Всего новостей: 2604829, выбрано 8 за 0.006 с.

Новости. Обзор СМИ  Рубрикатор поиска + личные списки

?
?
?  
главное   даты  № 

Добавлено за Сортировать по дате публикации  | источнику  | номеру 

отмечено 0 новостей:
Избранное
Списков нет

Карцев Дмитрий в отраслях: Внешэкономсвязи, политикавсе
Карцев Дмитрий в отраслях: Внешэкономсвязи, политикавсе
Германия > Внешэкономсвязи, политика > carnegie.ru, 4 июля 2018 > № 2678322 Дмитрий Карцев

Правая колонна. Почему Меркель приходится уступать собственным министрам

Дмитрий Карцев

Искать у конфликта ХДС и ХСС исключительно конъюнктурные поводы – значит недооценивать масштаб разногласий между «сестрами». За их противоречиями стоит глубокая ментальная трансформация всего Запада: появление новой убежденности, что развитый западный мир имеет право закрыться от всего остального. Среди причин трансформации – обычная смена поколений, постепенный уход со сцены тех, кто рос с постколониальным комплексом и чувством ответственности за бывшие земли своих империй (а в Германии еще и за две мировые войны)

Полгода ушло на формирование четвертого кабинета Ангелы Меркель, а спокойно проработать он смог всего три месяца – ровно до того как в середине июня министр внутренних дел Германии Хорст Зеехофер представил дорожную карту по борьбе с иммиграцией. Она состояла из 64 пунктов, и 63 из них полностью устроили канцлера Меркель. Но против одного она возразила.

Через несколько дней это вылилось в публичный спор в правительстве и парламенте; затем – в слова Зеехофера, что он «больше не может работать с этой женщиной», якобы произнесенные им на закрытой встрече с однопартийцами; еще немного погодя – в ультиматум, выдвинутый Ангеле Меркель и заставивший заговорить о возможном распаде коалиции.

Проблем в немецкой правящей коалиции действительно ждали, но от социал-демократов, которые вступили туда неохотно, лишь под угрозой новых выборов. А тут лидером раскольников оказался Хорст Зеехофер, который представляет Христианско-социальный союз – баварского союзника общегерманского Христианско-демократического союза Меркель. Две партии выступают одним предвыборным блоком всю послевоенную историю страны. Немцы называют их «партиями-сестрами»: у ХДС нет своего отделения в Баварии, ХСС никогда не выдвигает собственных кандидатов в других федеральных землях. Теперь «семья» на грани распада.

Пункт Зеехофера

Повод, то есть тот самый 64-й пункт Зеехофера, – предложение в обязательном порядке высылать из Германии нелегальных иммигрантов, которые зарегистрированы в другой стране Евросоюза. Правовой статус беженцев в Европе сейчас регулирует Дублинский регламент, принятый в 1990 году и с тех пор несколько раз модифицированный. Согласно ему, иммигранта регистрируют в стране его прибытия в Европу. Подать запрос на убежище можно в любой другой стране, но до тех пор, пока запрос не принят, ответственность за беженца несет государство, которое его зарегистрировало.

В то же время Шенгенское соглашение позволяет человеку, который уже оказался внутри его границ, дальше передвигаться свободно. Но это не отменяет того, что любая страна Евросоюза имеет право выслать иммигранта, который еще не получил убежище, в страну его регистрации.

На практике, однако, для беженца существует множество исключений: если в государстве, куда он приехал, уже проживают его родственники; если он сумеет доказать, что в той стране, где он зарегистрирован, не созданы приемлемые условия проживания – а это совсем не сложно, если речь идет, скажем, о Балканах. Поэтому случаи высылки довольно редки. А Зеехофер предложил сделать именно высылку приоритетной мерой.

Меркель выступила категорически против по двум причинам. Во-первых, это почти автоматически, вопреки Шенгенскому соглашению, означало бы возвращение полноценного контроля на границах Германии (сторонники Зеехофера возражают, что мигранты, как правило, не летают «Люфтганзой» и не пользуются «Дойче Баном», и где они переходят границу, и так хорошо известно). Во-вторых, и это самое главное, Меркель опасалась, что немецкий пример окажется заразительным и другие страны начнут массово возвращать нелегалов на юг и юго-восток Европы. После этого о европейском единстве можно будет забыть. Поэтому Меркель настаивала, что Германия должна принимать решения только в согласии с европейскими партнерами.

Конфликт лидеров ХДС и ХСС можно было попробовать списать на личные качества Зеехофера. Он действительно отличается неуживчивостью и еще в начале 90-х ушел с поста министра здравоохранения из-за спора с тогдашним канцлером Гельмутом Колем. Но на этот раз, к немалому удивлению и участников, и наблюдателей, конфликт быстро перерос из личного в партийный. После жесткого обмена репликами, в котором соратники усердствовали едва ли не больше, чем главные герои, Зеехофер выдвинул Меркель ультиматум: до конца июня договориться с Евросоюзом об общем решении. В противном случае он грозился самостоятельно, без одобрения канцлера выставить свой план на голосование в Бундестаге.

Мастер компромисса, Меркель постаралась отчасти учесть пожелания Зеехофера и ХСС. На саммите ЕС, прошедшем 28–29 июня, после многочасовых переговоров свободное передвижение иммигрантов по Европе было объявлено «угрозой», что канцлер смогла предъявить как свое достижение. Но как конкретно с этой угрозой бороться, решено не было. Меркель так и не достигла четких двусторонних договоренностей об условиях высылки с южными странами. В результате Зеехофер назвал итоги переговоров Евросоюза «неэффективными» и пригрозил уйти в отставку с поста министра внутренних дел и лидера ХСС. Кризис продолжился.

Два уровня Меркель

Самое простое объяснение происходящего, оно же самое первое, оно же особенно раздражающее оппонентов ХСС, – что правящая баварская партия решила так повысить себе рейтинг накануне осенних выборов в земельный парламент. Опросы показывают, что впервые за многие десятилетия союз рискует лишиться абсолютного большинства, а на второе место всерьез претендует «Альтернатива для Германии», которая раскручивает именно антииммигрантскую повестку. Это неслучайно: Бавария приняла на себя главный в Германии удар во время кризиса 2015–2016 годов, когда через ее границу в страну пытались попасть сотни тысяч беженцев.

Правда, сейчас ничего похожего не наблюдается: два последних года приток нелегальных иммигрантов снижается и уже приблизился к показателям докризисного 2014 года. И именно это заставляет те немецкие медиа, которые в этом конфликте сочувствуют Меркель, – а это большая часть тех СМИ, что называются респектабельными, – упрекать лидеров ХСС в популизме и игре на ксенофобских страхах избирателей.

С другой стороны, в тех же самых респектабельных немецких СМИ можно прочитать, что глубинные причины миграционного кризиса до сих пор не преодолены, а значит, стоит ждать его повторения в обозримом будущем. Одни и те же медийные лидеры сначала пугают новым обострением, а потом возмущаются, что этот страх начинает работать как политический инструмент.

Но искать у конфликта ХДС и ХСС исключительно конъюнктурные поводы – значит недооценивать масштаб разногласий между «сестрами». Отношения между ними и раньше не были идеальными – неслучайно ХДС и ХСС никогда не были единой партией. Но в последние годы противоречия приобрели ярко выраженный идеологический характер. ХСС не просто куда радикальнее требует ограничения иммиграции. Его представители, в том числе и Зеехофер, неоднократно называли ислам «чуждым» для Германии, что явно диссонировало с политкорректным тоном Меркель.

А самое неприятное для канцлера состоит в том, что и среди ее родного ХДС нет единства по таким вопросам. Внутри ХДС успела оформиться стойкая консервативная оппозиция, наличие которой заставляет некоторых экспертов говорить о том, что среди Зеленых линия Меркель популярнее, чем в собственной партии.

Это противоречие растет из того, что Меркель все чаще приходится выступать в качестве не немецкого, а общеевропейского лидера, а ее оппоненты, напротив, ощущают тесную связь с землей (в обоих немецких смыслах), которую опасаются потерять. Позиция канцлера кажется более взвешенной и стратегически разумной, поскольку направлена на сотрудничество, а не на изоляцию. Но, как показывает опыт последних лет, именно попытки опередить свое время могут затормозить прогресс и развитие (если понимать их в широком либеральном смысле), как мало что другое. Барака Обаму сменил Дональд Трамп. Волна иммиграции в Европу, ставшая возможной благодаря политике открытых границ, привела к правопопулистскому ренессансу в добром десятке стран Евросоюза.

Немногие политические силы идентифицируют себя с теми наднациональными структурами, которые представляют лидеры, подобные Меркель. Общеевропейские институты ощущаются как реальные до тех пор, пока доверие к лидерам достаточно сильно, чтобы некритично относиться к их политическому видению. Стоит доверию пошатнуться, – а, по данным последних опросов, число сторонников и противников отставки Меркель почти сравнялось, – как другие политики начинают искать основы, к которым можно вернуться, на которые можно опереться и, главное, защитниками которых можно предстать в глазах избирателей. Национальная и региональная идентичность тут, естественно, в первых рядах.

Примирение с поворотом

На пике напряжения казалось, что союз ХДС и ХСС обречен. То ли ХСС покинет его и станет самостоятельной силой: на национальном уровне в возможном союзе с «Альтернативой для Германии» или только в Баварии с националистической повесткой, по типу каталонских сепаратистов и бывшей Лиги Севера в Италии. То ли ХДС поглотит ХСС, превратив его во что-то вроде своего регионального отделения.

Но в итоге «сестры» все же договорились: Зеехофер остается на посту, а Меркель согласилась на компромисс. Не зарегистрированных в Германии иммигрантов будут высылать в специальные транзитные центры с экстерриториальным статусом, которые предполагается создать на границе с Австрией. Там беженцы будут ожидать своей участи – разрешат ли им остаться в Германии или отправят дальше в страну регистрации.

Такой компромисс похож на сигнал о правом повороте ХДС, где приняли подход баварских партнеров в отношении иммигрантов. Не так быстро и не так ярко, как в Австрии или Италии, но внутри немецкого правительства тоже усиливаются позиции тех, кто симпатизирует неформальному правому интернационалу, развернувшемуся от Будапешта до Вашингтона.

Критики обращают внимание на парадокс: правые лидеры оказывают друг другу всевозможную моральную поддержку, но при этом требуют прямо противоположных вещей, которые ведут только к углублению раскола. Немцы и австрийцы – разрешить высылать иммигрантов в Италию и на юго-восток Европы; итальянцы и юго-восточные страны, наоборот, – разделить с ними ответственность за вновь прибывших иммигрантов; Трамп тем временем – прикрыть двери американских рынков для производителей из Европы, защитниками которых представляют себя его правые европейские как бы единомышленники.

Но за этими противоречиями стоит единство в главной ментальной трансформации: появление новой убежденности, что развитый западный мир имеет право закрыться от всего остального. У этой трансформации множество глубинных причин, среди которых есть и обычная смена поколений – постепенный уход со сцены тех, кто рос с постколониальным комплексом и чувством ответственности за бывшие земли своих империй (а в Германии еще и за две мировые войны).

Не факт, что за этим обязательно стоит возвращение в эпоху конкурирующих национальных государств в чистом виде. Скорее это попытка создать более гомогенный наднациональный союз, в котором трудноуловимая культурная близость важнее, чем формальные политические и институциональные атрибуты. Поэтому среди прочего путинская Россия для европейских правых куда ближе, чем пока еще более демократическая Турция.

Неслучайно лидер ХСС Зеехофер имеет в Германии репутацию «друга Путина», а его партия, кажется, вполне может оседлать этот тренд в немецкой политике. А может, его оседлает не только ХСС, а весь обновленный блок ХДС/ХСС, если противники Меркель среди христианских демократов, сочувствующие идеям баварских партнеров, возьмут верх и в партии – это, пожалуй, самый реалистичный вариант, при котором межпартийный союз может сохраниться на длительное время.

В любом случае правительственный кризис в Германии явно не закончился: против транзитных зон, ставших уступкой Меркель для ХСС, еще с прошлого кризиса категорически выступали другие партнеры по коалиции – социал-демократы. Они опасаются, что такие зоны превратятся в гигантские гетто. Тем более что совершенно неясно, что будет, если страны регистрации просто откажутся принимать у себя беженцев из высланных этих транзитных зон.

Так что Ангелу Меркель ожидают еще не одни утомительные переговоры, где ей предстоит проявить свой неординарный талант с помощью бюрократических деклараций сохранять статус-кво, который, по большому счету, давно никого не устраивает.

Германия > Внешэкономсвязи, политика > carnegie.ru, 4 июля 2018 > № 2678322 Дмитрий Карцев


Германия > Внешэкономсвязи, политика > carnegie.ru, 17 мая 2018 > № 2610037 Дмитрий Карцев

Третья фолькспартай. Почему «Альтернатива для Германии» – это надолго

Дмитрий Карцев

Роль вечной оппозиции обещает «Альтернативе для Германии» широкие возможности для роста и превращения в полноценную общенациональную партию. Более того, именно в этом качестве правые радикалы нужны сегодняшнему истеблишменту. Не слишком изученная особенность западных политических режимов состоит в том, что порой они легитимизируют себя не благодаря собственным успехам, а через противопоставление худшим альтернативам. Например, «Альтернативе для Германии»

В многомесячных переговорах о формировании нового немецкого правительства безусловным победителем оказался только один. «Альтернатива для Германии» не просто закрепилась в статусе третьей и главной оппозиционной силы в немецкой политике. По результатам некоторых опросов она теперь опережает по популярности Социал-демократическую партию и замахнулась на следующую высоту – стать общенародной партией, по-немецки Volkspartei. То есть такой, которая пользуется определенной поддержкой во всех слоях общества и в силу этого претендует на то, чтобы самой формировать кабинет министров.

Соблазнительно объяснить зашкаливающие за 15% рейтинги «Альтернативы» разочарованием избирателей в изнурительных кабинетных играх. Но даже сейчас, когда коалиция наконец сформирована, цифры поддержки партии уверенно превышают ее показатели на сентябрьских парламентских выборах и близки к показателям социал-демократов. Приходится признать, что только протестом дело не исчерпывается. «Альтернатива» нашла избирателя, который поддерживает ее вне зависимости от внешних обстоятельств. У партии появился ядерный электорат, и это несмотря на серьезные внутренние проблемы.

В свое время «Альтернатива» создавалась как объединение ученых, журналистов и функционеров средней руки, как правило, близких к Христианско-демократической партии и недовольных слишком глубокой интеграцией Германии в европейские структуры. Трудно было заподозрить, что за ультралиберальной критикой скрываются немецкий национализм, исламофобия и приверженность традиционным ценностям в том духе, который проще всего описать как путинский. Но именно это подсознание нового движения привлекло в него новых членов и сделало по-настоящему массовым.

С тех пор два крыла «Альтернативы» так и пребывают в сложном диалектическом взаимодействии. С одной стороны, они нужны друг другу. Либералы, не столь уж далекие от мейнстримного истеблишмента, своим авторитетом легитимируют идеи правых радикалов. Те, в свою очередь, превращают кружок по интересам высоколобых интеллектуалов в нечто большее. С другой – вся эта система регулярно скатывается к неизбежным внутренним конфликтам, в которых, как с тревогой отмечают немецкие эксперты, всякий раз побеждают именно правые радикалы.

Драматичная внутрипартийная борьба идет на глазах у почтенной публики. Со всеми малоприятными подробностями, взаимными уколами и компрометирующими разоблачениями. Но, несмотря на это, «Альтернатива» выстояла, сохранила и даже немного укрепила социологические позиции. А никто из бывших и казавшихся такими харизматичными лидеров, покинувших партию из-за несогласия с однопартийцами, так и не смог создать политическую силу, сравнимую по популярности.

«Альтернатива» стала самоценным брендом. Избиратель голосует не за людей, которые борются за верховенство в партии, а за нее саму. А значит, «Альтернатива» не рассеется быстро, словно кошмарный сон немецкой элиты.

Партия тревоги нашей

Успех «Альтернативы» невозможно объяснить в рамках традиционных политологических моделей, где партии представляют какой-то слой или группу интересов. Именно поэтому проще всего наклеить на нее ярлык «популистской», что политологи и особенно журналисты с охотой делают. Но, строго говоря, те же самые модели давно неактуальны и для ведущих немецких политических сил.

В последние годы создается впечатление, что на социально-демографическом портрете избирателя СДПГ и ХДС изображен один и тот же человек. У свободных демократов он лишь немногим богаче, а у Зеленых чуть образованнее. Скорее именно избиратель «Альтернативы» (а также Левой партии) имеет ярко выраженные черты – именно те, что раньше были присущи типичному стороннику социал-демократов. Это с большой вероятностью рабочий со средним или чуть ниже доходом.

Популярное объяснение отправляет «Альтернативу» на восток Германии, акцентируя внимание на том, что на территории бывшей ГДР она получила 22%, почти на десять пунктов больше, чем в среднем по стране. Ход мысли здесь такой: глубинный раскол страны не преодолен, но стоит этим всерьез заняться, как «Альтернатива» сойдет со сцены.

Загвоздка в том, что население западных земель в несколько раз превышает число жителей восточных. И в абсолютных цифрах выше вклад в итоговый успех тех 11%, которые поддержали «Альтернативу» на западе страны. Германия действительно остается разделенной с электоральной точки зрения, но «Альтернатива» стала общенациональной партией.

В поисках ответа на вопрос, что объединяет сторонников «Альтернативы», немецкие социологи обращаются к более глубоким исследованиям их политических мотиваций. Незадолго до прошлогодних выборов Фонд Ханса Бёклера выпустил большое исследование, согласно которому общая удовлетворенность немцев положением дел в стране и в собственной жизни сочетается с неуверенностью в том, что это надолго.

Экономическую ситуацию в Германии как хорошую или очень хорошую оценили 56% опрошенных, при этом почти столько же – 55% – признались в тревоге за будущее собственных детей, а 49% – за свою старость. Среди избирателей «Альтернативы» тех, кто «никогда хорошо не жил, не собирается и привыкать», еще больше – 67%.

Политические выводы из этих социологических наблюдений сводятся, однако, к тому, что эти страхи не более чем массовая фрустрация, не имеющая под собой никаких объективных оснований. А успех «Альтернативы» объясняется тем, что она направила эти фрустрации на «врага» – сначала на евро и Евросоюз, потом на мигрантов. Иными словами, нужно немного поднять пенсии, снизить налоги, увеличить выходное пособие и уменьшить длительность рабочего дня – и все, не будет никакой «Альтернативы».

Неясно только, почему именно та политика, которая имела своим побочным эффектом появление «Альтернативы», должна Германию от нее и избавить?

Против озеленения Германии

Стараясь подчеркнуть «популизм» «Альтернативы», ее называют, помимо прочего, «партией одной темы». Но чисто формально у «Альтернативы» тем как минимум две: «расцвет Европы» и исламизация Германии – и то и другое в ущерб коренному населению страны. И потом, если на то пошло, для немецкой политики партии одной темы не такая уж редкость. Эту претензию трудно предъявить ХДС или социал-демократам, но в полной мере можно Зеленым, особенно на первом этапе их истории.

Упоминание Зеленых тут неслучайно. Одно из возможных объяснений успехов «Альтернативы» – отдаленные последствия тихой политической революции конца 1970-х – начала 1980-х, которая ввела политизированных экологов в парламентскую политику. В 1968 году молодые люди левых взглядов готовились строить баррикады и бросать бомбы (а некоторые и бросали) в коррумпированных политиков с нацистским прошлым, десять лет спустя они уже сидели в креслах Бундестага, а еще через несколько десятилетий занимали министерские посты.

Широким кругам немецкого общества была непонятна, чужда и даже подозрительна их увлеченность «тремя М»: Марксом, Мао и Маркузе. Но стоило левым отказаться от догматической фразеологии и сосредоточиться на животрепещущей в эпоху ядерной гонки теме защиты окружающей среды, как это немедленно конвертировалось в голоса избирателей.

История успеха Зеленых обычно подается в качестве примера того, как работающая демократия успешно канализирует протестные настроения. Меньше внимания уделяется тому, как радикальное, но сплоченное меньшинство постепенно трансформирует нормы и язык общественной жизни. Именно этого за последние десятилетия сумели добиться вчерашние леваки, заставив традиционный истеблишмент думать о гендерном равноправии и говорить на политкорректном языке.

Вовсе не случайно идеологи «Альтернативы», с одной стороны, называют Зеленых своими главными врагами, а с другой – призывают учиться у философа Антонио Грамши, еще одного пророка нового левого движения, который и подсказал им методы трансформации политического дискурса без применения насилия. Именно это и пытается сегодня сделать «Альтернатива». Когда ее отец-основатель Александр Гауланд с трибуны Бундестага напоминает о том, что в новой правительственной программе, в отличие от предыдущей, наконец появилось упоминание о «первоочередности интересов немцев», он фиксирует дискурсивную победу своей партии.

Темы, которые раскручивает «Альтернатива», – результат того, что левый поворот политических практик оказался слишком резким. Многие немцы, очевидно, поддерживали ограничение ядерных испытаний и контроль над атомной энергетикой. Но ни разу не голосовали за мультикультурализм или легализацию однополых браков, которые также оказались зашиты в левый политический дискурс.

Зеленых с их тотальной толерантностью в кругах, близких к «Альтернативе», воспринимают как тех, кто проложил дорогу в Германию зеленому знамени ислама. Изменение культурного ландшафта за явным преимуществом обогнало изменение массового сознания, а потому воспринимается как злонамеренный обман со стороны элиты.

Успех «Альтернативы» – предсказуемое, пусть и задержавшееся движение маятника общественных настроений в обратную сторону. Вопрос только в том, не окажется ли и оно слишком сильным и не станет ли угрозой для демократии как таковой? Авторитарный уклон – второе наряду с популизмом обвинение, предъявляемое «Альтернативе».

Альтернатива демократии?

По опросам, вера германского общества в демократию необычно велика для сегодняшнего дня. В то время как в других странах растет интерес к авторитарным режимам и запрос на сильную руку, немцы остаются образцовыми демократами. В ходе прошлогоднего опроса Pew лишь 4% немцев высказались в поддержку военного правления, 6% – за сильного лидера. Для сравнения: в США таких 17% и 22%, в Великобритании 15% и 26% соответственно.

Невозможно объяснить успех «Альтернативы» в таком обществе, если, как уверяют ее противники, она является партией антидемократического выбора. Зато кое-что проясняют опросы, в которых исследуется отношение не к теоретической демократии, а к реально существующей политической системе.

Одобрение ее в Германии опять же выше, чем в большинстве других западных стран. Pew констатирует, что 73% немцев удовлетворены тем, как работает демократия в их стране. Больше только в Швеции и Нидерландах, а в тех же США, например, этим довольны немногим более половины опрошенных. Но при этом, согласно данным Фонда Ханса Бёклера, среди избирателей «Альтернативы» 60% не считают политический режим ФРГ демократическим. То есть уже сегодня партия сплачивает недовольное меньшинство.

Более подробное исследование отношения немцев к политической системе говорит о том, что половина опрошенных придерживается мнения, что нынешний политический курс отвечает их запросам меньше, чем интересам других слоев общества. И это, в свою очередь, потенциал для электорального роста «Альтернативы».

Успехи «Альтернативы» – не результат роста антидемократических настроений. Напротив, они отражают растущие сомнения в демократичности нынешней политической системы. И неслучайно, что если в целом по стране использование прямой демократии для решения ключевых вопросов поддерживают 74% немцев, то среди сторонников «Альтернативы» этот уровень на десять пунктов выше.

Чуть ли не каждого нового лидера «Альтернативы» встревоженные журналисты сравнивают с фюрером. Но если бы они просто подсчитали, сколько было за последние годы этих новых фюреров, то убедились бы, что, по крайней мере пока, «Альтернатива», напротив, остается партией с широким разнообразием мнений и развитой культурой компромисса. Многочисленные дебаты и бурное обсуждение политики партии не разочаровывают избирателей, а скорее убеждают их в правильности сделанного выбора. В «Альтернативе» для Германии уж точно нет проблем со сменяемостью власти. Чего не скажешь о самой Германии.

Очевидно, четвертый срок лидера – тяжелое испытание для любой политической системы. Но затянувшееся правление Меркель – лишь самое вопиющее проявление общего тренда, который состоит в том, что современная система управления слишком сложна для восприятия широкими слоями общества. Постоянно возрастает количество решений, которые приходится принимать в короткие сроки при растущем числе значимых факторов. Это порождает чувство, не столь уж далекое от реальности, что процедуры представительной демократии во всем этом играют куда меньшую роль, чем регламенты профессиональной бюрократии.

В этом, вероятно, куда меньше злой воли, чем объективной необходимости, но политический мейнстрим еще раньше загнал себя в идеологическую ловушку. Он так долго и успешно приучал немцев любить демократию, что пропустил тот момент, когда демократическая риторика обратилась против него. И вот сегодня депутаты от «Альтернативы» требуют отменить наказание за разжигание межнациональной розни, ссылаясь на право человека на свободу слова. А тот же Гауланд, критикуя либеральную иммиграционную политику Евросоюза, сокрушается о судьбах восточноевропейских государств, которые «веками страдали от турецкой, русской и, что греха таить, в годы Второй мировой войны также и от немецкой оккупации». И поди пойми: принимать это за чистую монету или за тонкий троллинг «единой Европы» от человека, который обычно упрекает немецкую власть в том, что она думает обо всех европейцах, кроме немцев.

Среди 5,8 млн граждан Германии, проголосовавших в сентябре за «Альтернативу», около полутора миллионов не ходили на предыдущие парламентские выборы. Для них «Альтернатива» – это скорее не угроза демократии, а доказательство, что она, несмотря ни на что, работает.

Вечные оппозиционеры

В сугубо прагматической плоскости у «Альтернативы» есть два пути, выбор из которых в значительной степени зависит не от нее самой. Если христианские демократы и после ухода Меркель продолжат освоение левой повестки, а за социал-демократами фактически закрепится роль их младших партнеров, то перед «Альтернативой» откроются неплохие перспективы по экспансии на правый фланг немецкой политики.

Если же ХДС/ХСС все-таки вернется к корням и, в частности, постарается адаптировать дискурс новых правых, как некогда был адаптирован дискурс новых левых, то «Альтернатива» могла бы стать их самым естественным союзником.

Западная Европа знает примеры вхождения правопопулистских партий в истеблишмент. В Финляндии с 2015 года в правительстве работают министры из партии «Истинные финны». В Дании крайне правые в кабинете не представлены, но обеспечивают ему поддержку в парламенте. Наконец, в соседней Австрии Партия свободы впервые вошла в правительство в 2000 году, а в прошлом году сделала это снова. И нигде до сих пор конституционного переворота не случилось.

Но тут есть важный нюанс – мы говорим о Германии. И дело не в страхе, что «Альтернатива» в одночасье обернется НСДАП, который кажется скорее эфемерным. А в том, что Германия не просто одна из европейских стран, а лидер Евросоюза. Что бывает, когда изоляционистские лозунги берет на вооружение мировая держава, можно увидеть на примере Америки Трампа.

Любые изменения внутри Германии затронут другие европейские страны, а потом бумерангом ударят по ней самой. Неопределенность, вызванная смещением немецкой политической системы вправо, возрастает кратно влиянию страны на глобальные процессы.

Но неслучайно внутри «Альтернативы» до сих пор побеждали группы, наиболее яро отвергающие любое сотрудничество с традиционными партиями. Там, очевидно, помнят, что первый поход крайне правых в правительство Австрии закончился расколом в их собственных рядах. А избиратель очень скоро разочаровался в чистоте их мотивов и начал считать «такими же, как все». Австрийской Партии свободы понадобилось больше десяти лет, чтобы восстановить утраченные позиции.

Любое приближение к реальной власти обнажит, пожалуй, главную слабость альтернативного проекта – отсутствие внятного видения, как именно изменить систему принятия решений, не просто сохранив, но и приблизив демократию к демосу. Партийная программа сводится в основном к тому, чтобы вкладывать дополнительные средства и наделять новыми полномочиями армию, полицию и спецслужбы. Но такие меры усилят вовсе не прямую демократию, а государство, причем в его репрессивной ипостаси.

Еще можно ограничить приток беженцев, можно уменьшить влияние Евросоюза на внутреннюю политику Германии и теоретически даже выйти из него. Но как сделать это так, чтобы общество в какой-то момент не почувствовало, что конкретные решения все равно зависят от политиков и бюрократов, а не от прямо выраженной воли граждан? Не дает ответа.

Поэтому роль вечной оппозиции, как ни странно, обещает «Альтернативе» бóльшие возможности для сохранения собственной политической субъектности. Более того, именно в этом качестве правые радикалы нужны сегодняшнему истеблишменту. Не слишком изученная особенность западных политических режимов состоит в том, что порой они легитимизируют себя не благодаря собственным успехам, а через противопоставление худшим альтернативам. Например, «Альтернативе для Германии».

Германия > Внешэкономсвязи, политика > carnegie.ru, 17 мая 2018 > № 2610037 Дмитрий Карцев


Германия > Внешэкономсвязи, политика > carnegie.ru, 27 февраля 2018 > № 2512008 Дмитрий Карцев

150 дней без правительства, или Конец доктрины Меркель

Дмитрий Карцев

Многомесячный правительственный кризис в Германии повлияет на всю Европу. Лидерство Берлина и лично Ангелы Меркель было основано на том, что наравне с конвейерами немецких заводов одинаково бесперебойно работали и механизмы управления страной. Но выяснилось, что остров стабильности продувается все теми же ветрами и третье место правых радикалов на выборах мешает сформировать правительство

Основной претензией к немецкой политике годами была неизменность лиц, предсказуемость процессов, отсутствие интриги. Одним словом – скукота. Для кого-то это, впрочем, как раз и было ее главным достоинством. Особенно на фоне бурных пертурбаций, которые в последние годы пережили США, Великобритания или Франция. Последние четыре с половиной месяца должны были в прах развеять устоявшиеся стереотипы.

То, что Христианско-демократической партии Ангелы Меркель, ее союзникам по баварскому Христианско-социальному союзу и руководству занявшей на выборах в сентябре третье место Социал-демократической партии удалось прийти к соглашению, еще не конец эпопеи: сначала в ходе специального опроса создание очередной, третьей в новом веке «большой коалиции» должны одобрить рядовые члены СДПГ. И хотя социологические данные свидетельствуют, что большинство немецких избирателей предпочли бы, чтобы именно так все и закончилось, внутри партии есть мощные силы, которые выступают за отказ от союза с Меркель. Решение состоится в начале марта.

Тем временем рейтинг правопопулистской «Альтернативы для Германии» вплотную приблизился к показателям социал-демократов, и, если бы парламентские выборы состоялись в ближайшее время, она имела бы неплохие шансы стать уже даже не третьей, а второй силой в немецкой политике. Кризис, в который погрузилась политическая система, любовно выпестованная фрау Меркель за двенадцать лет, далек от разрешения, и влияет он далеко не только на Германию.

Смогли поступиться принципами

На то, как себя вели в эти месяцы главные политические акторы, можно смотреть с двух точек зрения – циничной или идеалистической. В одной системе координат каждый из них ищет для себя максимальную выгоду. В другой все они пытаются обеспечить максимальную стабильность немецкой политической системе.

Понять прагматический интерес Меркель, ее товарищей по партии и партнеров из ХСС проще всего. Выиграв выборы, они рассчитывали, что руководить двумя младшими партнерами будет даже проще, чем одним: меньше взаимозависимости, больше возможностей для маневра. Когда проект провалился, главное было не допустить правительства меньшинства, которое, напротив, обещало зависимость буквально от всех вокруг, постоянную скованность в решениях и одновременно полную за них ответственность. Возможно, ошибкой было вступать в переговоры с социал-демократами, и нужно было требовать досрочных выборов, но социологи вовсе не гарантировали убедительной победы. «Большая коалиция» – понятный и опробованный вариант, гарантирующий сохранение власти.

В свою очередь, социал-демократы, проиграв сами выборы, парадоксальным образом оказались в беспроигрышном положении. В качестве ведущей оппозиционной силы они могли спокойно наблюдать – с очень большой вероятностью – за последним сроком Меркель и копить силы для борьбы с ее заведомо более слабым преемником. А когда в них возникла нужда как в партнерах по коалиции, они сумели выбить для себя самые благоприятные условия. С учетом того, что под контролем СДПГ окажутся МИД и Минфин, это похоже даже не на равноправное партнерство, а на социал-демократическое правительство под формальным руководством христианской демократки Меркель.

Наконец, каждая из малых партий, участвовавших в переговорах на первом этапе, резонно опасалась, что не будет иметь «золотой акции» в правительстве, где будут представлены обе большие. Новые выборы как минимум не ухудшили бы их положение, а как максимум сулили бы прирост популярности и возможность этой «золотой акцией» завладеть.

Но если посмотреть с другой точки зрения, то получается, что те же малые партии заботились не столько о собственном положении в системе немецкой власти, сколько о том, чтобы преодолеть порочную тенденцию к компромиссу любой ценой. А он был краеугольным камнем все той же «большой коалиции», делал невозможным проведение любой мало-мальски жесткой политики, усиливал подспудную напряженность, наращивал общественную апатию и в конечном счете вел к росту популярности все той же «Альтернативы». Зачем идти на новый круг – с новыми лицами и таким же результатом?

По тем же самым причинам СДПГ отказывалась от союза с ХДС/ХСС. Но у партии Меркель были свои, не менее обоснованные тревоги. Как только речь зашла о кабинете меньшинства, в Берлине явственно повеяло итальянскими ветрами, грозившими окончательно раскачать властную лодку по примеру Италии, где стабильного правительства не бывало годами. Но и досрочные выборы в сложившейся ситуации, с учетом вполне стабильного рейтинга «АдГ», не выглядели эффективным рецептом против этой «дольчевиты».

В результате в какой-то момент очередная «большая коалиция» стала единственным вариантом, позволявшим как минимум выиграть время для всего политического мейнстрима. Вопрос, будет ли выиграно что-то, кроме времени. Получившееся коалиционное соглашение, с одной стороны, обещает улучшение жизни некоторым слоям населения страны, но нельзя сказать, что немцы в целом тот народ, который страдает от материальной неустроенности. В то же время, возможно, по ключевому вопросу дискуссий – о беженцах – договоренности сохраняют кокетливую неопределенность. От слова «лимит», на котором настаивали баварские партнеры, отказались в угоду социал-демократам, но при этом обозначили число 220 тысяч, больше которого иммигрантов в Германию ежегодно въезжать не должно.

Как это будет работать на практике, пока никто не понимает. Ясно только, что немецкие политики не первый раз проявили удивительную способность находить компромисс в критической ситуации. Проблема в том, что договороспособностью немецкого избирателя не удивить, как и лишними полутора тысячами евро годовой субсидии от государства. Судя по росту популярности Партии зеленых после ее выхода из коалиции, избиратель теперь предпочитает тех, кто не может поступиться принципами.

Игра социал-демократических престолов

Иронично, что спрос на принципиальность был частично удовлетворен за счет принесения в жертву лидера социал-демократов Мартина Шульца – того самого, который год назад стал лидером партии именно в качестве ее олицетворения. Но как только дело дошло до вопроса власти, опытный евробюрократ немедленно занялся привычными закулисными комбинациями – и был за это жестоко наказан партийным аппаратом, который с самого начала был не в восторге от высокопарного чужака.

В ходе партийных переговоров он, который еще недавно больше всех говорил об их неприемлемости, очень быстро обозначил свой личный интерес: от партийного поста отказался, а вот на министра иностранных дел в новом правительстве рассчитывал. Загвоздка в том, что в нынешнем им является Зигмар Габриэль, год назад добровольно уступивший Шульцу место председателя партии.

«Я, наверное, слишком сильно привык к старому, аналоговому миру, где не юлят, а смотрят в глаза и говорят правду, – пожаловался Габриэль. – Похоже, это выходит из моды».

Чуть позже выяснилось, что в последние часы переговоров, когда речь шла о партийном распределении в новом правительстве, Шульц еще и грозил выйти из них. И только Меркель спасла ситуацию, заявив, что общество просто не поймет, если правительство не будет сформировано только потому, что партии не смогли договориться по кадровому вопросу. Голоса возмущенных партийцев не замедлили зазвучать греческим театральным хором.

После такого публичного конфуза, по сути, все, что оставалось Шульцу после скандала, – это отказаться от всех претензий на посты не только в партии, но и в правительстве. Только сама СДПГ вовсе не почувствовала себя от этого хоть немного лучше.

Продолжающееся снижение популярности социал-демократов – доказательство неверия немцев в то, что партия вообще способна дать новый импульс национальной политике. Уж точно не в лице старых аппаратных бонз, сковырнувших Шульца. И именно это делает туманными результаты опроса членов СДПГ о согласии вступить в коалицию. Он продлится до начала марта, но социал-демократический «комсомол», молодежное крыло партии, продолжает свою кампанию с хештегом #nogroko – «нет большой коалиции». И даже если она не достигнет цели, распад социал-демократической партии по поколенческому признаку уже не кажется абсурдным сценарием.

Гуманизм с меркантильным оттенком

Уже очевидно, что многомесячный правительственный кризис в Германии повлияет на всю Европу. За время правления Меркель Берлин окончательно закрепил за собой статус общеевропейского лидера, потеснив Великобританию, Францию и всех остальных претендентов. У этого лидерства есть ряд особенностей.

Для всего остального мира это новая Германия, разорвавшая со своим прошлым через трагедию нацизма. Но с точки зрения немецкой политики это Гитлер скорее исключение, а Меркель – одна из длинной череды консервативных христианских демократов, правящих страной вот уже столетие. И один из тех, кто стоял у истоков, канцлер Теобальд Бетман-Гольвег, ровно сто лет назад, в самый разгар Первой мировой войны, говорил, что «настало время не для аннексий, а скорее для того, чтобы небольшие государственные образования прижались к великим державам на условиях взаимной выгоды».

Но поражение в обеих мировых войнах действительно оставило Германии только единственный возможный вариант реализации собственного могущества – через очевидное экономическое превосходство при отсутствии традиционных военно-политических рычагов типа межконтинентальных баллистических ракет или права вето в ООН.

В связи с чем свою лидерскую роль Германия исполняет довольно специфично: просто уходя оттуда, где ее что-то не устраивает. Или угрожая уйти.

Именно так она поступила с Анкарой летом прошлого года во время очередного обострения отношений с Эрдоганом – пригрозив внести Турцию в список небезопасных стран для немецкого бизнеса и туризма, чем немедленно лишила бы ее львиной доли иностранных капиталовложений. Другое проявление внешнеполитической парадигмы «мы вам все равно нужнее, чем вы нам» можно было наблюдать во время греческого долгового кризиса. Тогда Берлин угрожал лишить Афины финансовой поддержки, если они резко не ужесточат бюджетную политику, за что получил град обвинений в национальном эгоизме. А между тем действовал единственно возможным в нынешней международной системе образом. Ведь если, в отличие от других метрополий, получить политические дивиденды от заботы о периферии Германия не может, то зачем, собственно говоря, о ней заботиться вообще?

Тем временем слухи об окончательной победе прогрессивной современности над старой доброй геополитикой оказались сильно преувеличены. Территориальные переделы, гражданские войны и бряцание ядерным оружием – двадцатый век продолжил свой марш в двадцать первом. И отдельные попытки Берлина облагородить печальную реальность, например запустив в страну сотни тысяч беженцев из особенно пострадавших регионов, вызвали только еще большее раздражение. Они оставили впечатление все того же безответственного лидерства, когда цена национального гуманизма с меркантильным оттенком – Германия нуждалась в людях, готовых занять низкооплачиваемые рабочие места, – это деградация международной культурно-политической идентичности. Ведь у соседей Германии столь обширных экономико-гуманистических планов не было и в помине, а до земли обетованной на Рейне добрались далеко не все. В результате жители окружающих стран ощутили себя в положении жениха, которого «без меня меня женили», и это еще больше усилило волну ксенофобского правого популизма.

Лидерство Берлина и лично Ангелы Меркель было основано на том, что наравне с конвейерами немецких заводов одинаково бесперебойно работали и механизмы управления страной. Но в самый неудобный момент выяснилось, что уютный островок стабильности в бурном океане мировой политики продувается все теми же ветрами и третье место правых радикалов на выборах мешает сформировать стабильное правительство. Больше того, в значительной мере подняла эти враждебные вихри – см. выше – политика самого Берлина.

Впечатление, что такой лидер, как Германия, делает мир стабильнее, оказалось обманчивым. Наоборот, в какой-то мере само лидерство этой страны стало возможным благодаря тому, что мир некоторое время был спокойным, безмятежным и затаившимся, подобно первым кадрам фильмов Михаэля Ханеке.

Ангела Меркель всего лишь идеально олицетворяет глубинную культурную проблему немецкой политики. Она заточена под строгое следование формальным процедурам и принципиальный отказ от форсайтного мышления, которое всегда предполагает высокую степень идеологизированности и открытой бескомпромиссности. У этого понятные исторические корни и драматичные последствия: она перестает работать, как только возникают кризисные ситуации. А некоторые из них еще и порождает.

Преждевременно говорить о том, что германское лидерство было геополитическим мыльным пузырем, который вот-вот лопнет. Но внятных ответов, как выходить из тупика, пока не слышно.

Идеальное национальное государство

Тем временем Ангела Меркель объявила, что уходит с поста председателя Христианско-демократического союза, чтобы «дать дорогу молодым». И это решение выглядит небессмысленным уже хотя бы потому, что восприятие ее фигуры за последние годы проделало путь от почти культового до почти токсичного. «Мы все-таки не монархия, чтобы фрау Меркель сама себе выбирала преемника», – говорит один из популярных молодых руководителей ХДС Йенс Шпан, давая понять, что канцлер больше не пользуется непререкаемым авторитетом даже в собственной партии.

Действительно сама длительность пребывания Меркель у власти, очевидно, усиливает политическую фрустрацию. Тем более теперь, когда она пожертвовала сразу несколькими местами в правительстве, прежде занятыми ее однопартийцами, но сохранила собственное.

И все равно без решения принципиального вопроса, как интегрировать в системную политику «альтернативную» силу, даже возможный уход Меркель не станет долгоиграющим лекарством.

Немецкая, а вместе с ней и вся европейская политика стоит на пороге слома устоявшейся партийной конфигурации. И чем дольше истеблишмент будет игнорировать этот факт, тем выше вероятность, что трансформация пойдет не по мягкому пути, типа включения в начале 80-х зеленых в партийные коалиции в роли младших партнеров, а по радикальному столетней давности, когда традиционные партии, к собственному ужасу, обнаружили, что единственный путь избежать коммунистической революции – это отдать власть набравшим популярность социалистам.

Проблемы внутренней и международной политики оказались так тесно взаимосвязаны из-за того, что Германия за последние годы стала идеальным национальным государством в понимании XIX века. Она, можно сказать, поменялась ролями с США столетней давности, эпохи «доктрины Монро», до решения Вудро Вильсона вступить в Первую мировую, во время которой как раз и началась длинная христианско-демократическая эра в политической истории Германии.

Но если сто лет назад европейские страны толпились в очереди за то, чтобы Америка вмешалась в отношения между ними на одной из противоборствующих сторон, чуть ли не на любых условиях, то любая внешнеполитическая активность Берлина, напротив, воспринимается через призму «четвертого рейха». В нынешней системе международных отношений Германия обречена на замыкание в национальном эгоизме. Тем опаснее для международной системы то, что внутри страны силы, которые делают ставку на этот эгоизм не в скрытой, а вполне открытой форме, наступают на пятки традиционных, интегрированных в мир элит.

За последние 70 лет в Германии было совсем немного достижений, прошедших под мощными идеологическими лозунгами. Одно из них – объединение страны в 1990 году. И лозунг, под которым оно происходило: «Wir sind das Volk» («Мы – народ»), сегодня успешно эксплуатирует только одна партия – «АдГ».

Найдет ли очередное деидеологизированное правительство Меркель адекватный ответ на этот вызов – большой вопрос. Но для начала оно должно хотя бы получить визу от рядовых членов СДПГ. А потом отработать весь положенный срок, который и так уменьшился на переговорные полгода из-за слишком большой уверенности партийных элит в том, что их собственные интересы и общее благо неразделимы.

Германия > Внешэкономсвязи, политика > carnegie.ru, 27 февраля 2018 > № 2512008 Дмитрий Карцев


Германия > Внешэкономсвязи, политика > carnegie.ru, 22 ноября 2017 > № 2399998 Дмитрий Карцев

Конец «Ямайки». Почему перестали работать компромиссы Меркель

Дмитрий Карцев

Меркель не узурпировала власть, она, наоборот, пыталась раздать всем сестрам по серьгам и максимально удовлетворить чаяния всех желающих. До какого-то момента это может работать, но дальше ведет только к атомизации и в конечном счете к распаду политической системы, потому что осознание собственных интересов появляется слишком у многих. А чем больше интересов, тем больше конфликтов

Это произошло впервые в истории Федеративной Республики, созданной после окончания Второй мировой войны, – партия, победившая на выборах, не может сформировать парламентскую коалицию большинства. То, что для других парламентских демократий – часть будничной политической жизни, для Германии нонсенс и в какой-то степени психологический удар. Ведь политическая стабильность – скучноватая, но эффективная, как дизайн немецких машин, – десятилетиями составляла часть новой гордости немцев, которую они по крупицам собирали после катастрофического краха имперского проекта. Тем более впечатляюще, что кризис этот непосредственно связан с именем Ангелы Меркель, которая служила олицетворением этой стабильности в XXI веке и до последних дней имела репутацию непревзойденного мастера компромиссов.

Зеленые требования

После выборов, состоявшихся 24 сентября, стало ясно, что реалистичных вариантов правящего большинства может быть ровно два: либо продолжение «большой коалиции» христианских демократов и социал-демократов, либо трехцветная «Ямайка» из тех же христианских демократов с двумя малыми партиями – свободными демократами и партией Зеленых. От возможного продолжения сотрудничества с Меркель лидеры СДПГ отмежевались еще до выборов, да и она сама, похоже, не была в восторге от такой перспективы. Второй вариант стал бы уникальным прецедентом трехчастной коалиции, но при всей беспрецедентности непосредственно после выборов именно он казался вполне рабочим.

Однако с самого начала переговоры потенциальных партнеров пошли трудно. Казалось, что главную проблему составляют зеленые, занявшие крайне жесткую, принципиальную позицию по миграционной политике. Они выступили за безусловное право на воссоединение семей, в то время как остальные участники переговоров за его предоставление только для отдельных групп иммигрантов.

Серьезные разногласия выявились также по вопросам о климатической и энергетической политике. Для зеленых это, понятное дело, вопрос вопросов, и они требуют как можно более скорого введения современных стандартов производства. Другие партии опасаются, что это может ударить по интересам немецкого бизнеса.

И это они еще не успели дойти до обсуждения персонального состава нового кабинета. Рефреном успели стать нападки на зеленых за их излишнюю неуступчивость, которая выглядела особенно скандальной с учетом того, что они заняли последнее, пятое место среди прошедших в Бундестаг партий.

И тут о выходе из переговоров объявил Кристиан Линднер – лидер Свободной демократической партии. Это решение он объяснил тем, что даже если компромисс и будет достигнут, то исключительно на бумаге. Слишком много принципиальных вопросов разделяет потенциальных партнеров, и едва ли такая коалиция сможет продержаться у власти больше нескольких месяцев. «Лучше не править никак, чем править плохо», – резюмировал Линднер в воскресенье.

После этого решающее слово оказалось за президентом ФРГ Франк-Вальтером Штайнмайером.

Выбор президента

Президент в Германии – фигура скорее церемониальная. Но в условиях, когда традиционное неформальное регулирование политической жизни перестает работать, приходится вспоминать о формальных процедурах, прописанных в Основном законе. Именно федеральный президент вносит в Бундестаг кандидатуру главы правительства. Формально никакого предварительного коалиционного соглашения ему для этого не нужно. И если предложенный кандидат получит большинство голосов, то становится главой правительства.

Теоретически Штайнмайер мог бы призвать депутатов во имя стабильности республики проголосовать за своего кандидата, а Меркель как лидера партии с наибольшим числом мест в парламенте возглавить правительство меньшинства в союзе со свободными демократами. Тогда коалиции не хватало бы всего 29 голосов для того, чтобы иметь поддержку большинства в Бундестаге. Или с зелеными – не хватало бы 42.

Но понятно, что такой кабинет был бы еще менее стабилен, чем «Ямайка», и вероятность коллапса законодательной работы возросла бы многократно. Меркель уже сообщила, что в ее планы такой сценарий не входит.

Еще одно предположение исходит из того, что Штайнмайер в недавнем прошлом сам руководил СДПГ и мог бы попытаться убедить однопартийцев вернуться в пресловутую «большую коалицию». Загвоздка в том, что избрание нынешнего лидера социал-демократов Мартина Шульца сопровождалось тихой внутрипартийной революцией и аппаратное влияние Штайнмайера заметно упало.

Есть, наконец, вариант досрочных выборов, проведение которых, согласно опросам, поддерживает 49% немцев. Притом что сегодня это кажется наиболее вероятным и логичным исходом событий, он требует соблюдения сложной процедуры, успех которой на каждом этапе во многом будет зависеть от готовности участников соблюдать договоренности. А с этим, как теперь выяснилось, есть проблемы.

Начало в этом случае будет все то же: президент вносит в Бундестаг кандидатуру канцлера. Если она не получает большинства голосов, то свои предложения вносят сами депутаты. Если кто-нибудь из выдвинутых депутатами кандидатов получает большинство голосов, то он утверждается канцлером. Если нет, тут же проводится еще один тур по той же схеме. Если со второго раза победитель получает большинство – он канцлер. Если нет, то президент либо утверждает того, кто получил наибольшее число голосов, либо распускает парламент. После этого в течение двух недель в парламенте должно пройти новое голосование. Если ни одну из кандидатур, выдвинутых уже самими депутатами, тоже не поддержит большинство, то немедленно проводятся новые выборы.

В любом случае путь до роспуска займет никак не меньше месяца, после чего еще через два месяца состоятся новые выборы. Германия останется без полноправного правительства в общей сложности на полгода. Неудивительно, что Штайнмайер все еще пытается убедить «ямайцев» договориться. Хотя почти ни у кого нет сомнений, что эти попытки обречены.

Тень «Альтернативы»

Германия – страна с обостренным чувством национальной исторической памяти. И аналогии, к которым обращается здешняя публика, почти всегда так или иначе касаются одной темы. Правопопулистскую партию «Альтернатива для Германии», занявшую на сентябрьских выборах третье место, в полемическом задоре регулярно сравнивали с нацистами. А неспособность традиционных партий создать коалицию парламентского большинства на фоне роста успехов крайне правых заставила вспомнить о перманентном политическом кризисе времен Веймарской республики, когда за неполные полтора десятка лет сменилось двенадцать глав правительств, и последним из них стал Адольф Гитлер.

Если отвлечься от эмоционально-манипулятивной составляющей этих неприятных ассоциаций, то действительно именно рост популярности «АдГ» создал проблемы для традиционной политической конфигурации. Всего нескольких процентов, которые «Альтернатива» забрала у ХДС/ХСС, хватило бы блоку Меркель для того, чтобы спокойно создать коалицию с теми же свободными демократами, а возможно, и с зелеными. Проблема в том, что ясного плана, как именно их возвращать за ближайшие месяцы, у сторонников Меркель, похоже, нет.

Именно на этом, судя по всему, строится многоходовая политическая комбинация, которую ведет лидер свободных демократов Линднер. Уже в первые дни после феноменального успеха на сентябрьских выборах «Альтернатива» умудрилась расколоться, чем продемонстрировала как минимум собственную незрелость. Тем временем свободные демократы в процессе коалиционных переговоров постарались присвоить себе наименее одиозную составляющую повестки «Альтернативы», как бы демонстрируя, что они могли бы стать альтернативой самой «Альтернативе».

Так, главный объект нападок свободных демократов – это партия Зеленых, которая за непреклонную приверженность «общечеловеческим ценностям» уже давно подвергается самой жесткой критике со стороны нынешних лидеров «АдГ». Причем основная претензия, которую предъявляет зеленым Линднер, касается их неуступчивости именно по иммиграционной политике. Тем самым он усиливает атакующие действия на «альтернативной» поляне. А заодно намекает партии Меркель, что во времена Гельмута Коля, на которые пришлось объединение Германии, именно свободные демократы были их надежным партнером. И никакие зеленые этому союзу были не нужны.

Политик с имиджем либерала нового века, Линднер вольно или невольно играет на ностальгии немцев по самому успешному периоду прошлого их страны, когда с действиями правительства были связаны самые радужные надежды на будущее.

Впрочем, эта игра таит в себе немалые риски. Неясно, как раскол «АдГ» повлияет на ее популярность, и повлияет ли вообще. Голосуют не столько за нее, сколько против традиционного истеблишмента. И его неспособность достичь компромисса может только усилить позиции «АдГ».

В свою очередь избиратели свободных демократов – по оценкам социологов, самая богатая и социально успешная когорта немцев – ждут не идеологических препирательств, а эффективных решений. За либералов голосовали, грубо говоря, не для того, чтобы они с гордой миной отказывались от коалиционных переговоров, а чтобы они добивались на них своего. А если не могут, то какой смысл за них голосовать?

Тревожный звонок для свободных демократов то, что пока единственной силой, которая нарастила свой рейтинг по итогам последних недель, оказались те самые зеленые.

Конфликт интерпретаций

Хотя к провалу коалиционных переговоров привела борьба малых партий за место под «ямайским» солнцем, в центре внимания немецкой прессы – личная ответственность Ангелы Меркель. Комментаторы почти единодушны в том, что это ее личное поражение. Она не справилась с ролью модератора, виртуозное исполнение которой ей приписывали все последние годы. Причем как внутри страны, так и на международной арене.

Но то, что очевидно для экспертов, вовсе не так прозрачно для избирателей. Если новые выборы все-таки будут назначены, а к этому все идет, то решающим будет то, какая интерпретация проваленных переговоров возобладает. Сложное аналитическое объяснение, согласно которому Меркель за годы правления так сильно закупорила все проблемы немецкой политики, что они, как нарыв, выплеснулись наружу в одночасье. Или простое – она сделала все, что могла, для создания очередной коалиции, но охочие до власти политиканы на этот раз поставили свои амбиции выше интересов страны. Учитывая, что, по свежим опросам, 49% немцев хотели бы, чтобы Меркель осталась во главе правительства, второй вариант кажется более вероятным.

Шансы, что ХДС/ХСС во главе с Меркель выиграет новые выборы действительно довольно велики. Но это, во-первых, не гарантирует, что нынешняя патовая ситуация не повторится и по их итогам. А во-вторых и в-главных, что новая победа еще больше не усугубит кризис политической системы Германии.

Ведь самое важное его свидетельство не то, что поссорились Иван Иванович, в смысле свободные демократы, с Иваном Никифоровичем, то есть с зелеными. А то, что «царство», то есть блок ХДС/ХСС, разделилось в себе. По сути, «ямайские» переговоры были не трех, а четырехпартийными, поскольку представители баварского Христианско-социального союза отстаивали на нем собственную линию, порой даже противоречившую позиции Меркель.

Скажем, свободные демократы настаивали на большой централизации немецкого образования, и христианские демократы не возражали, а вот баварцы выступили резко против. По ключевому, миграционному, вопросу их позиции, правда, совпали, но фактически ХДС уступил ХСС и согласился на введение какого-то рода ежегодного лимита на число въезжающих в страну.

Меркель не узурпировала власть, она, наоборот, пыталась раздать всем сестрам по серьгам и максимально удовлетворить чаяния всех желающих. До какого-то момента это может работать, но дальше ведет только к атомизации и в конечном счете к распаду политической системы, потому что осознание собственных интересов появляется слишком у многих. А чем больше интересов, тем больше конфликтов.

Главный урок нынешнего кризиса состоит в том, что любая несменяемость власти, даже если эта власть самая компромиссная и демократичная, – токсична. Меркель имеет хорошие шансы остаться на посту канцлера, но это действительно только усугубит проблему. Причем уже не только Германии, но и Европы в целом. Ведь пресловутая стабильность политической системы была не только предметом немецкой гордости, но и важным ресурсом доминирования в Европе, другие страны которой многие годы не могли похвастаться ничем подобным. Теперь этот ресурс начинает таять на глазах – и аналитики уже задаются вопросом, кто сможет повести за собой Европу.

Ангела Меркель заявила, что не собирается уходить в отставку с поста лидера своей партии, а значит, шансы на выход из нынешнего кризиса малой кровью невелики. Кто в итоге проиграет, пока неясно. Зато понятно, что выиграть в этой ситуации любой из традиционных политических сил будет крайне трудно. Ход за социал-демократами, которые пока отмалчиваются.

Германия > Внешэкономсвязи, политика > carnegie.ru, 22 ноября 2017 > № 2399998 Дмитрий Карцев


Германия > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 26 сентября 2017 > № 2325027 Дмитрий Карцев

Поражение от победы. Как прошедшие немецкие выборы определили контуры следующих

Дмитрий Карцев, Carnegie Moscow Center, Россия

Следующие парламентские выборы в Германии будут куда более традиционными, чем нынешние. Социал-демократы против христианских демократов. Одни попытаются искать союза с Левой партией. Другие останутся верны Свободным демократам. Решающая акция окажется у Зеленых. Не будет там, скорее всего, только сильных, единых правых радикалов и Ангелы Меркель в качестве кандидата в канцлеры.

Ангела Меркель снова победила. Этого ждали. И впервые так сильно проиграла. Этого не ждал, пожалуй, никто.

На выборах, состоявшихся в воскресенье, возглавляемый ею блок ХДС/ХСС занял первое место, а она останется канцлером на четвертый срок, повторив рекорды Конрада Аденауэра — первого главы послевоенного западногерманского правительства, и Гельмута Коля — объединителя Германии и своего политического ментора. Учитывая, что третье долговременное правление уместилось в 70 лет, это свидетельствует о том, что персональная сменяемость власти для континентальной демократии вовсе не такая священная корова, как для англосаксонской модели. Меркель — восьмой канцлер созданной в 1949 году ФРГ. Для сравнения: в США за это время сменилось тринадцать президентов.

На пути к транзиту

Вместе с тем христианские демократы показали не просто худший результат за 12 лет своего правления, потеряв почти 9% по сравнению с голосованием четырехлетней давности. За них отдало голоса вообще наименьшее число немцев с 1949 года — 33%. Оборотная сторона исторического достижения состоит в том, что в Германии, судя по всему, начинается транзит власти. Это словосочетание не часто применяют в отношении стран, считающихся демократическими, но в данном случае оно, пожалуй, корректно — с учетом долгого срока пребывания у власти и того, что за это время Меркель удалось создать систему, во многом основанную на ее собственных качествах как политика.

Сегодня мало кто в Германии сомневается в том, что в 2021 году она не будет баллотироваться на очередной срок. Характерно, что за день до выборов, когда победа ХДС/ХСС обещала быть куда более убедительной, во Frankfurter Allgemeine Zeitung, одной из наиболее респектабельных либерально-консервативных газет Германии, появилась статья, посвященная тому, кому Меркель может передать власть в скором будущем.

Социал-демократическая партия (СДПГ) — младший партнер Меркель по трем из четырех ее кабинетов — устами своего лидера Мартина Шульца объявила, что не планирует вступать с ней в очередную «большую коалицию». Это приободрило многих немецких политологов, которых в смысле судьбы демократии беспокоило не столько затянувшееся пребывание Меркель на посту канцлера, сколько то, что за годы совместного правления две крупнейшие партии страны начали приобретать черты коллективной «Единой России», — настолько неуловимы становились различия между ними.

Решение Шульца отказаться от «большой коалиции» вполне прагматическое, за ним стоит стратегический расчет. Каждые следующие выборы после участия в коалиции с Меркель приносят ее партнерам резкое падение популярности (свободным демократам четырехлетнее пребывание в правительстве вообще стоило места в Бундестаге, которое они вернули только теперь). Так что начинать борьбу за золото, а не за очередное серебро выгоднее с оппозиционной трибуны, а не из министерского кресла.

Впрочем, самим социал-демократам и лично Шульцу похвастаться особенно нечем. Их нынешний результат также самый низкий в современной истории Германии — 20,5%, на пять процентов меньше, чем четыре года назад. И это особенно болезненно, если принять во внимание, как много надежд возлагали на бывшего председателя Европарламента, когда он только начал свою кампанию.

По сути, речь идет о резком снижении популярности всей политической системы, построенной Меркель, в основе которой лежит не идейная конкуренция, а элитный консенсус. Впервые в истории Германии в Бундестаге будет целых шесть фракций, и впервые в истории так называемые малые партии набрали почти столько же голосов, сколько большие, или «общенародные» — Volkspartei.

Шульц, очевидно, стремится как можно скорее дистанцироваться от теряющей популярность политической конфигурации. Остается ожидать заметного усиления оппозиционной риторики, которая впервые за многие годы перестанет быть «скучной», на что сетовали внешние наблюдатели за немецкими выборами. Шульц, собственно, уже начал, обвинив Меркель в успехе «Альтернативы для Германии».

Проблемы коалиции

Несмотря на низкий результат, у Шульца не такие уж плохие стартовые позиции. По сути, единственным вариантом возможной коалиции для Меркель остается «Ямайка» (по цветам флага соответствующего островного государства) — черным (ХДС/ХСС), золотым (Свободные демократы, четвертое место, 10,7%) и зеленым для одноименной партии (шестое место, 8,9%). Трехпартийная коалиция будет создана на общенациональном уровне впервые в немецкой истории, и, лишенная свободы маневра, Меркель вынуждена будет давать своим партнерам весьма широкие обещания.

Лидер Свободных демократов Кристиан Линдер, который вернул партию в парламент, так жестко критиковал прежнее правительство и так едко проходился по Шульцу, якобы «только и мечтающему занять место одесную от Меркель», что едва ли собирается «продаваться» задешево. Вспомним опять же о печальном правительственном опыте свободных демократов 2009-2013 годов, закончившемся вылетом из парламента. А ведь тогдашний их лидер Гидо Вестервелле тоже имел репутацию «нового лица немецкой политики».

Пожалуй, новый кабинет может стать самым внутренне слабым за все эти годы, а значительная часть его работы будет посвящена смягчению острых углов, снятию противоречий и поиску компромиссов.

Достаточно сказать, что, к примеру, по российскому вопросу Зеленые и Свободные демократы находятся на противоположных полюсах мейнстримного консенсуса. Обе партии, в отличие от Левых и «Альтернативы для Германии», согласны с санкционной политикой в принципе, но Зеленые выступают за жесткую линию, а Свободные демократы, напротив, провозглашают поиск возможностей для снятия санкций.

И таких мелких противоречий очень много. Именно на них постараются сыграть социал-демократы, в самом благоприятном для себя варианте лишив Меркель большинства в парламенте. Тем более что Зеленые и исторически, и идейно ближе все-таки к социал-демократам, а там, возможно, согласятся на компромисс и находящиеся на том же фланге политического спектра левые. И вот тогда речь может зайти даже о досрочных выборах. Подобный «дворцовый переворот» уже случался в немецкой истории, и осуществил его в начале своей большой карьеры как раз Гельмут Коль.

Впрочем, нельзя сбрасывать со счетов удивительное умение Меркель работать как раз в заданных условиях, когда компромисс приходится искать почти постоянно. Собственно, именно это позволило ей в течение восьми лет благополучно сохранять «большую коалицию». И велика вероятность, что еще четыре года на подведение итогов своего правления и попытку провести операцию «Преемник» у нее есть. Задача, которую она поставила на митинге в воскресенье, — «отвоевать избирателей «Альтернативы для Германии» («АдГ»)».

«Альтернатива» — не альтернатива

Если просто сложить потерянные ХДС/ХСС и СДПГ голоса, то получится почти столько же, сколько набрала на этих выборах «АдГ». Велик соблазн объяснить успех правых популистов именно так. Но это было бы явным упрощением. Хотя бы потому, что на выборах 2013 года они уже набрали 4,7%, и лишь долей процента им не хватило для того, чтобы пройти в Бундестаг еще четыре года назад.

К тому же часть прежних избирателей христианских демократов, очевидно, проголосовала за свободных демократов. И это довольно четко отражает две стороны одной претензии к Меркель — к ее стремлению всегда и везде достигнуть консенсуса. Одни недовольны компромиссами с внутренней оппозицией и идут голосовать за свободных демократов, другие — с внешними партнерами по вопросам иммиграции, будущего Европы, отношений с Россией и США — и идут голосовать за «Альтернативу».

По большому счету, Ангеле Меркель стоило бы говорить не об «отвоевании», а о «завоевании» избирателей «АдГ»: по сравнению с прошлыми выборами явка оказалась на 5% выше (76,2% против 71,5%), и, похоже, значительная часть из вновь пришедших поддержала именно крайне правых. Когда накануне выборов появились последние социологические опросы, сулившие «АдГ» третье место, могло показаться, что события пойдут по недавнему нидерландскому сценарию, когда высокая явка в итоге помешала крайне правым добиться по-настоящему высокого результата. Встревоженные голландцы проголосовали по принципу «лишь бы не». Но немецкие бюргеры не испугались.

Третье место при первом же попадании в Бундестаг и способность мобилизовать пассивного избирателя на свою сторону — это хорошие новости для альтернативщиков. Сегодня их вполне заслуженно называют главными победителями прошедших выборов. Но похоже, на этом хорошие новости заканчиваются.

Успех «Альтернативы» — это действительно сенсация. Хотя бы потому, что год назад партия выглядела куда более грозной, чем сегодня. В разгар иммиграционного кризиса она заняла второе место на выборах в федеральной земле Саксония-Анхальт и даже в либеральном, космополитичном, мультикультурном Берлине набрала почти 15%. Но с тех пор партию не переставали сотрясать внутренние скандалы.

С самого начала «АдГ» объединяла две группы — «националистов», которых в первую очередь волнует размывание немецкой идентичности под напором иммиграции и государственной политики мультикультурализма, и «экономистов», которых тревожит отказ от экономического суверенитета Германии. И ровно сшить их между собой до сих пор не очень-то удалось.

Внутрипартийная борьба шла буквально до последних дней перед выборами, причем периодически она выглядела почти курьезно. В 2015 году Фрауке Петри, лидер националистического крыла партии, сумела добиться лидерства в партии и потеснить одного из ее основателей Александра Гауланда, представлявшего «экономистов». За радикальные высказывания по вопросам иммиграции и семейных ценностей Петри называли фюрером в юбке, а «АдГ» прочили деградацию к откровенному неонацизму. Два года спустя Гауланд взял реванш и стал одним из лидеров предвыборного списка. И вот накануне выборов Петри дала интервью, в котором заявила среди прочего, что понимает тех избирателей, которые не хотят голосовать за «АдГ», потому что некоторые позиции ее лидеров «неприемлемы в демократическом обществе». Оба, кстати, окажутся в одной фракции — он как лидер партийного списка, она — как депутат, избранный по одномандатному округу. Совместная работа обещает быть интересной.

И, несмотря на все эти склоки, избиратель поддержал альтернативщиков. Но это говорит только о том, что голосовал он не за «АдГ», а против всех остальных. И прежде всего против меркелевской «большой коалиции за все хорошее».

Самой же «АдГ» в будущем это ничто не гарантирует. Против нее играет даже то, что в оппозицию уходят социал-демократы: имея больше мест в Бундестаге, они лишают альтернативщиков возможности играть главную критическую партию парламентского концерта.

Проблема в том, что «АдГ» слишком демократична, чересчур плюралистична, излишне открыта для своей в общем-то нелиберальной повестки. Для реального успеха таким партиям нужен безусловный лидер, чтоб не сказать вождь, который бы цементировал организацию, не давая ей расплываться в идейных и личных трениях. Жан-Мари Ле Пен и его дочь Марин могли бы поделиться опытом, но пока совершенно неясно, с кем именно.

Велика вероятность, что альтернативщики повторят путь австрийской Партии свободы, которая в 1999 году тоже заняла третье место на парламентских выборах и даже попала в правительственную коалицию, но умудрилась расколоться еще до следующих выборов.

Все это заставляет предположить, что следующие парламентские выборы в Германии будут куда более традиционными, чем нынешние. Социал-демократы против христианских демократов. Одни попытаются искать союза с Левой партией. Другие останутся верны Свободным демократам. Решающая акция окажется у Зеленых, которые сегодня выглядят проигравшими, но именно по этой причине не слишком расстроенными.

Не будет там, скорее всего, только сильных, единых правых радикалов и Ангелы Меркель в качестве кандидата в канцлеры от христианских демократов. И реальный вопрос только в том, когда это случится: в 2021 году или все-таки на пару лет раньше.

Германия > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 26 сентября 2017 > № 2325027 Дмитрий Карцев


Германия > Внешэкономсвязи, политика > carnegie.ru, 25 сентября 2017 > № 2324404 Дмитрий Карцев

Поражение от победы. Как прошедшие немецкие выборы определили контуры следующих

Дмитрий Карцев

Следующие парламентские выборы в Германии будут куда более традиционными, чем нынешние. Социал-демократы против христианских демократов. Одни попытаются искать союза с Левой партией. Другие останутся верны Свободным демократам. Решающая акция окажется у Зеленых. Не будет там, скорее всего, только сильных, единых правых радикалов и Ангелы Меркель в качестве кандидата в канцлеры

Ангела Меркель снова победила. Этого ждали. И впервые так сильно проиграла. Этого не ждал, пожалуй, никто.

На выборах, состоявшихся в воскресенье, возглавляемый ею блок ХДС/ХСС занял первое место, а она останется канцлером на четвертый срок, повторив рекорды Конрада Аденауэра – первого главы послевоенного западногерманского правительства, и Гельмута Коля – объединителя Германии и своего политического ментора. Учитывая, что третье долговременное правление уместилось в 70 лет, это свидетельствует о том, что персональная сменяемость власти для континентальной демократии вовсе не такая священная корова, как для англосаксонской модели. Меркель – восьмой канцлер созданной в 1949 году ФРГ. Для сравнения: в США за это время сменилось тринадцать президентов.

На пути к транзиту

Вместе с тем христианские демократы показали не просто худший результат за 12 лет своего правления, потеряв почти 9% по сравнению с голосованием четырехлетней давности. За них отдало голоса вообще наименьшее число немцев с 1949 года – 33%. Оборотная сторона исторического достижения состоит в том, что в Германии, судя по всему, начинается транзит власти. Это словосочетание не часто применяют в отношении стран, считающихся демократическими, но в данном случае оно, пожалуй, корректно – с учетом долгого срока пребывания у власти и того, что за это время Меркель удалось создать систему, во многом основанную на ее собственных качествах как политика.

Сегодня мало кто в Германии сомневается в том, что в 2021 году она не будет баллотироваться на очередной срок. Характерно, что за день до выборов, когда победа ХДС/ХСС обещала быть куда более убедительной, во Frankfurter Allgemeine Zeitung, одной из наиболее респектабельных либерально-консервативных газет Германии, появилась статья, посвященная тому, кому Меркель может передать власть в скором будущем.

Социал-демократическая партия (СДПГ) – младший партнер Меркель по трем из четырех ее кабинетов – устами своего лидера Мартина Шульца объявила, что не планирует вступать с ней в очередную «большую коалицию». Это приободрило многих немецких политологов, которых в смысле судьбы демократии беспокоило не столько затянувшееся пребывание Меркель на посту канцлера, сколько то, что за годы совместного правления две крупнейшие партии страны начали приобретать черты коллективной «Единой России», – настолько неуловимы становились различия между ними.

Решение Шульца отказаться от «большой коалиции» вполне прагматическое, за ним стоит стратегический расчет. Каждые следующие выборы после участия в коалиции с Меркель приносят ее партнерам резкое падение популярности (свободным демократам четырехлетнее пребывание в правительстве вообще стоило места в Бундестаге, которое они вернули только теперь). Так что начинать борьбу за золото, а не за очередное серебро выгоднее с оппозиционной трибуны, а не из министерского кресла.

Впрочем, самим социал-демократам и лично Шульцу похвастаться особенно нечем. Их нынешний результат также самый низкий в современной истории Германии – 20,5%, на пять процентов меньше, чем четыре года назад. И это особенно болезненно, если принять во внимание, как много надежд возлагали на бывшего председателя Европарламента, когда он только начал свою кампанию.

По сути, речь идет о резком снижении популярности всей политической системы, построенной Меркель, в основе которой лежит не идейная конкуренция, а элитный консенсус. Впервые в истории Германии в Бундестаге будет целых шесть фракций, и впервые в истории так называемые малые партии набрали почти столько же голосов, сколько большие, или «общенародные» – Volkspartei.

Шульц, очевидно, стремится как можно скорее дистанцироваться от теряющей популярность политической конфигурации. Остается ожидать заметного усиления оппозиционной риторики, которая впервые за многие годы перестанет быть «скучной», на что сетовали внешние наблюдатели за немецкими выборами. Шульц, собственно, уже начал, обвинив Меркель в успехе «Альтернативы для Германии».

Проблемы коалиции

Несмотря на низкий результат, у Шульца не такие уж плохие стартовые позиции. По сути, единственным вариантом возможной коалиции для Меркель остается «Ямайка» (по цветам флага соответствующего островного государства) – черным (ХДС/ХСС), золотым (Свободные демократы, четвертое место, 10,7%) и зеленым для одноименной партии (шестое место, 8,9%). Трехпартийная коалиция будет создана на общенациональном уровне впервые в немецкой истории, и, лишенная свободы маневра, Меркель вынуждена будет давать своим партнерам весьма широкие обещания.

Лидер Свободных демократов Кристиан Линдер, который вернул партию в парламент, так жестко критиковал прежнее правительство и так едко проходился по Шульцу, якобы «только и мечтающему занять место одесную от Меркель», что едва ли собирается «продаваться» задешево. Вспомним опять же о печальном правительственном опыте свободных демократов 2009–2013 годов, закончившемся вылетом из парламента. А ведь тогдашний их лидер Гидо Вестервелле тоже имел репутацию «нового лица немецкой политики».

Пожалуй, новый кабинет может стать самым внутренне слабым за все эти годы, а значительная часть его работы будет посвящена смягчению острых углов, снятию противоречий и поиску компромиссов. Достаточно сказать, что, к примеру, по российскому вопросу Зеленые и Свободные демократы находятся на противоположных полюсах мейнстримного консенсуса. Обе партии, в отличие от Левых и «Альтернативы для Германии», согласны с санкционной политикой в принципе, но Зеленые выступают за жесткую линию, а Свободные демократы, напротив, провозглашают поиск возможностей для снятия санкций.

И таких мелких противоречий очень много. Именно на них постараются сыграть социал-демократы, в самом благоприятном для себя варианте лишив Меркель большинства в парламенте. Тем более что Зеленые и исторически, и идейно ближе все-таки к социал-демократам, а там, возможно, согласятся на компромисс и находящиеся на том же фланге политического спектра левые. И вот тогда речь может зайти даже о досрочных выборах. Подобный «дворцовый переворот» уже случался в немецкой истории, и осуществил его в начале своей большой карьеры как раз Гельмут Коль.

Впрочем, нельзя сбрасывать со счетов удивительное умение Меркель работать как раз в заданных условиях, когда компромисс приходится искать почти постоянно. Собственно, именно это позволило ей в течение восьми лет благополучно сохранять «большую коалицию». И велика вероятность, что еще четыре года на подведение итогов своего правления и попытку провести операцию «Преемник» у нее есть. Задача, которую она поставила на митинге в воскресенье, – «отвоевать избирателей «Альтернативы для Германии» («АдГ»)».

«Альтернатива» – не альтернатива

Если просто сложить потерянные ХДС/ХСС и СДПГ голоса, то получится почти столько же, сколько набрала на этих выборах «АдГ». Велик соблазн объяснить успех правых популистов именно так. Но это было бы явным упрощением. Хотя бы потому, что на выборах 2013 года они уже набрали 4,7%, и лишь долей процента им не хватило для того, чтобы пройти в Бундестаг еще четыре года назад.

К тому же часть прежних избирателей христианских демократов, очевидно, проголосовала за свободных демократов. И это довольно четко отражает две стороны одной претензии к Меркель – к ее стремлению всегда и везде достигнуть консенсуса. Одни недовольны компромиссами с внутренней оппозицией и идут голосовать за свободных демократов, другие – с внешними партнерами по вопросам иммиграции, будущего Европы, отношений с Россией и США – и идут голосовать за «Альтернативу».

По большому счету, Ангеле Меркель стоило бы говорить не об «отвоевании», а о «завоевании» избирателей «АдГ»: по сравнению с прошлыми выборами явка оказалась на 5% выше (76,2% против 71,5%), и, похоже, значительная часть из вновь пришедших поддержала именно крайне правых. Когда накануне выборов появились последние социологические опросы, сулившие «АдГ» третье место, могло показаться, что события пойдут по недавнему нидерландскому сценарию, когда высокая явка в итоге помешала крайне правым добиться по-настоящему высокого результата. Встревоженные голландцы проголосовали по принципу «лишь бы не». Но немецкие бюргеры не испугались.

Третье место при первом же попадании в Бундестаг и способность мобилизовать пассивного избирателя на свою сторону – это хорошие новости для альтернативщиков. Сегодня их вполне заслуженно называют главными победителями прошедших выборов. Но похоже, на этом хорошие новости заканчиваются.

Успех «Альтернативы» – это действительно сенсация. Хотя бы потому, что год назад партия выглядела куда более грозной, чем сегодня. В разгар иммиграционного кризиса она заняла второе место на выборах в федеральной земле Саксония-Анхальт и даже в либеральном, космополитичном, мультикультурном Берлине набрала почти 15%. Но с тех пор партию не переставали сотрясать внутренние скандалы.

С самого начала «АдГ» объединяла две группы – «националистов», которых в первую очередь волнует размывание немецкой идентичности под напором иммиграции и государственной политики мультикультурализма, и «экономистов», которых тревожит отказ от экономического суверенитета Германии. И ровно сшить их между собой до сих пор не очень-то удалось.

Внутрипартийная борьба шла буквально до последних дней перед выборами, причем периодически она выглядела почти курьезно. В 2015 году Фрауке Петри, лидер националистического крыла партии, сумела добиться лидерства в партии и потеснить одного из ее основателей Александра Гауланда, представлявшего «экономистов». За радикальные высказывания по вопросам иммиграции и семейных ценностей Петри называли фюрером в юбке, а «АдГ» прочили деградацию к откровенному неонацизму. Два года спустя Гауланд взял реванш и стал одним из лидеров предвыборного списка. И вот накануне выборов Петри дала интервью, в котором заявила среди прочего, что понимает тех избирателей, которые не хотят голосовать за «АдГ», потому что некоторые позиции ее лидеров «неприемлемы в демократическом обществе». Оба, кстати, окажутся в одной фракции – он как лидер партийного списка, она – как депутат, избранный по одномандатному округу. Совместная работа обещает быть интересной.

И, несмотря на все эти склоки, избиратель поддержал альтернативщиков. Но это говорит только о том, что голосовал он не за «АдГ», а против всех остальных. И прежде всего против меркелевской «большой коалиции за все хорошее».

Самой же «АдГ» в будущем это ничто не гарантирует. Против нее играет даже то, что в оппозицию уходят социал-демократы: имея больше мест в Бундестаге, они лишают альтернативщиков возможности играть главную критическую партию парламентского концерта.

Проблема в том, что «АдГ» слишком демократична, чересчур плюралистична, излишне открыта для своей в общем-то нелиберальной повестки. Для реального успеха таким партиям нужен безусловный лидер, чтоб не сказать вождь, который бы цементировал организацию, не давая ей расплываться в идейных и личных трениях. Жан-Мари Ле Пен и его дочь Марин могли бы поделиться опытом, но пока совершенно неясно, с кем именно.

Велика вероятность, что альтернативщики повторят путь австрийской Партии свободы, которая в 1999 году тоже заняла третье место на парламентских выборах и даже попала в правительственную коалицию, но умудрилась расколоться еще до следующих выборов.

Все это заставляет предположить, что следующие парламентские выборы в Германии будут куда более традиционными, чем нынешние. Социал-демократы против христианских демократов. Одни попытаются искать союза с Левой партией. Другие останутся верны Свободным демократам. Решающая акция окажется у Зеленых, которые сегодня выглядят проигравшими, но именно по этой причине не слишком расстроенными.

Не будет там, скорее всего, только сильных, единых правых радикалов и Ангелы Меркель в качестве кандидата в канцлеры от христианских демократов. И реальный вопрос только в том, когда это случится: в 2021 году или все-таки на пару лет раньше.

Германия > Внешэкономсвязи, политика > carnegie.ru, 25 сентября 2017 > № 2324404 Дмитрий Карцев


Германия > Внешэкономсвязи, политика > carnegie.ru, 23 августа 2017 > № 2281363 Дмитрий Карцев

Враг хорошего. Почему Шульц не может победить Меркель

Дмитрий Карцев

Проигрывает эти выборы не только Шульц – проигрывает их прежде всего Социал-демократическая партия. СДПГ угодила в ловушку: стоит ей радикализировать свои требования, и она рискует потерять свой новый ядерный электорат. Но в нынешнем состоянии она перестала прирастать теми немцами, кто чувствует социальную фрустрацию. Они уходят к «Альтернативе для Германии» и к Левой партии

Когда в январе лидером избирательного списка Социал-демократической партии Германии (СДПГ) стал бывший председатель Европарламента Мартин Шульц, немецкая политика пережила несколько небывалых за последние годы недель. Рейтинги СДПГ поползли вверх, в начале февраля они даже немного опередили христианских демократов канцлера Ангелы Меркель. А по личной популярности Шульц вообще уверенно обходил действующую главу правительства. За первые три месяца 2017 года в партию вступило более 14 тысяч человек – в некоторых регионах их было больше, чем за весь предыдущий год. Немецкие СМИ заговорили о «Шульц-эффекте».

Но тут наступила весна, прошли региональные выборы сначала в Сааре, после в Шлезвиг-Гольштейне, наконец, в родной земле Шульца Северном Рейне – Вестфалии, и везде социал-демократы не просто проиграли партии Меркель, а показали результат хуже, чем четырьмя годами ранее. Сегодня, за месяц до выборов в Бундестаг, ни у кого нет особых сомнений, что победу на них одержит ХДС/ХСС, и только совершенно невероятное стечение обстоятельств сможет помешать Меркель занять пост канцлера четвертый раз подряд.

По данным последних опросов, за ХДС/ХСС готовы проголосовать 39%, за социал-демократов – 24%, за Левых – 9%, за Зеленых и Свободных демократов – по 8%, за «Альтернативу для Германии» – 7%. Если бы немцы выбирали главу своего правительства напрямую, то Меркель имела бы хорошие шансы победить уже в первом туре. «Шульц-эффект» оказался кратковременным. Почему?

Проблемы на среднем уровне

Особенность современных СМИ состоит в том, что они пытаются подменить собой учебники истории. Во всякой политической сенсации увидеть новую глобальную закономерность. Политическая звезда Шульца стремительно взошла через полгода после брекзита и всего через несколько месяцев после победы Трампа на выборах в США. Европа с тревогой ожидала выборов в Нидерландах, на которых социологи сулили националистам чуть ли не первое место, а выход Марин Ле Пен как минимум во второй тур французских выборов окончательно покинул область фантастики.

Вердикт прессы был однозначным: западное общество требует новых подходов к политике. Новых идей. Новых людей. И чем дольше будет мешкать истеблишмент, тем успешнее будут радикалы и популисты всех мастей. Меркель казалась образцовым воплощением «старой политики» хотя бы в силу длительности своего пребывания у власти, Шульц – идеальным ответом на вызов. Системным политиком, которого ждали.

Внутрипартийная интрига, сопровождавшая избрание Шульца главой списка СДПГ, подогревала это ощущение: благодаря годам, проведенным в Страсбурге, он приобрел репутацию человека, свободного от влияния берлинского партийного аппарата. Кроме того, в отличие от прежних лидеров социал-демократов, Франк-Вальтера Штайнмайера и Зигмара Габриэля, он не был членом ни одного из кабинетов Меркель и, соответственно, мог восприниматься не как конъюнктурная, а как реальная альтернатива канцлеру.

Даже детали личной биографии Шульца играли на руку этому имиджу «другого своего». В молодости он был запойным алкоголиком, о чем откровенно рассказывал в своих интервью, но в итоге поборол разрушительное пристрастие. Получилась такая голливудская история на немецкий лад: добропорядочный бюргер, как положено, но с большой внутренней драмой, как положено в современном мире.

Глядя теперь на результаты свежих опросов, трудно не вспомнить анекдот о том, что «больной перед смертью потел». Но у безвременной кончины предвыборной интриги в Германии много причин. И первая из них в механизме работы самих же СМИ. Сами провозгласили новую эпоху, сами нашли ее героя, сами его развенчали. На Шульца возложили заведомо больше надежд, чем он мог оправдать: строго говоря, ничто в его предыдущей деятельности не говорило о том, что он за несколько месяцев сможет сместить с пьедестала одного из самых опытных политиков Европы и мира. Конечно, то же самое можно сказать о Трампе или Макроне, но то, что попало дважды, совершенно не означает, что должно и в третий раз.

А главное, чем сильнее подогревалось ожидание будущей сенсации, тем глубже было разочарование от первых неудач. СДПГ во главе с Шульцем проиграла выборы в Сааре в конце марта – объективно это вовсе не обещало провала в «битве за Берлин». Но журналисты тут же заговорили о конце «Шульц-эффекта», поскольку это обещало не меньший резонанс, чем предыдущие статьи о его удивительном воздействии на немецкую политику.

Нужно признать, что и собственных ошибок у Шульца было вполне достаточно. Он сделал довольно любопытную политическую карьеру. Свыше десяти лет он был бургомистром небольшого даже по немецким меркам – меньше 40 тысяч жителей – города Вюрзелен, а потом сразу перебрался в евродепутаты. Некоторые реалии «среднего уровня», федеральной немецкой политики, он, очевидно, мог просто не учесть.

Отсюда его реакция на поражение в Сааре: ничего страшного, заявил он, «один пропущенный мяч еще не значит проигранную игру». По сути верно, тем более что общенациональные рейтинги социал-демократов в тот момент еще оставались очень высокими, но по форме крайне неудачно. Немцы живут в Германии, но живут также и в своих федеральных землях. Соответственно, каждое региональное событие самоценно и одновременно имеет и всеобщий резонанс. Комментаторы тут же объявили, что Шульц больше думает о власти, чем о проблемах людей на местах.

Но главное, что тогда, в марте, выяснилось неприятное: социологи и в Сааре сулили социал-демократам хороший результат, уж никак не поражение с отставанием десять процентов. Но когда люди дошли до избирательных участков, они проголосовали так, как проголосовали. Мобилизационный потенциал христианских демократов оказался выше, чем многие думали. И сделать с ним что-то в последующие месяцы Шульц так и не смог. Можно предположить, что рациональное ощущение стабильности, которую в Германии ассоциируют с правлением Меркель, оказалось важнее, чем субъективное чувство усталости.

Ловушка стабильности

Немецкая стабильность кажется настолько прекрасной, что за время кампании Шульц так и не смог найти подходящую тему, чтобы продемонстрировать какую-то собственную, отличную от Меркель повестку. Свою агитацию он начал с обещания большей справедливости, и аналитики сошлись на том, что это весьма удачный риторический ход. Но в дальнейшем Шульц так и не разъяснил, что конкретно имеет в виду.

В конце июня была опубликована предвыборная программа СДПГ, она содержит изрядное число предложений по новациям в налоговой и пенсионной системе. Но ни одно из них не обещает радикального улучшения жизни ни одной из групп населения – это сложная игра цифр, которая ясна экономистам, живущим долгосрочными прогнозами развития страны, но не вполне понятная обывателям, которые в Германии и так, надо сказать, по большей части удовлетворены своим положением.

Куда большим предвыборным потенциалом, как казалось, обладает тема беженцев, но как раз в нынешнем году острота кризиса внутри Германии явно спала: за первые шесть месяцев нынешнего года количество прибывших в страну иммигрантов снизилось на 72%.

При этом либеральные комментаторы не устают повторять, что нужно смотреть на картину шире и не игнорировать, что тем временем число новых африканских беженцев в Италии выросло по сравнению с аналогичным периодом прошлого года на 20%. На этом и попытался сыграть Шульц, обвинив канцлера в отсутствии стратегического видения проблемы. И это, возможно, справедливо. Как справедливы в долгосрочной перспективе высказанные им идеи. Но здесь и сейчас они едва ли могут вызвать большой энтузиазм среди беженцев.

Больше солидарности со странами юга Европы. Больше финансовой помощи странам Магриба. Больше интеграции для тех, кто уже здесь. За все эти гуманные идеи на Шульца тут же обрушились партнеры Меркель из Христианско-социального союза Баварии – южной немецкой земли, которую мигранты буквально штурмовали в течение двух лет. И фрау канцлерин в одночасье превратилась из политика, обещавшего справиться с 500 тысячами мигрантов и пустившего в страну полтора миллиона, чуть ли не в главный оплот неприступной германской границы.

Да и вообще, Шульц со своим многолетним пребыванием во главе Европарламента плохо годится на роль убедительного критика иммиграционной политики действующего канцлера. Хотя более 70% немцев выступают за то, чтобы Германия осталась в составе ЕС, почти столько же убеждены, что Евросоюз развивается в неверном направлении. Еще больше граждан ФРГ уверены, что другие страны Европы оставили Германию наедине с проблемой иммиграции. И если у немцев и есть претензии к Меркель, то в основном в связи с тем, что она, по их мнению, слишком оглядывается на другие страны, забывая о собственных трудностях Германии. Но Шульц на ее фоне совсем не выглядит выигрышно. Бюрократ, только не берлинский, а страсбургский. Другой, но такой же. Если не хуже.

Можно сказать, что если для всей остальной Европы Ангела Меркель является воплощением этой самой Европы с многочисленными неурядицами последних лет, то внутри Германии она предстает как раз альтернативой бурям, кризисам, маргиналам и радикалам окружающего мира.

Поразительно, но все, что пришлось делать Меркель в ходе этой кампании, – это демонстрировать поистине дзенское бездействие в ожидании провала оппонента, да еще предложить легализовать однополые браки, чтобы окончательно спутать избирателям карты, кто тут консерватор, кто прогрессист.

Это любопытный пример, как причудливо может быть переплетено рациональное и иррациональное в политике. Меркель не подогревает градус эмоций, подобно Трампу; не играет на патриотических чувствах, как Ле Пен; не обещает новой политики, как Макрон. Она вообще почти ничего не обещает, заставляя аналитиков удивляться скупости своей предвыборной программы. На первый взгляд все подчеркнуто прагматично, но на самом деле очевидно, что кампания Меркель воздействует именно на довольно иррациональное ощущение, что при ней точно хуже не будет.

Элемент личностного противостояния скрыт в немецкой избирательной кампании куда глубже, чем во Франции и тем более в США, и хорошо, если он вообще возникнет хотя бы в ходе прямых теледебатов в начале сентября. Тем не менее он, безусловно, наличествует, просто менее отрефлексирован за добропорядочным нежеланием переходить на личности, как «кое-где». И именно поэтому пока побеждает та, кто особенно мастерски прячет собственную индивидуальность.

Но проигрывает эти выборы не только Шульц – проигрывает их прежде всего Социал-демократическая партия. И у этого поражения куда более глубокие корни, чем у неготовности ее кандидата на равных противостоять канцлеру Меркель. Проблема в том, что партия утеряла собственную политическую идентичность. Избирателю все труднее уловить разницу в партийных программах. И это коррелирует не только с многолетним сотрудничеством в правительстве, но и с общностью социальной базы. Грубо говоря, среднестатистический избиратель СДПГ и ХДС/ХСС – это один и тот же человек. Имеющий высшее образование, ежемесячный доход порядка трех тысяч евро, полностью удовлетворенный своим финансовым положением.

Пожалуй, самая красноречивая иллюстрация – доля рабочих в электорате каждой из партий. В 2000 году среди сторонников СДПГ их было 44%; у ХДС/ХСС – 35%. Сегодня 17% и 16% соответственно. Учитывая, что среднегодовой рейтинг христианских демократов выше, чем у их оппонентов, в абсолютных цифрах партию Меркель сегодня поддерживает даже большее число выходцев из рабочего класса.

Партия Шульца постарела (пенсионеры составляют 36% ее сторонников, на 10% больше, чем в начале 2000-х) и разбогатела. И окончательно потеряла имидж «партии маленьких людей».

СДПГ угодила в ловушку: стоит ей радикализировать свои требования, и она рискует потерять свой новый ядерный электорат. Но в нынешнем состоянии она перестала прирастать теми немцами, кто по тем или иным причинам чувствует социальную фрустрацию. Таких в стране вообще немного, но именно эти несколько процентов могли бы решить судьбу выборов. А они уходят к «Альтернативе для Германии» и к Левой партии. В такой ситуации что-то изменить может фактор личности партийного лидера, а он не сработал.

Будущие запросы

Значит ли все это, что немецкая политика на ближайшие годы предопределена и неизменна? Вовсе нет. Во-первых, социал-демократы могут надеяться на то, что «саарский феномен» сработает в обратную сторону: опросы сулят убедительную победу христианским демократам, а избиратели на участках смешают социологам все карты.

Но даже если исключить такую вероятность и считать, что уже ничто не сможет помешать итоговой победе Меркель, то в любом случае ей понадобятся партнеры по коалиции. И здесь простор для вариантов довольно широкий. Если бы выборы состоялись в ближайшее воскресенье, правоцентристский союз ХДС/ХСС плюс партия Свободных демократов (СвДП) не смогли бы собрать в парламенте большинство голосов и сформировать правительство, подобное существовавшему в 2009–2013 годах.

Поэтому может сохраниться и нынешняя «большая коалиция» христианских демократов и социал-демократов. Но аналитики и сами партийные лидеры неоднократно говорили, что этот вариант крайне нежелателен с точки зрения демократии, поскольку парламент без сильной оппозиции неполноценен.

Значит, Меркель может попытаться создать трехчастную коалицию, где третьей силой наряду с христианскими и свободными демократами могли бы стать Зеленые. Такой вариант в Германии называют «Ямайкой», по цветам флага карибского государства – черному, символизирующему ХДС/ХСС, золотому СвДП и зеленому, – и он уже был несколько раз опробован на региональном уровне. Однако на общенациональном уровне ничего подобного Германия не знала, но умение Ангелы Меркель подстраиваться под самые разные обстоятельства давно стало притчей во языцех. Как и то, что в итоге получается, что это она подстроила обстоятельства под себя.

И большой вопрос, что выгоднее для социал-демократов в длительной перспективе. Политический стиль Меркель довольно специфично влияет на ее партнеров по правительству. На каждых следующих выборах число проголосовавших за них резко снижается. Свободные демократы после четырех лет в правительстве в 2013 году и вовсе вылетели из Бундестага. Получается, что избиратели склонны связывать достижения правительства с хорошим канцлером, а неудачи – с плохими министрами. Нужно ли социал-демократам подобное партнерское соглашение, грозящее окончательной утратой собственной политической идентичности?

В конце концов, первоначальный всплеск популярности Мартина Шульца демонстрирует, что запрос на новых политиков действительно существует в Германии. И чем дольше Меркель останется у власти, тем сильнее он будет.

Удовлетворять этот запрос, находясь внутри правительственной коалиции, будет явно не с руки. Другое дело, что в ходе нынешней кампании Шульц ничем не показал, что в принципе способен на это, а в СДПГ тем не менее уже заверяют, что намерены оставить его во главе партии вне зависимости от итогов выборов. И именно это обещает вовсе не будущий ренессанс социал-демократов, а дальнейшее перетекание недовольных избирателей к правым и левым популистам, которых, похоже, пора отвыкать называть маргиналами.

Германия > Внешэкономсвязи, политика > carnegie.ru, 23 августа 2017 > № 2281363 Дмитрий Карцев


Нидерланды > Внешэкономсвязи, политика > carnegie.ru, 17 марта 2017 > № 2125913 Дмитрий Карцев

Больше, чем партия. Что показали выборы в Голландии

Дмитрий Карцев

Мейнстримные аналитики называют ультраправые партии, постоянно упирающие на проблему иммиграции, полупрезрительно «партиями одного вопроса». Зацикленными. Но как быть с тем, что именно этот вопрос стал чуть ли не единственным реально понятным избирателям и кажется чем-то выходящим за рамки привычного «шоу»?

После победы Дональда Трампа в США голландское телевидение выпустило пародийную рекламу Нидерландов, где, используя интонации и любимые словечки нового президента, призывали его сделать the Netherlands second, раз уж Америка неизбежно будет first. За несколько недель до парламентских выборов голландские журналисты уже не смеялись – напротив, многие опасались, что Нидерланды действительно станут вторыми после США, когда выборы выиграет «голландский Трамп» Герт Вилдерс и его Партия свободы.

Его программа нетипична для многочисленных европейских партий с подобным названием: резкое сокращение иммиграции; меры по принудительной ассимиляции; защита «традиционных» меньшинств – евреев и гомосексуалистов, угрозу которым он тоже видит прежде всего в мигрантах с Востока; пересмотр отношений с Евросоюзом вплоть до Nexit – выхода из него.

Выиграй Вилдерс выборы, из этого получился бы подходящий пролог для большого европейского политического года с кульминацией в виде президентских выборов во Франции с Марин Ле Пен в главной роли и развязкой в Берлине, где Ангела Меркель осенью попытается не отдать ни пяди родных парламентских кресел «Альтернативе для Германии».

Но в итоге вторыми стали не Нидерланды, а соратники Вилдерса, которые получили в Палате представителей 20 мест из 150. У победивших либералов, Народной партии за свободу и демократию, – 33 места. В спину «Свободе» дышат консерваторы из Христианско-демократического призыва (19 мест) и левые либералы из партии Демократы-66 (те же 19 мест). По 14 мест получат социалисты и Зеленые левые – это их успех, а не Вилдерса, стал главной сенсацией голландских выборов.

Сразу после подсчета голосов стали ясны две вещи. Что проблема непосредственно Вилдерса на сегодняшний день успешно решена. И что угроза для привычного западного политического ландшафта, которую Вилдерс олицетворяет, никуда не делась.

Победа дискурса

Респектабельные западные медиа празднуют общеевропейский триумф. Сам Вилдерс в твиттере – а куда же без него любому «дженерику» Трампа – признал: результат далек от тех 30 мест, на которые рассчитывала его партия. Лидер победивших либералов, действующий премьер Марк Рютте заявил, что Нидерландцы сказали уверенное «нет» популизму и ксенофобии. Газеты склоняют премьерскую фразу на все лады и невзначай приписывают это «нет» сразу всем европейцам.

Оптимизм им внушает не только итоговый результат, но и феноменальная явка: на избирательные участки пришло более 80% голландцев – рекорд с 1981 года. Это развеивает расхожее представление о том, что основу поддержки новых популистов составляет «молчаливое большинство», которое давно разочаровано в традиционных политиках и годами ждало, когда же появятся наконец Трампы, Вилдерсы и Ле Пены, представляющие их реальные интересы.

Напротив, считают западные аналитики, своим успехом популисты обязаны «крикливому меньшинству», которое в какой-то момент оказалось более собранным и организованным, чем расслабленная, благодушная и сонная обывательская масса. Стоило облить обывателей холодным душем брекзита и Трампа, как они засуетились и вспомнили наконец о гражданском долге.

При ближайшем рассмотрении в этой конструкции, правда, обнаруживаются некоторые сбои. Общество, вроде как выступившее единым фронтом против правопопулистской угрозы, тем не менее обеспечило партии Вилдерса трехпроцентный рост поддержки по сравнению с выборами пятилетней давности. В то время как победившие либералы, напротив, потеряли поддержку почти пяти процентов избирателей.

Но на этот случай есть другой медийный герой этой кампании – тридцатилетний лидер партии Зеленых левых Йессе Клавер, которого сторонники именуют не иначе как Исайя – в смысле пророк. Под его руководством партия добилась рекордных в своей истории 9% голосов и теперь имеет неплохие шансы войти в новую правящую коалицию.

Клавер на три четверти потомок эмигрантов: его бабушка и дедушка по отцовской линии – марокканцы, мамина родня наполовину голландского, наполовину индонезийского происхождения. Когда Вилдерс в своей кампании обрушивался на мигрантов из Магриба, Клавер не скрывал, что воспринимает это на свой счет, и реагировал, сочетая сарказм и жесткость. И уже Вилдерсу приходилось защищаться, пытаясь сохранить хрупкий имиджевый баланс правдоруба, но не экстремиста.

Ко всем прочим своим достоинствам Клавер еще и внешне напоминает канадского премьера Джастина Трюдо. А большего для того, чтобы стать главной альтернативной звездой кампании, лидеру зеленых было и не нужно. Его успех – второй любимый сюжет западных СМИ и их главный положительный месседж: смотрите, у нас есть кем заменить старое поколение элиты, не справившееся с Вилдерсом в зародыше. Хотя, заметим в скобках, главному представителю «стариков», премьеру Рютте, только что исполнилось пятьдесят.

Внести дисгармонию в эту буколическую картину триумфа народной воли пытаются немногочисленные скептики, которые, проходя по полю боя, усердно собирают предвыборные тревожные наблюдения и именно их преподносят как результат куда более важный, чем финальный счет на табло.

Главный из этих страхов – что популистская риторика вошла в плоть голландской политики и разъедает традиционные партии изнутри. Христианские демократы, к примеру, требуют запретить финансирование мечетей и исламских организаций из иностранных источников, что на практике может лишить те всяких средств к существованию. Другие партии высказывали даже идею лишать нидерландского гражданства лиц, состоящих в террористических группировках, что нарушило бы базовые права человека.

Так, мол, Вилдерс победил, даже не приходя к власти. В случае Нидерландов особенно хорошо видно, что это победа дискурса, а не политического движения, которое с ним ассоциируется и пытается оседлать. За правых популистов все еще в основном голосуют из чувства протеста, а не по принципу «почему бы и нет». Проблема в том, что протест нарастает.

Единственный вопрос

Нынешнее торжество голландской демократии, скорее всего, было бы невозможно без турецкого лидера Эрдогана. Не назначь он на 16 марта референдум по очередному укреплению собственной власти и не случись на этом фоне очередного обострения отношений, никогда бы Марк Рютте не смог так веско заявить в ходе теледебатов с Гертом Вилдерсом, что, пока тот постит твиты, он занимается реальными делами. Под таковыми премьер-министр подразумевал запрет на въезд двум турецким министрам, которые намеревались вести агитацию в пользу Эрдогана среди членов местной турецкоязычной общины.

Тем самым либеральное государство как бы показало свою способность отстаивать суверенитет страны и даже одергивать исламистов без назойливых советов полуфанатичных поборников-националистов. И, соответственно, убавило число желающих проголосовать за Партию свободы, рейтинги которой стали неумолимо снижаться как раз в последние дни перед выборами.

Но это история не только про значимость для избирательной кампании последнего, финального момента. Это одновременно и свидетельство того, что, выбирая, за кого отдать голос, избиратель все больше напоминает посетителя кинотеатра, который ищет фильм поувлекательнее. Пока ему предстояло сделать выбор между лощеным бюрократом и едким критиком, он склонялся ко второму. Но когда бюрократ вдруг оказался сильным лидером, маятник тут же качнулся в другую сторону: известный эффект «сплочения вокруг флага», поданный по законам шоу, обретает новую жизнь.

Тем же самым объясняется и вышеупомянутый феномен Клавера: придумать байопик лучше было бы трудно. Этим же объясняется и внезапно возникшая угроза новому сроку Ангелы Меркель: стоило оппозиционным социал-демократам выдвинуть хотя бы относительно новую фигуру – председателя Европарламента Мартина Шульца, – как рейтинг партии немедленно скакнул на десять процентов вверх. Современные западные люди ждут от выборов не изменений жизни, они ждут хотя бы шоу.

Но не менее важно и то, что эта общая мировая тенденция всякий раз преломляется по-своему под действием национальной политической культуры. Пугавшие бешеным ростом популярности Вилдерса и Партии свободы забывали упомянуть, что на выборах 2010 года она хоть и заняла только третье место, но набрала 15%, то есть на два процента больше, чем сейчас. А в 2002 году правопопулистскую группу Пима Фортейна и вовсе поддержали 17%, благодаря чему ее представители вошли в коалиционное правительство, которое, правда, уже на следующий год благополучно развалилось.

С другой стороны, ныне правящая Народная партия все предыдущее десятилетие играла вторые-третьи роли, пытаясь втиснуться в противостояние христианских демократов и Партии труда. И только с 2010 года во главе с Рютте она вышла на лидирующие позиции.

То, что выглядит как часть глобального тренда, на практике может стать в первую очередь завихрением местной политики. Это оказалось хорошей новостью для Нидерландов, но может с тем же успехом сработать и в противоположную сторону: победа популистов в одной стране автоматически не запускает волну, но и поражение не может ее остановить.

Именно о соотношении национальной и глобальной политики свидетельствует главная незамеченная сенсация голландских выборов – провальное выступление традиционно сильной Партии труда, которая получила чуть более 3% голосов избирателей, на 20% меньше, чем пять лет назад. Всего же партии, так или иначе ассоциирующиеся с левыми идеями, включая Зеленых, не набрали в сумме и 25% поддержки.

Подобный провал случается с Партией труда не впервые. Последний раз она теряла массовую поддержку избирателей в 2002 году, когда за нее проголосовало вдвое меньше голландцев (15%), чем за четыре года до этого. Показательно, что и тогда, и сейчас потеря популярности левых сопровождалась взлетом правого популизма.

В этом нет ничего удивительного, если вспомнить, что Вилдерс обращается, по его собственному выражению, к «людям тяжелого труда, к обычным гражданам, к Хенку и Ингрид». Именно кризис традиционных левых партий – это то, что создает базу для успеха Партии свободы в Нидерландах. Конечно, часть бывших сторонников голландских левых уходят к продвинутым Зеленым, но большинство, похоже, больше заинтересовано не в строительстве постиндустриального общества, а в том, чтобы не строились новые лагеря для беженцев.

И этим голландские популисты отличаются, например, от своих австрийских тезок, которые тянут на себя в первую очередь традиционный электорат консервативных партий. А объединяет их точное попадание в точку, где интеллектуальных сил устоять нет ни у одной из традиционных партий – как быть с большими массами не желающих ассимилироваться Других? Мейнстримные аналитики называют партии, постоянно упирающие на эту проблему, полупрезрительно «партиями одного вопроса». Зацикленными. Но как быть с тем, что именно этот вопрос стал чуть ли не единственным реально понятным избирателям и кажется чем-то выходящим за рамки «шоу»?

Не имея возможности ответить, традиционные партии, вместо того чтобы переключить внимание, предпочитают настаивать, что проблемы не существует вовсе. Городские и сельские низы, особенно остро и, возможно, даже преувеличенно ощущающие, что она все-таки есть, отвечают соответствующим голосованием. Старые партии в ответ грозят ни в коем случае не сотрудничать с популистами, сколько бы те ни набрали. В таких условиях совсем не трудно предсказать, что игнорируемое раздражение, связанное с миграционным вопросом, будет нарастать и следующее поколение «вопрошающих» окажется еще более зацикленным и еще более радикальным.

Нидерланды > Внешэкономсвязи, политика > carnegie.ru, 17 марта 2017 > № 2125913 Дмитрий Карцев


Нашли ошибку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter