

– Да какая у нас Госдума?! Как ее выбирали, как в нее попали люди, какая ее легитимность? Не случайно после выборов этой Думы начались акции протеста: люди понимали, что их обмишурили.

– Ну а правоохранительные органы…

– Кто? Господин Чайка, который сейчас больше озабочен спасением своей репутации? Нет, кроме как на самих себя, нам надеяться не на кого. Только на гражданское общество, которое у нас, слава богу, есть. Маленькое, неумелое и ослабленное, но оно есть. Понимаете, у нас из всех свобод сохранилась только одна: уехать из этой страны. И, к сожалению, люди, которые могли бы протестовать, нашли себе применение в других обществах, где они чувствуют себя комфортнее. Я их не осуждаю, каждому жизнь дается один раз. Но мне просто горько, что лучшие люди покидают страну, и это очень ослабляет наше общество и растягивает процесс его взросления. Хотя сейчас появляются совсем молодые люди, которые при любых условиях хотят жить и работать в России. Это вселяет надежду, пусть и небольшую.

– Печальные вещи говорите, Людмила Михайловна.

– Но вообще-то я оптимист и верю, что на «длинной дистанции» Россия станет демократическим, правовым государством. Присоединится к европейским народам, потому что мы европейская страна.

– Рамзан Кадыров с вами бы поспорил…

– Никак не пойму, в чем заключаются наши особенные ценности? Мы привержены общечеловеческим.

Россия. СКФО > Внешэкономсвязи, политика > newizv.ru, 18 января 2016 > № 1668917 Людмила Алексеева


Россия > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 23 сентября 2014 > № 1181273 Людмила Алексеева

ЛЮДМИЛА АЛЕКСЕЕВА: У МНОГИХ РОССИЯН НАСТУПАЕТ ОТРЕЗВЛЕНИЕ (" DEUTSCHE WELLE ", ГЕРМАНИЯ )

Андрей Калих

В воскресенье, 21 сентября, в Москве и других крупных городах России прошли "Марши мира". Эта первая за полгода массовая акция оппозиции и гражданского общества против участия России в конфликте на востоке Украины. В интервью с известной российской правозащитницей, главой Московской Хельсинкской группы DW продолжила тему отношения гражданского общества к конфликту на Украине и протестному движению.

- Людмила Михайловна, почему в России нет массовых выступлений против российского вмешательства в дела Украины и против участия российских военнослужащих в конфликте?

- Массового протеста нет, во-первых, потому, что у нас нет привычки и умения выражать свое мнение публично. Нас от этого отучали и в царской России, и в советское время, и сейчас продолжают отучать. Во-вторых, за последнее время наша Дума только и делает, что принимает законы, направленные на запугивание граждан: увеличение штрафов, тюремных сроков, ужесточение уголовных наказаний. Это тоже отпугивает.

Ну, и в-третьих, конечно, оголтелая телевизионная пропаганда. Видимо, выражение одного из пропагандистов прошлых времен - "Чем чудовищнее ложь, тем легче в нее поверят" - имеет смысл. Надо признать, что люди, не очень размышляющие, зомбированы этой пропагандой. Я встречаю многих людей, про которых я никогда бы не подумала, что они в состоянии поддаться такой лжи.

Но с другой стороны. Вот вы говорите, что нет массовых протестов. А я радуюсь, когда слышу об одиночных пикетах против войны. Потому что помню, как в 1968 году, когда наши танки вошли в Чехословакию, очень многие люди по всей стране были этим возмущены, но вышли на демонстрацию на Красной площади всего лишь восемь человек. А сейчас одиночные пикеты против войны во многих городах, не только в Москве, проходят постоянно. Ребят забирают, на их место приходят новые, то есть на улицу выходят сейчас гораздо больше людей, чем раньше.

- Что могут сделать в таких условиях оппозиционеры, политики, активисты гражданского общества?

- Активисты не так уж много могут сделать, ведь их не пускают на телевидение и в другие СМИ. Протест ослабел и от принятых мер на устрашение, и от того, что часть граждан "купилась" на "Крым наш", и от того, что люди устали от безнадежности протеста. Есть ощущение, что после пика 2011-2012 годов уличная протестная активность вообще ушла. Но она не ушла, она временно находится на спаде. И потом, знаете, летом люди разъезжаются, а погода в этом году стоит хорошая, у многих до сих пор еще дачное настроение.

Я уверена, что время может сделать за нас все и даже гораздо быстрее, чем мы думаем, потому что кроме войны еще есть рост инфляции и цен, в том числе и в связи с санкциями, которые мы сами на себя наложили. Власть уже успела наделать немало глупостей. Падение поддержки аннексии Крыма и вообще всего этого безобразия на Украине началось уже в августе. У меня свой прогноз: я уверена, что происходить это будет довольно быстро, сейчас у многих наступает отрезвление и разочарование. Но разочарование пока не способно вылиться в массовые открытые протесты по указанным выше причинам.

- Вы считаете, что массовые антивоенные акции нужны?

- Я в любом случае считаю, что очень важно, чтобы "Марш мира" состоялся, и чтобы на него вышло много людей. Это важно для нас самих, для нашего самоощущения, и для того, чтобы власти видели, что многие в России не согласны с политикой Кремля на Украине и не поддерживают эту патриотическую истерию. Очень важно, чтобы об этом знали и украинцы, чтобы они видели нашу поддержку. Мне это важно, потому что мне очень совестно перед ними.

Россия > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 23 сентября 2014 > № 1181273 Людмила Алексеева


США. Россия > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 18 декабря 2012 > № 718586 Людмила Алексеева

ЛЮДМИЛА АЛЕКСЕЕВА: АКТ МАГНИТСКОГО - ПРАВИЛЬНАЯ МЕРА, И ОНА ДАСТ РЕЗУЛЬТАТ ( DEUTSCHE WELLE , ГЕРМАНИЯ )

Евлалия Самедова

Российская правозащитница Людмила Алексеева объяснила DW, в чем важность принятого в США "закона Магнитского" и почему его следует воспринимать как эволюцию поправки Джексона-Вэника.

Принятие в США "акта имени Магнитского" одновременно с отменой поправки Джексона-Вэника вызвало возмущение российских властей. В минувшую пятницу, 14 декабря, Госдума одобрила в первом чтении законопроект, который станет своеобразным ответом на "закон Магнитского". Согласно этому проекту, визовые и экономические санкции будут применены к американцам, причастным к нарушению прав россиян в США. Своим мнением о том, к чему приведет такое противостояние, выполнила ли свою задачу поправка Джексона-Вэника и стоило ли принимать "акт Магнитского", в интервью DW поделилась российская правозащитница, глава Московской Хельсинкской группы (МХГ) Людмила Алексеева.

- Поправка Джексона-Вэника действовала в отношении Советского Союза, а затем России почти 40 лет. Как вы оцениваете ее эффективность? Своевременно ли она, на ваш взгляд, была принята и отменена?

- Я считаю, что принятие американским Конгрессом поправки в 1974 году было очень своевременным. Ее действенность ощутили тогда на себе не только те, кто хотел эмигрировать из СССР, но и все думающие граждане. Мы жили за "железным занавесом", были отгорожены от всего мира, и поправка сыграла свою позитивную роль - границы приоткрылись. После ее принятия начали массово выпускать из страны отказников-евреев в Израиль и в Америку. Уезжали и немцы. Я бы сказала так: в советский период поправка Джексона-Вэника была очень эффективной.

- А после?

- Дальше, в годы перестройки, отчасти благодаря этой поправке было реализовано такое важное право наших граждан, как право на получение заграничных паспортов. Люди получили возможность без ограничений выезжать - достаточно было только иметь визу. Со стороны собственного правительства никаких препятствий для этого не было. Вот на этом-то этапе, как мне кажется, поправку по отношению к Советскому Союзу и стоило бы отменить, поскольку свою задачу она выполнила: мы получили право покидать свою страну и возвращаться. Уже не имело смысла дальше ограничивать режим наибольшего благоприятствования в торговле.

- Но ведь остальные права продолжали нарушаться...

- Да, но в том-то и дело, что поправка имела целью исключительно вернуть право на свободу перемещения. Что касается остальных прав, то когда нас, правозащитников, спрашивали, как быть с поправкой, мы отвечали, что ее нужно отменить, приняв одновременно другой аналогичный закон, в котором говорилось бы о необходимости соблюдать остальные права граждан. Тогда этого сделано не было, и посмотрите, что в итоге вышло: сейчас право на то, чтобы свободно покидать свою страну и возвращаться - единственное право, которое в России не нарушается. Остальные в той или иной мере власти нарушают.

- Получается, что принятие "акта Магнитского" и стало таким новым законом? Вы поддерживаете это решение США?

- Безоговорочно. Я считаю, что это очень правильная мера, и она полностью отвечает нынешней ситуации с правами человека в России. Поправка Джексона-Вэника уже сыграла свою роль и больше не нужна, но очень важно другое - верховенство закона. Если раньше на кону был режим наибольшего благоприятствования в торговле, то сейчас - персональное благополучие конкретных людей из "списка Магнитского", которые действительно заслуживают наказания за то, что нарушают права российских граждан и обкрадывают бюджет. Я имею в виду запрет для таких лиц на въезд в США и замораживание их активов.

- Будет ли у "акта Магнитского" продолжение? Поддержит ли США в данном случае Европа?

- Как мы знаем, эту же меру поддержал Европарламент (в конце октября его депутаты проголосовал за составление "списка Магнитского" для Евросоюза. - Ред.). Теперь по правилам ЕС поправку должны принять национальные парламенты стран-членов Европейского Союза. Пока, насколько я знаю, приняли только Нидерланды (резолюция, одобренная в июле парламентом Нидерландов и адресованная правительству страны, носит рекомендательный характер. - Ред.), в какой-то мере процесс идет в Великобритании. Можно предположить, что произойдет это и в Германии. Об этом позволяет говорить недавнее принятие бундестагом резолюции о ситуации с правами человека в России.

- Будет ли расширен список лиц, упоминаемых в "акте Магнитского"?

- Думаю, что да. Закон не ограничивается теми чиновниками, которые проявили себя нарушителями юридических и моральных правил по отношению к Магнитскому, он предполагает, что список может и дальше пополняться людьми, которые нарушают права граждан.

- Правозащитные организации будут принимать участие в расширении "списка Магнитского"?

- Мы в некотором роде уже начали такую работу. 12 декабря, в День Конституции России, мы проводили круглый стол, на котором как раз прозвучало предложение обратиться к Европе и США, чтобы пополнить список. Речь идет о тех депутатах, которые были авторами антиконституционных и противоречащих международным обязательствам России законов - таких, как закон о митингах, об иностранных агентах, о клевете, о государственной тайне и так далее.

- Российские власти уже отреагировали на "акт Магнитского". 14 декабря Госдума уже приняла в первом чтении законопроект, который является ответом Москвы. Насколько вероятно усиление противостояния?

- Что ж, наш парламент неслучайно называется взбесившимся принтером. Конечно, он может принять такой ответный закон. И конечно, это затронет отношения между странами. Но надо понимать, что эти отношения могут быть полноценными, только если страны исповедуют общие ценности. Если же они, эти ценности, противоположны, сколько ни улыбайся друг другу, хороших отношений не получится.

- Как же преодолеть этот тупик? Выходит, что "акт Магнитского" будет не столь эффективен, как в свое время поправка Джексона-Вэника?

- Напротив. Думаю, он принесет свои плоды, но не сразу. Сначала наши руководители попытаются стать в позу возмущенных и обиженных. Но мы живем в глобальном мире, и долго обижаться на Америку и Европу России будет трудновато.

США. Россия > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 18 декабря 2012 > № 718586 Людмила Алексеева


Россия > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 21 июля 2012 > № 606312 Людмила Алексеева

Людмила Алексеева: В нашем веке нет места авторитарным системам ("Deutsche Welle", Германия)

Егор Виноградов

Председателю Московской Хельсинкской группы Людмиле Алексеевой 20 июля исполняется 85 лет. Более пятидесяти лет из них она посвятила правозащитной деятельности. Алексеева стояла у истоков общественной неправительственной правозащитной организации Московская Хельсинкская группа (МХГ), пережила вынужденную эмиграцию, вернулась в Россию, где продолжила работу по созданию правового демократического государства. Накануне юбилея корреспондент DW побеседовал с Людмилой Алексеевой о ее судьбе, о стране, в которой она живет и работает, и о правозащитной деятельности.

DW: Людмила Михайловна, что придает вам силы на протяжении стольких лет заниматься правозащитной деятельностью?

Людмила Алексеева: На самом деле силы мне придает вера в то, что я делаю именно то, что нужно. Когда ты веришь, что живешь правильно и делаешь то, что нужно, на это хватает сил.

- Как вы оцениваете нынешнюю ситуацию в России?

- Наш нынешний президент увидев, что в стране растут протестные настроения, что его рейтинг падает и в России и за рубежом, решил побороть это единственным доступным его пониманию методом. Он - человек, воспитанный КГБ, который может только действовать с позиции силы, запугивая и обманывая. Сейчас один за другим издаются совершенно безумные законы, не просто антиконституционные, а лежащие за гранью права. Закручивания гаек не получится, потому что резьба стерлась. Два раза войти в одну и ту же воду невозможно, возврата к СССР не будет.

Может быть, наш президент или люди вокруг него ностальгируют по Советскому Союзу, но ведь СССР - это империя, а империи отжили свое время. В 21 веке не может быть ни империй, ни тоталитарных, ни даже авторитарных систем. Много раз доказано, что в 21 веке даже, казалось бы, самые прочные авторитарные и тоталитарные системы оказываются недолговечными. К тому же выросло и почувствовало свою силу гражданское общество.

- Как будет развиваться ситуация в России в ближайшее время?

- Я уверена, что нынешняя ситуация очень быстро разрешится. Я считаю, что Россия станет демократической страной и правовым государством. А законы, которые принимают, в частности, закон о НКО, просто не будет работать, потому что он, действительно, безумный. Ну, какие же правозащитники агенты иностранного влияния?

- Российских правозащитников часто обвиняют в том, что они выносят ссор из избы и этим только наносят вред своей стране. Как вы считаете, такие обвинения обоснованы?

- Правозащитники борются за улучшение жизни в нашей стране, поэтому власти ничего не удастся с ними сделать. К сожалению, далеко не все у власти это понимают. Телевизионная пропаганда ведется так, что даже многие граждане ей поддаются. Но у меня, например, совесть чиста и перед моей страной, и перед США.

- Вам часто напоминают о том, что вы получили американское гражданство? Как вы к этому относитесь?

- Я была практически изгнана из своей страны, мне грозил арест. Не только мне, но и моему сыну, и мужу. В советское время тех, кто эмигрировал, автоматически лишали гражданства. В США мы оказались как люди без гражданства. Тогда никому не приходило в голову, что СССР скоро рухнет, поэтому мы уезжали с чувством, что мы уезжаем навсегда. Так что, мне навсегда нужно было оставаться лицом без гражданства?

Поэтому, когда в 1982 году нам дали вид на жительство в США, мы его приняли. США - прекрасная страна, и мы там прекрасно жили. В 1994 году президент Ельцин издал указ о том, что лица, которые уехали из СССР, но не совершили в своей стране никаких преступлений, могут вернуть гражданство России. Я попала в список лиц, имеющих право на получение гражданства в упрощенном порядке. Получив российский паспорт, я продала дом в США, купила квартиру в Москве и полностью переехала сюда жить и работать, лишь изредка навещая больного мужа, которого не удалось сразу перевести на родину. Сейчас я российская гражданка, но я и не подумаю отказываться от американского гражданства. А что говорят? Да, пусть говорят. Мне важно, что моя совесть чиста и перед той, и перед другой страной.

- Какой период вашей правозащитной деятельности кажется вам самым интересным?

- После краха Советского Союза и до сих пор.

- Почему?

- В СССР мы, правозащитники, боролись за правду, не очень рассчитывая на результат. Никто из нас не думал, что мы доживем до того времени, когда будем давать пресс-конференцию в «Интерфаксе» и открыто высказывать свое мнение о законе о НКО. Но это время настало.

- Чем, по-вашему, отличаются правозащитники времен Советского Союза от молодого поколения правозащитников?

- Мы были простыми советскими людьми, просто с категорическим неприятием лжи. Мы занимались правозащитной деятельностью без всякой надежды на то, что будем иметь хоть какой-то успех, а просто потому, что вот так жить было правильно. А нынешнее поколение правозащитников - это замечательные молодые люди, которые повидали не только свою страну, но и весь мир. Это хорошо образованные люди, которые знают не только русский, но и другие языки. Многие получили образование не только в России, но и в зарубежных университетах. Но многие вещи, которые для нас были безусловны, им приходится разъяснять, поскольку они ничего об этом просто не знают. Они себя прекрасно покажут. У нас развивается волонтерская служба, у нас появился «Гражданин наблюдатель», у нас возникла «Белая лента», и это все - молодежь.

- А что бы вы пожелали себе?

- Да, что мне себе желать? В России мало кому удается прожить 85 лет. Я бы хотела до последнего дня своей жизни иметь ясную голову и работать, делая то дело, в которое я верю, которому я посвятила почти полвека своей жизни. Я верю, что Московская Хельсинкская группа, в создании которой я принимала участие, председателем которой являюсь сейчас, пережившая советский режим, и этот режим тоже переживет. И я верю, что Россия станет демократическим правовым государством. Для меня это очень важно.

Россия > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 21 июля 2012 > № 606312 Людмила Алексеева


Россия > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 13 февраля 2012 > № 493759 Людмила Алексеева

ЛЮДМИЛА АЛЕКСЕЕВА: В 2017 ГОДУ РОССИЯ БУДЕТ ДЕМОКРАТИЧЕСКОЙ СТРАНОЙ ( DER SPIEGEL , ГЕРМАНИЯ )

Автор: Бенджамин Биддер (Benjamin Bidder), Бритта Зандберг (Britta Sandberg), Маттиас Шепп (Matthias

84-летняя российская правозащитница Людмила Алексеева вот уже несколько десятилетий ведет борьбу за политические свободы в России. В своем интервью она объясняет, почему нынешняя политическая система является уязвимой, а Россия, несмотря на все неудачи, развивается позитивно.

Когда 84-летняя Людмила Алексеева ложится спать, она кладет рядом с собой ручку и блокнот - главе правозащитной организации "Московская Хельсинкская группа" регулярно ночью звонят оказавшиеся в сложном положении граждане этой огромной империи.

Алексеева является знатной дамой оппозиции в России, а также неутомимым борцом за демократию. В начале 1950-х годов она вступила в Коммунистическую партию и изучила "все до единой написанные Лениным книги". Однако в 1966 году она поддержала критически настроенных по отношению к режиму писателей. В 1969 году она была исключена из Коммунистической партии и потеряла работу. В 1977 году сотрудники спецслужбы КГБ вынудили ее эмигрировать, и до своего возвращения на родину в 1993 году Алексеева находилась в Соединенных Штатах. С тех пор у нее есть американский паспорт.

Свою работоспособность она объясняет просто: "У меня хорошие почки, хороший аппетит, и я хорошо сплю. Такие люди - прирожденные оптимисты".

Der Spiegel: Вот уже в течение 50 лет вы выступаете в поддержку демократии и прав человека, и по большей части без особого успеха. Сегодня на дворе 2012 год. Как вы оцениваете ситуацию в стране?

Людмила Алексеева: Оценка зависит от исходной точки - мне было 25 лет, когда умер Сталин. Если взять правление Сталина в качества масштаба, то в таком случае сегодня мы живем очень свободно. Но если сравнивать с 1990-ми годами, то мы откатились далеко назад. Это не означает, что Россия в то время была какой-то особенно демократической страной. После развала Советского Союза государственная власть занималась в основном распределением должностей и богатств. Общество никого не интересовало. Это была никакая не демократия, но мы чувствовали себя значительно более свободно.

- Вы на самом деле были более свободными, или у вас просто было больше надежд?

- Конечно, у нас были надежды, но были и настоящие свободы. Не было вмешательства государства в дела общественных организаций и партий, а средства массовой информации были свободными.

- В начале марта Россия будет выбирать нового президента. Владимир Путин является фаворитом. Он одержит победу - несмотря на протесты?

- Весьма вероятно. Однако его поддержка слабеет. Его третий президентский срок будет отличаться от двух предыдущих. В 2000 году Путин был президентом надежд. Он обещал установить "диктатуру закона". Однако своего обещания он не сдержал.

- Почему фигура Путина до сих пор для многих остается привлекательной?

- Ему повезло. Путин был президентом в тот момент, когда экономика развивалась. К этом надо добавить чрезвычайно высокие цены на нефть. Судьба подарила нам уникальную возможность сделать в политике, в экономике и в жизненном уровне огромный скачок вперед. Многие не знают, с чем сравнивать - в 1990-е годы они жили плохо. После этого их жизнь стала лучше. Но люди не понимали, что улучшение произошло в силу определенных обстоятельств, которые не имели никакого отношения к Путину. К сожалению вместо того, чтобы добиться российского экономического чуда, Путин в те годы построил капитализм для друзей. Так было в Испании в эпоху диктатора Франко: для друзей все, а остальным - закон.

"Победы укрепляют режимы"

- В 1990-е годы вы вернулись из Соединенных Штатов. Тогда вы могли себе представить, что вы в 84 года еще будете принимать участие в демонстрациях?

- Я вообще никогда не думала о том, что я в 84 года еще чем-то буду заниматься. Но если серьезно: я и в 1990-е годы не исходила из того, через два года мы сможем стать демократическим государством. Отдельные неудачи не являются признаком общего провала. Свободу легко потерять, а для того, чтобы ее обрести, надо пройти долгий и сложный путь. Вообще правовое государство - это цветочек, растущий очень медленно. С другой стороны, я считаю, что мы развиваемся очень быстро.

- Что вы имеете в виду?

- В 2009 году я беседовала в Берлине с молодым немцем. Я ему сказала: наши народы пережили в своей истории ужасные режимы - режимы Гитлера и Сталина. Но вы, немцы, вырвали Гитлера из ваших сердец и умов, а мы не смогли сделать то же самое со Сталиным. Он возразил: я не знаю, где бы мы сегодня оказались, если бы мы победили в войне, а не Россия. Победы укрепляют режимы. Я не жалею о том, что мы победили, но я понимаю, что наш путь к демократии будет более длинным и сложным, чем у немцев.

- Вы оптимист. Вы действительно исключаете возможность отката в старое время? Многие ваши соотечественники поддерживают такие националистические лозунги как "Россия для русских".

- В России фашистов не много. Ксенофобия, к сожалению, встречается и в более богатых обществах, чем наше. Мы живем в эпоху великого переселения народов.

- Может ли появиться новый Сталин?

- Нет, не будет ни нового Сталина, ни нового Гитлера. Эта эпоха уже закончилась. Возможно, Путин будет разыгрывать националистическую карту, если ситуация для него станет критичной. Это было бы опасно, поскольку мы живем в многонациональном государстве.

- Уже сейчас многие националисты требуют прекращения оказания финансовой помощи мусульманскому Северному Кавказу.

- Наши националисты просто сошли с ума. Разве они хотят развала нашей страны? Чем они в таком случае отличаются от чеченских террористов?

- Однажды вы предсказали, что в 2017 году Россия будет демократическим государством. Вы продолжаете так считать?

- Да, мы быстро развиваемся. В 2017 году мы не будем такой демократией, как Англия, но, возможно, такой, как Эстония. И у нас будут свободные и честные выборы.

- Если оппозиция придет к власти, вы уйдете тогда на давно заслуженный отдых?

- Конечно нет. Если мне доведется до этого дожить, то уже на следующий день я буду стоять перед воротами Кремля и внимательно за ними следить. Дело в том, что любая власть, любое правительство нарушают права человека, если граждане это позволяют.

- В 1952 году, когда Сталин еще был у власти, вы вступили в Коммунистическую партию. Почему вы это сделали?

- Я считала, что партия пошла по ложному пути. Я думала, что, если я вступлю в нее, то смогу скорректировать этот курс, смогу остановить антисемитские тенденции и положить конец лжи. Но тогда я очень быстро поняла, что я смогу сделать карьеру, но мне никогда не удастся изменить партию.

- У вас не было страха, когда вы выступали в поддержку находившихся в заключении писателей и диссидентов?

- Я была не очень умна. Я не понимала, что должна была бояться. Я была уверена, что они не совершат преступления, и я считала так не потому, что была особенно смелой, а просто по наивности.

Россия > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 13 февраля 2012 > № 493759 Людмила Алексеева


Нашли ошибку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter