Всего новостей: 2602782, выбрано 2 за 0.122 с.

Новости. Обзор СМИ  Рубрикатор поиска + личные списки

?
?
?  
главное   даты  № 

Добавлено за Сортировать по дате публикации  | источнику  | номеру 

отмечено 0 новостей:
Избранное
Списков нет

Грушко Александр в отраслях: Внешэкономсвязи, политикаАрмия, полициявсе
Грушко Александр в отраслях: Внешэкономсвязи, политикаАрмия, полициявсе
Россия. Австрия > Внешэкономсвязи, политика > ria.ru, 30 июня 2018 > № 2701282 Александр Грушко

Александр Грушко: в ЕС понимают, что Россия — гарант их энергобезопасности

В Вене прошла 16-я Ежегодная конференция ОБСЕ по обзору проблем в области безопасности. Возглавивший российскую делегацию заместитель министра иностранных дел РФ Александр Грушко рассказал РИА Новости об итогах конференции, абсурдности антироссийских санкций Евросоюза и попытках США отговорить европейцев от проекта "Северный поток-2". Беседовала корреспондент РИА Новости в Вене Маргарита Костив.

— В четверг завершилась Ежегодная конференция ОБСЕ по обзору проблем в области безопасности. Каковы итоги?

— Это была уже 16-я конференция ОБСЕ по обзору проблем в области безопасности. В нынешних условиях турбулентности международных отношений, которые затронули, конечно же, состояние безопасности на европейском континенте, такого рода форумы позволяют комплексно рассмотреть ситуацию в Европе, обменяться позициями и постараться определить не только сферы расхождения, но и зоны общих интересов. А затем подумать над тем, что ОБСЕ может сделать для того, чтобы эти общие интересы реализовать. Значение такого рода контактов нельзя приуменьшать. В целом мы удовлетворены результатами конференции, поскольку она дала возможность высказать наши системные подходы к путям укрепления европейской безопасности, преодолению конфликтов и обратить внимание на необходимость коллективных усилий по нейтрализации общих угроз и вызовов.

— Чего конкретно удалось достичь?

— Что касается конкретики, то, пожалуй, можно выделить растущее понимание, в том числе у наших западных партнеров, важности "структурированного диалога" в области безопасности. Похоже, все осознают сегодня, что в условиях обрыва контактов по военной линии, когда на континенте, прежде всего в результате действий НАТО, возрос уровень военной активности, было бы опасно уходить от диалога по вопросам деэскалации, предотвращения опасных военных инцидентов и недопущения неправильного прочтения военных намерений друг друга. Подходы к "структурированному диалогу" разные, но тем не менее, думаю, превалировало общее понимание, что площадка ОБСЕ, которая изначально и создавалась прежде всего как главный инструмент обеспечения безопасности в Европе путем реализации мер контроля над вооружениями, мер укрепления доверия и безопасности, должна оставаться в центре усилий по улучшению состояния дел в сфере жесткой безопасности.

— Произошли ли какие-то изменения в политике стран-участниц ОБСЕ?

— В ОБСЕ растет понимание того, что необходимо более плотно заниматься внерегиональными угрозами и вызовами. Причина здесь абсолютно понятна. Сегодня всем ясно, что состояние дел в Европе определяется во многом влиянием внерегиональных рисков. Поэтому в ходе конференции огромное внимание уделялось таким вопросам, как борьба с терроризмом, что делать с миграцией. Показательно, что эти дискуссии шли не в теоретическом ключе, а под углом возможной проектной деятельности ОБСЕ, с использованием уже имеющихся в распоряжении этой организации инструментов и механизмов для того, чтобы найти нишу ОБСЕ в противодействии этим угрозам, разумеется, не дублируя усилия других международных организаций. В таком же плане рассматривались отношения с партнерами, потому что понятно — если периферия ОБСЕ будет нестабильной, если с территорий, окружающих зону ОБСЕ, будут исходить угрозы экстремизма и терроризма, то состояние безопасности в регионе ОБСЕ будет страдать, и организация не может быть в стороне от международных усилий по стабилизации этих регионов и их последующей реабилитации.

ОБСЕ обладает уникальной возможностью собирать на своей площадке все организации, действующие на евроатлантическом и евразийском пространствах. Соответствующий документ был принят еще в 1999 году, он называется "Платформа безопасности, основанной на сотрудничестве". Конечно, использование этого механизма было бы в интересах всех государств-участников. Для нас принципиальное значение будет иметь продолжение использования потенциала ОБСЕ для диалога между ЕС и ЕАЭС в рамках общей работы, которая получила название "интеграция интеграций" и которая позволила бы обеспечить гармонизацию интеграционных процессов, происходящих на пространстве ОБСЕ.

— Госсекретарь США Майк Помпео на днях заявил, что США активно работают с европейскими государствами и бизнесом, чтобы убедить их отказаться от "Северного потока-2". Как вы можете это прокомментировать?

— Ситуация с "Северным потоком-2" абсолютно понятна. Во-первых, это коммерческий проект, реализация которого очевидным образом улучшит состояние энергетической безопасности Европы. Он обоснован в финансовом и ресурсном отношениях. Это хотя бы подтверждается тем, что нынешний год и без "Северного потока" стал рекордным в плане поставок российского газа в Европу — объем превысил 194 миллиарда кубических метров. По всем оценкам, прежде всего западным, потребность в трубопроводном газе, который наиболее конкурентоспособен на рынках в Европе, будет только возрастать. Причем этот рост будет достаточно продолжительным по времени и очень устойчивым. Поэтому мы всегда исходили из того, что в основе энергетического сотрудничества должны лежать экономические факторы, необходимо вести дело к тому, чтобы максимально деполитизировать такое сотрудничество, исключить влияние любых геополитических факторов. К сожалению, мы сегодня видим, что некоторые страны пытаются такое сотрудничество максимально политизировать, причем для того, чтобы либо извлечь из этого конкретные экономические дивиденды, либо таким образом усилить свои позиции в западных объединениях.

— Как Москва оценивает подобную неконструктивную политику Вашингтона?

— Что касается США, то это абсолютно не секрет, что они оказывают колоссальное воздействие на европейцев, многочисленные представители Вашингтона выезжали практически во все столицы Европы и не стеснялись диктовать, что покупать, а что не покупать у России и как с ней сотрудничать. Я думаю, в Европе все понимают, что именно Россия является гарантом энергетической безопасности континента, и если говорить об американских амбициях обеспечить такую безопасность, то на сегодняшний день в европейском газовом балансе доля американского сырья составляет всего около 2%.

— Обсуждалась ли ситуация вокруг "Северного потока-2" в ходе вашей встречи с главой МИД Австрии Карин Кнайсль?

— В МИД Австрии мы провели переговоры по широкому комплексу отношений России и ЕС в период австрийского председательства. Разумеется, частью такого обзора был и энергетический сегмент. Речь шла не только и не столько о физических поставках газа, а о том, что необходимо искать такие формы взаимодействия, которые обеспечили бы стабильность поставок, спроса, транзита и в конечном счете укрепляли бы предсказуемую среду для инвесторов. Энергетическое сотрудничество требует больших денег, и понятно, что крупные инфраструктурные проекты не могут осуществляться в непредсказуемой политической или юридической среде. Здесь я имею в виду продолжающиеся попытки распространить на транзитные газопроводы положения "третьего энергетического пакета ЕС".

— Лидеры Евросоюза на саммите в Брюсселе согласовали политическое решение о продлении санкций против России еще на полгода. Осуждает ли Москва этот шаг?

— История с санкциями уже обретает абсурдный характер. Как известно, мы проблему санкций не обсуждаем. Ее должны решать те страны, которые эти незаконные санкции вводили. Но, по-моему, только слепой не видит, что именно Киев не собирается выполнять минские соглашения. Нет никакого продвижения ни по политическому треку, ни по военному, ни по треку сферы безопасности. Более того, последние законы, которые были приняты в Киеве, свидетельствуют о том, что на самом деле украинская власть пытается максимально осложнить процесс политического урегулирования.

Насколько долго ЕС будет цепляться в санкционном режиме за минские договоренности, надо, видимо, спрашивать у них, но сегодня такая позиция не только наносит ущерб самому ЕС, но и ухудшает перспективы выхода на политическое урегулирование. Поэтому если ЕС реально заинтересован в том, чтобы наконец был урегулирован кризис в центре Европы, то речь должна идти не о санкциях, а о дополнительном воздействии на Киев с целью побудить его выполнить все то, что было согласовано на самом высоком уровне, в том числе с участием лидеров двух ведущих государств Евросоюза.

Маргарита Костив.

Россия. Австрия > Внешэкономсвязи, политика > ria.ru, 30 июня 2018 > № 2701282 Александр Грушко


Россия > Внешэкономсвязи, политика > interaffairs.ru, 27 июля 2011 > № 567718 Александр Грушко

Александр Грушко, Заместитель министра иностранных дел РФ: «Мы должны завершить расчистку наших отношений от наследия холодной войны»

Уважаемый господин Министр,

Уважаемые участники конференции,

Уважаемые дамы и господа!

Для меня большая честь приветствовать участников конференции, которая проходит в период серьезных перемен в Европе и сопредельных с ней регионах.

После падения Берлинской стены - одного из наиболее знаковых событий конца прошлого века - прошло уже более 20 лет. Мир вступил в переходный период от глобального противостояния к новой системе безопасности, основанной на сотрудничестве.

Произошла «перезагрузка» в отношениях США с Россией, подписан новый российско-американский Договор о мерах по дальнейшему сокращению и ограничению стратегических наступательных вооружений (СНВ-3). Наметились перспективы для вывода отношений между государствами Евро-Атлантического региона на беспрецедентный уровень партнерства.

В то же время мир не стал более предсказуемым или менее опасным. Напротив, в сфере безопасности появляется все больше неопределенностей: высок темп возникновения новых разновекторных рисков, на которые международное сообщество не всегда успевает дать адекватный ответ.

Далеко не все региональные конфликты урегулированы. Потрясениями охвачены Ближний Восток и Северная Африка. Несмотря на устранение У.бен Ладена, сохраняется опасность международного терроризма, крайне остро стоит проблема наркотрафика и других трансграничных вызовов. Нас всех беспокоит распространение ОМУ, изменение климата, проблемы миграции, природные и техногенные катастрофы.

Новым фактором стал глобальный финансово-экономический кризис, который, с одной стороны, осложнил взаимодействие, наложил определенные ограничения на арсенал доступных нам средств, но с другой - продемонстрировал, что мировое сообщество вполне способно вырабатывать коллективные ответы на весьма непростые вопросы, затрагивающие общие интересы.

К сожалению, трансформация системы международных отношений проходит непросто. Время от времени фантомы прошлого, установки холодной войны прорываются на поверхность, вносят элементы нестабильности в обстановку на евроатлантическом пространстве.

Наша общая задача - добиваться окончательного преодоления отживших идеологических стереотипов времен холодной войны, выйти на уровень подлинного партнерства в реагировании на общие угрозы и вызовы безопасности наших стран. В Евро-Атлантическом регионе имеются все необходимые предпосылки для обеспечения стабильного развития и процветания. Это и укоренившиеся демократические традиции, и эффективно функционирующие государственные институты, и разветвленная сеть международных механизмов сотрудничества. Важно совместно определить препятствия, стоящие на нашем пути, и взяться коллективно и индивидуально за их устранение.

Становится все более очевидно, что существующая архитектура европейской безопасности, во многом основывающаяся на нормативной базе прошлого века, нуждается в модернизации.

Инициатива о заключении Договора о европейской безопасности (ДЕБ), выдвинутая Президентом Российской Федерации Д.А.Медведевым в 2008 году, отражает нашу общую потребность в современных, актуализированных правовых инструментах в этой важнейшей сфере международной жизни. Смысл инициативы в том, чтобы в практических действиях и юридически обязывающей форме реализовать тот самый принцип неделимости безопасности.

Сейчас может показаться странным, что наша инициатива была многими воспринята как нечто «революционное» в негативном смысле этого слова. Присутствовала даже некая подозрительность, что Россия, руководствуясь какими-то скрытыми мотивами, стремится разрушить существующую систему международных механизмов обеспечения безопасности в Европе.

Мы все знаем, что такие опасения беспочвенны. Это наглядно продемонстрировали процессы, которые активизировались благодаря появлению предложения о заключении ДЕБ.

Здесь, в Афинах, мне особенно приятно вспомнить, что серьезные шаги на пути выправления ситуации в евробезопасности были предприняты во время председательства Греции в ОБСЕ в 2009 году. Запущенный греческими партнерами «процесс Корфу» придал импульс творческому, конструктивному подходу к вопросам, связанным с безопасностью, не только в рамках ОБСЕ, но и в других рамках евроатлантического взаимодействия.

В целом необходимость модернизации, взаимной кооперации и сложения потенциалов в той или иной степени выдвигается сегодня на передний план во всех существующих в Евро-Атлантике региональных структурах безопасности.

После 11-летнего перерыва в Астане в декабре 2010 года произошло очень важное политическое событие - состоялся саммит ОБСЕ. Его решения подтверждают приверженность совместной работе по обеспечению безопасности на евроатлантическом пространстве, ставят задачу формирования неделимого сообщества безопасности, свободного от разделительных линий и зон с различным уровнем безопасности.

На Лиссабонском саммите Россия - НАТО в ноябре 2010 года нам удалось выйти на исторически значимые решения о выстраивании стратегического партнерства на принципах неделимости безопасности, взаимного доверия, транспарентности и предсказуемости, о совместной работе с целью создания единого пространства мира, безопасности и стабильности в Евро-Атлантике. Принципиально важно было затвердить «всепогодный» характер работы Совета Россия - НАТО (СРН), предполагающий, среди прочего, сотрудничество в Совете в «национальном качестве».

Мы обратили внимание на то, что в новой Стратегической концепции НАТО признана взаимосвязь безопасности альянса и России, подчеркивается важность сотрудничества с нашей страной как с ценным партнером в совместном противостоянии современным вызовам и угрозам, в том числе в области ПРО, борьбы с наркотрафиком, пиратством и терроризмом. С принятием Совместного анализа общих интересов и вызовов у СРН появилась серьезная повестка дня по безопасности в этих областях.

В рамках отношений Россия - Евросоюз избран курс на формирование полноценного стратегического партнерства. Реализация мезебергской инициативы Президента Российской Федерации Д.А.Медведева и канцлера ФРГ А.Меркель о создании Комитета Россия - Евросоюз по вопросам внешней политики и безопасности позволит перевести наши отношения с ЕС во внешнеполитической сфере в новое качество, перейти к совместному принятию решений и их совместной реализации.

Особую ценность могло бы иметь полноценное взаимодействие России и Евросоюза в кризисном регулировании на принципах равноправного сотрудничества в планировании и управлении возможных совместных антикризисных операций.

Со своей стороны ждем от ЕС стратегического взгляда на сотрудничество с Россией. Рассчитываем, что в Брюсселе близки к признанию вполне очевидного, с нашей точки зрения, факта, что жизнеспособными будут только равноправные схемы взаимодействия.

Характерным и весьма обнадеживающим признаком наметившихся положительных изменений в климате международного общения в Евро-Атлантике стало более активное взаимодействие в новых многосторонних форматах. В октябре 2010 года состоялась встреча лидеров России, Франции и Германии в Довиле, на которой была подтверждена приверженность совместной работе по обеспечению безопасности на евроатлантическом пространстве на основе принципа неделимости безопасности всех государств. Важным фактором улучшения политической атмосферы в Европе становится трехсторонний диалог Россия - Германия - Польша. Сотрудничество между Россией, ЕС и США стало важнейшим фактором, позволившим принять Декларацию саммита ОБСЕ в Астане.

Таким образом, формируется основа для равноправного сотрудничества в условиях неделимой безопасности всех государств Евро-Атлантики, вне зависимости от того, являются ли они членами каких-либо военно-политических союзов.

Важно сделать правильные выводы из драматических событий последнего времени - цунами и аварии на атомной станции в Японии, поставившей целый регион мира на грань экологического бедствия невиданных масштабов, из трагедии в Мазари-Шарифе, где в результате варварского нападения погибли сотрудники ООН.

Необходимы совместные действия по борьбе с терроризмом, пиратством, распространением ОМУ, в предотвращении и ликвидации последствий природных и техногенных катастроф и в целом ряде других областей, где объединение и совместное использование ресурсов принесет реальную добавленную стоимость нашим усилиям.

Одновременно мы должны завершить расчистку наших отношений от наследия холодной войны.

Здесь целый комплекс вопросов. Ключевое значение для преодоления остатков взаимного недоверия и подозрительности имели бы гарантии ненаправленности военного планирования стран Евро-Атлантики друг против друга. Предложения на этот счет были выдвинуты Президентом Российской Федерации Д.А.Медведевым на саммите Россия - НАТО в Лиссабоне.

Устранению фантомов противостояния будет способствовать и обновление режимов контроля над вооружениями. Образование вакуума в этой сфере нанесло бы тяжкий ущерб европейской безопасности. Нам предстоит приложить совместные усилия к тому, чтобы разблокировать ситуацию вокруг мандата будущих переговоров по обычным вооружениям, освободить их от политических увязок.

Печальный опыт ДОВСЕ свидетельствует о том, что линия на увязку контроля над обычными вооружениями с вопросами урегулирования конфликтов неизменно заводит переговоры в тупик. В практическом плане ключевым проектом для формирования общего пространства безопасности и подлинного партнерства может стать ЕвроПРО.

Россия готова взять на себя свою долю ответственности в защите континента от возможных ракетных рисков и угроз на партнерских, равноправных началах. Принципиально важный момент - программы в области ПРО не должны подрывать стратегическую стабильность. Мы предлагаем с самого начала определиться с критериями, которые будут гарантировать ненаправленность создаваемых систем против любого их участника. Надежность таких гарантий лучше всего обеспечивалась бы приданием им юридически обязывающего характера.

Степень ясности или, наоборот, недосказанности в этом ключевом вопросе будет определять и характер отношений Россия - НАТО в других областях в целом. Мы должны совместно предотвратить появление новых политических линий.

Еще один вопрос, который буквально «ворвался» в нашу повестку дня, - ситуация вокруг Ливии. Ответственность за определение действий международного сообщества несет СБ ООН. Приняли к сведению решение стран - членов НАТО обеспечить командование коалиционной операцией в Ливии. Исходим из того, что как индивидуальные, так и коллективные действия членов НАТО должны строго соответствовать резолюциям 1970 и 1973 СБ ООН, то есть не будут выходить за рамки обеспечения оружейного эмбарго, причем для всей территории Ливии, режима «бесполетной зоны», защиты гражданского населения. Никаких иных целей резолюция не содержит.

Вопрос не ограничивается региональным измерением. Операция НАТО в Ливии - это первая «проверка жизнью» новой Стратегической концепции альянса. Соблюдение норм международного права, решений СБ ООН будет определять уровень доверия и сказываться на характере сотрудничества.

Вызывает обеспокоенность, что действия коалиции все больше выходят за рамки, очерченные резолюциями 1970 и 1973 СБ ООН.

В заключение хотел бы отметить, что все мы заинтересованы в более амбициозной и позитивной международной повестке дня. Для ее проведения в жизнь крайне важно вести дело к обновлению самой основы наших отношений в сфере безопасности таким образом, чтобы в неконфронтационном, взаимодополняющем ключе интегрировать все элементы евроатлантической архитектуры на коллективных, демократических началах. Система общих ценностей должна включать право на равную безопасность для каждого государства, вне зависимости от того, является ли оно членом каких-либо военно-политических союзов, и быть подкреплена соответствующими нормативными гарантиями.

Желаю участникам конференции плодотворной работы.

Еще раз хотел бы поблагодарить МИД Греции и посольство Российской Федерации за гостеприимство и очень добротную организацию этого мероприятия.

Ключевые слова: климат международного общения в Евро-Атлантике, принцип неделимости безопасности всех государств, ЕвроПРО, расчистка отношений от наследия холодной войны.

Россия > Внешэкономсвязи, политика > interaffairs.ru, 27 июля 2011 > № 567718 Александр Грушко


Нашли ошибку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter