Всего новостей: 2553973, выбрано 8 за 0.013 с.

Новости. Обзор СМИ  Рубрикатор поиска + личные списки

?
?
?  
главное   даты  № 

Добавлено за Сортировать по дате публикации  | источнику  | номеру 

отмечено 0 новостей:
Избранное
Списков нет

Дворкович Аркадий в отраслях: Приватизация, инвестицииВнешэкономсвязи, политикаТранспортГосбюджет, налоги, ценыНефть, газ, угольСМИ, ИТОбразование, наукаАгропромРыбавсе
Турция. Белоруссия. Нидерланды. РФ > Агропром. Внешэкономсвязи, политика > mirnov.ru, 15 июня 2017 > № 2509718 Аркадий Дворкович

ТУРЕЦКИЙ ПОМИДОР ПРИКИНЕТСЯ БЕЛОРУССКИМ?

Россия отменила почти все санкции на ввоз турецких товаров. Ограничения не сняты только с турецких томатов.

Российское правительство объяснило запрет на их ввоз тем, что отечественные сельхозпроизводители еще не отбили деньги, затраченные на выращивание помидоров в рамках программы импортозамещения.

На встрече с Реджепом Эрдоганом Владимир Путин лично просил турецких партнеров понять такое решение России: «Турецкие помидоры подешевле, но мы заинтересованы и в том, чтобы сельскохозяйственный сектор России развивался, а те, кто взял кредиты, не оказались у разбитого корыта, ведь после введения ограничений жизнь не стояла на месте, аграрии набрали кредитов, а цикл производства долгий».

Наши предприятия, конечно, нарастили объемы выращивания томатов, но закрыть весь помидорный рынок страны им пока не под силу, несмотря на оптимистические заявления министра сельского хозяйства страны. Александр Ткачев обещал, что наши сельхозпроизводители через три-пять лет полностью закроют дефицит по овощам.

Между тем специалисты считают, что заменить импортную продукцию в овощеводстве удастся далеко не так быстро, как этого хотят чиновники. Наращивания производства недостаточно для системного решения проблемы: сколько ни увеличивай сейчас вложения, это будут овощи, урожай которых привязан к конкретному сезону - лето-осень. Для круглогодичного обеспечения страны овощами нужны хранилища, оборудованные холодильниками и сортировочными линиями. Выращивать отличную продукцию научились, хранить и реализовать - пока нет.

Сбыт по-прежнему остается головной болью овощеводов. В крупных супермаркетах по-прежнему засилье импортной продукции, и составить ей достойную конкуренцию наши помидоры и огурцы не могут.

Местным производителям очень сложно пробиться в крупные сетевые магазины, которым гораздо проще заключить контракт с той же Белоруссией, Голландией или Израилем, обеспечивающим стабильные поставки сортированного картофеля нужного размера и качества. Так что о наших победах рапортовать еще рано.

До ноября 2015 года 43% всех помидоров, поступавших на российский рынок, были турецкими, а когда им вход на российский рынок прикрыли, томаты к нам стали поступать из Китая и Марокко. Причем эти две страны даже переплюнули Турцию: доля марокканцев в российском импорте томатов достигла 34,5%, а доля Китая - 22,1%. Третью и четвертую строчки экспортного помидорного рейтинга в 2016 году заняли Азербайджан (19,2%) и Беларусь (11,5%).

В этом году ситуация может измениться благодаря всем известной любви Беларуси к реэкспорту. По данным Института статистики Турции, входящая в Таможенный союз Республика Беларусь вдруг стала основным покупателем турецких помидоров, закупив их на $123 млн только в первом квартале 2017 года. Для сравнения: Россия, гораздо большая по числу населения, за весь прошлый год закупила томатов у марокканцев на $165 млн, у китайцев - на $105 млн.

Возникает вопрос: зачем нашим соседям столько помидоров? Может, конечным пунктом назначения сочных овощей станет Россия?

Ни для кого же не секрет, что не без участия стран Таможенного союза, разработавших сложные логистические схемы, в нашу страну завозятся запрещенные продукты из Евросоюза, а Беларусь традиционно находится на первом месте по поставкам «санкционки» в Россию. Это даже подтвердил вице-премьер РФ Аркадий Дворкович. По его словам, турецкие томаты через третьи страны все же поступают на российский рынок и составляют около 20% от поставляемых ранее.

Итак, что имеем в результате «помидорной войны» с Турцией? Это страна, с которой у нас заключен глобальный проект бестранзитного экспортного газопровода из России в Турцию, но напряженность в отношениях между странами сохраняется. А помидоры продолжают поступать на стол к россиянам, только значительно потяжелев в цене. И что же мы выиграли?

Елена Казанцева

Турция. Белоруссия. Нидерланды. РФ > Агропром. Внешэкономсвязи, политика > mirnov.ru, 15 июня 2017 > № 2509718 Аркадий Дворкович


Россия > Госбюджет, налоги, цены. Внешэкономсвязи, политика. СМИ, ИТ > premier.gov.ru, 1 апреля 2017 > № 2204225 Аркадий Дворкович

Аркадий Дворкович принял участие в Первом ритейл-медиафоруме.

Заместитель Председателя Правительства выступил на форуме, организованном Ассоциацией компаний розничной торговли, и ответил на вопросы журналистов.

Из стенограммы:

А.Дворкович: Спасибо за приглашение поговорить с вами о торговле. Всем понятно, что в этом году, прошедшем году, за два-три года в целом ситуация была такова, что торговля находилась на некотором плоту, поскольку потребительский спрос снижался в силу общих экономических причин. И это снижение продолжалось разными темпами вплоть до III квартала прошлого года по крайней мере, хотя и в IV квартале, и в I квартале этого года ситуация остаётся шаткой. Явного тренда нет: ни положительного, ни отрицательного, всё находится в некоторой стагнации. Поэтому пока говорить о том, что ситуация управляется, преждевременно. И в этих условиях понятно, что торговые организации стремятся прежде всего к повышению эффективности, к тому, чтобы находить варианты завоевания потребительских предпочтений различными способами. Это происходит на фоне изменений законодательства, прежде всего закона о торговле, к которому необходимо приспосабливаться. Большая часть подзаконных актов, документов уже появилась. Многие торговые сети уже вошли в новый режим. Хотя понятно, что ещё недостаточно предсказуемым является будущее правоприменение. Я думаю, что в этом году будут только постепенно притираться органы контроля, надзора, ФАС к новой законодательной базе, к тому, как торговые сети к ней адаптировались и как адаптировались другие торговые форматы. Так что в целом этот год скорее является переходным, как с макроэкономической точки зрения, так и с точки зрения регулирования.

Конечно, мы в Правительстве рассчитываем, что все будут вести себя спокойно, без каких-либо потрясений мы будем проходить этот период. Надеюсь, что и контролирующие органы это должны понимать, по крайней мере по совещаниям, которые я проводил, мне кажется, все услышали данный сигнал. И если нынешняя практика входит в противоречие с тем, что я сейчас сказал, просьба об этом тоже сегодня сказать, задать на эту тему вопросы.

Понятно, что в нынешней ситуации есть несколько тенденций, которые определяют или могут определить будущие тренды, кроме упомянутого закона о торговле и адаптации к нему торговой системы. Это развитие логистической инфраструктуры в России в целом, повышение эффективности именно логистики продовольственных и непродовольственных товаров. Это важный тренд. Есть серьёзный инвестиционный проект, который направлен на формирование крупных торговых логистических центров, которые позволят изменить ситуацию в системе торговли, ускорить доставку грузов, снизить издержки, улучшить условия хранения товаров, чтобы увеличить их срок хранения по сравнению с тем, какой он был ранее, – это прежде всего плодоовощная продукция. Это действительно будет играть серьёзную роль, иметь большое значение для торговли. Всё это происходит на фоне сохраняющихся санкций, контрсанкций и отдельных ограничений в отношении отдельных стран, прежде всего Турции в данном случае. Часть ограничений была снята недавно, многие ограничения пока ещё остаются, ситуация, скажем так, развивающаяся. Мы находимся постоянно в консультациях с турецкими партнёрами, не всё гладко, но мы стараемся найти общий язык. Также фактором неопределённости является режим перемещения грузов из Республики Белоруссия, транзитом через Белоруссию. Мы также находимся в постоянных консультациях с нашими партнёрами, налаживаем систему раннего оповещения о движении грузов, то есть речь идёт о фиксации в электронных базах того, какие грузы планируется переместить. Таможня уже имеет больше информации, чем раньше. То же касается служб ветеринарного и санитарного контроля. Пока ещё в целом система не работает. Пока это только шаги к формированию такой системы.

Ещё одним фактором является, конечно же, постоянная борьба между большими форматами и малыми форматами. Вообще, это очень сильно зависит от потребительских предпочтений. Надеюсь, именно они будут определять в конечном итоге, как будет складываться структура рынка. Есть примеры городов, в которых крупные торговые комплексы, гипермаркеты не пользуются большой популярностью, потому что люди предпочитают рынки, свежие продукты, ярмарки у них доминируют. Есть другие ситуации, где, наоборот, крупные торговые сети доминируют. Если есть свежие продукты, конечно, лучше идти на рынок и их покупать. Если их нет, то можно всё купить и в супермаркете, гипермаркете. Есть разные города, разные примеры. Думаю, у нас будут постепенно складываться разные ситуации в разных городах в зависимости от структуры потребительских предпочтений и структуры предложений на рынке.

Ещё одна тема, которая будет иметь важнейшее значение, – изменение регулирования электронной торговли. Это касается и алкогольной продукции. Пока идут дискуссии, тем не менее, я думаю, всё равно в будущем будет интернет-торговля алкогольными напитками. Другое дело, как это будет отрегулировано, какое будет правоприменение. Над этим надо ещё работать. Но это будет постепенно менять структуру рынка. То же касается интернет-торговли в целом – доставки товаров внутри городов, интернет-торговли для разных форматов, то есть где покупателями являются сами магазины и торговые сети. Это развивающаяся тема, у нас этот сегмент рынка пока ещё не исчерпал потенциал. И по мере появления разных форматов доставки, я думаю, интернет-торговля будет играть всё большую роль.

Нельзя сбрасывать со счетов ещё одну тему, а именно постепенную, в течение трёх лет, замену кассовых аппаратов на кассовые аппараты, которые будут передавать информацию в онлайн-режиме в налоговую службу. Это изменит ситуацию с налоговым администрированием. Собираемость налогов позволит, скорее всего, постепенно осуществлять налоговый манёвр в целом. Мы пока обсуждаем, какая могла бы быть будущая налоговая система. Ещё рано об этом говорить серьёзно, но я думаю, что её контуры будут целиком зависеть от того, какие налоги можно будет лучше администрировать. И в этом случае можно будет снизить ставки тех налогов, которые хуже администрируются, и немного повышать ставки на те налоги, которые лучше администрируются, но всё это в небольших пределах, никаких революционных изменений не будет, +10%, -10% – не думаю, что можно ставить, но небольшие изменения вполне могут быть. И постепенное формирование этого электронного пространства, изменение системы передачи данных, хранения данных, анализа данных, я думаю, будут ключевыми факторами для развития торговли, развития разных форматов.

Упомяну ещё одну тему, она специфическая и скорее носит индивидуальный характер. Крупнейшая вообще сетевая структура в нашей стране – это «Почта». Как ни странно, если посмотреть, сколько людей работает в самой крупной торговой сети – 270 тыс. человек, то на «Почте» работает около 350 тыс. человек. Естественно: отделений больше. Какое будущее у «Почты», пока неясно. Есть развилки, есть разные варианты, в какую сторону ей идти. Вполне возможно, она станет ещё одной розничной сетью, ещё одной розничной инфраструктурой, а может быть, и нет. Может быть, она станет чем-то другим, например финансовой инфраструктурой, сочетанием финансовой и розничной инфраструктуры, но в любом случае достаточно крупной сетью, которая может изменить структуру розничного рынка в России и повлиять на его развитие. Это, пожалуй, основные вещи. Я готов подробно ответить на вопросы, которые у вас есть. Хотел бы обозначить моменты, которые лично вижу сейчас, для развития торговли.

Ведущий: Почти два года назад Аркадий Владимирович сформулировал четыре главных приоритета для крупной торговли – удерживать рост цен от необоснованных факторов, не допускать снижения качества ниже уровня безопасности, поддерживать отечественного производителя и честно выполнять функции налогового агента и участника внешнеэкономической деятельности. Вот эти четыре приоритета для нас были самыми главными в последние годы.

А.Дворкович: Можно сразу сказать, что первый абсолютно выполняется. Инфляция снизилась до минимальных значений, это не только по макроэкономическим причинам – в силу политики ЦБ, но и в силу поведения торговых сетей, системы торговли.

Что касается качества продуктов, то здесь есть разные точки зрения, но я пытаюсь до сих пор расшифровать ту информацию, которая поступает из Роспотребнадзора, Россельхознадзора относительно качества различных продуктов питания. Что такое фальсификат, насколько велики отклонения от тех стандартов, тех значений, которые установлены законодательством (превышение в разы сотой доли процента и так далее). Такой информации просто нет, как выяснилось. Коллеги просто говорят: не соответствуют или соответствуют. Абсолютно такая бинарная система, но такая информация ничего почти не даёт для реального анализа ситуации, потому что вполне может быть, что в 99% случаев это минимальное отклонение, которое не является каким-нибудь значимым и опасным для здоровья. Вопрос свидетельствует о наличии колебаний в качестве. Конечно, их тоже можно исключать. Если есть стандарт, то он есть. Тем не менее нельзя говорить о какой-то массовой опасности для потребителя.

Что касается третьей вещи, поддержки отечественного производителя, очевидно, что по большинству товарных групп, 99–100%, это уже отечественные продовольственные товары, если говорить именно о продовольствии. У непродовольственных, конечно же, другая структура. Остались только молочные и плодоовощные группы, где 90–95% отечественной продукции, а не 99–100%. Тоже всё идёт в правильном направлении.

И четвёртое, про налоги, я сказал. Здесь процесс постепенный. Конечно же, крупнейшие сети являются более – не хочу сказать добросовестными, но в любом случае собираемость налогов в этой сфере выше во всём мире, чем в небольших магазинах. Есть такие публичные риски, скажем так.

Вопрос: Газета «Деловой Петербург», Наталья. У меня несколько другой вопрос. Аркадий Владимирович, Вы упомянули дистанционную торговлю, торговлю алкоголем. Уже давно ходят слухи о том, что возможны дистанционные продажи ювелирной продукции и лекарств, очень ждут, тут надо уже готовить инфраструктуру. Скажите, что ведётся в этом направлении, когда можно ожидать разрешения на дистанционную торговлю этими или другими видами продукции?

А.Дворкович: Во-первых, всё это продаётся на грани закона. На самом деле есть спор относительно того, законно это или незаконно, есть коллизии в законодательстве, которые до конца разрешить очень сложно, хотя есть определённые, судебные в том числе, решения, которые говорят о том, что нельзя вроде бы. Но понятно, что если хочется что-то купить, то это сделать можно. По каждой группе товаров будет индивидуальный подход, во многом, повторю, ситуация будет зависеть от способности прослеживать происхождение, подтверждать происхождение того или иного товара.

По лекарствам мы сейчас занимаемся введением системы маркировки. В пилотном режиме эта система заработает уже к концу текущего года. В отношении нескольких десятков позиций несколько крупнейших аптек, аптечных сетей будут в этом участвовать, а также дистрибьюторы, отдельные больницы. И в течение примерно полутора лет мы сможем ввести систему в целом в стране. Вообще целевая точка – 1 января 2019 года, в которой все лекарства должны уже быть маркированы, соответственно, полностью будет прослеживаться происхождение, а значит, откроется возможность и интернет-продаж. Но сначала надо будет мониторить, как идёт торговля в традиционных форматах, понять, есть ли какие-то ещё проблемы, и тогда решить уже, стоит ли переходить на дистанционную торговлю.

Что касается ювелирных изделий, не занимался этой темой, не буду сейчас говорить.

По алкоголю, я думаю, что всё можно сделать, в принципе все форматы и правила отработаны, обсуждены. Единственное, я думаю, Госдума не пойдёт на то, чтобы открыть сразу торговлю всеми алкогольными напитками, надо на чём-то попробовать. Наверное, можно попробовать на российском вине или вине в целом, маленький сегмент рынка, чтобы просто посмотреть, как работают правила, нет ли каких-то нюансов, которые мы не учли, можно с этого начать. Такое решение, я думаю, парламенту будет легче принять с политической и психологической точки зрения.

Вот так, шаг за шагом, можно идти по разным товарным группам. Есть табачная продукция, там надо решить, какую систему использовать: такую же, как и по лекарствам, с помощью QR-кодов, или ЕГАИС, как в алкогольной продукции. Я думаю, первый вариант логичнее, потому что проблема на табачном рынке – это не нелегальное производство внутри, а контрафакт из-за рубежа. Это выдвигает иные требования ко всем маркировкам. ЕГАИС направлена практически полностью на предотвращение махинаций внутри страны. Обсуждения пока идут, пока взвешиваются все «за» и «против».

Вопрос: Газета «Коммерсант». Аркадий Владимирович, хотела бы узнать, сформировано ли в Правительстве, может быть, и у Вас, отношение к первым результатам работы закона о торговле. ФАС провела мониторинг, должна была отчитаться. Что Вы думаете?

А.Дворкович: Вообще, я нацеливал коллег на то, чтобы в первом полугодии все в спокойном режиме работали. Я знаю, что в I квартале отдельные торговые сети сами захотели, чтобы ФАС посмотрела, как и что они сделали. Как раз это сейчас и происходит, но, я думаю, по итогам марта будет информация, я ещё не получил пока от ФАС доклада. Но в любом случае в течение первого полугодия постепенно будут идти обследования, проверки. Надеюсь, что никаких потрясений не будет.

Вопрос: Добрый день. Сергей Казаков, город Владимир. Вы говорили о налогах, что будут, возможно, какие-то налоговые манёвры. Я хотел уточнить, до кризиса 2008 года те, кто работал на упрощённой системе, налоги платили в районе 14%. Потом произошло повышение, Вы сказали, на 10% нельзя, тогда до 16, ну постепенно, сейчас они платят 30%.

А.Дворкович: По-разному.

Вопрос: Налоги в фонд оплаты труда мы платим 30%. Плюс 13% подоходный налог.

А.Дворкович: Эффективная ставка 22–23%.

Вопрос: Нет, 30%. В Пенсионный фонд 20 с лишним, 30% общей нагрузки на малый бизнес, который в торговле работает. Никакой шкалы нет. Даже СМИ, мы представляем СМИ, нам сделали льготу, начали с 26, каждый год поднимали по проценту. До 30. Мы сейчас платим 30. Кстати, можно о СМИ? Нам тяжело, многие ушли в серые схемы. Всё-таки будет послабление для малого бизнеса, хотя бы 22, как Вы сказали?

А.Дворкович: Не я говорил, а говорил Минфин прежде всего. Есть разные идеи – 22, 20–21. Просто не хочется сейчас какими-то цифрами жонглировать, потому что расчёты ещё не завершены, обсуждение идёт. Прежде всего нужно понять, как будет в таком случае выстраиваться схема пенсионного, социального, медицинского страхования. Если ставки будут существенно ниже, например 22, то, очевидно, нужно забыть про слово «страхование», потому что при такой ставке не хватает физического, реального страхования денег, тогда придётся из бюджета перечислять в соответствующие фонды деньги от других налогов, которые в этом случае должны быть несколько выше. Вот предлагает Минфин 22% НДС, 22% – максимальная ставка взносов. То есть это не чисто налоговая история, тогда нужно обсуждать всю социальную инфраструктуру, как это будет существовать. И это обсуждение, эта дискуссия сейчас идёт. Мы никуда не торопимся, время есть, потому что здесь очень важно не совершить серьёзную ошибку, потому что это радикальная перестройка, повторяю, прежде всего не налоговой системы, а системы социальной поддержки, социальной политики в целом. Здесь надо действовать очень аккуратно.

Вопрос: Помните, плоскую шкалу ввели и многие думали, что тоже будут падения?

А.Дворкович: При 13% никакого падения быть по определению не могло, потому что эффективная ставка была 12,9 в тот момент. Здесь немного другая ситуация. Если сделать 22% – ниже, чем эффективная ставка… Эффективная ставка сейчас 24–25%, поэтому падение может быть, и его нужно компенсировать повышением других налогов. Нужно ли НДС 22% делать, не знаю, не уверен в этом. Может быть, надо посмотреть на ту же самую ставку – 13%, 14% делать. А может, и не надо. Я ещё раз хочу сказать, что не хочется это обсуждать, у меня нет какой-то законченной позиции на эту тему, и почти ни у кого в Правительстве нет. Нужно очень внимательно посчитать, обсудить в разных кругах – и профессионально, и публично. И мы это скоро начнём делать более активно. Скорее всего, уже через три недели на Красноярском форуме будет достаточно серьёзное обсуждение.

Вопрос: «Интерфакс». Вопрос по поводу идеи ограничения времени работы магазинов крупных сетей, которая вчера в прессе прозвучала. Как Вы к этому относитесь? Как Правительство к этому относится?

А.Дворкович: Я за то, чтобы людям было удобно. Мне, честно говоря, всё равно, удобно магазинам или нет. Нужно ориентироваться на потребительские предпочтения. Если людям удобно, чтобы магазин был открыт круглосуточно, лучше, чтобы он был открыт круглосуточно. Регулировать это, мне кажется, не надо. А так – поддерживать иные формы торговли другими способами, не ограничивая, а расширяя возможности.

Вопрос: Вы анализировали уровень развития мелкой торговли, прежде всего в регионах? Как Вы это оцениваете?

А.Дворкович: Конечно, у меня есть информация, есть данные о том, какие форматы используются, сколько их, о насыщенности. Понятно, что их стало существенно меньше, чем было раньше. Но мне кажется, что это вопрос предпринимательского климата, того, как у нас существует малый бизнес практически в любой сфере. Предпринимателям сложно жить в нашей тяжёлой, бюрократической, не очень прозрачной системе с большим давлением правоохранительных органов, которые иногда, даже следуя строгой букве закона, создают невыносимые условия. При этом это закон. Мы же хотим, чтобы закон соблюдался. Но если это делать слишком буквально, то, как правило, получается ужасно.

Читал книгу, где мой коллега Михаил Абызов говорит на тему охраны труда, что он просит уже три года Роструд проверить его рабочее место на предмет соблюдения правил охраны труда. Они этого не делают, потому что придётся закрыть его кабинет. Невозможно соблюсти все правила, все стандарты, все регламенты охраны труда. И освещение, говорит, не то, и влажность, или экран будет светиться у компьютера не так, или ещё что-то будет не так. Невозможно просто соблюдать.

То же и с малым бизнесом. Я думаю, что если мы сможем постепенно, шаг за шагом в целом улучшать условия для малого бизнеса, то и малых торговых форматов будет гораздо больше. Потому что люди не будут бояться их создавать, не будут бояться их открывать там, где потребителю действительно нужно. Там будут специфические товары, нишевые, интересные людям с такой точки зрения: вышел из дома, взял и съел, прямо сейчас можно, а не на неделю вперёд, здесь и сейчас, не тратить время на что-то ещё. Может быть, совмещённое с кафе, может быть, ещё что-то… Это уже вопрос предпринимательской жилки, идей, которые могут возникать у разных людей, у бизнесменов.

Другое дело ярмарки, о которых я сказал, – здесь может доминировать плодоовощная продукция, свежая рыба, свежее мясо, другие подобные товары. Тут скорее важен контакт, тактильная связь с продавцом, что называется. Он его знает, знает, что именно у него можно купить именно это мясо, именно эти помидоры, фрукты и так далее, и он ему доверяет. А большой магазин – это нечто неизвестное. Это определённый стандарт, это понятное качество, но, может быть, нет той изюминки, которую хочет конкретный покупатель. Ярмарки должны развивать в том числе города с муниципалитетами, городские власти – их поддерживать. Повторю, не ограничивая супермаркеты, а просто создавая условия для развития ярмарочной торговли, для развития рынков.

Вопрос: Тула, «Тульский бизнес-журнал». Насколько готова торговля, вся система торговли, к проведению ряда социальных мер, которые предлагаются по разным министерствам? Напомню: социальные карты ввести для тех, у кого низкие доходы, для детей. У нас 85% населения в городах, и там всё нормально с этими картами. Но 15% сельского населения выпадают? Какова система сейчас и что предполагается?

А.Дворкович: Мне кажется, сама торговля готова. Что касается сельской местности, я имел в виду почту – в связи с тем, что почтовые отделения могут стать точками торговли для малоимущих граждан. Здесь вопрос денег скорее, продовольственной помощи. Система этих карт – для того чтобы люди могли покупать дешевле отечественные товары. Требуются деньги. Физически их нет сейчас. У нас бюджет пока не позволяет начинать масштабные новые программы. Но мы приветствуем, если отдельные регионы, муниципалитеты будут потихоньку делать. По опросам, люди хотят, чтобы существовала такая система. Даже слово «карточки» не пугает – по тем опросам, которые я видел. Хотя можно и по-другому это назвать, чтобы не создавать психологический дискомфорт. Но в целом это полезно всё равно. Если у государства есть возможность помогать людям именно таким образом, то это приносит пользу всем участникам процесса.

Надеюсь, что ситуация в целом в экономике улучшится благодаря нашим общим усилиям и появятся бюджетные ресурсы для реализации этой программы. Можно форматы найти, можно другие придумать, кто хочет: кооперацию, какие-то другие вещи.

Вопрос: Как сейчас обстоит дело с логистическими агроцентрами в России? В достаточном ли они количестве? Хватает ли их для обеспечения продуктами? Какие планы?

А.Дворкович: Центров, оснащённых по последнему слову техники, по последним стандартам, почти нет, это единичные проекты. Но сейчас одновременно в стране реализуется дюжина проектов в разных регионах. Есть проекты в центральной части, есть проекты в Новосибирске, есть проект в Казани, есть проект на юге России. Я думаю, что уже буквально через полтора-два года мы увидим новые центры, которые существенно изменят условия доставки товаров, прежде всего в Центральном регионе, отчасти – в тех местах, которые я назвал. Если эти первые появятся, то дальше инвесторы продолжат инвестировать уже и в другие регионы. У нас пока ещё не охвачен северо-запад. Там есть потенциальные инвесторы, выбранные площадки. На Урале нужен такой крупный центр, в Поволжье нужен ещё один, в районе Волгограда или Астрахани. Есть примерная карта размещения таких центров, она сделана. Есть инициативная группа, которая сформирована, постепенно формирует стандарты для этой деятельности. Есть идея создать организацию в этой сфере, чтобы она определяла стандарты, следила, чтобы они соблюдались. Мне кажется, это вопрос не долгосрочной, а среднесрочной перспективы.

Вопрос: У меня вопрос по продовольственному рынку. Сейчас есть мнение, что экспорт зерна идёт не очень хорошо…

А.Дворкович: Цены на мировом рынке действительно довольно низкие. И эффективность экспорта существенно снизилась. Мы в том числе отменили экспортные пошлины, не собираемся их заново вводить, никаких причин для этого нет. Тем не менее даже без них эффективность экспорта достаточно низкая. «Российские железные дороги» рассматривают возможность предоставления дополнительных скидок для экспорта зерна, чтобы повысить привлекательность таких поставок. Заинтересованность в нашем зерне в отдельных странах есть. У нас сейчас есть некоторые проблемы с Турцией, но, с другой стороны, есть спрос в других регионах: на Ближнем Востоке, в Юго-Восточной Азии, в ряде других стран. Мне кажется, что в целом Россия будет продолжать оставаться ведущим экспортёром зерна. Есть потенциал роста производства и экспорта. Но, повторяю, именно в этом сельскохозяйственном сезоне, начиная где-то с ноября. Думаю, ситуация продлится до апреля-мая, быстрого роста экспорта ожидать не стоит. Я думаю, что этого происходить не будет. В целом экспорт будет точно не выше прошлогодних значений. Значит, у нас сформируются чуть большие запасы, чем в прошлые периоды. И это, здесь очень важно понимать, ещё раз подтверждает важность реализации проектов глубокой переработки зерновых культур, получения продуктов с более высокой добавленной стоимостью из зерна внутри страны. Экспорт уже этих товаров, а не зерна, то есть не сырьевого, по сути, ресурса, а конечных продуктов, – я думаю, это должно быть приоритетом на ближайшие год-два у Минсельхоза, Минпромторга и Правительства в целом. Отдельные проекты уже есть, но их пока очень мало для такой страны, как Россия, с таким огромным зерновым потенциалом.

Вопрос: Аркадий Владимирович, у нас есть как минимум четыре человека, которые задают примерно один вопрос. В какие магазины Вы ходите и каков Ваш средний чек? Средний продовольственный чек.

А.Дворкович: Чаще всего – в «Азбуку вкуса», удобней и привычней. Средний чек очень зависит от того, покупка сразу на неделю или по необходимости, покупка каких-то необходимых товаров, например пакет сока, йогурт. Поэтому средний чек бессмысленно называть. «Азбука вкуса» – это, понятно, довольно высокий ценовой сегмент, я это понимаю. Зарплата мне позволяет. Очень люблю ходить в спортивные магазины, в «Спортмастер» и другие, где продаются такие товары.

Вопрос: Приближается летний период и поставки плодоовощной продукции. В этом направлении из стран ближнего зарубежья будут у нас поставки?

А.Дворкович: У нас есть поставки из стран ближнего зарубежья.

Вопрос: Будут ли какие-то ещё? У нас в Новосибирской области на границе стояли фуры. В частности, в прошлом году у нас были большие проблемы.

А.Дворкович: С Казахстаном?

Реплика: С Узбекистаном.

А.Дворкович: С каждой страной у нас достаточно интенсивные консультации. С Узбекистаном буквально недавно были. На следующей неделе визит Президента Узбекистана. Одной из ключевых тем будет обеспечение стабильных поставок продукции из Узбекистана в Россию. У нас есть тоже интересы в Узбекистане. Поэтому мы надеемся на взаимность. Как всегда, в любых межгосударственных переговорах, будет поиск взаимовыгодных разменов, скажем так, не будет одностороннего движения.

То же самое касается и других стран – Белоруссии, Молдовы, Азербайджана и так далее. У нас со всеми есть связи, свои неиспользуемые возможности. Надеюсь, ситуация постепенно будет меняться. Где-то это вопрос политики. Например, что касается стран Прибалтики, то, конечно, их риторика не способствует формированию хорошего взаимного торгового климата, поэтому сохраняются ограничения.

Вопрос: До Вашего прихода мы говорили про систему «Меркурий». Я хотела бы уточнить: обсуждается ли предметно, рассматривается ли реальная возможность отложения сроков обязательного применения этой системы? Я знаю, что некоторые выступали с такими предложениями.

А.Дворкович: В отношении молока – да. По другим продуктам – скорее нет. По большинству других продуктов считают, что это в плюс. Что касается рыбы, например, нам все говорят, что не заинтересованы в том, чтобы это всё было в электронном виде. По молочным продуктам другая ситуация. Специфика производства молочной продукции такова, что практически невозможно в полной мере использовать эту систему. По молочной продукции мы ещё думаем, обсуждаем. Я не уверен, что она вообще применима в таком виде, в котором это планировалось изначально. Может быть, в каком-то усечённом виде, не знаю. Посмотрим.

В простых товарах, где нет сложной системы переработки, она нормально может работать, там я трудностей больших не вижу. А по другим, типа молочных (наверняка есть ещё примеры – кондитерка, наверное), смысла большого нет, скорее всего.

Россия > Госбюджет, налоги, цены. Внешэкономсвязи, политика. СМИ, ИТ > premier.gov.ru, 1 апреля 2017 > № 2204225 Аркадий Дворкович


Евросоюз. Россия > Внешэкономсвязи, политика > ria.ru, 20 февраля 2016 > № 1657831 Аркадий Дворкович

Правительство России дорабатывает план поддержки экономики, который планируется утвердить уже на следующей неделе. В условиях ограниченности бюджетных средств предстоит расставить приоритеты. О том, достаточно ли планируемых мер для АвтоВАЗа, облегчат ли жизнь экспортерам зерна, придется ли госкомпаниям больше прибыли отдавать в казну и удастся ли нефтедержавам заморозить добычу, что также поможет пополнить российский бюджет, рассказал в интервью РИА Новости вице-премьер Аркадий Дворкович. Беседовала Елена Кудрявцева.

— В настоящее время обсуждается возможность достижения договоренностей по заморозке добычи нефти между странами-членами ОПЕК и государствами, не входящими в организацию. Есть ли шанс договориться с картелем, нет ли опасений, что некоторые партнеры не будут выполнять договоренности?

— Это очень сложно комментировать, потому что все знают, как эта система работает. И договориться трудно, и обеспечить выполнение договоренностей трудно, но это не значит, что невозможно. Но, конечно, трудности будут. Мы о своих планах заявили, мы действительно готовы поддерживать добычу на примерно постоянном уровне. Она сейчас чуть выше уровня прошлого года, но у нас такой годовой прогноз примерно и был, как он зафиксирован в январе, так что наши планы здесь прозрачные. Компании не против, потому что ровно такие планы у них и были.

— Россия не потеряет свою долю на рынке при договоренности по заморозке добычи нефти?

— Не потеряет.

— Правительство России дорабатывает план поддержки экономики. Уже известно, что новые траты бюджета в 2016 году ограничены 250 миллиардами рублей. Есть ли решение, от каких мер поддержки придется отказаться, обсуждается ли это?

— Конечно, обсуждается. Мы как раз сейчас в процессе доработки. Обсуждаем конкретные суммы, которые можно направить на каждую из мер, чтобы уложиться в этот интервал. Причем понятно, что вопросы Внешэкономбанка, скорее, отдельно в этом смысле рассматриваются, находятся за рамками плана.

— Когда этот план будет утвержден окончательно?

— К 25 февраля Минэкономразвития должно внести проект (плана — ред.). Если останутся какие-то разногласия, то мы на площадке аппарата (правительства — ред.) просто их уже рассмотрим. План намерены в феврале уже принять. Надеемся, что председатель (правительства — ред.) подпишет его в феврале.

— В рамках дискуссии о способах пополнения бюджета в правительстве РФ обсуждается возможность повышения порога дивидендных выплат до 50% чистой прибыли для компаний с госучастием. Есть ли уже решение по этому вопросу? Коснется ли оно всех компаний?

— Принципиальное решение — да, но это не значит, что это будет касаться всех компаний, потому что в каждой компании разные ситуации. Сейчас пока анализируем ситуации по отдельным компаниям, не будет ли риска сокращения инвестпрограмм. Каждую компанию анализируем, поэтому пока окончательно, что это для всех компаний, такого нет решения. Это предложение Минфина, мы сейчас его применительно к компаниям оцениваем, смотрим, что можно, а что нельзя.

— Правительство обсуждает также финансирование поддержки автомобильного рынка в 2016 году на сумму 138 миллиардов рублей. Однако ряд экспертов считают, что в условиях падения доходов населения эффективность этих мер будет низкой. Согласны ли вы с этим мнением? Что может подстегнуть спрос на этом рынке?

— Нет, с этим мнением не согласен. Программа эта сбалансирована: часть этих мер касается поддержки производства автомобилей, часть касается поддержки спроса на автомобили и другую автомобильную технику путем субсидирования автокредитования, лизинга и госзакупок отдельных видов транспортных средств. Речь идет прежде всего о пассажирском транспорте. Там как раз выделяются ресурсы, соответствующие спросу, который мы видим на рынке, ни больше ни меньше.

Но дополнительные меры, которые тоже содержатся уже в программе, и председатель правительства о ней говорил на совещании, — это поддержка экспорта. Поскольку действительно внутренний спрос быстро расти вряд ли будет, то мы, конечно, прежде всего рассчитываем на рост экспорта, и это позволит стабилизировать ситуацию.

— Крупнейший российский автопроизводитель АвтоВАЗ зафиксировал за прошлый год рост убытка почти в три раза. Не понадобится ли предприятию индивидуальная поддержка государства и какая именно? Намерены ли вы встречаться с руководством предприятия?

— Мы все время встречаемся с автопроизводителями, с АвтоВАЗом в том числе. Минпромторг на особом контроле держит ситуацию, встречи происходят на постоянной основе.

Индивидуальных мер поддержки АвтоВАЗа пока не планируем. Когда я проводил совещание, потом Дмитрий Анатольевич (Медведев — ред.) проводил совещание, было понятно, что нашей программы на 49 миллиардов рублей дополнительных ассигнований в принципе достаточно, чтобы стабилизировать ситуацию. И если это еще совместить с теми мерами, которые есть по другим направлениям: это субсидирование оборотных средств для промышленности, субсидирование экспорта промышленной продукции.

"АвтоВАЗ" сможет воспользоваться этими инструментами тоже. Эти инструменты заложены в антикризисном плане. С учетом этих мер у "АвтоВАЗа" должна быть стабильная ситуация.

Когда я проводил совещание по металлургии, коллеги сказали, что в январе действительно автомобильные производители еще имели запасы (необходимой металлургической продукции — ред.). Но уже где-то в феврале пошли заказы от автопроизводителей, то есть видно по динамике запасов автомобильного листа, что ситуация нормализуется.

— В последнее время часто звучат мнения от экспертного и бизнес-сообщества о том, что в ближайшей перспективе некоторые автопроизводители могут покинуть рынок РФ. Разделяете ли вы эти опасения?

— Каждая компания будет оценивать ситуацию самостоятельно, пока ушла, даже не ушла, а пока приостановила работу своих заводов только GeneralMotors. Все компании смотрят на ситуацию, оценивают планы. По моему общению с этими компаниями видно, что все они как раз за счет экспорта планируют выровнять ситуацию.

Это касается и Renault, и Volkswagen — у всех свои трудности есть, конечно, но работают, выпускают новые модели. Но сейчас главное для них — быстрее найти локальных партнеров для того, чтобы производить компоненты в большей степени именно в России, потому что это дешевле, это позволит снизить затраты на производство и таким образом не нести убытки.

— На прошлой неделе в Магнитогорске вы провели совещание с металллургическими компаниями. Обсуждался ли вопрос об отмене надбавок на все виды металлопродукции?

— Речь о надбавках на те грузы, которые получили хорошую рентабельность благодаря девальвации рубля в прошлом году. РЖД увидели, что рентабельность такая, что можно увеличить тариф в рамках существующих правил. А сейчас себестоимость подтянулась, цены в валютном выражении снизились, то есть выгода у наших металлургов значительно сократилась как у угольщиков, так и у других отраслей. Поэтому действительно идет рассмотрение вопроса, сохранять ли эту надбавку.

Я поручил межведомственной рабочей группе по железнодорожному транспорту вместе с Советом потребителей РЖД рассмотреть вопрос и представить согласованные предложения или же, если есть разногласия, доложить мне.

— В настоящее время обсуждаются различные механизмы поддержки АПК, в том числе молочной отрасли. Одним из инструментов такой поддержки является проведение интервенций. Когда в России может заработать механизм интервенций по сухому молоку и сливочному маслу?

— Есть шанс в этом году начать, детали дорабатываются. Отчасти это зависит от объема бюджетного финансирования, которое в результате у нас будет, потому что в рамках общей оптимизации бюджета лимиты, доведенные Минсельхозу, сократились на 23 миллиарда рублей. Теперь мы смотрим, как оптимизировать расходы таким образом, чтобы этот механизм запустить.

Конечно же, на эти 23 миллиарда рублей Минсельхоз заявку в антикризисный план тоже подал, чтобы в случае хорошего развития событий эти средства можно было бы тоже использовать

— Решение об изменении пошлины на зерно пока не принято. Но все же, на ваш взгляд, нужно ли что-то менять?

— С моей точки зрения, изменения нужны, но вопрос только во времени их введения. Расчеты продолжаются, диалог, консультации на эту тему продолжаются. Вопрос состоит в том, действительно ли выросла так себестоимость, затраты на производство, что уже нужно уменьшить размер пошлины при нынешних ценах.

Есть ощущение, что присутствуют серьезные региональные различия, и это, конечно, влияет на позицию разных компаний: в Краснодарском, в Ставропольском крае рентабельность все-таки очень высокая, даже при наличии экспортной пошлины. Поэтому смотрим внимательно, цены на нефть более-менее стабилизировались, валютный курс тоже. Если увидим, что каких-то рисков дополнительного колебания валютного курса нет, тогда можно будет менять ситуацию.

Но я не исключаю каких-то изменений в первом полугодии, они могут быть, но будут ли точно — я не могу утверждать. Зависит от ситуации. Но если и будет изменение в первом полугодии, оно будет, скорее всего, точечным, небольшим. Если говорить совсем о краткосрочной перспективе, то изменение может быть только небольшим.

— Нет ли планов вводить экспортную пошлину на другие виды зерновых культур, помимо пшеницы?

— Нет планов вводить. Более того, есть план еще некоторые отдельные высококачественные сорта пшеницы вывести из-под действия пошлины. Это предложение серьезно обсуждается.

— Египетская сторона надеется на скорое возобновление авиасообщения с РФ, очевидно потому, что доходы от российского туризма — важная статья экономики страны. Ряд СМИ сообщал даже, что полеты могут быть возобновлены в мае текущего года, а Минтранс РФ заявляет, что находится в постоянном контакте с египетской стороной по этому вопросу…

— Так и есть. Буквально на этой неделе продолжались консультации с египетскими авиационными властями, им были направлены рекомендации нашей инспекционной группы. Это было в конце января. И по нашей информации, египетские коллеги могут в первом полугодии значительную часть этих рекомендаций выполнить, но когда точно и все ли рекомендации, зависит, конечно же, исключительно от них.

Ситуация лучше в аэропорту Каира, хуже в других аэропортах, которые находятся в туристических местах. Поэтому будем дальше смотреть, как реализуются эти планы по выполнению рекомендаций.

Они действительно стараются делать все возможное, для них это важно. Мы внимательно смотрим, помогаем им рекомендациями, говорим о том, что нужно.

Даже в это непростое время не отменили планы открытия консульского отдела в Хургаде.

— Вы недавно встречались с коллегами из Израиля. Намерены ли посетить эту страну?

— Я сопредседатель межправкомиссии. Конечно, в планах такая поездка есть, о сроках пока рано говорить, но в этом году действительно планирую. У нас есть хороший потенциал и для трансфера технологий из Израиля, создания совместных предприятий. Они уже начали создаваться, но есть большой потенциал сотрудничества по научно-образовательной линии — в подготовке агроинженеров.

Были контакты с итальянскими коллегами, эти контакты постоянные. Надеюсь, что возобновятся контакты с голландскими партнерами, в первую очередь по сельскому хозяйству. Я являюсь председателем межправкомисии с Нидерландами. Однако я не ожидаю, что в короткой перспективе возобновится работа всей комиссии, по линии же сельского хозяйства вполне может возобновиться.

Ведем также постоянный диалог с японскими партнерами.

Евросоюз. Россия > Внешэкономсвязи, политика > ria.ru, 20 февраля 2016 > № 1657831 Аркадий Дворкович


Россия > Внешэкономсвязи, политика > premier.gov.ru, 3 апреля 2015 > № 1332729 Аркадий Дворкович

Совещание об обеспечении реализации отраслевых программ импортозамещения.

Брифинг Аркадия Дворковича.

Стенограмма:

А.Дворкович: Председатель Правительства провёл совещание по вопросам импортозамещения в гражданских отраслях промышленности. Прежде всего это касается таких сфер промышленности, как производство нефтегазового оборудования, машиностроение, радиоэлектроника, химическая промышленость, металлургия и ряд других отраслей. К 1 апреля были утверждены все 19 планов импортозамещения по линии Минпромторга, как и было предписано «антикризисным планом» Правительства. Кроме того, свои планы импортозамещения утвердили Минкомсвязи, Минтранс и Минэнерго. Программа, «дорожная карта» импортозамещения в сельском хозяйстве была утверждена ещё в конце прошлого года по ранее данным указаниям.

В общей сложности речь идёт примерно о 2,5 тыс. проектов, которые будут реализовываться в России с целью замещения той продукции и тех видов оборудования, технологий, которые рационально замещать, по которым может быть реальный коммерческий эффект, где это не является искусственной мерой, а где это действительно разумно, выгодно и может привести к положительным результатам в целом для российской экономики. Бóльшая часть этих проектов относится к промышленности, частично проекты связаны с другими отраслями, такими, например, как программное обеспечение, если говорить о компетенции Минкомсвязи. Значительная доля проектов была представлена регионами России, и это предложения, основанные на реальных запросах инвесторов, приходящих к руководителям регионов и желающих размещать свои производства на территориях регионов, а также предприятий уже работающих в регионах, которые имеют определённые компетенции. Это касается, кстати, не только промышленно развитых регионов, но и таких регионов, как регионы Северного Кавказа – и с этим было связано в том числе присутствие Министра по делам Северного Кавказа Льва Кузнецова, это касается Дальнего Востока, в общем, всей России.

Главная задача на этот момент – выработать полный комплекс инструментов поддержки проектов в сфере импортозамещения, срок для этой работы – 1 июля в соответствии с «антикризисным планом» Правительства.

Это не означает, что уже сейчас мы не реализуем отдельные проекты. Инструменты отдельные у нас имеются – это Фонд развития промышленности, его капитал был увеличен до 20 млрд рублей, он начал свою работу. Это предпроизводственное финансирование, то есть подготовка к дальнейшему серийному производству. Кроме того, начал функционировать механизм проектного финансирования, первые проекты отобраны в основном в сельском хозяйстве, но и в ряде других отраслей. Также у Минкомсвязи имеется фонд «Росинфокоминвест», его объём 1 млрд рублей, и прежде всего он будет ориентироваться на проект по производству программного обеспечения для промышленных, специальных потребителей, то есть это разработка не каких-то операционных систем, систем управления базами данных, а специфических профессиональных систем для отдельных отраслей.

Наконец, у нас есть ряд механизмов субсидирования процентных ставок в различных государственных программах, и мы будем в максимальной степени учитывать приоритетность импортозамещения при реализации этих программ. Это не значит, что импортозамещение – единственное направление экономической политики. У нас есть такие направления, как поддержка экспорта, поддержка малого и среднего бизнеса, ряд других направлений. Но по каждому из этих направлений мы будем учитывать интересы импортозамещения, будем на это ориентироваться.

В ближайшее время планируется формирование правительственной комиссии по импортозамещению. Её полномочия будут определены в том числе поправками в закон о государственных закупках. Эти поправки уже находятся в Думе, они были одобрены на заседании Правительства. Как только Государственная Дума примет этот закон, он будет подписан Президентом после прохождения Совета Федерации, Председатель Правительства соберёт первое заседание комиссии по импортозамещению для рассмотрения уже конкретных инструментов для реализации планов.

Вопрос: То есть Председатель Правительства будет возглавлять эту комиссию?

А.Дворкович: Да, Председатель Правительства возглавит комиссию по импортозамещению. У неё будет две составляющие – гражданская и связанная с оборонно-промышленным комплексом. То есть будут сформированы две рабочие группы (одну буду возглавлять я, другую – мой коллега, Дмитрий Олегович Рогозин) по соответствующим тематикам, и мы будем контролировать реализацию принятых планов.

Вопрос: Когда может пройти первое заседание комиссии?

А.Дворкович: Я думаю, что реалистично в мае, когда уже вступит в действие закон, рассматриваемый сегодня Государственной Думой.

Вопрос: А вот Мантуров (Д.В.Мантуров – Министр промышленности и торговли Российской Федерации) предложил ввести ускоренную амортизацию на российское оборудование. Насколько поддержано это предложение? Это не противоречит как-то нормам ВТО?

А.Дворкович: У нас механизм ускоренной амортизации уже применяется по отдельным видам приоритетного оборудования. Мы этот механизм активно используем, списки формируются Правительством и фактически предложение министра состоит в том, чтобы дополнить уже имеющиеся списки теми, которые связаны с реализацией планов по импортозамещению. Здесь никакого противоречия нормам ВТО нет. Но это такая детальная, специфическая работа, которая будет проведена в ближайшие два-три месяца совместно Минпромторгом, Минэкономразвития, Министерством финансов, совместно с Налоговой службой, чтобы окончательно определиться с этими перечнями. Но «окончательно» по отношению к этим перечням не совсем правильное слово: они носят гибкий характер, они могут меняться во времени. И утверждённые сегодня планы, безусловно, будут корректироваться в сторону расширения, в сторону корректировки отдельных позиций со временем – думаю, что уже в этом году.

Вопрос: Могут ли средства ФНБ (Фонд национального благосостояния России) выделяться на проекты по импортозамещению? Министерство экономического развития вносило вам пять приоритизированных проектов по «Роснефти» на средства ФНБ. Какие-то решения уже приняты?

А.Дворкович: В основном проекты «Роснефти» были связаны с поддержанием уровня добычи нефти, а также с модернизацией нефтеперерабатывающих мощностей. Но есть один проект, который напрямую связан с темой импортозамещения, это проект в сфере судостроения – комплекс «Звезда» на Дальнем Востоке. Мы хотим создать компетенцию по строительству судов, прежде всего для шельфа, для решения других задач. Это, по сути, импортозамещение тех судов, которые мы сегодня покупаем в Корее и других странах. Этот проект серьёзно рассматривается, там значительные объёмы финансирования. С точки зрения формирования задела на будущее, на ближайшие примерно 15 лет, это действительно интересный, конкурентоспособный проект. Будем его серьёзно анализировать, и думаю, что он может быть поддержан.

Вопрос: Этот один пока? А по остальным четырём нет решения?

А.Дворкович: По остальным окончательного решения нет. Мы выверяем цифры, работаем с «Роснефтью» активно на рабочем уровне, на уровне технических исполнителей, экспертов, с тем чтобы убедиться в обоснованности всех цифр. Все необходимые материалы нам в последние дни были представлены, думаю, что скоро решение может быть принято в отношении тех проектов, которые будут поддержаны.

Вопрос: Аркадий Владимирович, за невыполнение планов по импортозамещению может быть предусмотрена какая-то ответственность? И для кого и какая?

А.Дворкович: У нас всех – у каждого и у коллектива в целом – общая политическая ответственность за выполнение указаний Президента, за выполнение решений Правительства. Планы по импортозамещению – одна из ключевых составляющих этих планов – в этом смысле ничем не отличаются от других поручений.

Я уже сказал, что будут предусмотрены специальные полномочия правительственной комиссии, которые в том числе включают в себя согласование планов закупок крупных предприятий при реализации значимых стратегических проектов. Естественно, раз это предусмотрено законом, если закон не будет выполняться, а решения комиссии будут вытекать из норм закона, то будет и ответственность, но какая именно, должно быть рассмотрено законодателями в рамках подготовки закона.

Вопрос: Аркадий Владимирович, может ли Правительство пойти на отмену экспортной пошлины по зерну раньше установленного срока? Насколько я понимаю, было обращение производителей.

А.Дворкович: Обращение производителей действительно есть. Мы на следующей неделе на совещании этот вопрос рассмотрим. По тем материалам, которые у меня есть на данный момент, я такой целесообразности не вижу. Но, возможно, коллеги приведут серьёзные аргументы, почему это нужно сделать, расчёты, обоснования. Посмотрим и вместе обсудим со всеми заинтересованными министерствами и участниками рынка, и будет принято окончательное решение. Пока я не вижу серьёзных аргументов, почему нужно это досрочно делать.

Вопрос: А кто-то, наоборот, предлагал продлить…

А.Дворкович: Другое предложение, действительно, относительно возможности продления. Как раз в пользу этого решения я вижу больше аргументов, тем не менее окончательную позицию не сформировал. Послушаю всех, доложим руководству и примем решение.

Вопрос: Аркадий Владимирович, много говорилось по поводу того, что из-за роста цен на рыбу такие же пошлины могут быть введены на экспорт рыбы. Рассматривается такое сейчас?..

А.Дворкович: Рассматривается постоянно. Такие предложения звучали начиная с августа прошлого года, но пока чёткая целесообразность доказана не была. В любом случае такого типа меры мы применяем очень аккуратно, и в том числе рассматриваем их вместе с коллегами по Евразийскому союзу. Здесь должна быть скоординированная политика, иначе возникают все те сложности, которые были с некоторыми видами продовольственных товаров, когда они шли через территорию других государств.

Вопрос: Аркадий Владимирович, сегодня стало известно, что компания ННК (Независимая нефтяная компания) Худайнатова (Э.Ю.Худайнатов – глава ННК) собирается подать или уже подала заявку на получение средств ФНБ – 78 млрд рублей. Вы считаете целесообразным рассматривать такого рода заявку? И каково вообще ваше отношение к увеличению количества заявок на средства ФНБ?

А.Дворкович: Рассматриваться должны в соответствии с тем порядком, который есть, любые заявки. Другое дело, какие из них являются приоритетными с учётом ограниченности объёма средств Фонда национального благосостояния. Мы лимиты почти уже исчерпали, они близки к исчерпанию, поэтому у новых заявок шансов существенно меньше, чем у тех, которые находятся в продвинутой стадии рассмотрения.

Вопрос: Достигнуты договорённости по снятию эмбарго в отношении Ирана. Сейчас уже ожидается, что резко увеличится количество нефти, которая будет выходить на рынок, и, соответственно, упадёт цена на нефть, собственно, уже начала падать. В этой связи не приведёт ли это к тому, что цена на Brent окажется слишком низкой для нашего бюджета и, соответственно, придётся её снова пересматривать?

А.Дворкович: Пока мы исходим из того, что цена может составить порядка 50 долларов за баррель.

Вопрос: В среднем за год?

А.Дворкович: В среднем за год. Я думаю, что эта цифра пока вполне соответствует в том числе и ожиданиям выхода на рынок иранской нефти. Я здесь не вижу существенных дополнительных рисков. Это не значит, что их нет, они всегда есть, но думаю, что рынок уже учитывал вероятность заключения соглашения при формировании котировок на ближайшие месяцы.

Вопрос: А какие-то дополнительные возможности для нашего экономического взаимодействия с Ираном открываются для наших нефтяных компаний? Может быть, какие то другие сферы?

А.Дворкович: Конечно. Любое снятие эмбарго открывает дополнительные возможности. Мы никогда не прекращали работать с Ираном, собственно, как и другие страны, в том числе и Европы, никогда не прекращали работать с Ираном. Возможности есть, контакты есть. Думаю, что наши компании будут предлагать проекты, имеющие шансы на реализацию в ближайшее время.

Спасибо.

Россия > Внешэкономсвязи, политика > premier.gov.ru, 3 апреля 2015 > № 1332729 Аркадий Дворкович


Россия. Весь мир > Внешэкономсвязи, политика > premier.gov.ru, 13 августа 2014 > № 1147425 Аркадий Дворкович

Интервью Аркадия Дворковича телеканалу «Россия-24».

А.Дворкович: «У нас организован сегодня ежедневный мониторинг цен на основные товарные позиции на продовольственном рынке. Мы получаем сведения из всех регионов и будем отслеживать, как меняется ситуация, будем смотреть не только на цены, но и на товарные запасы, чтобы ни у кого не было опасения, что ситуация выйдет из-под контроля».

Стенограмма:

Ведущий (Алексей Бобровский): Аркадий Владимирович, добрый день!

А.Дворкович: Добрый день!

Ведущий: Начнём, наверное, всё-таки с темы сегодняшней. Дело в том, что сегодня СМИ передают, что вы как куратор в Правительстве агропромышленного комплекса встречались с заместителем Председателя Правительства Белоруссии Михаилом Русым и обсуждали вопрос поставок в Россию белорусского продовольствия. Я понимаю, что вообще тема экономических связей с Белоруссией сейчас в новом свете играет, она очень актуальна сейчас. О чём шла речь?

А.Дворкович: Наша предыдущая встреча с белорусским коллегой Михаилом Ивановичем Русым состоялась год назад, и мы тогда договорились о том, как будем взаимодействовать в ближайшее время по всем направлениям – от обеспечения сбалансированности наших рынков продовольственных товаров и сельхозпродукции (речь идёт о мясе, молоке, овощах и других видах продукции), а также о системе контроля по линии Россельхознадзора, Роспотребнадзора и борьбе с африканской чумой свиней, которая является нашим общим бичом. Это взаимодействие было достаточно эффективным. На протяжении этих месяцев у нас не возникло каких-то новых претензий друг к другу. Какие-то экстремальные, сложные случаи быстро разрешались, снимались при нашем сотрудничестве. Сегодня новая ситуация, связанная с тем, что Президент России принял решение, и Правительство исполнило это решение, по введению экономических мер в отношении отдельных видов сельхозпродукции и продовольственных товаров из ряда стран – США, Евросоюза, Канады, Австралии, Норвегии. В связи с этим мы проанализировали ситуацию на наших продовольственных рынках и у нас появилась обоснованная потребность в дополнительных закупках продовольственных товаров в том числе и в Республике Беларусь, где, кстати, сельхозпродукция, продовольственные товары являются очень качественными и не вызывают никаких нареканий.

Такие возможности у наших белорусских коллег есть и по мясу, и по молоку, и по сырам, и по картофелю. Мы решили в течение нескольких дней сверить балансы, договориться о минимальных и максимальных объёмах поставок. Наши белорусские партнёры проведут консультации с российскими сетями и другими потребителями, перерабатывающими заводами в том числе, и они уже определят контрактные условия, контрактные отношения – это уже коммерческий вопрос. Для нас главное, что на российский рынок поступит качественная продукция, которая нам сегодня нужна, чтобы не возникло избыточного роста цен на ряд товаров.

Ведущий: Белорусская продукция этих категорий всегда присутствовала на российском рынке, правда, нельзя сказать, что её было очень много. Если граждан опросить, спросить, много ли они видели в Москве белорусского мяса, молока и так далее, наверное, не все скажут, что видели и видели часто.

А.Дворкович: Чуть больше молочной продукции, чуть меньше мясной, картофель, как известно, белорусский есть…

Ведущий: Это известно.

А.Дворкович: Кстати, есть особый случай – Калининградская область, которая ближе всего к Белоруссии, и я думаю, что дисбаланс на калининградском рынке, возникший в результате тех экономических мер, которые приняло Правительство, как раз во многом будет закрыт белорусскими товарами. Так что мы рассчитываем на наших друзей, это и коммерчески выгодно для них, и сегодня выгодно для нас. Цены там точно не выше, чем в ряде других стран, они вполне приемлемые. Отчасти на последующие месяцы они переориентируют свои экспортные поставки, которые сегодня идут в страны Азии, другие страны Европы, на российский рынок. Он является вполне привлекательным для этих поставок.

Ведущий: Решение о запрете импорта из некоторых стран по некоторым группам товаров объяснялось (ну раз уж так ситуация сложилась) ещё и возможностями для производителей внутри страны, поскольку действительно многие из них жаловались, что доступ на прилавки больших магазинов для них очень часто бывает закрыт. Белорусские товары, белорусская продукция, можно сказать, в этом же ряду находилась, как и внутренний производитель, – у них тоже не было возможности шире быть представленными на отечественном рынке до этого.

А.Дворкович: И да, и нет. С одной стороны, всё-таки белорусская продукция – это белорусская продукция, с другой стороны, у нас для белорусских товаров есть особый режим. Нет никаких пошлин, нет никаких специальных мер, мы только устанавливаем ориентировочные балансы, примерные балансы поставок, которые не должны в точности соблюдаться, но все примерно следуют тем цифрам, о которых договорились.

С сетями, конечно, отношения непростые, и сетям всегда было проще работать с уже более проверенными европейскими, американскими отчасти производителями. Сегодня они смотрят в том числе в сторону Белоруссии. Здесь есть тонкий момент: поддерживаем мы всё-таки отечественных производителей или белорусских производителей? Конечно, для нас приоритет – производство на территории России. Но, во-первых, по многим позициям нельзя нарастить производство за день, неделю и даже месяц, это требует хотя бы нескольких месяцев, а по некоторым товарам, например по говядине, это требует и нескольких лет, чтобы запустить новый инвестиционный процесс. И в этот период нам точно нужно получить продукцию, в том числе и от наших белорусских партнёров. Во-вторых, есть вопрос цен: если мы сегодня будем просто сидеть и ждать, рассчитывать, что наши производители очень быстро заместят импортную продукцию, скорее всего, это приведёт к росту цен. Нам это не нужно.

Мы по нашим цифрам и по тому обсуждению, которое вчера было, в том числе на комиссии по мониторингу, проведённой по указанию Президента и Председателя Правительства, видим, что никаких оснований для избыточного роста цен нет. Да, по отдельным позициям заявляется, что цены в ближайшее время могут немного подрасти. Но, во-первых, такое происходит каждый год и в этом нет ничего удивительного, сейчас снижаются цены на плодоовощную продукцию (сезонно), поскольку есть новый урожай. Кстати, урожай у нас в этом году неплохой, можно сказать, даже хороший по большинству видов продукции. Одновременно происходит небольшой рост по тем позициям, где нет сезонности, где, наоборот, есть другие циклы, в том числе и по мясной продукции. У нас, кстати, если посмотреть на такой распространённый товар, как свинина, если брать два года, а не именно этот год, – цены выросли примерно в силу инфляции: как есть общая инфляция, так выросли и цены на свинину. Да, за последний год они выросли примерно на 25–30%, но до этого они снизились на 15–20%, это нельзя не учитывать.

Ведущий: То есть средняя цифра.

А.Дворкович: Так что мы рассчитываем, что никаких скачков цен не будет. Появились слухи, что на рыбу возрастут цены, были ссылки на компанию «Русское море». Проверили – это не так. Это была ложная информация, видимо, пущенная специально для провоцирования каких-то слухов. У нас очень хороший диалог с сетями, хороший диалог с отраслевыми ассоциациями. Все знают наиболее крупных производителей, есть система потребкооперации, где тоже есть очень хорошие отношения и взаимосвязи, и никто не говорит о том, что мы будем кого-то пинать или наказывать, но в рамках диалога все понимают, что никому невыгодно допускать скачков цен, всем выгодна спокойная стабильная ситуация. Никому не выгоден ажиотажный спрос, никому не выгоден дефицит, все спокойно, по-деловому, прагматично занимаются своим основным бизнесом, своим делом, ищут новых поставщиков и стремятся стабилизировать ситуацию в условиях тех мер, которые были приняты.

Ведущий: Вы про цену на рыбу сейчас сказали и про эти спекуляции на тему повышения цен. Вы имеете в виду эту историю, когда один из крупных ритейлеров, которому достаточно крупные розничные сети принадлежат, жаловался в Минпромторг, эта история? Потому что в последние дни обсуждается и эта конкретная жалоба. Правда, там речь идёт не только о рыбе, но и плодоовощной продукции. То есть эти опасения?.. Мы сейчас можем расставить точки над i.

А.Дворкович: Каждый год по отдельным товарам возникают какие-то вспышки, можно сказать так, на рынке.

Ведущий: Здесь это совпало с важным событием, которое должно в общем-то спровоцировать...

А.Дворкович: Здесь это совпало. Каждый раз очень быстро, буквально в тот же день проводится или инициируется проверка Федеральной антимонопольной службы и Минпромторга, если речь касается розничной торговли и сетей. Совместно они анализируют ситуацию вместе с сетями, поставщиками, оптовиками, производителями, выясняют причины. Иногда это конкретная локальная ситуация в отдельном регионе, иногда это действительно спекулятивные действия отдельных игроков на рынке, иногда это компенсация предыдущего падения цен (как я сейчас сказал, по свинине).

И в этой ситуации то же самое сделано. Федеральная антимонопольная служба и Минпромторг уже инициировали соответствующую проверку фактов, им предоставленных, у нас организован сегодня ежедневный мониторинг цен – даже не еженедельный, как обычно в текущем режиме, а ежедневный мониторинг цен на основные товарные позиции на продовольственном рынке. Мы получаем сведения из всех муниципалитетов Российской Федерации и, соответственно, сводную информацию из регионов и будем отслеживать, как меняется ситуация, будем смотреть не только на цены, но и на товарные запасы, остатки на складах, чтобы ни у кого не было опасения, что ситуация выйдет из-под контроля.

Ведущий: Заканчивая систему мониторинга за ценами: как она устроена, какие будут меры применяться к тем, кто всё-таки попытается воспользоваться ситуацией?

А.Дворкович: У нас три канала поступления информации. Первый канал – это обычная статистика, Росстат у нас в постоянном режиме занимается сбором статистики, она еженедельная по основным видам товара. Второй канал организован сегодня через органы власти – муниципальные, органы самоуправления и региональные органы власти, они определят набор объектов, по которым будет осуществляться ежедневный мониторинг. Это уже сделано, по сути, на этой неделе, уже первые данные мне поступили. Я сейчас, когда ехал в машине, их смотрел, пока они свидетельствуют об отсутствии какого-то существенного роста цен: где-то падение происходит, где-то небольшой рост, в среднем всё вполне стабильно. И третий канал информации – это сам рынок. Это сети, это покупатели, которые просто сообщают, и мы видим, что происходит в социальных сетях на эту тему. Естественно, при появлении какой-то настораживающей информации проверяем её и реагируем. И, наконец, производители также полностью дают нам всю информацию о том, что происходит с их закупочными ценами.

Ведущий: Когда принималось это политическое решение о запрете импорта на отдельные виды продуктов из определённых стран, очевидно, всё-таки был чёткий план, из каких источников это всё, собственно, будет замещаться, какие иностранные партнёры (от импорта в целом ведь никто не отказывается, могут заменить тех, кто сейчас по понятным причинам выпадает из этого списка), какие объёмы есть внутри страны… Здесь, на вашем месте, сидел бывший глава Центробанка Казахстана Григорий Марченко, он агитировал за очень тесное сотрудничество в рамках Евразийского союза – там, дескать, большая надежда. Многие приличные аналитические, экономические издания говорили о том, что у России три пути: первый – это заменять тех поставщиков, которые были, я имею в виду западных партнёров (может быть, переориентироваться на Латинскую Америку), второй – это Евразийский союз, сотрудничество более плотное, и третий – это опора на внутренние силы. Вы можете пропорции здесь расставить?

А.Дворкович: Да, могу. Конечно, приоритет – опора на российских производителей, опора на тот потенциал, те мощности, которые есть у нас и которые мы можем создать в ближайшие годы. Но этот потенциал и этот приоритет носят среднесрочный и долгосрочный характер. Во многих секторах (я уже об этом говорил), по мясу особенно, невозможно это сделать за несколько дней, это потребует времени.

Значительная часть ресурсов, которые для этого необходимы, уже есть в утверждённой госпрограмме развития сельского хозяйства и агропромышленного комплекса, а также рыбохозяйственного комплекса. Но этих ресурсов по некоторым позициям недостаточно. Председатель Правительства в целях исполнения указа Президента дал поручение подготовить дополнения к госпрограмме за счёт дополнительных ресурсов и сформировать набор мероприятий, которые позволят увеличить производство молока, мяса, мясной продукции, молочной продукции, сыров в том числе, овощей и фруктов, а также рыбной продукции на территории России.

Такие предложения первоначальные будут представлены Председателю Правительства уже через 10 дней (он проведёт специальное совещание на эту тему), а в целом такая дополнительная программа, такие корректировки должны быть сформированы до конца сентября текущего года.

Одновременно Министр сельского хозяйства по согласованию с Правительством направил письмо Президенту с просьбой одобрить выделение дополнительных ресурсов, с тем чтобы их можно было включить в проект закона о бюджете, который пойдёт в Государственную Думу.

Совместно с отраслевыми ассоциациями мы сейчас разрабатываем этот набор мероприятий, работаем в тесном контакте. Сегодня я, в частности, встречался с руководителем ассоциации «Союзмолоко», господином Даниленко – мы проговорили, каковы приоритеты, какие механизмы прежде всего можно использовать на эти цели. В ближайшие дни в Правительстве пройдут совещания и по другим направлениям – по рыбной, по мясной теме, и по теме плодоовощной продукции. Вторая составляющая – наши ближайшие партнёры. Действительно, Евразийский союз, Беларусь, Казахстан, а также страны СНГ, в том числе страны Центральной Азии, где есть неплохой потенциал поставок прежде всего овощной, плодоовощной продукции, Армения, Азербайджан и другие партнёры… Сложнее ситуация, конечно же, с Молдовой и Украиной, которые сегодня движутся в сторону Евросоюза с экономической точки зрения.

Ведущий: При этом рынок у них ориентирован на Россию. Парадоксально.

А.Дворкович: Рынок пока ориентирован на Россию, но они на наш рынок в ближайшее время зайти со своей продукцией не смогут, если не поменяют какие-то решения. Это данность, мы не можем сохранять режим свободной торговли в условиях, когда они пошли на режим свободной торговли с Европой. Это просто слишком большие риски для нас вхождения совершенно иной продукции через эти страны на российский рынок.

Наконец, значительная часть продукции может быть поставлена от других наших партнёров. Речь идёт о странах Латинской Америки, где очень хороший потенциал производства мясной продукции, отчасти рыбной. Хотя это подальше везти, соответственно, цены чуть-чуть другие и рыбная, например, продукция будет не охлаждённой, а замороженной, то есть есть минусы свои, тем не менее определённый потенциал поставок есть. По мясу – все знают отличное качество аргентинского, бразильского, другого мяса. Есть хороший потенциал в Новой Зеландии и в отдельных странах Азии, в том числе Китае и странах Юго-Восточной Азии.

Сейчас начинаются активные консультации, переговоры со всеми этими странами. Будем задействовать потенциал наших торговых представительств, проводить специальные закупочные сессии, организовывать контакты. Конечно, эти страны, наши партнёры рады, что у них появляется такая возможность. Но мы будем использовать эти возможности без ущерба для наших производителей, а прежде всего для выгоды наших потребителей, чтобы в настоящее время компенсировать сокращение поставок из других стран.

Ведущий: Аркадий Владимирович, а Вы с коллегами из Бразилии, Чили уже говорили на эти темы, какие-то содержательные разговоры были? Я почему спрашиваю – потому что в недавнем материале в авторитетном западном издании Financial Times говорится о том, что европейцы даже попытаются как-то воздействовать, повлиять на представителей этих стран, чтобы они не использовали эти конкурентные свои преимущества. Причём почему-то считают, что они непорядочно будут их использовать в случае чего.

Есть настроения, что они опасаются или, наоборот, говорят: «Знаете, мы решим сами»?

А.Дворкович: Конкретный разговор уже инициирован. Наши послы, торговые представители получили такие указания и уже связались с ассоциациями, с министрами сельского хозяйства этих стран. Наши сети уже вышли на контакт с поставщиками из этих стран или выходят буквально на этой неделе, запланировали встречи, контакты. И предварительные консультации показывают, что готовность есть. Конечно, бизнес есть бизнес, и все будут пытаться получать наилучшие условия. Тем не менее в любом бизнесе есть две стороны – покупатель и продавец, и думаю, что обе стороны являются достаточно сильными, есть конкуренция, и мы сможем получить нормальные рыночные условия.

В любом случае мы сегодня, ещё раз повторю, на ежедневной основе мониторим ситуацию, ведём разговор с нашими производителями, поставщиками, сетями, понимаем, где есть узкие места. Пока нет никаких оснований для каких-то наказаний кого бы то ни было, потому что никто ничего плохого не сделал. Такие вещи возможны только в рамках законодательства. Если будет избыточный необоснованный рост цен, не обусловленный объективными издержками, обстоятельствами, тогда наша антимонопольная служба будет предпринимать соответствующие шаги. Но пока у нас нет оснований даже для таких разговоров – пока все себя ведут максимально корректно, прагматично и спокойно.

Ведущий: Аркадий Владимирович, я не требую чёткого ответа, не хочу, чтобы Вас другие ловили на слове, но, по Вашим ощущениям, сколько нужно времени для того, чтобы решить проблему импортозамещения и поиска других партнёров, которые участвуют в обеспечении нас продукцией? Год, полтора?

А.Дворкович: Ситуация следующая. По основным видам продовольствия, если говорить об оперативной ситуации, есть двухнедельные запасы. У нас импортная зависимость по отдельным позициям составляет от 4% (как по картофелю, например) до 30% с небольшим (как, например, по говядине). По молочной продукции – около 20%, по сырам внутри этой молочной продукции – больше, 30%. По молоку, например, и йогуртам гораздо меньше – у нас почти всё производится внутри страны. По свинине примерно 20%, по курице – около 10%.

Соответственно, когда будут восстанавливаться эти запасы, будет проблема не всех 14 дней, а где-то будет проблема одного, двух, где-то трёх дней. И именно это нужно будет компенсировать. Это будет сделано за счёт либо тех стран, о которых я сказал (Беларусь, ближайшие партнёры, где-то Турция, где-то страны Латинской Америки), а где-то за счёт оперативного наращивания собственного производства – где это возможно, конечно, где мощность не задействована в полном объёме.

Если говорить о перспективе одного года, то, конечно, уже в большей степени мы будем ориентироваться на наше собственное производство, где быстрый цикл. Это птица, это овощи и фрукты, отдельные другие составляющие. По мясу, конечно, нам придётся чуть дольше ориентироваться на новых партнёров. Я уже сказал о Латинской Америке – это будет, надеемся, один из основных источников. Кроме того, не забывайте, что даже в Европе всё-таки не все страны входят в Европейский союз. Есть такие страны, как Сербия, Швейцария, которые…

Ведущий: И голландский сыр всегда можно на швейцарский, например, попытаться заменить.

А.Дворкович: Швейцарский сыр чуть дороже, всё-таки полностью заменить невозможно, но всё равно отчасти это структуру предложения на рынке поменяет, и мы будем пока его использовать. Думаю, что опасений, что у нас не хватит какого-то вида продукции, не должно быть вообще. Что чуть-чуть цены могут подрасти? По нашим оценкам, если подрастут, то совсем немного и только в краткосрочной перспективе, потом цены опять стабилизируются на примерно прежнем уровне. Механизмы такие есть. Ассортимент действительно отчасти поменяется. Чего-то станет меньше, чего-то станет больше.

Ведущий: Но это естественно…

А.Дворкович: Но это нормальный процесс. У нас в любой год ассортимент меняется, какие-то товары уходят с рынка, какие-то приходят.

Ведущий: И никто из этого трагедии не делает. По поводу рыбы всё-таки самые большие опасения были. Здесь насколько ситуация под контролем, потому что слишком большие связи с Норвегией?

А.Дворкович: По рыбе действительно Норвегия является крупным поставщиком. Отчасти ещё другими поставщиками являются другие скандинавские страны, Германия. Какие здесь источники замещения? Первое – это наши собственные возможности как на севере страны (я имею в виду Мурманскую, Архангельскую области), так и на Дальнем Востоке (Камчатка, Магаданская область, Хабаровский, Приморский края).

Ведущий: Но это далеко.

А.Дворкович: Мы разрабатываем меры, которые позволят дешевле доставлять эту продукцию в регионы, где основной спрос формируется, в России.

Ведущий: Тут иногда ещё важны и скорость, и расстояние всё-таки.

А.Дворкович: Важны. Но, во-первых, пока есть запасы. Во-вторых, мы понимаем логистику, как это можно довезти, как это можно делать, и основные позиции, по которым это нужно будет делать. В-третьих, есть страны, которые также не попали под те экономические меры, которые ввело Правительство на основе указа Президента. Например, Фарерские острова, Гренландия – у них тоже есть собственный рыбопромысел, добыча.

Ведущий: По свежей рыбе это помогло бы.

А.Дворкович: По крайней мере Фарерские острова точно могли бы поставлять такую рыбу. Дальше везти, естественно, из стран Латинской Америки, таких как Чили. Повторяю, тогда это будет уже не охлаждённая, а замороженная рыба, немножко другой ассортимент, и это, конечно, минус. Думаю, что мы можем нарастить поставку рыбы из Средиземноморья. Прежде всего речь идёт о Северной Африке и Турции в данном случае. Это немножко другие виды рыбы, но тем не менее для того чтобы в целом рыбная продукция была на российском рынке, это тоже может помочь, может способствовать стабилизации ситуации.

Ведущий: Аркадий Владимирович, все сейчас считают потери, я имею в виду те страны, которые оказались в этом запретительном списке Российской Федерации. Но я знаю очень много примеров (ну не много, есть примеры), когда люди, попавшие под санкции от России, представляющие страны, которые больше всех заявляли, объявляли и громче всех кричали по этому поводу, на самом деле даже увеличили свои контакты, поставки, просто через посредников, через две-три лишние компании. Такие примеры есть, это говорит о том, что, в общем, декларация – это одно, а реальный бизнес – это другое. Есть примеры, кто уже по этим санкциональным вопросам негласно звонил, стучался, говорил, что давайте всё-таки попытаемся решить, политика политикой, но дело делом?

А.Дворкович: Первое. У нас таможенный контроль организован максимально жёстким образом в настоящее время, и страна происхождения товара проверяется максимально внимательно. Поэтому, даже если есть посредники, сертификат есть сертификат, и подмена здесь может сказаться на репутации тех стран, которые в данном случае будут являться странами-посредниками. По крайней мере с Республикой Беларусь у нас очень чёткая договорённость на сегодня, и Президент Лукашенко дал указания своим службам не допускать никакого реэкспорта из стран, которые попали под наши экономические меры. То же самое будет касаться Сербии, Швейцарии, Казахстана и других наших партнёров.

Второе. Звонки, конечно, на разных уровнях есть – и в министерства, и так далее…

Ведущий: То есть встревожились?

А.Дворкович: Конечно, все пытаются найти какие-то лазейки, но указания чёткие, никаких поблажек тут не будет.

Третье. Для многих компаний это является сигналом, что нужно инвестировать в Россию. Раз везти нельзя, значит, надо производить в России и продавать здесь уже российскую продукцию. Этим занимались уже многие компании и в предыдущие годы – финские компании, другие европейские компании. Сегодня они подумывают о том, чтобы увеличить инвестиции, а не уменьшить их. Дело в том, что многие компании, бизнес многих стран понимает, что наши меры связаны с защитой наших собственных экономических интересов, нашей национальной безопасности. Угроза национальной безопасности возникла не в результате действия даже их правительства, она возникла в результате действия Европейской комиссии, Евросоюза. Бизнесу, многим организациям, многим компаниям, которые с нами сотрудничают, это не нравится, они хотят продолжать бизнес с Россией и будут искать возможности, чтобы его продолжать.

Ведущий: Аркадий Владимирович, и в завершение хотел Вас спросить о расширении Ваших полномочий – Вы теперь ещё курируете и научную сферу. Какие-то основные моменты отметьте здесь, на что стоит обращать внимание. Вы для себя какие ставите ориентиры и задачи?

А.Дворкович: Действительно, Председатель Правительства принял решение о том, что на меня возлагаются полномочия по координации политики в сфере науки. Главные контрагенты – это Министерство образования и науки и, конечно, Российская академия наук, которая была реструктурирована несколько месяцев назад, в неё влились, в частности, Российская академия медицинских наук, Российская академия сельхознаук.

Я не могу сказать, что я был далеко от этих вопросов, поскольку отвечал за инновационную политику, работая в Администрации Президента в том числе, занимался и научной составляющей, всех своих партнёров по этой работе знаю, со всеми хорошие деловые отношения. Приоритеты – это определение нового скорректированного перечня критических технологий, мы это должны сделать до конца года в соответствии с указом Президента, это выполнение тех решений по крупным научным проектам, таким как Курчатовский институт, развитию национальных исследовательских университетов, которые были приняты в последние годы. Наука для нас действительно является приоритетом, это, наряду с образованием, основа конкурентоспособности российской экономики, и мы будем ставить эти вопросы на первый план.

Естественно, в ряду приоритетов стоит и научное обеспечение других сфер экономической политики и государственной политики в целом. Это оборона и безопасность, и здесь мы работаем вместе с Дмитрием Олеговичем Рогозиным; научное обеспечение спортивной деятельности – один из залогов успеха на Олимпийских играх и чемпионатах мира в профессиональном спорте, это очень важно. Наконец, научное обеспечение самой экономической политики, экономической науки, гуманитарной науки, это тоже важнейшее направление деятельности.

Ведущий: Я желаю Вам в этом успехов, уверен, что всё получится.

А.Дворкович: Спасибо.

Ведущий: Спасибо большое. Аркадий Дворкович, заместитель Председателя Правительства России, был нашим гостем.

Россия. Весь мир > Внешэкономсвязи, политика > premier.gov.ru, 13 августа 2014 > № 1147425 Аркадий Дворкович


Россия. ДФО > Внешэкономсвязи, политика > premier.gov.ru, 14 апреля 2014 > № 1053020 Аркадий Дворкович

Совещание с вице-премьерами.

Повестка: о субсидировании авиаперевозок из Сибирского федерального округа в европейскую часть России, о сотрудничестве с КНР.

Стенограмма:

Д.Медведев: Несколько слов о текущих делах. Хотел бы отметить, что я подписал постановление в рамках программы «Развитие транспортной системы».

Мы расширяем перечень субсидирования авиационных перевозок. Теперь этот перечень пополняется ещё одним городом – это Иркутск. Постановлением субсидии выделяются на несколько маршрутов: Иркутск – Сочи – Иркутск и Иркутск – Петербург – Иркутск.

Такие меры государственной поддержки авиационных перевозок, безусловно, сделают более доступными для пассажиров рейсы из Сибирского федерального округа в европейскую часть страны. Конечно, это особенно актуально в преддверии отпускного сезона.

Кстати, отмечаю также необходимость ускорить работу по подготовке постановления о перевозках в Крым, по субсидированию перевозок в Крым. Я такое поручение давал на заседании Правительства, которое состоялось в Симферополе. Аркадий Владимирович (обращаясь к А.Дворковичу), там идёт работа?

А.Дворкович: Да, все расчёты сделаны. Уже в рамках существующей программы по нескольким маршрутам перевозки возможны с субсидиями, то есть компании уже могут предъявлять это к возмещению. По другим маршрутам готовится постановление. С Минфином отработан вопрос выделения финансовых средств на эту тему, рассчитываем, что к отпускному сезону уже всё заработает.

Д.Медведев: Нужно сделать это раньше, просто чтобы люди могли планировать свои отпуска, чтобы могли заранее билеты заказывать, это нужно делать параллельно, кстати, вместе с той работой, которая ведётся и нашими перевозчиками для подготовки соответствующей транспортной деятельности.

И, Аркадий Владимирович, вы были у наших соседей, в Китайской Народной Республике. Очевидно, что сотрудничество и с Китаем, и с Азиатско-Тихоокеанским регионом для нас один из ключевых приоритетов.

Особенно хотел бы отметить, что укрепление восточного вектора – это не дань каким-то сиюминутным соображениям, не ответ на какие-то меры, санкции или какие-то другие действия. Это просто необходимость времени, это выгодно для нашей страны, просто выгодно.

Хорошо продуманный курс на выстраивание стратегического партнёрства в Азиатско-Тихоокеанском регионе должен принести нам весьма внушительнее дивиденды, выгоды. Именно этот регион сейчас наиболее активно растёт, и, по всей вероятности, этот рост продолжится в ближайшей перспективе. Мы должны это подсчитывать, выстраивать, когда мы определяем наш внешнеполитический, внешнеэкономический курс на ближайшие годы.

Кроме того, конечно, взаимодействие с государствами Азиатско-Тихоокеанского региона очень важно, для того чтобы ускорить социально-экономическое развитие нашего Дальнего Востока, потому что все основные транспортные магистрали туда ведут из наших городов и регионов Дальнего Востока. Масса проектов обсуждается, часть из них уже реализуется.

Я знаю, что вы проводили переговоры с вашими коллегами, проводили встречу сопредседателей межправкомиссии по энергетическому сотрудничеству. На этой неделе Дмитрий Олегович (Рогозин) тоже будет проводить межправительственную комиссию уже по своему направлению, в пятницу, то есть у нас выстраивается линия на активизацию сотрудничества. И вы посетили форум в Боао, я на нём выступал, это действительно такой (не знаю, правильно ли это говорить) «азиатский Давос», во всяком случае это крупный экономический форум. Было там что-то интересное? Скажите нам.

А.Дворкович: Да, в первой части поездки мы с моим коллегой провели заседание российско-китайской комиссии по энергетическому сотрудничеству. У нас уже широкое сотрудничество, кооперация по всем направлениям – от нефти и газа до электроэнергии, угля и атомной энергетики, но потенциал в разы больше, и мы по ряду направлений договорились об использовании такого потенциала. В частности, речь идёт о нефти и нефтепереработке. Решения основные приняты, но есть желание и у китайских партнёров, и у нас увеличить объёмы сотрудничества. Коллеги пошли нам навстречу по некоторым направлениям, в том числе по структуре финансирования соответствующих проектов. Мы свои обязательства будем также выполнять в полном объёме.

По газу переговоры завершаются, и есть общее намерение закончить эту работу до визита Президента России в Китай в мае текущего года.

По электроэнергетике и углю есть возможность трёх-, четырёхкратного увеличения поставок, и понятно, что для этого нужно сделать. Сейчас идёт обоснование проектов, в которые мы могли бы совместно вложиться.

По атомной энергетике Дмитрий Олегович (Рогозин) эти консультации продолжит, у нас там уже есть текущий проект, но есть вопросы, которые предстоит ещё решить.

При этом мы также договорились о том, что посмотрим на новые проекты, в том числе в наших новых регионах, и китайские коллеги, которые занимаются альтернативными видами энергии, с интересом смотрят на участие в этих проектах в Республике Крым.

Что касается форума в Боао, он был в этом году также достаточно масштабный, как и в прошлые годы. Было семь руководителей правительств разных стран, причём не только Азии, но и Африки – на форуме был премьер Намибии. Премьер Ли (Кэцян) сказал о том, что Китай подтверждает свою позицию о необходимости продолжения и расширения всеобъемлющего стратегического партнёрства и взаимодействия с Россией. Более того, коллеги говорят о том, что они готовы расширять это сотрудничество.

Я переговорил также со всеми остальными премьерами. В каждой стране у нас есть хороший потенциал: Вьетнам, Лаос, это уже упоминавшаяся Намибия, Пакистан, Корея. Мы договорились в рамках межправкомиссии и по линии соответствующих министерств эти консультации продолжить.

Кроме того, отмечу, что Хайнань, где проходил форум, является быстрорастущим туристическим рынком, они заинтересованы в увеличении количества авиамаршрутов из России и являются, кстати, побратимами Республики Крым, а Ялта – побратим города Санья, столицы Хайнаня, и по этой линии у них тоже есть интересные идеи. Так что будем с ними работать дальше.

Д.Медведев: Хорошо. Спасибо. Я думаю, что это столь важная тема, что просил бы Сергея Эдуардовича (Приходько) запланировать моё отдельное совещание с членами Правительства, может быть, с приглашением представителей бизнеса, по вопросам сотрудничества с Азиатско-Тихоокеанским регионом.

И ещё одна информация. Мы с вами сейчас поговорим в таком узком составе среди руководства Правительства, потом перейдём на другое совещание. Имею в виду, что на следующей неделе будет отчёт Правительства в Государственной Думе. Это важнейшее ключевое мероприятие для Правительства, имею в виду его конституционную обязанность – ежегодно отчитываться перед парламентом, перед Государственной Думой. Это та процедура, в ходе которой высшая исполнительная власть даёт отчёт по социально-экономическому развитию страны, говорит и о перспективах, и о возможностях, и, естественно, о трудностях, которые всегда существуют. Поэтому нужно хорошо подготовиться, тем более что такого рода мероприятия весьма показательны с точки зрения необходимости более открытой работы органов исполнительной власти и вообще власти в целом.

Россия. ДФО > Внешэкономсвязи, политика > premier.gov.ru, 14 апреля 2014 > № 1053020 Аркадий Дворкович


Россия. ДФО > Внешэкономсвязи, политика > premier.gov.ru, 14 апреля 2014 > № 1053020 Аркадий Дворкович

Совещание с вице-премьерами.

Повестка: о субсидировании авиаперевозок из Сибирского федерального округа в европейскую часть России, о сотрудничестве с КНР.

Стенограмма:

Д.Медведев: Несколько слов о текущих делах. Хотел бы отметить, что я подписал постановление в рамках программы «Развитие транспортной системы».

Мы расширяем перечень субсидирования авиационных перевозок. Теперь этот перечень пополняется ещё одним городом – это Иркутск. Постановлением субсидии выделяются на несколько маршрутов: Иркутск – Сочи – Иркутск и Иркутск – Петербург – Иркутск.

Такие меры государственной поддержки авиационных перевозок, безусловно, сделают более доступными для пассажиров рейсы из Сибирского федерального округа в европейскую часть страны. Конечно, это особенно актуально в преддверии отпускного сезона.

Кстати, отмечаю также необходимость ускорить работу по подготовке постановления о перевозках в Крым, по субсидированию перевозок в Крым. Я такое поручение давал на заседании Правительства, которое состоялось в Симферополе. Аркадий Владимирович (обращаясь к А.Дворковичу), там идёт работа?

А.Дворкович: Да, все расчёты сделаны. Уже в рамках существующей программы по нескольким маршрутам перевозки возможны с субсидиями, то есть компании уже могут предъявлять это к возмещению. По другим маршрутам готовится постановление. С Минфином отработан вопрос выделения финансовых средств на эту тему, рассчитываем, что к отпускному сезону уже всё заработает.

Д.Медведев: Нужно сделать это раньше, просто чтобы люди могли планировать свои отпуска, чтобы могли заранее билеты заказывать, это нужно делать параллельно, кстати, вместе с той работой, которая ведётся и нашими перевозчиками для подготовки соответствующей транспортной деятельности.

И, Аркадий Владимирович, вы были у наших соседей, в Китайской Народной Республике. Очевидно, что сотрудничество и с Китаем, и с Азиатско-Тихоокеанским регионом для нас один из ключевых приоритетов.

Особенно хотел бы отметить, что укрепление восточного вектора – это не дань каким-то сиюминутным соображениям, не ответ на какие-то меры, санкции или какие-то другие действия. Это просто необходимость времени, это выгодно для нашей страны, просто выгодно.

Хорошо продуманный курс на выстраивание стратегического партнёрства в Азиатско-Тихоокеанском регионе должен принести нам весьма внушительнее дивиденды, выгоды. Именно этот регион сейчас наиболее активно растёт, и, по всей вероятности, этот рост продолжится в ближайшей перспективе. Мы должны это подсчитывать, выстраивать, когда мы определяем наш внешнеполитический, внешнеэкономический курс на ближайшие годы.

Кроме того, конечно, взаимодействие с государствами Азиатско-Тихоокеанского региона очень важно, для того чтобы ускорить социально-экономическое развитие нашего Дальнего Востока, потому что все основные транспортные магистрали туда ведут из наших городов и регионов Дальнего Востока. Масса проектов обсуждается, часть из них уже реализуется.

Я знаю, что вы проводили переговоры с вашими коллегами, проводили встречу сопредседателей межправкомиссии по энергетическому сотрудничеству. На этой неделе Дмитрий Олегович (Рогозин) тоже будет проводить межправительственную комиссию уже по своему направлению, в пятницу, то есть у нас выстраивается линия на активизацию сотрудничества. И вы посетили форум в Боао, я на нём выступал, это действительно такой (не знаю, правильно ли это говорить) «азиатский Давос», во всяком случае это крупный экономический форум. Было там что-то интересное? Скажите нам.

А.Дворкович: Да, в первой части поездки мы с моим коллегой провели заседание российско-китайской комиссии по энергетическому сотрудничеству. У нас уже широкое сотрудничество, кооперация по всем направлениям – от нефти и газа до электроэнергии, угля и атомной энергетики, но потенциал в разы больше, и мы по ряду направлений договорились об использовании такого потенциала. В частности, речь идёт о нефти и нефтепереработке. Решения основные приняты, но есть желание и у китайских партнёров, и у нас увеличить объёмы сотрудничества. Коллеги пошли нам навстречу по некоторым направлениям, в том числе по структуре финансирования соответствующих проектов. Мы свои обязательства будем также выполнять в полном объёме.

По газу переговоры завершаются, и есть общее намерение закончить эту работу до визита Президента России в Китай в мае текущего года.

По электроэнергетике и углю есть возможность трёх-, четырёхкратного увеличения поставок, и понятно, что для этого нужно сделать. Сейчас идёт обоснование проектов, в которые мы могли бы совместно вложиться.

По атомной энергетике Дмитрий Олегович (Рогозин) эти консультации продолжит, у нас там уже есть текущий проект, но есть вопросы, которые предстоит ещё решить.

При этом мы также договорились о том, что посмотрим на новые проекты, в том числе в наших новых регионах, и китайские коллеги, которые занимаются альтернативными видами энергии, с интересом смотрят на участие в этих проектах в Республике Крым.

Что касается форума в Боао, он был в этом году также достаточно масштабный, как и в прошлые годы. Было семь руководителей правительств разных стран, причём не только Азии, но и Африки – на форуме был премьер Намибии. Премьер Ли (Кэцян) сказал о том, что Китай подтверждает свою позицию о необходимости продолжения и расширения всеобъемлющего стратегического партнёрства и взаимодействия с Россией. Более того, коллеги говорят о том, что они готовы расширять это сотрудничество.

Я переговорил также со всеми остальными премьерами. В каждой стране у нас есть хороший потенциал: Вьетнам, Лаос, это уже упоминавшаяся Намибия, Пакистан, Корея. Мы договорились в рамках межправкомиссии и по линии соответствующих министерств эти консультации продолжить.

Кроме того, отмечу, что Хайнань, где проходил форум, является быстрорастущим туристическим рынком, они заинтересованы в увеличении количества авиамаршрутов из России и являются, кстати, побратимами Республики Крым, а Ялта – побратим города Санья, столицы Хайнаня, и по этой линии у них тоже есть интересные идеи. Так что будем с ними работать дальше.

Д.Медведев: Хорошо. Спасибо. Я думаю, что это столь важная тема, что просил бы Сергея Эдуардовича (Приходько) запланировать моё отдельное совещание с членами Правительства, может быть, с приглашением представителей бизнеса, по вопросам сотрудничества с Азиатско-Тихоокеанским регионом.

И ещё одна информация. Мы с вами сейчас поговорим в таком узком составе среди руководства Правительства, потом перейдём на другое совещание. Имею в виду, что на следующей неделе будет отчёт Правительства в Государственной Думе. Это важнейшее ключевое мероприятие для Правительства, имею в виду его конституционную обязанность – ежегодно отчитываться перед парламентом, перед Государственной Думой. Это та процедура, в ходе которой высшая исполнительная власть даёт отчёт по социально-экономическому развитию страны, говорит и о перспективах, и о возможностях, и, естественно, о трудностях, которые всегда существуют. Поэтому нужно хорошо подготовиться, тем более что такого рода мероприятия весьма показательны с точки зрения необходимости более открытой работы органов исполнительной власти и вообще власти в целом.

Россия. ДФО > Внешэкономсвязи, политика > premier.gov.ru, 14 апреля 2014 > № 1053020 Аркадий Дворкович


Россия > Внешэкономсвязи, политика > premier.gov.ru, 24 января 2014 > № 991025 Аркадий Дворкович

Аркадий Дворкович на Давосском форуме дал интервью телеканалу «Россия-24».

Стенограмма:

Ведущая: Аркадий Владимирович, здравствуйте!

А.Дворкович: Добрый день!

Ведущая: Аркадий Владимирович, только что завершилась сессия, посвящённая экономикам стран БРИКС. Какие основные вопросы там обсуждались? И что, БРИКС уже умирает?

А.Дворкович: Действительно, главный вопрос, который обсуждался, – правда ли, что БРИКС умирает. Коллеги из Китая, Бразилии, Южной Африки и Индии представили своё мнение. Общее мнение и моё тоже было таким, что нет никакого кризиса среднего возраста у БРИКС, поскольку БРИКС ещё не достиг среднего возраста, мы молодые страны, растущие страны. И заключением ведущего в конце сессии была фраза, что БРИКС не умер, БРИКС просто прилёг поспать, и, наверное, это отражает то, что происходит. Действительно, есть некая пауза, связанная с тем, что есть проблемы в Европе, а для БРИКС Европа – один из основных торговых партнёров, а также идут структурные изменения в самих странах БРИКС. А структурные перемены всегда ведут к некоторому замедлению темпов роста на первоначальном этапе, зато потом можно ожидать ускорения на последующем этапе. Это было сутью обсуждения. И мне кажется, что всё-таки мир всё ещё надеется на БРИКС больше, чем на Европу и Америку в части увеличения темпов роста.

Ведущая: Но тем не менее здесь многие обсуждают то, что сейчас инвесторы, принимая решение о вложении своих средств, всё-таки делают выбор не в пользу развивающихся рынков, а в пользу развитых стран и в первую очередь США. Насколько долгосрочной является эта тенденция?

А.Дворкович: Причины этому очень простые. Если раньше высокие риски вложения в страны БРИКС, развивающиеся страны, сопровождались очень высокой отдачей, сейчас отдача снизилась, поскольку зарплаты растут, деньги стали дороже, в то время как в США (а это страна, которая сейчас привлекает действительно наибольший объём инвестиций), упала и стоимость денег (деньги действительно дешёвые, резервная система выпускает много долларов), а также упала стоимость энергоносителей, что немаловажно для многих промышленных проектов, и естественным образом потоки пошли именно в ту сторону. Думаю, что это не долгосрочная тенденция, а тенденция только на ближайшие два-три года максимум. Деньги должны дорожать в США, иначе там будут уже проблемы с инфляцией. И я не думаю, что энергоносители тоже будут оставаться столь дешёвыми слишком длительное время. Поэтому постепенно потоки сбалансируются, и опять будет тренд в сторону развивающихся рынков.

Ведущая: То есть так же, как и Минэкономразвития, вы тоже ожидаете притока инвестиций в Россию в этом году?

А.Дворкович: Безусловно. Но это, конечно, зависит от успешности наших действий, а не только от прогнозов Минэкономразвития. Если мы будем выполнять все обещания по улучшению регулятивной среды, улучшению законодательства, улучшению бизнес-климата, тогда инвестиции, безусловно, придут.

Ведущая: А чего ждут от Вас сейчас инвесторы? Вы здесь провели ряд встреч с представителями инвесторов из разных стран. Какие вопросы они в основном задавали?

А.Дворкович: Есть два типа вопросов от иностранных инвесторов. Первый тип – это в целом каковы ожидания экономической активности: как будет развиваться экономика, можно ли ожидать более высоких темпов роста. Я отвечал, что они, по нашим прогнозам, должны быть выше, чем в прошлом году, но какого-то рывка ждать тем не менее пока не стоит.

И второй тип вопросов – это вопросы относительно конкретных мер регулирования, конкретных изменений в законодательстве и практики правоприменения. Для каждой отрасли это очень специфические вещи: для медицины одно, для «Кока-колы» с «Пепси-колой» – другое (их волнует тема, например, регулирования, использования водных ресурсов, воды), для пивной отрасли – третье, для машиностроения – четвёртое. Очень разные вопросы, которые мы вместе с нашими партнёрами решаем. Что-то удаётся сделать быстро, а что-то делаем в течение нескольких месяцев. В любом случае практически на все вопросы так или иначе инвесторы получают адекватные ответы.

Ведущая: Хочу продолжить эту тему. В мировом рейтинге конкурентоспособности, составленном экспертами Всемирного экономического форума, Россия заняла в этом году 64-ю позицию, поднявшись за год на три места. И всё-таки эксперты указывают на ряд проблем, которые наблюдаются в российской экономике: это неэффективность работы рынка труда, товаров, услуг, а также низкое доверие к финансовым институтам и недостаточно здоровая банковская система.

Что российское Правительство намерено предпринять в этом году для улучшения позиций по этим направлениям?

А.Дворкович: За последнее время мы видели несколько рейтингов, в том числе рейтинг всемирного банка Doing Business, где мы поднялись на несколько позиций и вошли в первую сотню, рейтинг Bloomberg, где мы вошли уже в пятый десяток (из шестого десятка переместились в пятый), наконец, рейтинг Всемирного форума, где мы находимся в седьмом десятке – тоже немного улучшили положение.

Проблемы указываются примерно одинаковые. Кроме слабости финансовой системы (сейчас Центральный банк очень активно занимается отзывом лицензий у наших банков, это должно оздоровить российскую банковскую систему) поднимаются такие проблемы, как излишняя бюрократия, именно это создаёт барьеры для торговли и инвестиций. Всё ещё во многих секторах, регионах существует проблема коррупции. Наконец, очень многие говорят о квалификации кадров, говорят о том, что необходимо более серьёзно заниматься системой образования для подготовки профессиональных кадров, прежде всего для высокотехнологичных отраслей, для нашей промышленности.

Мы уже видим, что отдельные регионы эти проблемы успешно решают. Рецепты довольно простые – видеть конечную цель. Не процесс ради процесса, а понимать, что для того, чтобы инвестор пришёл, нужно, чтобы у него были издержки не более определённого размера. И что для этого нужно сделать: какие процедуры убрать, какие сроки согласования уменьшить, какие использовать институты развития, где строить индустриальные парки и так далее, и тому подобное. Рецепты в целом понятны, и они уже начинают применяться.

Ведущая: И последний вопрос, не могу не спросить. Сегодня Вы и Министр экономического развития Алексей Улюкаев встретились с торговым представителем США Фроманом. Сейчас какие основные преграды существуют в развитии взаимной торговли и притока инвестиций между странами и какие улучшения возможны в ближайшее время?

А.Дворкович: С одной стороны, у нас те же самые вопросы с США, как и с Европой, те же самые барьеры для торговли и инвестиций, те же самые вопросы со стороны наших партнёров относительно регулирования в России. С другой стороны, есть специфика: Европа всё-таки наш сосед, а Америка далеко, поэтому это накладывает серьёзный отпечаток на объёмы торговли инвестициями – они меньше, чем с Европой. И чтобы их увеличить, необходима очень хорошая и предсказуемая среда. У нас нет пока даже базовых соглашений о защите капиталовложений, соглашений, связанных с торговлей, техническим регулированием, правами интеллектуальной собственности. И эту правовую среду нужно создавать. Это одна из тем, которую мы подробно обсуждали с коллегами из США.

И так же, как и с другими странами, есть большой набор вялотекущих вопросов, конкретных претензий, взаимных претензий с нашей стороны, с американской стороны по поводу отдельных барьеров. Мы, например, считаем, что необоснованно введены антидемпинговые санкции в отношении нашей стали, в отношении отдельных видов химической продукции. Американцы считают, что мы слишком жёстко подходим к их мясной продукции и ставим научно не обоснованные требования. Эти проблемы также договорились решать в самые ближайшие месяцы, чтобы убрать раздражители в наших двусторонних отношениях.

Ведущая: Будем надеяться, что всё так и будет. Спасибо Вам большое.

А.Дворкович: Спасибо.

Россия > Внешэкономсвязи, политика > premier.gov.ru, 24 января 2014 > № 991025 Аркадий Дворкович


Россия. Швейцария. Весь мир > Внешэкономсвязи, политика > premier.gov.ru, 16 января 2014 > № 1000224 Аркадий Дворкович

Брифинг Аркадия Дворковича, посвящённый предстоящему Всемирному экономическому форуму в Давосе

Стенограмма:

А.Дворкович: Добрый день, уважаемые коллеги! В этом году с 22-е по 25-е (ну реально с 21-е по 26-е, основные дни – с 22-е по 25-е) состоится Всемирный экономический форум в Давосе. В этом году мне поручено возглавить российскую делегацию. Кроме меня в ней будут мой коллега вице-премьер Дмитрий Николаевич Козак, Министр экономического развития Алексей Валентинович Улюкаев, ряд заместителей министров, несколько руководителей субъектов Российской Федерации, губернаторов, прежде всего Рустам Нургалиевич Минниханов, Лев Владимирович Кузнецов, Анатолий Дмитриевич Артамонов, некоторые другие коллеги.

Как всегда, на форуме будет представлено значительное число российских компаний, руководителей компаний (как государственных, так и частных), руководителей институтов развития. Центральный банк будет представлен первым заместителем Ксенией Валентиновной Юдаевой, и также в части повестки «Большой двадцатки» будет принимать участие шерпа Российской Федерации Светлана Лукаш. Наша программа сформирована исходя из приоритетных для нас направлений работы. Прежде всего, что касается участия Дмитрия Николаевича Козака, будут организованы изначально запланированные мероприятия, связанные с анонсом Олимпийских и Паралимпийских игр в Сочи. На форуме выступят как мой коллега, так и руководители оргкомитета Олимпийских и Паралимпийских игр, и спонсоры Олимпийских и Паралимпийских игр, то есть крупные компании, которые участвуют в их подготовке, финансировании и проведении. Эти мероприятия состоятся 21–22 января.

Вторая часть связана с нашей собственной повесткой. Это основная сессия, российская пленарная сессия «Прогнозы России на будущее». Подобная сессия состоялась и в прошлом году. В этом году акцент сделан на региональное развитие, приоритеты развития российских регионов, но, конечно, будут затрагиваться и общие вопросы. Практически вся российская делегация примет в этой работе участие, также в этой работе будет принимать участие координатор российской программы от Давоса, наш прежний коллега Алексей Леонидович Кудрин, он координировал исследования в отношении России в прошедшем году. Также накануне этой дискуссии состоится отдельная сессия, на которой будут обсуждаться планы регионов по стимулированию экономического роста. Там, конечно, основными спикерами, основными участниками будут российские губернаторы, и они будут обсуждать эти темы с представителями бизнеса, с коллегами из других стран.

Значительная часть в нашей программе связана с международной повесткой. Здесь есть три составляющие.

Первая составляющая, как я уже сказал, – «Большая двадцатка». И основным участником этой сессии будет, конечно же, австралийское председательство, австралийский премьер. Но, естественно, мы как страна, передавшая Австралии председательство, будем также активно участвовать в дискуссии.

Вторая сессия, которая для нас приоритетна в международной повестке, – это сессия по БРИКС – BRIKS midlife crisis. Все аналитики отмечают замедление темпов роста в странах БРИКС, и именно это и хотят обсудить: что происходит, почему, есть ли возможности для поддержания устойчивого роста в странах БРИКС. В основном в этой дискуссии будут участвовать министры финансов отдельных стран. С нашей стороны в этой дискуссии будет участвовать министр экономики, причём это будут телевизионные дебаты, которые организуются специально, чтобы наблюдатели могли из первых рук получить необходимую информацию.

Наконец, третья составляющая международной повестки – это глобальная энергетическая безопасность. В Давос приезжают все лидеры мирового энергетического рынка – как частный сектор, так и министры. Я тоже поучаствую в этой сессии, обсудим основные тренды мирового энергетического развития.

Что касается индивидуальной повестки, запланировано несколько встреч у каждого из членов делегации. У меня будут встречи с Советом по иностранным инвестициям. Напомню, что последнее пленарное заседание совета состоялось в конце октября прошлого года в Москве, где были обсуждены основные приоритеты и даны были указания Председателя Правительства по итогам этого заседания. Мы обсудим, как они выполняются: что сделано, что ещё не сделано, как двигаться вперёд. Кроме того, будет встреча с президентом Европейского банка реконструкции и развития и рядом руководителей международных компаний. Как приоритетную я рассматриваю встречу с торговым представителем США Майклом Фроманом, моим бывшим коллегой-шерпой. Мы с ним вместе работали в рамках «Большой двадцатки», «Большой восьмёрки». У нас серьёзная повестка дня как двустороннего характера (как продвигаются наши российско-американские экономические отношения по договорной базе, по конкретным проектам), так и более широкие форматы, в том числе связанные с перспективами вступления Казахстана во Всемирную торговую организацию. Мы являемся партнёрами Казахстана по Таможенному союзу и содействуем вступлению Казахстана в ВТО. Эти вопросы мы подробно также обсудим вместе с коллегами. Пожалуй, это всё основное.

Будут частные мероприятия, организуемые на полях, в частности завтрак ВТБ, касающийся потоков капитала, в очень раннее время, но это всегда интересно. Завтрак «Сбербанка» будет на следующий день, я в нём уже не смогу принять участие, поскольку уже уеду из Давоса, в пятницу буду работать, но останется Алексей Валентинович Улюкаев, он примет участие в завтраке «Сбербанка». В нашей делегации также в последний момент заявился Николай Анатольевич Никифоров, министр связи, он там пробудет один день и уедет как раз на заседание Правительства 23-го числа.

Будет много общения со средствами массовой информации, и зарубежными, и, я надеюсь, найдётся время для российских. На катание на лыжах, похоже, времени не будет, судя по программе, но в первый раз, в том числе по нашей просьбе, запланирован хоккейный матч между участниками Давосского экономического форума, где примут участие и чиновники, и руководители международных компаний, разнообразные традиционные участники Давосского форума. Накануне Олимпиады мы посчитали это вполне уместным, и это мероприятие поддерживается официально Давосским экономическим форумом. Вот такая повестка.Вопрос: Сразу по последней фразе вопрос: а вы за какую команду будете играть?

А.Дворкович: Я ещё не знаю, как будут сформированы команды, по какому принципу. Если у нас получится выставить полноценную российскую команду, то я думаю, что вопросов не будет. У нас есть в делегации несколько человек, играющих в хоккей.

Вопрос: Аркадий Владимирович, телеканал «РБК». Вы упомянули, что будут обсуждаться глобальные энергетические вопросы. А вот что касается возможной российско-иранской сделки по нефти, будет ли обсуждаться этот вопрос с западными странами?

А.Дворкович: Насколько я знаю, эта тема обсуждаться не будет, но там будет, в Давосе, по моей информации, один из руководителей Ирана, и я думаю, что ему могут быть заданы все вопросы.

Вопрос: Но у вас встречи не будет?

А.Дворкович: Нет, не будет. Я думаю, будут встречи, кроме российско-американских, со швейцарскими коллегами, наверное, может быть, ещё с отдельными коллегами из Европейской комиссии. Перед саммитом «Россия – ЕС» это было бы вполне уместно. Попробуем там найти время для коротких контактов.

Вопрос: Глава Росрыболовства станет одновременно заместителем Министра сельского хозяйства. Останется ли Крайний (А.Крайний – руководитель Федерального агентства по рыболовству) или будет кто-то другой?

А.Дворкович: Другой, но фамилию я вам не могу назвать до выхода этого решения.

Вопрос: А оно уже на подписи?

А.Дворкович: На подписи.

Вопрос: Согласована ли вами и Росимуществом кандидатура на пост главы СП «Ростелекома» и Тele2?

А.Дворкович: «Ростелеком» как сторона сделки, сторона СП ещё не получила, насколько я знаю, официального предложения от своих партнёров по кандидатуре генерального директора компании, если речь идёт именно о генеральном директоре компании.

Вопрос: Есть ли какие-то расчеты по возможной приватизации «Ростелекома»?

А.Дворкович: Во-первых, ещё даже не начал работать консультант по возможной приватизации «Ростелекома», хотя отбор уже завершается, поэтому мы какие-то предварительные данные получим, когда уже консультант проведёт первичную работу в течение того времени, которое ему будет дано.

По тем планам, которые есть, по стратегии уже объединённой компании его стоимость должна существенно возрасти в течение определённого периода времени. Как раз консультант должен нам ответить на вопрос, когда будет выгодно продавать: в этом году, когда ещё полностью потенциал увеличения этой стоимости не реализован, или через некоторое время, когда все уже увидят, как реализуются эти планы.

В конечном счёте мы уверены, что такая структура совместного предприятия, даже с миноритарным пакетом, позволит увеличить общую стоимость «Ростелекома»…

Вопрос: То есть вы будете ставить перед консультантом такую задачу –целесообразно будет в этом году этим заниматься..?

А.Дворкович: Или, например, в следующем, да. Это одна из развилок, которые будут. В любом случае в нашей трёхлетней программе приватизации «Ростелеком» есть, безусловно.

Вопрос: Насколько критично, на ваш взгляд: будет ли сделка в следующем году?

А.Дворкович: Это вопрос управления ликвидностью. Если мы будем понимать, что сделка будет точно в следующем году, это абсолютно не критично. Главное, чтобы она не ушла слишком далеко. Мы будем работать, по крайней мере, по такому графику, чтобы была возможность приватизации в этом году. А нужно ли это будет делать, будет ли целесообразно, это решим, когда работа будет завершена.

Вопрос: Когда Правительство рассмотрит инвестпрограмму «Транснефти»? И согласованна ли она, или есть там какие-то развилки, возражения?

А.Дворкович: Развилки по инвестпрограмме «Транснефти» есть, они связаны с тремя основными факторами. Первый – это сама структура инвестпрограммы. В частности, в каком объёме необходимо реализовывать проекты по восточному направлению, в каком объёме расширять нефтепровод «Восточный». Второй фактор – это тарифное регулирование, как оно будет осуществляться в среднесрочной перспективе, какие будут параметры индексации. Третий фактор – это дивидендная политика государства по отношению к «Транснефти». В таком трёхмерном пространстве мы найдём оптимум в самое ближайшее время, но сначала рассмотрим инвестпрограмму на правительственной комиссии по ТЭКу, а потом примем решение, есть ли необходимость её рассмотрения на заседании Правительства.

Сразу упомяну, что у нас на 30 января запланировано на Правительстве рассмотрение вопроса о порядке рассмотрения инвестпрограмм крупных компаний, входящих в список стратегических. Как раз на этом заседании Правительства будет определено, по каким компаниям необходимо рассмотрение на Правительстве, по каким – достаточно правительственной комиссии, какого типа актами – протокольным решением Правительства, либо распоряжением Правительства, либо поручением, решением правительственной комиссии – должна быть одобрена та или иная программа той или иной компании.

Вопрос: А комиссия по ТЭКу когда?

А.Дворкович: Комиссия по ТЭКу, скорее всего, будет до конца февраля, даже не скорее всего, а точно. Она будет в феврале, но сейчас не могу сказать, будет она в первой половине февраля или во второй половине февраля, просто график до конца не сформирован.

Спасибо.

Россия. Швейцария. Весь мир > Внешэкономсвязи, политика > premier.gov.ru, 16 января 2014 > № 1000224 Аркадий Дворкович


Нашли ошибку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter