Всего новостей: 2602783, выбрано 5 за 0.020 с.

Новости. Обзор СМИ  Рубрикатор поиска + личные списки

?
?
?  
главное   даты  № 

Добавлено за Сортировать по дате публикации  | источнику  | номеру 

отмечено 0 новостей:
Избранное
Списков нет

Евтухов Виктор в отраслях: Внешэкономсвязи, политикаГосбюджет, налоги, ценыТаможняЭкологияНедвижимость, строительствоОбразование, наукаАгропромЛеспромЛегпромвсе
Узбекистан. Россия > Недвижимость, строительство. Леспром. Внешэкономсвязи, политика > uzdaily.uz, 23 октября 2017 > № 2517798 Виктор Евтухов

Делегация Узбекистана посетила Россию для обсуждения возможности применения российского опыта строительства домов из дерева с применением российских деревянных строительных материалов в Узбекистане.

Представители Узбекистана посетили производство деревянных домокомплектов из клееного бруса и демонстрационные кварталы деревянных домов, сообщила пресс-служба Лесопромышленного комплекса РФ.

«То, что привлекает иностранных покупателей в продукции российского лесопромышленного комплекса – это, в первую очередь, качество. Россия зарекомендовала себя как надежный торговый партнер на мировом рынке», – считает статс-секретарь, заместитель Министра промышленности и торговли Российской Федерации Виктор Евтухов.

Он отметил, что сотрудничество с Узбекистаном даст российскому ЛПК новый импульс к развитию.

Заместитель председателя правления «Узагротехсаноатхолдинг» Cаидабосс Сайдаминов отметил, что Узбекистан заинтересован в поставках лесопромышленной продукции с высокой степенью переработки из России. По его мнению, Узбекистан и РФ страны должны наладить сотрудничество в области технологий деревянного домостроения.

«В климатических условиях Средней Азии современные разработки в деревянном строительстве позволят создать качественное и доступное жильё», – отметил Сайдаминов

Узбекистан. Россия > Недвижимость, строительство. Леспром. Внешэкономсвязи, политика > uzdaily.uz, 23 октября 2017 > № 2517798 Виктор Евтухов


Россия > Внешэкономсвязи, политика > minpromtorg.gov.ru, 23 мая 2016 > № 1767412 Виктор Евтухов

Виктор Евтухов рассказал об изменениях в закон «О торговле», проблемах и перспективах ритейла.

В ближайшее время Госдума должна внести изменения в закон «О торговле», которые, по мнению экспертов, способны существенно повлиять на взаимоотношения субъектов отрасли. Об этом и других проблемах ритейла рассказал заместитель министра промышленности и торговли РФ Виктор Евтухов.

– Минпромторг по поручению правительства разработал свои предложения по корректировке поправок в закон «О торговле», внесенных большой группой депутатов и сенаторов. Госдума должна окончательно утвердить эти поправки, одобренные правительством и в конце апреля переданные в парламент, в весеннюю сессию (законопроект принят пока только в первом чтении). О каких изменениях идет речь?

– Отношения производителей продуктов (прежде всего говорим о них, хотя претензии к торговым операторам высказывают и производители непродовольственных товаров) и сетей складывались очень тяжело. Долгое время нормы, установленные законом «О торговле» от 2010 года, не являлись инструментом защиты всех участников процесса. Я имею в виду и производителей, и ритейлеров. Ритейлеры, которые пытались вести бизнес ответственно, выполняя обязательства перед поставщиками, ставили себя в заведомо проигрышное положение по отношению к конкурентам. Со временем и они отказывались от такой модели поведения. В то же время парламентарии всегда уделяли пристальное внимание этой отрасли и занимали сторону производителей. Мы с ними в принципе разделяли озабоченность, но предложили существенно смягчить требования в отношении торговых операторов, особенно учитывая ситуацию в российской экономике.

– Какие предложения Минпромторга в итоге одобрил кабмин?

– Мы сохранили четыре основных положения законопроекта. Во-первых, сокращение так называемых ретробонусов, достигающих 10 процентов стоимости проданного товара. Это вознаграждение, которое получают сети при выполнении обязательств по объемам продаж. Остальные услуги – маркетинг, реклама, продвижение, фасовка, упаковка, логистика и прочее – не входят в этот платеж и фактически составляют так называемую «бэк маржу», или, как называли ее между собой отдельные поставщики, «легальную форму отката». Депутаты предлагают сократить этот бонус до 3 процентов, включив в него стоимость всех услуг. В этом есть логика, потому что суммы расходов на рекламные и другие услуги зачастую совершенно космические. И эта проблема неоднократно рассматривалась и на совещаниях в министерстве, и на заседаниях Межотраслевого экспертного совета, куда входят представители заинтересованного предпринимательского сообщества.

– Насколько космические?

– В зависимости от категории. От 20 до 50 процентов стоимости товара, а на алкогольную продукцию достигают 70. Поставщики называют это платой за право присутствия на полке. Поэтому мы поддержали предложение, но рекомендовали снизить планку не до 3, а до 5 процентов и исключить логистику. Мы полагаем, что эта услуга должна оплачиваться отдельно. Все дополнительные услуги по продвижению могут оплачиваться за счет дополнительной скидки, то есть за счет учета этих услуг в так называемой «фронт-марже», прямой наценке.

– Производители жаловались также на значительные отсрочки оплаты товара со стороны сетей…

– Это второе предложение – сокращение сроков оплаты поставленного товара, которые сейчас составляют от 10 до 45 дней в зависимости от срока годности. Однако здесь важно соблюсти баланс и не перегнуть палку. Поставщики жалуются, что они кредитуют сети, отчасти это справедливо. Но задача торговли – продавать не только быстро оборачиваемые товары, пользующиеся стабильным спросом, но и сохранить широкий ассортимент для потребителя. А это возможно за счет приобретения товаров, за которые в свою очередь сетевые операторы рассчитываются быстрее, чем товары реализуются по факту. Третье важное изменение, также поддержанное нами, – это перенос условий, запрещенных к навязыванию сторонами друг другу, в безусловный запрет по включению их в договор поставки. Это направлено на то, чтобы полностью исключить любые дополнительные сборы с производителей в рамках договора о поставке продуктов. И, наконец, четвертое положение в законопроекте: создание возможностей для ФАС привлекать к административной ответственности за длящиеся правонарушения.

– Контролировать исполнение требований к сторонам договора будет ФАС России?

– Да, это компетенция ФАС. Но пока нам неясна позиция ведомства. Глава антимонопольной службы Игорь Артемьев недавно заявил, что поправки в закон «О торговле» вообще не нужны, хотя именно ФАС неоднократно предлагала ввести дополнительные требования к взаимоотношениям торговых сетей и поставщиков.

– Как отнеслись торговые сети к инициативам правительства?

– Мы еще осенью обращались в Ассоциацию компаний розничной торговли (АКОРТ) с предложением совместно откорректировать поправки, чтобы не был принят чрезмерно жесткий вариант. Но, к сожалению, в АКОРТ нас не услышали. Всем стало понятно, что градус напряжения зашкаливает, после того как Ирина Яровая задала вопрос об изменениях в законе «О торговле» президенту России Владимиру Путину в ходе прямой линии в апреле 2016 года. Она, правда, назвала нас лоббистами ритейлеров. Мы, как регулятор отрасли, действительно поддерживаем торговлю, хотя стараемся делать это разумно. Отрасль очень важная, вносит большой вклад в ВВП, уплачивает существенный объем налогов в консолидированный бюджет России, создает огромное число рабочих мест, успешно адаптируется к любым кризисам. Самое главное – это каналы продаж для российских производителей. Обывателю кажется, что это очень легко: за рубль купил, за два продал. Но торговля – крайне сложный бизнес с точки зрения привлечения инвестиций, логистики, программного обеспечения. Наши крупнейшие торговые сети активно участвуют во многих социальных проектах, и надо прекратить рассматривать торговлю как простую спекуляцию. Я как человек, отвечающий за отрасль, вижу, что отношение общества к российскому ритейлу за последние годы изменилось в позитивную сторону.

– Почему вы поддерживаете развитие малоформатной торговли? В крупных сетях цены ниже, а проконтролировать качество проще.

– Да, крупные торговые сети – это в основном дискаунтеры с низкими ценами. На первый взгляд, хорошо, что сетевики в регионах развиваются. Но что если они займут весь рынок? У нас проблемы с малыми форматами в регионах. В связи с кризисом оборот российской торговли в 2015 году снизился на 10 процентов, а выручка крупных сетей, наоборот, выросла. То есть малые торговые форматы не выдерживают конкуренции на падающем рынке. У нас от 30 до 40 процентов сельхозпродукции вообще не доходят до потребителя, потому что не хватает каналов продаж. Поэтому нужно развивать ярмарки, рынки, нестационарную торговлю. Это абсолютно неадекватная ситуация, когда для производителя в каком-то муниципалитете не хватает места на ярмарке. Но чтобы развивался такой формат торговли, а мелкие производители могли без проблем сбывать продукцию, нужны четкие юридически закрепленные правила игры.

Показательна ситуация с мобильной торговлей. В законе прямо написано, что объект должен быть привязан к определенному месту, как, к примеру, ларек или павильон. Это противоречит самой идее торговли с колес. Там, где такие мобильные фургончики работают на свой страх и риск, цены на 10-20 процентов ниже, чем в обычной рознице. Минпромторг разработал для них новые правила, которые в ближайшее время рассмотрит Госдума. По нашим оценкам, в России спрос на специализированные торговые автомобили составляет около 50 тысяч единиц. А такие машины, кстати, выпускают наши автоконцерны, и это послужит дополнительной мерой поддержки автопрома. Аналогичная ситуация по нестационарным объектам – существующая система во многом непрозрачна. Неясно, как составляются схемы размещения объектов, по какому принципу выделяются места, почему меняются требования к оформлению и сроки ведения торговой деятельности. Необходимые изменения в законодательство уже разработаны.

– Вы хотите сказать, что Минпромторг не поддерживает снос ларьков в Москве?

– Для Москвы мы сделали исключение в законопроекте. Это огромная агломерация, куда притягиваются и финансовые, и трудовые ресурсы. Инфраструктура мегаполиса активно развивается, и все хотят торговать исключительно в Москве. Наша задача – привлечь инвестиции малых предпринимателей в регионы. К тому же в Москве не так много своих сельхозтоваропроизводителей, но их хватает в субъектах. По мобильной торговле – правила будут одинаковые для всех, а для нестационарной сделали исключение для городов федерального значения. Кроме того, договорились с некоторыми сетями, например, о размещении ярмарок на территории около торговых центров и других мерах поддержки малого торгового бизнеса.

Но в целом если бы все торговые операторы, прежде всего крупные, охотнее шли на компромиссы, то, возможно, не пришлось бы вводить жесткие, а иногда, как кому-то может показаться, избыточные требования. Но есть и те, кто не прислушивается. Хотя я считаю, что в перспективе мы должны достичь саморегулирования в отрасли, чтобы по большинству спорных вопросов стороны находили решение через создание добросовестных практик и следование им. Поэтому мы в министерстве, безусловно, поддержали идею бизнес-сообщества по формированию саморегулируемого Совета рынка.

– Нужна ли России система tax free?

– Убежден, что нужна. Количество туристов, посещающих Россию, ежегодно растет. Недавно, например, был в ГУМе и встретил там игроков одной из хоккейных сборных, участвующих в чемпионате мира. Они приобретали у нас то, что, в принципе, могут купить и у себя. А внедрим систему tax free, уверен, что иностранцы станут увозить еще больше различных товаров, в том числе и отечественных. Для пилотного проекта обсуждаются три города с крупными торговыми комплексами и достаточной прозрачностью бизнеса: Москва, Санкт-Петербург и Казань. Нам нужно выбрать оператора и определить, как работать системе – через агента, помогающего с администрированием, или напрямую. Tax free – это, в том числе, и имиджевая история, это одно из конкурентных преимуществ любого государства. В соответствии с поручением первого вице-премьера Игоря Шувалова, модель работы tax free должна быть представлена до конца года.

– Недавно президент России подписал документ о чипировании изделий из меха. Кроме того, планируется выявлять некачественную школьную форму. Все эти инициативы направлены на борьбу с контрафактом?

– Мы ждем, когда решение о введении радиочастотной маркировки ратифицируют все страны Евразийского союза (кроме России, туда входят Белоруссия, Казахстан, Армения, Киргизия). В России некоторые производители уже тестируют эту систему. Важно, что когда эти требования сделают обязательными, немаркированный товар будет изыматься и уничтожаться, а штрафные санкции предусмотрены не только за реализацию, но и за оборот таких товаров в целом. Избежать ответственности невозможно. Даже потребитель, скачав соответствующее приложение на телефон, сможет считать всю информацию о товаре, обязательном для чипирования. Мы рассчитываем серьезно зачистить рынок от нелегально ввезенной и нелегально произведенной продукции. После того как пройдет «пилот» по меховым изделиям, RFID-метки появятся и на других товарах. Прежде всего будем предлагать маркировку школьной формы. Также есть поправки, ужесточающие ответственность за нелегальный оборот товаров легпрома, в том числе для ускоренного их изъятия и уничтожения. Соответствующие изменения подготовлены в КоАП, Уголовный кодекс и УПК.

Россия > Внешэкономсвязи, политика > minpromtorg.gov.ru, 23 мая 2016 > № 1767412 Виктор Евтухов


СНГ. Евросоюз. РФ > Внешэкономсвязи, политика > minpromtorg.gov.ru, 23 декабря 2014 > № 1265713 Виктор Евтухов

Виктор Евтухов: «Масштабная евразийская интеграция – противовес однополярному миру».

23 декабря в Москве проходит заседание Высшего Евразийского экономического совета на уровне глав государств. ЕАЭС на современном этапе – интеграционное объединение с населением более 170 млн человек, один из самых значительных потребительских рынков планеты, а также крупнейший в мире экспортер энергоресурсов.

Статс-секретарь, заместитель министра промышленности и торговли РФ Виктор Евтухов, принимающий участие в работе совета, отметил:

«Мы были очевидцами, как после распада Советского Союза возникли проблемы самоидентификации и выбора пути развития государств. И уже вскоре были озвучены идеи интеграции. И это абсолютно правомерно, потому что у истоков евразийской идеи, рожденной в 20-х годах прошлого века на территории Европы (в Германии), были достойнейшие русские люди, эмигранты поневоле: Трубецкой, Савицкий, Вернадский. Это изначально русский проект! В наше время эту идею перенес великий мыслитель Л.Н. Гумилев. И ее воплощение началось уже в самом дебюте президентства В.В. Путина – в 2000 году. И вскоре лидеры трех стран – России, Казахстана и Белоруссии – увидели в евразийстве не просто противовес мировым гигантам, а возможность создания геополитической оси – от Лиссабона до Владивостока.

На мой взгляд, именно опора на исторический цивилизационный базис, на философско-политическое движение евразийства обеспечила сегодняшний успех экономической интеграции на евразийском пространстве.

Несложно догадаться, что евразийство неудобно для той модели однополярного мира, которую поддерживают некоторые страны евроатлантики. Евразийство лежит вне их видения мироустройства, оно возникало без них и без их ведома. Мы, Россия, наконец, действительно пошли своим путем!

О необходимости многополярного устройства современного мира неоднократно говорил президент Путин. Он справедливо отметил, что нарушение взаимодействия России с Евросоюзом отражается на экономиках многих стран. Президент считает, что бизнес не должен нести убытки в угоду несостоятельной политике. Серьезной альтернативой таким тенденциям со стороны стран евроатлантики он рассматривает именно масштабный евразийский интеграционный проект».

СНГ. Евросоюз. РФ > Внешэкономсвязи, политика > minpromtorg.gov.ru, 23 декабря 2014 > № 1265713 Виктор Евтухов


Россия > Внешэкономсвязи, политика > minpromtorg.gov.ru, 11 августа 2014 > № 1148349 Виктор Евтухов

Виктор Евтухов: Российских продуктов так много, что не хватает полок в магазинах.

Статс-секретарь – заместитель главы Минпромторга Виктор Евтухов в интервью «Комсомольской правде» рассказал о том, как запрет на ввоз импортного продовольствия повлияет на жизнь потребителей.

– Виктор Леонидович, главный вопрос, который сейчас всех волнует: нас ждет дефицит? Как известно, вы на днях встречались с представителями сетевой торговли… Что они говорят?

– Самое важное, что я хотел бы сказать – продовольственных товаров, российского производства, так много, что для них не хватает полок в магазинах. Физически. Предложение продуктов питания, в том числе от отечественного производителя, впятеро превышает возможности торговых предприятий. И многие мечтают попасть на прилавок. Но очень высока конкуренция. И мне смешно было сегодня видеть по CNN репортаж, что, дескать, Россия оголодает. Господа, сейчас не 1992-й, когда полки были пусты, и даже не 2005 год, когда импорт в наших магазинах составлял более 50%. Сейчас он от силы 20%.

– Говорят, чтобы просто попасть на полку, надо платить деньги...

– В самом деле, производители сообщают нам, что есть такая ситуация. И она опять же вызвана сильной конкуренцией. Такие требования нарушают добровольность сделки, делают ее кабальной. Я думаю, что в новой ситуации сети станут более сговорчивыми. Тем более что потребитель ждет от магазинов именно отечественного товара. Люди российским товарам доверяют.

Конечно, на полки придут товары из Латинской Америки, Юго-Восточной Азии, в Беларуси многие также мечтают продавать свой товар в России. Магазины будут работать со всеми, потому что их цель – сделать, чтобы покупатель не почувствовал неудобств и не отправился покупать продукты в другом месте. А выбор мест продажи сегодня большой. Но при этом наша главная задача – чтобы до прилавков добрался именно российский товар.

– Я тоже говорил с сетевиками. Мне показалось, что они получили приказ – не наращивать цены. Это так?

– Приказать торговле нельзя. Вообще торговля в России – самый независимый бизнес, они не получают помощи от государства и нормально зарабатывают сами. У законодателя часто возникает желание ужесточить регулирование торговой деятельности. Но вот просто приказать не повышать цены – нет, этого сделать нельзя. Да и сами торговцы не заинтересованы в этом. Многие сети разместили свои акции на бирже или готовятся сделать это. Они понимают, что проблемы с клиентами вызовут падение акций. И при этом видят: за один день после предъявления ответных мер акции российских продовольственных компаний выросли на 35%, акции западных компаний, напротив, опустились.

ГЛАВНОЕ – ПОМОЧЬ КРЕСТЬЯНИНУ

– Вы уже сказали: что до прилавков должен добраться российский товар. Но в этом случае нужно поддерживать собственного крестьянина. Многие из них сейчас не в состоянии быстро нарастить производство.

– Что касается нашего АПК, то там все не так плохо, господдержка в последние годы только растет.

– Но множатся и претензии.

– Какие?

– Денег мало.

– Денег всегда мало. Конечно, при распределении государственной поддержки бывают сбои, и Минсельхоз это открыто признает. Но к этим ответным шагам в отношении санкций мы готовились загодя, просчитывали варианты, балансы. На Западе наивно полагают, что президент принял эмоциональное решение. Все уже давно знают, что его решения никогда не основаны на эмоциях.

Вы думаете, мы или сотрудники Минсельхоза не знали, что такие меры будут приняты? Да все мы знали заранее. Наша задача поддержать АПК, помочь ему. И наши расчеты говорят, что помощь будет очень существенной. Тем более там есть кому помогать, за последние годы частные компании сделали огромные инвестиции и построили современные производства. При этом, скорее всего, никаких дополнительных денег на поддержку села из бюджета не понадобится.

ПРО БЕЛОРУССКИЕ МИДИИ

– В Интернете появилась шутка про «белорусские мидии». В самом деле, через страны Таможенного союза в Россию можно ввозить любой импорт. Как вы закроете эту лазейку?

– Проблема реэкспорта (товар приходит из дальнего зарубежья в Белоруссию, и затем в Россию уже как белорусский товар) была и есть. Но Правительство России провело с Белоруссией и Казахстаном все необходимые переговоры. Таможенники со своей стороны давно научились вычислять, откуда в самом деле пришел товар, у них рука набита. А главное – белорусам настолько выгодно поставлять именно свой товар в Россию, что у них там, наверное, народные гуляния сейчас. Поэтому я уверен, что проблема реэкспорта не будет такой острой, как кажется.

– Как быть с такими российскими продуктами, которые вроде как наши, но на самом деле производятся из импортного сырья? Например, весь российский сыр делается из иностранного молока, потому что нашего не хватает…

– Глава объединения «Союзмолоко» Андрей Даниленко недавно выступал и говорил, что молока у нас достаточно. Просил, чтобы мы не покупали молоко из Новой Зеландии, которая в список «запретных стран» не попала. И у потребителей проблем не возникнет. Ну не будет на полках 60 сортов сыра, будет 30. Это заметят лишь некоторые хорошо обеспеченные гурманы. И, кстати, в список «запретных» стран не попала Швейцария, так что швейцарские превосходные сыры – пожалуйста.

ГЕНЕТИКОЙ НЕ ПРОЙМЕШЬ

– Что будет, если в ответ страны Запада запретят продажу в Россию семян, саженцев, другого генетического материала? Ведь на нем держится наш АПК.

– Мы следим за планами Запада. Мы готовы ко всему, потому что планы там обширные. Именно поэтому мы уже несколько лет тратим деньги на науку – и у нас уже есть собственные генетические разработки. В конце концов, генетический материал можно всегда закупить в Юго-Восточной Азии, их производители – мировые чемпионы. А вообще, мы будем стараться не разрушать баланс отношений даже в условиях торговой войны.

– Лично вы как пострадаете?

– Лично я никак. Да и вы тоже. Я хорошо помню, что такое талоны. Талонов не будет. Распределительная система в нашем демократическом государстве возможна только в отношении преступивших закон и то по приговору суда. Вот Шнур уже спел песню, что он «разлюбит фуа-гра и вонючие сыра». Под этими словами многие могут подписаться. Что касается меня, то, чем старше я становлюсь, тем проще питаюсь. Фуа-гра – жирная пища, не полезная. В России достаточно мяса птицы и полно баранины – а это самое полезное мясо. Так чего волноваться?! Моя жена даже обрадовалась, когда запрет ввели, – меньше соблазнов.

Россия > Внешэкономсвязи, политика > minpromtorg.gov.ru, 11 августа 2014 > № 1148349 Виктор Евтухов


Россия. Весь мир > Внешэкономсвязи, политика > minpromtorg.gov.ru, 7 августа 2014 > № 1143074 Виктор Евтухов

Виктор Евтухов: Продовольственной зависимости у нас нет.

Крупные ритейлеры заявили, что сделают все, чтобы не было ни роста цен, ни дефицита товаров. Об этом в интервью «России 24» сообщил статс-секретарь – заместитель главы Минпромторга Виктор Евтухов. О санкциях и ответе России на них – в интервью замминистра.

– Когда политика вмешивается в экономику, тем более в рыночные взаимоотношения – это хорошо или мешает экономике? Как вы в принципе относитесь к санкциям?

– Я, как и руководство нашего государства, отрицательно отношусь к санкциям. Когда принималось это решение, Дмитрий Анатольевич Медведев сказал, что мы долго терпели и не принимали по сути никаких ответных мер.

Безусловно, до поры до времени можно проявлять сдержанность, можно принимать какие-то действия в наш адрес с кротостью и смирением. Но только до поры до времени. Я абсолютно не понимаю логику поведения наших партнеров.

Все прекрасно знают историю: сколько раз пытались различными экономическими, политическими механизмами и инструментами заставить Россию подчиниться, предпринять какие-то шаги, которые бы позволили диктовать нам свою волю, ни разу это в истории не получилось.

Опять наступают на те же грабли. Причем, как только были приняты ответные меры, в Евросоюзе заговорили о том, что необходимо преодолеть логику санкций и перейти в русло переговоров с Россией. А это нельзя было понять сразу? Что бесконечно терпеть никто не будет.

Еще на Петербургском экономическом форуме, выступая, наш президент послал всему миру месседж: политика не должна влиять на экономику. Не надо вмешиваться в работу хозяйствующих субъектов, не надо навязывать свою волю.

Бизнес не терпит такого грубого вмешательства. Приглашают к себе руководителей крупных компаний, звонят по телефонам, делают предостережения, что не надо работать с российскими партнерами, не надо поставлять им продукцию, прежде всего высокотехнологичную. Мы говорили, что это до хорошего не доведет.

Потом нами были приняты абсолютно взвешенные решения, это было не спонтанно, это все долго прорабатывалось и просчитывалось. Сейчас пытаются некоторые западные эксперты сказать, что это эмоциональное решение. Да какое это эмоциональное решение? Хоть одно эмоциональное решение за последние годы наш президент принял? Все решения абсолютно просчитаны и продуманы.

– Какого экономического эффекта сейчас можно ожидать от санкций и от антисанкций как для России, так и для Европы? Как это отразится на нашей экономике, сможет ли наше производство восполнить недостаток импорта?

– Во-первых, я надеюсь, что санкции прекратятся, и мы сядем за стол переговоров с нашими зарубежными партнерами. Но мы сейчас говорим о сельскохозяйственной продукции и о конечной продукции – о продовольствии. Последний пример: Польша не смогла выдержать даже ограничение на ввоз яблок из этой страны. Для них российский рынок огромен.

Может быть, США не думают о своих партнерах. Продовольственной зависимости у нас нет ни от кого, а от США тем более. У нас ограничатся поставки птицы из США, но эту птицу мы уже давно заместили.

Что касается нашей импортозависимости, еще в 2010 году наш президент объявил о доктрине продовольственной безопасности. И были обозначены показатели, что мы практически по всей продукции должны заместить импорт на 80% и более.

Мне приходится часто ездить по регионам. Сейчас у нас нет импортозависимости, у нас на 80% в торговле представлены отечественные товары. Даже если это западные бренды, они локализованы на территории России, здесь производятся. Другое дело сырье, очень часто мы используем импортное сырье.

Но то, что мы используем из США, мы заместим из Латинской Америки. Бразилия готова, Аргентина готова, Парагвай готов, австралийскую говядину даже не заметили. То, что надо заместить из Евросоюза, мы с удовольствием заместим из стран Таможенного союза и наших бывших советских республик.

Что касается крупного рогатого скота и молочных продуктов: здесь с переориентацией проблем не будет. Нашим ритейлерам и поставщикам нужно будет менять ассортимент и пул поставщиков. За последнее время в наше сельское хозяйство инвестировано такое большое количество средств, что мы оказались готовы к этому сценарию.

Мы собрали у себя крупных и средних ритейлеров и с ними разговаривали. Они сказали, что сделают все, чтобы не было ни роста цен, ни дефицита товаров. В регионах сейчас лежит большая ответственность на главах субъектов: им необходимо будет мониторить ситуацию вместе с нами, собирать поставщиков, производителей, находить с ними общий язык. И очень важно развивать различные форматы торговли. Тогда наш потребитель не почувствует того, что есть какие-то санкции.

– Подскочит ли инфляция? Как наладить контроль за ритейлерами, чтобы не было спекуляции?

– Владимир Владимирович Путин поставил задачу: во-первых, поддержать производителя, во-вторых, не навредить нашему российскому потребителю. Это задача нам понятна, мы понимаем, как ее решать. Мы находимся в диалоге с нашими коллегами. Нас уверили, что этот вопрос будет под контролем и никто не позволит себе наживаться на наших потребителях в условиях, я бы не сказал холодной войны, но в условиях, когда нам всем придется сплотиться.

Ритейлеры заявили о том, что они готовы пойти даже на то, чтобы максимально снизить свои заработки. Это нужно для того, чтобы преодолеть сложившуюся ситуацию, найти новых поставщиков. Пока будет переориентация, может быть нехватка по каким-то группам товаров, в основном это будет премиальный сегмент.

Если мы будем иметь какие-то очаги по продовольственным товарам, где будет резкое повышение цен, мы понимаем, как мы будем на это реагировать.

– Виктор Леонидович, вы упомянули о том, что антисанкции в продовольственной сфере – это первая волна. Ну, а что может быть дальше?

– Поживем – увидим. Мы готовимся ко всему.

– Ну, и насколько наше производство будет готово к возможным следующим этапам?

– Знаете, как только против нас начались эти недружественные действия, по-другому я их назвать не могу, мы, безусловно, стали анализировать все отрасли промышленности, за которые отвечает наше министерство. А это практически вся промышленность.

И мы прекрасно знаем, где готовы на сегодняшний день к активному импортозамещению, а где у нас есть зависимость, поэтому никто нас врасплох не застал.

Россия. Весь мир > Внешэкономсвязи, политика > minpromtorg.gov.ru, 7 августа 2014 > № 1143074 Виктор Евтухов


Нашли ошибку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter