Всего новостей: 2604829, выбрано 6 за 0.002 с.

Новости. Обзор СМИ  Рубрикатор поиска + личные списки

?
?
?  
главное   даты  № 

Добавлено за Сортировать по дате публикации  | источнику  | номеру 

отмечено 0 новостей:
Избранное
Списков нет

Кьеза Джульетто в отраслях: Внешэкономсвязи, политикавсе
Кьеза Джульетто в отраслях: Внешэкономсвязи, политикавсе
Италия > Внешэкономсвязи, политика > zavtra.ru, 14 марта 2018 > № 2580784 Джульетто Кьеза

Третьей Республике недолго жить

выборы в Италии - что дальше

Победителями на выборах, по сути, триумфаторами, явились, безусловно, «Движение пяти звёзд» и «Лига Севера». Как известно, первое место с результатом около 37% заняла правоцентристская коалиция во главе с Маттео Сальвини и Сильвио Берлускони. Но 32% голосов «Движения пяти звезд», которые шли на выборы самостоятельно - это большая победа, несомненный успех.

У правящей Демократической партии Маттео Ренци - 18% голосов. И успехом это назвать никак нельзя.

Ситуация на сегодня складывается таким образом: правые могут претендовать на формирование правительства, однако у них не хватает голосов для большинства в парламенте. Но и на другом фланге - не говорю на левом, потому что «Движение пяти звёзд» нельзя считать левой партией – имеется большая победительница этих выборов, но она не может самостоятельно формировать правительство, потому что тоже не имеет достаточного количества голосов.

В центре находится партия бывшего премьер-министра Маттео Ренци, которая утратила большинство, заняв лишь третье место.

Поэтому в такой ситуации едва ли возможно формирование нового правительства. Если ничего не случится, если не будет чрезвычайной ситуации, президент Республики рано или поздно будет вынужден распустить парламент и назначить на новые выборы.

Ренци заявил, что никакой коалиции мы не хотим, никакой игры за кулисами вести не будем, мы проиграли и уходим в оппозицию. Если верить заявлениям господина Ренци - никакого альянса у «Движения пяти звёзд» и Демократической партии не будет.

Итак, в каком положении находится Италия. Ни у одной политической силы нет большинства, предстоит долгий-долгий разговор по поводу возможной покупки группы депутатов, которые могут перейти из одной партии в другую. Один из вариантов- миграция определённой группы депутатов из Демократической партии в партии на правом фланге. Это можно будет мотивировать таким образом: чтобы спасти ситуацию и помочь формированию правительства, мы можем пожертвовать собой.

Но и это будет трудно сделать, потому что надо заручиться поддержкой, по меньшей мере, 60 депутатов и сенаторов - у нас двойная палата, и «получить доверие» надо от представителей обеих палат.

По моему мнению, Третьей Республике, которая только что родилась в Италии, потому что это уже не Вторая Республика, а Третья - жить недолго, и не исключено, что нас в течение 2018 года ожидают новые выборы.

Джульетто Кьеза

Италия > Внешэкономсвязи, политика > zavtra.ru, 14 марта 2018 > № 2580784 Джульетто Кьеза


Россия > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 30 сентября 2017 > № 2332725 Джульетто Кьеза

Россия, столетие Октябрьской революции. Какую роль она сыграла и что значит сегодня

Джульетто Кьеза (Giulietto Chiesa), IL Fatto Quotidiano, Италия

Об этом будут много говорить в ближайшие два месяца. В России запланированы десятки мероприятий в честь юбилея — это учебные мероприятия, события, предназначенные для размышления и устрашения, реконструкции. В некоторых из этих мероприятий меня пригласили участвовать, и я приму приглашение. Одним из них стала издательская инициатива журнала «Мир перемен», главным редактором которого является академик-экономист Руслан Гринберг. Единственное, что еще не известно, — это как будет праздновать столетие Октября Владимир Путин. Я буду держать вас в курсе. Пока я публикую здесь свои ответы на вопросы этого журнала. Это не последнее, что я напишу в ближайшие месяцы. Однако, возможно, эта «проба» будет полезна тем, кто интересуется этим вопросом. Вот вопросы и мои ответы на них.

— Какую оценку Вы можете дать октябрю 2017 (вероятно, 1917 — прим. ред.) и всему советскому периоду России и почему? Великая революция или преступный государственный переворот?

— Я не считаю, что важное историческое событие можно судить, руководствуясь категориями морали. Этому учил великий советский и российский историк Александр Зиновьев. А Никколо Макиавелли изобрел, отталкиваясь от той же основы, политическую науку. Термин «преступный переворот» относится к этой непродуктивной категории суждения и чужд мне. То, что Октябрьская революция была невероятно важным событием всемирной истории, совершенно очевидно. Революция оказала решающее влияние на историю XX века, определив все дальнейшие события всемирной истории. Это влияние продолжает определять всемирную историю до наших дней. Я считаю, что сегодняшней России не существовало бы, не было бы ее силы, мирового влияния и отличительных особенностей, если бы не произошла Октябрьская революция. И это несмотря на то, что в 1991 году Советский Союз был уничтожен, и в Россию вернулся капитализм.

Рассматривать весь советский период как чудовищную ошибку или даже как преступное деяние значит игнорировать участие широких масс российского народа в этом событии. Оно, разумеется, было отмечено масштабным насилием и убийствами, но в то же время стало точкой отсчета и источником надежд для всех угнетенных народов мира. Историю советской революции и ее окончания еще предстоит написать. То, что известно нам, — это история победителей, которая, как известно, никогда не бывает правдой.

— Какие уроки современный российский независимо мыслящий интеллигент мог бы извлечь из опыта Октября и советской власти, чтобы не повторять ошибки прошлого?

— Загвоздка этого вопроса состоит в выражении «независимо мыслящий российский интеллигент». Независимо мыслить — очень сложное и редкое умение в нашем современном мире, где практически всецело господствует единственный западный образ мыслей. Советская и российская интеллигенция, как мне кажется, все еще находится под влиянием русофобских англосаксонских идей. Она застряла в самоанализе и зациклилась на своих личных интересах, а не на интересах страны, а главное, она не способна анализировать состояние мира в целом, в то время как «Империя добра», как некритически принято ее воспринимать, переживает свою агонию. Находясь под влиянием врагов российского народа, его истории и его духа, трудно не повторить ошибок прошлого.

— Видите ли вы аналогии между сложившейся сейчас (в 2017 году) ситуацией в России и 1917 годом?

— Быть может, какую-то отдаленную аналогию провести можно. В 1917 году на мировой сцене появилась новая сила. Запад понял, что она может представлять опасность для его господства, у которого до этого не было никаких конкурентов, и стал активно, но безуспешно ей противодействовать. Он все верно почувствовал. Октябрьская «зараза» произвела на свет китайскую революцию. Сегодня мы видим, что еще один гигант противостоит Западной империи. Сегодня Россия воскресла как политическая и военная держава (но не экономическая). Она представляет непреодолимое препятствие для планов мирового господства Империи. Вот единственная аналогия, которую я могу провести. Думаю, Запад не способен понять и принять существования равных ему по уровню собеседников. Такая слепота — серьезная проблема для всего мира.

Россия > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 30 сентября 2017 > № 2332725 Джульетто Кьеза


Россия. Италия. Весь мир > Внешэкономсвязи, политика > zavtra.ru, 11 мая 2017 > № 2485491 Джульетто Кьеза

Джульетто Кьеза: «Терроризм — это оружие Запада»

об угрозах современного мира

Екатерина Глушик

"ЗАВТРА". Господин Кьеза, вы принимали участие в прошедшей недавно в Москве Международной конференции по безопасности, в центре внимания которой были проблемы терроризма. Участники констатировали: мир находится в опасности, с терроризмом надо бороться. Об этом мы знаем. Шёл ли разговор о том, что нас ожидает, что можно предпринять в сложившихся условиях?

Джульетто КЬЕЗА. В дальнейшем всё будет зависеть от происходящего в Америке и в Европе. В Америке на сегодняшний день царит неопределённость, идёт внутренняя борьба. В этой ожесточённой борьбе участвуют разные силы, однако в основном всё крутится вокруг одной идеи: как сохранить империю, продлить её доминирующее положение в мире? Я не вижу в США людей, которые готовы сказать, что имперское поведение должно быть прекращено, потому что невозможно дальше так существовать, это попросту опасно. Я не вижу таких людей. Вся борьба идёт между такими идеями: Америка — первая, лучшая, Америка исключительная…

Так что Америка находится в ситуации неопределённости. Поэтому диалог, который был здесь, в Москве, вопросы, которые остальной мир предлагал (а в конференции принимали участие представители 85 стран Африки, Азии, Латинской Америки), не могут быть решены, если Запад не согласен участвовать не то что в принятии решений, а даже просто в диалоге. Доброй воли со стороны остального мира и в значительной мере — со стороны России — недостаточно, чтобы решить мировые проблемы. Это первое.

Второе. Америка управляет Западом в целом, как никогда ранее, несмотря на то, что Америка, объективно говоря, потеряла гегемонию в мире, поскольку есть такие гиганты, как Китай, Индия, Россия, Сирия. И хотя эти страны говорят: нельзя так дальше продолжать, вы не можете идти этим путём далее, тем не менее Америка управляет Западом сильнее, чем раньше. Европа полностью подчинена Америке.

Так что мы не можем предвидеть исход ситуации, покуда не знаем, чего хочет в конечном итоге Америка и чего хочет Европа. Европа очень тесно связана с Америкой во многих отношениях, зависима от неё. Я говорил неоднократно: у Европы нет лидеров в руководстве, способных анализировать, объективно оценить ситуацию. И положение в этом отношении остаётся прежним: лидеров таких нет.

В эти дни в Москве побывала госпожа Могерини, она беседовала с Лавровым. Но её визит — это только жест, чтобы показать, что есть некий диалог, что Европа не отвергает сотрудничества. Но не надо обольщаться, потому что во время встречи между Лавровым и Могерини не было достигнуто никаких соглашений и договорённостей. Как не было никаких решений между Тиллерсоном и Путиным во время их недавней встречи.

Потому и остаётся осознание опасности у одних и желание продолжать вести себя так, как раньше, у других. Ситуация в итоге остаётся в подвешенном состоянии.

Есть определённые моменты дискуссии, что была в Москве, по которым все были согласны и имели общее мнение. Тема конференции — борьба против терроризма. И все говорили: можно договориться! надо договориться! Терроризм — самая большая опасность, угроза нашего времени. Все это повторяли, и все в этом сошлись.

Но давайте посмотрим. Вообще, терроризм — что это? Разве кто-то попытался серьёзно проанализировать, откуда он идёт, кто его породил? А ведь терроризм — это порождение Запада. И ты не можешь бороться против терроризма, не сформулировав определение терроризма и не указав его истоки.

Терроризм — это оружие в руках Запада. А люди, которые пробуют вести диалог, питают иллюзии, что достаточно их доброй воли и что можно убедить противника не использовать его фундаментального оружия. Питать иллюзии в политических переговорах и баталиях недопустимо.

Возьмите Израиль, Америку, Европу. Эта часть мира не хочет положить конец деятельности террористов. Не хочет сдавать своё оружие, каковым является террор. Хотя они чувствуют опасность тоже, но сдаваться и упускать из рук это своё оружие не хотят.

То, что унифицирует обе стороны, — это боязнь. Та сторона тоже боится. И люди, которые собрались в Москве, — представители Латинской Америки, Азии, Африки — боятся. Это два мира, которые боятся друг друга, но их намерения совершенно противоположны.

Простой пример. В девяностые годы проводилась огромная работа по сокращению вооружения. Были переговоры, встречи… Этот процесс продолжался до конца века: Брежнев, Андропов, Горбачёв. И даже Ельцин подписал договор. А потом — всё! Прекратилось! Этот процесс практически был сведён к нулю. Никаких переговоров! В 2002 году был отказ от договора ПРО со стороны Буша, и после этого ситуация ухудшалась буквально с каждым годом, каждым днём. И последние 15 лет ситуация только ухудшается. Никаких переговоров по существу. Всё это было сломано, значит, Запад идёт своим ходом, как сам того хочет. Не имея желания ни с кем ни о чём договариваться.

Но сейчас возникают сложности, потому что они сами не знают, что делать, поскольку Россия, Китай — это противники, которые усиливаются и которых надо сломать.

Была дискуссия на конференции и о гибридной войне. Все говорят, и Лавров, Шойгу об этом сказали совершенно определённо: война уже идёт. Это не вопрос завтрашний. Война уже идёт в гибридной форме. И Америка имеет гигантское преимущество в одной из форм этой войны — войне технологического и информационного порядка. В этой сфере Америка практически монополист. Она что-то говорит, и средства массовой информации Запада повторяют всё дословно. Никаких поправок, корректировки, никакого сомнения в том, что сказала Америка. "Россия виновата во всём, каждый элемент кризиса в мире надо свалить на Россию". Вот их политика и установка!

Уже 3-4 года каждый день в адрес России следует одно обвинение за другим, озвучивается какая-то выдумка, порочащая Россию. Эта цепочка бесконечна. Олимпиада, малазийский лайнер, русские хакеры, Крым, запрет свидетелей Иеговы, гомосексуалисты арестованы и убиты в Чечне… Бесконечно! И если связать это всё вместе, выстроить ряд, то можно увидеть, что есть какой-то центр на Западе, который круглосуточно работает на то, чтобы придумать что-то и сказать миллиардам людей в мире, что Россия — это зло.

Непонятно, почему так делается. Или наоборот, очень хорошо понятно. И с людьми, которые предпочитают такую политику, вести диалог невозможно.

Я задал вопрос генерал-майору Игорю Николаевичу Дылевскому, заместителю начальника ГОУ Генштаба ВС РФ, который выступал по теме "Военно-политические вопросы обеспечения безопасности информационного пространства на современном этапе". Он предлагал систему возможных мер, чтобы уменьшить опасность, которая исходит от кибервойны, в пространстве интернета. Он сказал: можно действовать посредством ряда мер. Говорил: давайте создадим комиссию и будем работать совместно, искать точки соприкосновения, где можно договориться, чтобы уменьшить взаимную опасность. Он привёл целый список мер, которые дают возможность одной стороне смотреть, как обстоят дела на другой стороне, взаимно договариваться. Такие возможности есть.

Но я сказал: "Вы предлагаете — и правильно делаете — договариваться. Но на той стороне есть разные возможные субъекты этой договорённости. И это не только государства. Есть субъекты, которые имеют огромное влияние, огромные деньги. Это банки, международная финансовая система, и они сильнее, чем отдельные государства. Они работают самостоятельно, относительно независимо от государства, автономно". И генерал согласился, что я прав.

Хороший доклад сделала Ирина Яровая. Но в выступлениях российской стороны, некоторых её представителей, чувствуется наивность. Они думают, что достаточно быть хорошими, и с тобой та сторона наладит добрые отношения. Но это невозможно. На той стороне люди, способные и готовые на всё ради достижения своей цели — гегемонии. Дылевский, выражая позицию страны, очень позитивно настроен, выдвигает конструктивные предложения, говорит, что нужно договариваться. Но с кем? Достаточно будет встречи только между представителями Соединённых Штатов и России? Нет.

Яровая, отвечая на мой вопрос, сказала: "Да, вы правы, это действительно так, но мы говорим правду. А они не говорят правду".

Всё так и есть, но когда есть другие силы, которые ты не контролируешь и которые даже Америка не контролирует, — вот проблема! Твоя правда им не нужна!

Если вернуться к теме терроризма, то кто создаёт терроризм? Эти силы! Именно эти силы. И вот ты с самыми добрыми намерениями хочешь договориться. Но с кем?

Безусловно, это я хочу подчеркнуть, политическая, дипломатическая работа очень важна, иначе неизбежно будет война. И я очень поддерживаю идею проведения таких конференций, где люди находят точки соприкосновения. Когда весь мир — за исключением Запада — говорит одним языком, языком мира, согласия, языком предложения. Прекрасно! Но надо знать, когда ты делаешь такое предложение, что противник на сегодняшний день отвечать взаимностью не будет. Он в этом не заинтересован!

Блестящим было выступление руководителя одного из исследовательских центров Саудовской Аравии. Он сказал: кто такие террористы? Это люди, которые работают по заказу.

Это именно так! Я об этом неоднократно говорил. А кто заказывает? Разве Саудовская Аравия? Нет. Разве какие-то государства выступают заказчиками терроризма? Нет. Иначе все очень скоро узнали бы об этом. Так кто же это? Это организации, которые создавались в этом новом мире. Новый мир! В этом мире государства вообще исчезают, на их место становятся новые руководящие элиты. Надгосударственные! И они сильнее, чем государственные. Власть в их руках!

"ЗАВТРА". И они не связаны никакими обязательствами.

Джульетто КЬЕЗА. Не связаны! И не связаны даже с военными в прямом смысле слова. Это не генералы, которые планируют войны. Это они, эти новые надгосударственные силы, нанимают все нужные им структуры!

"ЗАВТРА". К тому же, ты их не видишь.

Джульетто КЬЕЗА. Конечно! На конференции все единогласно говорили, что терроризм — главная угроза. Действительно, терроризм бьёт по Великобритании, по Израилю, по Индонезии, по Пакистану, Афганистану, Парижу. Берлину. Он практически везде. И опасность исходит именно от него. Но главная опасность лежит в противостоянии двух противников, разных сторон. С одной стороны — Запад, который теряет свою власть, влияние каждую минуту, занимает всё меньше места. И остальной мир. Он объективно растёт. И теснит Запад. Китай не претендует ни на какую гегемонию. Китай развивается сам по себе: промышленность, население растут. Россия не претендует на господство, и это было сказано со всей определённостью. Россия не претендует на экспорт своего образа жизни, это было бы просто глупо, у России на сегодняшний день нет возможности продвигать и навязывать свой образ жизни.

Самое конструктивное было предложено на конференции представителем Китая, капитаном 1 ранга, профессором центра инфобезопасности Академии национальной обороны НОАК Бэнь Байхуа. Он сказал: "Не спрашивайте меня, что нас ожидает в будущем, я не знаю. Но надо создать новое поколение, которое будет управлять инструментами гибридной войны. Они, возможно, смогут в дальнейшем найти какие-то решения. А что пока мы можем и что должны делать? Защитить наши суверенитеты".

Потому что Америка имеет полный контроль над всеми информационными процессами. Фильм Оливера Стоуна о Сноудене это хорошо показал. Америка контролирует всё! Америка контролирует интернет, диктует, кто может присутствовать в интернете, а кто нет. Потому что всё в их руках. А как ты сможешь защитить себя в условиях гибридной войны?

Возьмите хотя бы создание образа противника из России! Но как ты можешь защититься, если ты сам в этой системе и ты ею не управляешь? Ты — подчинённый их системе контроля. Возьмите систему перевода денег SWIFT . Она в их руках полностью! И они посредством этого могут делать с тобой всё что угодно: шантажировать, исключить из этой системы, то есть практически уничтожить.

И китайский эксперт верно говорит, что ключевой пункт — это суверенитет государства. Всё, что действует в духе суверенитета, — хорошо. То, что способствует подчинению, делает зависимым, — это плохо. Потому что ты не просто теряешь свой суверенитет, а становишься беззащитным перед новой — фундаментальной — угрозой. Поскольку у них полный контроль над ситуацией, новое противоборство будет на 90% инициировано оттуда. Да они просто могут выключить ту или иную страну! Могут взорвать атомную станцию на твоей территории, могут изменить климат на твоей территории.

"ЗАВТРА". И тебя же и обвинить.

Джульетто КЬЕЗА. Вот именно! Так они и поступают: ты же ещё и виноват. Наталья Касперская, известный деятель в сфере информационных технологий, сказала: 95% всех преступлений, которые совершаются через интернет, не раскрыты. И не будут раскрыты ни сегодня, ни завтра, как не были раскрыты вчера. Они просто не раскрываемы. 95%! Но в таком случае как можно знать и утверждать, что хакеры — русские, о чём гудит весь мир? И не только это. Она сказала, что есть очень изящная система, о которой американцы давно, раньше, чем все остальные, знают. Система, позволяющая менять название, адрес, имена — заметать следы! Подставлять тех, кто невиновен.

Но что мы слышим? Беспрерывно звучат обвинения: "Русские хакеры — это такой дьявол, с которым нужно бороться". Но те, кто распространяет эти заявления, доподлинно знают, что байка о русских хакерах абсолютно фальшива. Обвинения, которые послужили основанием для информационной атаки на Россию, на 100% ложны и беспочвенны. И те, кто являются обвинителями, прекрасно знают, что они лгут. И знают это лучше всех остальных.

Но они контролируют все средства массовой информации. И даже не утруждают себя, чтобы предъявлять доказательства. Просто говорят: мы знаем это, и всё тут. Значит, так и есть. И все СМИ повторяют то, что они говорят. И ты не можешь защититься! Единственный способ, это сказать: вот черта. Здесь — моя власть, там, на той стороне — твоя. Скажи мне, будучи на своей стороне, всё, что хочешь. Но всё, что ты скажешь, я просто приму к сведению, но не обязан что-то предпринимать. Так, по крайней мере, можно вести диалог, понимать друг друга.

Владимир Соловьёв сказал правильно: невозможно быть приятным для них, потому что ваше желание слыть хорошим и заигрывание с ними не даст никакого эффекта. Тебя любить не будут в любом случае. Ты в любом случае противник и должен быть обезврежен, должен быть послушен, должен подчиняться. Или опять поставлен в ситуацию колониального положения. Другого тебе не предлагают. И иного быть не может пока. Пока! Такова ситуация.

И VI конференция по международной безопасности, по-моему, сделала такой вывод: Запад не готов к диалогу. Остальной мир хочет диалога, выдвигает предложения. Но покуда кризис на Западе ещё не дошёл до такого момента, чтобы самому Западу стало ясно и очевидно, что мир изменился глубоко и бесповоротно.

Следующее — фактор времени. На сегодняшний день на Западе ещё не появились люди, понимающие ситуацию. У них тоже нет стратегии. Только кризис может подстегнуть найти ответ, привести к появлению новых левых мыслителей на Западе. И они появятся не потому, что хорошие и всё понимающие. А потому, что прагматики и реально осознают: опасность слишком высока.

Разница в том, что в России и Китае есть люди-мыслители, понимающие, какова ситуация. А на Западе нет таких мыслителей. В России есть Путин, который понял. Он повторяет постоянно: невозможно так жить и действовать дальше. Вы уже не можете делать то, что делали раньше. Потому что напротив вас стоит остальной мир. Мирным путём вы уже не можете доминировать по-прежнему. Единственный способ — уничтожить всех остальных. Разве вы готовы на это пойти?

И прошедшая конференция пришла к заключению: мыслители здесь, на этой стороне, есть, есть люди, которые понимают степень опасности. А Запад до этого понимания ещё не дошёл. Нужно, чтобы кризис достиг такой степени, что они уже не смогут руководить. Вопрос времени. Этот процесс развивается достаточно быстро.

У Запада сохраняется стремление к окончательной победе, полному доминированию. И если ядерное оружие было сбалансировано, то новая сила, которая особенно действенна сейчас, — вся в руках американцев: коммуникационная, информационная система в широком смысле слова. В этой сфере нет никакого равновесия. А война идёт именно на том поле, где доминирование одной стороны. Поэтому повторю — вопрос времени: сколько времени потребуется, чтобы искушение победы взяло верх. Вот тогда будет война.

"ЗАВТРА". Так благодаря чему всё-таки ещё нет глобальной войны?

Джульетто КЬЕЗА. На сегодняшний день Китай и Россия заслоняют мир от войны. Это очевидно. Потому что финансовая система Запада находится в очень неустойчивом положении. И у них нет рецепта стабилизации ситуации. А в руках Китая и в руках БРИКС есть уже достаточно инструментов, чтобы влиять на кризис Запада, например, если Китай решил бы использовать долг Америки, который находится в его руках, он мог бы углубить кризис Америки очень быстро. Но он этого не делает. И Россия тоже этого не делает. Россия последовательно предлагает Западу договориться, она не хочет обострить ситуацию.

"ЗАВТРА". Хотя "хорошими" мы всё равно не будем.

Джульетто КЬЕЗА. Да. Именно так. Делайте что угодно, но в любом случае хорошими не будете. И с этой точки зрения и Россия, и Китай работают на то, чтобы замедлить, затормозить кризис, выиграть время, дать время образумиться воинственным силам. Иначе, если бы они были враждебно настроены, они могли сломать ситуацию очень быстро.

"ЗАВТРА". Но Россию всё время Запад обвиняет, тем не менее, что она враждебно настроена.

Джульетто КЬЕЗА. Он просто поворачивает ситуацию на 180 градусов и обвиняет Россию в том, в чём сам виноват. Это очевидно. И надо определённо сказать, что против американской империи и в настоящий момент существуют силы, которые могли бы ей вредить, но не делают этого. Это и есть доказательство доброго отношения. Все знают, что Китай и Россия могут изменить ситуацию Запада к худшему. Но не делают этого. Почему? Потому что имеют чувство ответственности за мир и перед миром. Они поняли степень опасности. А другая сторона поняла опасность только в том смысле, что они могут потерять доминирование, лишиться гегемонии. И продолжают себя вести по-прежнему, увеличивая общую опасность в мире, напряжённость.

И если кризис не достиг уровня взрывоопасности, то только потому, что Россия и Китай сдерживают ситуацию. В этом — основное значение этой конференции. Но здесь тоже есть иллюзия, что достаточно показать себя хорошими, чтобы получить хорошее отношение в ответ. Нет. Не получите. Не нужно быть наивными.

"ЗАВТРА". Оружие Запада — терроризм. А что он делает с помощью этого оружия?

Джульетто КЬЕЗА. Терроризм — это во многом не третья сила, а часть подрывной активности западных держав. Терроризм существует, потому что Запад хочет завоевать мир. И терроризм — это оружие в руках Запада для завоевания мира, создания хаоса, смены режимов. Америка сейчас готовит систему противоракетной защиты. Когда это будет готово, тогда будет предпринята атака. Не раньше. А пока идёт гибридная война во всех тех областях, где Запад имеет преимущество. Поэтому конференции, встречи людей, понимающих что ситуация критична, готовых и имеющих возможность что-то предложить и предпринять, необходимы.

Россия. Италия. Весь мир > Внешэкономсвязи, политика > zavtra.ru, 11 мая 2017 > № 2485491 Джульетто Кьеза


Россия. Италия. Весь мир > Внешэкономсвязи, политика > zavtra.ru, 4 мая 2017 > № 2485477 Джульетто Кьеза

Вопрос в лоб

Этот широкий альянс предлагает диалог с Западом по существу, но очевидно, что Запад пока к этому не готов: Запад против конструктивного сотрудничества, против попыток договориться, это наглядно продемонстрировала и данная конференция, которую значимые фигуры Запада проигнорировали и тем самым продемонстрировали противостояние. Получается, что с одной стороны — страны Запада: США и их союзники. А с другой стороны — весь остальной мир, который был представлен на данной конференции: Африка, Латинская Америка, Азия — Китай, Индия, Пакистан, Иран. Широкий альянс народов, которые понимают опасность и выдвигают конструктивные предложения. И смысл этой конференции — как раз предложения. Не противостояние, не враждебност

Редакция Завтра

"ЗАВТРА". Господин Кьеза, вы приняли участие в VI Международной конференции по безопасности, которая прошла в Москве. Как вы оцениваете значимость этой конференции? Решила ли она какие-то вопросы?

Джульетто Кьеза, политолог, общественный деятель. Инициатива проведения такой конференции очень нужна и важна. Это сильный ход российской дипломатии. Конференция проводится уже в шестой раз, но до сих пор носила, можно сказать, подготовительный характер и была не столь представительной. А на этот раз в Москве собрались политики и общественные деятели 80 государств, главы оборонных ведомств 20 стран. Как видите, представительство очень широкое, данная конференция — важное политическое событие мирового масштаба. Но Запад, за небольшим исключением, фактически отсутствовал. Из западных стран было несколько не столь значимых фигур. Но они не представляют Запад как таковой. И когда на Западе говорят, что Россия изолирована, то эта конференция продемонстрировала совсем иную картину: нет, Россия — не изолирована, вместе с Россией — пять миллиардов человек. Россия и остальной мир представляют реальный заслон агрессии, снижают напряжённость. И сильный, между прочим, заслон. За ним — реальная сила, а не только слова.

Этот широкий альянс предлагает диалог с Западом по существу, но очевидно, что Запад пока к этому не готов: Запад против конструктивного сотрудничества, против попыток договориться, это наглядно продемонстрировала и данная конференция, которую значимые фигуры Запада проигнорировали и тем самым продемонстрировали противостояние. Получается, что с одной стороны — страны Запада: США и их союзники. А с другой стороны — весь остальной мир, который был представлен на данной конференции: Африка, Латинская Америка, Азия — Китай, Индия, Пакистан, Иран. Широкий альянс народов, которые понимают опасность и выдвигают конструктивные предложения. И смысл этой конференции — как раз предложения. Не противостояние, не враждебность.

Хочу отметить, что все выступления российских руководителей были очень сдержанными. Выступления министра обороны Сергея Шойгу, начальника Генштаба Валерия Герасимова, министра иностранных дел Сергея Лаврова, главы ФСБ Александра Бортникова — все! И это было явно так задумано, согласовано.

Нужно понимать, что ситуация в мире до этого момента была не столь критической. Противостояние длится уже 15-20 лет, и оно держалось на определённом некритичном уровне. Но сегодня в мире сложилась драматическая ситуация, и она продолжает ухудшаться буквально на глазах.

Россия. Италия. Весь мир > Внешэкономсвязи, политика > zavtra.ru, 4 мая 2017 > № 2485477 Джульетто Кьеза


Евросоюз. США. Весь мир > Внешэкономсвязи, политика > zavtra.ru, 21 февраля 2017 > № 2081931 Джульетто Кьеза

 Ограбление по…

конец абсолютному доминированию?

Джульетто Кьеза

Буквально за несколько лет ситуация в мире кардинально изменилась. И происходит не эволюционное развитие мира, а революционное. Хотя в какой-то мере эта революция спонтанная, и происходит она из-за медленного, но устойчивого накопления причин, ситуация, которая привела к политической революции на Западе: в Европе и Соединённых Штатах Америки, — зрела давно.

На наших глазах происходит кризис цивилизации. Этот процесс, который начался тридцать лет назад, очень быстро развивался. Дело в том, что Запад пытался соединить западный и весь остальной мир в одном идеологическом, культурном и экономическом пространстве. Это не получилось и не могло получиться, потому что глобализация в том виде, в котором была задумана, невозможна в принципе, поскольку она перечёркивает историю разных народов, как бы отменяет её. Но это несовместимо с природой людей и попросту нарушает законы природы. Ведь человеку, как и народу, требуется определённое время, чтобы адаптироваться. Эволюция стала настолько стремительной, что не даёт времени приспособиться. Сегодня человек, сев в самолёт, всего за несколько часов может совершить кругосветное путешествие, обогнуть планету. А когда это могут сделать целые народы, начинается неизбежное столкновение между разными культурами, обычаями, религиями, что приводит к неразрешимым противоречиям.

Очень важный момент сегодняшней действительности — технологическая революция. Внутри неё действуют информационно-коммуникационные технологии, которые в течение одного поколения произвели столь глубокие изменения, что меняют все предыдущие отношения между людьми и народами. Технологическая революция, которая происходит так быстро, что люди не могут адаптироваться, производит антропологические изменения в самом человеке. Эти изменения поначалу кажутся приятными, но когда они накапливаются, то нарушают все принципы и даже законодательство.

Ведь всякое общество регулируется законами. Они распространяются на всех, то есть на каждого человека, независимо от того, какие у него интересы. Но вот законы перестают работать, потому что условия самой среды меняются столь быстро, что люди не понимают, что делать. И тогда попросту происходит слом обычаев, традиций.

Мы сейчас находимся именно в такой ситуации и должны найти выход как можно быстрее. При этом надо понимать, что все проблемы разрешить попросту невозможно. Но можно и нужно, по меньшей мере, уменьшить скорость разрушения. Нужно немного притормозить и найти время для размышления. Иначе, если мы продолжим нестись на такой скорости, то провалимся в пропасть.

Все мы помним, как Фукуяма после падения Берлинской стены сказал, что история закончена. Но вот прошло совсем немного времени по историческим меркам, и забурлил весь мир. А дело в том, что такие слова — это совокупность всех иллюзий, которые питал и сам Фукуяма, и многие на Западе. Они наивно считали, что произошла окончательная победа одной системы. И то, что мы имеем на сегодняшний день, — это и есть результат данных иллюзий: "Мы победили, наш порядок будет доминировать, потому что наши конкуренты исчезли".

Но что означает конец истории? Это отсутствие столкновения интересов. Когда интерес один, управление одно, доминирование очевидно — вот и всё, история закончена. Но это очень наив­ное видение мира. Мир большой. И миллиарды людей невозможно свести к одной схеме, к одному знаменателю.

История не только не закончена, но сейчас интересы обостряются. Причём сталкиваются разные интересы: интерес экосистемы сталкивается с развитием человечества, как оно было задумано Западом. Александр Зиновьев давно предупреждал, что механизм развития Запада не может продолжаться в прежнем виде, потому что превращается в авторитарную систему. И слова о конце истории эквивалентны идее создания авторитарной мировой системы — и даже более жестокой, недемократической, по существу — системы насильственной.

Однако фраза, не имеющая под собой оснований, стала столь популярной, потому что система массовой информации была в руках тех людей, которые так думают. Вот наглядный пример доминирования одного мышления: эти люди распространяют те идеи, которые сами и придумывают. Это не реальная информация, а их мнение. Но поскольку они контролируют поток информации, то их мнение становится мировой доминантой. Хотя — относительно мировой, до тех границ, на которые распространяется их влияние. И это тоже показатель их интеллектуальной и идеологической ошибки. Ведь идеи не дойдут до всех. Например, полтора миллиарда человек на планете попросту не имеют доступа к электроэнергии. Многие идеи не распространяются из-за языковых барьеров. Полтора миллиарда говорят на китайском языке. Миллиард двести миллионов индийцев, миллиард африканцев. Да и вообще, глобализация и унифицирование идей могут распространяться лишь до некоторого предела. Но этот предел американская, англосаксонская культуры не видели, а потому и не учитывали. Ведь они доминировали в течение трёх с лишним веков, это долго, это выработало привычку: "Мы доминируем, мы — выше, лучше остальных". Это расистская идея, которая как раз и родилась потому, что мы, западные люди, доминировали веками. Остальной мир был ограблен Западом. Мы, западные люди, думали, что так будет бесконечно, потому что в течение трёх веков мы доминировали. Но вдруг в мире появляются гиганты, которые могут не только сказать "я не согласен" и защититься, но и дать отпор. И раньше были несогласные, но они не могли постоять за себя. Индия, например. Целый континент мы завоевали, забирали там всё и делали, что хотели. Но вот появляются такие политические силы, как Китай, Россия. И продолжение ограбления уже невозможно.

Евросоюз. США. Весь мир > Внешэкономсвязи, политика > zavtra.ru, 21 февраля 2017 > № 2081931 Джульетто Кьеза


Евросоюз. Россия > Внешэкономсвязи, политика > regnum.ru, 15 марта 2015 > № 1315818 Джульетто Кьеза

Редко итальянские СМИ публикуют две точки зрения на события, происходящие в России, особенно в свете последних событий на Украине. IlFattoQuotidiano от 12 марта, однако, опубликовал размышления двух известных итальянских журналистов, корреспондентов, работавших долгое время в Москве — Джульетто Кьезы (писал для газеты Unità) и Леонардо Коэна (писал для газеты La Repubblica).

Журналисты и публицисты, представляющие две противоположные точки зрения, высказали свое мнение по поводу экономического кризиса, санкций, свободе СМИ в России, а также роли РФ и ее президента в Европе и мире.

ИА REGNUM представляет перевод статьи с небольшими сокращениями.

Внутренний экономический кризис

Джульетто Кьеза: «США предприняли наступление против России, что в корне меняет картину после 1989 года. Каждый на свое усмотрение интерпретирует этот выбор, но факт остается фактом. Экономический кризис в России является результатом этого наступления. Использование Украины как палки для битья, больше санкций, „политическое“ снижение цены на нефть, блокировка „Южного потока“, попытки Европы заменить российский газ американским — все это оказало отрицательное влияние на экономику России. Остановка падение рубля имело свою цену. Дума и все политическое руководство, чтобы подать пример, сократили себе зарплаты, в том числе Путин и Медведев. Россия подверглась удару по самым слабым местам, которые берут начало с момента интеграции в мировой рынок. В итоге: говорить о России как об „агрессоре“ нельзя. Россия подверглась нападению по всем фронтам и вынуждена защищаться. Запад не понимает, что Россия „не может больше отступать“, потому что она уже загнана в угол. А от соперника — сильного соперника — который был загнан в угол следует ожидать любой реакций. См. Крым».

Леонардо Коэн: «Цена рубля упала в два раза. Как и цена нефти. Украина, т.е. санкции, которые начинают оставлять свой след. Бегство капиталов. Разрушительная коррупция. Налоги на экспорт нефти и газа представляют более половины государственного бюджета: если снижается цена барреля, соответственно уменьшаются государственные расходы, что затрудняет темпы роста доходов населения. В течение многих лет благоприятная ситуация на рынке сырой нефти позволила погасить долги, сделать запасы, укрепить рубль и привлечь инвестиций. В течение первых двух президентских сроков Путин пользовался этим, обеспечил стабильность и процветание, ВВП рос в среднем более чем на 6 процентов в год до 2009 года: таким образом, Россия избавилась от иностранной финансовой зависимости. Но раздолье закончилось. Меньшие доходы приводят к большим жертвам. Средний класс, более 20% населения, хочет перехода к диверсифицированной экономике: кризис, следовательно, также и политической, демонстрирует провал Путина. Кремлю придется пересмотреть многие задачи, начиная с военных расходов: война на Украине имеет цену, показать свои мышцы Западу стоит еще больше. Большая проблема представляет собой выплата пенсий и особенно поддержание экономически активного населения, а сейчас половина зарплат уходят на еду (официально инфляции сейчас 16%)».

Управление несогласными (так в оригинале — прим. ИА REGNUM) и убийство Немцова?;

Джульетто Кьеза: «Вашингтон сделал ставку на самонадеянную уверенностью: поставить на колени Россию и Путина (который теперь носит статус диктатора, а с ними, как известно, можно использовать даже агрессивные и вульгарные тона). Расчеты американских экспертов по России (и их последователей в Европе) предусматривают, что через два- три года этого „лечения“, Путин будет свергнут и заменен новым руководством, по крайней мере лояльным к интересам Запада, как это было при Ельцине. Здесь мне видится очевидная ошибка. До этого момента „отдача“ имеет противоположный эффект. Путин увеличил свою популярность. Тот, кто знаком близко с ситуацией, не из Вашингтона или Брюсселя, знает, что история с Украиной породила в России „народное восстание против Америки и Запада“, что является беспрецедентным даже по сравнению с послевоенным периодом. Одним словом, после 20 лет западной колонизации, вновь проснулся „русский дух“. Русофобия — это заболевание, которое производит опасные токсины: ненависть и высокомерие, потерю реальности. На Западе мы погрузились в эту болезнь. Несогласие — то, которое существует сейчас в России — не имеет шансов породить „цветные революции масс“ как те, хорошо известные в Белграде, Тбилиси, Киеве и т.д.. Всегда существовали славянофилы и западники. Даже Пушкин писал об этом. Есть те русские, которые по тысячам причин идентифицируют себя с Западом. Но они никогда не были большинством и, как минимум, не являются им и сегодня. Ельцин и Гайдар уже „пробовали это на вкус“, и русские не хотят повторить дегустацию. Путин предпринял свои контрмеры. В Вашингтоне протестуют, но Джордж Сорос не сможет сделать в Москве и Санкт-Петербурге то, что он сделал в Киеве и Белграде. Все думские партии: коммунисты Зюганова, последователи Жириновского, партия „Справедливая Россия“ — едины в поддержке внешней политики Путина. Убийство Бориса Немцова должно быть рассмотрено в данном контексте. Что касается предполагаемого заговора „националистов“ в рамках силовых структур, ничто не может быть исключено, однако в комментариях западных СМИ сквозит пустота. Русофобия берет своё среди западных аналитиков».

Леонардо Коэн: «Больная экономика заставляет хромать путинскую модель развития. Затрагивает личные деньги и интересы. Финансовая блокада, по сути, ограничивает свободу действий олигархов, которые процветали в тени Кремля. Кризис выявил слабые места русской экономики, хромой как утки: Путин еще должен столкнуться с худшим. С внутренним восстанием. И спадом. ВВП снижается. Местное производство не справляется со спросом потребителей. Не хватает неквалифицированной рабочей силы из-за демографической динамики: в 1989 году россиян моложе двадцати лет было 44 млн, в 2012 только 30. Таким образом, политика против иммиграции превратилась в бумеранг. Оппозиция пользуется недовольством среднего класса и тревогами людей. Те, кто ставит под сомнение систему, как Борис Немцов — с аргументами, основанными на данных и четко определенных обстоятельствах — должны быть нейтрализованы, как в известной формуле Сталина: „нет человека, нет проблемы“. И потом, есть арсенал пропаганды, которую уже давно изучали и практиковали во времена КГБ и холодной войны: стратегия „постоянного заговора“. Стратегия, которая делает незаменимым использование патриотизма. Враг стоит у двери, плетет интриги против России, уже организовал девальвацию рубля и коллапс нефти, чтобы забрать доходы от наших ресурсов. Они не знают бесконечное терпение русского народа, того, что позволило им победить нацистского захватчика. Вторая мировая война в России, не случайно, называется Великая Отечественная».

Отношения Кремля с медиа

Джульетто Кьеза: ""Диктаторская" картина, которая изображается на Западе, как минимум, односторонняя и неискренняя. Несогласные СМИ в Москве существуют: есть многочисленных газеты, которые высказывают явное противостояние правительству и Кремлю. Частные ТВ и радио, враждебно относящиеся к Путину, политические комментаторы, критикующие Кремль и его политику, многочисленны. В Интернете нет цензуры. Банально говорить, но ясно, что Кремль оказывает свое влияние на некоторые СМИ и доминирует особенно в телевизионном пространстве. Я не вижу никаких оснований беспокоиться об этом, в Италии есть хор почти полностью проправительственные СМИ, а против критиков применяется система изоляции. Но «плюрализм» западных СМИ (в США еще хуже, чем в других местах) уже давно превратился в большой барабан единогласия. Не достаточно быть «частными», чтобы быть свободными и объективными. Все чаще быть приватным становится синонимом продавца информации. И это сейчас понимают очень много зрителей и читателей. Сейчас видим растущую озабоченность на Западе из-за «проникновения» «российской пропаганды». RT (на английском языке) нарушил монополию США, разозлил Джона Керри. А синьора Могерини объявляет контрмеры, чтобы справиться с очевидными успехами российских телеканалов в Европе, особенно в Прибалтике. '"Подруга" Украина их просто запрещает. Мы не подаем хороший пример".

Леонардо Коэн: "Пропаганда предполагает полный контроль над средствами массовой информации, даже над Интернетом. Государство контролирует напрямую, через Национальную Медиа Группу, некоторые такие крупные эмитенты как Рен-ТВ и Пятый канал. В руках Кремля крупнейшие новостные агентства, таких как Риа-Новости, которое финансирует RT. Остальные российские СМИ — почти все — в руках друзей Путина. Немногие противостоят этой осаде, это «Новая газета» (в акционерах Михаил Горбачев) и ТВ Дождь. Круг независимых СМИ сужается все больше и больше, неудобные журналисты рискуют своей шкурой, многие из них были убиты, другие были вынуждены бежать. Таким образом, это объясняет популярность президента, последствия феномена убеждения, что граничит с культом личности. Путин совершенствовал свой имидж «мачо». Практика дзюдо, рыбалка в одной рубашке, объятия с тиграми, любит байкеров. Говорит с русскими на языке народа, не на языке интеллигенции, которой не доверят. Вызывает имперское величие. Проявляет уважение и преданность к Православной Церкви, восстановил доверительные отношения между церковью и государством. Он представляется даже в качестве спасителя христианства. Присоединение Крыма вызвала волну патриотизма и подняло его фигуру на вершины опросов: «Без России нет Путина, без Путина нет России», это было изобретение демагогии президентской администрации.

Кризис на Украине и отношения РФ с США и Европой

Джульетто Кьеза: «Что касается отношений с Европой, надо сказать, что события украинского кризиса, военное поражение Киева в Донбассе, вызывают размышления в Европе. Российские контрсанкции возымели свое действие, но прежде всего они дали понять, Европа не может проглотить такой кусок, как Украина. Слишком большой и опасный. Поездка Олланда Меркель в Москву, Ренци ( в одиночестве), говорят том, что без участия России невозможно устранить гнойный нарыв нацистов в Киеве. США будут и дальше пытаться перевооружить Киев. Посмотрим, позволит ли Европа сделать это. Ясно одно, благодаря Путину начальное согласие между США и Европой дало трещину».

Леонардо Коэн: "Запад не сдержал обещание, которое было дано Горбачеву, в этом Путин прав: НАТО не должно было расширяться на восток. В логике сверхдержавной России (как во времена царей и СССР), Украина даже не государство, как Путин сказал Бушу в 2008 году: "Часть ее территории — Восточная Европа. Но другую часть, наиболее важную, подарили мы «. Выход Киева с орбиты Москвы не терпим, подрывает национальную безопасность. В долгосрочной перспективе, однако, война не война с Украиной оказалась ловушкой: в Европе и США ввели санкции, они оказывают существенное воздействие на военно-промышленный комплекс. Стратегический ущерб является значительным. В Москве настаивают на нормализации, однако, с границами чуть дальше на запад: о чем договорились с Олландом и Меркель в Минске несколько недель назад. Остается просто надеется, что Европа восстанет против диктата санкций Вашингтона, потому что счет блокады лег на плечи ЕС: не говоря уже о финансовой помощи Украине».

Отношения с Грецией

Джульетто Кьеза: «Возможна русская помощь ( и/или китайская) для Греции, но все будет зависеть от украинского кризиса и от эволюции европейской политики по отношению к России в целом».

Леонардо Коэн: «С точки зрения Москвы, Афины -это „лом“, чтобы подорвать шаткую крепость ЕС, так она помогает движениям, которые выступают против централизма в Брюсселе. Усиление контактов с Грецией — вопиющая демонстрация того, что Россия будет по-прежнему помогать материально стране- „брату“ по культуре и религии. Ципрас был в Москве, в то время как в Греции был бородатый Александр Дугин, политолог и философ, который имеет большое влияние на ближайшее окружение Путина. Идея Дугина -финансирование движений экстремистов и популистов, которые мутят политические воды ЕС, с целью дестабилизации внутренней ситуации».

Роль России в ливийском кризисе

Джульетто Кьеза : «Россия уже играет важную роль на благо своих собственных интересов. Москва поддерживает Башара Асада и пресечет любые попытки переворота в Дамаске. Но даже здесь полезно иметь в виду, что Москва является мировым переговорщиком. То есть, она следит внимательно за всеми сценариями одновременно. Идея Обамы „сдержать“ Путина просто смешна».

Леонардо Коэн: «Предложение Ренци вовлечь Путина как партнера в миссию (вооруженную или нет) в рамках ООН в Ливии приветствовал Кремль, гораздо меньше США. Сначала Москва должна доказать выполнение соглашения „Минск-2“. Сомнения связаны с мнением американцев о Путине: тот, который не уважает соглашений, и делает это как ему удобно (впрочем, как и они… ). Для Европы Россия остается партнером первостепенной важности, не только из-за энергетической зависимости, но и в рамках перспектив развития торговых отношений, которые в настоящее время охлаждаются. Русский рынок заманчив, „растаможить“ Москву означает осознать необходимость защиты европейских интересов. Ливия — крайний случай заставить Путина смягчить антизападный тон».

Почему на Западе Путин нравится как экстремально правым, так и экстремально левым

Джульетто Кьеза: «Путин нравится правым в Европе, потому что такая Европа не нравится миллионам европейцев. И понятно, что многие, кто смотрит на Европу как на врага, смотрят на Россию как на возможного союзника и партнера. Я добавлю, что Россия, которая хочет сохранить свои традиции, свои ценности, свою историю, по-видимому, видится многим более дружественной, чем глобализация и дикая гомогенизации, которую несет американская мысль. Среди левых существуют разнообразные мнения. Некоторые из них все же предпочитают видеть „диктатора“».

Леонардо Коэн: «В своем обращении к Федеральному собранию (от 4 декабря 2014) Путин объяснил причину его крестовых походов по возвращению земель Великой Матери России, „или остаемся суверенным государством, или мы растворяемся без следа и теряем нашу идентичность“. Апокалиптическое видение, конечно, но оно предназначено для стимулирования правящей элиты и народа, чтобы противостоять Западу, который хотел бы „разъединить, как это было с Югославией“, „если для какого-то европейского народа национальная гордость уже давно забытая концепция и суверенитет представляет непомерную роскошь, то для России суверенитет является абсолютно необходимым для выживания“. Сильные слова, патриотичные. Экстремально правым нравится. Это компас, который указывает на безопасность, независимость, патриотизм, а именно оборону страны перед иностранцами; превозносит милитаризм. Путин — Хранитель. Даже экстремально левые полагаются на Путина, чтобы найти помощь в борьбе с наднациональной властью ЕС, чтобы потопить евро, чтобы претендовать на власть снизу, в отличие от власти необузданного капитализма, который породил зло глобализации. Они знают, что Путин считает их „полезными идиотами“ (В. И. Ленин), и он использует их, чтобы дестабилизировать Европу. Они рискуют. Цель оправдывает средства. Цель Путина — ослабить Европу».

Евросоюз. Россия > Внешэкономсвязи, политика > regnum.ru, 15 марта 2015 > № 1315818 Джульетто Кьеза


Нашли ошибку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter