Всего новостей: 2600816, выбрано 4 за 0.027 с.

Новости. Обзор СМИ  Рубрикатор поиска + личные списки

?
?
?  
главное   даты  № 

Добавлено за Сортировать по дате публикации  | источнику  | номеру 

отмечено 0 новостей:
Избранное
Списков нет

Дежевски Мэри в отраслях: Внешэкономсвязи, политикаАрмия, полициявсе
Дежевски Мэри в отраслях: Внешэкономсвязи, политикаАрмия, полициявсе
Россия. США > Армия, полиция. Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 2 марта 2018 > № 2517023 Мэри Дежевски

Речь Путина не была агрессивной — это был призыв к США возобновить переговоры

Военная половина речи Путина была обращена не только — и, возможно, не в первую очередь — к российской аудитории. Это послание по поводу новых и уникальных достижений в области обороны, несомненно, было предназначено для другого получателя — для Соединенных Штатов.

Мэри Дежевски (Mary Dejevsky), The Independent, Великобритания

Дональд Трамп был так впечатлен парадом во Франции в День взятия Бастилии, что он недавно призвал к проведению похожей военной феерии в Вашингтоне. Возможно, он сейчас думает о том, что овеянный традицией доклад Конгрессу о положении в стране, возможно, тоже следует радикальным образом переработать после того, как ежегодное послание Федеральному собранию, с которым выступил президент Путин, превратилось в демонстрацию силы и вывело его на совершенно новый уровень.

Двухчасовое выступление Путина было четко разделено на две части. Первая представляла собой обычные предвыборные обещания с акцентом на социальную политику и демографию, и все это было проиллюстрировано графиками, показывающими, как далеко продвинулась Россия в течение 18 лет нахождения Путина у власти (и как далеко она еще пойдет). Однако именно вторую часть его выступления, несомненно, запомнит большая часть его аудитории — как в Москве, так и во всем мире.

Оказалось, что в этом году выступление Путина было перенесено из богато украшенного кремлевского зала в один из московских выставочных центров с самым современным мультимедийным оборудованием, и вскоре стало ясно, почему это было сделано. Сначала немного сердитым тоном Путин повторил традиционное осуждение решения президента Джорджа Буша-младшего о выходе из договора 1972 года об ограничении систем противоракетной обороны. Однако это была всего лишь прелюдия. Затем Путин представил, по сути, настоящий парад российских достижений в военной области — в небе, на земле и в морских глубинах.

Казалось, это доставляло ему удовольствие — и немалое. Россия, по словам Путина, теперь обладает новой крылатой ракетой с ядерной силовой установкой, которая является уникальной и которая способна преодолеть любую противоракетную оборону. Выведенные на широкий экран диаграммы показывали, как это работает — с помощью компьютерной графики можно было увидеть, как ракета проносится по небу с гиперзвуковой скоростью, меняет направление движения и обходит теперь уже устаревшие оборонительные щиты «звездных войн».

Далее Путин продемонстрировал беспилотники, совершающие элементы глобальной акробатики под управление российских операторов, а также беспилотные подводные лодки, пронзающие на высокой скорости океанские глубины. Были также реальные кадры, на которых можно было увидеть ракеты, стартующие из своих подземных шахт, другие испытания ракетной техники, а также преданных своему делу ученых.

Разумеется, присутствовавшие члены Государственной Думы и другие высокопоставленные фигуры ловили каждое слово выступавшего, они несколько раз вставали и, стоя, аплодировали. Все эта ослепительная демонстрация завершилась призывами Путина сохранять единство нации, а также громким пением национального гимна (музыка советская, слова постсоветские).

Теперь точности ради следует обратить внимание на те вопросы, о которых Путин не говорил, или почти не говорил. Он вообще не упомянул намеченные на 18 марта президентские выборы. Необходимости в этом не было. Это могло бы быть очередным обращением президента к Федеральному собранию, однако за счет удвоения его продолжительности оно превратилось в колоссальную партийно-политическую трансляцию.

Он также ничего не сказал о конфликте на Украине, ограничившись объявлением о том, что новый мост, связывающий Крым с основной территорией России, скоро будет открыт. Российская интервенция в Сирии тоже удостоилась лишь короткого упоминания — Путин похвалил работу и профессионализм людей, служащих в российских вооруженных силах, и подчеркнул, что проведенные там операции показали возросшие возможности России в области обороны.

Сдержанность Путина, вероятно, частично объясняется тем, что после катастрофы Советов в Афганистане и после двух чеченских кампаний многие россияне с тревогой относятся к военным операциям, а вид возвращающихся гробов является в России такой же серьезной политической проблемой, как и во многих других частях мира. Однако отсутствие этой темы, возможно, также свидетельствует о том, что Россия все еще обдумывает варианты эндшпиля в этом вопросе и не хочет в стиле Буша заявлять о том, что «миссия выполнена».

Следует также отметить требование Путина о пятичасовой паузе в боях в Восточной Гуте для организации гуманитарного коридора. Это может быть намеком на то, что возмущение Запада по поводу масштабов кровопролития, вероятно, вызывает некоторую озабоченность в России. Можно только гадать по поводу того, было это сделано умышленно или нет, однако скоро выборы, и поэтому Путин, похоже, посчитал, что будет глупо искушать судьбу — даже в том случае, когда результаты выборов уже предрешены.

Однако военная половина речи Путина была обращена не только — и, возможно, не в первую очередь — к российской аудитории. Да, можно было видеть членов Государственной Думы в зале, особенно мужчин, которых переполняла гордость в тот момент, когда были представлены доказательства (они это так восприняли) того, что Россия «догоняет и перегоняет» наиболее передовых производителей вооружений в мире. Тем не менее, это послание по поводу новых и уникальных достижений в области обороны, несомненно, было предназначено для другого получателя — для Соединенных Штатов.

И Путин затем все детально объяснил, хотя особой необходимости в этом не было. Когда Соединенные Штаты вышли из договора по ПРО — следует сказать, что этот договор Советский Союз и Россия рассматривали как особую гарантию своей безопасности. «Никто нас не слушал», хотя Россия была второй по значимости ядерной державой в мире. «Вот пусть послушают сейчас», — сказал он.

Основная идея — если не технология, — возможно, была заимствована непосредственно из недавних сценариев Северной Кореи — это требование о том, чтобы на тебя обратили внимание и воспринимали серьезно, и если демонстрация новых передовых военных возможностей является — с помощью, скорее, угроз, чем любезностей — единственным способом добиться уважительного к себе отношения, то путь так и будет.

В отличие от Ким Чен Ына, в его предолимпийском варианте, Путин особо подчеркнул свои оборонительные и мирные намерения. Россия, по его словам, будет использовать ядерное оружие только в ответ на ядерную атаку. Однако требование о серьезном к себе отношении, а также обида по поводу того, что Запад, по его мнению, воспользовался слабостью России после развала Советского Союза — все это присутствовало в выступлении российского президента. Требование о том, чтобы к России относились как к равному игроку на мировой арене, с учетом ее военной мощи, вероятно, будет задавать тон в течение четвертого — и, возможно, последнего — президентского срока Владимира Путина.

Когда Путин закончил свое выступление, то некоторые наблюдатели заметили определенный — и даже значительный — элемент блефа в его восторженных словах о новых и уникальных возможностях России в военной области. Найдутся и такие люди, которые будут интерпретировать его речь как приглашение к опасному новому этапу американо-российского соперничества. Но, по крайней мере, для меня смысл выступления Путина был не в этом. В большей степени это был призыв к Соединенным Штатам вновь начать переговоры — на основе взаимного уважения.

Мне также показалось, что отношения России и Соединенных Штатов, на самом деле, не такие ужасные, какими их часто представляют. Да, раздается много шума с обеих сторон, однако оба президента и их высокопоставленные дипломаты в основном предпочитают оставаться над схваткой. Да, неистовство в Вашингтоне по поводу предполагаемого вмешательства России в американские выборы (почти) не ослабевает, однако оба президента предпочитают не затрагивать этот вопрос. Да, существует потенциальный риск прямого столкновения между Америкой и Россией в Сирии именно сейчас, когда Асад с российской помощью восстанавливает свой контроль над территорией страны, а Соединенные Штаты заявляют о том, что их военные там останутся.

Однако определенные столкновения уже произошли, и, возможно, десятки россиян были убиты в прошлом месяце в результате американской бомбардировки на севере Сирии — и ответ с российской стороны состоял в том, чтобы не раздувать этот инцидент. Пока еще не ясно, что именно там произошло, и каким был статус этих россиян — они могли быть рабочими по контракту, наемниками, как утверждают некоторые, или, возможно, так их назвали только для того, чтобы сократить политический ущерб? Что бы там ни произошло, отношение к этому инциденту свидетельствует об отсутствии желания начинать войну как у Москвы, так и у Вашингтона. Нам остается только надеяться на то, что такое настроение сохранится и после выборов в России 18 марта.

Россия. США > Армия, полиция. Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 2 марта 2018 > № 2517023 Мэри Дежевски


Великобритания. Россия > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 22 декабря 2017 > № 2433257 Мэри Дежевски

Борис Джонсон на этой неделе посетит Россию. Но вы об этом не узнаете

Мэри Дежевски (Mary Dejevsky), The Independent, Великобритания

Иногда плохие новости можно заранее спрятать от публики. Неоднократно откладывавшийся визит Бориса Джонсона (Boris Johnson) в Москву состоится в самом конце года, что полностью гарантирует ему почти полное отсутствие внимания со стороны британских СМИ.

Кого всерьез заинтересует, что министр делает в России, когда вокруг суматоха, нужно делать покупки, готовить индейку, а в потоке новостей невозможно разобраться?

У такой скрытности есть целый ряд причин. Во-первых, властям, возможно, неудобно, что этот визит не состоялся раньше.

Когда Тереза Мэй стала премьер-министром, одним из первых она позвонила российскому президенту Владимиру Путину, надеясь — по крайней мере, так казалось, — положить конец продолжительной «черной полосе» в российско-британских отношениях. Возможно, она также опасалась, что президент Трамп и Путин все же найдут общий язык, а Британию эта оттепель не затронет.

Однако с планированием визита вышел какой-то сумбур. Сначала визит назначили на начало апреля, но потом его отложили из-за предполагаемого применения в Сирии химического оружия, ответственность за которое возложили на президента Асадa — а значит, и на его российских союзников. Вскоре визит был снова назначен, и опять отменен, когда оказалось, что днем позже в Москву должен прибыть госсекретарь США Рекс Тиллерсон (Rex Tillerson).

Вообще-то предполагается, что дипломатия ни в коем случае не должна демонстрировать неспособность двух ближайших трансатлантических союзников согласовывать свои действия. Такое поведение явно не давало оснований считать, что для Британии отношения с Россией действительно важны.

В итоге эти проволочки породили новые проблемы. За прошедшие месяцы расклад заметно изменился — причем, не в пользу Британии. Во-первых, международное сообщество перестало обвинять Россию в связи с сирийскими событиями — или теперь делает это с намного меньшим энтузиазмом. Мирный процесс, который Москва предварительно инициировала параллельно со своим военным вмешательством, принес некоторые плоды, и США (если не Британия) втихомолку отказались от своих наиболее сомнительных региональных союзников. Краткий визит, нанесенный Путиным в Сирию в этом месяце, явно подчеркивал, что «задача выполнена», и теперь мир без учета мнения России заключен быть не может.

Вдобавок Джонсону придется иметь дело с сохраняющейся неопределенностью в американо-российских отношениях. Если Британия хочет оставаться на стороне США, ей придется оставаться открытой для разных вариантов. Надежды Трампа на сближение с Россией были подорваны и сокрушены его вашингтонскими противниками, однако последние заявления президентов России и Америки, показывают, что и Трамп, и Путин все еще надеются совместными усилиями сделать мир лучше.

Пока чиновники и законодатели с обеих сторон обмениваются обвинениями, Трамп с Путиным в целом остаются над схваткой. На прошлой неделе стало известно, что ЦРУ передало России информацию, позволившую предотвратить теракт в Санкт-Петербурге. Путин публично выразил американцам благодарность за это.

Кроме этого, имеется еще одно новое обстоятельство, которого никто не предвидел. Из-за треснувшей трубы газопровода в Северном море Британии неожиданно понадобились дополнительные поставки газа с проекта «Ямал СПГ» в российской Арктике, которому угрожают британские санкции. Ирония ситуации — особенно явная с учетом того, что Британия входила в число вдохновителей европейских санкций, связанных с Украиной, — не осталась для Росси незамеченной.

Путин заявил, что он лично проконтролировал поставку после открытия терминала на Ямале. Когда я пишу эти строки, танкер со сжиженным газом, направляющийся в Кент, как раз проходит мимо норвежских берегов.

Таким образом, к обычному списку тем, представляющих взаимный интерес — Сирия, Украина, санкции, права человека, — добавилась еще одна. Борису придется обсуждать и ее тоже, когда он, наконец, встретится со своим — намного более опытным и осторожным российским коллегой Сергеем Лавровым в ходе первого за пять лет визита британского министра иностранных дел в Россию. Последнее само по себе показывает, насколько скверно обстоят дела с двусторонними отношениями.

Великобритания. Россия > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 22 декабря 2017 > № 2433257 Мэри Дежевски


Россия > Внешэкономсвязи, политика > inopressa.ru, 23 октября 2017 > № 2360306 Мэри Дежевски

Россия без Путина? Мы должны, по крайней мере, попытаться представить перспективу

Мэри Дежевски | The Guardian

"Дрожь возбуждения прошла из-за первых столкновений, связанных с российскими выборами в следующем году, когда на этой неделе Ксения Собчак объявила, что она намеревается баллотироваться в президенты. Тут в новинку не только то, что кандидат - женщина, к тому же молодая (в следующем месяце ей исполнится 36), но и дерзость со стороны любого, кто на этом раннем этапе, да и вообще бросает вызов Владимиру Путину", - пишет колумнистка The Guardian Мэри Дежевски.

"Не то чтобы ее кандидатура была принята со всеобщим энтузиазмом среди оппозиционных фигур и комментаторов; кроме нескольких похвальных исключений, они заняли отчетливо снисходительную позицию касательно ее амбиций, - отмечает автор. - Наряду с неприкрытыми намеками на то, что она не в состоянии справиться с этой работой, критики высказали подозрения, что, если она действительно будет баллотироваться, то в качестве марионетки Кремля - чтобы разделить и обезвредить более серьезных оппонентов Путина".

Согласно единодушному предположению и в высших эшелонах России, и во всем остальном мире, Путин будет баллотироваться, выиграет и останется президентом до 2024 года. "Но что если - давайте на секунду вообразим невообразимое - он решит не баллотироваться. Как тогда?" - пишет Дежевски.

"Вероятно, справедливо прогнозировать, что такое решение будет встречено внутри станы и за рубежом с ужасом - это еще одна причина, по крайней мере, допустить эту возможность, - размышляет колумнистка. - Да, Путин, мягко говоря, непопулярен во многих частях западного мира, но он в основном "известная величина". Те же люди, которые осуждают его как автократа, агрессора или кого-то еще хуже, могут внезапно ощутить, что Россия без Путина может стать намного менее предсказуемой и более опасной, чем Россия с Путиным у руля".

"А что насчет России, если бы президентская гонка в следующем году вдруг стала открытой - подлинно открытой?" - продолжает Дежевски. "Очевидным кандидатом статус-кво был бы премьер-министр Дмитрий Медведев, местоблюститель Путина с 2008 по 2012 год", - утверждает журналистка. "Следующими на очереди могли бы стать те, кто испортил отношения с Путиным и ушел или был уволен из его администрации за прошедшие годы. Среди них могут быть бывший министр финансов Алексей Кудрин, который остался на самом крае круга Путина, - один из фаворитов Запада, а также экс-премьер Михаил Касьянов, который из круга Путина вышел и теперь возглавляет небольшую политическую партию ПАРНАС. Не следует совсем сбрасывать со счетов и бывшего министра обороны и руководителя администрации президента Сергея Иванова", - говорится далее.

Затем есть открытая оппозиция, в которой Алексей Навальный стал бы ведущим претендентом. "Обладает ли он нужным характером и сумел бы привлечь достаточно поддержки, чтобы быть перспективным с точки зрения избрания? Вопрос, - говорится в статье. - Другое соображение - будет ли он иметь право избираться? Уголовная судимость, которая широко считается политически мотивированной, может его исключить. И вот здесь включается Ксения Собчак".

"Конечно, это невероятный сценарий, - пишет Дежевски. - Подавляющее большинство наблюдателей сходятся на том, что Путин будет баллотироваться и выиграет, - как говорят, не только потому, что он хочет остаться у власти, но и потому, что вне должности ему может грозить судебное преследование. Но, опять же, никто не вечен, и настанет время, когда имени Путина не будет в избирательном бюллетене. К этой возможности должны подготовиться не только русские, но и остальной мир".

Россия > Внешэкономсвязи, политика > inopressa.ru, 23 октября 2017 > № 2360306 Мэри Дежевски


Россия > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 21 октября 2017 > № 2358991 Мэри Дежевски

Россия без Путина? Давайте попробуем хотя бы представить себе такую перспективу

Мэри Дежевски (Mary Dejevsky), The Guardian, Великобритания

Объявление Ксении Собчак о намерении выдвинуть свою кандидатуру на президентских выборах взбудоражило российскую общественность и вызвало споры и перепалки. Дело не только в непривычности появления кандидата-женщины и при этом молодой женщины (через месяц ей исполняется 36 лет), а в дерзости (и это касалось бы любого кандидата) составления конкуренции на данном и на любом другом этапе на выборах Владимиру Путину.

За пределами России многие могут спросить: «Что это за Ксения?», но в самой стране имя Собчак знают повсеместно благодаря ее карьере на телевидении в реалити-шоу, ставшем для нее трамплином для более разнообразной и серьезной карьеры в СМИ. Она присоединилась к протестам, организованным оппозицией в 2011-2012 годах, и в обществе ходили некоторое время слухи о ее намерении участвовать в выборах в 2018 году.

Однако ей это нужно не ради создания шумихи вокруг своего имени. В открытом письме газете «Ведомости», где она объявила о своем намерении выдвинуть свою кандидатуру, она ясно заявила, что извлечет пользу из своей родословной. Будучи младшей дочерью покойного Анатолия Собчака, первого демократически избранного мэра Санкт-Петербурга (в чьей команде Путин набрал свой вес), она знает почти всех, кто что-то представляет в современной России и готова с ними конкурировать.

В обществе ее кандидатуру восприняли без энтузиазма, в том числе и в оппозиционных кругах, где за некоторым достойным исключением, ее амбиции оценили снисходительно. Помимо грубых намеков о ее несоответствии должности, критики озвучили подозрения, что, если она действительно примет участие в президентской гонке, значит, она является подсадной уткой Кремля, цель которой — расколоть и ослабить более серьезных оппонентов Путина. Существует твердое заранее сформированное мнение (как в высших эшелонах власти в России, так и во всем остальном мире), что Путин не только намерен участвовать в выборах, но и одержит победу, оставшись президентом на еще один срок до 2024 года.

Сам Путин еще не озвучивал своих намерений. Он отказался говорить об этом 19 октября на своем ежегодном выступлении перед экспертами по России в международном дискуссионном клубе «Валдай» в Сочи. Но что если (давайте на секунду представим себе то, что представить невозможно) он решит не принимать участия в выборах? Что же будет тогда?

Вероятно, справедливо будет предсказать, что такое решение, как в России, так и за границей, вызовет оцепенение, и это еще одна причина, почему стоит хотя бы предположить о такой возможности. Путин, возможно, мягко говоря, не пользуется популярностью в разных странах западного мира, но в целом все знают, чего от него можно ожидать. Люди, осуждающие его как диктатора, агрессора и, как только его ни называющие, могут внезапно посчитать, что Россия без Путина будет намного менее предсказуема и гораздо более опасна, чем с ним во главе.

И что будет с Россией, если вдруг президентская гонка следующего года станет открытой, по-настоящему открытой? Одной из наиболее удручающих особенностей российской политической сцены является то, что состав основных фигур почти не изменился за последние 25 лет. Националист правого крыла Владимир Жириновский, лидер партии «Яблоко» с либеральным уклоном Григорий Явлинский и давний лидер российской коммунистической партии Геннадий Зюганов.

Очевидным кандидатом для сохранения статус-кво был бы премьер-министр Дмитрий Медведев, державший президентское кресло для Путина в период с 2008 по 2012 год. Может ли Путин снова назначить его своим преемником? И, опять же, может ли Медведев — даже при поддержке со стороны Путина — выиграть выборы в современной России, при условии, что они будут свободными и честными? Нынешняя политическая обстановка отличается от того, что было десять лет назад, и за это время уже сформировалось новое постсоветское поколение, достигшее возраста для участия в голосовании.

Следующими на очереди могут быть те, кто поссорился с Путиным и ушел из политики, или те, кого сняли с должностей в его администрации. В их число входит фаворит Запада бывший министр финансов России Алексей Кудрин, оставшийся на обочине путинского окружения, а также бывший премьер-министр Дмитрий Касьянов, выпавший из этого круга и возглавляющий теперь небольшую политическую партию Парнас. Шансы бывшего министра обороны и главы путинской администрации также нельзя сбрасывать со счетов.

Далее существует открытая оппозиция, где главным кандидатом станет Алексей Навальный, эволюционировавший из борца с коррупцией в более широкую политическую силу. Есть ли у него необходимые качества и получит ли он достаточную поддержку для доступа к выборам, это один вопрос. Другой вопрос — имеет ли он право представлять свою кандидатуру на выборах, имея судимость (которая, по общепринятому мнению, связана с его политической деятельностью), что может исключить его участие в гонке.

И тут на сцене появляется Ксения Собчак. Она говорит, объявив о намерении выдвинуть свою кандидатуру, что может изменить свое решение, и это, в свою очередь, позволит оппозиции сосредоточиться на едином кандидате. Без Путина, однако, изменится весь электоральный ландшафт. Оппозиции придется иначе себя позиционировать: оппозиция по отношению к кому, к чему? В ее состав будут входить уже другие партии. Может появиться пространство для партии Навального и для Собчак, и степень политического плюрализма достигнет невиданных с конца 80-х годов масштабов.

Такой сценарий, разумеется, невероятен. Большинство мнений сходится на том, что Путин примет участие в выборах и одержит победу, — не только, как говорят, потому что он хочет сохранить власть, но потому что, оказавшись вне ее, он может попасть под суд. Но, опять же, никто не вечен, и придет время, когда имя Путина не будет фигурировать в предвыборных бюллетенях. И к этой вероятности должны готовиться не только русские, но и весь остальной мир.

Россия > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 21 октября 2017 > № 2358991 Мэри Дежевски


Нашли ошибку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter