Всего новостей: 2601216, выбрано 2 за 0.013 с.

Новости. Обзор СМИ  Рубрикатор поиска + личные списки

?
?
?  
главное   даты  № 

Добавлено за Сортировать по дате публикации  | источнику  | номеру 

отмечено 0 новостей:
Избранное
Списков нет

Гусейнов Гасан в отраслях: Внешэкономсвязи, политикаСМИ, ИТОбразование, наукавсе
Германия. Россия > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 24 июня 2013 > № 842085 Гасан Гусейнов

ПОЧЕМУ МЕРКЕЛЬ ЛУЧШЕ ПОНИМАЕТ ПУТИНА? (" РУССКАЯ СЛУЖБА RFI ", ФРАНЦИЯ )

Гасан Гусейнов

В 1999 году ныне покойные Борис Ельцин и Борис Березовский выбирали для России молодого - чуть не сказал жениха, - нет, конечно, сначала премьер-министра, а потом и президента. А пришедшее за год до того в Германии правительство Герхарда Шредера - чем дальше, тем больше - подпадало под обаяние нового российского лидера и его политики.

Нулевые вообще были временем подъема харизматиков. Берлускони в Италии, чуть позже Саркози во Франции обозначили особый политический стиль , который по-русски называется буршикозностью - от немецкого Bursche - рубаха-парень, чье обаяние держится на хамоватой свойскости. Возможно, европейцы нулевых годов учились у американских президентов-харизматиков предшествовавшей эпохи, вроде Рональда Рейгана и Билла Клинтона? Не знаю.

Но у российско-германских отношений, за медийным освещением которых мне довелось наблюдать с 1999 по 2006 год, была своя логика и свои невероятно интересные мелочи и символические подробности. Говоря упрощенно, президент Путин нашел "золотой ключик" к своему германскому партнеру - Герхарду Шредеру. Злые языки говорили, а иногда и документами издалека размахивали, что именно Шредер через свои спецслужбы помог Путину собрать компромат на Ходорковского. Из России доносился шепоток, что и Путин, якобы, показал Шредеру и какие-то интересные бумаги о контактах еще в начале 1980-х немецкого социал-демократа с советскими спецслужбами.

Но слухи - слухами, а в исторически кратчайшие сроки Шредеру удалось перевести свою страну в режим наибольшего благоприятствования России, при одновременном отводе Германии от кильватера американской политики.

Однажды на званом ужине у бывшего канцлера побывал мой добрый знакомый - представитель так называемого среднего бизнеса. Во всех странах политики официально называют эту прослойку бизнесменов опорой национальной промышленности, и повсюду именно они несут основное налоговое бремя. То, что сходит с рук экономическим гигинтам, никогда не прощают малому и среднему бизнесу. Вот почему мой знакомый был до глубины души потрясен увиденным на приеме у канцлера Шредера: гостям были предложены контрабандные гаванские сигары!

- Я ожидал чего угодно, - пробурчал честный немец. - Но такой человек на посту канцлера опасен. Наверное, научился у вас, русских.

Должен сказать откровенно, я попросту не понял в тот раз, в чем же состояло прегрешение канцлера. Оскорбительным показалось мне и предположение, что правовой нигилизм - это обязательно российское влияние. И только несколько лет спустя, когда Шредер и его заместитель по партии Мюнтеферинг попытались оспорить результаты выборов и победу на них партии Ангелы Меркель, когда выяснилось, что еще на посту федерального канцлера Шредер знал, кем он станет при друге Владимире, я понял, что имел в виду бизнесмен.

Деньги не пахнут. Ничего личного. А большие деньги - прежде всего.

Конечно, это политическое перерождение было прикрыто мощной дымовой завесой - тут и новая энергетическая стратегия Европы, и дружба со страной, перед которой у Германии остается, так сказать, незаживающая ответственность.

И все-таки в основе - нестойкость человека из низов, не выдержавшего сладкого дыма контрабандных сигар.Но вот страница истории перевернулась.

На пост федерального канцлера Германии пришла женщина. Выросшая в ГДР, знавшая, что такое Штази, не со стороны, а на своей шкуре. Понимавшая не только русский язык, но и тот советский жаргон, которому учили своих младших братьев под видом русского языка. Друга Герхарда друг Владимир слышал и видел насквозь.

И "по Меркель" старые друзья и новые доброхоты наверняка вывалили на российское руководство гору материалов. А все-таки политический рентгенолог в паре Меркель-Путин не бывший советский чекист, а дочь пастора из бывшей ГДР.

Он не понимает ее неподкупности. А она понимает его манипуляции.

Он не понимает, зачем Бенедикт XVI ушел в отставку и о чем протестантка Меркель так долго говорит и с тем и с новым папой Франциском. А Меркель понимает, что связывает президента и патриарха: она ведь знает, как это делалось раньше.

Когда-то, рассказывая своим западным коллегам о новом президенте России, Шредер назвал Путина "очень православным". Некоторые даже переспрашивали, в каком, мол, смысле он православный? Ортодоксальный советский имперец? Или верующий христианин? Шредер, насколько я помню, в детали не вдавался.

Сближался, входил в положение, красноречиво оправдывал необходимость подмораживать Россию. Вторил ему и бывший посол ФРГ в СССР Эрнст Йорг фон Штудниц, чистосердечно забывавший, что сам был ребенком в совсем не демократической нацистской Германии. Мол, да, при всей любви к России, ну не готова эта страна к демократии, не будем строить иллюзий, а лучше поможем бывшим сотрудникам КГБ закрепиться у власти, тем более, что и нам от этого перепадет, и будет так полезно нашей промышленности...

Этот цинизм продолжает в значительной степени определять политику держав в отношении России. Ангела Меркель все-таки смогла перезагрузить трансатлантическое партнерство и даже внятно сказать Владимиру Путину, что на нее не надо кричать.

"Российский президент не всегда выражается тихо, иногда и несколько громко. Но, тем не менее, это не мешает нам дальше кооперироваться", - сказала она.

"Громко приходится выражаться для того, чтобы услышали. Но если слишком громко, я прошу меня извинить", - ответил Путин.

Высказывание Меркель было не очень дипломатичным. Думаю, это и самое смелое высказывание европейского политика в отношении президента России за четверть века. С тех пор, как Рональд Рейган попросил Михаила Горбачева снести Берлинскую стену.

Не исключено, что за кулисами переговоров Меркель высказывалась еще резче о политических репрессиях в России - под старым ли советским соусом борьбы с гомосексуалистами, или под новым соусом - борьбы с атеизмом.

На претензии Меркель в России ответили примерно так же, как и на американский "список Магнитского": на следующую ночь после выпада главы правительства ФРГ нанятые властями штурмовые гопники захватили в Москве помещение организации "За права человека".

Обмен репликами с немецкой защитницей российского гражданского общества кончился избиением активистов этого самого гражданского общества. Это и есть пока российско-германский диалог на высшем уровне.

Вот объяснение питерского извинения: "Что же мне делать, если вы не понимаете нашей тихой дипломатии. А Моска - бьет с носка! Не сторож я гопникам моим!"

Поэтому за "список Магнитского" расплачиваются самые беспомощные россияне. И за слишком умную госпожу Меркель - дуралеи-правозащитники.

А слушали бы себе фон Шредера и фон Штудница - целее были бы

Германия. Россия > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 24 июня 2013 > № 842085 Гасан Гусейнов


Россия > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 11 июня 2013 > № 842007 Гасан Гусейнов

ТЕНЬ ОТЦА ЗВЕЗДОНИЯ (" РУССКАЯ СЛУЖБА RFI ", ФРАНЦИЯ )

Гасан Гусейнов

В день защиты детей 1июня 2013 года патриарх московский и всея Руси Кирилл Гундяев выступил с удивительной политической речью. На Бутовском полигоне - там, где в конце 1930-х годов расстрельные команды НКВД сотнями убивали своих соотечественников и тут же зарывали их в землю.

Этот риторический памятник нашей эпохи будут со временем изучать в школе. Но некоторые пассажи нужно разбирать по горячим следам.

Пассаж первый:

"С августа 37-го по октябрь 38-го, особенно в конце 37-го года - октябрь, ноябрь, декабрь, мрачные, темные месяцы, не то осень, не то зима, снег и дождь, холод и ветер,- и вот сюда привозят несчастных, обреченных на смерть людей. Темно, сыро, грязно - казалось бы, никакой надежды на свет, никакой надежды на то, что Бог явит правду. Может быть, до самого последнего мгновения эти люди верили, что чудо произойдет и они останутся живы. Но Бог тогда никакого чуда не явил, и они были умерщвлены на кромке этих страшных рвов, которые потом заваливались грязью, погребая в себе тела мучеников за Христа..."

По старой советской традиции, укорененной до сих пор, оратор скрывает от своих слушателей, кто же совершил преступление, даже не намекает, не то что не называет тех конкретных людей, кто деятельно тысячами уничтожал своих соотечественников на Бутовском полигоне с августа 1937 по октябрь 1938 года.

Далее, проповедник вводит в заблуждение своих слушателей, высказывая предположение, что жертвы, "может быть, верили, что они останутся живы".

Никаких оснований для такого утверждения оратор предъявить не может.

Мало того, самою своею речью проповедник отрицает собственное предположение.

Убийцы, расстрелявшие и закопавшие людей во рву в 1937-1938 году, столь профессионально и столь надолго уклонились от ответственности, что сам верховный владыка самой большой религиозной конфессии России, три четверти века спустя ни разу не называет и не упоминает даже названия организации, сотрудники которой провернули бутовскую мясорубку.

В проповеди сказано, что это сами "рвы погребали в себе тела мучеников за Христа".

Между тем, на Бутовском полигоне сотрудники НКВД разного происхождения и вероисповедания убивали граждан по разным показаниям. Потом палачи закапывали убитых в ров.

Зачем же красноречивый сановник делает вид, что происходившее было каким-то мистическим явлением природы? Заодно замарывая и собственное небесное руководство, которое почему-то "не явило чуда спасения".

А цель святейшего умолчания обнаруживается уже в следующем пассаже.

"Но разве сегодня не требуется исповедовать веру во Иисуса Христа, когда общее течение современной так называемой культуры уносит сознание людей в сторону, противоположную Христу? И какая разница, кто на той стороне: люди с оружием на краю этих страшных рвов или те, кто словом своим, примером своим, а иногда и властью своею отрывает людей от Христа и разрушает веру?"

Итак, не убийцы ("страшные люди с оружием") на краю рва, а люди с оружием на краю "страшного рва". И вот поэтический туман постепенно рассеивается: слушатель делает нужный оратору вывод. Оказывается, эти убийцы, хоть мы их и не назвали, существуют до сих пор.

И все-таки, почему тех, старых, убийц пастырь называть побоялся? А новые - кто они? И почему их назвать не страшно?

Да вот же они! Замаскировались под французских парламентариев и деятелей "так называемой культуры", которые, оказывается, "отрывают людей от Христа".

Церковному оратору, наверное, можно не видеть разницы между своим, родным и понятным вооруженным преступником в униформе и каким-нибудь чужим итальянским геем вроде Пазолини, автора фильма "Евангелие от Матфея".

Но "отрывать людей от Христа" можно и в пользу, скажем, Магомета или Будды. У них тоже полно сторонников. Это ведь отрыв не смертельный, не так ли? И во рву Бутовском лежат и такие.

Да поклоняйтесь вы хоть камню с большой дороги, только не кидайтесь этим камнем в людей.

Однако же, обвинив парламентариев дружественной страны в принятии богохульных законов, трудно не обновить и символ веры.

"Быть христианином сегодня значит ни на минуту не терять бдительности..."

О бдительность, фирменный советско-российский девиз.

Правда, не будучи ни чекистами, ни христианами, большинство населения России, если кто-то хочет его духовно окормить, нуждается все-таки в более конкретных рекомендациях.

Что делать гражданам, если совсем по соседству, в Европе, богохульниками становятся десятки миллионов людей?

Возможно ли в связи с этим вообще дальнейшее сношение с французами? С этими либералами, которые, по мнению архипастыря РПЦ, так похожи на чекистов, расстрелявших и сбросивших в Бутовский ров советских граждан?

Чего же хочет от Бутова РПЦ?

Дело в том, что, заключив пакт с правительством СССР, официальная Русская православная церковь и не поднимала вопроса о массовом государственном терроре против граждан СССР. Даже священнослужителей.

Но свято место пусто не бывает. Эту задачу в последние двадцать лет решало общество "Мемориал".

Светское, неправительственное, некоммерческое научно-исследовательское общество.

Это "Мемориал", а не РПЦ поднимал архивы.

"Мемориал", а не РПЦ, выявил тысячи, десятки тысяч "убиенных".

В том числе и деятелей церкви, и простых прихожан, христиан и буддистов, мусульман и социалистов. Вся конфессиональная, идейная и просто человеческая пестрота России лежит в земле на Бутовском полигоне.

И теперь духовным наследникам тех, неназываемых, кто стоял с ружьем у рва, все это очень не нравится. У них одна задача - поскорее бы закрыть "Мемориал", да и дело с концом.

Но пока никак нельзя. Работа сделана. Не спрячешь. А оприходовать трупы пока не научились. Пробуют перевесить бирки. Под названием "Крест - мучеников похвала" РПЦ и занимается, как видно, торжественной аппроприацией "невинно убиенных".

Свершилось, оказывается, отложенное чудо: когда мистический ров сам закапывал в себя убиенных, "бог не явил чуда". А мы его дождались: разве не чудо превращение бутовских жертв в "мучеников за Христа"? Пусть только на словах, в ревизской сказке, так сказать.

Да-да, на наших глазах пишется четвертый том "Мертвых душ".

Дело Павла Ивановича Чичикова ставят на поток. В отличие от Пушкина, Гоголь, надо сказать, лиц духовного звания в "Мертвых душах" пощадил. Для ориентации в политическом пространстве новой России Гоголь подарил нам и славный тандем Ноздрева и Манилова, и Собакевичей с Плюшкиными...

А вот пространство духовное оставил с подвывертом. И тень отца Звездония шагнула в постсоветскую Россию из виртуального будущего - романа Владимира Войновича "Москва 2042".

"Будьте бдительны!" рекомендует тень.

Отвечаем: "Уже!"

"Не прите против рожна!"- цитирует патриарх Кирилл апостола Павла.

"Знамо дело, чай не в Стамбуле, гражданин начальник!"

Россия > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 11 июня 2013 > № 842007 Гасан Гусейнов


Нашли ошибку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter