Всего новостей: 2604120, выбрано 11 за 0.019 с.

Новости. Обзор СМИ  Рубрикатор поиска + личные списки

?
?
?  
главное   даты  № 

Добавлено за Сортировать по дате публикации  | источнику  | номеру 

отмечено 0 новостей:
Избранное
Списков нет

Князев Александр в отраслях: Внешэкономсвязи, политикаСМИ, ИТвсе
Князев Александр в отраслях: Внешэкономсвязи, политикаСМИ, ИТвсе
Казахстан. Россия. Сирия. ООН > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > newskaz.ru, 17 апреля 2018 > № 2573669 Александр Князев

Почему Казахстан воздержался при голосовании в Совбезе ООН по резолюции России

Казахстану было важно сохранить нейтральную позицию в Совбезе ООН, чтобы сохранить Астанинский процесс, считает политолог Александр Князев

Сергей Ким

Казахстан воздержался во время голосования в Совбезе ООН по российской резолюции по Сирии только из прагматических целей. Так считает известный политолог Александр Князев.

Собеседник подчеркивает, воспринимать политику эмоционально нельзя. По его мнению, утвердительный голос Казахстана при голосовании мог сыграть против Астанинского процесса. При этом политолог не видит больших противоречий в ситуации, когда в составе Организации Договора коллективной безопасности (ОДКБ) Казахстан был против обстрела, а в Совбезе по этой же повестке промолчал. Почему нашей стране было важно сохранить нейтральную позицию, читайте в интервью Александра Князева Sputnik Казахстан.

- Совет Безопасности ООН не принял российскую резолюцию с призывом прекратить агрессию в отношении Сирии. Казахстан при этом во время голосования воздержался наряду с четырьмя, далекими от большой политики, странами. Почему Казахстан выбрал такую позицию?

- Я думаю, что одна из целей этого американского ракетного обстрела – это срыв переговорного процесса по Сирии, который проходит в Астане. Как бы там ни было, при всех недостатках Астанинский процесс в большей степени содержит в себе какие-то подвижки, по крайней мере снижение интенсивности боевых действий, создание зон деэскалации, в отличие, например, от Женевского процесса.

Поэтому, я думаю, что позиция Казахстана формулировалась с учетом двух тезисов: во-первых, голос представителей Казахстана в Совете Безопасности не повлиял бы на общее решение – это было очевидно. В то же время Казахстану нужно было сохранить некую серединную позицию, чтобы попытаться Астанинский переговорный процесс за собой сохранить. Однозначная, прямолинейная позиция Казахстана в любом случае негативно отразилась бы на перспективах межсирийского урегулирования в Астане.

- Скажите, а насколько России мог быть важен голос Казахстана во время голосования в Совбезе?

— Думаю, в целом, для России это была не просто понятная позиция при голосовании, но, я допускаю, что она могла быть согласованной, исходя из первых двух соображений, которые я уже озвучил.

- Позиция Казахстана вызвала определенную долю критики и возбудила очень много дискуссий…

- Раздаются сейчас голоса политиков, экспертов, которые негодуют по этому поводу, но мне кажется, что требовать от Казахстана какой-то прямолинейной позиции, требовать жестко высказаться в поддержку российской резолюции, думаю, было бы слишком "в лоб" и еще менее результативно.

Хотя, вся эта ситуация из разряда тех, над которой можно задуматься — на будущее. И должно прийти понимание, что возможности многовекторности, возможности не становиться за одну из сторон конфликта, когда конфликт носит глобальный характер… эти возможности, конечно, стремительно сужаются. И в какой-то отдаленной перспективе может возникнуть более жесткая ситуация, когда Казахстану и другим странам, занимающимся многовекторной политикой, нужно будет все-таки выбирать.

- Вы имеете в виду ситуацию по Сирии?

— Не обязательно по Сирии, вообще в целом.

- Россия после ракетной атаки созвала экстренное заседание постоянного совета ОДКБ. Организация высказалась против обстрела. Понятное дело, в этом заседании принимали участие представители Казахстана. Почему в ОДКБ возможна одна реакция, а в Совбезе другая?

- Я не вижу большого противоречия. Хорошая политика всегда прагматична. В политике нет места эмоциям, каким-то моральным оценкам. Все должно исходить из результата. И, возвращаясь к моим словам, – позиция Казахстана в Совбезе оставляет пусть и не огромный, но все-таки шанс для продолжения переговорного процесса, которым управляют Россия, Иран и Турция.

Если бы Казахстан проголосовал однозначно за российскую резолюцию, думаю, что значительная часть сирийских "антиасадовских" переговорщиков, которые сейчас пусть неохотно, но идут на переговоры, наверное, встали бы в определенную позу. И Западу было бы легче дезавуировать значение астанинских переговоров с точки зрения поддержки позиции России Казахстаном.

А так остается окно возможности для продолжения переговоров. Политика цинична по определению, для нее важен результат.

Казахстан. Россия. Сирия. ООН > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > newskaz.ru, 17 апреля 2018 > № 2573669 Александр Князев


Казахстан. Россия. Сирия. ООН > Армия, полиция. Внешэкономсвязи, политика > dknews.kz, 17 апреля 2018 > № 2571640 Александр Князев

Почему Казахстан воздержался при голосовании в Совбезе ООН по резолюции России

Казахстан воздержался во время голосования в Совбезе ООН по российской резолюции по Сирии только из прагматических целей. Так считает известный политолог Александр Князев, пишет Sputnik Казахстан.

Собеседник подчеркивает, воспринимать политику эмоционально нельзя. По его мнению, утвердительный голос Казахстана при голосовании мог сыграть против Астанинского процесса. При этом, политолог не видит больших противоречий в ситуации, когда в составе Организации Договора коллективной безопасности (ОДКБ) Казахстан был против обстрела, а в Совбезе по этой же повестке промолчал.

- Совет Безопасности ООН не принял российскую резолюцию с призывом прекратить агрессию в отношении Сирии. Казахстан, при этом, во время голосования воздержался наряду с четырьмя, далекими от большой политики странами. Почему Казахстан выбрал такую позицию?

- Я думаю, что одна из целей этого американского ракетного обстрела – это срыв переговорного процесса по Сирии, который проходит в Астане. Как бы там ни было, при всех недостатках, Астанинский процесс в большей степени содержит в себе какие-то подвижки, по крайней мере, снижение интенсивности боевых действий, создание зон деэскалации, в отличие, например, от Женевского процесса.

Поэтому, я думаю, что позиция Казахстана формулировалась с учетом двух тезисов: во-первых, голос представителей Казахстана в Совете безопасности не повлиял бы на общее решение, это было очевидно. В то же время, Казахстану нужно было сохранить некую серединную позицию, чтобы попытаться Астанинский переговорный процесс за собой сохранить. Однозначная, прямолинейная позиция Казахстана в любом случае негативно отразилась бы на перспективах межсирийского урегулирования в Астане.

- Скажите, а насколько России мог быть важен голос Казахстана во время голосования в Совбезе?

— Думаю, в целом, для России это была не просто понятная позиция при голосовании, но, я допускаю, что она могла быть согласованной, исходя из первых двух соображений, которые я уже озвучил.

- Позиция Казахстана вызвала определенную долю критики и возбудила очень много дискуссий…

- Раздаются сейчас голоса политиков, экспертов, которые негодуют по этому поводу, но, мне кажется, что требовать от Казахстана какой-то прямолинейной позиции, требовать жестко высказаться в поддержку российской резолюции, думаю, было бы слишком "в лоб" и еще менее результативно.

Хотя, вся эта ситуация из разряда тех, над которой можно задуматься — на будущее. И должно прийти понимание, что возможности многовекторности, возможности не становиться за одну из сторон конфликта, когда конфликт носит глобальный характер… эти возможности, конечно, стремительно сужаются. И в какой-то отдаленной перспективе может возникнуть более жесткая ситуация, когда Казахстану и другим странам, занимающимся многовекторной политикой, нужно будет все-таки выбирать.

- Вы имеете в виду ситуацию по Сирии?

— Не обязательно по Сирии, вообще в целом.

- Россия после ракетной атаки созвала экстренное заседание постоянного совета ОДКБ. Организация высказалась против обстрела. Понятное дело, в этом заседании принимали участие представители Казахстана. Почему в ОДКБ возможна одна реакция, а в Совбезе другая?

- Я не вижу большого противоречия. Хорошая политика всегда прагматична. В политике нет места эмоциям, каким-то моральным оценкам. Все должно исходить из результата. И, возвращаясь к моим словам: позиция Казахстана в Совбезе оставляет пусть и не огромный, но все-таки шанс для продолжения переговорного процесса, которым управляют Россия, Иран и Турция.

Если бы Казахстан проголосовал однозначно за российскую резолюцию, думаю, что значительная часть сирийских "антиасадовских" переговорщиков, которые сейчас пусть неохотно, но идут на переговоры, наверное, встали бы в определенную позу. И Западу было бы легче дезавуировать значение астанинских переговоров с точки зрения поддержки позиции России Казахстаном.

А так остается окно возможности для продолжения переговоров. Политика цинична по определению, для нее важен результат.

Казахстан. Россия. Сирия. ООН > Армия, полиция. Внешэкономсвязи, политика > dknews.kz, 17 апреля 2018 > № 2571640 Александр Князев


Туркмения. Таджикистан. Узбекистан > Внешэкономсвязи, политика > camonitor.com, 26 сентября 2017 > № 2326882 Александр Князев

Александр Князев: «Пространство для религиозного радикализма в Узбекистане зачищено»

«Евразия.Эксперт» продолжает беседу с доктором исторических наук, профессором Александром Князевым об угрозах религиозного экстремизма в странах Центральной Азии. В предыдущей части были рассмотрены последствия ситуации в Мьянме для стран ЕАЭС и риски религиозной радикализации Казахстана, Кыргызстана и некоторых частей России. Сегодня речь пойдет о Туркменистане, Таджикистане и Узбекистане. Какая страна сегодня находится в наиболее уязвимом положении и почему?

– Есть еще три страны, которые не входят в ЕАЭС, но не менее важны для стабильного развития Евразии. Начнем с Туркменистана, где самая неясная ситуация в силу закрытости страны. В Марыйском велаяте действует радикальное религиозное подполье, имеющее связи с афганской территорией. Плюс не самая защищенная граница.

– Марыйский велаят – самый оппозиционный по отношению к официальному Ашхабаду. Но лучше начать с того, что в Туркменистане достаточно сильно сохранилась, а после распада СССР и усилилась родоплеменная дифференциация, в том числе и среди элит.

Сапармурад Ниязов, ахал-текинец по происхождению, был выходцем из детского дома, он особо не был включен в племенные связи. Видимо, поэтому ему удавалось удерживать баланс интересов среди выходцев из разнообразных кланов, рекрутированных в высшую политическую элиту. Там были представители и марыйских текинцев, и йомуды, и эрсары.

Его нынешний преемник – Гурбангулы Бердымухамедов, тоже ахал-текинец, но он за годы нахождения у власти очень сильно «почистил» элиту. В результате подавляющую часть ее стали представлять его соплеменники. Естественно, что элита потерявших места во власти племен стала принципиальным противником действующей власти.

Социально-экономическое положение в стране довольно сложное, если не сказать тяжелое. По уровню сложности социально-экономической ситуации Туркменистан конкурирует с Кыргызстаном и Таджикистаном. Все ранее имевшиеся льготы для граждан страны в начале лета были отменены. В 2016 г. был серьезный продовольственный кризис.

В ноябре текущего года президент Гурбангулы Бердымухамедов встречался с Владимиром Путиным в г. Сочи, после чего Туркменистан получил от России порядка $2,5 млрд в виде товарного кредита, в структуре которого большой долей присутствовали продовольственные товары.

Еще один фактор нестабильности заключается в том, что, в отличие от Таджикистана и Узбекистана, в Туркменистане сохранились сильные связи между элитами оппозиционных регионов и потомками мухаджиров, т.е. тех, кого в советское время было принято называть басмачами. После революции и гражданской войны они эмигрировали в Иран, Афганистан и другие страны, а сегодня они выступают с заявлениями о необходимости реституции, т.е. возврата ранее принадлежавшей им собственности, в первую очередь, земель.

Примечательно, что озвученные ими претензии на земли удивительным образом географически совпадают с наиболее крупными или потенциально перспективными местами расположения нефтегазовых месторождений, например, Галкыныша.

Еще один проблемный момент – туркменско-афганская граница, где регулярно фиксируется трафик наркотиков и оружия. В основном это касается Марыйского и Тедженского оазисов. Конечно, силовики проводят серьезные операции, но ситуация остается сложной. Все это несет опасность как для региона, так и для региональных интеграционных союзов.

Что касается религиозной сферы, то она со времен С. Ниязова находится под жестким контролем. Но на фоне затянувшегося социально-экономического кризиса не очень понятно, какие скрытые процессы происходят в обществе.

– Даже с точки зрения неспециалиста, поверхностно знакомого с ситуацией в регионе, Таджикистан выглядит как «слабое звено». Страна пережила гражданскую войну, последствия которой – неэффективная система госуправления, региональный сепаратизм – сохраняются до сих пор. Насколько сильны там позиции радикального ислама?

– Я думаю, что на сегодняшний день среди 5 стран региона в Таджикистане ислам играет наибольшую роль в жизни общества. Что касается его радикальных проявлений, то у Таджикистана от них очень хорошая «прививка».

Пока живо и активно участвует в политике и в общественной жизни поколение людей, переживших вооруженный конфликт, позиция «лишь бы не было войны» будет сильна в обществе.

Приведу один пример. 27 февраля 2005 г. в Кыргызстане и Таджикистане проходили парламентские выборы. В Кыргызстане это закончилось свержением Аскара Акаева и дальнейшим переформатированием государства. В Таджикистане тоже звучали призывы выйти на митинги, выразить несогласие с результатами выборов, но на улицы не вышел никто. Потому что люди знают, что такое гражданская война, они этого не хотят и остерегаются всего, что может к этому привести.

Сейчас в Таджикистане в активную жизнь входит поколение, которое не видело всех ужасов и лишений гражданской войны. Пока оно не вошло во взрослую жизнь, у Таджикистана есть запас времени.

Вот когда смена поколений произойдет, тогда Таджикистан, возможно, станет самым «слабым звеном» в регионе. Но пока государство в состоянии контролировать ситуацию в религиозной сфере.

Хотя опасность радикализации есть. В последнее время руководство Таджикистана активно наращивает отношения с Саудовской Аравией. И наращивание саудовского присутствия вызывает определенное беспокойство.

Но если ранжировать государства ЦАР по степени устойчивости, то, на мой взгляд, Таджикистан выглядит устойчивее, чем Кыргызстан. Во многом это обусловлено вышеназванной «прививкой», а также качеством политических элит. Дело в том, что политическая элита Таджикистана более консолидирована, чем киргизская.

– Продолжаем двигаться вдоль афганской границы. Несмотря на алармистские прогнозы, транзит в Узбекистане прошел в заданных параметрах. Стабильность одной из регионообразующих стран удалось сохранить. Тем не менее, наверняка в Ферганской долине присутствуют «спящие» исламистские ячейки. Насколько велика вероятность «раскачивания» стабильности под лозунгами исламизма?

– В Узбекистане сегодня сформирован значительный сегмент граждан, которые относятся к радикальным религиозным идеям индифферентно. И эта критически важная масса. Узбекское государство после распада СССР сделало, на мой взгляд, две важные вещи. Во-первых, узбекская власть достаточно жестко, не принимая в расчет соображения гуманизма, пресекла на корню все возникавшие симптомы. Можно вспомнить события в Андижане 1992 г., с возникавшим тогда «Адолатом», который впоследствии стал основой Исламского движения Узбекистана*. После взрывов в Ташкенте в 1999 г. власть тоже отреагировала достаточно жестко, пространство для радикализма внутри страны было зачищено.

Еще один важный фактор – в Узбекистане существует сильная школа священнослужителей с хорошим теологическим образованием. Узбекские имамы и муллы, за редким исключением, получают системное обучение на родине. Причем сама система образования находится под контролем государства. Естественно, что служители культа прививают прихожанам религиозное мировоззрение, не противоречащее интересам государства. Конечно, к официальному духовенству у узбеков может быть и критическое отношение, если есть реальные основания для протеста, например, социально-экономические.

Но в Узбекистане у граждан нет религиозной альтернативы. Если в Кыргызстане или Таджикистане человек, несогласный с муллой или не получивший от него ответа на свои вопросы, может пойти к радикалам, то в Узбекистане идти некуда. Эта сфера зажата и плотно контролируется.

Еще один важный момент – институт маххали, который стали развивать с 90-х годов XX в. По сути, маххаля – это очень эффективный в условиях современного Узбекистана институт гражданского общества и общественного саморегулирования. Понятно, что они взаимодействуют с органами государственной власти, с силовыми структурами, органами правопорядка, но это работающий механизм.

Например, если молодой человек из маххали проявляет склонность к радикализму, то это сразу станет заметно, известно всем и к работе с ним подключатся и родители, и родственники, и друзья, и соседи.

Значительную опасность для Узбекистана представляет нелегальная трудовая миграция, когда молодежь, не имея четких жизненных установок, часто недостаточно образованная, выезжая на заработки, попадает под влияние деструктивных идей.

Сейчас узбеки пытаются решить эту проблему. Это единственная страна в регионе, которая внедряет систему государственного набора своих граждан для работы за границей. Подписано межправительственное соглашение с Россией, в более чем 10 городах открываются представительства миграционной службы Узбекистана, консульские отделы и прочее.

Такой подход представляется конструктивным, поскольку минимизирует нелегальную миграцию, позволяет учитывать и контролировать миграционные потоки. Страна-реципиент не будет страдать от криминализации мигрантов, а сами они будут защищены в правовом и социальном плане.

– Заключительный вопрос: сколько может, по вашему мнению, продлиться период такой «геополитической сейсмичности»? Что необходимо предпринять, чтобы «снизить интенсивность толчков»?

– Я сторонник той точки зрения, что глобальная конкуренция на уровне геоэкономики и геополитики между крупными центрами будет расти. Кроме того, появляются новые игроки – растет Индия, Бразилия, появляются новые мировые полюса.

Рано или поздно возникает ситуация когда мировые элиты, опирающиеся, разумеется, на какие-то страны, окажутся перед выбором: либо борьба на уничтожение, итоги которой непредсказуемы для всех, либо поиск новых правил игры, которые устроят большинство. А поскольку инстинкт самосохранения имманентно присущ человеку, рано или поздно «геополитическая сейсмичность» должна, вероятно, снизиться.

Беседовал Антон Морозов (Алматы, Казахстан)

*Исламское движение Узбекистана – запрещенная в России террористическая организация – прим. «Е.Э».

Источник – Евразия.Эксперт

Туркмения. Таджикистан. Узбекистан > Внешэкономсвязи, политика > camonitor.com, 26 сентября 2017 > № 2326882 Александр Князев


Казахстан. Киргизия > Внешэкономсвязи, политика > newskaz.ru, 22 сентября 2017 > № 2321223 Александр Князев

Князев: нота кыргызского МИДа – попытка очернить Бабанова

Дипломатический выпад Кыргызстана может свидетельствовать об особом отношении Атамбаева к Казахстану

Сергей Ким

Нота протеста МИДа Кыргызстана – месседж для электората перед президентскими выборами, считает Александр Князев. Политолог ответил на вопросы Sputnik Казахстан о возможных целях, которые преследуют власти соседней страны, совершая неожиданный дипломатический ход. Также собеседник попытался расшифровать, что казахстанский МИД сказал в ответ.

Как известно, накануне министерство иностранных дел Кыргызстана вручило ноту протеста официальному представителю Казахстана в республике, выразив недоумение в связи со встречей Нурсултана Назарбаева с одним из кандидатов в президенты соседней страны и "выражением поддержки со стороны главы Казахстана данному кандидату на предстоящих выборах". Вечером того же дня казахстанский МИД направил ответную ноту. Александр Князев уверен: история с дипломатическим протестом не так проста, как кажется.

- Как считаете, претензии кыргызской стороны предметны?

— Наверное, надо начать с того, что Омурбек Бабанов, вокруг которого вся эта история развернулась, на мой взгляд, наиболее перспективный кандидат в президенты, не являющийся кандидатом от действующей власти, не являющийся ставленником Атамбаева и его партии, соответственно, и от находящейся в подчинении у Атамбаева в данный момент исполнительной власти, включая МИД.

Думаю, что такая реакция на встречу Назарбаева с Бабановым – проявление комплекса неполноценности команды Атамбаева, выдвинувшей Сооронбая Жээнбекова в качестве кандидата. Я бы обратил внимание еще на один момент. В начале месяца состоялся визит президента Узбекистана Шавката Мирзиёева в Бишкек, во время которого он вполне официально встречался с несколькими из кандидатов, являющихся руководителями фракций в парламенте, в том числе с Бабановым. Это не вызвало никакой особой реакции. Думаю, что у Атамбаева и его окружения серьезный комплекс неполноценности по отношению к Казахстану. Это ведь не первый конфликт за последние несколько лет. И во всех случаях "скандалить" начинает именно кыргызская сторона.

- Но если мы говорим о некоем "комплексе" по отношению к Казахстану, наш МИД в ответной ноте привел в пример недавнюю встречу Назарбаева с другим кандидатом в президенты – Жээнбековым. И тогда никаких нот протеста не было.

— Я же привел в пример встречи с президентом Узбекистана – там был еще один кандидат, который является руководителем фракции в парламенте…

- Да, но если мы говорим об "особом" отношении к Казахстану, обнаруживается ли какая-то закономерность – почему Сооронбай Жээнбеков на встрече с нашим президентом никакой реакции не вызвал?

— Понимаете, когда Назарбаев встречался с Жээнбековым, во-первых, последний находился в статусе премьера. Правда, уже через неделю подал в отставку, в связи со своей кандидатурой в президенты, но это формальность. А фактически для Жээнбекова и команды Атамбаева, которая его двигает – это же было позитивной новостью − то, что президент соседней республики встречается с их кандидатом. Но как только президент соседней республики встретился с конкурирующим кандидатом, это стало нехорошо.

Хотя, на самом деле, Центризбирком Кыргызстана не посчитал это нарушением законодательства. Мне кажется, одна из линий внешней политики администрации Атамбаева заключается в том, чтобы играть между Россией и Казахстаном. Атамбаев неоднократно просил о встрече президента России, 14 сентября после его нескольких просьб встреча состоялась в Сочи. И там опять речь шла о том, что Сооронбай Жээнбеков является преемником Алмазбека Атамбаева. Публично неизвестно, что ответила Москва, но я думаю, что там сомнения остались. За прошедшее время в Москве успел побывать Омурбек Бабанов. Поддержка Москвы для Кыргызстана имеет принципиальное значение.

- А в общем, влияние других государств на политический процесс в Кыргызстане, на ваш взгляд, это реальность?

— Поддержка того или иного кандидата извне может иметь принципиальное значение. При существующей политизированности общества в Кыргызстане, во многом зашкаливающей, достаточно легко использовать современные политтехнологии, чтобы поменять мнение в пользу того или иного кандидата.

- Нота протеста МИДа Кыргызстана – это месседж кому: избирателям в Кыргызстане, либо политическим верхам Казахстана? Не совсем понятна ее цель и конечный адресат…

— Мне кажется, это, в первую очередь, месседж части кыргызского электората, той части, которая более национально-патриотически настроена. Националисты более негативно должны воспринять встречу Назарбаева с Бабановым как некое вмешательство во внутренние дела. И это должно, по замыслу, стать фактором, работающим против Бабанова.

- Цитата из нашей ответной ноты протеста: "Считаем, что подобная реакция министерства иностранных дел Кыргызской Республики идет вразрез с духом традиционно братских отношений между двумя народами и Договором о союзнических отношениях между Республикой Казахстан и Кыргызской Республикой, которым Казахстанская сторона остается приверженной". Переведите ее, пожалуйста, на разговорный, более понятный язык.

— На мой взгляд, это может быть и так: "Ребята, мы вам ежегодно бескорыстно оказываем колоссальную по масштабам Кыргызстана экономическую и финансовую помощь. В настоящее время решается вопрос – не знаю, перечислили или только отрабатывается – Казахстан безвозмездно дарит Кыргызстану 100 миллионов долларов, на лаборатории сертификационные, для того, чтобы Кыргызстан мог более полноценно пользоваться условиями Евразийского союза. При этом, несколько лет назад, Россия на эти же цели выделяла 250 миллионов долларов, судьба которых, мягко говоря, неизвестна. У Казахстана что, своих проблем нет? И после этого выслушивать такого рода вещи… как бы это сказать помягче". Кажется, в таком контексте этот месседж имеет место.

Казахстан. Киргизия > Внешэкономсвязи, политика > newskaz.ru, 22 сентября 2017 > № 2321223 Александр Князев


Мьянма. ЕАЭС > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > camonitor.com, 19 сентября 2017 > № 2316026 Александр Князев

Александр Князев: «Сценарий Мьянмы может быть применен и против стран ЕАЭС»

Мировая политика демонстрирует новые сюжеты. Ближний Восток ждет решающих битв с ИГИЛ* в Сирии. Россия направила в ООН проект резолюции о введении миротворцев в Донбасс. Северная Корея демонстрирует мускулы США и их партнерам. Мьянма может стать новой горячей точкой на карте мира. События в этой малоизвестной стране вызвали достаточно бурную реакцию у мусульман постсоветского пространства. Прозвучали мнения о возможности «экспорта радикализма» на евразийское пространство. Известный востоковед, доктор исторических наук, профессор Александр Князев поделился с порталом «Евразия. Эксперт» своим мнением по этому поводу.

– Александр Алексеевич, по вашему мнению, события в Мьянме – логическое «звено в цепи» после Балкан, Грузии, Украины, стран Ближнего Востока, или они не имеют отношения к геополитическому соперничеству?

– Эти события – один из элементов геополитической конкуренции, направленной, в данном случае, против Китая. Уместно вспомнить о том, что нападения террористической экстремистской группировки народности рохинджа «ARSA» на военные и пограничные посты начались после того, как китайская компания CNPC объявила о завершении строительства глубоководного нефтеналивного порта Ситуэ на территории анклава рохинджа в Мьянме. Через этот порт нефть из Персидского залива пойдет по трубе в Китай.

И сразу после этого начинается активизация риторики о притеснениях по религиозному принципу. Вполне предсказуемый и не раз обкатанный сценарий. По моему мнению, он до боли напоминает то, что происходило в Сербии, когда защита одной этнической и конфессиональной группы населения переросла в массовое переселение ее представителей в соседние страны.

В случае Югославии албанцы переселялись в Сербию. В текущей ситуации рохинджа переселились из Бангладеш в Мьянму. Постепенно эта группа начинает претендовать на права если не этнического большинства, то большой национальной общины, с которой следует считаться. Тут же встает вопрос о соблюдении прав человека, далее следует референдум об отделении, возникновение нового государства и т.д. Повторюсь, что сценарий опробован неоднократно и не исключено, что в Мьянме все так и пойдет.

– Стоит ли странам ЕАЭС волноваться из-за событий в Мьянме, или они несут угрозу лишь китайскому проекту «Один пояс – один путь»?

– С одной стороны, Мьянма далеко. Страны ЕАЭС и вместе, и по отдельности не имеют с ней никаких особых отношений. Конечно, у России есть военно-техническое сотрудничество, но это в данном случае неважно.

С другой стороны, события в Мьянме важны для стран Евразийского союза с той точки зрения, что необходимо понимать сущность тех технологий, с помощью которых раскачивается ситуация в этой стране, поскольку эти же сценарии могут быть применены против любой из стран, входящих в ЕАЭС.

– Если мы вспомним реакцию на эти события в Москве, то она настораживающая. Масса людей одной конфессиональной принадлежности организованно собирается в центре Москвы, заранее сформулированы тезисы, заготовлены плакаты и прочая агитационная продукция. Вопрос такой: могут ли события в Мьянме запустить процесс радикализации мусульманской уммы стран ЕАЭС?

– Сама по себе Мьянма – вряд ли. Московский митинг собрал несколько сотен человек, но благодаря информационному резонансу выглядел весьма масштабным и более значимым, чем само событие. Собственно так все, видимо, и задумывалось.

Я не думаю, что сами по себе события в Мьянме способны раскачать мусульманские регионы России. Но как один из элементов, один из кирпичиков общей раскачки, они вполне встраиваются в схему «в ЕАЭС тоже не все хорошо с правами мусульман». То есть их надо рассматривать как некий элемент, поддерживающий актуальность темы защиты прав мусульман. И в этом плане события в Мьянме уже использованы.

– Образно говоря, угроза пантюркизма и исламизма «пролезла в форточки» стран Центральной Азии. Поэтому хотелось бы пробежаться по странам региона. Начнем с Казахстана. Угроза из разряда гипотетических перешла в разряд реальных. Год назад один человек с автоматом Калашникова парализовал город. Сложилась специфическая религиозная ситуация на западе страны. Налицо другие попытки создать очаг напряжения в Казахстане. Гипотетически, могут ли «невидимые дирижеры» использовать ресурс «исламской солидарности» для провоцирования нестабильности в стране и регионе?

– Мне кажется, что если попытаться, говоря о ситуации в Казахстане, сопоставить те группы населения, которые могут «повестись» на радикальные лозунги и консолидироваться вокруг этих идей, и другую часть населения, которая индифферентно относится к этим призывам, то доля вторых окажется значительно больше.

Попытки спровоцировать нестабильность могут повториться, но в условиях Казахстана маловероятно, что это будут скоординированные действия, запущенные синхронно в разных регионах, так, чтобы у государства возник дефицит ресурсов для их нейтрализации.

Взглянем на события, которые уже происходили. Например, трагедию в Жанаозене в 2011 г. Она, конечно, не имела религиозной окраски, но ее дестабилизирующий ресурс был довольно высоким. Я наблюдал за этими событиями, и мне показалось, что во всех остальных регионах Казахстана они не вызвали особого отклика. Ну, конечно, в Алматы и в Астане собрались несколько «профессиональных представителей гражданского общества», но на этих тусовках было гораздо больше журналистов и сотрудников спецслужб.

Вообще у казахстанских властей много возможностей контролировать такого рода эксцессы. На руку играет и географический фактор – большая страна, большие расстояния. У государства в любом случае больше ресурсов, чем у радикальных группировок. Начнись что-нибудь в условном Мангистау, власти легче перебросить туда силовые структуры для локализации радикалов, чем соратникам последних прибыть туда для поддержки своих единомышленников из других регионов.

– Возьмем чуть южнее – Кыргызстан. Пару десятков лет назад в системе образования и молодежной среде КР активно действовали религиозные фонды «Туркия Диянет Вакфи» (ТДВ) и «Сулеймания», а в обществе в целом «Таблиги Джамаат» (ТД). Насколько они активны сейчас? Могут ли они организовать граждан на деструктивные действия?

– Два первые фонда турецкого происхождения. Они не единственные, но самые крупные. Сферой их деятельности являются учебные заведения. При их участии выросло новое поколение людей, в том числе входящих в нынешнюю политическую элиту страны, воспитанное на ценностях, чуждых национальным интересам Кыргызстана.

– Это пантюркистские ценности?

– Это, скорее, некий синтез пантюркистских и панисламистских ценностей. В центре этих ценностей идея пантюркизма, одетая в религиозную оболочку. Определенный риск эти структуры для Кыргызстана, конечно, представляют, но его степень не самая большая.

Попадая на должности в госаппарате, работая в СМИ, бизнесе, образовании, их адепты могут оказывать влияние на политические решения на местном уровне, расширять число сторонников. Но каких-либо планов дестабилизирующего характера пока не просматривается.

А вот с «Таблиги Джамаат» (ТД) ситуация иная. Надо сказать, что во всех странах ЦАР [Центрально-азиатского региона – прим. «ЕЭ»], кроме Кыргызстана, это движение официально запрещено как экстремистское. Несмотря на это, ряд киргизских экспертов и политиков апеллируют к тому, что ТД – это мирная и не деструктивная форма распространения ислама в массах. Мол, совершают люди даават – ходят по домам и по учреждениям с проповедями, разъясняют религиозные людям религиозные моменты.

Это, конечно, так, но ТД – это «форма», а содержание идей, которые они пропагандируют, вызывает вопросы, поскольку в киргизской практике они содержат те же призывы, что и идеология запрещенной везде партии «Хизбут-Тахрир»* – халифат, джихад и прочие сопутствующие элементы.

И это очень опасная ситуация. Когда в конце 90-х годов XX в. происходил процесс запрета ТД в ЦАР, достаточно большое число активистов этой организации получило поддержку в Кыргызстане, кое-кто перебрался туда и из Кыргызстана пытается воздействовать на своих сторонников в странах региона.

Для современного Кыргызстана норма, когда члены ТД работают в государственных структурах. Особенно сильны их позиции в силовом блоке и спецслужбах. Я знаю примеры, когда активисты ТД занимают должности начальников районных управлений внутренних дел и ГКНБ (Государственный комитет национальной безопасности КР - прим. ЕЭ). И при этом, что, на первый взгляд, парадоксально, структуры ТД очень тесно переплетаются с криминалитетом.

Все это, конечно, представляет потенциальную угрозу. Но пока все прогнозы по радикализации религиозных структур и их активному вовлечению в политические процессы не состоялись. Если говорить конкретно о текущем моменте, то я не думаю, что у радикалов есть возможность и ресурсы для того, чтобы серьезно расшатать ситуацию. Но уровень опасности религиозной радикализации в Кыргызстане значительно выше, чем в Казахстане.

– Посмотрим на север. Поскольку большое видится на расстоянии, хочется узнать ваше мнение о ситуации с радикальным исламом в России. Северный Кавказ, Поволжье, а теперь и Крым. Ситуация в исламских регионах России схожа или в каждом случае есть своя специфика? Насколько велика вероятность, что раскачивать Россию начнут оттуда?

– Ситуация в этих регионах отличается. В Татарстане автохтонное население не доминирует, элиты удовлетворены теми полномочиями, которые им дает федеральный центр. С Крымом ситуация сложнее. Он лишь недавно в составе России и сам процесс практического вхождения проходит непросто. Крымско-татарская община всегда была сильна связями в Турции. Сегодня эти связи ограниченны, они контролируются. Я думаю, что религиозный фактор в Поволжье и Крыму не представляет серьезных рисков.

Чечня вызывает гораздо больше беспокойства. Сейчас она умиротворена финансовыми вливаниями со стороны федерального центра, но если будут ограничены возможности, в том числе и теневые, для зарабатывания денег, то градус конфликтности может существенно повыситься.

– Раз уж разговор зашел о Чечне. Массовый митинг в защиту мусульман Мьянмы в Грозном и несколько фрондерское заявление лидера Чечни – насколько это серьезно и о чем это говорит вдумчивому наблюдателю?

– Мне кажется, что лидер Чечни в случае с митингом и с заявлениями несколько переиграл и перегнул палку. Будучи должностным лицом Российской Федерации, он должен был учесть действия России по Мьянме в том же СБ ООН, или подать в отставку и тогда делать заявления. Это не внутренние дела, это официальная внешнеполитическая позиция страны.

Продолжение следует

Беседовал Антон Морозов (Алматы, Казахстан)

*ИГИЛ, Хизбут-Тахрир – запрещенные в России террористические организации – прим. «Е.Э».

Источник – Евразия.Эксперт

Мьянма. ЕАЭС > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > camonitor.com, 19 сентября 2017 > № 2316026 Александр Князев


Казахстан. Таджикистан. Узбекистан. Азия > Внешэкономсвязи, политика > camonitor.com, 25 августа 2017 > № 2283643 Александр Князев

Чего ждать Казахстану от соседей и как себя с ними вести?

Очень часто «погода в доме» зависит от тех, кто живет в непосредственной близости от нас. Мало кому удается сохранять спокойствие, когда по ту сторону границы бушует кризис или революция. Поэтому специфика соседских проблем заключается в том, что обезопасить себя от них можно, лишь принимая активное, но при этом очень деликатное участие в их решении. О том, насколько это удается Казахстану, мы беседуем с Александром Князевым, экспертом по странам Центральной Азии и Среднего Востока.

Угрозы реальные и мнимые

– Александр Алексеевич, каковы на сегодня главные угрозы безопасности для Казахстана и в целом Центральной Азии? Существуют ли силы, заинтересованные в дестабилизации нашего региона?

– Если говорить об угрозах военного характера, то, думаю, у Казахстана и в целом у всего центрально-азиатского региона с этим проблем нет. Конечно, если мы имеем в виду военную безопасность в ее классическом понимании.

Угрозой для нас может стать разве что нестабильность в какой-то из стран-соседей, поскольку она прямо или косвенно будет влиять на определенные процессы внутри Казахстана. Причем наибольшее беспокойство в этом плане, на мой взгляд, сегодня вызывают Туркмения, Киргизия и Афганистан, потому как там происходят абсолютно разные, но в равной степени непредсказуемые движения с точки зрения безопасности.

Начнем с Киргизии. При существующем разгуле либерализма в стране уже десятилетиями происходят разного рода негативные процессы, которые выливаются в целые революции. Меньше чем через два месяца там пройдут президентские выборы, и это уже вызывает беспокойство у местных экспертов, потому как они могут снова перерасти в дестабилизацию обстановки. Впрочем, у Казахстана уже есть опыт купирования угроз с киргизской стороны. Но в любом случае они могут каким-то образом влиять на приграничные экономические связи между нашими странами.

Несмотря на то, что в Туркмении вроде как тишь да гладь, на самом деле там тоже все очень непросто. На протяжении уже трех лет на туркменско-афганской границе наблюдается нестабильность, которая выражается в протестных настроениях и попытках дестабилизации ситуации внутри страны. Есть серьезный конфликт между племенными региональными кланами в силу монополизации власти одним кланом – ахалтекинским. Особенно неспокойны в этом плане Марыйский и Лебапский велаяты. Пусть они не граничат с Казахстаном, но в данном случае географическая близость не столь важна, поскольку такие угрозы, как и наркотики, границ не имеют.

Ну а если говорить о регионе в целом, то традиционно самым опасным направлением здесь считалось афганское. Хотя реальные угрозы оттуда часто подменяются угрозами мнимыми. Например, уже десятилетиями различные политические силы эксплуатируют версию о том, что если к власти в Афганистане придет движение «Талибан», то оно почему-то непременно захочет напасть на страны Центральной Азии. При этом в спекулятивных целях абсолютно игнорируется тот факт, что эта организация не столько религиозно-экстремистская, сколько этническая, преследующая свои локальные внутриафганские цели. Противниками «Талибана» выступают сторонники более либерального светского развития в самом Афганистане. Главная цель этого движения – доминирование в стране пуштунов. Для этого оно использует методы партизанской войны, которые могут быть эффективными только при поддержке местного населения. И все прекрасно понимают, что по ту сторону границы идеи талибов никому не нужны – они попросту окажутся в инородной среде.

В этом плане мне нравится нынешняя позиция России, которая считает, что необходимо пересмотреть взгляды на «Талибан» и, наконец, признать его. Ведь это движение, по сути, состоит из граждан Афганистана, имеющих огромную поддержку в народе, а значит, их интересы нужно учитывать, они должны быть репатри­ированы в афганское общество. Да и в целом стране нужна гибкая модель политической системы, которая бы удовлетворяла все группы афганского населения. Эту позицию уже поддержали Китай, Иран, Пакистан, Узбекистан, Казахстан и другие страны, которые уверены в том, что военного решения афганского конфликта не существует.

– Так в чем заключается афганская угроза?

– Чего действительно стоит опасаться, так это афганского наркотрафика. Это реальная угроза для нас, причем гораздо более серьезная, чем терроризм. Однако она неправомерно деактуализируется и остается в тени других проблем. Хотя на самом деле это уже огромный бизнес, от которого зависит в целом мировой рынок наркотиков. Считаю важным, чтобы страны региона обратили на него особое внимание. Ведь что такое наркотики? Это не только коррупция, разложение государственных структур и снижение качества противодействия тому же терроризму. Это еще и удар по генофонду любой страны, это оружие массового поражения....

Откуда ждать экстремистов?

– Значит ли это, что уровень угрозы терроризма в регионе слишком завышен?

– Что касается терроризма и религиозного экстремизма, то эта проблема лежит в плоскости деятельности государственных структур. Как правило, радикализм процветает в тех странах, где общество недовольно своим экономическим положением, где трудно получить достойное образование и нормальную работу, где активно гуляют протестные настроения. Все это толкает граждан на сомнительный путь. Ведь в основе всех радикальных течений лежит идея социальной справедливости. Поэтому в тех странах, где последняя – не пустой звук, а реальная политика властей, бороться с радикализмом гораздо проще. В этом плане определенный оптимизм внушает недавно принятая в Казахстане госпрограмма по противодействию религиозному экстремизму и терроризму на 2017–2020 годы. На мой взгляд, она достаточно грамотная, в том числе и потому, что учитывает уроки прошедших в последние годы в стране терактов.

Если говорить о регионе в целом, то особое беспокойство в плане распространения радикальных идеологий вызывают Туркмения, Киргизия и Таджикистан. Почему Туркмения? Потому как это достаточно закрытая среда, где власти если и занимаются этой проблематикой, то только через какие-то карательные меры. Хотя в эту страну из Афганистана вместе с трафиком оружия активно просачиваются и экстремистские идеи. К тому же активно среди населения работают религиозные проповедники самого разного толка…

Очень сложная ситуация и в Таджикистане. Причем обострилась она после того, как Партия исламского возрождения Таджикистана была объявлена террористической организацией. А ведь это был единственный канал, через который таджикский народ мог «выпустить пар». И надо заметить, что в идеологии партии не было религиозного радикализма. Начиная с момента, когда ее легализовали в 1997 году, она стремилась вписаться в парадигму светского государства. Какого-то серьезного влияния на широкие слои населения партия не имела, на выборах получала не больше 10 процентов, но зато у нее был свой электорат, который следовал за ней и не поддавался на пропаганду каких-то ваххабитских и салафистских организаций. Сегодня этого канала нет, и протестные настроения вынуждены «вариться» в закрытом котле. Поэтому неудивительно, что молодежь, которая могла бы стать электоратом Партии исламского возрождения, становится мобилизационным ресурсом для огромного количества джихадистов. А поскольку в Таджикистане есть относительно недавний опыт гражданской войны, где были в том числе задействованы идеи радикализма, не исключено, что народные восстания могут повториться.

Киргизия, пожалуй, самое слабое звено. Это единственная из стран региона, где официально и уже давно разрешена деятельность «Таблиги Джамаат». Как известно, эта организация запрещена в Казахстане, России, Китае и других странах. Однако когда киргизские теологи и эксперты отстаивают ее либеральность, то говорят, что это классическая форма донесения до граждан религиозного учения. То есть люди ходят по домам, учреждениям и методом личных разговоров убеждают население обратиться к религии. Но ведь при этом никто не регулирует содержание таких разговоров. Хотя если проанализировать проповеди, прозелитистскую работу «Таблиги Джамаат» в Киргизии, то это не что иное как «Хизб-ут-Тахрир», которая проповедует создание халифата – теократического государства. Самое интересное, что активисты «Таблиги Джамаат» заседают в парламенте, работают в госорганах, силовых структурах, спецслужбах...

В этом плане определенную тревогу вызывают киргизские пограничные войска. Есть, например, такая информация (я ее не проверял), что на территорию Киргизии стекаются сторонники течений похожего толка из соседних стран (где они запрещены), которые уже удаленно пытаются работать со своими согражданами. То есть Киргизия, по сути, стала определенным плацдармом для радикалов. И если раньше особенно опасным в этом плане считался юг страны, то сейчас активность очень быстро движется на север, граничащий с Казахстаном. И я думаю, что это должно вызывать определенное беспокойство у казахстанских властей.

Кроме того, в Киргизии существует безвизовый режим для граждан многих арабских стран, являющихся основоположниками большинства радикальных идей – Катара, Саудовской Аравии, Кувейта. Есть даже такая практика, когда почти ежемесячно в страну приезжают делегации из представителей различных арабских фондов, привозят с собой деньги и некие рекомендации для религиозного обучения киргизов, преимущественно молодых, в основном в Саудовской Аравии. И очень странно, что киргизские власти не регулируют этот процесс. Государство должно знать, чему человек обучился за рубежом и с какими идеями вернулся домой. Поэтому во многих странах мира получение религиозного образования за их пределами строго запрещается. Недавно о введении такого запрета задумались и в Казахстане. И это правильно – религиозная сфера требует очень большого внимания.

В Таджикистане похожая история. Очень много случаев, когда граждане страны беспрепятственно уезжали в Саудовскую Аравию, Пакистан, Афганистан за религиозным образованием…

Решающая роль государства

– А как с этим обстоит в Узбекистане?

– Бытует мнение, что в Узбекистане очень сильный религиозный радикализм, который может взорваться, и только государственные силы его сдерживают. Но на самом деле там несколько другая ситуация. Действительно, в стране был потенциал для возникновения подобного рода движений, особенно в ферганской части. Но в начале 1990-х он был жестко подавлен, что, на мой взгляд, явилось единственно верным решением, которое имело положительные последствия не только для самого Узбекистана, но и для всего региона.

Чтобы понять это, достаточно вспомнить, в каком состоянии находились бывшие советские республики в первые годы независимости. У них совершенно не было опыта борьбы с подобными угрозами. И если бы не столь кардинальные меры, неизвестно, чем бы все закончилось. К примеру, Таджикистан географически расположен так, что усилиями сначала Ирана, России, затем Узбекистана и других стран СНГ удалось локализовать таджикский конфликт. Ему просто не дали разрастись. С Узбекистаном, учитывая его масштабы, расположение и численность населения, думаю, такой локализации бы не получилось. Прекрасно это понимая, узбекские власти ведут очень жесткий контроль за религиозными предпочтениями своих граждан. Они, к примеру, добились того, что религиозные кадры почти стопроцентно готовятся внутри страны, причем по апробированным авторитетным программам.

– Но ведь есть еще и глобальные террористические группировки, к примеру, ИГИЛ, которые держат в страхе весь мир. Какова вероятность того, что они доберутся и до нас?

– Какого-то прямого вторжения боевиков, к примеру, того же ИГИЛ, запрещенного в Казахстане, в страны региона быть не может. Распространение какого-то влияния – да, возможно, если власти, как я уже говорил выше, игнорируют такие понятия, как социальная справедливость и религиозное образование.

Ну, предположим, что эмиссары того же Исламского государства собираются приехать в Узбекистан, Казахстан или Таджикистан. Во-первых, современные спецслужбы имеют огромный арсенал средств для того, чтобы работать с незваными гостями на упреждение, то есть в аэропорту их будут однозначно «встречать». Во-вторых, они не прилетят сюда с оружием. Все необходимое для организации террористических актов они будут искать внутри страны. А это уже вопрос к государству: хорошо ли оно контролирует распространение оружия? В-третьих, все зависит от того, насколько высок уровень протестных настроений в стране. Если он низок, то и смысла ехать сюда с того же Ближнего Востока у террористов нет. Им просто не с кем будет здесь работать…

Пограничные проблемы и «водные страсти»

– Давайте перейдем к делам внутренним. Остались ли в регионе какие-то спорные погранично-территориальные проблемы, которые могут создать напряженность между странами?

– На сегодняшний день погранично-территориальные проблемы почти везде нашли решения, за исключением, пожалуй, Ферганской долины. Но если между Узбекистаном и Таджикистаном вопросы демаркации и делимитации почти завершены в рамках нормальных рабочих переговоров, между Киргизией и Узбекистаном они близятся к завершению (позитивные подвижки появились в последний год), то таджикско-киргизская граница вызывает беспокойство. Проблема в том, что там обе стороны демонстрируют очень низкий уровень договороспособности. Я бы даже сказал – нежелание договариваться. Это видно в том числе по вооруженным столкновениям военнослужащих на разных участках границы, которые участились в последние три-четыре года. Есть даже жертвы.

Там действительно много споров. Их можно было довольно просто урегулировать (к примеру, путем обмена какими-то участками), но соседи не желают друг другу уступать. Дело в том, что в 1990-е годы власти этих стран не хотели обращать внимание на активную приграничную миграцию (особенно в Баткенскую область с киргизской стороны и в Сагадийскую область с таджикской). В итоге за 20 с лишним лет сложилась ситуация, когда, например, таджики образовывали большие анклавы на территории, которая де-юре является киргизской. Попробуй сейчас объяснить этим людям, что они живут там незаконно, ведь когда-то они заплатили деньги за эти дома. Как минимум, им должны компенсировать переселение либо они должны стать гражданами этой стороны. То есть нужен поиск каких-то легитимных цивилизованных решений, но этим не занимается ни та, ни другая сторона. Отсюда очень высокая конфликтность, которая не может не отражаться на других странах региона – те же беженцы, нагрузка на социальную сферу, экономику, систему управления и силовые структуры.

– Как известно, в ЦА есть еще одно яблоко раздора – вода. Чем чревата для стран региона нерешенность общих водно-энергетических проблем?

– Вся проблема заключается в маниакальном стремлении Таджикистана и Киргизии стать гидроэнергетическими гигантами путем строительства масштабных ГЭС (Рогунской в Таджикистане и Нарынского каскада, включая Камбаратинскую ГЭС, в Киргизии). Но ни та, ни другая не желают признавать того, что это трансграничные реки и потому подобного рода строительство должно осуществляться только с полного согласия стран, находящихся ниже по течению (по Амударье – Узбекистан и Туркмения, по Сырдарье – немного Таджикистан, Узбекистан и Казахстан) и больше всего страдающих от водно-энергетического кризиса в регионе.

Правда, Киргизия уже приостановила строительство Камбаратинской ГЭС в силу ряда причин, в том числе из-за торможения Россией заключенных ранее договоренностей. Надо признать, что для Москвы этот проект не имел никакого экономического интереса, только политический – влияние на Бишкек. Хотя он же мог поссорить Россию с Узбекистаном и вызвать определенное недовольство Казахстана… Впрочем, это уже неважно: проект Камбараты закрыт.

В Таджикистане ситуация еще хуже. Проект Рогунской ГЭС с самого начала не был просчитан в плане дальнейшей продажи электроэнергии. Хотели делать это через Афганистан в Пакистан и Индию, но Афганистан уже отказался участвовать как потребитель, поскольку это тормозит развитие его собственной гидроэнергетики. Пакистан и Индия пока еще заинтересованы в нем, но им нужно регулярное потребление, а Рогунская и Камбаратинская ГЭС могут удовлетворять их потребности преимущественно в летний период.

Но самое страшное – это то, что таджикское руководство за много лет сумело из Рогунской ГЭС сделать национальную идею. На базе этого проекта было создано акционерное общество и на протяжении нескольких лет граждан страны заставляли покупать его акции, в том числе студентов на их стипендии и пенсионеров на их пенсии. А сейчас власти в полном тупике: как сказать людям, что они ошиблись и что это была идея фикс? Ведь это мгновенно вызовет мощный взрыв. Ситуация в стране, как я уже говорил, и без того натянута как струна.

Тут еще важно то, какой будет позиция нового руководства Узбекистана? Астана в этих вопросах всегда занимала неконфликтную позицию, а вот Ташкент был достаточно жестким. Как-то, будучи в Астане, покойный Ислам Каримов даже бросил фразу о том, что это может привести к войнам в регионе. Ее, конечно, по-разному анонсировали, но в реальности это действительно так. Водно-энергетическая проблема не решена, и она влечет за собой множество других проблем для стран ЦА.

Правильно ли ведет себя Казахстан?

– А как вы в целом оцениваете внешнеполитическую стратегию Казахстана? Каким боком нам могут выйти стремление выступить посредником в международных конфликтах и тесная дружба с Россией, которая успела испортить отношения и с США, и с Европой?

– Действительно, в последние годы Россия совершает действия по своему возвращению в ряд глобальных игроков, причем происходит это достаточно конфликтно. Но здесь не стоит усматривать только субъективные причины, к примеру, имперские амбиции Путина. Во-первых, Россия со своими масштабами просто не может жить в другом статусе. А, во-вторых, соответствующую тактику диктует глобальная конкуренция, развернувшаяся в мире. Надо понимать, что количество ресурсов не увеличивается, поэтому каждая страна действует эгоистически, пытаясь удержать в своих руках контроль за ними. Это и есть, на мой взгляд, первопричина того глобального конфликта, который мы сегодня наблюдаем.

К тому же надвигается еще одна глобальная проблема, связанная со взаимоотношениями западного мира с Китаем. Поднебесная стремительно растет, причем во всех планах: демографическом, экономическом, политическом, военном. И, на мой взгляд, Казахстан и Россия, являясь союзниками, выбрали совершенно правильную стратегию в отношении КНР. Она выстраивается с учетом китайского глобализма, но при соблюдении собственных интересов. Это что касается политической сферы.

В экономическом плане все гораздо сложнее. Что скрывать, в нашем регионе только одна из пяти стран, Узбекистан, пока еще в малой степени завязана с китайской экономикой, но и там сдаются, потихоньку принимая китайские инвестиции и открывая рыночные схемы. Таджикистан, Кыргызстан, Туркменистан со своей газовой зависимостью уже являются полноценными китайскими сателлитами. Что касается Казахстана, то у него непростые отношения с КНР, но не до такой степени все плохо... Увы, это объективное давление, и никуда от него не денешься. Это как снег, дождь, ветер…

Достаточно правильную позицию с точки зрения национальных интересов Казахстан занял и в конфликте между США и Россией. Во-первых, страна никак не нарушает своих союзнических обязательств перед РФ. Во-вторых, избегает разногласий с западными странами, причем во многом за счет присутствия на своей территории крупных американских нефтяных компаний, которые по понятным причинам не заинтересованы в обострении отношений. В-третьих, неплохая казахстанская дипломатия, а именно попытки выступать посредником в международных конфликтах. Возможно, они не всегда удачны, но, по крайней мере, они демонстрируют намерения Астаны, а это очень позитивно воспринимается мировым сообществом. Впрочем, для самого Казахстана успешность таких переговоров, думаю, вторична. К примеру, от того, что войну в Сирии таким путем не удается остановить, страна никак не страдает. Это происходит далеко от нее, потому мало чем грозит. Зато такая позиция позволяет Казахстану не вступать в конфликты с теми же США, Турцией и другими в качестве союзника России. И это огромный плюс.

Автор: Сауле Исабаев

Казахстан. Таджикистан. Узбекистан. Азия > Внешэкономсвязи, политика > camonitor.com, 25 августа 2017 > № 2283643 Александр Князев


Казахстан. Саудовская Аравия. США > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > newskaz.ru, 24 мая 2017 > № 2184432 Александр Князев

Поездка президента США Дональда Трампа в Саудовскую Аравию может стать началом новой победоносной стратегии на Ближнем Востоке. Об этом Sputnik Казахстан рассказал известный политолог Александр Князев. При этом антииранская риторика саммита "США — Исламский мир", а точнее участие в международной встрече президента Нурсултана Назарбаева, повлиять на отношения Астаны и Тегерана не могут. Повлияют ли поставки американского вооружения Саудовской Аравии на конфликт в Йемене, и зачем президент Назарбаев ездил в Эр-Рияд, читайте в нашем интервью.

− Саммит в Саудовской Аравии очень емко называется "США — Исламский мир". Президент Назарбаев тоже прибыл туда с визитом. Относится ли Казахстан к исламскому миру с точки зрения западных политологов?

С точки зрения западных экспертов, наверное, относится. В мире не так уж много исламских государств. Многие страны, так называемые, таковыми не являются. В обиходе так именуют страны, где большая часть населения по происхождению ассоциируется с исламским вероисповеданием. По этому критерию Казахстан тоже туда относится.

− То есть это традиционное, устоявшееся представление о нашей стране?

— Да, я имею в виду, что исламских стран с точки зрения политической системы, теократических стран, не так много – Пакистан, Афганистан, Иран, Малайзия, Марокко… даже Саудовская Аравия к ним не относится, если строго оценивать политическую систему страны.

− Зачем Нурсултан Назарбаев поехал в Саудовскую Аравию, каково политическое значение поездки?

— Существует Организация Исламского сотрудничества, в которой Казахстан тоже участвует, и в ней участвует большое количество стран со значимой долей, не обязательно даже с большинством, мусульманского населения. Любое такое мероприятие – площадка, где можно встретиться в "несложном" с точки зрения организации формате, пообщаться с руководителями других стран, дать импульсы развитию двусторонних отношений. Либо можно уточнить позиции с какими-то странами. Я думаю, что такие мероприятия имеют значение не как многосторонние форматы, а как предоставление возможности для большого числа двусторонних контактов в коротком временном измерении.

− Один из знаковых итогов поездки Трампа – заключение договоров с Саудовской Аравией о поставках американского вооружения — более чем на 100 миллиардов долларов, в том числе высокоточного оружия, поставки которого были заморожены Обамой в связи с военным конфликтом в Йемене, и опасений применения этого оружия там. Кроме того, известно политическое противостояние Вашингтона с Тегераном. С этой точки зрения поездка Трампа видится значимой и для нас, особенно если вспомнить активное участие Ирана в Астанинском процессе, как бы параллельного женевским встречам по разрешению сирийской проблемы. Можно ли в итоге сказать, что Трамп приехал в Саудовскую Аравию не из-за Саудовской Аравии, а из-за Сирии и Ирана?

— Наверное, так нельзя говорить, поскольку задачи более широки. Но контракт на поставку оружия и преодоление того эмбарго, которое вводил Обама по отношению к Саудовской Аравии подтверждают выводы многих экспертов о том, что политика Трампа будет отличаться от политики Обамы, так как почти всегда политика республиканцев отличалась от политики демократов. Политика демократов на международной арене всегда была более склонной к дипломатическим решениям, без использования серьезных силовых методов. Республиканцы всегда были более жесткими, Трамп, в принципе, это уже продемонстрировал, в том числе и на сирийском направлении, когда последняя встреча в Астане проходила практически на фоне американских ударов по объектам сирийским правительственных сил. Думаю, эта линия подтверждается. Демонстрация более тесных отношений с Саудовской Аравией, естественно, имеет и антииранскую направленность. Вся риторика этих встреч антииранская, и я думаю, что знаковое в этом саммите то, что противостояние арабских монархий, поддерживаемых Израилем, США и европейскими странами против Ирана, будет продолжаться. И, вероятно, конфликт, связанный с Ираном, будет выходить на какой-то новый виток, новое качество.

− Может ли в реальности обостриться ситуация в Йемене из-за оружейных контрактов Саудовской Аравии и США?

— Конечно. Вообще, война в Йемене находится на периферии общественного внимания зачастую, но она имеет большое значение, поскольку географическое расположение Йемена серьезно влияет на коммуникации, связанные с поставками ближневосточной нефти, собственно, в этом один из смыслов этой войны – установление контроля над Йеменом. И это еще одна из площадок противостояния — не такая прямая, как Сирия — с одной стороны Ирана, с другой стороны арабских монархий. И йеменские хуситы, которые там противостоят и войскам бывшего президента, и саудитам, и коалиционным силам, связанных с саудитами, они достаточно успешно действуют на протяжении почти двух лет. Поэтому такое усиление с точки зрения поставок оружия одной из сторон, конечно, будет воздействовать… Здесь есть опасность, что Иран будет вынужден усилить поставки (оружия – ред.) для Йемена, правда, о них сегодня только говорят, но никто не подтвердил, возможно, их не существует… но Йемен может стать одной из площадок такого противостояния.

− Мы, действительно, больше слышим о сирийском конфликте как об "узловой" точке политических интересов разных стран. Не пытается ли Трамп, на ваш взгляд, сместить акцент на йеменский конфликт, так как многие эксперты говорят, что в Сирии США терпят поражение в геополитическом противостоянии. Не пытается ли Трамп перенести его на новое поле битвы?

— Может быть, не перенести, но… Трампу, как и любому президенту, на первом этапе необходимы успехи, поскольку сирийский конфликт носит затяжной характер и дошел до такой стадии, когда никаким способом завершен быть не может, и не может являться демонстрацией яркого успеха американской внешней политики. Йемен может быть выбран в качестве места, где может быть сделана попытка такого успеха достичь и продемонстрировать всему миру, что США во главе с Трампом способны добиваться поставленных задач − этого не смогла сделать администрация Обамы, которая занимала довольно вялую позицию в отношении йеменского конфликта. Это подтвердит определенный имидж США в глазах арабских союзников, всех ближневосточных союзников, это продемонстрирует решимость США Ирану, России, Китаю, утвердит позиции США на Ближнем Востоке и даже шире. Если это получится. Но постановка такой задачи имеет право быть.

− Может ли участие Назарбаева в этом саммите повлиять на отношения Астаны и Тегерана в связи с политической подоплекой трамповского визита, тем более, как Вы упомянули, антииранская риторика преобладает на таких международных встречах?

— Иранская внешняя политика очень прагматична. В ней очень мало места для идеологии, для того, чтобы придавать значение какой-то публичной риторике. Поэтому, я думаю, что если в Астане будут продолжать правильно формировать отношения с Тегераном, то ничего не случится. Иранцы понимают, что многие страны, и Казахстан в частности, должны были в этом участвовать в силу необходимости выстраивать какие-то отношения с США и с арабскими монархиями, саудитами в частности. Если всю ту антииранскую риторику, которая звучала в Эр-Рияде и звучит в Вашингтоне, сделать основой для своих отношений с Тегераном, то это, конечно же, да, повредит. А если это простое участие и те встречи, которые были у президента Казахстана в Эр-Рияде, думаю, какого-то особого отпечатка на двусторонние отношения с Ираном накладывать они не будут. Иранцы к этому относятся, можно подобрать слово — снисходительно.

Казахстан. Саудовская Аравия. США > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > newskaz.ru, 24 мая 2017 > № 2184432 Александр Князев


Казахстан. Китай. Иран. РФ > Внешэкономсвязи, политика > newskaz.ru, 21 апреля 2017 > № 2148036 Александр Князев

Принятие в Шанхайскую организацию сотрудничества Индии, Пакистана и Ирана могут снизить политическое влияние стран Центральной Азии – в том числе, Казахстана в этой организации, уверен эксперт по Среднему Востоку и Центральной Азии Александр Князев.

Глава казахстанского МИД Кайрат Абдрахманов заявил в пятницу, что Астана согласна на принятие в Шанхайскую организацию сотрудничества Ирана. Министр иностранных дел России Сергей Лавров высказался по поводу принятия страны в ШОС так же однозначно: по его словам, Иран решил все вопросы, связанные с санкциями по линии Совета безопасности ООН.

Иран подал заявку на вхождение в ШОС почти 10 лет назад. Но за все эти годы принят так и не был. Эксперт Александр Князев высказал Sputnik Казахстан свое мнение о том, почему страны-участницы Шанхайской организации сотрудничества не решались сделать шаг навстречу Ирану. При этом, санкции Совета безопасности ООН Князев считает лишь хорошим поводом, использовавшимся для заморозки вопроса.

- Астана одобряет полноправное членство Ирана в ШОС, об этом было заявлено сегодня министром иностранных дел Кайратом Абдрахмановым на заседании СМИД ШОС. Похоже, разрешение вопроса с Ираном вполне может выйти на финишную прямую. Но нас интересует другое – почему Иран не был принят в ШОС раньше, хотя его заявка была подана еще в 2008 году?

— Думаю, что главная причина состоит в том, что страны ШОС, такие как Россия, Китай, Казахстан, Узбекистан… старые члены организации, никто из них не хотел излишней конфронтации с Западом, потому что вступление Ирана в ШОС вызвало бы там негативную реакцию, учитывая отношения Ирана и США, прежде всего. И, думаю, это стоит за официальными формулировками о том, что Иран находился под санкциями Совета безопасности ООН и в силу этого не мог бы быть принят. На самом деле — это нежелание конфронтации с Западом: потому что и контроль над ядерной программой Ирана мог быть взят под эгиду ШОС.

Ситуация с санкциями, связанными с ядерной программой Ирана, вообще, не выдерживают никакой критики. Индия и Пакистан не состоят в договоре о нераспространении ядерного оружия и де-факто ставят всех перед фактом наличия у них ядерного оружия, и никаких санкций никто к ним не применяет. Иран, который добросовестно участвует в Договоре о нераспространении, к нему предъявляются претензии, которые никогда не были доказаны — это чистейшей воды политика. И двусмысленная политика стран-членов ШОС.

- Есть такое предположение, что после вступления Индии и Пакистана, а затем и Ирана в ШОС, политическое значение центральноазиатских республик в этой организации уменьшится. Это так?

— Я думаю, что да. Я, вообще, противник того, что Индия и Пакистан принимаются в ШОС. Во-первых, это две страны, находящиеся между собой в очень серьезной конфронтации, которая почти в любой момент может перейти в военный конфликт, и эпизодически это происходит. Индия имеет очень сложные, конфликтные отношения с Китаем. И прием этих двух стран сразу может завести ШОС в определенный тупик – случись между Индией и Пакистаном военный конфликт, страны-участницы организации не смогут повлиять на этот конфликт, у них нет рычагов влияния. Это просто дискредитировало бы Шанхайскую организацию. И это имело бы смысл, если бы ШОС позиционировалась бы как организация региональной безопасности, чего уже давно нет. Тогда, как альтернатива ОБСЕ, ООН… в этом случае, ШОС была бы серьезной организацией. Конечно, она бы требовала гораздо большего вложения сил со стороны ее членов, но это была бы эффективная организация. А в том состоянии, в котором она находится (с принятием Индии и Пакистана. – прим. ред.), она просто будет дискредитирована тем фактом, что ее равноценные члены воюют между собой – конечно, в случае конфликта.

- Интересует Турция, которая несколько дистанцирована от вопроса вступления в ШОС. Вступление Ирана в организацию не станет препятствием для возможного когда-нибудь решения турецких властей относительно ШОС?

— Турцию никто еще всерьез не обсуждал в качестве члена ШОС… Думаю, что ШОС в том виде, в котором существует, с учетом тенденций развития, которые в ней есть – хуже уже не будет. Потому что организация "размывается". Это диалектические такие закономерности – чем больше членов, тем труднее принять какие-то серьезные решения, нужно учитывать интересы всех, а в ШОС все решения принимаются путем консенсуса. Итоговые решения, которые устраивали бы всех, получаются более размытыми, менее конкретными и эффективными.

- ШОС это реальный, работающий инструмент взаимодействия государств? И в чем его секрет, почему крупнейшие державы так стремятся вступить в эту организацию, при всем том, что вы сейчас озвучили – наверняка это понимают и в этих странах?

— ШОС — удобная площадка для дискуссий, для выявления мнений позиций сторон участников. В последнее время, например на саммитах в Уфе, в Ташкенте, ШОС становится эффективной площадкой, где важны не общие заседания членов организации, а возможность встретиться “на полях” в двух- трехсторонних форматах. Поэтому — почему нет. Имеет право и такая организация быть. Но это те функции, которые она более-менее выполняет. В организацию не заложены какие-то решения, обязательные для участников. Она не принимает такие решения. И тогда она остается просто дискуссионной площадкой и не более того, а это уже другой уровень авторитетности и значимости в международных отношениях.

- Кстати, почему в Ташкенте в прошлом году страны даже не высказались в том числе так же одобрительно об Иране в качестве члена ШОС, хотя отношения с США у той же России были другими, страх быть непонятым Западом уже тогда пропал, да и у Ирана со Штатами ситуация изменилась?

— Взаимоотношения России с Западом изменились. А у Китая – нет. У Казахстана, Узбекистана не испортились. При этом, отношения американских и иранских властей не улучшились, на самом деле. Большое количество санкций до сих пор не сняты. США утверждают другие виды санкций в отношении Ирана, у американских нынешних деятелей было заявление о том, что Иран это чуть ли не "всемирное зло". Это была маленькая пауза уходящей администрации Обамы. Дело в том, что в американской внешней политике основные стратегии с приходом нового президента не могут меняться, потому что уходящий президент закладывает основы, утвержденные Конгрессом в виде указов и постановлений различных, которые новый президент не может преодолеть быстро. Необходимо несколько лет для этого. Поэтому то, внешнее улучшение между США и Ираном, которое связывается с тем соглашением по ядерной программе, несет, думаю, больше пиаровский характер.

Другое дело, иранцы сумели этим фоном воспользоваться, сумели с отдельными компаниями, странами, активизировать экономические взаимоотношения. Поэтому ситуация по принятию Ирана в ШОС созревала, ну и, одновременно, организация эволюционирует. Несколько лет назад ее на Западе еще боялись, что это будет “российско-китайская НАТО”, а сейчас уже не боятся, понимают, что ШОС это не реально действующий политический союз, это не союз, это форма взаимодействия.

Казахстан. Китай. Иран. РФ > Внешэкономсвязи, политика > newskaz.ru, 21 апреля 2017 > № 2148036 Александр Князев


Узбекистан. Казахстан > Внешэкономсвязи, политика > newskaz.ru, 24 марта 2017 > № 2121442 Александр Князев

Принципы внешней политики Узбекистана с приходом на президентский пост Шавката Мирзиёева не изменятся, считает политолог Александр Князев.

Визит Мирзиёева в Астану, казалось бы, продемонстрировал, что новый глава государства взял курс на сближение с соседями. К приезду высокого гостя был запущен поезд "Алматы – Ташкент", связавший страны мостиком дружбы. Но почему больших перемен в региональной политике Узбекистана ждать не стоит, удобен ли Мирзиёев нашим соседям, и насколько хороши казахстанско-узбекистанские отношения, Александр Князев рассказал Sputnik Казахстан.

– Президент Узбекистана Шавкат Мирзиёев посетил Казахстан. Однако первый свой визит в качестве президента он нанес в Туркменистан. Это важный факт с точки зрения расстановки политических маркеров "дружественности" в регионе?

— Первый визит, действительно, имеет символическое значение. Но я бы отметил, что здесь важнее не то, что первым был Ашхабад, а второй Астана. Важнее то, что и первым, и вторым номером не была Москва, не был Пекин или Брюссель, не говоря уже о Вашингтоне. Такой порядок действий – сейчас в апреле будет визит в Москву, в мае будет визит в Пекин – такой алгоритм, помимо всего прочего, подтверждает, что основные принципы внешней политики Узбекистана с приходом на должность президента Шавката Мирзиёева не изменятся.

Это равноудаленность от крупных мировых центров, это приоритет двусторонних отношений с кем бы то ни было, а не участие в многосторонних интеграционных, союзных форматах. Эти два основных принципа остаются в силе.

Единственная инновация во внешней политике Узбекистана, которую эти визиты Мирзиёева подтверждают, это перенос части приоритетов на региональную политику. Это очень заметно за последние несколько месяцев его нахождения у власти. И, конечно же, Астана здесь имеет гораздо большее значение, чем Ашхабад. Ашхабад – это конкретное направление политики Узбекистана, визит в Астану это не просто дань казахско-узбекским двусторонним отношениям, это еще и обозначение приоритетов в регионе в целом.

Это не мог быть по определению Бишкек, и по определению не мог быть Душанбе. Это могла быть только Астана. Ну, и в практической плоскости есть немало вопросов. Кажется, Назарбаев говорил о том, что между Узбекистаном и Казахстаном не существует нерешенных проблем – на самом деле, проблемы есть, они есть всегда и везде. Но они находятся в режиме принятия рабочих решений, обсуждений. Они все решаемые, антагонизмов не наблюдается. Этот визит несет еще одну очень важную нагрузку – формирование постоянного диалога и взаимодействия между Астаной и Ташкентом с целью влияния на положение региона в целом. Это как раз о словах об ответственности за регион, которую продекларировали и Назарбаев, и Мирзиёев.

– Некоторые эксперты в разное время высказывали мнения о негласной конкуренции Узбекистана при Исламе Каримове и Казахстана за региональное политическое лидерство и некотором "холодке" в двусторонних отношениях. Если догадки о конкуренции верные, будет ли снят этот вопрос, будет ли потепление в этом смысле?

– Да я бы не стал говорить о потеплении, потому что не было и охлаждений. Вот эти выдумки о конкуренции за региональное лидерство – это мифы, ни один из тех, кто об этом говорил, не сможет никогда никакими фактами подтвердить наличие такой конкуренции между Ташкентом и Астаной. Я думаю, такого не было. И Казахстан, и Узбекистан – две страны, которые можно назвать по аналогии с термином "системообразующий", регионообразующие. Все остальное присоединяется к этому тандему. Страны разные, конкурентных каких-то вопросов в экономике, в политической сфере очень мало, потому что экономики взаимодополняющие.

Например, Назарбаев говорил о росте товарооборота: вы купили нашего зерна, мы купили вашей сельхозпродукции.

Есть взаимная зависимость – Казахстан зависит от Узбекистана в транзите товаров в южном направлении, а Узбекистан зависит от Казахстана в транзите на российском или на китайском направлениях. Здесь больше объединяющих интересов, чем каких-то конкурентных вещей.

Мне доводилось наблюдать в реальности встречи президентов Назарбаева и Каримова. Думаю, это все выдумки. Здесь есть один момент – пришел более молодой президент, понятно, что Ислам Абдуганиевич в последние годы болел, и сама сложившаяся практика в Узбекистане исключала какие-то инициативы, помимо тех, что шли от президента. Сейчас пришел относительно молодой, энергичный человек. Активизация лежит в этом пространстве, а не в отказе от какой-то конкуренции, которой не было.

– А что касается отношений узбекского руководства и российского. Мы помним выход Узбекистана из ОДКБ. Понятное дело, у Казахстана и Узбекистана в военном сотрудничестве с Россией диаметрально противоположные взгляды.

— Смотрите, Узбекистан не вышел из ОДКБ.

– Приостановил членство…

– Приостановление членства Узбекистана в ОДКБ — это не проблема Узбекистана. Это проблема ОДКБ. Если бы Узбекистан посчитал, что ОДКБ отвечает их интересам, думаю, от приостановления членства Ташкент бы воздержался. Эта организация не является организацией в прямом смысле. Это сумма контактов, двусторонних отношений России с каждой страной, оформленная в виде организации. Это проблема не того, что плохие люди сидят и что-то не делают. Узбекистану такая структура не очень нужна. У этой страны есть договор о союзных отношениях с Россией, на основании которого совершенно легитимно при необходимости Узбекистан может обратиться к России с просьбой прислать войска для обеспечения своей безопасности.

– А Россия в таком случае разве не может напомнить о приостановленном членстве в ОДКБ? Потому что если не напомнит, как бы легитимизируется эта точка зрения, что ОДКБ не нужна…

– ОДКБ нужна, потому что для российской стороны, и не только для российской, это такая вывеска, под эгидой которой осуществляется военное сотрудничество. Она удобная. Что касается того, напомнит или нет…, в отличие от ОДКБ, двусторонний договор о союзных отношениях между Россией и Узбекистаном, кажется, в прошлом году ему было 10 лет, он реально работает. Во время прошлогоднего визита Ислама Каримова в Москву были подписаны документы о модернизации вооружения армии Узбекистана российскими предприятиями. Все эти разговоры о переходе на НАТОвские стандарты в армии – это только разговоры. У других стран Узбекистан в оборонной сфере приобретает только сложную электронику, оптику, отдельные средства связи. Остальное соответствует той шинели, из которой мы все вышли. Обмен информацией между спецслужбами Узбекистана и России совершенно бешеный. За последние несколько лет в десятки раз выросло количество обучающихся в России офицеров из Узбекистана. Просто существует узбекская традиция ограничивать информационную сферу, не только в этих вопросах.

– Не могу не затронуть проблему наших соседей, узбекско-кыргызских отношений, они более обостренные и, может быть, показательные. Чего Бишкеку можно ждать от Мирзиёева?

– Начнем с того, что есть факты, которые говорят о том, что при возникновении какой-то острой ситуации в отношениях Шавкат Миромонович может оказаться пожестче Ислама Абдуганиевича. Скажем, во время событий на юге Киргизии в 2010 году значительная часть ташкентской политической элиты была сторонницей и пыталась повлиять на решение президента о введении войск Узбекистана в Киргизию для защиты этнического узбекского населения в Джалал-Абадской области и Оше. Решал Ислам Абдуганиевич, но ходят слухи, что (подчеркиваю − слухи, но хочется верить) Шавкат Миромонович был сторонником более жесткого решения этого вопроса. Когда в сентябре умер Ислам Каримов, на границе двух стран был территориальный конфликтик. И узбекская сторона в одностороннем порядке вывела своих милиционеров со спорного участка и притормозила это все. Но я думаю, это чисто прагматический ход.

Мирзиеёву в тот период после смерти Каримова, в выборный период, да и сейчас пока, не нужны лишние отягочающие конфликты. Потом, любые приграничные конфликты бьют по интересам своего же приграничного населения, а это Ферганская долина − плотно заселенная. Я думаю, что он как хозяйственник, как прагматик отнесся, с холодным расчетом − конфликты можно отложить. Но это не значит, что Узбекистан будет делать какие-то уступки. Думаю, что многое еще впереди.

Сегодня 24 марта, кстати, годовщина первой киргизской революции. Примерно с этого времени в Ташкенте существует устойчивое представление, которое одной фразой описывает отношения с Киргизией: в Бишкеке не с кем разговаривать. Плюс, если говорить о существующем руководстве киргизском, Атамбаев порядка двух лет назад совершил очень некорректный поступок, который в Ташкенте помнят. Он тогда сказал, что года через два Каримов умрет – совпало по времени, но это случайно, думаю, – и у нас будут хорошие отношения. Такое не прощается.

Пока в Киргизии не произойдет смена власти, пока новое руководство Киргизии свою лояльность к Ташкенту не продемонстрирует убедительно, никакого диалога не будет. Это еще счастье, что сейчас снялась с повестки дня проблема строительства Камбаратинской ГЭС. Но намек на то, как будут относиться Астана и Ташкент к этой проблеме, он был внятно в Астане произнесен. Это и Таджикистану, и Киргизии информация для размышления.

Узбекистан. Казахстан > Внешэкономсвязи, политика > newskaz.ru, 24 марта 2017 > № 2121442 Александр Князев


Азия > Внешэкономсвязи, политика > eadaily.com, 19 января 2016 > № 1631248 Александр Князев

Високосный год для Центральной Азии — каким он будет: интервью с Александром Князевым

Пять стран Центральной Азии с общими и индивидуальными проблемами традиционно входят в зону геополитических интересов, а следовательно, и ответственности России. Прошлый год был непростым для большинства из них. Наступивший не обещает быть легче с учетом сложнейших реалий, опутывающих регион, который все больше и больше оказывается втянутым в мировые процессы. Своим видением перспектив и задач пяти государств региона с EADaily поделился доктор исторических наук, эксперт по Центральной Азии и Среднему Востоку Александр Князев.

По приметам — високосный год редко бывает благополучным. 2016 год — как известно, именно такой. Чего можно ожидать в Центральной Азии?

Приоритетом для всех пяти государств остается тривиальное выживание. Думается, власти это понимают и ищут пути. В Узбекистане, как и прежде, сильная роль государства пока позволяет маневрировать ресурсами. В том числе и в сфере безопасности. При этом чувствуется желание Ташкента быть равноудаленным от главных политических центров, не вмешиваться в тяжелые процессы, например, в открытую войну с «Исламским государством» (террористическая организация, запрещенная в РФ и ряде стран).

В Казахстане в очередной раз предполагается переформатирование структур власти, что должно, по замыслу, повысить ее эффективность в непростом уже близком будущем — как известно, парламент обратился к президенту с просьбой о роспуске, объявив, что нынешний состав свою миссию исчерпал.

В Туркменистане и Таджикистане будут приняты конституционные поправки, которые, очевидно, вызовут заметные институциональные изменения во власти. Пока не до конца ясно, куда именно двинутся Ашхабад и Душанбе, но велика вероятность того, что пойдут по пути укрепления президентской власти с формальным предоставлением свобод оппозиционным силам.

Наконец, Киргизия после недавних парламентских выборов начнет подготовку к выборам президентским, которые должны состояться в 2017 году, и кто может возглавить неспокойную проблемную республику — вопрос открытый.

При всем этом заметны колебания внешнеполитических курсов ряда стран региона. Как по вашему — они усилятся или, наоборот, обретут стабильность?

О резких колебаниях, наверное, имеет смысл говорить в первую очередь в таджикском контексте. Скандальный визит президента Таджикистана Эмомали Рахмона в Эр-Рияд, совпавший сразу и с таджикско-иранской конфронтацией, и с эскалацией саудовско-иранского конфликта, нанес ущерб и репутации республики, и региональному позиционированию Таджикистана в целом. Рахмон поставил под вопрос развитие двусторонних отношений с Тегераном и заодно собственную надежность в качестве российского союзника. С учетом реалий визит президента Таджикистана в Эр-Рияд может расцениваться как вызов не только Ирану, но и России. Иран и Россия — с одной стороны, Саудовская Аравия — с другой, уже давно фактически находятся в опосредованном военном конфликте на территории Сирии. А высказывания, звучавшие в Саудовской Аравии, могут говорить о готовности Таджикистана к участию в так называемой «исламской коалиции» во главе с Саудовской Аравией. Но это будет уже прямым противопоставлением участию Таджикистана в ОДКБ, а значит, и России как военно-политическому союзнику, это будет прямая политическая поддержка Эр-Рияду на фоне конфликта с Ираном. Но есть сомнения в том, что стороны пойдут по пути эскалации конфликта. Уже сейчас Тегеран пытается снизить градус напряженности. И если конфликт сойдет на нет, то Таджикистану придется ценой серьезных уступок восстанавливать доверие Ирана, а заодно и твердость в союзничестве с Россией.

За эту щекотливую позицию, в которой очутился, Душанбе может благодарить собственное руководство, наломавшее дров и у себя дома, и за его пределами. Запрет деятельности Партии исламского возрождения (ПИВТ) и объявление этой партии террористической — это фантом внутреннего потребления. Никто в мире объяснения причин гонения на ПИВТ и ее лидера Мухиддина Кабири не воспринял. И, видимо, закономерно, что его нет в списке разыскиваемых Интерполом, а сам политик вполне официально по приглашению участвовал в конференции в Иране и даже встречался с представителями иранского руководства, что, собственно, и вывело Душанбе из равновесия. Но дело не только в Кабири и в ПИВТе, а в том тотальном подавлении инакомыслия в Таджикистане и инициируемой сверху исламофобии. Все это вкупе привело к антииранской истерии. При этом если подходить трезво, то Иран Таджикистану нужен в более значительной степени, чем Таджикистан Ирану. Душанбе чересчур увлекся «многовекторностью» и поставил на грань отношения с Тегераном и Москвой, которые строились не одно десятилетие.

Прежде резкими разворотами внешнеполитического курса отличалась Киргизия…

Там не так драматично, но тоже наметился антироссийский тренд. В конце прошлого года правительство денонсировало соглашения с Россией по строительству Камбаратинской ГЭС-1 и Верхненарынского каскада ГЭС. Причем сделано как бы или якобы исходя из интересов России — президент Алмазбек Атамбаев заявил, что «нынешнее положение российской экономики не позволит вкладывать капитал в эти объекты». Скорость принятия решения на высшем киргизском уровне показывает, что в Бишкеке твердо решили привлечь новых инвесторов в эти проекты, или готовятся к проведению очередной популистской кампании вокруг «грядущего энергетического могущества Киргизии». Для Атамбаева и его окружения важно не само строительство гидроэнергетических объектов, но лишь поддержка этой темы в центре внимания.

Но тема разрыва соглашений с Россией по гидроэнергетическим проектам в Бишкеке возникла не сама по себе. Она стала следствием разочарования Бишкека в Евразийском экономическом союзе (ЕАЭС), о чем 30 декабря 2015 года предельно аккуратно объявил МИД Киргизии. И это было тоже ожидаемо — преференций, на которые рассчитывал Бишкек, из-за глобального экономического кризиса и санкционного противостояния России с Западом, почти нет, а биографии большинства нынешнего руководства Киргизии вполне себе прозападные. Вдобавок к этому не привел в восторг жителей Киргизии строгий контроль над сельскохозяйственной и животноводческой продукцией в формате ЕАЭС. И жесткость тут обязательна — в республике часты опасные заболевания животных бруцеллезом и сибирской язвой. В плане стабильности в Киргизии стоит главным образом надеяться на то, что само население устало от нестабильности и социальных потрясений и желание хоть как-то и какое-то времени пожить спокойно будет доминировать в киргизском обществе, легком на подъем.

Что Узбекистан и Казахстан? Ожидаются ли в этих странах какие-то резкие развороты и политические потрясения?

В инициативе по роспуску парламента в Казахстане особой интриги нет. Главное — это уже вполне традиционная задача: не допустить ситуации, при которой политические оппоненты власти и внешние силы, заинтересованные в смене правящей элиты, в смене существующего курса власти, в том числе внешнеполитического, получили бы время для подготовки к выборам, особенно в ситуации очевидного влияния экономического кризиса. Девальвационные процессы обязательно и уже скоро повлекут за собой инфляционные, что, в свою очередь, вызовет и определенное социальное напряжение. Не думаю, что критическое, — уровень социальной устойчивости казахстанского общества имеет неплохой запас прочности. Но, тем не менее, в Астане сочли нужным перестраховаться. С учетом уроков многих стран это и неплохо.

В Узбекистане каких-то симптомов вероятной нестабильности также пока не заметно. Есть сложности, связанные с экономическим кризисом, но нужно отметить довольно высокий уровень диверсифицированности и сохраняющейся плановости экономики. Это позволяет совершать бюджетное маневрирование, обеспечивая некие социальные обязательства государства, пусть они и невелики. В области внешней политики Ташкенту пока удается маневрировать в рамках известной «многовекторности», хотя, конечно, делать это становится все труднее.

Остается Туркменистан.

Да, это «серая зона» региональной безопасности. Здесь достаточно тревожные процессы. Осенью прошлого года впервые была зафиксирована переправа оружия из Герата. Переправленное оружие складируется в схронах, основные участники — афганские этнические туркмены, их командиры в основном обучались в Турции или арабских странах. Известно, что переправлено и стрелковое оружие, и некоторое количество ПЗРК (переносные зенитно-ракетные комплексы). Этот район Туркменистана известен также сложными внутриплеменными отношениями, — марыйские текинцы тяжело ладят с текинцами из Ахала, которые доминируют сегодня в госструктурах в Ашхабаде, вплоть до того что существуют определенные сепаратистские настроения. В Туркменистане действительно тревожно, как бы руководство не пыталось нивелировать это.

Азия > Внешэкономсвязи, политика > eadaily.com, 19 января 2016 > № 1631248 Александр Князев


Афганистан. Таджикистан. РФ > Внешэкономсвязи, политика > news.tj, 16 января 2016 > № 1612851 Александр Князев

Почему «Талибан» опровергает сотрудничество с Россией?

Лилия ГАЙСИНА

О том, какие причины заставили представителей движения «Талибан» опровергнуть заявления российских чиновников и сообщения иностранных СМИ о возможном сотрудничестве между Россией и талибами, а также чем гипотетически грозит такое сотрудничество Таджикистану, в интервью «АП» рассказал доктор исторических наук, эксперт по Центральной Азии и Среднему Востоку Александр КНЯЗЕВ.

- Александр Алексеевич, о том, что значило высказывание Замира Кабулова о сотрудничестве между Россией и талибами, а также в сообщениях о контакте Владимира Путина с лидером этого движения уже разобрались. Но почему сами талибы фактически опровергли эти новости, подчеркнув, что ведут переговоры с РФ только для того, чтобы очистить Афганистан от иностранных войск? И способны ли талибы, как говорится в их заявлении, самостоятельно справится с угрозой ДАИШ? И существует ли она?

- Спецпредставитель президента России Замир Кабулов говорит на дипломатическом языке, представители «Талибана» обходятся без этого - режут правду-матку. Проблемы «справиться с угрозой ДАИШ» на самом деле не существует. Масштабы влияния ДАИШ в Афганистане, артикулируемые любыми публичными источниками, нужно уменьшать на много порядков, если есть желание понять реальность. Общая численность сторонников невелика, поддержка населения отсутствует, распространенность по территории страны — мизерна. Есть группы ДАИШ в Нангархаре и Кунаре, есть в Гильменде, Забуле, Фарахе и Герате. Это, кстати, все Юг страны. Группы, находящиеся на юго-западе — в Фарахе и Герате, — имеют антииранский, антишиитский характер. Появлялись сторонники ДАИШ в Фарьябе и Бадгисе, были предположения об их использовании для давления на Ашхабад на туркменской границе, но пока этого не случилось. Гораздо большую угрозу безопасности Афганистана с проекцией на соседние страны представляет собой сохраняющееся и растущее американское и западное военное присутствие. Вот здесь действительно есть предмет сотрудничества с «Талибаном». «Талибан» — это в значительной мере национально-освободительное движение, его главные цели — борьба против иностранного военного присутствия в любых его формах, будь то американцы или арабы из ДАИШ. Сейчас в «Талибане» происходят сложные процессы, в том числе фрагментация движения, и важно вычленить внутри ядро, способное к конструктивным переговорам и к взаимодействию в тех сферах, где совпадают интересы. Китай и США ведут такие переговоры; к слову, и статус «Талибана» как террористической организации этим переговорам не мешает. Проблема в другом — о чем и на каких условиях договариваться.

- А каким образом Россия может сотрудничать с талибами, учитывая, что это все-таки террористическая группировка?

- Недавно в Таджикистане объявили террористической организацией ПИВТ, но никто за пределами РТ не торопится квалифицировать ее так же. Это не вопрос сущности той или иной организации, это вопрос политической целесообразности для той или иной страны; любая политика по определению цинична и исходит из интересов, из прагматики. Афганский «Талибан» был объявлен в России террористическим на фоне событий девятого сентября 2001 года в Нью-Йорке, и это происходило из желания российского руководства выразить солидарность с США. Хотя до сих пор не существует каких-либо доказательств причастности талибов к тем событиям. «Талибан» никогда не содержал в себе каких-либо угроз для России и ее союзников, включая, кстати, и Таджикистан. Угрозы состояли и состоят в том, что – хоть при талибах, хоть при нынешнем кабульском режиме – на территории Афганистана, существуют условия для наркопроизводства и для деятельности международных террористических группировок. До недавнего времени это было ИДУ, это Союз исламского джихада, это «Ансар уль-Уллох» и т.д., но это не афганские группировки. Да, в определенные периоды они получали поддержку от талибов. Но с точки зрения интересов стран региона и России не меньшие угрозы с их стороны существуют и от того, что правительство Кабула не в состоянии пресечь их деятельность. Талибы — это движение, интересы которого локализованы территорией Афганистана и частично Пакистана. Это внутриафганская проблема. И отменить решение о том, что «Талибан» является террористической организацией, легко, была бы на то политическая воля в Кремле. Использовать же это можно очень конструктивно — и не только в борьбе с ДАИШ, угрозы которого в отношении Афганистана чрезвычайно преувеличены. Без включения в политическую систему страны пуштунской элиты, находящейся сейчас в рядах «Талибана», в Афганистане невозможно создать эффективное государство. Борьба с ДАИШ — это скорее повод для диалога с талибами.

- Какие риски есть у такого сотрудничества?

- Исторически Россия всегда в своей афганской политике опиралась на пуштунские кланы, на пуштунскую элиту. Исключением являются 1990-е годы, когда по стечению обстоятельств, включая и отсутствие у Москвы продуманной политики в отношении всего нашего региона, все взаимодействие сконцентрировалось на тогдашнем правительстве Бурхануддина Раббани и, частично, на короткий период, на анклаве, созданном на севере генералом Дустумом. Но если говорить об Афганистане в его существующих границах, нужно признать, что пуштуны являются системообразующим фактором государственности. Да, за 1980–1990-е годы, да и позже, сильно изменился этнополитический баланс в стране: резко выросла значимость таджикской и хазарейской общин и соответствующих этнополитических группировок. Это нельзя не учитывать и сегодня, и одна из главных проблем афганского урегулирования — это поиск новых конструктов взаимодействия этнических элитных групп в рамках общего государства. В ином случае конфликт будет разрастаться и как межэтнический: между пуштунами и непуштунами, что в итоге актуализирует вопрос об изменении географических конфигураций, о разделе Афганистана. Что, в свою очередь, чревато еще большими конфликтами и проблемами и чего допускать нельзя.

- Если предположить возможное сотрудничество между Россией и талибами, какую роль мог бы в нем занять Таджикистан?

- Таджикистан достаточно тесно взаимодействует с афганскими таджикскими этнополитическими кругами. При позитивном развитии процессов в Афганистане Таджикистан мог бы — конечно, пока сугубо гипотетически — стать посредником и вместе с Россией гарантом для таджикской афганской общины. Но пока это только гипотеза.

- После передислокации 149-го полка 201-й РВБ из Куляба в Душанбе ряд таджикских экспертов заявили, что российские военные оставили наиболее опасный участок таджикско-афганской границы. Вы согласны с этим утверждением?

- Угрозы прямого военного характера на таджикско-афганской границе в основном закончились к 1997 году. Никогда не было и не будет угроз прямого военного вторжения через границу, не нужно считать находящиеся на афганской стороне международные группировки настолько неадекватными. Все угрозы находятся внутри стран региона, и Таджикистан не исключение. Группы из Афганистана могут быть задействованы в попытках дестабилизации только как катализаторы. Но для этого боевикам не нужно с боем прорываться через Пяндж, а потому и дислокация российского полка в Кулябе была не принципиальна. Важнее качество работы таджикских пограничников, уровень организации их службы, дисциплины, компетентности и, что греха таить, коррумпированности, это чрезвычайно важный момент с точки зрения закрытости границы.

- Как вы считаете, какое влияние оказывает (и оказывает ли) военная кампания России в Сирии на Афганистан?

- Не прямое. Российская военная операция продолжается уже более трех месяцев, так что можно начинать судить о каких-то тенденциях. Очевидных тенденций нет: боевики из Сирии не бегут массово в Афганистан, какой-то принципиально новой активности ДАИШ ни в Афганистане, ни в странах региона не наблюдается.

- Какие угрозы с афганского направления будут актуальными в ближайшей перспективе?

- Те же, что и прежде. Это наркотрафик, и это размещение на афганской территории международных террористических групп, управляемых спецслужбами Пакистана, Саудовской Аравии, Катара, Турции. Они могут быть задействованы для дестабилизации во всех странах Средней Азии, в Казахстане, России и Китае.

Афганистан. Таджикистан. РФ > Внешэкономсвязи, политика > news.tj, 16 января 2016 > № 1612851 Александр Князев


Нашли ошибку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter