Всего новостей: 2600816, выбрано 3 за 0.015 с.

Новости. Обзор СМИ  Рубрикатор поиска + личные списки

?
?
?  
главное   даты  № 

Добавлено за Сортировать по дате публикации  | источнику  | номеру 

отмечено 0 новостей:
Избранное
Списков нет

Кожин Владимир в отраслях: Внешэкономсвязи, политикаГосбюджет, налоги, ценыАвиапром, автопромНедвижимость, строительствоАрмия, полициявсе
Россия > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 21 февраля 2014 > № 1017908 Владимир Кожин

У дел Кремля

Владимир Кожин о льготах для чиновников, президентском лимузине и ВИП-залах

Татьяна Зыкова

С этого года сотрудники администрации президента, аппарата правительства самостоятельно оплачивают большую часть стоимости путевок в "кремлевские" здравницы. Об этом "РГ" сообщил Управляющий делами президента РФ Владимир Кожин. Он также рассказал о том, каковы перспективы проекта президентского лимузина "Кортеж", почему депутатов не пускают в ВИП-залы и о многом другом.

Какова ситуация с "президентским лимузином"? Мы слышали, что он будет собираться на московском заводе ЗИЛ. И называли еще 12 миллиардов рублей - якобы такая сумма будет необходима для прототипа лимузина.

Владимир Кожин: Честно скажу: детали не смогу прояснить. По той причине, что Управление делами президента, Федеральная служба охраны - не заказчики проекта, а потенциальные потребители. Ждем, когда получим не буклеты и не дизайнерские разработки, а реальные изделия. Еще раз хочу подчеркнуть: речь идет не о том, чтобы начать производить лимузин только для президента и премьера. Задача состоит в том , чтобы собрать линейку автомобилей, которая будет начинаться президентским лимузином и заканчиваться самой простой машиной, которая появится на рынке.

И все же госзадание по цене машин известно?

Владимир Кожин: Нет, конечно.

Цену будет определять рынок. Сегодня, скажем, для федеральных министров приобретаются машины марки "БМВ", кстати, произведенные на территории России. Знаем, сколько стоит эксплуатация. Естественно, будем сравнивать с новым автомобилем. Да, конечно, очень хочется, чтобы наш автопарк пополнился отечественными машинами. Даже если они будут чуть дороже - пойдем навстречу.

Какова ваша позиция по экономии расходов средств бюджета на служебный ведомственный транспорт? Сейчас, как сообщается, рассматриваются два варианта - монетизировать льготы или передать служебный ведомственный транспорт под попечение Управделами. Ваше мнение?

Владимир Кожин: У меня не мнение, а твердое убеждение. Служебный ведомственный транспорт необходимо передавать Управлению делами президента. Причем сложилось оно на основании реальных фактов и практики последних лет. Один только пример. Некая крупная государственная структура объявляет тендер на транспортные услуги. Один из наших транспортных комплексов, который традиционно обслуживал эту структуру, приходит на конкурс, подает заявку. Но конкурс выигрывает частная компания, которая откровенно демпингует. Рынок есть рынок. Закон есть закон. Но не прошло и месяца, как стали поступать жалобы от заказчиков. На все: на качество машин, на опыт водителей, на их квалификацию, на знание русского языка, на знание Москвы.

На знание правил движения...

Владимир Кожин: В результате по многочисленным просьбам руководства этой структуры мы нашли способ, как помочь им вернуться в проверенную систему транспортного обслуживания. Наша система показала свою эффективность. Что касается монетизации, то она может иметь смысл только в узком секторе государственной службы. Потому что для людей, которые занимают высокие должности, совершенно иные требования к транспорту. Во-первых, транспорт должен быть оснащен специальной связью. Для коммерческих организаций этот вопрос закрыт. Во- вторых, система подготовки и обеспечения водителей предполагает жесточайшую дисциплину, освидетельствование водителей, отдых, учет. Очень часто ко мне обращаются коллеги: разрешите, чтобы мои водители работали по две смены. "Нет", - отвечаю. Человек не автомат. Восемь часов за рулем - и все, должен на смену прийти другой.

В-третьих, сервис и обслуживание машины. Если все вместе собрать, то получается, что созданная нами система достаточно эффективна и экономически выгодна. И даже крупные частные автомобильные компании конкурировать с ней не могут. Разве что демпингом. Вот поэтому сейчас уже детально прорабатывается вопрос о централизации транспортного обслуживания крупных министерств и ведомств.

А просчитывали экономически?

Владимир Кожин: Конечно. Сегодня автопарк Управления делами - примерно 5 тысяч машин. И оттого, что добавится еще несколько сотен автомобилей, ничего принципиально не изменится. Они будут работать по правилам, которые годами отработаны. Себестоимость эксплуатации даже снизится.

А министерства не возражают?

Владимир Кожин: Объективно - нет. Против чего возражать-то? Преимущества очевидны. Стратегическое решение принято. В этом году начнем двигаться в сторону укрупнения гаражного хозяйства.

А для регионов какая установка?

Владимир Кожин: В регионах все по-разному - климатические условия, менталитет. Под одну гребенку всех причесать - абсурд. При этом все же есть необходимость вводить определенные критерии.

Вот еще тема, которая волнует наших читателей. Расскажите, по каким адресам планируется строить Парламентский центр? Кто поедет в Новую Москву? Планы в связи с экономией бюджетных средств не меняются?

Владимир Кожин: Принципиальные решения известны. Администрация президента, правительство, Федеральная служба охраны, Федеральная служба безопасности, министерство обороны, Управление делами президента останутся в центральной части Москвы. Госдума и Совет Федерации тоже. При этом никто проект обустройства Новой Москвы не закрывал, он развивается.

Что касается конкретного адреса Парламентского центра, могу пока только повторить - это будет центральная часть города Москвы.

А что будет со зданиями, которые сегодня занимают депутаты и сенаторы?

Владимир Кожин: Они будут проданы. В связи с переездом Верховного суда в Санкт-Петербург здания Верховного и Высшего арбитражного судов в Москве также планируется выставить на торги. Причем планируется использовать залоговые схемы как инструмент финансирования проектов. Это сейчас прорабатывается.

Инвесторы уже есть?

Владимир Кожин: Желающих достаточно. Как только будет окончательно принято решение и объявлено место строительства Парламентского центра, вся цепочка заработает.

Иностранные инвесторы тоже примут участие в торгах?

Владимир Кожин: Аукцион будет открытым. Кто предложит лучшие условия, тот и получит здания.

А сколько гектаров земли будет отдано под Парламентский центр?

Владимир Кожин: Речь идет о том, чтобы построить в центральной части Москвы современный административный комплекс общей площадью примерно 250-280 тысяч квадратных метров. Эта цифра в свое время была просчитана для проекта парламентского центра на Красной Пресне. Там был отведен небольшой участок на месте стадиона. Примерно такая же площадь планируется и в будущем.

Вопрос про служебное жилье. Те депутаты или сенаторы, которые его получают, могут выкупить, приватизировать служебные квартиры?

Владимир Кожин: Юридически вопрос закрыт раз и навсегда. Во всех законодательных актах, регламентирующих этот вопрос, четко указано - служебное жилье продаже не подлежит! Ни у депутата, ни у сенатора на него нет никаких прав. После того как сложили свои полномочия, они обязаны освободить квартиру. Иногда мы идем навстречу, продлеваем сроки выезда, но это месяц, два - не больше.

Сейчас в Управделами есть судебные иски по выселению ?

Владимир Кожин: Есть. Как ни странно, до сих пор тянутся иски с конца 90-х. Суды давно прошли, есть исполнительные листы. Этим занимаются сейчас судебные приставы.

В продолжение парламентской темы. Некоторые депутаты до сих пор очень печалятся, что им больше нельзя пользоваться ВИП-залами, а лишь только залами официальных лиц и делегаций, так называемыми ЗОЛДами ...

Владимир Кожин: Все, кто "родом из СССР", прекрасно помнят, что и в Москве, и в Ленинграде, и в Урюпинске был вокзал, аэропорт, а в нем более-менее приличный закуток с надписью: "Депутатский зал". В 2000-х годах мы пришли к выводу, что содержать такие пустующие в основном залы в небольших городах - абсурд. И создали систему ЗОЛДов - залов официальных лиц и делегаций. Причем только в Москве, где основные транспортные потоки, где сосредоточена основная масса депутатского корпуса, руководителей министерств и ведомств. Остальные помещения передали региональным властям. Хотят - приватизируют, хотят - содержат. И пошло массовое формирование так называемых ВИП-залов с другой системой услуг, расценок, словом, чистый бизнес. Но жизнь опять-таки богаче, страна развивается. В Санкт-Петербурге стали проходить международные экономические форумы, встречи, "восьмерки", "двадцатки". А лишь только в ЗОЛДах есть возможность для установки спецсвязи, помещения для проведения служебных встреч и переговоров. Поэтому и был открыт такой зал в Петербурге. Следующий ЗОЛД возник в Сочи.

Распоряжением правительства утвержден список лиц и организаций, которые в них обслуживаются, перечень услуг. Что такое зал официальных лиц и делегаций? Это зал, в котором депутат, министр официально получает экспресс-обслуживание. Он может приехать, быстро пройти паспортное и таможенное оформление, а при необходимости провести еще и служебные встречи и переговоры.

Почему поднялся шум? Депутаты действительно много ездят по стране, пользуются частными ВИП-залами за госсчет. И минфин справедливо начал сокращать расходы. Теперь "ВИП" не оплачивается из бюджета. И если в городе N вы идете в ВИП-зал, то и платить должны из своего кармана. Иначе это будет нарушением финансовой дисциплины, нецелевым использованием бюджетных денег. С позицией минфина мы абсолютно согласны. В том числе и потому, что депутатам серьезно повысили денежное содержание.

Ну, а кроме ЗОЛДов какие еще льготы и привилегии у "сильных мира сего"?

Владимир Кожин: На самом деле не так много. Вот, какие, по вашему мнению?

Санаторно-курортные, например.

Владимир Кожин: После того как в администрации президента, в аппарате правительства стали повышать зарплаты, мы тут же начали поднимать стоимость обслуживания в наших санаторных комплексах. С этого года государственный служащий из администрации, из аппарата правительства оплачивает 90 процентов себестоимости путевки в наши здравницы. Сегодня, например, у федерального министра из так называемых льгот "советского периода" не осталось почти ничего. Остался служебный транспорт, есть право получить загородный отдых, за который опять-таки мы системно повышаем плату. Все! Льготы идут на убыль.

Расскажите о кремлевских продуктах. Планируете расширять линейку? Сначала появилось "Кремлевское молоко", потом "Кремлевская водка", "Кремлевское шампанское", сейчас - "Кремлевские мишки"?

Владимир Кожин: В свое время в Управлении делами ЦК КПСС был огромный агропромышленный комплекс - производились молочные и мясные продукты, овощи, фрукты. С развитием рыночной экономики решили сохранять только то, что высокоэффективно. Это молочная продукция в основном. Естественно, качество продуктов очень высокое. Они идут в нашу систему детских садов, больниц, оздоровительных комплексов, в Кремль. Значительная часть продукции поступает и в открытую продажу, в магазины, супермаркеты. Молоко - настоящее "живое"! Что касается водки, "мишек", шампанского, это, скорее, имиджевые вещи.

По цене они приличные...

Владимир Кожин: Потому что высокого качества, мы это строго контролируем.

К вам часто приходят с "кремлевскими" предложениями компании?

Владимир Кожин: Приходят постоянно, пишут заявки... Мол, гарантируем качество, только дайте разрешение производить под "кремлевской" маркой. Мы говорим: "Спасибо, не надо".

Зимняя Олимпиада в Сочи завершилась. Как вам результаты наших спортсменов, как отработали спортивные сооружения? У Управделами ведь была своя зона ответственности в олимпийской программе. Как в дальнейшем будут использоваться эти объекты?

Владимир Кожин: Главное - Олимпиада стала блестящим праздником для сотен миллионов людей на всех континентах. Это признают и члены МОК, и сотни тысяч болельщиков. Показанные нашими спортсменами результаты вдохновляют. Очевидно, нам удалось выбраться из "ямы", в которую попал наш спорт в девяностых годах. Возрождается система детского и юношеского спорта, появились сотни и сотни спортивных объектов.

Что же касается Управления делами президента, то в ходе олимпийского строительства были капитально отремонтированы и реконструированы несколько крупных комплексов. Практически заново отстроен "Дагомыс", крупнейший оздоровительный комплекс не только в Сочи, но и на всем южном побережье России. Сейчас это современный 4-звездочный отель с очень развитой инфраструктурой.

Вторую молодость обрел санаторий "Русь". Именно здесь прошли все официальные приемы в период Олимпиады, останавливались главы государств и правительств, приглашенные в качестве официальных гостей. Прошел комплексную реконструкцию и объединенный санаторий "Сочи". Если пользоваться категориями отелей, это теперь гостиница класса "де люкс". Санаторий "Авангард", который ближе к Адлеру, тоже полностью реконструирован.

В районе Красной Поляны принял гостей и культурно-этнографический центр "Моя Россия". Здесь прошла встреча президента с членами олимпийской команды Украины. Этот уникальный объект построен в рекордные сроки - всего за 9 месяцев. Россия здесь представлена своей архитектурой, народными промыслами, самобытной региональной кухней. Все производители получили прямое право поставки, без посредников. Если гжельская посуда - то она именно из Гжели. Если это пуховые платки - то из Оренбурга, если палехские шкатулки - то только из Палеха. Думаю, что новый парк станет одной из востребованных достопримечательностей Большого Сочи. Такая примечательная деталь - сначала думали назвать комплекс "Маленькой Россией", потом решили, что Россия "маленькой" быть не может, а будет - "Моя Россия".

Какой спортивный объект вам лично больше всего нравится - бобслейная трасса, площадка для биатлона, горнолыжный комплекс, главная "шайба", каток?

Владимир Кожин: Все олимпийские объекты, транспортная инфраструктура выглядят просто изумительно. Строители, дизайнеры не пожалели ни сил, ни средств, чтобы все удивляло. Каждый объект отличается архитектурно, он узнаваем. Люди, которые бывали в Красной Поляне до олимпийских строек, сегодня буквально потрясены сделанным. Как поклонника горнолыжного спорта меня в первую очередь интересовали наши трассы, как их будут воспринимать в сравнении со знаменитыми Альпами, с другими мировыми известными курортами. Могу сказать, что они и по качеству, и по инфраструктуре оказались не хуже. При этом так называемый "горнолыжный кластер" - это только начало. Он будет развиваться. Сейчас здесь несколько центров - "Роза Хутор", "Горная карусель", "Газпром". Они все соединены. После Олимпиады будут работать на туристов как единый кластер. То есть приезжаете, покупаете один билет и катаетесь по всем этим живописным долинам.

В реконструированные комплексы - "Дагомыс", "Русь", "Сочи", "Авангард" - смогут попасть туристы, приехавшие в Сочи после Олимпиады?

Владимир Кожин: Безусловно. Единственное, о чем надо не забывать, что "Русь" и "Сочи" в большей степени - это наши базовые оздоровительные комплексы, которые работают в системе кремлевской медицины. Основное количество мест, особенно в "высокий" сезон, отводится государственным служащим. Но есть и квота, которая поступает на рынок. Так что при желании в любой из этих санаториев можно приехать и в июле, и августе, если заранее этим заняться.

В "Дагомыс" попасть проще, поскольку это не санаторий, а оздоровительный комплекс, рассчитанный на прием одновременно более двух тысяч гостей.

Наших читателей волнует и такой вопрос - что происходит с нашей зарубежной собственностью, в частности, зданиями торговых представительств в Швеции, в Германии? Почему их выставляют принудительно на аукционы?

Владимир Кожин: Что касается Швеции, то у России периодически с этой страной накаляются отношения до предела, когда в очередной раз власти пытаются выставить здания наших торгпредств, обладающих безусловным дипломатическим статусом, на торги. Это приводит к очень серьезным последствиям на межгосударственном уровне. Российская сторона не признает легитимность решения Верховного суда Швеции как противоречащего нормам международного права, игнорирует результаты аукциона в Швеции и будет пресекать любые попытки проникнуть в здание.

Откуда корни этой проблемы? Это старое "дело Зедельмайера". Начало девяностых. Вспомните, какое было время. Очень предприимчивый, шустрый бизнесмен средней руки сумел подсуетиться, тогда еще в Ленинграде "создал бизнес", который к инвестициям не имел никакого отношения, - привез старые машины и старое оружие и передал тогда еще милиции. Ему за это отдали в качестве "вклада" в так называемое "совместное предприятие" особняк, бывшую обкомовскую дачу на Каменном острове... Власти вскоре опомнились - особняк? На Каменном острове? Вы что там натворили, ГУВД? Особняк вернули, стали разбираться, предлагали компенсации бизнесмену. А он - в Стокгольм, в международный арбитраж с судебным иском "о потере в России инвестиций". Ни о какой юридически грамотной защите наших интересов за рубежом в ту пору говорить не приходилось... Вот в Стокгольме и выносят решение - компенсировать "потери". С тех пор этот "бизнесмен" в различных странах мира пытается арестовать российскую собственность и заставить выставить на торги с целью "возмещения убытков". Но не получается. В Кельне мы свое здание юридически защитили, не удастся ему добиться отчуждения и комплекса в Стокгольме...

Так что можно сказать, что наша собственность за рубежом защищена?

Владимир Кожин: Да, надежно защищена.

Много в последнее время говорят и пишут о новом проекте Управления делами Президента - строительстве российского православного культурно-духовного центра в Париже на набережной Бранли. Когда начнется строительство?

Владимир Кожин: Собственно, строительство уже началось - ведется расчистка участка. А официальная церемония закладки первого камня состоится уже в апреле. Этот проект шел весьма и весьма сложно, для его продвижения даже была создана специальная совместная рабочая группа. Но все трудности были преодолены.

Управделами президента содержит Дом ветеранов сцены в Питере, обустраивает Александровский сад в Москве, спасибо Вам за это от огромного количества людей! В редакции есть немало писем на эту тему. К вам обращаются меценаты, которые предлагают помогать на принципах государственно-частного партнерства? Сейчас, например, Дом ветеранов кино в московском районе Матвеевское, в беде, в слезах, в надежде... Поможете?

Владимир Кожин: Александровский сад и Дом ветеранов сцены - это абсолютно разные вещи. Для Александровского сада нам не нужны меценаты, внебюджетные деньги, потому что это часть территории Кремлевского ансамбля, памятника культуры.

Но все же предлагают сотрудничество меценаты?

Владимир Кожин: При установке памятника Патриарху Гермогену в Александровском саду были спонсоры. Но повторюсь - в целом в них нет необходимости. Это задача государства. Александровский сад, Могила Неизвестного Солдата - наши святыни. Сегодня практически все, что мы задумали сделать за эти годы, сделали. Что касается Дома ветеранов сцены, то, конечно, не функция Управления делами президента заниматься Домом ветеранов сцены в Санкт-Петербурге. Но когда к президенту обращаются - так было с Домом ветеранов сцены - и когда он сам увидел, до какой степени разрухи дело дошло, было принято решение привлечь к реконструкции Управление делами президента. А до этого годами длилась переписка. А в это время историческое здание приходило в упадок, камни, штукатурка сыпались и сыпались на головы старикам.

При реконструкции частично использовались и внебюджетные источники - помогали питерские бизнесмены. А по завершении ремонта было принято решение о включении Дома ветеранов в систему наших медицинских учреждений. Развивать, конечно, дальше это направление мы не можем и не должны. Для этого и существуют профильные министерства. И в первую очередь это задача региональных властей.

О личном

Владимир Игоревич, у вас сегодня юбилей - 55 лет - вы круглый отличник. От души поздравляем! Какие события в трудовой жизни для вас особенно важны?

Владимир Кожин: Вспоминается 2000-й год - новогодние праздники, в Болгарии катаюсь на горных лыжах. Раздается звонок из Москвы, говорят: срочно приезжай, есть важное дело. Не буду лукавить, когда увидел новогоднее обращение Владимира Владимировича, то понял, что многое будет меняться. Но абсолютно точно не предполагал, что вот так моментально и резко вдруг изменится именно моя жизнь. А тогда я занимался очень специфическими вещами, руководил службой валютно-экспортного контроля.

Всю жизнь буду помнить и празднование 300-летия Санкт-Петербурга. Все основные мероприятия с участием глав государств и правительств должны были проходить в Константиновском дворце в Стрельне. На возрождение этого архитектурного шедевра нам отвели чуть больше полутора лет. Его по сути дела надо было восстановить из руин. И вот однажды звонок от президента: "Знаешь, остался месяц до начала торжеств, мне доложили, что ничего не будет готово?" С задачей мы справились...

Россия > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 21 февраля 2014 > № 1017908 Владимир Кожин


Россия > Внешэкономсвязи, политика > itogi.ru, 17 декабря 2012 > № 713695 Владимир Кожин

Москва, центр...

Владимир Кожин: «Цель не в том, чтобы выгнать из Москвы всех чиновников и парламентариев. Это ведь не кубики передвинуть. Речь о системе управления страной»

Где разместится правительственный квартал, какая судьба уготована Дому правительства и парламентскому центру, что ждет в Петербурге судей Верховного и Высшего арбитражного судов и о прочих деталях «великого переселения» власти в интервью «Итогам» рассказывает управляющий делами президента РФ Владимир Кожин.

— Владимир Игоревич, недавно вы заявили, что Управделами поручено проработать вопрос создания «правительственного квартала в рамках существующей Москвы». Означает ли это отбой планам переноса за МКАД федеральных органов власти?

— Нет, никто эти планы не отменял. Оба проекта развиваются параллельно. Что касается так называемого правительственного квартала, то, по сути, он уже существует. Давайте посмотрим на тот район, в котором мы сейчас с вами находимся, — территорию между Красной, Старой и Лубянской площадями, улицами Варварка и Ильинка. В комплексе зданий на Старой площади располагается администрация президента. Рядом Министерство финансов, Федеральное казначейство, Росимущество, Минтруд, Управление делами президента, Центризбирком, Министерство промышленности и торговли. Чуть дальше, но тоже довольно близко — Минтранс, МЧС, ФСБ... Эта ситуация сложилась исторически. Как говорится, сам бог велел сделать здесь «административный Сити». Идея состоит в том, что к размещенным здесь федеральным структурам добавится еще примерно столько же. Подчеркиваю, никто не говорит о том, чтобы сконцентрировать на этом пятачке все органы власти. Это невозможно, да и не нужно. Речь идет лишь о некоторых ключевых министерствах и ведомствах. Где сегодня происходит больше всего совещаний? В Минфине и в Минэкономразвития. Там практически каждый час проводятся какие-то межведомственные мероприятия. И постоянно происходит перемещение чиновников из одного здания в другое. Если они будут располагаться в шаговой доступности, отпадет необходимость постоянного переезда. Что явится в том числе весомым вкладом в решение транспортных проблем города.

— Кого же в таком случае будут «выселять» из Москвы?

— Если вы возьмете список федеральных органов власти, то увидите, что он довольно обширен: двадцать министерств, десятки служб и агентств. И значительная их часть может быть перемещена в новую Москву. Речь идет о тех органах, которые не являются, есть такой термин, оперативными службами. Такие, например, как Роспечать, Росархив, Роструд, Ростуризм и так далее. Они отвечают за очень важные, нужные направления, но эта работа не требует постоянных передвижений по городу.

— То есть возникнут два административных центра — в старой Москве и на присоединенных землях?

— Возможно. Сейчас мы готовим экономическое обоснование. Окончательные решения будут приняты, когда мы все подсчитаем.

— Какое место в этом сценарии займет Дом правительства?

— Этот вопрос тоже пока в стадии расчетов. Возможно, штаб-квартира правительства переедет в новую Москву. Возможно, останется на прежнем месте.

— А где будет парламентский центр?

— Надеюсь, решение будет принято уже в ближайшее время. Свои соображения по поводу переезда в новую Москву высказали, вы знаете, и сенаторы, и депутаты Госдумы...

— Соображения известные: никто не хочет уезжать за МКАД.

— Да, соображения известны. Но ведь цель не в том, чтобы выгнать из Москвы всех чиновников и парламентариев. Могут быть и компромиссные решения. Какая-то часть органов власти переедет в новую Москву. Какая-то часть останется здесь. Задача очень сложная, с огромным количеством неизвестных. Это ведь не кубики передвинуть. Речь идет о системе управления страной. Прежде чем отрезать, нужно семь раз отмерить.

— У нас, увы, часто бывает наоборот. Есть, кстати, мнение, что именно так реализуется и идея расширения Москвы.

— Не могу с этим согласиться. Предложение Дмитрия Анатольевича было очень своевременным. Это не какая-то начальственная прихоть и не наше ноу-хау: все мегаполисы мира развиваются за счет втягивания в свою орбиту близлежащих территорий. Вы сами видите, что город задыхается. Виноваты все. И бизнес, который строил бесчисленные торговые и офисные центры, не обращая внимания на то, как это отражается на дорожной ситуации. И местные власти, которые разрешали такое строительство. И расхлебывать эту кашу тоже придется всем вместе. Если кто-то думает, что стоит президенту принять какое-то умное решение, как тут же наступит царствие небесное, то сильно ошибается.

— Нетрудно предсказать, что в коридорах власти развернется ожесточенная лоббистская борьба за право остаться в старой Москве. Ибо выселение будет означать понижение в статусе.

— Ну что значит борьба? Кто с кем будет бороться? Все-таки люди, которые приходят на госслужбу, принимают на себя определенные обязательства и подчиняются определенным правилам. Конечно, всегда кто-то чем-то недоволен. Так уж мы устроены. Но когда президент принимает решение, все обязаны его выполнить. Если кто-то не согласен, у него есть замечательный выход. Он может просто сменить место работы.

— Правительственный квартал — дорогое удовольствие?

— Нет, этот проект не потребует больших средств. На том пятачке, о котором я говорил, практически отсутствует жилая застройка. Располагается здесь, допустим, какой-то банк. Ему будет предложен обмен. В этом здании разместится правительственное учреждение, а банк переедет туда, где был орган власти. Думаю, никто не будет в обиде, потому что практически все наши федеральные штаб-квартиры находятся в историческом центре Москвы. Другой вариант — компенсация владельцу помещений и, соответственно, продажа здания, которое занимал соответствующий орган власти. Вот, собственно, и вся схема. Какие-то социально значимые объекты, безусловно, останутся. Никто, скажем, не собирается изгонять отсюда рестораны и кафе. Наоборот, они будут еще больше востребованы.

— Концентрация служебных автомобилей в этой точке города неизбежно резко повысится. Как думаете решать проблему?

— По нашим расчетам, здесь возникнет пешеходная зона. Служебная машина потребуется, условно говоря, утром (приехать) и вечером (уехать). Пока не могу сказать, какие конкретно улицы будут закрыты для транспорта: работа над проектом находится в начальной стадии. Сегодня мы совместно с мэрией производим детальный анализ этого пятачка. Но уже сейчас можно сказать, что все близлежащие улочки-переулочки — Большой Черкасский, Малый Черкасский, Старопанский и так далее — не приспособлены для транспорта. И с большой вероятностью станут пешеходной зоной.

— Предполагается ли обособление правительственного квартала от остальной части города?

— Нет, конечно. Никто не собирается обносить правительственный квартал забором.

— Однако один забор — вокруг администрации президента — здесь уже появился.

— Во-первых, мы постарались воссоздать первоначальный исторический облик этого места. Когда-то было именно так. Во-вторых, в какой-то мере это, конечно, и элемент безопасности. Но лишь на случай чрезвычайной ситуации. В обычной жизни это никому не мешает. Все, по-моему, уже успокоились по этому поводу, перестали кричать, что там ни пройти, ни проехать. Пожалуйста: все проходят и проезжают, никаких проблем. Больше, повторяю, никаких заборов не появится. Правительственный квартал будет абсолютно открытым.

— Министры будут ходить друг к другу в гости, смешиваясь с уличной толпой?

— Это нормальная практика. И сегодня, если вы в хорошую погоду подойдете к Минфину, то увидите много известных лиц, передвигающихся, что называется, на своих двоих. Я и сам при случае с удовольствием хожу пешком. Чтобы добраться из Управделами до того же Минфина на автомобиле, требуется сделать огромный круг, а без машины это занимает пять минут.

— По слухам, в этом районе можно спокойно перемещаться из здания в здание и не выходя на улицу.

— Это все сказки. Нет тут ни потайных ходов, ни подземных трамваев.

— И не предвидится?

— И не предвидится.

— Ну а судьба пустыря на месте гостиницы «Россия» наконец-то определилась?

— Пока нет. Это как раз-таки лежит в комплексе вопросов, связанных с созданием правительственного квартала. Предложения, которые звучали, вы прекрасно знаете.

— Одним из них было, помнится, построить здесь парламентский центр. Оно по-прежнему актуально?

— Этой темой, как вы знаете, занималась комиссия Госдумы во главе с Владимиром Ресиным. В итоге они выбрали порядка пяти вариантов размещения. Один из них — этот пустырь.

— Но президент, как известно, видит здесь просто парк.

— Президент высказал свои соображения. Окончательного решения, повторяю, нет. Но если парк, то какой парк? Просто деревья, газоны и травка? Наверное, не так много у нас в Москве и стране подобных мест, чтобы ограничиться зелеными насаждениями. Если парк, то парк, соответствующий этому месту. Уникальный парк. Есть разные мысли на сей счет. Очень интересный проект предлагает, например, Министерство культуры. Но пока все это на уровне идей.

— Спорили по этому поводу с президентом?

— С президентом не спорят, президенту предлагают. И получают от него либо согласие, либо другие поручения. Но предлагать и доказывать свою правоту, я считаю, оправданно и уместно. Если в чем-то уверен, то стараюсь так и делать.

— Рядом, на Красной площади, разворачивается еще один проект государственного масштаба — комплекс «Музеи Московского Кремля». Как здесь продвигается работа?

— Могу открыть маленькую тайну: уже к следующему параду Победы мы планируем снять все баннеры, закрывающие здание Средних торговых рядов. И все увидят его изначальный, исторический облик, таким, каким оно было 100 лет назад. Практически сразу же после Октябрьской революции, когда здесь стали располагаться различные советские учреждения, фасады начали переделываться и перекрашиваться. Они восстанавливались по историческим материалам, иконографике. Результат вы сможете оценить 9 Мая. Уверен, что не будете разочарованы.

— А что будет за фасадами?

— А за фасадами через несколько лет появится современный многофункциональный музейно-культурный центр. В первую очередь, конечно же, речь идет о музейных экспозициях. Не секрет, что сегодня выставлено не более трети тех реликвий, которыми располагают музеи Кремля. Музейный комплекс в стенах Средних торговых рядов полностью решит эту проблему. Раритеты, пылящиеся в запасниках, разместят в новых выставочных залах. Кроме того, там будут детский музейно-образовательный центр, помещения для выставочных и культурных мероприятий, для научной работы, зона общественного питания. Во внутреннем дворе появится атриум. Концепция реконструкции утверждена, с начала будущего года приступаем к ее реализации.

— Внутри кремлевских стен что-то поменяется в связи с этим проектом?

— Переезд музейных запасников на Красную площадь позволит освободить и открыть для посетителей целый ряд помещений. В том числе, например, всю колокольню Ивана Великого. Вот, пожалуй, и все изменения. Что касается облика Кремля, то могу заверить, что никаких перестроек — ни в связи с этим проектом, ни в связи с какими-то другими — не планируется. Это памятник, находящийся под охраной ЮНЕСКО. Нам очень часто напоминают об этом различные блогеры и общественные деятели. Но мы и без них об этом прекрасно помним.

— Кстати, те же общественные активисты бьют тревогу по поводу Александровского сада. И в самом деле: зачем понадобилось вырубать вековые липы?

— Ситуация очень простая. Специалисты-дендрологи дали заключение: большая часть деревьев больна, многие вообще сгнили изнутри. Внешне они могут выглядеть великолепно, но подует ветер, и эти красавцы начнут падать на головы людям. Поэтому было принято решение: убрать старые, больные растения и высадить на их месте молодые саженцы... Одна из претензий, которые нам предъявляют: почему не провели слушания, не посоветовались с общественностью? Исхожу из простого принципа: каждый должен заниматься своим делом. Мы благодарны всем, кто искренне беспокоится по поводу состояния сада. Но, поверьте, мы беспокоимся не меньше. Что же до крикунов и кликуш, то убеждать их, боюсь, бесполезно. Приходилось слышать такую «версию»: деревья срубили, чтобы продать древесину и на этом заработать. Или чтобы удобнее, мол, было подавлять уличные протесты. Ну как это можно комментировать? Бред сивой кобылы.

— Когда решался вопрос о переезде в Санкт-Петербург Конституционного суда, вы твердо заявили, что планов по переселению на берега Невы других органов власти нет. Планы изменились или вы были тогда не вполне искренни?

— Я не пытался лукавить. Да, буду откровенен: то, что Конституционный суд это еще не все, мне было понятно уже тогда. Но предложений и идей может быть много, а решение — только одно. Решения на тот момент не было, и было совершенно не ясно, когда оно может появиться. Через пять лет, через десять или через двадцать.

— А что помешало принять его тогда же и переселить разом всю судебную власть?

— В первую очередь, конечно, финансовый вопрос. Во-вторых, территориальный — где разместить. Его тоже было непросто решить, мы достаточно долго искали место.

— «Набережная Европы» — это окончательный вариант?

— Думаю, да. Других вариантов, во всяком случае, нет. На наш взгляд, это оптимальный выбор. На площади, где до недавнего времени реализовывался девелоперский проект ВТБ, планируется разместить три штаб-квартиры — Верховного, Высшего арбитражного судов и Судебного департамента при Верховном суде. Кроме того, размеры этой территории — порядка 10 гектаров — позволяют построить служебное жилье для сотрудников аппаратов. Из предыдущего проекта там сохранится и будет построен Дворец танца Бориса Эйфмана.

— А что за Дворец правосудия появится на Стрелке Васильевского острова?

— Речь идет об историческом здании Биржи. Некоторые ваши коллеги писали, что там разместятся какие-то судебные учреждения, это неверно. Здание Биржи мало подходит для этих целей. Это один большой зал и небольшое количество вспомогательных помещений. Мы планируем сделать здесь зал-трансформер — красивый, исторический, но при этом оснащенный по последнему слову техники, — в котором судейское сообщество сможет проводить собрания любого формата. Съезды, конференции, симпозиумы. А поскольку проходить они будут, наверное, не каждый день, то Дворец правосудия может использоваться и в интересах города — для каких-то крупных мероприятий.

— В какой стадии находится решение вопроса о переезде судов?

— Распоряжением главы государства создана специальная рабочая группа, мы практически в ежедневном режиме занимаемся экономическими расчетами. Принимаем документацию от ВТБ, выясняем, что они уже сделали, сколько потратили, что за здания хотели построить, насколько эти здания подходят для нашего проекта... Надеюсь, до конца года у нас будут цифры по каждому сегменту переезда и мы положим их на стол президенту. Сколько и куда нужно вложить, каков фронт работ и за какой срок мы сможем с ним справиться. Предварительные оценки я уже озвучил: 50 миллиардов рублей и два с половиной года.

— Конституционные судьи, помнится, без восторга отнеслись к идее переезда. Сегодня особого ропота не слышно. Положительный пример КС сыграл свою роль или дело в укреплении вертикали?

— Конечно же, первое. Мы действительно столкнулись с огромным нежеланием судей Конституционного суда и работников аппарата переезжать в Петербург. Я тогда сам провел для судей экскурсию по Петербургу. В буквальном смысле. Мы ехали в автобусе, я сидел на месте экскурсовода и говорил: «Уважаемые коллеги, вот здание Сената, здесь вы будете работать. А вот здесь вы будете жить...» Знаю, что между судьями высших судов идет сегодня интенсивный обмен информацией. Будущие переселенцы выезжают в Санкт-Петербург, советуются со своими коллегами из КС, смотрят, какие у них условия для работы и жизни. Все правильно: лучше один раз увидеть, чем сто услышать.

Андрей Камакин

Россия > Внешэкономсвязи, политика > itogi.ru, 17 декабря 2012 > № 713695 Владимир Кожин


Россия > Внешэкономсвязи, политика > ria.ru, 10 апреля 2012 > № 533422 Владимир Кожин

Где будет жить и работать Владимир Путин после инаугурации, куда переедет Дмитрий Медведев, когда появится отечественный авто для президента, а также какие "клады" обнаружены под 14-м корпусом Кремля, рассказал в интервью РИА Новости управляющий делами президента РФ Владимир Кожин. Именно ему уже более 12 лет приходится и за президентские стройки отвечать, и заботиться о том, чем накормить высокопоставленных госслужащих. Беседовала Ирина Чумакова.

- Как идет подготовка к инаугурации нового главы государства? Будет ли нынешняя церемония отличаться от предыдущей?

- Должен вас огорчить или обрадовать, но никаких принципиальных изменений не будет. Инаугурация президента- это очень серьезное политическое событие, и считаем, что оно должно приобретать традиционное звучание, а не меняться каждый раз с избранием нового главы государства. Все-таки традиции должны создаваться и сохраняться. И та традиция, которая возникла несколько лет назад, она и будет лежать в основе будущей инаугурации. Традиция - главное, ключевое слово. И в основу сценария, который готовится, взято то, что уже было, что мы уже видели.

Большой кремлевский дворец полностью готов к мероприятию. Будет порядка тысячи гостей - столько, сколько вмещают залы Большого Кремлевского дворца.

- Будет ли отпечатан новый экземпляр "основного закона страны" в связи с тем, что в Конституцию были внесены изменения?

- Что касается Конституции, то в экземпляре, на котором президент будет присягать, все изменения внесены. Все готово.

- Останется ли Владимир Путин в привычной для него резиденции - Ново-Огарево? Будет ли там проведен ремонт и в какие сроки? И какова судьба резиденции "Горки-9" - Останется ли там Дмитрий Медведев, в случае, если станет главой правительства?

- Никаких изменений в этом плане нет и не планируется. Владимир Владимирович живет и работает в Ново-Огарево, Дмитрий Анатольевич живет и останется работать в Горках-9, если станет премьер-министром.

И там, и там все есть для проживания и, самое главное - для работы, потому что в большей степени это рабочие помещения. Никаких строек, крупных переделок не планируется. Если говорить о каких-то мелких косметических работах, они есть всегда. Это жизнь. Но, повторяю, никаких серьезных ни ремонтов, ни строек не будет.

- Кабинет избранному президенту в Кремле готовите уже или еще пока рано об этом говорить?

- А его нечего готовить. Он полностью готов. Здесь, слава Богу, минимум хлопот. Все в рабочем режиме, так что один президент покинет кабинет, новый президент его займет.

- Уже почти год как идет ремонт 14-ого корпуса Московского Кремля? Как проходят работы? Какие "клады" советской эпохи обнаружены?

- Клады в Петербурге находят, а у нас - технические проблемы. Если серьезно говорить, реконструкция, точнее капитальный ремонт идет полным ходом. Корпус закрыт со всех сторон баннером - фальш-фасадом, за ним идет серьезная работа, большая стройка.

Здание находилось в очень тяжелом, практически аварийном состоянии, и сейчас идет этап очень сложных инженерных работ, связанных с грунтами, фундаментом, инженерными коммуникациями, которые полностью пришли в негодность за это время. Никогда ими не занимались.

Плюс к этому надо добавить те "открытия" специалистов в кавычках "приятные", связанные с московскими грунтами, с холмами, на которых стоит Кремль. Здесь возникло очень много сложных инженерных проблем, которые сейчас решаются. Работа идет полным ходом.

- В заявленную сумму и заявленные два года удастся уложиться?

- Будем стараться, конечно. Хотя повторяю, очень много сюрпризов Корпус преподнес, и это, безусловно, в какой-то степени скажется, надеюсь, не очень сильно, на сроках, и на стоимости. Потому что очень сложные приходится решать проблемы инженерного характера с тем, чтобы здание в последующем стояло много десятков лет.

- Изменились ли планы по поводу того, кто займет этот корпус после его ремонта в связи с тем, что появится "большая Москва"? Планируются ли какие-то подразделения администрации перевести за пределы МКАД?

- Жизнь идет, все меняется. Так что мы увидим. Но "большая Москва" - это проект на многие-многие годы. Не через год, не через два физически не возникнет в Подмосковье какого-то центра, куда все поедут. Это сложный проект, и по нему идет большая серьезная работа. Поэтому пока мы исходим из того, что 14-ый Корпус и все планы по его реконструкции верстаются под размещение там администрации президента.

- В будущем резиденция главы государства может ли быть перенесена на территорию "большой Москвы"?

- Давайте исходить из реалий сегодняшнего дня. Сегодня официальная резиденция главы государства - это Московский Кремль. Думаю, что в обозримом будущем так и останется. Это будет всегда официальная, парадная резиденция. Развитие может быть, но то, что Кремль - это сердце Москвы и сердце собственно России, и там всегда будет резиденция главы государства - это безусловно.

- Что касается "многострадальной" брусчатки на Красной площади, когда может начаться ее капитальный ремонт?

- Да, брусчатка действительно многострадальная... Каждую весну вы можете наблюдать небольшие перекрытия того или иного участка. Мы ведем работы именно там, где ситуация совсем тяжелая. Уже говорил неоднократно, что вся Красная площадь требует такого серьезного капитального ремонта, чтобы все полностью разобрать, сделать капитальное основание, с применением современных технологий.

Пока не можем определиться с этим в силу большого количества причин, даже не столько денежных, сколько, скорее всего, временных, потому что это потребует закрытия всей Красной площади. Речь идет о мероприятиях, которые проходят на ней - это парады, другие важные государственные мероприятия.

И пока все это вместе мы не можем соединить. Но думаю, что все равно к этому придем. Когда - пока не могу сказать.

- Вашему ведомству приходится заниматься очень широким кругом проблем - чиновников нужно и накормить, и обеспечить их передвижение, в частности перелеты. Если говорить об авиапарке Специального летного отряда - планируете ли и его дальнейшее обновление? Будут ли закупаться Sukhoi SuperJet100, МС-21 или Ан-140, 148, 158?

- Последние 10 лет активно занимались всем, что связано с модернизацией транспортного комплекса: это и автотранспорт, и речной транспорт, и, конечно же, в первую очередь авиационный транспорт. Раньше была авиакомпания "Россия", сейчас - Специальный летный отряд "Россия". Он был одним из первых, а в какой-то период и единственным крупным заказчиком национального авиапрома и очень серьезно его поддержал.

Несколько лет назад была подготовлена серьезная программа по обновлению всего авиапарка, в силу абсолютно ясных, известных причин: и морально, и физически все эти самолеты устарели, хотя некоторые модели являются до сих пор одними из лучших в мире по безопасности, по надежности. Скажем, Ил-62 - великолепный самолет, но по экономичности сегодня его трудно с чем-то сравнивать в отрицательном смысле. Это же касается и самолетов Ту-134, и Ту-154, Як-40. Все эти модели мы меняем.

Кстати, в этом году авиапром начал серьезно исправляться с точки зрения исполнения наших заказов. Мы в этом году уже получили новые самолеты и до конца года еще получим несколько самолетов серии Ил и серии Ту.

Что касается SuperJet100 и других моделей, мы, безусловно, будем их закупать, но тогда, когда они станут серийными машинами. И не просто серийными: у нас существуют обязательное правило - машина должна поработать на регулярных линиях, показать себя.

Мы, конечно же, очень внимательно следим за этими машинами, за развитием авиапрома. Не только SuperJet100, и новые есть проекты достаточно интересные. С авиапромом у нас самые тесные контакты, со всеми заводами.

- И президент, и премьер неоднократно говорили о необходимости пересаживать чиновников на отечественные автомобили, последнее заявление на эту тему Владимир Путин сделал недавно в Тольятти. Готов ли автопарк Управления делами к этому? И в какой мере?

- Автопарк не только готов, но мы уже несколько лет работаем по этому принципу. Так что заявление Владимира Владимировича нас не застало врасплох. Мы сегодня работаем с тремя базовыми моделями, и все они являются машинами российского производства: это автомобили марки BMW, которые собираются в Калининграде, это машины марки Ford, которые собираются в городе Всеволжск Ленинградской области и, естественно, "ГАЗ" - "Волга". Вот это наши основные модели - примерно 95 процентов автопарка.

С концерном BMW у нас очень тесное и эффективное сотрудничество - с помощью этой компании мы обустроили очень качественные сервисные центры. Тоже самое происходит по линии Ford.

То, что сейчас появились новые заводы в России - для нас это только огромный плюс, усиливается конкурентная обстановка. Мы с удовольствием будем работать с другими заводами, с компаниями, которые начали производство в России. Сможем, возможно, еще лучше условия получить, и сэкономить бюджетные средства.

Исключение составляют лишь закупки небольшого количества автобусов или какого-то специализированного транспорта, который еще не производится в России.

Поэтому мы не только готовы, и я бы сказал, уже работаем по этим правилам.

- Тем не менее, президент и премьер пока еще ездят на автомобилях марки Mercedes. И, как известно, Дмитрий Медведев ставил задачу разработки отечественного авто для первых лиц страны и ваше ведомство даже передавало техзадание компании "ЗиЛ". Однако они так и не представили приемлемый вариант. В чем загвоздка? Почему это оказалось такой сложной задачей?

- Тут ответ на поверхности лежит. Если вы поедете сейчас на завод "ЗиЛ", то думаю, что вопросов больше не будет. Мы бы с удовольствием конечно же вернулись к приобретению этих машин - они были достойные, хорошие для того времени. Завод "ЗИЛ" сегодня находится в очень сложном положении и машины эти уже много лет не выпускаются.

Ситуация достаточно сложная, мы внимательно ее изучили и готовим свои предложения как ее кардинальным образом исправить, и будем докладывать премьеру и президенту. Но сказать, что мы завтра начнем опять закупать машины марки "ЗИЛ" пока нельзя.

- Возможен ли эксклюзивный выпуск такого авто для первого лица страны, или это обязательно должно быть серийное производство?

- Только серия. Вы сегодня нигде не найдете машину, которая собирается в единичном экземпляре, разве что для каких-то изысков или каких-то коллекционеров. Любая машина, которая используется повседневно, а уж тем более, которая используется для обеспечения глав государств, должна быть серийной. Потому что любые машины ломаются, выходят из строя. Это должна быть серия, должен быть конвейер. Как бы ни хороша была машина - она через год, через два, через три подлежит замене.

Другое дело - они могут выпускаться малыми или большими сериями. Такие машины всегда выпускались малыми сериями.

- Что касается Комбината питания - что изменилось в его работе за последнее десятилетие? Понятно, что в советские времена дефицита задачи были одними, сегодня в эпоху относительного продуктового изобилия - чем "балуете" чиновников? Как изменились вкусовые пристрастия первых лиц страны за это время?

- Мы никогда не ставили себе целью "баловать" людей. Но всегда стремились к изменениям и модернизации в этом сегменте нашей деятельности. Исходим из того, что все должно быть достойно, отражать национальный колорит и соответствовать реалиям сегодняшнего дня.

Если говорить о государственных приемах, когда-то это действительно происходило в форме пышных застолий, с накрытием огромных столов, огромным количеством разнообразных яств, которые нравились кому-то или не нравились - это неважно. Ставили - и ешь. Теперь это все история, это кинохроника и фотографии.

Сегодня приемы проходят в режиме так называемого порционного обслуживания, когда каждому человеку подается, как правило, очень небольшое блюдо, исходя из статуса мероприятия, его уровня, национальной окраски. Когда принимают иностранных гостей, нужно уделять внимание национальному колориту.

Над этим мы и работали, чтобы как можно больше применялось национальных продуктов, в том числе тех, которых когда-то и не было у нас, в том числе и вина, и коньяки хорошие. Удивлять и баловать, ведра икры ставить - это все позавчерашний день.

- Вы объявили конкурс на проведение двух приемов - в день инаугурации и в День России, есть ли уже претенденты, насколько их много?

- Да, конечно, есть претенденты. И наш Комбинат питания Кремлевский участвует, и практически все известные вам рестораторы. Для них это и интересно, и престижно.

- Какие-то имена назовете?

- А вы их все знаете и без меня - это все крупные рестораторы, которые действительно обладают необходимыми мощностями, опытом, качеством.

- Те суммы, которые были обозначены в заявке на проведение конкурса - до 26 миллионов рублей из расчета 13 тысяч рублей на человека, вызвали массу комментариев в СМИ, в частности некоторые эксперты полагают, что затраты на одного человека во время приема могут быть в два раза меньше...

- Мы всегда исходим из принципа разумной достаточности, чтобы это был достойный государственный прием, но без всяких особых изысков и наворотов.

Те суммы, которые обозначены, не всегда корректно трактуются некоторыми СМИ. В соответствии с законодательством всегда проводятся конкурсы на подобные мероприятия. Сумма, о которой идет речь и которую все так активно стали обсуждать, касается подготовки и проведения двух государственных приемов - по случаю инаугурации и по случаю Дня России.

У нас есть все сметы, все калькуляции, всегда делаются расчеты, исходя из конкретного количества гостей. А как считали ваши коллеги, это их надо спрашивать.

Все должно быть достойно, отражать национальный колорит и соответствовать реалиям сегодняшнего дня.

Россия > Внешэкономсвязи, политика > ria.ru, 10 апреля 2012 > № 533422 Владимир Кожин


Нашли ошибку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter