Всего новостей: 2604829, выбрано 3 за 0.019 с.

Новости. Обзор СМИ  Рубрикатор поиска + личные списки

?
?
?  
главное   даты  № 

Добавлено за Сортировать по дате публикации  | источнику  | номеру 

отмечено 0 новостей:
Избранное
Списков нет

Ананьева Елена в отраслях: Внешэкономсвязи, политикавсе
Ананьева Елена в отраслях: Внешэкономсвязи, политикавсе
Евросоюз. Великобритания > Внешэкономсвязи, политика > interaffairs.ru, 28 февраля 2018 > № 2513553 Елена Ананьева

Брекзит: предыстория и причины

Елена Ананьева, Руководитель Центра британских исследований Института Европы РАН, обозреватель журнала «Международная жизнь», кандидат философских наук

Торговаться - отвратительная привычка; 
заключать компромисс - одна из высочайших человеческих 
добродетелей. Разница между ними состоит 
в том, что торгуются на континенте, 
а в Великобритании заключают компромисс.

George Mikes. How to be an Alien. 1946

В марте 2017 года Европейский союз впервые получил заявку на выход страны-члена из этой интеграционной группировки, и ею стала Британия. Соединенное Королевство, вступив в 1973 году в тогда еще Европейское экономическое сообщество, практически сразу заняло в нем особую позицию. Взаимоотношения Британии с ЕС не были ровными и во многом зависели от перипетий меж- и внутрипартийной борьбы, влиявших на курс правительства. Нынешние спекуляции по поводу «вмешательства России» в референдум о членстве Британии в ЕС, особенно звучащие с Британских островов, не должны вводить в заблуждение: острейшая борьба по «европейскому вопросу» буквально раздирала прежде всего Консервативную партию, не отличавшуюся симпатиями к России.  

Евроскептицизм начался с Черчилля

Официальное отношение Британии к европейской интеграции, пожалуй, начинает отсчет с речи У.Черчилля в Цюрихе1 в сентябре 1946 года. Он тогда предложил создать подобие Соединенных Штатов Европы - региональное европейское объединение на основе союза Франции и Германии, чтобы положить конец войнам в Европе, решив «германский вопрос». Примечательно, что Британия и тогда еще Британское содружество наций (БСН), США и Советская Россия по плану Черчилля не должны были входить в состав объединения, а стать «друзьями и покровителями новой Европы». В 1949 году был создан Совет Европы, в формировании которого Британия играла ведущую роль, и в 1949 году Британия вошла в НАТО, поддерживала планы Европейского оборонительного сообщества.

Соединенное Королевство было заинтересовано укреплять европейскую безопасность, но в экономическом отношении рассчитывало на мировую торговлю и БСН. Соответственно, при создании в 1951 году Европейского объединения угля и стали (ЕОУС), шага к экономической интеграции, Британия не желала отдавать на наднациональный уровень управление своими сталелитейной и угольной отраслями. Однако в 1957 году ЕОУС переросло в Европейское экономическое сообщество (ЕЭС). Британия в противовес создала Европейскую ассоциацию свободной торговли (ЕАСТ) в 1960 году для европейских стран, которые не могли или не желали присоединиться к Общему рынку, поскольку членство в ЕАСТ не требовало уступок в вопросах национального суверенитета. В Британии считали, что страна должна быть с Европой, но не в ней, полагая, что участие в ЕЭС вынудит страну отменить «имперские преференции» - систему льготных тарифных условий в ее торговле с БСН (тогда на БСН приходилась почти половина внешнеторгового оборота Британии).

Однако в 1960-х годах с распадом ее колониальной империи и уходом из районов «к востоку от Суэца» в Британии осознали, что страна может оказаться на обочине мировой экономики, а также в политической изоляции в Европе. В соперничестве между ЕАСТ и ЕЭС победу одержало последнее: Британия не смогла создать противовес ЕЭС как интеграционной группировке. Скорее, членство в ЕЭС (впоследствии ЕС) для Британии было вынужденной мерой за отсутствием альтернативы. В 1973 году Соединенное Королевство вошло в Общий рынок, выйдя из ЕАСТ, присоединилось к Евратому и ЕОУС. Таким образом, европейское направление стало для Британии важнее отношений с заморскими территориями. Не включившись в евроинтеграцию на начальном ее этапе, Великобритания все же завоевала прочные позиции в уже созданной структуре, но стала «неудобным партнером» для его членов, отстаивая свои национальные интересы2. Проблемы возникли уже на стадии подачи заявки.

Соединенное Королевство в 1960-х годах дважды подавало заявки на вступление в ЕЭС, но Президент Франции Ш. де Голль, опасаясь, что Британия будет играть роль «троянского коня» США в Европе, налагал на них вето (лишь после его отставки Британия получила пропуск в ЕЭС). Действительно, две англосаксонские страны по-прежнему связывает общность истории, культуры, языка, традиций. Отношения между США и Британией со времен Второй мировой войны получили название «особых» именно из-за связей в сфере обороны и разведки, оставаясь и поныне «интимными», более тесными, чем с континентальными соседями. Соответственно, в ЕС позиции Британии, желающей быть самым верным союзником США, зачастую осложнялись из-за поддержки интересов США (как, например, во время Иракской войны, против которой выступали Франция и Германия)3. Между тем ныне Германия выдвигается на роль ведущего партнера США в ЕС, тем более в свете брекзита, хотя отношения США с ЕС осложнились с избранием Д.Трампа президентом.

Однако противоречия интересов были характерны не только для межгосударственных отношений внутри ЕС (Франция - Германия - Британия) или между Лондоном и Брюсселем: в самом Соединенном Королевстве разногласия по «европейскому вопросу» никогда не прекращались.

Внутриполитическая борьба по «европейскому 
вопросу»: интересы истеблишмента 
и общественное мнение

В Британии с 1973 года и по настоящее время так и не сложился консенсус в отношении европейской интеграции. Курс правительства зависел от той партии, которая находилась у власти, от преобладающего влияния в ней евроскептиков или еврооптимистов в данный период, влияния групп интересов и СМИ. Позиция в отношении места и роли страны в европейской интеграции стоила некоторым политическим и государственным деятелям карьеры, а партии - утраты власти.

Так, Лейбористская партия Великобритании (ЛПВ) скептически относилась к европейской интеграции4, и в 1962 году она выступила против присоединения к ЕЭС, считая его объединением монополий против трудящихся, в котором господствует принцип свободного рынка, препятствующий национальному планированию. Однако в 1967 году лейбористское правительство Г.Вильсона подало заявку на вступление в ЕЭС (де Голль наложил второе вето), хотя в партии не утихали разногласия между левыми и правыми. Они обострились накануне вступления Британии в ЕЭС (в 1971 г. большинство лейбористской фракции проголосовало в Парламенте против членства страны в ЕЭС) и после ее присоединения в 1973 году (при правительстве консерваторов).

Вновь возглавив правительство лейбористов, Г.Вильсон, уступая евроскептикам в собственной партии и в стране, провел в 1975 году референдум о дальнейшем пребывании страны в ЕЭС. Около 70% голосовавших поддержали членство Британии в ЕЭС, поскольку европейскую интеграцию они ассоциировали больше с возможностью снизить безработицу и рост цен, чем с утратой суверенитета. В начале 1980-х годов, когда ЛПВ резко сдвинулась влево, руководство партии выступило за выход страны из ЕЭС5. Между тем часть правого крыла, занимая «проевропейские» позиции, вышла из партии и впоследствии присоединилась к Либеральной партии. Таким образом и была создана Партия либеральных демократов (ПЛД), которая однозначно и последовательно поддерживает укрепление евроинтеграции.

К концу 1980-х годов Лейбористская партия при лидерах Н.Кинноке и особенно Т.Блэре сдвинулась к центру политического спектра и в целом стала выступать за углубление европейской интеграции. При правительстве лейбористов была ратифицирована Европейская социальная хартия, от чего ранее отказалось правительство консерваторов. Более того, Т.Блэр рассчитывал, что Британия станет «мостом» между США и ЕС, был активным приверженцем расширения ЕС на Восток и выступал за присоединение страны к зоне евро. Против отказа от национальной валюты и перехода на евро возражал Г.Браун, министр финансов в кабинете Т.Блэра, который выдвинул пять экономических условий присоединения Британии к еврозоне, что в итоге не позволило премьер-министру провести референдум о переходе на евро. Вместе с тем, сменив Блэра на этом посту, Г.Браун, опасаясь настроений евроскептицизма в стране, не стал выносить на референдум Лиссабонский договор, который заменил Европейскую конституцию, проваленную на референдумах во Франции и Нидерландах в 2005 году. Британский парламент его ратифицировал в 2008 году. С тех пор и до референдума о членстве Британии в ЕС (2016 г.) в Лейбористской партии, перешедшей в оппозицию, разногласия по «европейскому вопросу» были приглушены.

В Консервативной партии всегда были сильны евроскептики, причем одни и те же политические деятели меняли свою позицию в зависимости от обстоятельств внутри- и внешнеполитических. Так, на референдуме 1975 года будущий премьер-министр М.Тэтчер поддержала вступление страны в ЕС. Однако именно она, уже в качестве главы правительства, настаивала на возврате Лондону части британского взноса в бюджет ЕС (так называемый rebate): ведь от субсидий в рамках Единой сельскохозяйственной политики ЕС выигрывали в основном французские фермеры. Тэтчер сожалела о подписании Единого европейского акта в 1986 году, поскольку он предполагал формирование не только единого рынка ЕС, но с 1992 года и политическое сотрудничество между членами ЕС. В своей знаменитой речи в Брюгге в 1988 году6 она выступила против «сверхгосударства» с централизацией власти в Брюсселе, отстаивая идею «национального суверенитета при процветании свободной торговли», а впоследствии и против введения единой валюты ЕС.

С этого времени в Консервативной партии обостряется борьба евроскептиков и еврооптимистов7. Однако ее предвестником стала добровольная отставка еще в 1986 году политического тяжеловеса, министра М.Хезелтайна. В своей книге 1990 года он высказался за ЕС не только в качестве экономического, но и политического союза. Последовало «дело Ридли» - министра промышленности и торговли в 1990 году. В то время СМИ и общественность резко осудили его мнение о том, что планы единой финансовой политики ЕС представляют собой «германский рэкет, нацеленный на захват всей Европы», и если Лондон откажется от суверенитета в пользу Брюсселя, то это все равно, что «отдать его Гитлеру».

Тэтчер вынуждена была принять отставку соратника-евроскептика. Затем последовала отставка Дж.Хау, заместителя премьер-министра и лидера Палаты общин, считавшего, что Британия должна стать органической частью Европейского сообщества (солидаризируясь с бывшим премьер-министром Г.Макмилланом). Отставка самой Тэтчер была вызвана не в последнюю очередь распрями в партии по «европейскому вопросу». Незадолго до отставки под давлением еврооптимистов (Дж.Мейджора и Д.Херда) М.Тэтчер включила Британию в Европейский механизм обменных курсов (ЕМОК). Дж.Мейджор стал лидером партии и премьер-министром, поскольку евроскептики оказались в меньшинстве. Однако уже в сентябре 1992 года наступила «черная среда» - резкое падение курса фунта стерлингов, и преемник Тэтчер Дж.Мейджор вывел страну из ЕМОК.

Между тем логика интеграции затем продиктовала курс не только на сотрудничество в области экономики, но и социальной политики, международных отношений и безопасности, правосудия и внутренних дел (Маастрихтский договор вступил в действие с 1993 г., положив начало нынешнему Европейскому союзу).

Проиграв парламентские выборы 1997 года лейбористам во главе с Т.Блэром, Консервативная партия надолго погрузилась в кризис, а на части ее разрывало отношение к европейской интеграции. При сменявших друг друга лидерах партии тори - У.Хейге (1997-2001 гг.), И.Дункан Смите (2001-2003 гг.), М.Ховарде (2003-2005 гг.) - консерваторы не смогли преодолеть разногласия по ЕС, более того, евроскептики в партии стали вновь набирать силу. Лишь потерпев третье поражение подряд на выборах в Вестминстер, тори избрали лидером молодого политика, «умеренного евроскептика» Д.Кэмерона, и на время распри в партии улеглись ради завоевания государственной власти. Между тем в Европарламенте Д.Кэмерон в 2009 году вывел свою партию из правоцентристской фракции Европейская народная партия, создав фракцию Европейские консерваторы и реформисты (члены которой выступают за децентрализацию ЕС и «сверхгосударства»).

На выборах 2010 года консерваторы не смогли завоевать большинство мест в Парламенте и вынуждены были вступить в коалицию с «проевропейской» Партией либеральных демократов. Соответственно, коалиционное соглашение предусматривало взаимные уступки, чем были недовольны сторонники обеих партий. Д.Кэмерон отказался вынести Лиссабонский договор на референдум (как он планировал в оппозиции), что вызвало недовольство евроскептиков. Тем не менее он провел закон о «замке референдума»: договор о передаче дополнительных полномочий на наднациональный уровень должен быть одобрен на референдуме. В свою очередь, ПЛД не могла провести свою идею о переходе Британии на евро.

Меж- и внутрипартийная борьба, естественно, отражала противоречия не только в истеблишменте, но и настроения в обществе, различных сегментов электората.

Общественное мнение в Британии относительно ЕС было весьма волатильно - за планку в 50% выходили доли и сторонников, и противников членства страны в ЕС. На протяжении нескольких лет твердых сторонников членства Британии в ЕС было примерно 30%, твердых сторонников выхода из ЕС - примерно 20%. Не выражали британцы и чувства евроскептицизма сильнее, чем граждане других стран ЕС. Их отношение к ЕС менялось в зависимости от состояния экономики в этом интеграционном объединении8, после первой волны расширения ЕС (2004 г.) - к иммигрантам из стран-«новичков» (Восточной Европы), а в 2015-2016 годах - к миграционному кризису (неконтролируемому потоку беженцев с Ближнего Востока и из Северной Африки в континентальные страны ЕС). Между тем нельзя сказать, что простые британцы проводят четкое различие между иммигрантами из третьих стран и приезжими из ЕС.

То, что называют «миграционным кризисом», не касалось Британии непосредственно, поскольку она не входит в Шенгенскую зону. Потоки мигрантов из стран Ближнего Востока и Северной Африки, захлестнувшие континентальный ЕС, обошли стороной Британские острова* (*Британия заключила с Францией соглашение о пограничном контроле в Кале - на территории Франции, где и образовались так называемые «джунгли» - поселения мигрантов, пытавшихся перебраться через Ла-Манш по тоннелю.). Не будучи связанной Шенгенским соглашением, Британия не обязана была и принимать беженцев по установленным в Брюсселе квотам. Тем не менее британцы, видя ситуацию на континенте, примеривали ее и на себя, что повышало уровень евроскептицизма.

Что касается приезжих из ЕС (по терминологии Брюсселя, мобильных граждан ЕС), то даже в официальных британских источниках их называют «иммигрантами из стран ЕС» (например, в Бюро национальной статистики - Office for National Statistics). В общественном сознании обозначился феномен «польского сантехника» - человека иной бытовой и политической культуры, а также готового на меньшую, чем коренные жители, зарплату.

Феномен породили власти самой Британии: правительство выступало за прием в ЕС новых членов, поскольку рассчитывало на то, что распространение интеграции вширь замедлит ее распространение вглубь. Логика заключалась в том, что Брюсселю придется откладывать углубление интеграции в социальной и политической сферах до тех пор, пока «новички» не подтянутся до уровня «старожилов». Британия активно продвигала вступление в ЕС не только стран Центральной и Восточной Европы, но и Турции.

Однако подобные расчеты обернулись тем, что поток иммигрантов - мобильных граждан ЕС - в Британию вызвал неприятие островитян. Дело в том, что еще Т.Блэр открыл двери страны полякам в год вступления Польши в ЕС (2004 г.), отменив для них переходный период в семь лет. Соответственно, диаспора поляков в Британии насчитывает 900 тыс. человек (вторая самая крупная диаспора после индийцев - 1 млн. человек). Поляки стали вторыми по численности после выходцев из Индии (бывшей британской колонии) среди рожденных за рубежом. Согласно данным последней переписи населения (2011 г.), польский становится вторым «основным» языком в стране после английского в Англии и валлийского в Уэльсе9. В целом в Британии проживает 1,3 млн. человек из стран Новой Европы.

Логика интеграции порождает противоречия

Евроскептицизм был обусловлен и более глубокими причинами - самой логикой интеграции, которая неизбежно требовала более тесного союза стран - членов ЕС, а Британия требовала исключений для себя10.

В связи с введением в действие Лиссабонского договора, который евроскептики считали шагом к федерализму, финансово-экономическим кризисом 2008-2009 годов, ухудшением экономического положения в странах еврозоны настроения евроскептицизма и в британском истеблишменте, и в широких слоях общества нарастали. Меры, которые предлагал франко-германский тандем в виде укрепления валютно-финансового союза, в Лондоне расценивали как угрозу создания единого экономического правительства еврозоны. В 2012 году Британия наложила вето на Бюджетный пакт ЕС (углубление интеграции в налоговой сфере, жесткое ограничение дефицита госбюджета - распространяются на еврозону и некоторые другие страны), осталась вне Банковского союза (чтобы не передавать контроль над своими банками Брюсселю). Не поддержала она и введение должности европрокурора, увеличение многолетнего бюджета ЕС на 2013-2020 годы выше уровня инфляции, как и другие планы ЕС. Великобритания, не желая участвовать в финансовом союзе и решать долговые проблемы стран еврозоны, намерена была по-прежнему пользоваться свободным доступом к единому европейскому рынку. «Собственно говоря, доступ к общему рынку - это главное (и достаточное) условие для Лондона»11.

Все более очевидным становилось формирование «Европы двух скоростей», то есть различных уровней интеграции: экономическое ядро из стран еврозоны и десять остальных членов ЕС, из которых Британии не удалось создать блок.

Объективно отрицательные стороны членства в ЕС сводились для Британии к следующему: негативный торговый баланс с ЕС, несправедливое распределение доходов общего европейского бюджета, невыгодная общая сельскохозяйственная политика и единая рыболовная политика, чрезмерное регулирование бизнеса, негибкая политика занятости, централизация монетарной политики и неэффективность фискальной политики; а единая торговая политика и Таможенный союз исказили структуру британской торговли и сдерживают развитие торговых отношений Британии с другими странами мира12. «Капитал, локализованный в Британии, проигрывает конкуренцию на общем рынке, страна теряет финансовые ресурсы в результате дефицита торгового баланса. На этой основе возникает желание прибегнуть к помощи государства, смягчив удары конкурентов с помощью тарифных и нетарифных ограничений, то есть путем отторжения принципов, на которых строится ЕС. Брекзит - «первая ласточка», за которой могут последовать и другие»13

Анатомия Брекзита

Политический класс Британии, правящая элита, не был монолитен, и различные группы интересов не смогли прийти к соглашению относительно степени участия страны в евроинтеграции. Отсюда и возникла идея провести референдум - обратиться к форме прямой демократии, как и в 1975 году, - «разрубить гордиев узел». Система сдержек и противовесов (checks and balances), которая складывалась веками для примирения позиций сторон, методы представительной демократии в образцовой, как ранее считали, англосаксонской демократии, были отринуты. Д.Кэмерон вынужден был прибегнуть к средству прямой демократии, вынеся вопрос об отношениях Британии с ЕС из партийных кулуаров на референдум.

Под давлением сплоченной, целеустремленной группы примерно 100 заднескамеечников-тори14 в январе 2013 года он дал обещание провести референдум. Премьер-министр стремился умиротворить евроскептиков в собственной партии, чтобы не допустить раскола в ней в преддверии парламентских выборов 2015 года. Часть партийной элиты консерваторов постоянно и ожесточенно выступала за парламентский суверенитет страны против «диктата наднационального Брюсселя», а расколотые партии выборы не выигрывают.

Вторая задача Д.Кэмерона - предотвратить отток избирателей-тори к Партии независимости Соединенного Королевства (ПНСК, UKIP) Н.Фараджа. ПНСК, однозначно выступая за выход Британии из ЕС, набирала голоса. Она аккумулировала недовольство населения уровнем иммиграции и с самого начала выступала за верховенство национального парламента, что и следовало из самого ее названия - Партия независимости Соединенного Королевства.

Отметим, что ПНСК последовательно наращивала политический вес на выборах по пропорциональной системе (на выборах в Европарламент в 2014 г. она обошла и тори, и лейбористов). Однако мажоритарная избирательная система не позволяла ей войти в национальный парламент. Последнее особенно симптоматично, поскольку при мажоритарной системе распространено так называемое тактическое голосование*. Таким образом, можно предположить, что влияние ПНСК было намного выше доли ее голосов на выборах (на выборах 2015 г. она получила свыше 12% голосов избирателей и лишь одно место в Парламенте).

Представляется, что Д.Кэмерон не предполагал, что ему придется выполнить обещание. Дело в том, что референдум невозможно было провести, пока правительство носило коалиционный характер (то есть до выборов в мае 2015 г.), поскольку в него входила «проевропейски» настроенная Партия либеральных демократов. К тому же задолго до выборов все опросы общественного мнения указывали на то, что по их итогам ни одна из партий не получит большинство. Отсюда следовало: правительство снова будет коалиционным (с консерваторами или без), что освобождало бы Кэмерона от обещания.

Однако жизнь опрокинула все прогнозы и опросы: Консервативная партия одержала убедительную победу на выборах, сформировала однопартийное правительство, и Д.Кэмерону, выигравшему «битву», пришлось сдержать слово. Таким образом, именно премьер-министр, пытаясь решить узкопартийные задачи, поставил под удар стратегические интересы страны (ведь, по его мнению, Британия должна остаться в ЕС). Премьер уже однопартийного правительства превратился в заложника собственных маневров для решения тактических задач, причем поле для них все сужалось. В результате ему предстояла «война» - решение более сложной и судьбоносной для страны проблемы. Он ее проиграл: на референдуме 23 июня 2016 года с незначительным перевесом одержали верх противники членства Британии в ЕС15. Кэмерон вышел в отставку, и его сменила Тереза Мэй, заявив: «Брекзит означает брекзит».

Расколотая политическая верхушка разобщила и все Соединенное Королевство: острейшая борьба между сторонниками и противниками членства Британии в ЕС после референдума разгорелась с новой силой, захватив и простых британцев. Каким будет брекзит: «жестким», «мягким» или все сведется к Брино (Brino - Brexit in name only) - брекзиту лишь по названию?

 1Mr. Winston Churchill speaking in Zurich 19th September 1946 // URL: http://www.churchill-society-london.org.uk/astonish.html 

 2Липкин М.А. Британия в поисках Европы: долгий путь в ЕЭС (1957-1974 гг.). СПб.: Алетейя, 2009.

 3Подробнее см.: Капитонова Н.К., Романова Е.В. История внешней политики Великобритании. М.: Международные отношения, 2016. 840 с.

 4Суслопарова Е.А. Отношение ЛПВ к европейской интеграции // Референдум о членстве Британии в Евросоюзе: ход, итоги и последствия (Доклады Института Европы. №330. М.: Институт Европы РАН, 2016. Ч. I. С. 49-53).

 5The New Hope for Britain // URL: http://www.politicsresources.net/area/uk/man/lab83.htm.

 6Thatcher M. Speech to the College of Europe («The Bruges Speech») // URL: http://www.margaretthatcher.org/document/107332

 7Перегудов С.П. Тэтчер и тэтчеризм. М.: Наука, 1996. С. 210-229.

 8Haughton T. Farewell Britannia? «Issue Capture» and the Politics of Cameron’s EU Referendum Pledge (with Nathaniel Copsey) // Journal of Common Market Studies. 52 (s1). (2014). P. 74-89.

 9Polish workers in UK consider strike over anti-immigrant rhetoric. 04.08.2015 // URL: http://www.telegraph.co.uk/news/uknews/immigration/11783297/Polish-workers-in-UK-consider-strike-over-anti-immigrant-rhetoric.html; Census 2011: Polish becomes the second language // URL: http://www.telegraph.co.uk/news/uknews/immigration/9836825/Census-2011-Polish-becomes-the-second-language.html

10Бабынина Л.О. Гибкая интеграция в Европейском союзе: Теория и практика применения. М.: ЛКИ, 2012. 304 с.

11Дилеммы Британии: поиск путей развития / Под ред. Ал.А.Громыко (отв. ред.), Е.В.Ананьевой. М.: Весь мир, 2014. С. 319.

12Кузнецов А.В. Брекзит: исторический ракурс // Экономические аспекты Брекзита (Доклады Института Европы. №345). М.: Институт Европы РАН, 2017. С. 51-71.

13Бажан А.И. Конкуренция как причина Брекзита // Экономические аспекты Брекзита (Доклады Института Европы. №345). М.: Институт Европы РАН, 2017. С. 28-30. Так, в 2015 г. дефицит торгового баланса Британии в общем внутрирегиональном экспорте и импорте достиг 118,2 млрд. евро.

14D'Arcy M. Brexit: How rebel MPs outfoxed Cameron to get an EU referendum // URL: http://www.bbc.com/news/uk-politics-parliaments-38402140 (29.12.2016).

15О подготовке и итогах референдума о членстве Британии в ЕС см.: Ананьева Е.В. Брекзит: голосовали сердцем // Международная жизнь. 2016. №7. С. 47-61; Ананьева Е.В., Каневский П.С. Брекзит-1 и Брекзит-2: Британия и США меняют парадигму? (Доклады Института Европы. №334). М.: Институт Европы РАН, 2017; Ананьева Е.В. Тори: внутрипартийная борьба вокруг референдума и ее последствия. Консервативная партия после Брекзита. С. 44-49 // Референдум о членстве Британии в Евросоюзе: ход, итоги и последствия. Ч. I (Доклады Института Европы. №330). М.: Институт Европы РАН, 2016. 

Евросоюз. Великобритания > Внешэкономсвязи, политика > interaffairs.ru, 28 февраля 2018 > № 2513553 Елена Ананьева


Великобритания. Евросоюз > Внешэкономсвязи, политика > interaffairs.ru, 20 октября 2016 > № 1939739 Елена Ананьева

Исчезающий центр

Елена Ананьева, Руководитель Центра британских исследований Института Европы РАН, обозреватель журнала «Международная жизнь», кандидат философских наук

Референдум о членстве Британии в ЕС выявил глубокий раскол в британском обществе по региональному, возрастному, социальному, образовательному и в целом классовому (казалось, забытому в годы экономического процветания постиндустриального общества) признакам1. Д.Кэмерон, объявив референдум, надеялся сохранить единство собственной Консервативной партии (КПВ), примирить страну и «закрыть вопрос» на поколение. Однако обнажились набиравшие силу подспудные тенденции, первым симптомом которых стал поступательный успех Партии независимости Соединенного Королевства (ПНСК) на местных, парламентских выборах и выборах в Европейский парламент за последние 20 лет. Лишь «несправедливость» мажоритарной системы оставила ПНСК с одним местом в британском Парламенте по итогам выборов 2015 года: будь система пропорциональной, ПНСК получила бы более 60 мест в Вестминстере (соответственно 12,6% голосов)2.

За послевоенный период безусловное доминирование двух основных партий - Консервативной и Лейбористской (ЛПВ) - сменилось ростом голосов, поданных за третьи партии. Так, с 1974 по 2015 год их доля повысилась с 1/5 до 1/3 голосов3. Росту доли голосов за малые партии способствовали кризисы в двух основных партиях.

Победы консерваторов на выборах 1979, 1983, 1987 и 1992 годов были обусловлены не только симпатиями избирателей, но в немалой степени глубоким кризисом в стане соперников-лейбористов. Недовольство в партии и в стране правлением М.Тэтчер, замена лидера партии и, соответственно, премьер-министра в середине срока правления (1991 г.) не помешала консерваторам выиграть выборы в 1992 году - партия лейбористов была «неизбираемой».

В 1980-х годах ЛПВ, сдвинувшись влево при М.Футе, переживала кризис. Манифест лейбористов к выборам 1983 года даже окрестили «самой длинной запиской самоубийцы в истории»

(the longest suicide note in history). Борьба в партии между «старыми левыми», выражавшими узкоклассовые интересы численно малого рабочего класса, и правыми (отражавшими интересы среднего класса) носила весьма острый характер. От партии откололась так называемая «банда четырех» (четыре представителя ее правого крыла). Они создали Социал-демократическую партию (СДП) в 1981 году, после того как Лейбористская партия выступила за одностороннее ядерное разоружение и выход страны из ЕЭС. Однако при мажоритарной системе выборов малые партии практически не имеют шансов на победу, и в 1988 году СДП присоединилась к либералам, которые с тех пор называются Партией либеральных демократов.

Консерваторы оставались у власти в течение 18 лет не потому, что были популярны, а до тех пор, пока Лейбористская партия не преодолела кризиса. В 1994 году лидером лейбористов стал Т.Блэр. Он завершил модернизацию партии, ее Устава и программы. Партия сдвинулась к центру политического спектра, предложив новое видение будущего страны, отстранила левых от руля партии, сохранив единство, и имела лидера, способного стать общенациональной фигурой. В 1997 году партия одержала триумфальную победу на парламентских выборах.

После поражения на выборах 1997 года Консервативная партия последовательно избирала лидеров, которые отражали интересы не только узкопартийные, но откровенно правые, не обладали харизмой, а острые внутрипартийные разногласия по вопросу об отношении к ЕС не позволяли составить внятную программу. Все эти факторы свидетельствовали о кризисе в стане тори. Только после избрания Д.Кэмерона лидером в декабре 2005 года - после третьего поражения на выборах - партия смогла обновиться.

Таким образом, ввиду кризиса Консервативной партии лейбористы оставались во власти уже после того, как привлекательность «нового лейборизма» потускнела, а ее лидер Т.Блэр скомпрометировал себя войной в Ираке. Сменив лидера в середине срока правления - Т.Блэра на Г.Брауна в 2007 году - лейбористы тем не менее не смогли одержать победу в 2010 году. Впрочем, чистую победу не одержали и консерваторы: Д.Кэмерон сформировал коалиционное правительство с либерал-демократами.

Любая политическая партия находится между Сциллой и Харибдой: сохранить «чистоту» идеологии, неизменное политическое лицо или привлечь более широкий круг избирателей. Мажоритарная система, способствуя крупным партиям, вынуждает политические силы разной направленности создавать «зонтичные» партии, искать компромисс, чтобы привлечь возможно более широкий круг избирателей. Однако выход на более просторное избирательное поле не гарантирует партии победу. Лидером партии должен быть политический деятель, способный стать общенациональной фигурой, а партия должна демонстрировать единство рядов (расколотые партии выборы не выигрывают).

Мы напоминаем недавнюю историю обеих партий, поскольку обе они показали, что императив завоевания государственной власти заставил их сдвинуться к центру, чтобы одной сбросить с себя имидж партии для богатых, а другой - имидж партии высоких налогов и непомерных госрасходов (tax-and-spend party).

Парламентские выборы 2015 года стали триумфальными для консерваторов. Во время избирательной кампании тори объявляли себя «партией трудящихся» (party for working people), а лейбористы - «партией фискальной ответственности» (party of fiscal responsibility), то есть они перекрашивались в цвета друг друга. На победу Консервативной партии сработало не только обещание Д.Кэмерона провести референдум по членству Британии в ЕС (широкая общественность, в отличие от «евроскептиков»-тори, его не требовала), но и запугивание гласной или негласной коалицией ЛПВ и Шотландской национальной партии (ШНП), «желавшей развалить Соединенное Королевство». Проиграв референдум о членстве Британии в ЕС, Д.Кэмерон вышел в отставку, и тори сменили лидера в период правления партии.

Пока внимание за пределами Британии приковано к брекзиту и новому правительству Соединенного Королевства во главе с Т.Мэй, в основной оппозиционной партии - Лейбористской - происходят драматичные события как вследствие брекзита, так и идейно-политического размежевания в стране. Они будут иметь долгосрочные последствия не только для самой партии, но и для государства.

Внутрипартийный кризис начался после всеобщих выборов в мае 2015 года, вступив в острую фазу после референдума. По традиции партийные лидеры, проиграв выборы, уходят в отставку. Освободил свой пост и лидер лейбористов Э.Милибэнд. Его сменил Дж.Корбин, представляющий левое крыло партии. Победу Корбину обеспечила процедура избрания, принятая в 2014 году на конференции партии при Э.Милибэнде. Она позволяет любому избирателю участвовать в выборах лидера ЛПВ - достаточно заплатить три фунта, подтвердить приверженность целям и ценностям Лейбористской партии, чтобы зарегистрироваться в качестве «сторонника» (supporter) партии. Статус сторонника партии, наряду с членом партии (full member) и членом аффилированного с партией профсоюза, наделяет его равным правом избрать лидера партии по системе альтернативного голосования. Верхушка партии рассчитывала тем самым потеснить левых (членов профсоюзов), но добилась прямо противоположного, в эмоциональном плане - шокирующего, результата. Как заявил создатель формулы лорд Коллинз, система, вопреки замыслу, привела к непредвиденным последствиям, позволив «купить право голосовать»4.

Десятки тысяч людей левых взглядов зарегистрировались в качестве «трехфунтовых» сторонников партии или ее членов. Действительно, численность партии после майских парламентских выборов стремительно росла. Так, в последние сутки регистрации сторонников партии поступило 160 тыс. заявок на голосование5. Количество заявок, поступивших через профсоюзы, удвоилось, возросла и численность членов партии. К середине августа электорат приблизился к 611 тыс. человек6.

Дж.Корбин получил 59,5% голосов: почти половину голосов полных членов партии (49,5%), около 60% голосов членов профсоюзов, более 70% голосов «трехфунтовых» сторонников партии, то есть прежде всего благодаря сторонникам партии. Энди Бэрнхем (его ближайший соперник и представитель правого центра в партии), ранее считавшийся фаворитом, - лишь 19% голосов7.

Дж.Корбин, депутат Парламента с 1983 года (более 500 раз голосовал против позиции своей партии8). Он с того времени поддерживает одностороннее ядерное разоружение Британии, был среди ключевых фигур в движении «Остановить войну» (Stop the War) против войны в Ираке, выступает за национализацию коммунальных служб, против сокращения социальных расходов государства, за права трудящихся, отмену платы за высшее образование, ренационализацию железных дорог, за отказ от ядерной системы «Трайдент» и выход страны из НАТО. Он считал возможным для Британии остаться в ЕС лишь в случае изменения трудового законодательства в пользу трудящихся. Корбин предлагал лейбористам отказ от мер «жесткой экономии» и новый тип политики. Его взгляды можно охарактеризовать как экономический этатизм и радикальный эгалитаризм. Неудивительно, что Д.Кэмерон и министр обороны в его правительстве М.Фэллон считали его «угрозой национальной безопасности страны»9.

Причины победы Дж.Корбина объясняются социальным составом его приверженцев (selectorate) - это молодые люди с высшим образованием (слишком молодые, чтобы помнить о 18 годах партии в оппозиции). Избиратели Дж.Корбина по сравнению с избирателями других кандидатов - люди политически активные, левых взглядов, бескомпромиссные. Они не поддерживают авиаудары по Сирии, негативно относятся к институту монархии. Среди них меньше людей с доходом выше среднего (26%) и высоким социальным статусом (36%), но вдвое больше тех, кто голосовал за либерал-демократов в 2010 году (18%), то есть против лейбористов во главе с непопулярным Г.Брауном и за подававшего надежды Н.Клегга (лидера Партии либеральных демократов - ПЛД). Большинство из них считает США «самой большой угрозой миру» (51%). Идеалистов также большинство (67% присоединились к словам Дж.Леннона: «Вы можете считать меня мечтателем»)10. Твердые левые составляют среди них большинство (74%), в то время как во всем электорате Британии таковых лишь 14% (лево-центристы - 19%, центр - 17%, правый центр - 19%, правые - 8%).

Таким образом, сторонники Корбина - это коалиция «старых левых» и молодежи протеста, нонконформистов, людей вдохновения, а не разума, рацио. Отринув прагматизм, они требуют идейной альтернативы, пусть и не рассчитывая на перемены в стране.

Так, Корбин выиграл у остальных кандидатов несмотря на то, что респонденты опросов из числа лейбористов и их сторонников отмечали более высокий уровень компетентности у других кандидатов и их способность привести партию к победе на следующих выборах (хотя последнее качество не превышало 25%). Корбин выиграл по моральным качествам - честный, принципиальный, мужественный11.

Важнейшее следствие данного опроса - неверие самих лейбористов в то, что кто-либо из кандидатов в лидеры сможет обеспечить приход партии к власти в 2020 году.

Соответственно, рациональной, но невыполнимой задаче завоевать власть низовое звено ЛПВ предпочло эмоциональный протест (причем внепарламентский) и поиски нового политического лица. Ведь Корбин заполнил идейный вакуум, возникший после того, как «новый лейборизм» и «третий путь» исчерпали себя. Попытки Э.Милибэнда разработать некую новую концепцию не удались: «ответственный капитализм», «синий лейборизм», лейборизм «одной нации» - все они носили столь эклектичный и вторичный характер, что сменяли одна другую, исчезая без следа. Стремление сохранить традиционную социальную базу (ныне численно малый рабочий класс и работников госсектора), но апеллировать и к среднему классу в итоге привели к идеологической непоследовательности и невнятности программы, которая уже принципиально не отличалась от программы основных политических конкурентов. Последние, кстати, многое переняли из «нового лейборизма». Лейбористская партия в этом отношении повторяет судьбу европейской мейнстримовской социал-демократии - жертвы собственного успеха.

Противники Корбина вначале предпочли дождаться его смещения с поста. Сразу начались дебаты о том, сможет ли Корбин - этот «Дональд Трамп лейбористов» - удержаться в качестве лидера в ближайшие два года или «трехфунтовые» сторонники Корбина сами «разойдутся по домам», что предоставит правым (умеренным, «вменяемым» лейбористам) возможность востребовать партию себе.

Конфликт в Лейбористской партии перешел в открытую фазу после референдума: произошел беспрецедентный бунт против ее лидера за вялую (lukewarm, lacklustre) агитационную кампанию в пользу членства в ЕС. Однако Корбин говорил правду: если Британия останется в ЕС, то поток иммигрантов («мобильных граждан ЕС», по терминологии Брюсселя) не иссякнет, что трудовое и социальное законодательство ЕС благоприятно для трудящихся, что Трансатлантическое торговое и инвестиционное партнерство ЕС с США (TTИП) - невыгодно Европе* (*В Германии вице-канцлер З.Габриэль, а во Франции Президент Ф.Олланд заявили в сентябре о провале переговоров по ТТИП.). Лидер лейбористов давал неоднозначный ответ на сложный вопрос, и именно за это члены его теневого кабинета массово вышли в отставку, а парламентская фракция лейбористов выразила ему недоверие (172:40 из 231), что послужило основанием для объявления выборов лидера партии. Правых больше волнует способность партии одержать победу на парламентских выборах и прийти к власти в стране, чтобы сбросить правительство консерваторов.

Отказ Корбина оставить пост лидера лейбористов после вотума недоверия вызвал негодование правых в партии. Накал страстей иллюстрировал эмоциональный и неэтичный призыв уже объявившего о своей собственной отставке(!) премьер-министра Д.Кэмерона: отказ Корбина «в интересах моей партии, но не в интересах нации. Ради всего святого, парень, уходи»12.

Единственным соперником Корбина остался Оуэн Смит, 46-летний журналист Би-би-си, который впервые стал депутатом Парламента в 2010 году, но быстро продвинулся, занимая посты в теневом кабинете лейбористов. Он лоббирует интересы компании «Пфайзер», был среди тех, кто голосовал за недоверие Корбину. В отличие от последнего, который считает, что следует немедленно начать выход из ЕС, Смит высказывался за второй референдум уже по соглашению Британии с ЕС относительно «развода», отражая мнение «ремейнъяков» («Remainiacs»).

Сам Корбин уступать не собирался, ссылаясь на убедительный мандат от рядовых членов партии на выборах лидера в 2015 году. В преддверии и после референдума в партию вступило более 100 тыс. человек13. В течение месяца после референдума и до окончания регистрации для голосования на выборах лидера вступило еще 130 тыс. человек14. На этот раз Национальный исполнительный комитет постановил, что принять участие в голосовании имеют право те, кто вступил в партию до 12 января 2016 года, а «сторонники» должны внести в партийную кассу уже 25 фунтов стерлингов (еще одна мера с целью отсечь левых). Однако бумеранг вернулся к противникам Корбина: 70% сторонников намерены были голосовать за Корбина15. Два самых крупных профсоюза Unite и Unison поддержали Корбина, еще два крупных профсоюза GMB и USDAW поддержали О.Смита.

Борьба в партии разгорелась вокруг процедурных вопросов, имевших существенное воздействие на исход выборов: должен ли действующий лидер партии так же, как и претендент, заручиться поддержкой депутатов, чтобы баллотироваться (в 2016 г. 20% фракции в национальном и Европарламенте, или 51 депутат). Вопрос вовсе не формальный: дело в том, что Корбин получил в 2015 году поддержку 35 депутатов-лейбористов (как и требовалось тогда) и смог выставить свою кандидатуру только по той причине, что некоторые депутаты поставили свои подписи лишь с целью «расширить внутрипартийную дискуссию» (widen the debate). К ним относился и Садик Хан, новый мэр Лондона пакистанского происхождения, сменивший на этой должности Б.Джонсона, ныне министра иностранных дел в правительстве Мэй. На этот раз С.Хан выступил против Корбина. Национальный исполком партии постановил, что кандидатура действующего лидера партии должна быть внесена в список для голосования без подписей депутатов. Противники Корбина подали в суд, но проиграли.

На конец августа, согласно опросам, Корбин опережал своего соперника во всех категориях респондентов (возраст, пол, регион, даже независимо от голосования на референдуме), кроме одной - членов партии со стажем до парламентских выборов 2015 года (32%). Причем большинство сторонников Корбина убеждены, что их кандидат сможет выиграть парламентские выборы, в отличие от сторонников Смита (33%)16. Некоторые члены теневого кабинета, осознавая неизбежную победу Корбина, заранее объявили, что в случае его победы вернутся в теневой кабинет.

Ситуация в партии обострилась и в связи с намерением Корбина ввести обязательный отбор (mandatory reselection) кандидатов партии от избирательных округов17. Поясним: до сих пор местные отделения партии, единожды одобрив кандидатуру для участия в парламентских выборах, уже не имели права выставить иную до тех пор, пока депутат не проиграет выборы. В связи с тем, что к выборам 2020 года количество избирательных округов будет сокращено с 650 до 600, а границы округов будут пересмотрены с целью создать округа, более равные по численности избирателей, процедура будет неизбежна.

Речь между тем идет о том, чтобы отбор сделать обязательным к каждым выборам. Сторонники Корбина полагают, что депутаты со временем отрываются от своих избирателей, не отражая их интересов, что процедура отзыва депутата недейственна и в целом верхушка партии движется вправо, а избирательный корпус лейбористов - влево. Отбор и призван укрепить связь депутатов с избирателями, по мысли левых, и вызовет междоусобицу, по мнению правых. Процедура была введена в 1980-х годах под влиянием представителя левого крыла Т.Бенна, но ее отменил Н.Киннок, поведя партию к центру политического спектра. Действительно, партийные активисты на местах, как правило, левее депутатов. На ней ныне настаивает профсоюз Unite, но на ежегодной конференции ЛПВ вопрос на голосование не поставят.

Еще одна процедура будет выставлена на голосование на ежегодной конференции: Э.Милибэнд отменил традицию в ЛПВ, согласно которой партийная фракция избирала членов теневого кабинета (а лидер распределял портфели среди них), но в 2011 году Милибэнд добился ее отмены в пользу единоличного назначения членов теневого кабинета лидером партии. Корбин выступает за выборы теневого кабинета членами партии, стремясь расширить действие демократических принципов, что неудивительно, поскольку низовое звено поддерживает именно Корбина. Парламентская фракция, по понятным причинам, - за избрание теневого кабинета именно фракцией.

Помимо процедурных баталий отметим и такой факт, как активизация форм прямого политического участия. До недавнего времени численность основных трех партий (Консервативной, Лейбористской и Партии либеральный демократов) в Британии снижалась, а малых - повышалась (ПНСК, ШНП - особенно после проигрыша партии на референдуме о независимости Шотландии в 2014 г.). В ЛПВ устремился поток сторонников как после выборов 2015 года, так и после брекзита. Снижение численности рядов основных партий относили за счет того, что «модернизаторы», пришедшие к руководству своих партий, предпочитали распространять политическую информацию через СМИ, особенно телевидение, и Интернет через голову партийных активистов, не склонных сдвигаться к политическому центру.

Работа спин-докторов (политтехнологов) была нацелена на один и тот же сегмент электората - колеблющихся (а стало быть, в центре политического спектра) избирателей в маргинальных округах. Вместе с тем спин-доктора рассчитывали на то, что традиционная социальная база останется лояльной. Отсюда при эклектичности и схожести партийных программ несоразмерно возросла персонификация политики. «Сострадательный консерватизм», «прогрессивный консерватизм», «красный торизм», которые разрабатывали при Д.Кэмероне, также канули в Лету. При равном рейтинге Консервативной и Лейбористской партий в выборе пары - «премьер-министр - министр финансов» (Кэмерон - Осборн) - от Консервативной партии и Милибэнд - Боллс - от Лейбористской - респонденты отдавали предпочтение последней паре.

Подспудно назревавшее отчуждение традиционной социальной базы от «своей» политической партии вылилось в абсентеизм и в поддержку третьих партий. От Консервативной партии избиратели отворачивались в сторону ПНСК, а внутри партии усиливались евроскептики. Избиратели Лейбористской партии также отдавали голоса ПНСК (пусть в меньших масштабах), а в Шотландии переходили к ШНП. За неимением альтернативной политической структуры к партии примкнули «трехфунтовые» сторонники левого толка, причем благодаря ошибке «блэритов» и вопреки их намерениям.

Электоральный успех ШНП и ПНСК (в смысле полученных голосов), победа евроскептиков в Консервативной партии и «корбинитов» в ЛПВ свидетельствуют о том, что под руководством «модернизаторов», нацеливших свои партии на завоевание власти в ущерб принципам, обе партии достигли опасной черты - утраты отличительного политического лица. Низовое звено «возвратило им лицо», а государственная власть осталась у консерваторов. Вероятно, страну ждет «реполяризация».

В последнее время партийные собрания местных отделений ЛПВ, как и митинги, стали массовыми и оживленными. Станет ли партия похожей на партии протеста, вроде «Подемос» или «Сиризы»? Идеологическое противостояние еще не оформлено концептуально. Пожалуй, с середины 1990-х годов, «третьего пути» новых лейбористов Т.Блэра, политические силы не сформировали сколь-нибудь значимые «большие идеи» (big ideas), способные увлечь общество: ни лейбористы, ни консерваторы. Очевидно, «-измы» на период выхода страны из ЕС могут и не появиться.

Обозреватели указывают на то, что перед лейбористами рано или поздно вновь встанет цель победить на выборах: иным способом страну не изменить18. Партия, возможно, получит довольно значительную поддержку избирателей на местных выборах, на выборах региональных, дополнительных, а также выборах в Европарламент (что продемонстрировала ПНСК). Однако всеобщие парламентские выборы касаются не локальных вопросов или проблем, далеких от повседневных нужд электората. Они касаются судеб страны. До тех пор пока британские избиратели в целом занимают центристские позиции, лейбористам в центр возвращаться придется (если только не сдвинется влево общественное мнение).

24 сентября 2016 года лейбористы избрали нового «старого» лидера - Дж.Корбина. Он получил 61,8% голосов - больше, чем в 2015 году, - при более высокой явке (77,6%). В голосовании участвовало свыше полумиллиона человек из 654,006 имевших право голоса - Лейбористская партия стала самой крупной в Европе. Дж.Корбин получил неоспоримое большинство во всех трех категориях: 59% - члены партии, 70% - зарегистрированные сторонники (опросы подтвердились), 60% - члены аффилированных с ЛПВ профсоюзов19.

Повторное избрание Корбина лидером лейбористов будет, скорее всего, означать установление шаткого перемирия в партии. Обе стороны пойдут на временный компромисс. Во-первых, британская избирательная мажоритарная система не благоприятствует малым партиям, поэтому правое крыло ЛПВ не заинтересовано в расколе (учитывая уроки раскола в начале 1980-х гг. при М.Футе). Во-вторых, противники Корбина намерены дождаться следующих парламентских выборов (маловероятных досрочных или очередных в 2020 г.), на которых ЛПВ, по их мнению, проиграет. Лишь малая часть общества разделяет взгляды Корбина, слишком левые для большинства. Проиграв на следующих выборах, Корбин вынужден будет уйти в отставку с поста лидера ЛПВ, после чего правые в партии рассчитывают взять реванш.

Из-за острых разногласий, которые на время будут приглушены, партия к следующим выборам не успеет добиться единства своих рядов (а расколотые партии выборы не выигрывают), не будет иметь лидера, способного стать общенациональной фигурой, не успеет сформулировать единую программу, которая привлекла бы избирателей из политического центра.

ПНСК, добившись на референдуме решения в пользу брекзита, будет находиться в поисках новой политической повестки дня, поэтому значительная часть ее избирателей (12,6%) может отойти к консерваторам.

На выборах в шотландский парламент в мае 2016 года консерваторы заняли второе место, потеснив лейбористов. Рейтинги Корбина в Шотландии чрезвычайно низки.

Пересмотр границ избирательных округов (2018 г.) и снижение их количества с 650 до 600 к всеобщим выборам 2020 года также благоприятствует тори (лейбористы могут потерять до 30 мест в Парламенте).

Следовательно, высока вероятность того, что из-за кризиса в ЛПВ Консервативная партия под руководством Т.Мэй останется во главе страны до 2025 года независимо от внутрипартийных разногласий по брекзиту. Вопрос лишь в том, назначит ли Т.Мэй досрочные парламентские выборы (а для этого парламентское большинство - консерваторы - должны будут выразить недоверие собственному правительству).

Маятник двухпартийной системы замедлил движение на 18 лет правления консерваторов (1979-1997 гг.) и 13 лет правления лейбористов (1997-2010 гг.). Задержится ли движение маятника на 15 лет правления консерваторов (2010-2025 гг.)?

1EU Referendum results / The Electoral Commission // URL: http://www.electoralcommission.org.uk/find-information-by-subject/elections-and-referendums/upcoming-elections-and-referendums/eu-referendum/electorate-and-count-information; EU referendum: full results and analysis // URL: http://www.theguardian.com/politics/ng-interactive/2016/jun/23/eu-referendum-live-results-and-analysis; EU referendum: How the results compare to the UK's educated, old and immigrant populations // URL: http://www.telegraph.co.uk/news/2016/06/24/eu-referendum-how-the-results-compare-to-the-uks-educated-old-an/

2Election-2015. Results // URL: http://www.bbc.com/news/election/2015/results

3 «The Blair Effect». Little, Brown and Company / Seldon A. (ed). London, 2001. P. 175; 2005 General election results summary / UK Political Info // URL: http://www.ukpolitical.info/2005.htm; 2010 General election results summary / UK Political Info // URL: http://www.ukpolitical.info/2010.htm; Election 2015 results // URL: http://www.bbc.com/news/election/2015/results

4Labour peer regrets 'buy a vote' election rules // URL: http://www.bbc.com/news/uk-politics-37452165

5Labour leadership contest: the final days. Labour leadership: Candidates chase final votes - BBC News. 09.09.2015 // URL: http://www.bbc.com/news/uk-politics-34196290

6Labour leadership: Huge increase in party's electorate - BBC News. 12.08.2015 // URL: http://www.bbc.com/news/uk-politics-33892407

7Dominiczak P., Wilkinson M. Labour leadership election: How the party voted // URL: http://www.telegraph.co.uk/news/politics/labour/11860439/Labour-leadership-election-How-the-party-voted.html

8Jeremy Corbyn: Who is Labour's new leader? // URL: http://www.bbc.com/news/uk-politics-34218294

9Stone J. David Cameron claims Jeremy Corbyn is a 'threat to national security' // The Independent. 13 September 2015 // URL: http://www.independent.co.uk/news/uk/politics/david-cameron-claims-jeremy-corbyn-is-a-threat-to-national-security-10498651.html

10Sayers F. “You may say that I’m a dreamer”: inside the mindset of Jeremy Corbyn’s supporters // URL: https://yougov.co.uk/news/2015/08/27/you-may-say-im-dreamer-inside-mindset-jeremy-corby/

11Kellner P. Why Jeremy Corbyn’s supporters don’t care about winning // Prospect magazine. August 12, 2015 // URL: http://www.prospectmagazine.co.uk/blogs/peter-kellner/why-jeremy-corbyns-supporters-dont-care-about-winning

12'For heaven's sake man go!' Cameron DEMANDS Corbyn resign 'for sake of the nation' at PMQs // URL: http://www.express.co.uk/news/politics/684466/Jeremy-Corbyn-Labour-PMQs

13McTernan J. Is the Labour Party just about Jeremy Corbyn-or is it bigger than that? // URL: http://www.prospectmagazine.co.uk/politics/labour-party-jeremy-corbyn-membershi-surge

14http://www.bbc.com/news/uk-politics-36654418

15Labour leadership election: Corbyn leads Smith by 24 points // URL: https://yougov.co.uk/news/2016/08/30/labour-leadership-election-corbyn-leads-smith-24/; YouGov / Times Survey Results URL: https://d25d2506sfb94s.cloudfront.net/cumulus_uploads/document/0cpa7iw5l7/TimesResults_160830_LabourSelectorate.pdf

16Ibid.

17Mandatory Reselection of MPs Should Be the Norm for British Political Parties, Not a Scandalous and Controversial Idea // URL: http://www.dailyglobe.co.uk/comment/mandatory-reselection-mps-norm-british-political-parties-not-scandalous-controversial-idea/

18Big question: is Labour heading for a split? // URL: http://www.prospectmagazine.co.uk/blogs/prospector-blog/big-question-is-labour-heading-for-a-split-join-labour 24.07.15.

19Labour leadership: Jeremy Corbyn defeats Owen Smith // URL: http://www.bbc.com/news/uk-politics-37461219

Великобритания. Евросоюз > Внешэкономсвязи, политика > interaffairs.ru, 20 октября 2016 > № 1939739 Елена Ананьева


Великобритания. Евросоюз > Внешэкономсвязи, политика > interaffairs.ru, 30 июля 2016 > № 1850842 Елена Ананьева

Брекзит: голосовали сердцем

Елена Ананьева, Руководитель Центра британских исследований Института Европы РАН, кандидат философских наук

«Политическое цунами», «экзистенциальный кризис», «не столь уже Соединенное Королевство» - так оценивала британская пресса итоги референдума о членстве Британии в ЕС (23 июня 2016 г.). Британцам предложили дать простой ответ на сложный вопрос, схожий с тем, который в III веке до н. э. задали древнегреческому философу Менедему: «Перестал ли ты бить своего отца?»

Рискованную игру Д.Кэмерон вел не в первый раз. После выборов 2010 года либеральные демократы в качестве условия участия в коалиционном правительстве вместе с консерваторами выдвинули требование провести референдум об избирательной системе. Замена мажоритарной системы на близкую к пропорциональной могла весьма негативно сказаться на положении Консервативной партии (как и любой крупной партии), но ради прихода к власти Д.Кэмерон согласился с условием либдемов. Через год либдемы референдум проиграли. В 2014 году состоялся референдум о независимости Шотландии. За две недели до шотландского референдума доли сторонников и противников независимости опасно сравнялись, и Д.Кэмерон мог стать премьер-министром, развалившим страну. В обоих случаях Д.Кэмерону удалось добиться результата, совпадавшего с его позицией. В третий раз он проиграл.

Брекзит: кто виноват?

Напомним, что называется, «историю вопроса» для понимания общей ситуации. Именно Д.Кэмерон в январе 2013 года дал обещание провести референдум, стремясь умиротворить евроскептиков в собственной партии, чтобы не допустить раскол в ней в преддверии парламентских выборов 2015 года. Дело в том, что часть партийной элиты консерваторов постоянно выступала за парламентский суверенитет страны против диктата наднационального Брюсселя, а расколотые партии выборы не выигрывают. Вторая задача - предотвратить отток избирателей от тори к Партии независимости Соединенного Королевства (ПНСК) Н.Фараджа. ПНСК однозначно выступала за выход Британии из ЕС и набирала голоса.

Дать обещание было сравнительно легко. Дело в том, что референдум невозможно было провести, пока правительство носило коалиционный характер (то есть до выборов в мае 2015 г.), поскольку в него входила «проевропейски» настроенная Партия либеральных демократов. К тому же задолго до выборов все опросы общественного мнения указывали на то, что по их итогам будет сформирован «подвешенный парламент» (hung parliament). Отсюда следовало: правительство снова будет коалиционным (с консерваторами или без), что освобождало бы Д.Кэмерона от обещания.

Однако жизнь опрокинула все прогнозы и опросы: Консервативная партия одержала убедительную победу на выборах благодаря мажоритарной системе голосования (ПНСК завоевала лишь один мандат), и Д.Кэмерону, выигравшему «битву», пришлось выполнять обещание. Таким образом, именно премьер-министр, пытаясь решить узкопартийные задачи, поставил под удар стратегические интересы страны (ведь, по его мнению, Британия должна остаться в ЕС). Премьер уже однопартийного правительства превратился в заложника собственных маневров для решения тактических задач, причем поле для них все сужалось. В результате ему предстояла «война» - решение более сложной и судьбоносной для страны проблемы.

Так же было и с референдумом о независимости Шотландии. Д.Кэмерон отказался внести в бюллетень для голосования второй вопрос (о расширении полномочий региона - «деволюция-макс»), полагаясь на многолетние опросы, которые свидетельствовали о существенном доминировании противников независимости. Однако доля сторонников независимости незадолго до референдума поползла вверх, превысив 50%. В результате, чтобы не проиграть «войну», ему пришлось обещать «деволюцию-макс» накануне референдума. Шотландия проголосовала против независимости, но государственное устройство и политическая система Соединенного Королевства ныне подвергаются серьезным испытаниям.

Правительство консерваторов, выполняя предвыборное обещание, внесло законопроект о референдуме в Парламент, но попыталось техническими деталями способствовать положительному исходу предстоявшего голосования по членству Британии в ЕС. Сам вопрос референдума первоначально был сформулирован следующим образом: «Должно ли Соединенное Королевство остаться членом ЕС?» Д.Кэмерон учел уроки референдума о независимости Шотландии, на котором вопрос был сформулирован так, что сторонникам единства страны пришлось вести «негативную» кампанию, предлагая ответить «нет» на вопрос «Должна ли Шотландия быть независимой страной?» (Should Scotland be an independent country?), в то время как Шотландская национальная партия (ШНП) вела «позитивную» кампанию, что, по мнению аналитиков, обеспечивало ей некоторую фору.

Формулировка вопроса референдума по ЕС вызвала возражения Избирательной комиссии, поскольку, как указала комиссия, не всем в стране было известно о том, что страна входит в Евросоюз. Со своей стороны, евроскептики возражали против формулировки, поскольку она подспудно подталкивала к положительному ответу. Отсюда - вопрос был изменен: «Должно ли Соединенное Королевство остаться в ЕС или выйти из ЕС?» Социологические замеры различных агентств по опросу общественного мнения показали, что изменение вопроса референдума с соответствующим изменением варианта ответа - с «Да/Нет» (первоначальная формулировка правительства) на «Остаться/Выйти» (формулировка принятого закона)- приводит к некоторому снижению доли сторонников членства Британии в ЕС. Конечно, следует учитывать, что ответ при опросе не требует столь же высокой гражданской ответственности, как при непосредственном заполнении бюллетеня в кабине для голосования.

Другая деталь - сроки объявления референдума. Премьер-министр предполагал объявить о дате референдума за четыре недели (когда должна начаться официальная кампания). Однако оппозиция (Лейбористская партия и Шотландская национальная партия) и евроскептики-тори добились того, чтобы правительство не смогло провести «поспешный» (snap) референдум (то есть в момент благоприятной для себя политической конъюнктуры): о дате референдума оно обязано было объявить за четыре месяца до голосования.

К тому же правительству не удалось размыть «правило паранджи» («purdah» rule), принятое Парламентом в 2000 году. Оно гласит, что члены правительства и служащие органов власти не имеют права высказываться по теме референдума после начала официальной кампании и расходовать государственные деньги на пропаганду точки зрения правительства. Таким образом, руководство страны утратило свой «административный ресурс», потерпев первое поражение в Парламенте (285:312). Против предложения правительства проголосовали 37 «бунтарей» - парламентариев от правящей партии тори, включая пять бывших министров и председателя «Комитета 1922 года» - влиятельного объединения депутатов-заднескамеечников от тори.

Волатильное общественное мнение

Что касается общественного мнения, то британцы в большинстве считали, что референдум по членству Британии в ЕС необходим («за» - более 60%, 24% - «против»)2. Однако их представления о действительных отношениях страны с ЕС были искажены. Так, еще за полтора года до референдума рядовые граждане полагали, что взнос страны в бюджет ЕС примерно в четыре раза выше, чем на самом деле. Они также были убеждены, что недавних иммигрантов в стране вдвое больше в общем населении страны, чем в реальности - 24,4% вместо 13%3.

Более того, общественное мнение в Британии относительно ЕС было весьма волатильно, подвижно - за планку в 50% выходили доли и сторонников, и противников членства страны в ЕС4. Данные Евробарометра показывали, что на протяжении нескольких лет твердых сторонников членства Британии в ЕС - примерно 30%, а твердых сторонников выхода из ЕС - примерно 20%. Не испытывали британцы и чувства евроскептицизма более выраженно, чем граждане других стран ЕС. Отношение к ЕС британцы меняли в зависимости от представлений о состоянии экономики в этом интеграционном объединении5. Отметим, что лишь 25% респондентов полагали, что при отрицательном исходе референдума Британия действительно выйдет из ЕС: 41% респондентов считали, что при подобном результате последуют новые переговоры и второй референдум6.

Борьба разгорается

Еще до начала официальных переговоров с ЕС в Британии разгорелась острая внутриполитическая борьба, и в ход шли запрещенные приемы. Например, достоянием гласности стала просьба президента Конфедерации британской промышленности (КБП) к правительству не «заигрываться» с переговорной позицией, не выставлять чрезмерно амбициозные требования и не провоцировать разлад с Брюсселем. Скандальность ситуации заключалась в том, что КБП должна была бы высказать свое мнение после завершения переговоров с ЕС.

Евроскептики на переговорные требования Британии (письмо Д.Кэмерона председателю Европейского совета Д.Туску) откликнулись, естественно, скептически: «И это все?» (Is that it?)7. Кэмероном были недовольны и сторонники ЕС (завышенные требования), и его противники (слишком малы).

Полемика выплеснулась и во внешнеполитическую сферу. Недовольство Британии своим положением в ЕС накладывалось и на противоречия внутри ЕС - между «старой» и «новой» (проамериканской) Европой, между национальным руководством стран-членов и евробюрократией в Брюсселе, между богатым Севером и бедным Югом Европы. Противоречия обострились в связи с греческим долгом, миграционным кризисом на фоне укрепления позиций евроскептиков по всему ЕС.

Не обошлось и без вмешательства США. Так, Вашингтон предупреждал Лондон, что отношения США с ЕС как институтом укрепляются и что «сильный голос Британии в ЕС - в американских интересах». Чем ближе был референдум, тем тон США был резче: как откровенную попытку повлиять на исход референдума расценили в Британии заявление главы Торгового представительства США М.Фромана, что США не станут подписывать с Британией отдельное соглашение о ЗСТ в случае ее выхода из ЕС. Возмущение в Британии Фроман вызвал по той причине, что прежде работал в структуре ЕС по оценке степени евроинтеграции, а это свидетельствовало о конфликте интересов. Учитывая позицию США, возникал вопрос, как быть при заключении соглашения о Трансатлантическом торговом и инвестиционном партнерстве (ТТИП) между США и ЕС, если Британия выйдет из Евросоюза: переводить в трехсторонний формат, включив Британию, что весьма замедлит процесс?

Германия, в принципе, прислушивалась к Соединенному Королевству, понимая, что Европа стала «разноскоростной»; Франция выступала против Европы «a la carte», где каждая страна выдвигает свои условия. К союзникам Британии можно было отнести Данию, Швецию, Нидерланды. В то же время Испания и Бельгия серьезно возражали против стремления Британии отказаться от движения к «более тесному союзу». Страны Восточной Европы - против ограничений свободы передвижения рабочей силы, поскольку 1,3 млн. человек из стран «новой» Европы проживают в Британии. Отметим, более половины (688 тыс.) - из Польши (508 тыс. работают). Поляки стали вторыми по численности после выходцев из Индии (бывшей британской колонии) среди рожденных за рубежом. Согласно данным последней переписи населения (2011 г.), польский становится вторым «основным» языком в стране после английского в Англии и валлийского в Уэльсе8. Отношения Польши с Британией по вопросу свободы передвижения рабочей силы в ЕС ухудшились.

Между тем с референдумом надо было спешить: неопределенность негативно влияла на экономику Британии, а в 2017 году предстоят выборы президента Франции и выборы в Бундестаг Германии.

Внешняя политика Британии, как и внутренняя, находилась под сильным воздействием референдума о членстве страны в ЕС. Дело не столько в самой сути договоренностей с ЕС, которых достиг премьер-министр в феврале 2016 года, сколько в их восприятии в стране. Ни «твердых» евроскептиков, ни «твердых» еврооптимистов было не переубедить. Первые объявили, что Д.Кэмерон у ЕС «попросил полбатона, согласился на ломоть, а привез крохи». Вторые заранее, еще до оглашения содержания «сделки» Британии с Евросоюзом, объявили о победе премьер-министра.

Разногласия в партии тори выплеснулись наружу в конце марта, когда бывший лидер партии, ярый евроскептик И.Дункан Смит, министр по делам труда и пенсий в правительстве Д.Кэмерона, вышел из него, заявив, что бюджет, представленный министром финансов Дж.Осборном, подрывает концепцию и практику «сострадательного консерватизма». Предлог был несоразмерным действию И.Дункана Смита (сокращение пособий для инвалидов). Его цель - ослабить позиции правительства и особенно Дж.Осборна, которого расценивали как возможного преемника Д.Кэмерона на посту лидера партии. В отношении Дж.Осборна маневр удался, да и некоторые иные ошибки последнего (угроза более жесткого бюджета в случае выхода страны из ЕС) вывели его из круга преемников Д.Кэмерона. Ранее о своей поддержке выхода Британии из ЕС заявил политический тяжеловес и еще один возможный претендент на лидерство в партии бывший мэр Лондона Б.Джонсон.

Он полагал, что США никогда бы не согласились ограничить свой суверенитет и свою демократию режимом, подобным установленному в ЕС, а потому расценил позицию США как «лицемерную»9. В результате имидж тори пострадал и почти сравнялся по нисходящей с рейтингом лейбористов. Напомним, что перед парламентскими выборами 2015 года избиратели считали, что из всех возможных вариантов однопартийное правительство консерваторов было бы «наименее нежелательным». Таким образом, обе ведущие партии проигрывали в глазах общественного мнения.

Среди лейбористов также не было единства, а ШНП предполагала начать борьбу за новый референдум о независимости Шотландии в случае негативного исхода июньского референдума.

Британский бизнес в целом был настроен в пользу членства Британии в ЕС. Конфедерация британской промышленности привела возможные потери страны от выхода из ЕС (1 млн. рабочих мест и 100 млрд. ф. ст.)10, однако агентство «Moody’s» полагало, что потери Британии будут небольшими и она их быстро компенсирует. Банк Англии предупредил о серьезных рисках.

В полемику пытались втянуть и монарха: газета «Сан» вышла с заголовком «Королева поддерживает брекзит». Букингемский дворец, защищая политическую нейтральность монарха, предпринял беспрецедентную меру, направив жалобу в Независимую организацию по стандартам в прессе11.

Основной аргумент Д.Кэмерона для внутренней аудитории: членство Британии в ЕС - это вопрос не только экономической, но и национальной безопасности страны; Британия не должна попасть в положение подчиняющегося правилам других (подобно Норвегии по отношению к ЕС - rule-taker), вместо того чтобы самой их устанавливать (rule-maker). Следовательно, Британия должна остаться в ЕС.

Д.Кэмерон и министр иностранных дел Ф.Хэммонд, уговаривая британцев голосовать на референдуме за членство страны в ЕС, называли Россию одним из главных бенефициаров от брекзит (наряду с ИГИЛ)12. Создавалось впечатление, будто референдум затеяла «коварная» Россия. Между тем Москва не высказывала свои оценки и никоим образом не пыталась воздействовать на общественное мнение в Соединенном Королевстве.

Самих британцев, как показывали опросы, больше всего беспокоила не «российская угроза», а иммиграция из стран ЕС. Характерно, что искаженные представления вовсе не приблизились к действительности даже в разгар агитационной кампании перед референдумом (май 2016 г.), когда на британцев обрушился поток информации с обеих сторон. Опрос агентства Ipsos MORI13 свидетельствовал о том, что подданные Ее Величества по-прежнему превратно судили о ключевых проблемах, по которым им предстояло принять историческое решение.

Британцы считали, что граждане ЕС, проживающие в стране, составляют 15% населения, в то время как их всего 5%, причем сторонники выхода Британии из ЕС полагали, что их 20%, а сторонники членства в ЕС - что их 10%. В любом случае, и те и другие завышали долю мигрантов из ЕС, как и долю иммигрантов извне ЕС. Точно так же респонденты завышали долю взносов Британии в бюджет ЕС, а в действительности в 2014 году ее взнос составил 11% бюджета ЕС. Что касается животрепещущего вопроса о пособиях на детей, которые Британия выплачивает мигрантам из ЕС, то четыре из десяти британцев завышали эту долю от 40 до 100 раз по сравнению с действительной (0,3%).

Представления о демократии в ЕС также были слабыми: лишь 60% респондентов знали, что депутатов Европарламента избирают в каждой стране. Британцы полагали, что 27% бюджета ЕС составляют расходы на административный аппарат ЕС (на деле - 6%). Примечательны и представления о доле инвестиций ЕС в Британию: британцы были убеждены, что она составляет 30% вместо реальных 48%. В то же время они считали, что доля Китая составляет 19% вместо 1% в действительности. К тому же британцы перед референдумом были уверены, что брекзит не затронет их личный кошелек.

По большей части британцы желали бы сохранить доступ к европейским рынкам, но не участвовать в политическом союзе14. Их мнение также зависело, как видим, от стереотипного представления о ЕС, а не от знания фактов, и от популярности правительства на момент референдума.

Позиция внешних игроков

Президент Б.Обама нанес визит в Британию в апреле, чтобы убедить британцев в пользе ЕС и тяжелых последствиях брекзита. Обаме британцы доверяли (мало доверяя Кэмерону), но не прислушивались. К своему президенту присоединились видные бывшие и действующие официальные лица. Бывшие министры финансов США, госсекретари, министры обороны, директора ЦРУ и советники по национальной безопасности написали письма в газету «Таймс»15. Командующий силами США в Европе предупредил об ослаблении НАТО в случае выхода Британии из ЕС. С ним был согласен и генеральный секретарь НАТО Й.Столтенберг.

Германия и Франция, проведя трудные переговоры с Соединенным Королевством, выступали против выхода Британии из ЕС.

Всплеск в Британии в январе антироссийской риторики (публикация доклада по «делу Литвиненко», два фильма Би-би-си о «богатстве» В.Путина и вероятном сценарии начала третьей мировой войны) был неслучайным: его использовали как рычаг давления при переговорах с ЕС, накануне обнародования стратегии НАТО в Европе в конце января, а после переговоров с ЕС уже непосредственно для влияния на исход референдума16.

Общественное мнение Британии по-прежнему было расколото (37:38, 44:42) по разным категориям при значительной доле неопределившихся, за которых и шла борьба17. Учитывая неизбежное обострение миграционного кризиса к лету (хотя Британия не входит в Шенгенскую зону) и теракты в Брюсселе в марте, а также рекомендацию премьер-министра проголосовать на референдуме за членство Британии в ЕС, вопрос оставался открытым.

Крупный бизнес выступал за «бремейн» (Bremain), а мелкий и средний, который раздражает бюрократическое регламентирование со стороны Брюсселя, - за брекзит. Обе стороны, Bremain и Brexit, неизбежно упрощали аргументацию, причем не стесняясь в методах. Парламентский комитет осудил обе стороны за некорректное ведение полемики и манипулирование цифрами.

За неделю до референдума доля сторонников брекзита превысила долю сторонников членства Британии в ЕС.

Брекзит: «перестал ли ты бить своего отца»?

Не сумев примирить евроскептиков и еврооптимистов в партии консерваторов, пытаясь избежать раскола в стане тори и оттока избирателей к ПНСК, премьер-министр Д.Кэмерон прибегнул к средству прямой демократии, вынеся вопрос об отношениях Британии с ЕС из партийных кулуаров на референдум. Система сдержек и противовесов (checks and balances), которая складывалась веками для примирения позиций сторон, методы представительной демократии в образцовой, как ранее считали, англосаксонской демократии, были отринуты. Конституционные изменения обычно требуют квалифицированного большинства голосов. Однако в Британии историческое судьбоносное решение было принято пусть с бесспорным, но не столь значительным перевесом голосов (51,9:48,1) при беспрецедентной явке в 72%. Некоторые обозреватели считают, что Британия явила не пример демократии, а сыграла в русскую рулетку.

После голосования за брекзит появились юридические выкладки относительно возможности игнорировать или прямо объявить необязательными результаты референдума решением Парламента (большинство депутатов против выхода страны из ЕС). Однако итоги носят обязательный характер, а не консультативный. Об этом однозначно заявлял премьер-министр перед референдумом, но, главное, с политической точки зрения игнорировать «волю народа» невозможно.

Насколько будут соблюдены, как требует западная классическая политическая теория демократии, интересы меньшинства в 48%, уже выразившего свое активное неприятие брекзита на демонстрациях и в петиции за повторный референдум?

Страна расколота: молодежь в большинстве (75%) голосовала за «бремейн», старшее поколение - за брекзит; в меньшинство входят Шотландия и Северная Ирландия, убедительным большинством высказавшись в пользу ЕС; мегаполисы - за «остаться», малые города и глубинка - за «выйти».

Ставки повышаются: Шотландия намерена провести повторный референдум о независимости по ЕС, поскольку регион настроен в пользу членства в Евросоюзе. Первый министр Шотландии Н.Стерджен нанесла визит в Брюссель, но при всей благожелательности руководства ЕС Шотландия не вправе вести «сепаратные» переговоры с Евросоюзом. Северная Ирландия не желает иметь «границу на замке» с Ирландией. Лондон заявил, что в переговорах о выходе Британии из ЕС будут принимать участие представители всех четырех регионов страны, но на июль 2016 года (момент написания статьи) оставалось слишком много неясностей, вызванных и тем, что страна-член впервые покидает ЕС, и тем, что в Британии наступил кризис политического лидерства.

Политический кризис

Выиграв «сражение», но проиграв «войну», премьер-министр Д.Кэмерон объявил о своей отставке. Партия тори приступила к выборам нового лидера и, соответственно, премьер-министра. О характере и методах внутрипартийной борьбы недвусмысленно свидетельствует драматичная интрига с выдвижением кандидатур. Среди пятерых - министр внутренних дел Т.Мэй, наиболее опытный политический деятель из всех номинантов, лишь под давлением осторожно высказалась перед референдумом за «бремейн». Вслед за ней выставил свою кандидатуру министр юстиции М.Гоув. Он был личным другом Д.Кэмерона, но активно выступал в лагере противников ЕС, будучи правой рукой лидера «брекзитеров» Б.Джонсона, казалось бы, естественного претендента на пост лидера партии после референдума. Ранее неоднократно утверждая, что лично не готов к роли премьер-министра, М.Гоув пришел к «трудному выводу», что Б.Джонсон не способен быть премьер-министром, а потому выставляет свою собственную кандидатуру. Б.Джонсон вслед за заявлением М.Гоува объявил, что не будет участвовать в выборах. Парламентская фракция, где поэтапным голосованием оставляют на усмотрение членов партии две кандидатуры, не прошла мимо предательства М.Гоува - его забаллотировали.

К 9 сентября рядовые члены партии должны избрать лидера партии из двух кандидатур - Т.Мэй и заместителя министра энергетики А.Лидсом, не обладающей политическим и государственным опытом, сравнимым с опытом Т.Мэй. Активно участвовавшая в кампании за брекзит А.Лидсом пользуется поддержкой Б.Джонсона и И.Дункана Смита.

Однако нехватка политического опыта и сказалась: оскорбительное замечание А.Лидсом в адрес соперницы, несмотря на извинения, вызвало столь сильное неприятие общественности, что А.Лидсом сняла свою кандидатуру. Таким образом, Т.Мэй стала премьер-министром, как и Г.Браун, без борьбы. Фактическая «коронация» лидера тори и, соответственно, премьер-министра ставит этический вопрос о досрочных выборах, чтобы получить мандат избирателей, хотя законом парламентские выборы в таких случаях не предусмотрены.

Т.Мэй, заявив, что «брекзит - это брекзит», полагает, что статью 50 Лиссабонского договора о процедуре выхода страны из ЕС следует ввести в действие лишь к концу года, когда определятся переговорные позиции Британии.

Примечательно, что не только в Консервативной партии сменился лидер, но и в Лейбористской партии произошел беспрецедентный бунт против ее лидера Дж.Корбина за вялое (lukewarm) ведение кампании в пользу ЕС. Однако Дж.Корбин говорил правду, что если Британия останется в ЕС, то поток иммигрантов (мобильных граждан ЕС, по терминологии Брюсселя) не иссякнет, что трудовое и социальное законодательство ЕС благоприятно для трудящихся, что Трансатлантическое торговое и инвестиционное партнерство ЕС с США невыгодно Европе.

Лидер лейбористов давал неоднозначный ответ на сложный вопрос, за что члены его «теневого кабинета» массово вышли в отставку, а 80% членов парламентской фракции лейбористов выразили ему недоверие. В преддверии и после референдума в партию вступили более 100 тыс. человек18, однако остается вопрос о том, с какой целью - поддержать Дж.Корбина или сместить его. Бросила ему вызов А.Игл, министр «теневого кабинета» Дж.Корбина (вышла из «теневого кабинета» после референдума). Сам Дж.Корбин уступать не собирается, ссылаясь на убедительный мандат от рядовых членов партии на выборах лидера в 2015 году.

Обострить кризис в Лейбористской партии пытаются и консерваторы. Действующий до 9 сентября премьер-министр Д.Кэмерон и основной претендент на пост лидера партии тори Т.Мэй заявили, что голосование по модернизации ядерной системы «Трайдент» на подводных лодках «Вэнгард» должно состояться в Палате общин до летних парламентских каникул 21 июля. Ранее предполагалось, что голосование состоится осенью, но данный вопрос вызывает острые разногласия в стане лейбористов (лидер партии Дж.Корбин - «против», большинство в парламентской фракции партии - «за»).

Следовательно, помимо претензий к Дж.Корбину за «тусклую» (lackluster) кампанию по референдуму прибавятся серьезные внутрипартийные противоречия и по ядерному оружию. Осложняет ситуацию в партии и публикация Доклада Чилкота о причинах и ходе войны в Ираке, который окончательно дискредитировал Т.Блэра. Отметим, что в марте 2003 года А.Игл голосовала за военную кампанию в Ираке и впоследствии всегда голосовала против расследования обстоятельств, приведших к этой войне. Некоторые обозреватели предрекают либо раскол партии с выходом из нее крайне левого крыла, либо ее маргинализацию.

Лидер ПНСК Н.Фарадж объявил о своей отставке. Его партии также предстоит избрать нового лидера. ПНСК рассчитывает привлечь сторонников лейбористов, которые в надежных лейбористских округах массово голосовали за брекзит.

«Демократический дефицит»

Европейская элита уже осознала, что пора проводить реформы, что пора устранить «демократический дефицит» в ЕС. Недаром премьер-министр Нидерландов после брекзита представил на саммите ЕС итоги апрельского референдума по ассоциации Украины с ЕС, хотя ранее заявлял, что референдум носит консультативный характер и на ратификацию соглашения об ассоциации референдум не повлиял.

Следует отметить все же, что британцы, голосуя сердцем, а не разумом, отразили поднявшиеся и в Европе настроения против истеблишмента, против элит, получающих выгоду от глобализации и не желающих прислушаться к мнению людей, против растущего неравенства в доходах. Популизм поднимается не сам по себе - это симптом назревшего нарыва, ответственность за который несут элиты. Британцы выразили общие настроения, характерные для Европы и США, где популярна кандидатура Д.Трампа на пост президента США. Однако популизм опасен и тем, что в Британии получило название презрения к «экспертам». «Голосование сердцем» по сложнейшим вопросам может стать тенденцией.

Более того, как ни запугивали «российской угрозой» премьер-министр и министр иностранных дел, британцы этим страхам не поддались. В России приняли результаты референдума, хотя Президент В.Путин отметил, что «и для Великобритании, и для Европы в целом, и для нас это, конечно, будет иметь последствия. Если сама организация этого референдума и последующие имеющиеся уже сегодня результаты не что иное, как самоуверенность и поверхностное отношение к решению судьбоносных вопросов для своей собственной страны, да и для Европы в целом со стороны руководства Великобритании, то последствия уже будут иметь глобальный характер, повторяю, они неизбежны; они будут и со знаком плюс, и со знаком минус. Рынки, конечно, просядут, они уже просели. В среднесрочной перспективе все восстановится, безусловно. Что там будет больше - плюсов или минусов, - покажет жизнь, покажет практика. Это выбор подданных Великобритании. Мы никак в это не вмешивались, не вмешиваемся и вмешиваться не собираемся»19.

Представляется, что характер российско-британских отношений особо не изменится. Они были неровными и до вступления Британии в ЕЭС в 1973 году.

С экономической точки зрения брекзит не очень сильно повлияет на российско-британские двусторонние торгово-экономические отношения: их объем не был столь значителен, а в связи с украинским кризисом снизился вдвое, производственными цепочками наши страны связаны мало. Однако косвенные потери для России могут быть существенными. Например, России небезразлично положение лондонского Сити как финансового центра, где торгуют акциями ведущих российских компаний - «Газпрома», «Роснефти», «Лукойла», Сбербанка, «Татнефти», «Мегафона», «Русагро». Брекзит может негативно отразиться на экономике других стран ЕС, с которыми у России налажены более разветвленные связи (Голландия, Кипр, в свою очередь, тесно связанные с Британией). Брекзит может отрицательно сказаться на сохранности российского золотовалютного запаса - возможно его обесценение, если снизится курс евро.

С политической точки зрения брекзит, с одной стороны, может быть выгоден России, поскольку именно Британия занимает в ЕС самые жесткие антироссийские позиции наряду с Польшей и Прибалтикой, влияя на позицию ЕС в целом. С другой стороны, Британия, несомненно, станет укреплять «особые отношения» с США. Да и у США достаточно рычагов воздействия на ЕС. Симптоматично, что в день открытия варшавского саммита НАТО (8-9 июля 2016 г.) руководство ЕС и НАТО подписали совместное заявление об укреплении сотрудничества.

Собственно, сама неопределенность ситуации и смещение баланса сил внутри ЕС может негативно сказаться на России. Станет ли Германия безраздельно доминировать в ЕС? Последует ли за брекзитом «эффект домино», который вызовет неизбежное обострение противоречий в Европе в непосредственной близости от российских границ? Подобные вопросы представляют для России отнюдь не академический интерес. Так что «заинтересованность» России в брекзите, скорее, блеф тех, кто был готов на любые средства ради оправдания цели, которой с боем добиваются, предварительно самим себе создав проблему.

 1The European Referendum Question. 2015. 3 September // URL: http://ukpollingreport.co.uk

 2Raines Th. Research paper. Internationalism or Isolationism? // The Chatham House-YouGov Survey. Europe programme. Jan 2015 // URL: http://www.chathamhouse.org/publication/internationalism-or-isolationism-chatham-house-yougov-survey

 3Яковенко А.В. Европейская дилемма Британии // Россия в глобальной политике // URL: http://www.globalaffairs.ru/diplomacy/Evropeiskaya-dilemma-Velikobritanii-17400

 4EU referendum poll tracker and odds // URL: http://www.telegraph.co.uk/news/newstopics/eureferendum/11617702/poll.html

 5Haughton T. Farewell Britannia? «Issue Capture» and the Politics of David Cameron’s 2013 EU Referendum Pledge (with Nathaniel Copsey) // Journal of Common Market Studies. Vol. 52. 2014. P. 74-89.

 6Ibid.

 7Donald Tusk: Deal on UK's EU renegotiation «very tough». 12.11.2015 // URL: http://www.bbc.com/news/uk-politics-34803222

 8Polish workers in UK consider strike over anti-immigrant rhetoric. 04.08.2015 // URL: http://www.telegraph.co.uk/news/uknews/immigration/11783297/Polish-workers-in-UK-consider-strike-over-anti-immigrant-rhetoric.html; Census 2011: Polish becomes the second language // URL: http://www.telegraph.co.uk/news/uknews/immigration/9836825/Census-2011-Polish-becomes-the-second-language.html

 9Boris Johnson: Americans would never accept EU restrictions - so why should we? // URL: http://www.telegraph.co.uk/news/newstopics/eureferendum/12192893/Americans-would-never-accept-EU-restrictions-so-why-should-we.html

10EU referendum: CBI warns of UK exit «serious shock» // URL: http://www.bbc.com/news/uk-politics-eu-referendum-35855869

11Queen «Brexit» story: Grayling rejects Labour's inquiry call // URL: http://www.bbc.com/news/uk-politics-eu-referendum-35805132

12Ф.Хэммонд признался после референдума, что лишь «строил предположения» относительно логики Москвы // URL: https://regnum.ru/news/polit/2154513.html

13The Perils of Perception and the EU // URL: https://www.ipsos-mori.com/researchpublications/researcharchive/3742/The-Perils-of-Perception-and-the-EU.aspx. 09.06.2016.

14Preferences for Britain's future role in Europe // URL: https://www.ipsos-mori.com/researchpublications/researcharchive/3381/Preferences-for-Britains-future-role-in-Europe.aspx. 2015. 26 October.

15URL: http://www.thetimes.co.uk/article/this-special-relationship-needs-a-strong-europe-with-britain-at-its-core-kjhkwr2qw; http://www.thetimes.co.uk/edition/comment/special-relationship-and-uks-clout-in-europe-s5c59f8fw

16David Cameron: Brexit would be «gamble of the century» // URL: http://www.telegraph.co.uk/news/politics/david-cameron/12176325/David-Cameron-Brexit-would-be-gamble-of-the-century.html 27/02/2016

17The YouGov view: Leave is ahead but fundamentals favour Remain // URL: https://yougov.co.uk/news/2016/02/24/yougov-view-eu-referendum-polling/; EU referendum: Provincial England versus London and the Celts // URL: https://yougov.co.uk/news/2016/03/24/eu-referendum-provincial-england-versus-london-and/; EU Referendum poll tracker // URL: bbc.co.uk›news/uk-politics-eu-referendum-36271589

18McTernan J. Is the Labour Party just about Jeremy Corbyn or is it bigger than that? 2016. 8 July. // URL: http://www.prospectmagazine.co.uk/politics/labour-party-jeremy-corbyn-membershi-surge

19Ответы на вопросы журналистов // URL: http://www.kremlin.ru/events/president/transcripts/52264

Великобритания. Евросоюз > Внешэкономсвязи, политика > interaffairs.ru, 30 июля 2016 > № 1850842 Елена Ананьева


Нашли ошибку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter