Всего новостей: 2600816, выбрано 523 за 0.016 с.

Новости. Обзор СМИ  Рубрикатор поиска + личные списки

?
?
?  
главное   даты  № 

Добавлено за Сортировать по дате публикации  | источнику  | номеру 

отмечено 0 новостей:
Избранное
Списков нет

Лавров Сергей в отраслях: Приватизация, инвестицииВнешэкономсвязи, политикаМиграция, виза, туризмСМИ, ИТОбразование, наукаЭлектроэнергетикаАрмия, полицияМедицинавсе
Россия. ЦФО > Внешэкономсвязи, политика. Образование, наука > mid.ru, 3 сентября 2018 > № 2720270 Сергей Лавров

Выступление и ответы на вопросы Министра иностранных дел России С.В.Лаврова в ходе встречи со студентами и профессорско-преподавательским составом МГИМО, Москва, 3 сентября 2018 года

Уважаемый Анатолий Васильевич,

Дорогие друзья,

Прежде всего хотел бы присоединиться к ректору МГИМО МИД России А.В.Торкунову и поприветствовать здесь первокурсников. У вас начинается новый этап жизни, во многом неизведанный, но, я уверен, что с традициями Университета и с помощью ваших преподавателей и коллег, которые уже прошли год или несколько, обучаясь в МГИМО, вы этот период новых для вас ощущений преодолеете успешно, закалитесь в «боях» на первом курсе и будете готовы к новым достижениям.

Хотел бы также искренне поприветствовать послов многих стран, студенты из которых здесь учатся. Надеюсь, это участие в нашем сегодняшнем мероприятии подтверждает высокую оценку того качества, которое дает образование МГИМО, снискавшее себе репутацию не только в нашей стране, но и во всем мире.

Мы в МИД России очень рады, что МГИМО, который считается нашим учебным заведением при Министерстве, пользуется такой популярностью. Цифры, которые А.В.Торкунов только что привел, действительно впечатляют. Думаю, что те, кто выбрал МГИМО в качестве места, где вы хотите получить образование, не прогадали. Работа очень интересная и востребованная. Какие бы затем направления вашей деятельности вы не избрали, будь то чистая дипломатия, международная юриспруденция, экономика или журналистика, я убежден, что скучно вам не будет.

Ситуация в мире сегодня не дает скучать, мы все это знаем. Происходят, по истине, тектонические сдвиги. Сразу после распада СССР выдвигались концепции о том, что теперь-то уже наступил конец истории и неолиберальная модель экономики и политической жизни восторжествует во всем мире. Казалось, что тенденция развития нашего мира шла именно в направлении глобализации, при повсеместном распространении явлений взаимозависимости, взаимопроникновения и открытости. Казалось, что все границы вот-вот исчезнут, и человечество будет жить по образцу и подобию того, что американский философ Ф.Фукуяма имел в виду, когда сказал о наступлении конца истории после исчезновения Советского Союза. Но жизнь оказалась гораздо более многограннее. Эти тенденции к глобализации и максимизации взаимозависимости во всех областях стали наталкиваться на желание народов все-таки не забывать о своих корнях и помнить о своей культурной и национальной идентичности. Такие примеры множатся на наших глазах. Поэтому задача политиков – искать компромиссы между целесообразностью и неизбежностью использования преимуществ новой промышленной, прежде всего цифровой, революции с одной стороны, и желанием народов не терять свои корни и сохранять те традиции, которые передали им их отцы, деды и прадеды. Так что проблемы действительно серьезные.

Мы, вместе с нашими единомышленниками по ОДКБ, СНГ, ШОС, БРИКС и многими другими партнерами за рубежом, стараемся продвигаться по пути поиска согласия и примирения этих двух абсолютно объективных, не придуманных тенденций к глобализации всего и вся. Это диктуется самим развитием мирового хозяйства и одновременно обеспечением сохранности людьми своих национальных особенностей, культурной идентичности и ценностей. О ценностях много говорят, но они бывают разными. Их нужно уважать у каждого народа и не пытаться «стричь всех под одну гребенку», требуя смириться с ценностями, которые предлагает неолиберальное западное общество. Тем более, что и в самом западном обществе эти ценности сейчас подвергаются серьезному сомнению. Поиск такого компромисса и баланса интересов будет иметь судьбоносное значение для всего человечества, и эта работа только в самом разгаре. На этом пути будет много проблем, сложностей, столкновений мнений, наверняка, будет немало примеров борьбы, в том числе не очень честной и справедливой. Но это жизнь, и мы выступаем за то, чтобы все решать через диалог.

Есть небольшая группа стран, возглавляемая США, мы все это видим, которая не хочет диалога, а хочет вместо дипломатии применять диктат, ультиматумы и шантаж. Наблюдаем это каждый день. Сейчас идет ревизия всего и вся, начиная от Совместного всеобъемлющего плана действий (СВПД) по урегулированию иранской ядерной программы, Парижского соглашения по климату, Соглашения о североамериканской зоне свободной торговли, но пока еще до конца это сделать не удалось. Уже во весь рост –проблема будущего ВТО, которую США прямо называют несправедливой и устаревшей. Методы, которые сейчас применяет Вашингтон, иначе как стремлением к тотальному доминированию не назовешь. Чуть что не так – дипломатия отбрасывается в сторону и применяются санкции, причем американские законы экстраполируются на весь остальной мир. Экстерриториальность применения мер одностороннего нелегитимного принуждения уже становится серьезнейшей проблемой как среди развивающихся государств, так и западных стран – прямых союзников США. Мы не извлекаем никакого удовольствия от наблюдения за этими противоречиями, которые множатся и углубляются. Еще раз подчеркну, мы заинтересованы в стабильном мире, стабильности вокруг наших границ и в том, чтобы все конфликты и кризисы, которые так или иначе влияют на безопасность наших граждан и нашего государства, преодолевались через переговоры и поиск разумных компромиссов. Мы готовы к таким компромиссам.

В любом конфликте или кризисе, в урегулировании которого Российская Федерация так или иначе принимает участие, будь то Сирия, где мы стояли у истоков резолюции 2254 СБ ООН, которая сейчас является базой для сирийского урегулирования по мере уничтожения остатков террористов и решения гуманитарных проблем, или украинское урегулирование, где мы сыграли решающую роль в выработке Минских договоренностей, которые остаются единственным путем преодоления кризиса на Востоке Украины, мы готовы всячески способствовать их разрешению, но, к сожалению, не только от нас зависит достижение урегулирования на основе минского «Комплекса мер». Едва ли до выборов на Украине киевские власти смогут изменить свою полностью деструктивную линию на саботаж и подрыв всего того, о чем договорились лидеры России, Германии, Франции и Украины в феврале 2015 года. Тем не менее, еще раз повторю, других коллег у нас нет. Те, кто стремятся свое доминирование сохранить любой ценой, идут против истории, потому что уже не первое десятилетие в мире укрепляются новые центры экономического роста и мощи, с которой приходит и политическое влияние. С этими центрами уже невозможно не считаться. Такие попытки есть, но они явно ущербные, ни к чему хорошему не приведут и, скорее всего, отзовутся бумерангом для тех, кто их принимает.

Вижу перспективы в тех инициативах, которые сейчас реализуются и обсуждаются на Евразийском пространстве. Вам известно, что есть наш Евразийский проект и китайская концепция «Один пояс – один путь». Евразийский экономический союз (ЕАЭС) в мае этого года заключил соглашение с КНР по вопросам экономического сотрудничества. Это является очень важным фундаментом того, что Президент Российской Федерации В.В.Путин назвал Большим Евразийским проектом, имея в виду, что мы должны использовать геополитические и геоэкономические преимущества на нашем общем Евразийском пространстве. Причем не придумывать какие-то умозрительные схемы, которые будут устраивать нескольких участников, а потом навязывать все эти схемы остальным.

Мы в ЕАЭС и ШОС идем от жизни, стараемся продвигать те конкретные проекты, которые буквально сегодня «просятся» в работу. Таким образом, методом практических и согласованных всеми участниками шагов, мы наращиваем потенциал для дальнейшей интеграции и высказываемся в пользу того, чтобы эти процессы проходили с участием стран-членов ЕАЭС, ШОС и АСЕАН. Подчеркну, что немаловажно, постоянно отмечаем готовность «держать двери» в этих процессах «открытыми» и для ЕС, где, кстати, уже раздаются голоса о том, что без более тесного вовлечения в процессы Евразийской интеграции, ему будет трудно выдерживать конкуренцию в современном мире, которая становится все более острой. Все чаще подвергается испытаниям то, когда методы несправедливой конкуренции идут в ход.

Отмечу еще один феномен последних восьми лет – «Группа двадцати». Саммиты, которые ежегодно проходят в рамках «Группы двадцати», доказывают, что это перспективное объединение, прежде всего потому, что в нем, как и в перечисленных мной других структурах, где Россия активно участвует, действует принцип консенсуса. Там нельзя ничего навязать, а нужно договариваться. Пусть не быстро, с некими задержками и использованием компромиссов, но договариваться нужно. Не случайно, что «Группа двадцати», помимо экономических, макроэкономических, финансовых вопросов, международно-валютной системы, в последние годы все чаще обращается к нескольким темам внешнеполитической повестки дня. Это, по-моему, отражает понимание участниками «Группы двадцати», а это ведущие страны всех ключевых регионов мира, того, что здесь, где им не могут навязать какие-то односторонние решения, они хотят больше использовать возможности для продвижения политической повестки дня, причем продвижения в согласованном, устраивающем всех виде.

Горизонты открываются широкие, непростые. Я коснулся лишь нескольких проблем, стараясь задержаться на коренных противоречиях, которые сейчас возникают в мире и над разрешением которых выпускникам МГИМО придется работать очень скоро. А первокурсники и те, кто продолжают учиться, я уверен, только выиграют от того, что будут глубоко погружаться в материю с помощью ваших великолепных преподавателей и сотрудников Министерства иностранных дел России, которые с удовольствием читают лекции и проводят семинары.

Вопрос: В последние годы все большую популярность набирает т.н. цифровая дипломатия. Социальные сети становятся важным инструментом для информационно-разъяснительной работы. Скажите, пожалуйста, пользуетесь ли Вы социальными сетями и есть ли у Вас аккаунты в ведущих социальных сетях?

С.В.Лавров: Вы абсолютно правы. Социальные сети – это часть нашей жизни, как личной, так все больше и больше профессиональной. Потому что без социальных сетей, наверное, сейчас ни одна профессия не может обойтись, а дипломатия тем более. Одна из задач дипломатии – распространять информацию, разъяснять то, чем занимается та или иная страна. В МИД России в последние годы достаточно активно используются социальные сети. У нас есть аккаунты в ведущих социальных сетях: «Твиттер», «Фейсбук», «Инстаграм», «ВКонтакте». В Департаменте информации и печати МИД России имеется специальный отдел цифровых информационных технологий. Особое внимание уделяем подаче контента на иностранных языках. Официальные аккаунты МИД России на русском и английском языках, но помимо этого в «Твиттере» у нас есть аккаунт на испанском языке, а также аккаунты на арабском языке в «Твиттере» и «Фейсбуке». На официальном сайте МИД России сейчас есть версии на всех официальных языках ООН плюс немецкий (русский, английский, французский, испанский, китайский, арабский и немецкий). Это не предел. Есть большой спрос на вещание на других языках, прежде всего, европейских, но и не только. Будем стараться это делать, но сами понимаете, это требует определенных ресурсов. Соответствующие вопросы решаются не очень быстро.

Лично у меня нет аккаунтов в социальных сетях, но мне рассказывают о том, что там происходит.

Вопрос: В марте этого года факультет управления и политики МГИМО запустил программу возвращения российских студентов «Highly Likely Welcome Back», которая предусматривала возвращение студентов из вузов Великобритании и США. Многие не верили, что студенты из Лондона захотят вернуться в Россию и изучать политологию и государственное управление в МГИМО. Однако, нас двенадцать человек, кто сразу подал документы из Нью-Йорка, Лондона и Сан-Диего. Мы очень благодарны руководству Университета за предоставленную возможность и проявленный патриотизм. Как Вы считаете, какие перспективы у российско-американских отношений? Как долго будет продолжаться политика провокаций в адрес нашей страны?

С.В.Лавров: Во-первых, я могу сказать, что интересно то, о чем вы сказали в самом начале. Молодые люди, наверняка, не по принуждению, а на основе собственного выбора решили перебраться на учебу в Российскую Федерацию, это лишний раз подчеркивает качество образования, которое дает наш Университет, и надеюсь, что вы не разочаруетесь, и спрос на выпускников МГИМО никогда не будет падать, а только возрастать.

Что касается российско-американских отношений, по сути дела, эта тема бездонная и можно говорить очень долго. Наверное, самое главное здесь заключается в том, что нынешняя Администрация США проводит тезис, который был присущ всем без исключения ее предшественникам, а именно – Америка превыше всего, наиболее жестко, если не сказать, агрессивно. Это такие очень простые прямые действия, которые с дипломатией уже мало чего общего имеют. Требования. Если партнер отказывается, его начинают прижимать, подвергать ограничениям, санкциям, ультиматумам, угрожать. Я не думаю, что это перспективный метод ведения дел в мире, но такова философия и образ действия нынешней Администрации.

Повторю еще раз, мы не признаем нелегитимных шагов, которые предпринимает Вашингтон, перечеркивая много важного из того, что было достигнуто, начиная от иранской проблемы, которая была урегулирована в беспрецедентном документе, и заканчивая уже постановкой под сомнение необходимости нахождения в ВТО. Не говорю уже про позицию США в отношении палистино-израильского урегулирования. Эта позиция перечеркивает все решения СБ ООН и декларирует нежелание США их исполнять.

В такой обстановке, безусловно, очень важное значение имеют личные контакты. Я присутствовал на встречах Президента Российской Федерации В.В.Путина с Президентом США Д.Трампом. Общался с Госсекретарями США Р.Тиллерсоном и М.Помпео. Это люди, которые, по-моему, понимают необходимость ладить с нами, как они говорят, в том числе в интересах США. Экономические объемы сейчас у нас мизерные по сравнению с другими нашими партнерами, но, конечно, американские компании заинтересованы в российском рынке, и экономический интерес США на перспективу не может игнорировать потенциал российского рынка и сотрудничества с Россией. Это касается также и урегулирования международных кризисов и конфликтов, будь то на Ближнем Востоке, на севере Африки, на Украине, конфликт, который США, в общем-то при администрации бывшего президента Б.Обамы активно сформировали и сохраняют сейчас в разогретом состоянии, прежде всего, для того, чтобы у нас на границе были раздражители.

Ко всему этому примешивается внутриполитический скандал в США, когда демократы проиграли, когда стали всплывать факты манипулирования демократами законами США в Национальном комитете Демократической партии, которые касаются выдвижения кандидатов. Когда кандидата от народного крыла Демократической партии Б.Сандерса, по сути дела, зажали в нарушение всех существовавших норм. Помимо этого, когда Д.Трамп победил в США, демократы не могли в это поверить и до сих пор не могут этого пережить. Выдумки про российское вмешательство везде и всюду, выдумки о том, что нас нужно наказывать за Украину, даже за Северную Корею нас нужно, оказывается, было наказать, если слушать целый ряд высказываний членов Палаты представителей или сенаторов. То есть, нет на свете такой проблемы, где Россия не играла бы негативную роль, судя по подходам американских представителей, которые сейчас просто одержимы русофобией. Я уверен, что это не стопроцентная одержимость, но в Вашингтоне стало плохим тоном говорить позитивно о нормализации отношений с Россией.

Сенатор США Р.Пол приезжал к нам в августе, до этого – еще группа сенаторов. Они были подвергнуты остракизму, когда вернулись. Повторю, это стало просто такой «эпидемией». Те, кто осмелится говорить о необходимости все-таки нормально разговаривать, выкладывать на стол озабоченности и просить партнера объясниться – они в меньшинстве. Вот хороший пример, о котором мы уже упоминали, про пресловутое вмешательство в выборы, взлом всех возможных аккаунтов и манипулирование списками избирателей. Мы же предлагали еще администрации бывшего президента США Б.Обамы создать рабочую группу по кибербезопасности. Об этом Президент Российской Федерации В.В.Путин напомнил Президенту США Д.Трампу, когда они встретились в Гамбурге в июле 2017 года. Президент США Д.Трамп сказал, что это хорошая идея. А когда он вернулся, то в Конгрессе поднялся такой шум, его стали обвинять в том, что он был готов согласиться разговаривать с русскими на тему, которая используется нами, якобы, для вмешательства во внутренние дела США. Это такая очень больная логика, но, тем не менее. Поэтому мы не впадаем ни в какую истерику, не хотим отвечать по принципу «око за око, зуб за зуб». Мы реагируем на санкции, вводим встречные ограничительные меры, но не так, чтобы вредить самим себе, а так, чтобы просто обозначить те конкретные персоналии, которые раскручивают этот совершенно ненужный ни американцам, ни Европе, да и нам тоже и всему остальному миру маховик русофобии.

Открыты к переговорам. В Хельсинки был нормальный разговор. Однако после совместной пресс-конференции Президента России В.В.Путина и Президента США Д.Трампа поднялась истерика. Я считаю, что американской политической системе должно быть стыдно за то, что они произвели вот такую волну в отношениях с Россией – это себя не уважать. Если они считают, что мы руководим всем миром, то, как быть тогда с их заявлениями, что Америка превыше всего и она сама определяет, как пути человечества будут выглядеть в будущем.

Подчеркну еще раз, мы за взаимоуважительный, равноправный диалог. По-другому с нами разговаривать не надо. Люди, которые не знают историю, наверное, должны немного почитать книжки. Как только США будут готовы к разговору, за нами дело не станет. Повторю еще раз, мы видим, как желание Президента США Д.Трампа иметь нормальные отношения с нами блокируется русофобским лобби в Вашингтоне. Из-за этого развязаны и все внутренние расследования прокурора США Р.Мюллера, работающего уже два года. Так и не было представлено ни единого факта, который хоть как-то указывал бы на Россию во внутренних американских проблемах.

Вопрос: Вы ежегодно посещаете десятки стран и знакомитесь с их историй, культурой и обычаями. Какое место на родине Вам ближе всего?

С.В.Лавров: У нас есть наша столица – «дорогая моя столица, золотая моя Москва». Я очень люблю Сибирь. Каждый год стараюсь там бывать. В основном это Алтайский край, Хакасия, Тува. Стараюсь где-то недельку летом и зимой. Это заряжает очень сильно на весь год. Если там не были ни разу, рекомендую.

Вопрос: События в Армении идут вразрез со словами нового руководства страны об отказе от преследования своих политических предшественников. Какова позиция России? Насколько опасна данная ситуация для развития интеграционных процессов СНГ?

С.В.Лавров: Мы, прежде всего, заинтересованы в том, чтобы ситуация в странах, которые имеют с нами союзнические отношения и отношения стратегического партнерства, была стабильной, чтобы внутренние процессы там развивались в конституционном русле и были бы максимально благоприятные возможности для развития экономики, улучшения социальной сферы. Это все то, что мы стараемся делать через наше интеграционное объединение – Евразийский экономический союз, а в плане безопасности, конечно, через Организацию договора о коллективной безопасности (ОДКБ).

Очень внимательно следили за теми событиями, которые развернулись в Армении после вступления в силу конституционной нормы о том, что все основные полномочия переходят к премьер-министру, которого избирает Парламент страны. Мы не делали никаких шагов и заявлений, которые могли бы хоть как-то, даже с тяжкой, интерпретироваться как вмешательство во внутренние дела. Не могу сказать, что все остальные внешние игроки поступали таким же образом, но я сейчас не буду на этом останавливаться.

Нас, конечно же, тревожит, что ситуация в Армении сейчас продолжает бурлить. Расследуются события десятилетней давности. Вам известны факты об арестах, которые происходят. Считаем это, безусловно, внутренним делом Республики Армения. Очень хотим, чтобы все эти внутренние дела оставались на прочной почве закона, Конституции и были поскорее преодолены с тем, чтобы Армения могла сконцентрироваться на созидательных задачах.

В ближайшее время планируется еще одна встреча Президента России В.В.Путина и Премьер-министра Армении Н.В.Пашиняна. Думаю, что нам будет важно услышать, как сам новый лидер Армении оценивает перспективы развития ситуации в его стране.

Как я уже говорил, нам совершенно небезразлично как в этой ситуации выглядит обязательство Армении перед ОДКБ. Мы исходим из того, что эти обязательства действуют и их в полной мере необходимо выполнять, в том числе в части укрепления репутации и престижа нашей общей Организации.

Вопрос: Недавно Вы назвали прошедший в России Чемпионат мира по футболу 2018 взлетом народной дипломатии. Удалось ли, по Вашему мнению, преодолеть стереотипы, которые сложились о России на Западе?

С.В.Лавров: Думаю, что да. Я убежден, что это был действительно триумф народной дипломатии. Государство предприняло огромные усилия, чтобы создать все необходимые условия для спортсменов, болельщиков и для тех, кто были гостями этого потрясающего праздника. Помимо технологической и организационной стороны дела решающую роль сыграли россияне, которые, общаясь с зарубежными болельщиками, показали, что мы открытые, добрые, гостеприимные и веселые люди, ценим юмор и любим хорошую компанию. Это приходилось наблюдать в самых разных вариантах.

Есть события и явления, которые лучше многих официальных ситуаций помогают людям сближаться и лучше узнавать о странах, в которых они еще не были, и они, по большому счету, помогают дружить.

Сегодня мы все скорбим по поводу того, что ушел из жизни И.Д.Кобзон, который также был народным дипломатом, нес правду о России и русской душе во многие страны мира. Точно так же Чемпионат мира по футболу 2018 многим «раскрыл глаза». Неслучайно множество обращений с выражением пожеланий вновь приехать в Россию. Как вам известно, Президент Российской Федерации В.В.Путин дал поручение Правительству Российской Федерации, и было принято решение сохранить действующим до конца года «паспорт болельщика». То есть обладатели этого паспорта могут после Чемпионата мира сколько угодно раз до конца года вновь приехать в Россию, а их родным и сопровождающим, если таковые будут, визы будут выдаваться оперативно и бесплатно.

В субботу Президент России В.В.Путин был в образовательном центре «Сириус» в г.Сочи и высказал мысль о том, что и при проведении олимпиад по различным дисциплинам также необходимо отказываться от виз и вводить безвизовый режим. Я думаю, что это магистральное направление для максимального облегчения общения между людьми с особым упором на молодежь. Рассчитываем на вас, что в стенах МГИМО традиции интернациональной дружбы будут процветать и крепнуть.

Вопрос: Нам известно, что многие дипломаты продолжают свою профессиональную деятельность в области высшего образования. В МГИМО на многих кафедрах в разное время преподавали выдающиеся специалисты в области международных отношений. Есть ли у нас шанс увидеть Вас однажды в рядах преподавателей МГИМО?

С.В.Лавров: Если чаще буду приходить, то я, наверное, вам надоем. Если серьезно, то я регулярно выступаю в МГИМО, Дипломатической академии МИД России (ректор Е.П.Бажанов не даст соврать). Регулярно общаюсь с молодыми людьми в других форматах. Совсем недавно вернулся со Всероссийского молодежного образовательного форума «Территория смыслов на Клязьме», до этого был на форуме «Россия – страна возможностей», а также – на встрече с финалистами Всероссийского конкурса «Лидеры России». В прошлом году участвовал во Всемирном фестивале молодежи и студентов. Мне кажется, есть немало форматов, которые позволили бы общаться, не впадая в меркантилизм, потому что, если здесь преподавать, надо же деньги у ректора простить. Тем не менее, буду стараться передавать те скромные знания и опыт, которые у меня есть, нашим молодым друзьям.

Вопрос: 27 августа США ввели новые ограничительные меры в отношении России, связанные с т.н. «делом Скрипалей». Как Москва будет учитывать новые санкции Вашингтона при построении двустороннего диалога?

С.В.Лавров: Уже сказал несколько слов на эту тему. Повторю еще раз, мы, конечно, не оставим это без реакции. Об этом будет объявлено. Это необязательно будет симметричный ответ. Считаю, что симметричный ответ – не всегда оптимальный способ действий.

Санкции введены на основе абсолютно лживых утверждений. До сих пор «хайли лайкли» остается единственным, что могут вменить Российской Федерации устами британского руководства. А Скотленд-Ярд как честные сыщики, по-прежнему, отвечая на вопросы журналистов, говорят, что расследование не закончено и сейчас они ничего не скажут. Судите сами, как это все произошло. В том, что США решили бежать впереди Лондона, думаю, проявляется умение британской дипломатии уговаривать и выпускать впереди себя тех, кто может брать на себя «черную» работу. Когда сразу после этого трагического случая ЕС реагировал достаточно сдержанно, Соединенное Королевство приложило огромное количество усилий, чтобы уговорить примерно две трети членов ЕС выслать по одному, два, три российских дипломата вслед за британцами. Когда мы спрашивали у наших партнеров в Европе, которые были вынуждены пойти на этот шантаж и «выкручивание рук», предъявили ли им англичане что-то сверх того, о чем они говорят публично, сверх «хайли лайкли», нам отвечали, что нет, но обещали сделать это позже. Регулярно интересуюсь, до сих пор никто никому ничего не представил.

Конечно, британские традиции хорошо известны. Я искренне снимаю шляпу перед британскими дипломатами, которые в период, когда страна уходит полностью из ЕС, умудряются влиять на политику Евросоюза в отношении России и также на США. Они далеко не «младший брат», и во многих случаях определяют те действия, которые хотят увидеть от США. Это печальная история.

Нас не связывает с Великобританией ничего непоправимого. Все события, которые послужили резкому охлаждению, если не замораживанию всех отношений, из разряда «хайли лайкли» - убийство в 2007 г. А.Литвиненко, когда расследование было в итоге засекречено и мы до сих пор не имеем никакой информации, убийство многих других россиян, включая Н.Глушкова, А.Перепеличного, да и случай со Скрипалями, когда российскую гражданку и ее отца (он имеет двойное гражданство) не показывают уже три месяца. Что с ними? Где они? У нас очень много вопросов.

Такая изощренная, циничная линия, базирующаяся на «хайли лайкли», печалит, потому что подрывает возможности развития наших нормальных отношений на основе взаимной выгоды. У нас немало совпадающих интересов, которые сейчас искусственно отставлены в сторону.

Вопрос: Помимо основной учебы я хотела бы вступить в Клуб ведения переговоров МГИМО (Negotiation Сlub). Могли бы Вы дать несколько советов по ведению переговоров и рассказать о самых сложных переговорах в Вашей жизни?

С.В.Лавров: На мой взгляд, здесь нельзя дать какого-то единого рецепта. Каждый переговорный раунд имеет свою специфику, прежде всего, потому что по ту сторону стола сидят разные люди. У каждого человека, когда он садится за стол переговоров, проявляются индивидуальные черты. Если не знаешь человека, нужно попытаться в ходе первого обмена фразами, любезностями понять, как с ним выстраивать разговор. Если это твой давний знакомый, то ситуация гораздо легче.

Например, я провел с бывшим Госсекретарем США Дж.Керри множество часов, согласовывая целую серию документов по сирийскому урегулированию. Сначала мы успешно создавали международную группу поддержки Сирии, потом тоже успешно разрабатывали резолюцию 2254 СБ ООН (она была принята единогласно). Затем уже осенью 2016 г. после того, как в сентябре Президент России В.В.Путин и Президент США Б.Обама встретились в Китае и определили возможности очень тесного сотрудничества по ликвидации террористических группировок в Сирии, мы с Дж.Керри встретились еще раз и согласовали документ, который, к сожалению, американцы не смогли выполнить, так как ключевым, первым шагом было отмежевание вооруженной оппозиции, готовой к диалогу о будущем Сирии, от террористов. Они обязались это сделать, но не сделали.

Я полагаюсь на свои ощущения, интуицию. Бывает ошибаюсь, но надо погрузиться в конкретную ситуацию. Рецепта на все случаи жизни Вы никогда не получите. Дипломатия – это искусство договариваться. Также как вы договариваетесь с родителями, друзьями о чем-то, где у вас не совпадают взгляды на сто процентов, также примерно и здесь.

Вопрос: В этом году Международный экономический форум в Санкт-Петербурге проходил под лозунгом «создавая экономику доверия». Можно ли считать, что заявленный лозунг себя оправдал?

С.В.Лавров: Он нужен. Насколько он себя оправдал и насколько доверие вернулось в международные экономические отношения, пока еще рано говорить. Но то, что экономика давления и односторонних требований всеми отторгается, это очевидный факт. Внесение такой темы как «экономика доверия» заинтересовало и привлекло немало бизнесменов. Они нуждаются именно в этом, чтобы не опасаться каждый день, что их кто-нибудь опять накажет «из-за угла» и они даже не будут знать об этом, пока не произойдет то, чем им угрожают.

Вопрос: Существует ли такой концепт как «доверие» в международных отношениях? Или он исключен?

С.В.Лавров: Он существует на самом деле. Есть партнеры, которым ты доверяешь. Это ты должен понять сам. Но существует и другой, как вы говорите концепт – «доверяй, но проверяй». Его выдвинул ещё Р.Рейган в отношении СССР. Честно скажу, в отношениях со многими коллегами на международной арене проверять не помешает.

Вопрос: Сегодня бытуют два противоборствующих мнения. Одно гласит, что высшее образование должно быть делом избранных. А другое напротив, говорит о том, что сегодня запросы общества таковы, что высшее образование должно быть у каждого. Как Вы считаете?

С.В.Лавров: Я считаю, что все должно быть на основе свободы выбора и желания человека, что должно оставаться решающим при определении его судьбы.

Вопрос: Юриспруденция, особенно международная, не терпит двойных стандартов. В этой связи хочется поговорить о ситуации на Украине, где произошло убийство главы ДНР А.В.Захарченко, и в Сирии.

Недавно проходили Ваши переговоры с Заместителем Председателя Совета министров, Министром иностранных дел и по делам соотечественников за рубежом Сирии В.Муаллемом. Насколько они оказались конструктивными, каких решений Вы добились и что будет с т.н. «провокациями» в Идлибе? Какими могут быть наши дельнейшие действия по линии ОЗХО и ООН относительно урегулирования ситуации в Сирии?

С.В.Лавров: Мы достаточно подробно излагали содержание бесед с моим сирийским коллегой, так же, как состоявшихся до этого встреч с турецкими представителями, Министром обороны Турции Х.Акаром и Министром иностранных дел М.Чавушоглу, которые посетили Москву. Там всё очень просто. Была создана, среди прочих, зона деэскалации Идлиб, в которой предполагается прекращение боевых действий. Причём режим прекращения огня не распространяется на террористов (там прежде всего осталась «Джабхат ан-Нусра» и ещё несколько группировок, которые на 100 процентов с ней слились). Так же, как в предыдущих случаях, о которых я упоминал, касаясь разговоров с администрацией Б.Обамы, есть требование отмежевать вооружённых боевиков, которые готовы участвовать в политическом урегулировании, от бандитов, террористов, которые в качестве таковых обозначены Советом Безопасности ООН и которые не пойдут ни на какие компромиссы.

Для того, чтобы поддерживать режим прекращения огня, за исключением террористов, по внутреннему периметру созданы 12 турецких наблюдательных постов, а по внешнему – сирийские войска и наша военная полиция. Режим прекращения огня нарушается с завидной регулярностью уже более двух месяцев. Из этой зоны производят обстрелы позиций сирийской армии, пытаются устраивать набеги на них, запускают оттуда огромное количество беспилотников, пытаясь атаковать нашу военную базу в Хмеймиме (было сбито более 50 беспилотников). Бесконечно терпеть такое положение невозможно.

Мы сейчас вместе с турецкими коллегами, сирийским Правительством и иранцами, как участниками «Астанинского формата», предпринимаем самые активные усилия для того, чтобы «на земле» (этим, по понятным причинам занимаются прежде всего военные), размежевать нормальных вооружённых оппозиционеров от террористов и при этом сделать так, чтобы мирные люди не пострадали.

На пресс-конференции, которая состоялась после наших переговоров, Заместитель Председателя Совета министров, Министр иностранных дел и по делам соотечественников за рубежом Сирии В.Муаллем упомянул о том, что сирийские власти активно продолжают политику локальных замирений с тем, чтобы в том или ином квартале Идлиба или в его пригороде договориться с местными властями об изгнании оттуда «плохих парней» и продвигают концепцию создания гуманитарного коридора. Всё это в работе. Едва ли кто-то может поспорить с тем, что террористам в Сирии не место, и сирийское Правительство имеет полное право добиваться их ликвидации на своей территории.

Насчёт того, что юриспруденция не терпит двойных стандартов, я позволю себе с Вами не согласиться. Бывает, что терпит и ещё как. Например, в своё время создали Международный трибунал по бывшей Югославии. Судили в нём 80 процентов сербов, а представителей остальных народностей, которые населяли балканские страны – в порядке исключения.

Есть ещё немало примеров, в том числе в деятельности Европейского суда по правам человека, когда несколько раз принимались неправосудные решения, на основе их собственной констатации, что Россия, дескать, не осуществляет эффективный контроль, например, в Приднестровье.

Я за то, чтобы юриспруденция, особенно международная, всячески уважалась, но она тоже должна уважать те принципы, на основе которых действует международное право.

Вопрос: Как Вы думаете, каково будущее российско-американских отношений? Какие шаги могут предпринять США и Россия, чтобы положить конец войне на Украине?

С.В.Лавров: Ближайшее будущее российско-американских отношений не очень лучезарное, но, убеждён, что, в конечном счёте, они вернутся на уровень настоящего стратегического партнёрства. Во время Второй мировой войны мы были союзниками. Когда Россия и США ладят между собой, весь мир от этого выигрывает – становится меньше конфликтов, кризисов, меньше льётся крови и появляется больше выгод для экономических операторов наших стран.

Президент России В.В.Путин и другие представители нашей страны неоднократно говорили, что мы готовы в отношениях с США идти навстречу друг другу так быстро и на такую глубину, насколько к этому готовы в Вашингтоне.

Отмечаю хорошие связи, которые по-прежнему сохраняются на уровне гражданского общества. У нас есть прекрасный совместный проект «Диалог Форт-Росс», участники которого ежегодно встречаются в Америке и на российской территории.

Есть Американо-российский деловой совет (АРДС), который в ближайшие дни будет проводить очередное заседание.

Политикам неплохо было бы прислушаться к тем людям, от имени которых они хотят делать Америку снова великой.

Что касается Украины, то единственный способ урегулировать украинский кризис – выполнить Минские договорённости от 15 февраля 2015 г., которые были единогласно одобрены в Резолюции СБ ООН. Там очень чётко всё написано. Главной задачей для решения всех аспектов украинского кризиса, именно это зафиксировано в Минском документе, под которым подписался Президент Украины П.А.Порошенко, главным методом решения этих проблем является прямой диалог с Донецком и Луганском, от которого украинские власти бегут всеми возможными способами.

Наши американские коллеги, назначив К.Волкера специальным представителем США по Украине, работают не очень беспристрастно, а по сути дела поддерживают все капризы украинской власти. Уверен, будучи умными людьми, они понимают, что эти капризы вредоносны и перечёркивают перспективу урегулирования. Надеюсь, дисциплинирующее воздействие США на Киев последует, потому что украинцы больше никого не слушают.

Вопрос: Я представляю газету «Международник», в которой Вы в своё время тоже печатались. При такой сложной международной обстановке, какие успехи российской дипломатии за последние пять лет Вы обозначили бы?

С.В.Лавров: Об этом не нам судить. Если население, судя по опросам общественного мнения, в целом оценивает внешнюю политику Российской Федерации позитивно – это приятно. Самоудовлетворения никогда не должно быть ни в одной профессии, не только в дипломатии. В любой профессии самоудовлетворение – это плохо.

Из последнего отмечу то, что важно было сделать. Мы завершаем оформление договоров, которые обеспечивают незыблемость наших границ. Со всеми соседями, за исключением Эстонии (это тоже дело не очень далёкого будущего) оформлена граница.

Важнейшим шагом в том же направлении и не только, было подписание Конвенции о правовом статусе Каспийского моря, которое состоялось совсем недавно. Это важно для безопасности страны и обеспечения её экономических интересов.

Второе направление, которое мне кажется тоже очень важным – это последовательное движение к безвизовому режиму со всеми странами. У нас сейчас полностью отменены визы примерно с третью государств, с которыми мы работаем. Ещё в таком же количестве стран действуют льготные визовые режимы, которые существенно облегчают жизнь нашим гражданам, путешествующим за границу. Хотелось бы двигаться более активно по всем этим направлениям.

Что касается газеты «Международник», то мы там не печатались, а рисовали её красками. Здесь присутствует Ю.Г.Кобаладзе, который как раз рисовал и был причастен к выпуску «Международника». Склеивались два ватманских листа и там писали от руки карандашами и мелками.

Всем ещё раз огромное спасибо, мои поздравления и хорошей учёбы.

Россия. ЦФО > Внешэкономсвязи, политика. Образование, наука > mid.ru, 3 сентября 2018 > № 2720270 Сергей Лавров


Россия > Внешэкономсвязи, политика > mid.ru, 1 сентября 2018 > № 2720272 Сергей Лавров

Интервью Министра иностранных дел России С.В.Лаврова телепрограмме «Вести в субботу с Сергеем Брилевым» на телеканале «Россия - 1», Москва, 1 сентября 2018 года

Вопрос: У меня такое ощущение, что речь Президента Франции Э.Макрона перед французскими дипломатами написали в Вашем секретариате - мысли о том, что Европа может обойтись без США, что нужно выстраивать отношения с Россией и Турцией.

С.В.Лавров: Честно говоря, не могу себе представить, чтобы Президент Франции Э.Макрон опирался на что-либо, кроме собственных убеждений во внешней политике, когда он адресует свои напутствия французским дипломатам, работающим за рубежом.

Вопрос: То есть вызрело у них самих?

С.В.Лавров: Я уверен, что это вызревало не за один день, а за продолжительный период времени. И это связано не только с тем, что в 2016 г. произошла смена администрации в США.

В принципе образ действий США на международной арене, конечно, заставляет всех задуматься. Никто не хочет быть в ссоре с США, а наоборот - иметь нормальные, конструктивные и добрые отношения. Но точно так же любая мало-мальски уважающая себя страна не может мириться с тем, что ей диктуют. Диктуют так, что все сложившиеся за многие десятилетия договоренности и понимания в международных отношениях «идут по боку».

Вопрос: Мы сейчас находимся в переговорной, которую иногда неформально называют «молотовской», наверное, В.М.Молотов первый проводил здесь переговоры после открытия здания. Ваш кабинет дальше по коридору. Сейчас Вы входите, Вам в приемной говорят: «Сергей Викторович, М.Помпео звонит». Хочется ли общаться с Госсекретарем США после очередного ряда санкций на этой неделе?

С.В.Лавров: Здесь речь идет не о том. Хочется - не хочется, нравится - не нравится, но это наша работа. Мы должны работать со всеми коллегами, какие бы проблемы ни возникали в отношениях. Мы не из тех стран, которые встают в позу «обиженного» - мол если Вы сказали про нас что-то не очень правильное, то мы не будем общаться. Это не наш метод. Мы всегда принципиально оцениваем действия наших партнеров, когда мы с ними не согласны. Но мы никогда не захлопываем дверь. Нет сомнения в том, что в США есть немало политиков, включая действующих политиков и сотрудников Администрации, которые полностью осознают ненормальность нынешнего положения, когда любой шаг выверяется на предмет того, как это «аукнется» среди русофобов. Я считаю, что это просто печальная страница американской истории.

Вопрос: На днях Посольство России в Вашингтоне заявило, что Америка близка к точке невозврата в общении с Москвой, в частности введя последний пакет санкций. Может ли действительно возникнуть такая ситуация, когда Вы входите в приемную, Вам говорят, что звонит Госсекретарь США М.Помпео, а Вам даже не «хочется или не хочется» говорить, а уже просто не о чем.

С.В.Лавров: «Хочется или не хочется» - это не те категории, которыми мы оперируем. «Точка невозврата» - тоже фигура речи, «возврат» есть всегда. Мы не в первый раз подчеркиваем, что постоянное наращивание санкционного давления без какого-либо факта, предъявленного в обоснование таких санкций, контрпродуктивно и загоняет отношения в тупик. Но из любого тупика есть выход. Как только наши партнеры будут готовы разговаривать на основе взаимного уважения и учета интересов, мы всегда открыты к этому диалогу.

Россия > Внешэкономсвязи, политика > mid.ru, 1 сентября 2018 > № 2720272 Сергей Лавров


Россия. Эритрея > Внешэкономсвязи, политика > mid.ru, 31 августа 2018 > № 2720274 Сергей Лавров

Выступление и ответы на вопросы СМИ Министра иностранных дел России С.В.Лаврова в ходе совместной пресс-конференции по итогам переговоров с Министром иностранных дел Государства Эритрея О.Салехом, Сочи, 31 августа 2018 года

Уважаемые дамы и господа,

Провели переговоры с моим коллегой Министром иностранных дел Государства Эритрея О.Салехом.

Отметили, что в мае этого года исполнилось 25 лет со дня установления дипломатических отношений между Россией и Эритреей. Сегодня констатировали, что за прошедшие годы мы накопили очень положительный опыт сотрудничества, в основе которого давние традиции дружбы, доверия и взаимного уважения.

Подробно рассмотрели состояние и перспективы наших двусторонних связей. Подтвердили обоюдную нацеленность на их поступательное развитие, прежде всего в торгово-экономической сфере. Уже сейчас в Эритрее работают ПАО «КАМАЗ», поставляя свою продукцию в эту страну, и группа «ГПБ (Газпромбанк) Глобал Ресорсиз», которая налаживает сотрудничество в банковской сфере. Ведется переговорный процесс о создании логистического центра в одном из портов Эритреи, что будет способствовать развитию двусторонней торговли.

Договорились принять дополнительные меры по продвижению перспективных совместных проектов в сферах добычи минерального сырья и развития инфраструктуры, поставок в Эритрею специализированной транспортной и сельскохозяйственной техники. Условились оказывать содействие деловым кругам в налаживании прямых контактов. Наши эритрейские друзья заинтересованы в том, чтобы в этих целях использовать проводимые в Российской Федерации в разных регионах страны международные экономические форумы.

Приветствовали настрой эритрейских друзей на расширение взаимодействия в области образования и подготовки кадров. Мы ежегодно предоставляем значительное количество стипендий для эритрейских граждан, которые планируют обучаться в российских вузах. Завершено и будет скоро подписано соглашение о взаимном признании документов об образовании. Эритрея заинтересована в том, чтобы в одном из университетов в столице страны – Асмэре открыть кафедру русского языка. Сегодня договорились оказывать всяческое содействие этому важному начинанию.

По региональным и глобальным делам наши позиции в большинстве случаев совпадают, а в остальных весьма близки. Россия и Эритрея последовательно выступают за выстраивание межгосударственного общения с опорой на международное право, при уважении самобытности всех народов, их естественного стремления самостоятельно определять свою судьбу. Будем укреплять координацию действий, которая уже налажена в ООН и на других международных площадках, включая Организацию по запрещению химического оружия (ОЗХО), где мы выступаем с единых позиций – против того, чтобы извращать деятельность этого важного международного органа и не допускать отклонений от тех принципов, которые были согласованы в рамках Конвенции о запрещении химического оружия (КЗХО).

Особое внимание уделили положению дел в Африке. Мы убеждены, что именно африканцам принадлежит определяющая роль в обеспечении мира, безопасности и стабильности у себя дома, разумеется, при последовательной поддержке международного сообщества и центральной роли ООН, которая должна активно взаимодействовать с Африканским союзом и субрегиональными организациями на континенте.

Приветствовали начавшийся в июне этого года процесс нормализации эритрейско-эфиопских отношений, а также возобновление прямых контактов между сторонами, что сделало возможным продвижение по пути снятия всех взаимных озабоченностей, благодаря доброй воле глав обоих государств. Как вам известно, Россия последовательно выступала за преодоление существующих между Асмэрой и Аддис-Абебой разногласий мирными средствами. Еще в 2013 г. мы предложили налаживать прямой диалог между министрами иностранных дел Эритреи и Эфиопии. Убеждены, что нормализация связей отвечает коренным интересам народов двух государств и будет способствовать созданию атмосферы добрососедства между двумя странами, станет важным фактором укрепления стабильности и безопасности в районе Африканского Рога.

Поддерживаем также позитивные перемены в отношениях между Эритреей и Сомали. Выступаем за то, чтобы отношения между Джибути и Эритреей также преодолевали кризисные состояния. Будем готовы оказывать всяческое содействие в нормализации атмосферы на всем Африканском Роге. Уверен, что это позволит помимо политической стабилизации создавать отличные возможности для углубления региональной экономической интеграции. Мы будем содействовать таким процессам и готовы поощрять российские компании к участию в перспективных многосторонних проектах таких как создание региональных транспортных коридоров, трансграничных трубопроводов и других.

Разумеется, на фоне радикально позитивных подвижек последних месяцев в районе Африканского Рога, прежде всего между Эритреей и Эфиопией, считаем необходимым уже в практическом плане приступить к снятию тех санкций, которые были введены в отношении Эритреи СБ ООН.

Кроме того, отметили позитивную динамику в других частях Африки, имею в виду Южный Судан, Центральноафриканскую Республику, Демократическую Республику Конго. Проблем там остается немало. В целом к югу от Сахары на африканском континенте проблемы серьезные, но в некоторых ситуациях, о которых я упомянул, наблюдаются позитивные подвижки. Считаем, что необходимо всячески консолидировать такие положительные процессы.

Мне кажется, мы провели очень полезные переговоры. Я признателен моему коллеге Министру иностранных дел Государства Эритрея О.Салеху за сотрудничество.

Вопрос (адресован обоим министрам): В начале встречи было сказано, что российская сторона отмечает позитивные тенденции в районе Африканского Рога. Какие усилия предпринимаются по урегулированию конфликтов в этом районе обеими сторонами?

С.В.Лавров (отвечает после О.Салеха): Могу подтвердить то, что мы заинтересованы в самом широком развитии сотрудничества с африканскими странами. Сферы приложения наших совместных усилий достаточно многогранны: природные ресурсы, все виды энергетики, включая атомную энергетику и гидроэнергетику, новые источники энергии, инфраструктура во всех ее проявлениях, медицина, социальная сфера, транспортное взаимодействие и многое другое. Количество стран, с которыми мы не только обсуждаем конкретные проекты, но и начинаем их реализовывать и достигать позитивных результатов, неизменно растет практически с каждым годом. Если говорить об Африканском Роге, то наши очень давние партнеры – Эритрея и Эфиопия. Мы желаем им всячески наращивать процесс нормализации, от которого выиграют все, включая народы обеих стран, в т.ч. в экономической сфере.

Но у нас также есть много партнеров в других странах — Судан, Зимбабве, Намибия, Ангола, Руанда, Бурунди, Республика Конго, ЦАР, Мозамбик и другие. Не хочу никого обидеть, этот список далеко не исчерпывающий. Я уверен, что благодаря нашему экономическому взаимодействию мы будем вносить вклад в укрепление фундамента для устойчивого развития Африки и ликвидации причин конфликтов, многие из которых коренятся в недостаточном развитии социально-экономической сферы и бедственном положении значительных слоев населения.

Вопрос: По итогам встречи Секретаря Совета Безопасности Российской Федерации Н.П.Патрушева и советника Президента США Дж.Болтона в Женеве сообщалось, что достигнута договоренность о восстановлении контактов по линии министерств иностранных дел и министерств обороны двух стран. Когда смогут состояться Ваши контакты с Госсекретарем США М.Помпео? Есть ли какие-то конкретные договоренности, в том числе «на полях» ГА ООН?

С.В.Лавров: Восстанавливать контакты по линии министерств нет нужды, они осуществляются. Была достигнута договоренность эти контакты продолжать и желательно наращивать в интересах решения тех проблем, которые прежде всего зависят от достижения договоренностей между Российской Федерацией и США. По линии министерств иностранных дел мы несколько раз встречались с предшественником М.Помпео Р.Тиллерсоном. С М.Помпео у нас состоялась отдельная встреча в Хельсинки, когда президенты Российской Федерации В.В.Путин и США Д.Трамп проводили там переговоры. Несколько раз мы с ним говорили по телефону, в том числе совсем недавно, около недели назад. По линии министерств обороны взаимодействие, например, по Сирии осуществляется в режиме реального времени. Есть договоренность о механизме избежания непреднамеренных инцидентов, она работает. Мы заинтересованы в том, чтобы наше взаимодействие по урегулированию кризиса в этой части Ближнего Востока и Северной Африки было более предметным, нацеленным на продвижение урегулирования, в том числе в политической сфере. Будем готовы двигаться в этом направлении настолько, насколько американская сторона сочтет для себя возможным, учитывая, что многим в Вашингтоне вообще не нравятся какие-либо контакты между представителями России и США. Вы знаете, какая нездоровая там царит атмосфера.

Что касается ближайших планов в отношении встречи с Госсекретарем США М.Помпео, то мы оба будем участвовать в неделе высокого уровня на открывающейся вскоре 73-й сессии ГА ООН. Исхожу из того, что у нас обоих есть готовность провести специальную насыщенную, содержательную встречу, посмотреть на все вопросы, которые требуют нашего внимания в двусторонней повестке дня и международных делах.

Вопрос: Можно ли говорить о том, что вскоре все-таки будут достигнуты принципиальные договоренности с Турцией по разрешению ситуации в Идлибе, или назревает серьезная, мощная военная операция в этом регионе?

С.В.Лавров: Вы упомянули о том, будут ли достигнуты договоренности между Россией и Турцией, но забыли сказать о Сирийской Арабской Республике, потому что, прежде всего, это касается законных властей Сирии, которые имеют полное право обеспечивать свой суверенитет, изгонять и ликвидировать террористическую угрозу на своей территории. В этом сейчас главная проблема, которая связана с Идлибом. В этом районе, в этой зоне деэскалации, как она объявлена, должно быть размежевание вооруженной оппозиции, готовой к диалогу с Правительством САР, от террористов «Джабхат ан-Нусры» и прочих организаций, которые признаны террористическими СБ ООН. Террористы такому размежеванию противятся, они хотят использовать мирных граждан в качестве живого щита, что само по себе является военным преступлением, это тоже не надо забывать. Финансовыми и иными средствами, в том числе запугиванием, они пытаются не допустить того, чтобы вооруженные формирования, которые не входят в «Джабхат ан-Нусру» и различные модификации этой террористической структуры, выходили из этого района. Они даже заставляют их с собой сотрудничать, как я уже говорил, методом запугивания и просто методом уничтожения тех, кто пытается высказывать идеи о диалоге с Правительством САР.

Я думаю, что все помнят, как вчера в ходе переговоров с Министром иностранных дел и по делам соотечественников за рубежом САР В.Муаллемом на пресс-конференции мы рассказывали о том, что происходит. Мы это делали и за несколько дней до этого на пресс-конференции с Министром иностранных дел Турции М.Чавушоглу. Во всех своих комментариях и практических шагах в отношении зоны деэскалации в Идлибе мы всячески подчеркивали необходимость минимизировать риски для гражданского населения. Вчера В.Муаллем в очередной раз подчеркнул, что Правительство Сирии предпринимает усилия по так называемым «локальным замирениям» в зоне Идлиба, чтобы достигнуть договоренности с теми населенными пунктами, кварталами городов, где к этому готовы муниципальные власти или те, кто контролируют ту или иную территорию. Также идут переговоры о создании гуманитарных коридоров. Все это указывает на то, какие предосторожности предпринимаются, чтобы не допустить проблем для мирных граждан, в отношении которых боевики из «Джабхат ан-Нусры» не церемонятся.

Мы будем вас информировать по мере того, как будут продвигаться эти усилия, которые мы активно поддерживаем, а также по мере того, как будет развиваться наш диалог с Правительством САР и Турцией, в известной степени имеющей влияние на зону деэскалации в Идлибе после размещения там двенадцати наблюдательных пунктов в соответствии с договоренностями в «Астанинском формате». У нас нет никаких планов скрывать то, что мы делаем в поддержку сирийского правительства, которое освобождает свою землю от террористов, создает условия для того, чтобы граждане Сирии поскорее могли вернуться к своим очагам и просто жить обычной, нормальной человеческой жизнью.

Вопрос: Обращает на себя внимание то, как бурно реагирует западная пресса на вчерашнее объявление об учениях российских ВМФ и ВКС в Средиземном море, запланированных на начало сентября…

С.В.Лавров: Что касается маневров ВМФ России в Средиземном море, то такие маневры — это нормальная вещь. Любое государство имеет право проводить маневры в соответствии с международным правом либо на своей территории, либо на территории других государств по согласованию с ними, либо в открытом море, что полностью соответствует всем международным нормам.

Насчет того, почему такая бурная реакция на Западе, я не знаю. Думаю, это лучше спросить у тех, кто пытается устраивать такую «бурю в стакане воды». Допускаю, что все это идет в русле той самой «страшилки», которую сейчас распространяют по всему миру, обвиняя Россию во всем без исключения, что происходит на планете. По-моему, пока нам не инкриминировали только что ответственность за землетрясения и цунами.

В Черном море, непосредственно у наших берегов, страны НАТО регулярно участвуют в маневрах. Масштабы их нарастают. Причем легенда, которая закладывается в основу таких военно-морских игр, очевидно агрессивная. Репетируется, в том числе, и высадка десанта на черноморском побережье. Дальше делайте выводы сами, к чему они готовятся, как они хотят выстраивать отношения с Российской Федерацией. Причем Средиземное море достаточно далеко от тех столиц, где поднимают самый большой шум по поводу нашего там присутствия. А Черное море прямо на границе Российской Федерации.

Вопрос: Вчера спецпосланник Генсекретаря ООН по Сирии С. де Мистура напомнил всем о риске использования химоружия и наличии большего количества мирных жителей в зоне, контролируемой боевиками. Как Вы можете это прокомментировать?

С.В.Лавров: Если оставаться на почве объективных фактов, я все-таки говорил бы не о риске использования химического оружия, а о риске провокации с использованием химического оружия с целью обвинить в этом затем сирийское правительство. Что такая провокация готовится, сомнений нет. Мы предъявили конкретные факты, которые получены из разных источников, и в ООН, и в Гааге, где находится штаб-квартира ОЗХО. Эти факты совпадают. Надо предпринимать усилия, чтобы международные организации ощутили свою ответственность за планируемые провокации и возвысили голос против подобных попыток. Не надо никого убеждать в том, что все это реально, потому что такие инсценировки за последние два года уже были не раз. Ни в одном случае, когда они были устроены, западные коллеги не пускали инспекторов ОЗХО на место инцидента, чтобы собрать необходимые пробы в соответствии с процедурами, которые установлены КЗХО. Все расследования велись дистанционно. Международными сотрудниками ОЗХО – инспекторами – грубо, откровенно и бесцеремонно манипулировали, запугивали их, использовали методы шантажа. Подобное поведение западных стран в отношении международной организации неприемлемо.

Подавляющее большинство государств думает точно так же. Когда в июне западные коллеги пытались протащить решение, чтобы Технический секретариат ОЗХО был наделен полномочиями, по сути дела, СБ ООН и сам определял кто прав, а кто виноват в том или ином инциденте, эта идея не набрала даже половины голосов стран-участниц КЗХО. Если они дальше будут продвигать эту идею, она рискует развалить режим нераспространения химического оружия, подорвать саму Конвенцию. Еще раз говорю, что представители ООН должны очень осторожно комментировать эту ситуацию и избегать заявлений, которые могут быть истолкованы организаторами этих провокаций как поддержка своих планов.

По поводу большого количества мирных жителей в зоне, которую контролируют боевики, я уже говорил. Упоминал меры, предпринимаемые, чтобы минимизировать любые риски в отношении мирных граждан – гуманитарные коридоры, «локальные замирения». Между прочим, такие же шумные озабоченности высказывались, когда планировалось освобождение Алеппо и Восточной Гуты. И в том, и в другом случае создавались гуманитарные коридоры. Операции по подавлению террористов предшествовала серия «локальных замирений». Кстати, сразу же после освобождения этих территорий, да и других территорий, в освобождении которых российская сторона помогала сирийской правительственной армии, организовывались мероприятия по разминированию и воссозданию элементарных объектов жизнеобеспечения населения. Очень быстро и в Алеппо, и в Восточную Гуту стали возвращаться мирные граждане. Счет идет на сотни тысяч. Подавляющее большинство уже смогло вернуться.

На этом фоне почему-то никто не вспоминает про то, как брали Ракку, что делали силы американской коалиции. Там не было никаких разговоров о гуманитарных коридорах и «локальных замирениях». Ее просто сразу сравняли с землей и бросили. Никто не пытался заниматься ни разминированием, ни даже убирать трупы. Там была жуткая гуманитарная катастрофа. Только через несколько месяцев после того, как многие члены международного сообщества пристыдили коалицию за то, как она обошлась с Раккой и ее жителями, стали потихоньку налаживаться какие-то работы по очистке города. Только совсем недавно жители стали туда возвращаться, причем не в очень больших количествах. Еще раз подчеркну, что мы за то, чтобы все усилия, в рамках которых стремятся урегулировать кризис, были направлены на выполнение резолюции 2254 СБ ООН, предполагающей помощь международного сообщества в том, чтобы создать условия для самих сирийцев договориться, как они будут дальше жить в своей стране. Чтобы все мы действовали именно в этом направлении, помогая сирийцам, а не пытаясь использовать их как «пешку» в шахматной игре с односторонними геополитическими целями, призываю всех следовать логике коллективной ответственности за урегулирование международных кризисов и конфликтов.

Россия. Эритрея > Внешэкономсвязи, политика > mid.ru, 31 августа 2018 > № 2720274 Сергей Лавров


Россия. Саудовская Аравия > Внешэкономсвязи, политика > mid.ru, 29 августа 2018 > № 2720278 Сергей Лавров

Выступление и ответы на вопросы СМИ Министра иностранных дел России С.В.Лаврова в ходе совместной пресс-конференции по итогам переговоров с Министром иностранных дел Саудовской Аравии Аделем Аль-Джубейром, Москва, 29 августа 2018 года

Мы провели очень полезные переговоры с моим коллегой Министром иностранных дел Саудовской Аравии Аделем Аль-Джубейром, которые были конструктивными и весьма насыщенными.

Договорились наращивать наши связи по всем направлениям в соответствии с теми договоренностями, которые были достигнуты между нашими лидерами в ходе визита в Российскую Федерацию Короля Саудовской Аравии Сальмана Бен Абдель Азиза Аль Сауда в октябре прошлого года.

Приветствовали уверенный рост товарооборота, который удвоился в прошлом году и в первые четыре месяца этого года показал рост более чем на 70 %. В рамках эффективно и системно работающей Совместной межправительственной Российско-Саудовской комиссии по торгово-экономическому и научно-техническому сотрудничеству функционируют рабочие группы, которые разрабатывают перспективные проекты в инвестиционной, промышленной, сельскохозяйственной и в других областях.

Целый ряд проектов почти на 2 млрд.долл.США уже реализуется между Российским фондом прямых инвестиций и Публичным инвестиционным фондом Саудовской Аравии.

Наши углеводородные компании активно сотрудничают. Уже установлены связи между «Сауди Арамко», ПАО «НОВАТЭК», ПАО «Газпром», ПАО «Газпромнефть» и ПАО «Сибур», активно прорабатываются перспективные контакты по линии ПАО «НК «Роснефть».

Высоко оценили тесную координацию действий наших стран и компаний на мировом рынке углеводородов, которая направлена на обеспечение баланса между спросом и предложением, и на поддержание взаимоприемлемых для производителей и потребителей цен на энергоносители.

У нас успешно развиваются культурные и гуманитарные связи. В июне в саудовском городе Дахране с большим успехом прошли концерты Симфонического оркестра Мариинского театра под управлением В.А.Гергиева. Осенью в Королевстве планируется Неделя российской культуры, в рамках которой мы договорились организовать выставку архивных документов.

В очередной раз выразили признательность нашим саудовским друзьям за неизменную помощь российским паломникам, которые совсем недавно совершили хадж к святым местам ислама в Мекке и Медине.

Обменялись мнениями по ключевым международным проблемам с приоритетным вниманием к региону Ближнего Востока и Северной Африки. Мы едины в том, что сохраняющийся конфликтный потенциал в этом стратегически важном регионе оказывает самое негативное влияние не только на региональную, но и в целом на глобальную безопасность и стабильность.

Наши страны полны решимости бескомпромиссно бороться с терроризмом во всех его проявлениях, уделяя особое внимание искоренению террористической и экстремистской идеологии. Под этим углом зрения мы рассмотрели ситуацию в различных странах региона, которые охвачены кризисами. Прежде всего это касается Сирии, где необходимо полностью и последовательно выполнять резолюцию 2254 СБ ООН при сохранении территориальной целостности Сирии. Мы обменялись мнениями по ситуации, которая складывается вокруг зоны деэскалации в Идлибе, при понимании необходимости отмежевать вооруженную оппозицию, которая заинтересована в присоединении к политическому процессу, от террористов «Джабхат ан-Нусры» и им подобных. У России и Саудовской Аравии существуют общие подходы к формированию Конституционного комитета, началу политических переговоров между Правительством и оппозицией при участии представителей гражданского общества. Особенно признательны нашим саудовским друзьям за ту роль, которую они сыграли в объединении сирийской оппозиции с обеспечением участия в ней, в том числе представителей «московской» и «каирской» группы.

Мы также ознакомили наших коллег с теми усилиями, которые сейчас предпринимает Российская Федерация в контакте с соответствующими странами региона для того, чтобы обеспечить необходимые условия для возвращения беженцев и внутренне перемещенных лиц в места их постоянного проживания в Сирии.

Призываем ООН и все ее специализированные учреждения играть более активную роль в создании условий для такого возвращения беженцев и перемещенных лиц, включая модернизацию и восстановление социально-экономической инфраструктуры.

Вместе с Саудовской Аравией выступаем за скорейшее урегулирование конфликтов в Йемене и Ливии с опорой на посреднические усилия, которые предпринимают специальные представители ООН в этих странах.

Обменялись мнениями о ситуации, которая складывается вокруг Совместного всеобъемлющего плана действий (СВПД) по иранской ядерной программе. Мы заинтересованы в том, чтобы эта ситуация разрешилась политическими и дипломатическими методами, и чтобы в районе Персидского залива продвигались меры доверия – в русле той инициативы, которую Российская Федерация выдвинула уже достаточно давно – в форме концепции по обеспечению безопасности в этом районе.

Мы подтвердили, что Президент Российской Федерации В.В.Путин помнит о приглашении, которое Король Саудовской Аравии Сальман Бен Абдель Азиз Аль Сауд передал ему в ходе визита в Российскую Федерацию в октябре 2017 года. Договорились, что конкретные сроки и другие детали этого визита будут дополнительно согласованы по дипломатическим каналам.

Считаю, что наши переговоры сегодня будут способствовать дальнейшему расширению разнопланового российско-саудовского взаимодействия. Благодарю наших саудовских друзей за сегодняшнюю совместную работу.

Вопрос: Глава оборонного ведомства США Дж.Мэттис заявил, что Госдепартамент активно работает с российской стороной с целью не допустить применения химического оружия в сирийском Идлибе. Заявление было сделано в контексте обвинений в адрес Дамаска в подготовке химической атаки. Россия утверждает обратное, раскрывая планы террористов относительно готовящейся провокации. Есть ли контакты между Министерством иностранных дел России и Госдепартаментом США по этому вопросу и насколько они эффективны?

С.В.Лавров: Относительно предупреждений, которые звучат из западных столиц – Вашингтона, Лондона, Парижа – о том, что им якобы известно о подготовке Правительством САР химической атаки в Идлибе и о том, что в случае применения химического оружия, они нанесут сокрушительные удары по позициям сирийской армии, скажу, что мы уже неоднократно излагали нашу позицию. Официальный представитель Министерства иностранных дел М.В.Захарова делала это на регулярных брифингах. Вчера на Совете Безопасности ООН соответствующие позиции были изложены нашим Постоянным представителем В.А.Небензей на основе конкретных фактов.

Такие ситуации случались и в прошлом: имею в виду события 2017 г. в Хан-Шейхуне, и 2018 г. в Восточной Гуте – и те, и другие происходили в апреле. Тогда тоже обвинялось сирийское правительство, но цену этим обвинениям мы хорошо знаем. Например, когда в апреле 2017 г. в Хан-Шейхуне мы настаивали на том, чтобы инспекторы ОЗХО посетили место инцидента, наши западные коллеги, прежде всего, эта тройка, которая сейчас грозит Дамаску новыми ударами, заблокировала направление инспекторов для того, чтобы собрать пробы веществ на месте инцидента. Любому грамотному человеку было очевидно, что все это инсценировка. Видимо, наши западные коллеги не хотели, чтобы вся эта очевидность стала еще более кричащей.

Когда уже в апреле 2018 г., в Восточной Гуте, состоялась очередная инсценировка, мы все-таки преодолели сопротивление наших западных коллег и настояли на том, чтобы инспекторы ОЗХО выехали для сбора проб на месте. Когда инспекторы были в нескольких часах езды от места происшествия, США, Великобритания и Франция нанесли ракетные удары.

Я думаю, вся надуманность этой ситуации понятна, когда обвинения выдвигались, а независимым инспекторам не дали провести необходимое расследование. Кстати, тогда официальный представитель Франции торжественно заявил, что после этих ударов в апреле 2018 г. сохранявшиеся незадекларированные запасы химического оружия в Сирии были полностью уничтожены. Сейчас, когда американцы начинают нагнетать страсти вокруг Идлиба, и вновь грозятся Правительству САР «карами», если оно применит химическое оружие, мы у них спросили, откуда у Сирии химическое оружие, если вы с французами и англичанами в прошлом году все уничтожили. Американцы нам ответили, что это сказали французы, а они так не говорили. Здесь какие-то дополнительные пояснения излишни.

Что касается наших контактов с американцами по этому вопросу, то они ведутся. Эту тему затрагивал Госсекретарь США М.Помпео, когда он звонил мне по телефону несколько дней назад. Эту же тему поднимал советник Президента США Дж.Болтон на встрече с Секретарем Совета безопасности России Н.П.Патрушевым в Женеве. Для обсуждения в том числе и этого вопроса используется канал и между военными. Итог всех этих разговоров на данную тему один – мы приводим все больше фактов, которые подтверждают готовящуюся постановку – применение Правительством Сирии химического оружия. Наши партнеры заявляют, что это неправда, но ни одного факта в обоснование своей позиции привести не могут.

Вообще создается впечатление, что данную тему и угрозы, которые выдвигаются в этой связи в адрес Правительства САР, используют с единственной целью – не дать выгнать террористов из зоны деэскалации Идлиб. Наверное, за этим скрывается желание, которое просматривается уже не первый год в позиции США. Это началось еще с Администрации Б.Обамы, когда американцы всеми правдами и неправдами хотели вывести «Джабхат ан-Нусру» из-под ударов, рассчитывая использовать ее в борьбе против, как они говорят, «режима».

Уже не первый раз США при самых разных администрациях ставят задачу смены неугодных им режимов выше общих целей искоренения терроризма и экстремизма. Так было в Ираке, Ливии, так пытаются сделать и в Сирии, хотя правильно было бы сказать «пытались это сделать», но у них не получилось. Мы считаем такие эгоистичные, односторонние геополитические игры контрпродуктивными. Выступаем за то, чтобы все проблемы в этом регионе и в других регионах мира решались коллективно. Мы открыты к взаимодействию с США, другими западными странами и странами региона в урегулировании всех имеющихся здесь проблем, будь то Сирия, Ливия, Ирак, при этом не забывая и проблему Палестины, которая не решается десятилетиями и от рассмотрения которой в коллективном формате, в частности, в рамках «квартета» международных посредников США последовательно уклоняются. Это печально и не помогает делу.

Вопрос: Можно ли ожидать, что перед началом военной операции в Идлибе российская сторона значительно усилит контакты по дипломатическим каналам с Турцией?

С.В.Лавров: Мы проводим максимально интенсивные контакты со всеми участниками процесса из числа сирийских сторон, внешних игроков. Конечно, особенно активно мы работаем в рамках Астанинского формата. Если говорить конкретно о зоне Идлиб, то объективно здесь мы работаем в основном с нашими турецкими коллегами наряду с Правительством Сирии. Эта тема обсуждалась между Москвой и Анкарой за последние пару месяцев, наверное, с десяток раз. Несколько дней назад, как Вы знаете, в Москве прошли российско-турецкие переговоры между министрами иностранных дел, министрами обороны с участием представителей спецслужб. В ходе этих переговоров Идлибу по понятным причинам было уделено главное внимание. Это последний крупный очаг террористов, которые пытаются спекулировать на статусе зоны деэскалации, держать в заложниках в качестве живых щитов гражданское население и «подминать» под себя вооруженные формирования, готовые к переговорам с правительством. Со всех точек зрения этот «гнойник» необходимо ликвидировать. Политическое понимание по данному вопросу между Москвой и Анкарой существует. Необходимо срочно отмежевать нормальных вооруженных оппозиционеров от бандитов из «Джабхат ан-Нусры» и одновременно подготовить операцию против этих террористов, сделав все, чтобы минимизировать риски для гражданского населения. Как перевести это политическое согласие на язык практических действий, об этом говорят военные России и Турции, владеющие ситуацией «на земле». Очень надеюсь, возвращаясь к теме спекуляций по поводу якобы планируемых Правительством САР химических атак, что западные партнеры, активно «разогревающие» эту тему, не станут потакать провокациям, инсценировкам, которые явно готовятся, и не будут препятствовать антитеррористической операции в этой зоне деэскалации против «Джабхат ан-Нусры», определенной и в ООН, и в США в качестве террористической организации. Очень надеюсь, что наши западные партнеры будут полностью выполнять свои обязательства по борьбе с терроризмом.

Вопрос: Учитывая, что украинские власти намерены разорвать с Россией Договор о дружбе, как это скажется на двусторонних отношениях?

Закрылось Представительство Украины при СНГ. Означает ли это выход страны из Содружества при том, что Украина продолжает участвовать в некоторых договорах в рамках СНГ?

С.В.Лавров: Не хотел бы комментировать очередные намерения украинской стороны, потому что их высказывается слишком много. Было намерение разорвать дипломатические отношения, прекратить транспортное сообщение с Российской Федерацией. Давайте дождемся, когда какое-то дело будет сделано, когда какое-то из этих намерений будет материализовываться.

Думаю, что чем ближе к украинским выборам в марте следующего года, тем больше намерений будет звучать в публичном пространстве.

Что касается СНГ, как я понимаю, это действительно уже факт, а не намерение. Закрыто Представительство Украины при СНГ. Но Украина по большому счету никогда полноценно не состояла в СНГ, потому что не присоединилась к Уставу Содружества.

Что касается договоров и соглашений, то в СНГ есть международно-правовые документы, для участия в которых необязательно быть полноценным членом Содружества. На таких основаниях в частности Грузия продолжает участвовать в целом ряде договоров СНГ, хотя официально, в юридическом смысле вышла из Содружества. Могу вас заверить, при всей русофобской заряженности нынешнего украинского руководства, если здравый смысл будет пробивать себе дорогу и украинские коллеги будут проявлять интерес к сохранению взаимодействия по тем или иным направлениям на пространстве СНГ со своими соседями, мы, конечно, не будем возражать.

Россия. Саудовская Аравия > Внешэкономсвязи, политика > mid.ru, 29 августа 2018 > № 2720278 Сергей Лавров


Россия. Турция > Внешэкономсвязи, политика > mid.ru, 24 августа 2018 > № 2720280 Сергей Лавров

Выступление и ответы на вопросы СМИ Министра иностранных дел России С.В.Лаврова в ходе совместной пресс-конференции по итогам переговоров с Министром иностранных дел Турецкой Республики М.Чавушоглу, Москва, 24 августа 2018 года

Мы провели очень полезные предметные переговоры, которые стали продолжением наших недавних встреч – 14 августа я был приглашен на совещание послов и постоянных представителей Турции, и 2 августа в Сингапуре – «на полях» министерских мероприятий по линии АСЕАН. Такие регулярные контакты позволяют нам не только «сверять часы» по всему комплексу вопросов двусторонней и глобальной повестки дня, но и оперативно решать возникающие вопросы.

Констатировали сегодня обоюдную заинтересованность в дальнейшем углублении двусторонних связей. Постоянный импульс нашей работе придает насыщенный и доверительный диалог между Президентом Российской Федерации В.В.Путиным и Президентом Турецкой Республики Р.Т.Эрдоганом. Только в 2017-2018 гг. они провели девять полномасштабных встреч. У нас плотные контакты по линии оборонных ведомств, о чем свидетельствует сегодняшний визит в Москву Министра национальной обороны Турецкой Республики, которой проходит параллельно с нашими переговорами.

Положительно оценили взаимодействие по парламентской и общественно-политической линии. На прошлой неделе Турцию посетил Председатель Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации В.В.Володин, принявший участие в шестом съезде Партии справедливости и развития по приглашению Президента Турции Р.Т.Эрдогана.

Анкара – один из наших ключевых торгово-экономических партнеров. Мы наблюдаем устойчивый рост товарооборота, который по итогам прошлого года увеличился на 40,5 %, превысив 22 млрд.долл.США.

У нас общая позитивная оценка реализации совместных инициатив, прежде всего в сфере энергетики. Имею в виду «Турецкий поток», который имеет стратегически важное значение как для наших стран, так и для энергобезопасности Европы в целом, а также начавшуюся реализацию проекта строительства первого реакторного блока АЭС «Аккую», сооружаемого в Турции российскими специалистами.

Отмечаем востребованность наращивания практической кооперации и в других областях, в том числе в металлургии, автомобилестроении, сельском хозяйстве, банковской сфере, военно-техническом сотрудничестве. Договорились энергично работать над устранением остающихся барьеров в двусторонней торговле.

Рассмотрели вопросы, связанные с подготовкой к проведению в 2019 г. «перекрестного» Года культуры и туризма России и Турции. Это станет значительным вкладом в укрепление нашего гуманитарного сотрудничества.

Растет поток российских туристов. В прошлом году Турцию посетили 4,7 млн. россиян, что превысило рекордные показатели 2014 года. В этом году планируется выход этой цифры за 5 млн. человек.

Со своей стороны, подтвердили готовность России к переговорам об упрощении на взаимной основе режима поездок для отдельных категорий турецких граждан. В самое ближайшее время будем этим заниматься. Договорились сформировать механизм для консультаций по выработке договоренностей на эту тему.

Обсудили международные проблемы. Главное внимание уделили ситуации в Сирии. Рассмотрели ход договоренностей, которые достигаются в рамках «астанинского формата» на высшем и высоком уровнях, на уровне экспертов. Рассмотрели ход выполнения решений Конгресса сирийского национального диалога, который состоялся в Сочи, в том, что касается скорейшего формирования Конституционного комитета. Эта работа идет. Сегодня мы обсудили задачи ее скорейшего завершения. Россия и Турция, безусловно, заинтересованы во взаимодействии в том, что касается создания условий для безопасного и достойного возвращения на родину сирийских граждан. Мы будем прилагать совместные усилия с тем, чтобы эти процессы помогали стабилизировать обстановку и решать вопросы, необходимые для начала политического процесса. В наших общих планах прилагать совместные усилия в целях окончательного искоренения террористов на сирийской земле, установления прочного мира и стабильности в Сирии.

Мы продолжим наши сегодняшние переговоры за рабочим завтраком. Обсудим другие международные темы, по которым также весьма тесно сотрудничаем с Турцией, имею в виду, Закавказье, Центральную Азию, Черноморский регион, Украину, а также Западные Балканы, где Россия и Турция могут вполне оказать позитивное стабилизирующее воздействие на развитие ситуации.

Я благодарю своего коллегу Министра иностранных дел Турции М.Чавушоглу за сотрудничество.

Вопрос: Когда можно будет увидеть конкретные договоренности по облегчению визового режима для граждан Турции, въезжающих в Россию?

С.В.Лавров: Мы работаем, но многие наши эксперты находятся в отпуске. Мы договорились, что сразу, после того, как закончатся каникулы, мы поручим им собраться и рассмотреть ближайшие шаги, по которым достаточно несложно достичь договоренности. Например, водители грузовиков, которые совершают международные перевозки, испытывают неудобства. Еще в 2017 г. мы предложили отказаться от визовых требований для этой категории наших граждан России и Турции на взаимной основе. Так что мы можем это очень быстро сделать.

Еще одна категория, которая интересует наших турецких друзей, это т.н. специальные паспорта. Наряду со служебными паспортами, которые есть в России и Турции, специальные паспорта – это особая категория, которая присутствует только в турецкой государственной системе. В прошлом месяце мы уведомили нотой наших коллег, что готовы рассматривать возможность отказа от визовых требований для обладателей служебных паспортов и специфической турецкой категории специальных паспортов. Я надеюсь, в ближайшее время вы услышите по этому поводу новости.

Вопрос: Как Вам видится ситуация в Идлибе? Какое там будет принято решение?

С.В.Лавров: Могу только подтвердить то, что мы уже сказали с моим другом М.Чавушоглу. Мы сейчас рассматриваем эту ситуацию. Конечно, она многогранная. Там есть много гражданских лиц, есть вооруженная оппозиция, которая заинтересована в участии в процессах урегулирования. Есть несколько десятков тысяч боевиков т.н. «Хейат Тахрир аш-Шам», бывшей «Джабхат ан-Нусры», которые пытаются контролировать всю эту территорию и препятствуют усилиям, в частности, предпринимаемым Турцией по размежеванию здоровой оппозиции от террористических структур. Эти вопросы обсуждаются между внешнеполитическими ведомствами. Мы сегодня уделили им немало времени. Они обсуждаются и между нашими военными (сейчас в Москве находится Министр национальной обороны Турции Х.Акар), а также по линии специальных служб. Сегодня мы еще не завершили эту работу. У нас состоятся дополнительные встречи с участием всех коллег, поэтому чуть попозже мы сможем дать какую-то информацию.

Вопрос: Насколько верна информация относительно наличия разногласий между Анкарой и Москвой по спискам оппозиции в Конституционной комиссии?

С.В.Лавров: Что касается слухов по поводу того, что при формировании Конституционной комиссии, чем занимается спецпосланник Генсекретаря ООН по Сирии С.де Мистура, возникли разногласия между Москвой и Анкарой по поводу списков оппозиции, то это по определению неправда, потому что Россия не занималась формированием списков оппозиции. Эту работу координировала Турция. У нас не возникло никаких вопросов с тем списком, который оппозиция представила С.де Мистуре.

Вопрос: Есть ли конкретная дата предстоящего в Тегеране саммита Россия-Турция-Иран? Есть ли сейчас намерение расширить Астанинский формат с учетом того, что стоит уже не только задача деэскалации, но и восстановления Сирии?

С.В.Лавров: Дата встречи лидеров есть. Ее скоро объявят. Это прерогатива протокольной и пресс-службы президентов.

Что касается повестки дня, которая будет рассматриваться на очередной встрече в верхах президентов России, Турции и Ирана, то, наверняка, это будет весь комплекс вопросов. Проблемы деэскалации сейчас решаются, и мы комментировали ситуацию в Идлибе. Она действительно многослойная, очень непростая. Но когда создавалась зона деэскалации в Идлибе, никто не предлагал использовать ее для того, чтобы в ней террористы, прежде всего из «Джабхат ан-Нусры», прикрывались гражданским населением как живым щитом. Тем более что они не просто там отсиживаются. Оттуда постоянно осуществляются набеги, обстрелы позиций сирийской армии. Несколько десятков беспилотников (около 50), которые запускались из этой зоны с целью атаковать российскую военную базу в Хмеймиме, были сбиты. Мы сегодня очень подробно об этом говорили. Нужно делать все, чтобы это размежевание состоялось, и чтобы минимизировать какие-либо риски для мирных граждан. Уверен, что президенты будут подробно говорить на эту тему.

Что касается расширения Астанинского формата, не думаю, что это сейчас актуальная вещь. Есть множество возможностей сотрудничать без каких-либо формализованных изменений в том, что касается гибкого процесса Астаны, Сочи. Например, есть «малая группа» по Сирии, куда входят три западные, четыре арабские страны ближневосточного региона. Президент Франции Э.Макрон неоднократно предлагал налаживать контакты между Астанинским процессом и этой группой. Мы к этому готовы. Разумеется, нужно понимать, какие цели мы все преследуем. Если такие контакты будут осуществляться на базе принципов, одобренных СБ ООН в резолюции 2254, думаю, это будет очень полезный процесс. Не забудем, что есть еще международная группа поддержки Сирии, в которой участвуют около 30 стран (практически все, кто так или иначе может влиять на обстановку, участвовать в содействии восстановлению инфраструктуры, социальной сферы, экономики Сирии). Так что недостатка в форматах нет. Самое главное опираться на согласованные принципы сирийского урегулирования, которые заключены в резолюции 2254 СБ ООН. Тройка стран-гарантов действует именно таким образом. Думаю, поэтому у нас получается достигать результатов. Уверен, что так будет и дальше.

Россия. Турция > Внешэкономсвязи, политика > mid.ru, 24 августа 2018 > № 2720280 Сергей Лавров


Россия. Сербия > Внешэкономсвязи, политика > mid.ru, 21 августа 2018 > № 2720281 Сергей Лавров

Выступление и ответы на вопросы СМИ Министра иностранных дел России С.В.Лаврова в ходе совместной пресс-конференции по итогам переговоров с Министром иностранных дел Сербии И.Дачичем, Сочи, 21 августа 2018 года

Уважаемые дамы и господа,

Мы провели первую часть наших переговоров, продолжим за рабочим завтраком.

Подтвердили настрой на всемерное укрепление стратегического партнерства, как об этом договаривались Президент России В.В.Путин и Президент Сербии А.Вучич, в том числе в рамках их переговоров на праздновании годовщины Победы 8-9 мая этого года. Тогда, в ходе визита Президент Сербии А.Вучич пригласил Президента России В.В.Путина посетить Сербию и эта встреча сейчас активно готовится.

У нас очень интенсивные контакты по линии внешнеполитических ведомств. Я был в Белграде в феврале этого года, где мы отмечали 180-летие со дня установления дипломатических отношений. Министр иностранных дел Сербии И.Дачич был в Москве в июне, а теперь мы встречаемся в Сочи.

У нас очень хорошие связи между парламентами. В октябре состоится уже третье заседание Комиссии по сотрудничеству между Государственной Думой Федерального Собрания Российской Федерации и Скупщиной Сербии.

Наше экономическое взаимодействие весьма быстро развивается и расширяется. В прошлом году товарооборот достиг 2 млрд.долл.США, увеличившись на 23%. Первые месяцы этого года также показывают устойчивый рост. Готовится очередное заседание Межправительственного комитета по торговле, экономическому и научно-техническому сотрудничеству, в котором Министр иностранных дел Сербии И.Дачич сопредседательствует вместе с Заместителем Председателя Правительства Российской Федерации Ю.И.Борисовым.

Активно идут консультации между Сербией и Евразийской экономической комиссией по вопросам подготовки соглашения о либерализации торговли. Устойчивы связи по военной и военно-технической линии и наши гуманитарные контакты. Мы, конечно, тесно сотрудничаем по внешнеполитическим делам.

Сегодня обменялись мнениями о ситуации на Балканах, уделив главное внимание Косово. Россия неизменно выступает за полное неукоснительное выполнение резолюции 1244 СБ ООН. Поддерживаем те действия, которые предпринимает Белград с тем, чтобы добиться выполнения этого важнейшего международного документа.

Отмечаем конструктивную позицию Белграда на переговорах с Приштиной при посредничестве Европейского союза. Однако о той позиции, которую занимают косовские албанцы, такого сказать нельзя. Они не выполняют те договорённости, которые уже были достигнуты, многие годы. Считаем, что Европейский союз должен в полной мере осознать свою ответственность за такое положение дел и добиваться выполнения того, о чем было условлено. Также призываем Силы для Косово (СДК) и Миссию ЕС в области верховенства закона в Косово (МОВЗ) не допускать проявления насилия и вандализма в Косово, в том числе в отношении сербов и религиозных объектов.

В целом у нас с Сербией единая позиция относительно необходимости избегать на Балканах каких-либо действий, которые будут передвигать сюда разделительные линии, и которые здесь будут продолжать политику по принципу «свой – чужой», «с нами или против нас».

Я, конечно же, уверен, что устойчивое, надежное и безопасное будущее Балкан можно обеспечить в рамках равноправного общеевропейского сотрудничества, в пользу чего неизменно выступают Россия и Сербия. Будем продвигать эти подходы и далее в рамках ООН, ОБСЕ, Совета Европы и на других многосторонних площадках.

Вопрос: Президент США Д.Трамп заявил о возможности пересмотра санкций в отношении России, если Москва будет взаимодействовать с Вашингтоном по Сирии и Украине. Как Вы оцениваете эти заявления? Ведутся ли такие контакты? На каком уровне?

Глава МИД Великобритании Дж.Хант призвал европейских партнеров также ввести санкции в отношении России из-за инцидента в Солсбери. Не могли бы Вы это прокомментировать?

С.В.Лавров: Наши контакты с США ведутся по многим вопросам, в том числе по Сирии и Украине. По Сирии более интенсивно. По Украине, как вы знаете, идет диалог в рамках формата Сурков-Волкер. Они обмениваются оценками ситуации и, как я понимаю, планируют новую встречу в обозримом будущем. Они как-то раз встречались в Белграде.

Проблемы с сирийским и украинским урегулированием упираются совсем не в позицию Российской Федерации, а в нежелание определенных кругов в Сирии и вокруг нее выполнять резолюцию 2254 СБ ООН, а в отношении Украины – в неспособности украинского руководства выполнить свои обязательства по Минским договорённостям. Всем понятно, что санкции в отношении России введены не из-за Сирии, Украины, Крыма или чего бы то ни было еще, а из-за желания использовать методы недобросовестной конкуренции, продвигать абсолютно бесперспективную политику сдерживания Российской Федерации. Как говорил Президент России В.В.Путин на пресс-конференции с Президентом США Д.Трампом в Хельсинки – печально, что определенные политические круги в США сделали отношения с Россией «разменной картой» во внутриполитической борьбе.

Что касается действий Великобритании, я слышал заявления нового Министра иностранных дел Соединенного Королевства Дж.Ханта, который, как я понимаю, направляется в Вашингтон. Он объявил о том, что будет убеждать Президента США Д.Трампа ужесточить санкции против России. То же самое Лондон продвигает в отношении с европейцами, требуя и от них дальнейшего ужесточения санкций, ссылаясь на инцидент в Солсбери, который до сих пор не расследован. Когда г-на Министра в Великобритании спросили, есть ли какой-то прогресс в установлении подозреваемых, он не знал, что ответить своим собственным журналистам.

У наших британских коллег достаточно высокое самомнение. Страна, которая покидает ЕС в рамках т.н. «брекзита», стремится диктовать внешнюю политику самому ЕС. А теперь, как выясняется, Лондон хочет диктовать внешнюю политику на российском направлении и Вашингтону.

Многократно предлагали нашим британским коллегам сесть за стол переговоров, положить на него все свои озабоченности и нормально разобраться в том, где мы находимся в наших отношениях. В ответ – высокомерный отказ. Наше предложение остается в силе. Ни в теме, касающейся расследования инцидента в Солсбери, ни в любом другом вопросе, который британская сторона пытается интерпретировать в антироссийской ключе, никакого «хайли лайкли» больше быть не может. Положите, пожалуйста, факты на стол.

Вопрос: Посол Афганистана в Москве заявил о том, что Россия якобы собирается использовать Движение талибов (ДТ) в борьбе с ИГИЛ. Как Вы это можете прокомментировать? Возможно ли в принципе какое-то сотрудничество с ДТ?

С.В.Лавров: Я не могу себе представить, как, даже гипотетически, Россия может использовать Движение талибов для борьбы с ИГИЛ. Боремся с ИГИЛ всеми имеющимися у нас средствами: поддерживаем Сирию в этой борьбе, оказываем содействие в оснащении армии Ирака в тех же целях и, конечно, хотим, чтобы афганский народ избавился от игиловцев.

Мы никогда не скрывали, что поддерживаем контакты с талибами - это часть афганского общества. Мы поддерживаем эти контакты, прежде всего в интересах обеспечения безопасности российских граждан, находящихся в Афганистане, российских учреждений, но также для того, чтобы побуждать талибов отказаться от вооруженной борьбы и вступить в общенациональный диалог с правительством.

Пару лет назад мы инициировали т.н. Московский формат, в рамках которого пригласили всех соседей Афганистана, ряд других стран и регионов, США и самих афганцев для того, чтобы начинать диалог при поддержке внешних игроков. В начале сентября в Москве состоится очередное заседание в Московском формате. На заседание были приглашены представители афганского руководства и Движения талибов. Первая реакция позитивная - они планируют принять участие в этой встрече. Надеюсь, она будет продуктивной.

Россия. Сербия > Внешэкономсвязи, политика > mid.ru, 21 августа 2018 > № 2720281 Сергей Лавров


Россия. Ливан > Внешэкономсвязи, политика > mid.ru, 20 августа 2018 > № 2720283 Сергей Лавров

Выступление и ответы на вопросы СМИ Министра иностранных дел России С.В.Лаврова в ходе совместной пресс-конференции по итогам переговоров с и.о. Министра иностранных дел и по делам эмигрантов Ливана Дж.Бассилем, Москва, 20 августа 2018 года

Уважаемые дамы и господа,

Мы провели переговоры с и.о. Министра иностранных дел и по делам эмигрантов Ливанской Республики Дж.Бассилем, которые прошли в традиционно дружественном ключе, были весьма содержательными и охватили сферу наших двусторонних отношений и региональную проблематику.

С учетом специфики многоконфессионального ливанского общества, Россия всегда рассматривала стабильность в этой стране как важнейший элемент региональной архитектуры. Мы последовательно выступаем в поддержку суверенитета и независимости, единства и территориальной целостности Ливана. Исходим из того, что ливанцы должны решать все вопросы национальной повестки дня самостоятельно, через диалог, проявляя взаимоуважение и готовность к компромиссам.

Приветствовали результаты состоявшихся 6 мая этого года парламентских выборов, которые долгое откладывались и стали возможными благодаря нахождению такого внутриполитического баланса, который позволил всем политическим силам страны работать в одной команде. Надеемся, что такой внутриливанский баланс будет сохранен и упрочен при формировании нового правительства страны.

В ходе обсуждения двусторонних отношений мы с обеих сторон подтвердили настрой на дальнейшее углубление взаимодействия в самых разных областях, включая политический диалог, торгово-экономическое, военное и военно-техническое сотрудничество и гуманитарные связи. Во всех этих сферах сформирована или активно формируется договорно-правовая база, согласовываются и реализуются конкретные взаимовыгодные проекты на двусторонней, а часто и на многосторонней основе. Договорились активно работать над закреплением положительной динамики российско-ливанских связей, рассматривать новые перспективные проекты, в том числе и в региональном контексте.

У России и Ливана совпадающие или весьма близкие позиции относительно проблем региональной и глобальной повестки дня. Мы едины в том, что Ливан не должен становиться объектом внешних вмешательств, «разменной монетой» в геополитических играх или заложником кризиса в Сирийской Арабской Республике и его негативных последствий, таких, например, как проблема сирийских беженцев.

Подробно обсудили перспективы укрепления нашего сотрудничества в вопросах содействия безопасному и достойному возвращению на родину граждан Сирии, которые нашли временное убежище на ливанской земле. Условия для этого уже созданы и будут продолжать улучшаться. Имею в виду, те действия, которые были приняты по итогам Конгресса сирийского национального диалога в Сочи, подтолкнувшие процесс выполнения резолюции 2254 СБ ООН.

Созданный российской стороной в Сирии Центр приема и распределения беженцев практически на ежедневной основе распространяет информацию о тех населённых пунктах, которые уже готовы принимать людей, желающих вернуться к своим очагам. Только за прошедший месяц из Ливана в Сирию вернулись около 7 тыс. беженцев. Мы продолжим наращивать совместные усилия на этом направлении.

Мы согласовали наши дальнейшие подходы к сотрудничеству в ООН и в других форматах по иным аспектам проблем, которые сохраняются на Ближнем Востоке и Севере Африки, включая иракское и палестино-израильское урегулирование и, конечно же, необходимость в полной мере сохранить роль ООН в Ливане.

По всем этим вопросам будем продолжать оставаться в тесном доверительном контакте.

Вопрос: Как Вы оцениваете роль Ливана в продвижении усилий по возвращению сирийских беженцев?

С.В.Лавров: Хотел бы подтвердить, что Ливан действительно последовательно и активно прилагает усилия по решению проблемы беженцев и делает это с самого начала сирийского конфликта. Ливан заострял эту серьезнейшую проблему на всех стадиях переговоров, которые начались с 2012 г., когда было согласовано Женевское коммюнике. Эта же тема была приоритетной для Ливана, когда по российско-американской инициативе совместно с ООН была создана международная группа поддержки Сирии. И продвигалась в рамках двух сформированных целевых подгрупп по прекращению огня и решению гуманитарных вопросов.

Ливан – небольшое государство. Как сказал мой друг Дж.Бассиль, присутствие более миллиона беженцев является очень тяжелым бременем для экономики и инфраструктуры страны. Для примера, из полумиллиона школьников, которые в прошлом учебном году посещали ливанские школы, большинство – сирийцы, а ливанских школьников – меньшинство. Очень важно, что Ливан не просто призывает к решению этой проблемы. Как только что подтвердил мой коллега, он готов участвовать в создании условий для ее решения, в том числе, как мы обсуждали в ходе переговоров, путем поощрения ливанского бизнеса и участию в проектах восстановления инфраструктуры, чтобы было больше районов, городов, куда могут возвращаться беженцы. У нас единая с Ливаном позиция, которая заключается в том, что уже созданы условия для того, чтобы беженцы начали возвращаться. Этот процесс уже начался. Мягко говоря, контрпродуктивно выдвигать искусственные требования, затрудняющие возвращение для беженцев уже сегодня к своим очагам и восстановление потенциала государства.

Вопрос: США заявляют, что рано говорить о восстановлении Сирии до того, как будет достигнуто политическое урегулирование в стране. Некоторые считают, что эти заявления отражают лишь попытки Запада препятствовать возвращению Сирии к мирной жизни. Предпринимает ли Россия шаги для принятия общего европейского решения или по линии СБ ООН для привлечения международного сообщества к восстановлению Сирии и возвращению беженцев?

С.В.Лавров: Это как раз подчеркивает то, о чем мы только что говорили: наличие искусственных попыток затормозить процесс возвращения беженцев через отказ участвовать в восстановлении инфраструктуры в Сирии. Несколько дней назад в Вашингтоне был спецпосланник Генсекретаря ООН по Сирии С.де Мистура, где он встречался с Госсекретарем США М.Помпео. По итогам их переговоров Госдепартамент США в комментарии употребил такое выражение, как «даже обсуждать преждевременно вопрос о восстановлении Сирии». Было заявлено, что сначала нужно достичь прогресса в политическом урегулировании, в т.н. «политическом переходе». Отмечу при этом, что такие условия, такие предварительные требования США выдвигают исключительно в отношении контролируемых сирийским Правительством районов, которые были освобождены от «игиловцев», «нусровцев» и прочих террористов.

В том, что касается районов, которые контролируют сотрудничающие с США и получающие от них поддержку силы оппозиции, прежде всего, на восточном берегу Евфрата, то там никаких подобных требований не выдвигается. Напротив, там идут полным ходом процессы восстановления, причем США привлекают к оплате этих восстановительных работ целый ряд своих союзников. В последнее время официальные представители Госдепартамента, сенаторы США открыто рекламировали усилия по разминированию на восточном берегу Евфрата, по восстановлению там дорог, школ, больниц, жилых и коммерческих объектов, подчеркивая тем самым, что США вносят свой вклад в восстановление Сирии, но только той части, которая занята оппозицией, причем не всегда конструктивной. На территориях, подконтрольных США и сотрудничающим с ними оппозиционерам, США создали одностороннюю зону безопасности в районе Ат-Танф, который включает в себя и лагерь беженцев «Рукбан». В этот лагерь до сих пор не пускают ооновцев, препятствуют доставке туда гуманитарной помощи, но из него боевики, включая представителей и «Джабхат ан-Нусры», периодически предпринимают налеты на освобожденные Дамаском районы в этой части Сирии, в том числе с тем, чтобы не дать беженцам из Иордании туда возвращаться. Делайте выводы сами.

Разумеется, мы привлекаем внимание СБ ООН к этой ситуации, которая абсолютно не отвечает задачам выполнения резолюции 2254 СБ ООН. Но, учитывая абсолютно деструктивную позицию США, трудно рассчитывать, что СБ ООН примет какие-то позитивные решения по этой проблеме на данном этапе. Мы будем продолжать работать со странами, которые понимают срочность предлагаемых мер по возвращению беженцев, созданию для этого необходимых условий - это и страны приема беженцев из Сирии (основные — Ливан, Иордания, Турция), и европейские государства, среди которых тоже зреет понимание необходимости конкретных шагов в этом направлении. Это подтвердилось недавней совместной российско-французской гуманитарной акцией по доставке грузов в Восточную Гуту российским самолетом из Франции, а также в ходе позавчерашних переговоров Президента Российской Федерации В.В.Путина и Канцлера ФРГ А.Меркель в Мезеберге, когда они обсудили Сирию и подробно остановились на теме беженцев.

Вопрос: В последнее время участились контакты с турецкой стороной, в частности Вы недавно посетили Анкару, на днях Министр обороны Турции Х.Акар посетил Москву, также не прекращаются телефонные переговоры между Президентом России В.В.Путиным и Президентом Турции Р.Т.Эрдоганом. Достигнут ли прогресс и понимание с турецкой стороной по вопросу разблокировки ситуации в Идлибе и возвращению сирийских беженцев?

С.В.Лавров: Мы с Турцией, как и с Ираном, в качестве стран-гарантов Астанинского процесса работаем, по сути дела, в повседневном режиме, включая телефонные контакты, личные встречи. В ближайшие дни у нас запланированы переговоры с турецкими коллегами. Обсуждается сирийское урегулирование в целом, все его аспекты. Разумеется, особенно по линии военных, на данном этапе внимание уделяется, прежде всего, реализации задач, согласованных при создании зоны деэскалации в Идлибе. Ключевой задачей сейчас является отмежевание оппозиционеров, готовых участвовать в политическом процессе, от «нусровцев», которых много в зоне Идлиба и которые пытаются ей управлять, взять на себя функции обеспечения жизнедеятельности населения. Оппозиционные вооруженные группировки, которые начинают сотрудничать с «Джабхат ан-Нусрой», должны сделать очень серьезные выводы и как можно скорее.

Когда какое-то время назад турецкие коллеги развернули в этой зоне 12 наблюдательных пунктов, ситуация слегка успокоилась, но затем «нусровцы» и иже с ними стали обстреливать из этой зоны деэскалации позиции сирийской армии, запускать беспилотники, пытаясь атаковать нашу авиабазу в Хмеймиме. Этому необходимо положить конец. На днях в Анкаре мы с Министром иностранных дел Турции М.Чавушоглу пришли к согласию, что такое отмежевание боевых отрядов, готовых сотрудничать в урегулировании кризиса, от «Джабхат ан-Нусры», является приоритетом. Надеюсь, что в ближайшие дни мы не только продолжим этот разговор, но и достигнем договорённости.

Вопрос (адресован и.о. Министра иностранных дел и по делам эмигрантов Ливана Дж.Бассилю): Как Вы оцениваете позицию Верховного комиссара ООН по делам беженцев Ф.Гранди, который выступил против содействия возвращению сирийских беженцев, назвав обстановку в Сирии «слишком опасной»?

С.В.Лавров (отвечает после Дж.Бассиля): Я добавлю пару слов, потому что это очень важная тема. Мы тоже обратили внимание на соответствующие высказывания Верховного комиссара ООН по делам беженцев Ф.Гранди. Обратились в штаб-квартиру его управления. Нам сказали, что пресса не совсем правильно интерпретировала то, что было сказано. Объяснили, что на самом деле Комиссар имел в виду следующее: пока не будет т.н. «процесса политического перехода» основные доноры, а это, прежде всего Запад, не дадут денег на восстановление инфраструктуры Сирии и в целом ее экономики. Мы изложили нашу точку зрения, что помимо западных, есть и другие доноры, и Управление Верховного комиссара по делам беженцев не должно выглядеть как «филиал» группы западных стран.

Параллельно и независимо от темы беженцев мы поинтересовались в штаб-квартире ЮНЕСКО, как они планируют реализовать давние договоренности о том, чтобы подключить потенциал этой организации к восстановлению Пальмиры. Из объяснений о том, почему ЮНЕСКО пока не может активно этим заниматься, мы поняли, что существует некое указание из штаб-квартиры ООН в Нью-Йорке. Оказалось, что Политический департамент Секретариата ООН еще в октябре прошлого года издал и распространил по всей системе ООН секретную директиву, запрещающую организациям, входящим в эту систему, участвовать в каких-либо проектах по восстановлению сирийской экономики - только гуманитарная помощь, больше ничего. Опять же было выдвинуто условие, что только после достижения прогресса в т.н. «политическом переходе» можно будет заниматься восстановлением Сирии. Я поинтересовался у Генерального секретаря ООН А.Гутерреша, почему подобные вопросы становятся предметом каких-то внутренних секретных секретариатских директив, почему о них не информирован Совет Безопасности ООН, напрямую занимающийся сирийским урегулированием, и почему подобного рода решения принимаются без открытого, объективного анализа ситуации «на земле». А.Гутерреш обещал разобраться. Надеюсь, он это сделает.

Я убежден, что все согласятся с недопустимостью попыток одной группы стран манипулировать в своих корыстных геополитических интересах секретариатами международных организаций, чьи сотрудники обязаны быть беспристрастными и независимыми. Мы видим во всех международных организациях наших партнеров. Система ООН создавалась на основе принципов Устава ООН, на основе уважения и равноправия всех государств. Я призываю наших западных партнеров вернуться к этим принципам и не пытаться использовать международные организации, как говорится, «втемную». У нас есть разногласия по Сирии и по целому ряду других вопросов, но давайте их обсуждать честно и открыто, а не пытаться решать вопросы за спиной своих партнеров по той или иной международной структуре путем влияния, уж я не знаю какими методами, на сотрудников секретариатов в соответствующих международных организациях.

Россия. Ливан > Внешэкономсвязи, политика > mid.ru, 20 августа 2018 > № 2720283 Сергей Лавров


Россия. Турция > Внешэкономсвязи, политика > mid.ru, 14 августа 2018 > № 2720286 Сергей Лавров

Выступление и ответы на вопросы СМИ Министра иностранных дел России С.В.Лаврова по итогам совещания послов и постоянных представителей Турции при международных организациях, Анкара, 14 августа 2018 года

Уважаемый господин Министр, дорогой друг,

Дамы и господа,

Прежде всего, хотел бы поблагодарить турецких друзей за предоставленную возможность выступить перед послами и постоянными представителями Турции за рубежом. Это – наглядный пример высокого уровня взаимного доверия. Наши отношения развиваются по возрастающей траектории. Постоянный импульс общим усилиям по их развитию на всех направлениях придают президенты двух стран. Они лично координируют совместную работу всех ведомств и структур, включая внешнеполитические ведомства. У нас уверенно растет товарооборот, в прошлом году он увеличился более чем на 40%. Успешно реализуются крупные проекты, включая «Турецкий поток» и строительство АЭС «Аккую» силами российских специалистов. Мы также отмечаем насыщенные гуманитарные связи, в следующем году состоится перекрестный год культуры и туризма России в Турции и Турции в России. На этом фоне мы с удовлетворением отмечаем рост турпотока из нашей страны на прекрасные турецкие курорты. В прошлом году мы опять вышли на первое место по количеству посещений россиянами Турции с целями рекреации — 5 млн. человек. В этом году, наверное, будет новый рекорд, об этом недавно сказал Президент Турции Р.Т.Эрдоган.

В сфере внешней политики Россия и Турция проводят независимый курс. Мы высоко ценим отказ партнеров присоединиться к антироссийским санкциям.

В ходе выступления перед турецкими послами и постоянными представителями поделился видением российского государства ключевых тенденций глобального развития, изложил наши принципиальные подходы к основным проблемам современности, ответил на многочисленные вопросы коллег. Разговор получился профессиональный, такой обмен мнениями абсолютно востребован сегодня, когда ситуация в мире остается тревожной. Мы находимся на переломном этапе, без преувеличения мировой истории, это этап перехода от биполярных и однополярных моделей и схем к построению полицентричного миропорядка, который формируется как объективная реальность. Мы сегодня много об этом говорили. Конечно, противодействие этим объективным тенденциям налицо — используются методы санкций, угроз, шантажа и диктата. В этих условиях ощущается, что некоторые наши западные партнеры утратили культуру дипломатии, но, надеюсь, объективная реальность все-таки заставит разум восторжествовать, и мы вернемся к тем основам, которые заложены в Уставе ООН и предполагают коллективную работу над решением глобальных проблем при уважении суверенного равенства государств и невмешательстве в их внутренние дела. Наша заинтересованность в решении многочисленных проблем опирается именно на такие принципы. Это проявляется в Сирии, где мы сегодня обсуждаем по разным каналам задачи преодоления сопротивления последних террористических групп, возвращения к мирной жизни вооруженной оппозиции, которая отвергает террористические методы, и реализации в полном объеме договоренностей по зонам деэскалации, включая зону деэскалации в Идлибе, во всем объеме этой договоренности. С аналогичных позиций поиска общих подходов и мирных решений сегодня рассмотрели и другие ситуации, в т.ч. в ближневосточном регионе, на севере Африки, в Ливии, Йемене, ситуацию на Балканах, украинское урегулирование, нагорно-карабахскую проблему и др.

Сегодня мы подтвердили выбор наших стран на наращивание стратегического партнерства по внешнеполитическим делам. Я думаю, что за рабочим завтраком мы подробнее обсудим конкретные аспекты нашего взаимодействия.

Еще раз хочу поблагодарить наших хозяев, лично М.Чавушоглу, за приглашение и прекрасное гостеприимство.

Вопрос: Есть ли у Москвы и Анкары какие-то договоренности по провинции Идлиб, учитывая, что Дамаск хочет вернуть её под свой контроль, а Анкара выступает против?

С.В.Лавров: Что касается зоны Идлиба, то в дополнение к тому, что я уже сказал во вступительном слове, замечу следующее: Идлибская зона деэскалации, как и все зоны деэскалации, создавалась на определенных условиях. Одним из непременных условий была договоренность о том, что на террористов режим прекращения огня не распространяется и что те вооруженные формирования, которые не хотят ассоциироваться с террористами, должны территориально от них отмежеваться для того, чтобы «непримиримые», прежде всего «Джабхат ан-Нусра», были уничтожены. Эта договоренность сохраняется и в Идлибе. Обстановка там сложнее, чем в других зонах. Она была с самого начала наиболее сложной, в том числе и из-за доминирования «Джабхат ан-Нусры». Там несколько десятков тысяч боевиков, в том числе по оценкам ООН. По мере развертывания в Идлибской зоне наблюдательных постов Турции, ситуация успокаивалась, но в последнее время мы ощущаем достаточно агрессивные действия прежде всего «Джабхат ан-Нусры»: обстрелы позиций сирийский войск, ежедневное направление дронов с целью обстрела российской авиационной базы Хмеймим и многие другие провокационные действия. Поэтому сирийская армия имеет полное право подавлять подобные проявления. Здесь не может быть и речи о том, что «позволит ли Россия что-то сирийской армии». Сирийская армия находится на своей земле, она воюет за свою независимость против террористов в полном соответствии с резолюцией СБ ООН 2254, а мы, в полном соответствии с международным правом, оказываем ей поддержку в этих действиях. Ключевым в рамках сирийского кризиса является хроническая неспособность, начинающаяся еще с Администрации Б.Обамы, отделить нормальные, патриотические отряды вооруженных оппозиционеров от террористов «Джабхат ан-Нусры», которые не проявляют никакой договороспособности и которые должны быть легитимной целью всех тех, кто борется с экстремизмом и терроризмом в Сирии. Сегодня мы будем об этом говорить с господином Министром. Об этом говорят и наши военные в рамках тех механизмов, которые были созданы в Астанинском формате.

Вопрос: Как Москва смотрит на политику ужесточения санкций США в отношении России, Ирана и Турции? Насколько сильно это повлияет на кризисы в регионе, особенно на координацию по сирийскому досье и стремление России найти решение по вопросу беженцев?

С.В.Лавров: Вы фактически перечислили страны-участницы Астанинского формата. Конечно, никакого прямого увязывания с сирийским кризисом мы не увидим в заявлениях, которые делает американская сторона, объявляя о санкциях против наших стран, но объективно мы ощущаем желание Запада, прежде всего, США, но не только, не позволять Астанинскому процессу достигать конкретных результатов и подавать его как не вполне успешный. Эти попытки предпринимались и раньше. Наверное, они продолжатся. То, что Россия, Турция и Иран, имеющие не всегда, а порой и далеко несовпадающие подходы к тому или иному аспекту сирийского кризиса, смогли найти в себе мудрость и готовность решать конкретные проблемы, я считаю, все это внесло коренной перелом в ситуацию в Сирии. Т.н. ИГИЛ практически разгромлен, остались отдельные разрозненные группки. Главной задачей, сейчас мы об этом уже упоминали, является «Джабхат ан-Нусра».

Не думаю, что США вводили санкции для того, чтобы каким-либо образом вывести из равновесия астанинскую «тройку», но в целом позиция Запада по ситуации с беженцами вызывает удивление - сдержанность в большинстве случаев. Была, правда, очень полезная акция с участием России и Франции по доставке гуманитарной помощи в Восточную Гуту. Но мы говорим сейчас о гораздо более масштабных задачах. Огромные территории Сирии освобождены от террористов. На них не ведутся боевые действия. Там пора восстанавливать инфраструктуру, все системы жизнеобеспечения, чтобы беженцы из Турции, Ливана, Иордании, Европы начали возвращаться в свои дома, в том числе и из Ирака. Этот процесс уже идет. Мы считаем, его нужно всячески поощрять. На этом фоне было странно услышать заявление, если оно было правильно изложено, Верховного комиссара ООН по делам беженцев Ф.Гранди о том, что, по его мнению, возвращение беженцев в Сирию сейчас преждевременно, потому что там по-прежнему опасно. Если такое заявление действительно имело место, то это недостаточная информированность, если не нечто более серьезное.

Возвращаясь к вопросу о том, как мы смотрим на политику ужесточения санкций. Мы смотрим на нее как на нелегитимную, незаконную политику, продиктованную в решающей степени стремлением доминировать везде и во всем, «заказывать музыку» в мировых делах без согласования с кем бы то ни было ради того, чтобы достигать преимуществ на мировых рынках, односторонних выгод для своего бизнеса, прибегая к протекционизму, санкциям, недобросовестной конкуренции, в том числе наказывая и своих союзников, как Вам известно. Эта политика не может быть основой для нормального диалога. Мне кажется, что она не может долго продолжаться.

Вопрос: Европейские страны недавно осудили санкции США против Турции и Ирана. Как Россия оценивает эти санкции? Есть ли возможность использовать национальную валюту в международной торговле?

С.В.Лавров: Я про санкции уже сказал: они незаконны и подрывают все принципы мировой торговли и принципы, одобренные решениями ООН, в соответствии с которыми односторонние меры экономического принуждения нелегитимны.

На счет того, как преодолевать эти противоправные барьеры и ограничения, действительно, использование национальных валют во взаимной торговле является уже несколько лет одной из задач, которую президенты России и Турции поставили в наших отношениях с Ираном. Такие же процессы уже имели место не только с Турцией и Ираном, но и с КНР, с которой мы договариваемся и уже реализуем расчеты в национальных валютах во взаимной торговле.

Я уверен, что подобное грубейшее злоупотребление ролью американского доллара в качестве мировой резервной валюты приведет к тому, что роль его будет ослабевать и падать. Все больше стран, даже не затронутых американскими санкциями, будут на всякий случай уходить от доллара и полагаться на более надежных, более договороспособных партнеров с точки зрения использования их валюты.

Вопрос: США заявили о желании обсудить соответствие новых российских вооружений Договору СНВ-3. В этой связи интересно узнать позицию Москвы и понять, идёт ли речь исключительно о технических параметрах или же это начало дискуссии о возможном выходе Вашингтона из Договора?

С.В.Лавров: О чём идёт речь, мне судить трудно. Гадать, что произойдёт в Вашингтоне в ближайшие дни и даже часы – достаточно бесперспективное занятие. Слышал заявления многих экспертов, представителей Администрации США о том, что они заинтересованы в продлении действия Договора СНВ-3. Для этого, конечно, как сказал Президент России В.В.Путин, нужно уже сейчас начинать переговоры.

Как я понимаю, СНВ-3 в Вашингтоне в последнее время упоминался в Конгрессе, когда утверждался бюджет Пентагона. В законе идёт речь не о желании США обсуждать с нами эти вопросы, а о поручении Администрации США разобраться в том, о чём идёт речь, и задать нам определённые вопросы. Могу только в очередной раз напомнить, что в Хельсинки на встрече Президента России В.В.Путина с Президентом США Д.Трампом и на проходившей там же моей встрече с Госсекретарем М.Помпео, мы подтверждали нашу готовность возобновить полноценный диалог по всем вопросам стратегической стабильности. Если американская сторона хочет профессионально задать нам конкретные вопросы, это та самая площадка, где это необходимо делать.

Россия. Турция > Внешэкономсвязи, политика > mid.ru, 14 августа 2018 > № 2720286 Сергей Лавров


Россия. Казахстан > Внешэкономсвязи, политика > mid.ru, 12 августа 2018 > № 2720287 Сергей Лавров

Ответы Министра иностранных дел России С.В.Лаврова на вопросы СМИ «на полях» Пятого каспийского саммита, Актау, 12 августа 2018 года

Вопрос: Что такое Каспий? Это все-таки озеро, море или ни то, ни другое?

С.В.Лавров: Каспий - это особый водоем. Его соответствующие характеристики изложены в тексте Конвенции о правовом статусе Каспийского моря (Конвенция), с которой можно ознакомиться. На Каспий не распространяются нормы, касающиеся открытых морей и океанов, в том виде, в котором они закреплены в Конвенции ООН по морскому праву 1982 г. У Каспия есть свой режим, который отражен в Конвенции. Тем самым мы нашли компромисс между позицией тех, кто требовал полного распространения на Каспий Конвенции 1982 г., а с такими предложениями уже не один год выступали некоторые западные коллеги, и между теми, кто считал, что это озеро, а по сему здесь вообще ни о чем договариваться не надо, были и такие мнения.

Я считаю, что это очень хороший результат, который Президент России В.В.Путин в заявлении для прессы назвал «историческим успехом», так оно и есть.

Вопрос: А что по поводу неразмещения вооруженных сил других стран на Каспии? Насколько можно быть уверенным в том, что именно так и будет?

С.В.Лавров: У нас нет сомнений, что главы государств, ставя свою подпись под документом, в котором содержится такое обязательство, поступали ответственно и с полным осознанием того, о чем идет речь.

Вопрос: Давно не собирались лидеры «нормандской четверки». Не пора ли им встретиться?

С.В.Лавров: Мы уже комментировали эту тему. Мы за то, чтобы «нормандская четверка» работала активно, но, чтобы эти встречи не заканчивались договоренностями, которые потом не выполняются. Мы много раз приводили примеры, связанные с саммитами «нормандской четверки» в октябре 2015г. в Париже и потом в октябре 2016г. в Берлине. В ходе этих саммитов была достигнута очень конкретная договоренность - сами лидеры на карте обозначили три населенных пункта (Покровское, Золотое и Станица Луганская), где должен был состояться не просто отвод тяжелых вооружений, а разведение сил и средств. В первых двух населенных пунктах произошло такое разведение сил и средств. В Станице Луганской украинская сторона, власти Украины ищут любые предлоги, чтобы этого не состоялось. В частности выдвинули одностороннее требование, чтобы перед тем, как начнется такое разведение сил и средств, должно быть семь дней полной тишины, ни единого выстрела. С тех пор специальная мониторинговая миссия ОБСЕ уже 22 раза объявляла, что зафиксирован 7-дневный, недельный период полной тишины. Украинские представители тут же говорили, что это статистика ОБСЕ, а они дескать насчитали пару-тройку выстрелов. Вторая договоренность, которая была достигнута в Париже, а потом подтверждена в Берлине, это т.н. «формула Штайнмайера» о способе введения в силу закона об особом статусе Донбасса. Это была договоренность, закрепленная главами государств. Она не выполняется, также как и договоренность по Станице Луганской, поэтому мы попросили наших коллег, которые хотят вновь собирать «нормандскую четверку» на высшем уровне, хотя бы из уважения к главам государств, сделать это после того, как предыдущие соглашения будут воплощены в жизнь.

Вопрос: В разговоре с Госсекретарем США М.Помпео Вы заявили о категорическом неприятии их заявлений о том, что США собираются ввести новые санкции. Что ответил М.Помпео? Отталкиваясь от событий последних недель, стоит ли встречаться России и США на высшем уровне, если потом отношения выстраиваются так, как они выстраиваются?

С.В.Лавров: Что касается неприятия последнего акта, который опубликовал Государственный департамент США, думаю все, кто хоть мало-мальски знаком с т.н. «делом Скрипалей», понимают всю абсурдность заявления, которое содержится в официальном документе Госдепартамента о том, что США «установили», что именно Россия виновна в инциденте в Солсбери.

Насчет Вашего вопроса относительно того, стоит ли встречаться, мы никогда не уходили от контактов, в том числе и с представителями тех стран, которые проводят явно недружественную политику по отношению к нам. Если лидеры почувствуют необходимость встретиться и вернуться к тем вопросам, которые, нам казалось, должны объединять Россию и США, но которые вызывают отторжение у некоторых кругов внутри США, то, я думаю, такая встреча состоится. По крайней мере, готовы развивать такие контакты на уровне глав внешнеполитических ведомств, если, конечно, американская сторона будет готова действовать на основе баланса интересов, равноправия и учета позиций друг друга.

Вопрос: В ультимативной манере нам говорят, что будет второй возможный пакет санкций, если мы сейчас чего- то не сделаем.

С.В.Лавров: Не чего-то. Нам говорят, что мы должны будем в течение трех месяцев после того, как 22 августа будет введен в действие первый пакет, выступить с некой гарантией, что мы больше не будем так себя вести и согласимся на то, чтобы зарубежные, международные инспекторы посещали по требованию наши химические предприятия. Могу сказать только одно - в рамках ОЗХО уже три года, как мы получили подтверждение о том, что на основе всех мыслимых инспекций, которые были проведены на нашей территории, процесс химического разоружения Российской Федерации завершен. Примерно в те же сроки, что и мы, это должны были сделать и США. Они опять попросили о продлении теперь уже, по-моему, до начала 20-ых годов, так что скорее всего нужно говорить о том, что есть проблема с уничтожением химического оружия у США. Мы не закрывали от инспекторов свои предприятия. Они посетили все, что хотели, и пришли к тому выводу, о котором я Вам сейчас сказал.

Россия. Казахстан > Внешэкономсвязи, политика > mid.ru, 12 августа 2018 > № 2720287 Сергей Лавров


Россия. Азия > Внешэкономсвязи, политика > mid.ru, 2 августа 2018 > № 2694594 Сергей Лавров

Вступительное слово Министра иностранных дел России С.В.Лаврова на Совещании министров иностранных дел Россия-АСЕАН, Сингапур, 2 августа 2018 года

Уважаемый господин Председатель,

Уважаемые коллеги,

Друзья,

Хотел бы начать вступительное слово с выражения признательности нашим сингапурским хозяевам за гостеприимство и прекрасную организацию нашей работы.

Рассматриваем страны АСЕАН и АСЕАН как Организацию в качестве единомышленников на мировой арене.

Отмечаем центральную роль Ассоциации в региональных делах и будем эту роль всячески поддерживать. Нас объединяет общее видение современного полицентричного мироустройства, совпадающие или близкие оценки происходящих процессов в мире и в Азиатско-Тихоокеанском регионе.

Мы за выстраивание межгосударственного общения на принципах международного права при уважении норм, целей и принципов Устава ООН, таких как отказ от вмешательства во внутренние дела суверенных государств, отказ от силового давления. То, что мы разделяем эти подходы, – хорошая основа для сопряжения усилий России и АСЕАН вместе с другими странами, в частности, в рамках Восточноазиатских саммитов по созданию в регионе устойчивой, инклюзивной и транспарентной архитектуры безопасности и сотрудничества.

Заинтересованы в том, чтобы сегодня рассмотреть дальнейшие шаги по выстраиванию стратегического партнерства Россия-АСЕАН в соответствии с решением наших лидеров, которое они приняли на саммите в Сочи в мае 2016 года.

Приветствуем развитие наших отношений с АСЕАН по всем направлениям, в том числе и по вопросам, которые связаны с отражением новых вызовов и угроз, прежде всего, имею в виду терроризм и иностранных террористов-боевиков. Мы готовы наращивать взаимодействие по этим вопросам в рамках Восточноазиатских саммитов и в рамках Регионального форума АСЕАН по безопасности.

Приветствуем также положительную динамику взаимной торговли. В прошлом году товарооборот увеличился более чем на треть. На повестке дня у нас проработка перспективных инициатив и проектов в области энергетики, сельского хозяйства, здравоохранения, малого и среднего предпринимательства, экологии. На конец августа здесь в Сингапуре намечено Совещание министров экономики Россия-АСЕАН. Уверен, что оно позволит продвинуться вперед по всем этим направлениям.

Будем ожидать гостей из стран АСЕАН на Четвертом Восточном экономическом форуме, который состоится 11-12 сентября во Владивостоке.

Мы заинтересованы в дальнейшем укреплении связей между АСЕАН и ШОС, АСЕАН и ЕАЭС в контексте тех дискуссий, которые состоялись в мае 2016 г. в Сочи, когда Президент России В.В.Путин предложил подумать о выстраивании нового интеграционного контура Большого Евразийского партнерства.

В целом мы уверены, что сегодняшнее Совещание министров иностранных дел и другие мероприятия АСЕАН, которые запланированы здесь в Сингапуре будут успешными, позволят продвигаться к выстраиванию общерегиональных форматов сотрудничества во всех областях.

Сегодня мы должны будем поговорить о том, как идет подготовка к саммитам АСЕАН с его партнерами, Восточноазиатскому саммиту, мероприятиям, которые состоятся здесь же в Сингапуре в ноябре этого года.

Еще раз благодарю вас за внимание и хотел бы особо подчеркнуть нашу признательность Лаосу за кураторство партнерства с Россией в течение последних нескольких лет. Рассчитываю, что и Индонезия обеспечит такое же эффективное и результативное кураторство нашей проблематики.

Россия. Азия > Внешэкономсвязи, политика > mid.ru, 2 августа 2018 > № 2694594 Сергей Лавров


Россия. Сингапур. Азия > Внешэкономсвязи, политика > mid.ru, 2 августа 2018 > № 2694592 Сергей Лавров

Выступление и ответы на вопросы СМИ Министра иностранных дел России С.В.Лаврова в ходе пресс-конференции по итогам Совещания министров иностранных дел Россия-АСЕАН, Сингапур, 2 августа 2018 года

Сегодня состоялось очередное Министерское заседание в рамках партнерства между Россией и АСЕАН. Это ежегодное мероприятие, которое, как правило, посвящено подведению итогов работы за год и обсуждению планов на будущее.

Особое внимание уделили рассмотрению хода выполнения тех договоренностей, которые в мае 2016 г. были достигнуты на саммите Россия-АСЕАН под председательством Президента Российской Федерации В.В.Путина в Сочи. На том саммите была поставлена задача – выводить наши отношения на уровень стратегического партнерства между Россией и АСЕАН. Сегодня мы констатировали поступательное движение к этой цели.

Договорились, что будем рассматривать дополнительные договоренности, которые позволят более эффективно работать на приоритетных направлениях международной политики, прежде всего, это борьба с терроризмом.

На предстоящем в ноябре Восточноазиатском саммите здесь же в Сингапуре будет рассматриваться целый ряд российских инициатив в этой сфере, в том числе предложение наладить между всеми странами региона, Россией и АСЕАН сотрудничество по проблеме иностранных террористов-боевиков. ФСБ России уже несколько лет назад создала Международный банк данных иностранных боевиков-террористов, позволяющий отслеживать их передвижение по всему миру. К нему присоединились уже десятки государств. Террористы достаточно активно передвигаются из Сирии, Ливии, других стран ближневосточного региона, а также оказываются в Центральной и Юго-Восточной Азии. В рамках партнерства, которое развивается с участием стран-участниц сотрудничества с АСЕАН, Россия и Индонезия будут руководить соответствующими профильными рабочими группами.

Кроме того, сегодня мы сообщили нашим партнерам из АСЕАН о том, что ФСБ и МВД России принимают меры по расширению курсов повышения квалификации специалистов в области антитеррора, борьбы с наркотрафиком, которые устраиваются для представителей государств этого региона.

Второе направление, которое всех интересовало и которое полностью отвечает нашим приоритетам международной деятельности, – это борьба с киберпреступностью, обеспечение безопасности в информационном пространстве. У стран АСЕАН есть интерес начинать такую работу. Мы условились проработать возможные формы такого сотрудничества.

Еще одно направление, которое вызывает огромный интерес у наших партнеров, – это борьба со стихийными бедствиями, преодоление их последствий и их предупреждение. Соответствующий документ также будет готовиться к Восточноазиатскому саммиту, который состоится, как я уже сказал, в ноябре в Сингапуре.

Другое направление, являющееся результатом выполнения предыдущих решений, которые, в частности, были приняты в мае 2016 г. в Сочи лидерами России и АСЕАН, – это экономика. За прошлый год совокупный товарооборот между Россией и странами АСЕАН, который приближается к 20 млрд. долл. США, увеличился более чем на треть. Представители стран «десятки» активно участвовали в работе Петербургского международного экономического форума. Многие из этих стран будут представлены в сентябре во Владивостоке на Четвертом Восточном экономическом форуме. В рамках Восточного экономического форума уже традиционно работает бизнес-диалог Россия-АСЕАН.

Есть такое новое направление, как взаимодействие в сфере образования, которое также обсуждалось на предыдущем саммите в Сочи. «На полях» мероприятий, которые пройдут в октябре в регионе по вопросам образования всех стран-участниц Восточноазиатских саммитов, состоится, как мы надеемся, первое заседание рабочей группы по сотрудничеству между Россией и АСЕАН в сфере образования. Мы ежегодно увеличиваем количество стипендий для стран-участниц АСЕАН, граждане которых желают обучаться в российских вузах.

Еще одно движение вперед по траектории, которая была одобрена в Сочи в мае 2016 г., – это налаживание контактов между АСЕАН, ЕАЭС и ШОС. Между секретариатами уже установлены рабочие контакты. Сейчас мы готовим «дорожные карты» по развитию контактов на будущее. Все это идет в русле формирования Большого Евразийского партнерства, о котором Президент России В.В.Путин впервые упомянул на предыдущем саммите Россия-АСЕАН в Сочи в мае 2016 г.

В концептуальном плане, с точки зрения всей архитектуры безопасности и сотрудничества в Азиатско-Тихоокеанском регионе, все участники сегодняшнего заседания Россия-АСЕАН, а также министры подтвердили необходимость опираться на ту работу, которая была проделана в рамках Восточноазиатских саммитов, с учетом инициатив России, Китая, Индии, Индонезии и других стран, и направлена на формирование инклюзивного, открытого, неблокового механизма сотрудничества по вопросам безопасности и взаимодействия в борьбе с вызовами и угрозами.

В АСЕАН не приветствуются предпринимавшиеся в последнее время попытки перестроить эту работу на принципах блоков за счет внедрения новых идей, которые потом будут из узкого круга навязываться всем остальным. Такие попытки не поддерживаются. Я думаю, что наша общая задача – сохранять диалоги, сформированные вокруг АСЕАН с опорой на эту Ассоциацию, учитывая ее взвешенные, сбалансированные подходы к международным проблемам, нацеленные на поиск компромиссов, консенсуса, на взаимное уважение и учет интересов.

Состоялся целый ряд двусторонних встреч с министрами иностранных дел Китая, Ирана, Республики Корея, Лаоса, Камбоджи, Сингапура. Все переговоры были весьма полезны, поскольку позволяют поддерживать контакты с нашими партнерами по состоянию двусторонних отношений, по международным и региональным делам.

Вопрос: Предлагали ли Вы вашим сегодняшним партнерам присоединиться к Большому Евразийскому партнерству и к Соглашению, которое заключил Евразийский экономический союз с Китаем? Какова была их реакция?

С.В.Лавров: Здесь очень важно понимать, что Большое Евразийское партнерство - это не нечто, к чему надо присоединяться, не какой-то заранее подготовленный проект, согласованный в узком кругу, когда остальным говорят о том, что есть условия, на которых мы будем с вами взаимодействовать. Совсем нет.

Президент России В.В.Путин в Сочи на саммите Россия-АСЕАН в мае 2016 г. призвал партнеров посмотреть на широкую геополитическую, геоэкономическую картину всего нашего большого региона - огромный материк Евразия, Юго-Восточная Азия, которая дополняется островными государствами. Самой природой, Богом предначертано, чтобы все это пространство, особенно при наличии современных форм деловой активности, было бы связано некими общими принципами. При этом делался очень простой расчёт на то, что здесь уже существуют Евразийский экономический союз, ШОС, частично перекликающийся членским составом с ЕАЭС, АСЕАН. Поэтому предложение Президента России В.В.Путина заключалось в том, чтобы искать естественные, отвечающие сегодняшним и завтрашним потребностям каждого из этих объединений, каждого из участников, формы сотрудничества. Отсюда - первые шаги. Например, был заключен Меморандум о взаимопонимании между Секретариатами ШОС и АСЕАН. Сейчас разрабатывается «дорожная карта» по выстраиванию этого взаимодействия в сугубо предметном ключе. Готовятся соглашения между ЕАЭС и КНР, между Россией и КНР о том, чтобы мы поощряли в наших двусторонних контактах такие многосторонние тенденции. Мы идем от жизни.

Думаю, что такой Большой Евразийский проект – это скорее цель, к согласованию которой, к определению путей движения к которой, мы приглашаем все страны, расположенные на этом огромном геополитическом пространстве. Кстати, не будем забывать, что и ЕС расположен на этом же пространстве. Мы всегда подчеркиваем, когда говорим о налаживании взаимодействия между ЕАЭС, ШОС и АСЕАН, что двери открыты и для ЕС, если он проявит к этому заинтересованность. А то, что заинтересованность у Европейского союза должна быть, если руководствоваться сугубо прагматичными экономическими, хозяйственными интересами, в этом, по-моему, ни у кого сомнений нет.

Вопрос: Можно ли сейчас говорить о существовании какой-либо единой международной позиции по Сирии? Насколько можно говорить об этом в контексте сотрудничества Москвы и Вашингтона в вопросах урегулирования ситуации и возвращения беженцев в Сирию?

Хотел бы затронуть еще одну тему. В Комитете по разведке Сената США обсуждали российское вмешательство в выборы и пришли к выводу, что Россия все больше использует социальные сети по принципу «меньше новостей – больше мемов». Таким образом, теперь они обвиняют нашу страну в том, что она пытается манипулировать мнением американцев с помощью смешных картинок в Интернете. Что Вы на это скажете? Мы знаем, что Вы сами любите смешные картинки с надписями.

С.В.Лавров: Мне просто смешно, когда я слышу, что смешными картинками пытаются подорвать американскую демократию. Это, по-моему, уже проявление какой-то запредельной паранойи.

Для американских законодателей несолидно раздувать подобные сенсации на пустом месте. Не мы выдумывали социальные сети, не мы настаивали на том, чтобы они были открыты для любого желающего. Желающих, видимо, находится слишком много. Буквально сегодня я читал о том, что каких-то украинцев арестовали и обвинили в том, что они манипулировали в социальных сетях в зарубежных странах. Их арестовали по американским ордерам. Жуликов во всем мире много, это не раз было доказано, они воруют деньги и занимаются прочими нечистоплотными делами.

Мы многократно предлагали нашим американским коллегам заняться проблемами кибербезопасности всерьез, без болтовни, без каких-либо огульных обвинений. Они на уровне Президента, Государственного секретаря выказывают заинтересованность в том, чтобы перевести это на профессиональную основу и создать соответствующую группу, рабочий механизм для того, чтобы обсуждать вопросы, вызывающие у кого бы то ни было из нас озабоченности. Однако на практике пока ничего не получается.

В международном плане мы активно продвигаем проблему обеспечения кибербезопасности. Уже несколько лет как внесли вместе со странами ШОС проект правил ответственного поведения в киберпространстве в ООН. Данный проект обсуждают, мы бы хотели ускорить эти дискуссии. Однако в последнее время видим, что американская сторона как раз, по сути дела, единственная, охладевшая к этой работе, участвует в ней ни шатко ни валко и даже пытается притормозить процесс. Не стоит также забывать, что в Международном союзе электросвязи многие годы обсуждается тема демократизации управления Интернетом, где США тоже отнюдь не в первых рядах борцов за демократию.

Что касается первого вопроса на тему того, есть ли основа для действий по Сирии, она есть. Она была создана, когда была принята резолюция 2254 СБ ООН, четко фиксировавшая необходимость решать сирийский кризис на основе принципов Устава ООН, включая уважение суверенитета, территориальной целостности Сирии, невмешательство во внутренние дела государства и признание права самого народа Сирии определять свою судьбу без каких-либо подсказок, рецептов, которые будут навязываться со стороны. Там четко сказано, что путь к этому урегулированию лежит, прежде всего, через прекращение боевых действий и подавление террористической угрозы, затем в проработке новой Конституции, в конституционной реформе в целом, в проведении на этой основе выборов под надзором ООН. Это основы, на которых зиждется вся работа международного сообщества. По крайней мере, на них работает астанинская «тройка».

Есть некоторые внешние игроки, которые предпочли бы решать за сирийцев, кто должен руководить этой страной, как она должна быть устроена, что должно быть записано в их Конституции. Мы такие попытки не поддерживаем, считаем их контрпродуктивными. Наша инициатива, развивающаяся в рамках Астанинского процесса и одобренная наиболее представительным на сегодняшний день форумом сирийского народа (имею в виду Конгресс сирийского национального диалога в Сочи), закрепила договоренности Правительства и оппозиции по формированию Конституционного комитета. Имена членов делегации Правительства были представлены еще в мае этого года спецпосланнику Генерального секретаря ООН по Сирии С.де Мистуре, который будет осуществлять содействие в работе этого комитета. Часть от оппозиции очень долго согласовывалась и, наконец, также была представлена буквально несколько дней назад. Осталось сформировать третью часть данного Конституционного комитета из представителей гражданского общества. Это тоже непростая работа, но мы будем помогать составлять такой список, который был бы приемлем и для Правительства, и для других участников Конституционного комитета.

Что касается нашего взаимодействия с США по проблеме беженцев, не сказал бы, что оно налажено. Президент России В.В.Путин обсуждал эту тему с Президентом США Д.Трампом, когда они проводили саммит в Хельсинки. Мы с Госсекретарём США М.Помпео также обсуждали этот вопрос в Хельсинки и затем по телефону.

США весьма сдержанно относятся к задаче восстановления инфраструктуры, необходимой для того, чтобы люди стали возвращаться в свои дома.

США, как и ЕС, публично говорят, что готовы заниматься сейчас только поставками гуманитарных товаров первой необходимости, а всё остальное, что связано с восстановлением инфраструктуры, экономики и народного хозяйства в целом якобы должно подождать, пока не будет начат процесс политического перехода (они не говорят, «пока не сменится режим»), явно имея в виду переход от нынешних форм руководства страной к неким другим, которые будут более приемлемы для тех, кто критикует сирийское Правительство за все мыслимые и немыслимые грехи.

Мы убеждены, что если следовать этой логике, то мы будем наказывать людей, которые остаются, живут, никуда не уходят из Сирии, находятся на территориях, подконтрольных Правительству, и тех беженцев, которые хотели бы вернуться к своим домам на этой земле.

Если бы Европейский союз руководствовался своими коренными интересами, в пользу чего начинают выступать многие страны ЕС, он был бы заинтересован в том, чтобы создавать условия для возвращения беженцев из Европы в Сирию.

На данном этапе в этом заинтересован Ливан, откуда уже началось движение беженцев небольшими партиями (несколько тысяч человек возвращаются в Сирию). Мы оказываем содействие в этом процессе через наших военных и военную полицию.

Аналогичные переговоры весьма успешно идут с Иорданией. Здесь тоже в ближайшее время мы увидим хорошие результаты.

Подобные разговоры также ведутся с Турцией, страной приёма самого большого количества сирийских беженцев (больше 3 млн. человек). Вот те, кто напрямую вовлечён в наши усилия.

Сверх этого, мы на самом раннем этапе работали с ООН, на уровне Генерального секретаря ООН, Управления по координации гуманитарных вопросов и Управления Верховного комиссара ООН по делам беженцев. Из Управления Верховного комиссара ООН по делам беженцев мы имеем заинтересованную реакцию, которую изложила заместитель Верховного комиссара ООН по делам беженцев К.Клементс на очередной встрече астанинский «тройки» в рамках Астанинского процесса 30-31 июля в Сочи.

Что касается других структур ООН в дополнение к Управлению Верховного комиссара по делам беженцев, то у нас складывается ощущение, которое мы хотим перепроверить, что они тоже ориентируются на позицию Запада и ждут, пока там соблаговолят эту позицию изменить. Исходя из этого, мы пока не наблюдаем ооновцев на территории, подконтрольной Правительству Сирии, где требуется содействие в восстановлении разрушенных систем жизнеобеспечения. Надеюсь, что у нас это впечатление ложное. Такое совпадение может быть и случайным.

Вот где мы сейчас находимся. Работа в самом разгаре. Ещё предстоит многое сделать и параллельно «добить» террористов, которые пока ещё остаются, в частности, в районе Идлиба.

Россия. Сингапур. Азия > Внешэкономсвязи, политика > mid.ru, 2 августа 2018 > № 2694592 Сергей Лавров


Россия. Япония > Внешэкономсвязи, политика > mid.ru, 31 июля 2018 > № 2694596 Сергей Лавров

Выступление Министра иностранных дел России С.В.Лаврова в ходе совместной пресс-конференции по итогам российско-японских консультаций глав внешнеполитических и оборонных ведомств в формате «два плюс два», Москва, 31 июля 2018 года

Уважаемые дамы и господа,

В соответствии с решением Президента Российской Федерации В.В.Путина и Премьер-министра Японии С.Абэ, которое было принято в ходе их переговоров в Москве в конце мая этого года, мы сегодня провели третий раунд консультаций глав внешнеполитических и оборонных ведомств в формате «два плюс два».

С обеих сторон была выражена готовность к расширению практического сотрудничества в сфере безопасности. Мы едины в том, что в Азиатско-Тихоокеанском регионе (АТР) ситуация весьма непростая, как и на мировой арене в целом.

Подчеркнули особую важность повышения в современных условиях уровня взаимного доверия, развития совместной работы по тем вопросам, где позиции наших стран близки или совпадают, а также по тем проблемам, где предстоит эти позиции еще сближать.

Дали высокую оценку российско-японскому взаимодействию в борьбе с новыми вызовами и угрозами. Договорились продолжать сотрудничество в рамках успешно реализуемого проекта России, Японии и ООН по подготовке наркополицейских для Афганистана и государств Центральной Азии на базе Всероссийского института повышения квалификации сотрудников МВД России в Домодедово.

Подтвердили нацеленность на взаимодействие в сфере борьбы с терроризмом, обеспечения международной информационной безопасности и противодействия коррупции. В будущем году Япония будет возглавлять «Группу двадцати». Мы будем активно поддерживать инициативы японского Председательства по всем этим направлениям. До конца текущего года договорились провести двусторонние экспертные консультации по указанным темам.

Приветствовали позитивные тенденции, которые наметились в ситуации вокруг Корейского полуострова. Призываем все вовлеченные стороны проявлять сдержанность и гибкость, чтобы не допустить срыва пока еще очень «хрупкого» процесса. Россия и Япония выступают за то, чтобы проблемы полуострова решались комплексно с учетом интересов всех расположенных в Северо-Восточной Азии государств.

Со своей стороны мы вновь привлекли внимание к тем озабоченностям, которые российская сторона уже высказывала в связи с развертыванием в регионе элементов глобальной ПРО США.

Обменялись мнениями по ситуации на Ближнем Востоке, в частности, в Сирии. Особое внимание уделили гуманитарным задачам и задачам создания максимально благоприятных и комфортных условий для возвращения беженцев. Япония проявила интерес к инициативе Российской Федерации в этой сфере, а также к работе Центра приема беженцев, который Министерство обороны Российской Федерации при поддержке МИД России сформировало в Сирии. Договорились, что задачи разминирования, повышения гуманитарной помощи, направляемой сирийскому народу, восстановления инфраструктуры будут рассматриваться в рамках наших двусторонних контактов с прицелом на разработку тех или иных совместных инициатив и акций в упомянутых сферах.

В ходе отдельной двусторонней беседы с моим коллегой Министром иностранных дел Японии Т.Коно мы предметно обсудили ход реализации договоренностей, достигнутых по итогам майской встречи Президента России В.В.Путина и Премьер-министра Японии С.Абэ, касающихся, в частности, укрепления доверия через продвижение гуманитарных проектов, развития контактов между людьми, облегчения общения между нашими гражданами, в сфере расширения торгово-экономических и инвестиционных связей.

Особое внимание уделили ходу осуществления совместной хозяйственной деятельности на южных Курильских островах в рамках договоренности двух лидеров по проблематике мирного договора.

Уделили внимание реализации программы мероприятий объявленных двумя лидерами в конце мая в Москве «перекрёстных» годов России в Японии и Японии в России.

По итогам наших переговоров мы договорились, что третья бизнес-миссия японских предпринимателей с участием российских партнеров состоится 16-20 августа этого года в рамках подготовки проектов совместной хозяйственной деятельности на южных Курильских островах. По итогам бизнес-миссии мы согласуем даты очередного раунда консультаций по совместной хозяйственной деятельности в рамках работы над мирным договором. Одновременно согласуем консультации заместителей министров по вопросам безопасности. Все это будем делать с таким расчетом, чтобы по всем этим вопросам мы могли бы доложить о достигнутых результатах нашим руководителям, когда они встретятся во Владивостоке в первой декаде сентября на Четвертом Восточном экономическом форуме.

В целом я считаю, что переговоры были очень полезными. Подтвердили обоюдную готовность к взаимодействию по широкому спектру актуальных двусторонних и международных проблем. Мы будем продолжать поддерживать диалог в сфере безопасности по различным каналам.

Россия. Япония > Внешэкономсвязи, политика > mid.ru, 31 июля 2018 > № 2694596 Сергей Лавров


Россия. ЦФО > Образование, наука. Внешэкономсвязи, политика > mid.ru, 30 июля 2018 > № 2694601 Сергей Лавров

Выступление и ответы на вопросы Министра иностранных дел России С.В.Лаврова на Всероссийском молодежном образовательном форуме «Территория смыслов на Клязьме», Владимирская область, 30 июля 2018 года

Добрый день,

Скажу честно: вышли из вертолета, пошли по деревянным мостовым, и стало приятно вновь оказаться здесь, потому что это очень хорошее место, как говорят, «намоленное», с прекрасной энергетикой. В этом огромная заслуга организаторов – Росмолодежь, Владимирская область – и всех, кто помогает содержать лагерь в прекрасном состоянии, постоянно его улучшая. Конечно же, в этом заслуга и тех, кто проводит здесь смены на «Территории смыслов на Клязьме».

Еще раз повторю, мне приятно общаться с людьми, которые интересуются внешней политикой. Мы очень ценим поддержку, демонстрируемую нашим обществом, в том числе молодежью, в отношении внешнеполитического курса Президента Российской Федерации В.В.Путина, который мы стараемся максимально эффективно претворять в жизнь. Безусловно, в этом корни всех тех задач, которые мы реализуем, добиваясь максимально благоприятных внешних условий для развития страны, для того, чтобы ее граждане жили лучше и чувствовали себя безопасно, на равных, когда они покидают свою страну и путешествуют по миру.

Ситуация в мире сложная. Я не буду ее подробно излагать. Если вы занимаетесь политическими вопросами, наверняка, представляете, что происходит.

В двух словах. Объективный процесс формирования того, что мы называем «полицентричным миром», предполагает появление новых центров экономической и финансовой мощи, а с ними, конечно, приходит и политическое влияние. Этот процесс развивается естественным образом. Одним из его воплощений является феномен БРИКС. Пару дней назад его саммит завершил работу в Йоханнесбурге, были одобрены документы, подтверждающие нацеленность всех пяти стран на решение задач, которые Россия активно продвигает на международной арене: отстаивание международного права, норм, принципов и целей Устава ООН, включая уважение суверенитета, равенства государств, обеспечение исключительно мирного решения споров и конфликтов, неприемлемость применения силы или угрозы силой в обход Устава ООН и многое другое.

Конечно, не все довольны, когда происходит такая объективная перестройка мировой системы и экономического, финансового ландшафта. Наши западные коллеги (их можно понять) много столетий вершили судьбы мира, «заказывали музыку», определяли моду, правила. Теперь они должны более демократично подходить к этой ситуации, потому что жизнь заставляет, и у них нет возможности решать все в одиночку. Этот процесс болезненный. Они, конечно, в итоге придут к необходимости договариваться, но пока этого еще не произошло. Пока еще они надеются по инерции как-то вернуть то, что уходит безвозвратно. Процесс будет длительным. Это целая эпоха, которая началась с развитием полицентричных тенденций, с подъемом стран – таких ныне экономических гигантов, как Китай, Индия, но и, конечно же, с момента, когда Россия перестала стесняться своей самобытности, корней и культурно-цивилизационной идентичности. Все это, безусловно, вызывает резкое отторжение.

Культура договариваться подменяется угрозами, ультиматумами, санкциями. Это сейчас происходит в сфере международной торговли, где буквально разворачиваются торговые войны между США и Китаем, США и ЕС. Угрозы сменяются договоренностями начать диалог, искать какие-то компромиссы, но, в целом, очень напряженная ситуация сохраняется не только в сфере международной торговли, но и мировой политики. Культура диалога как-то отходит на второй план. Когда наши американские коллеги выдвигают какую-то инициативу, а мы предлагаем им ее обсудить, потому что она нам не очень подходит, то в большинстве случаев американцы отвечают, что мы стоим на пути прогресса, решения сложных проблем и они будут применять против нас те или иные санкции. Это сплошь и рядом.

Повторю, процесс формирования полицентричного, демократического и более справедливого миропорядка неизбежен так же, как неизбежно и то сопротивление, которое старые силы оказывают новым тенденциям в мировой политике. Это жизнь. Утешает то, что все-таки тех, кто «за» коллективные подходы к мировым делам, большинство. Большинство разделяет нашу позицию о том, что нужно друг друга уважать. Какими бы большими или малыми ни были страны, они должны разговаривать на основе взаимного учета интересов, уважения. Когда на таких основах строится диалог, то многое получается.

Упомяну нашу заинтересованность в дальнейшем укреплении Организации Объединённых Наций и её Совета Безопасности ООН, который является опорой справедливого миропорядка. По большому счету, еще в 1945 г. в Уставе ООН уже были заложены те принципы функционирования мира, которые востребованы сегодня. В эпоху «холодной войны» эти принципы были в «полуспящем» состоянии. Сейчас они, безусловно, остаются актуальными, в том числе, исходя из того, о чем я сказал: это констатация незыблемости суверенного равенства государств, необходимости избегать вмешательства во внутренние дела и многое другое. Сейчас Устав ООН в контексте тенденции к многополярности на мировой арене обретает новое дыхание и становится гораздо более востребованным в практических делах.

Поддерживаем также ОБСЕ, которая должна вернуться к принципам, заложенным в Хельсинкском Заключительном акте и других документах, принимавшихся на высшем уровне. Они должны лежать в основе ведения дел в Евроатлантическом регионе. Эти принципы тоже пытаются ревизовать явочным порядком. В Евроатлантике пытаются действовать на основе неких ультиматумов, но это подрывает, как я уже сказал, то, о чем договаривались раньше.

Такие объединения, как СНГ, ОДКБ, Евразийский экономический союз, сближают нас с теми, кто многие столетия жил в одном государстве с Россией, кто является нашими братьями, соседями, с которыми мы переплетены тысячами нитей – экономически, инфраструктурно и чисто в человеческом плане, порой даже и в семейном. Множество семей объединяет наше т.н. постсоветское пространство.

Я уже упомянул БРИКС, ШОС. Как говорил Президент Российской Федерации В.В.Путин в ходе пресс-конференции в Йоханнесбурге, они не предполагают подчинения какому-то одному лидеру, а подразумевают выработку общеприемлемых договоренностей, уважение культуры консенсуса.

В заключение упомяну «Группу двадцати», которая была создана, когда западная «Группа семи» осознала, что не сможет одна решать проблемы мировой экономики и международной валютно-финансовой системы. Сейчас «Группа двадцати», которая с 2010 г. ежегодно проводит встречи на высшем уровне, включает в себя западную «Большую семерку», всех членов БРИКС и их единомышленников, выступающих с единых позиций по вопросам международных финансовых и экономических отношений с такими странами, как Индонезия, Египет, Саудовская Аравия, Мексика.

«Группа двадцати» – это очень интересный феномен, который замышлялся для того, чтобы договариваться по принципиальным вопросам функционирования мирового хозяйства. В ситуации, когда к экономике неизбежно приплетаются крупные политические проблемы, «Группа двадцати», наверное, будет все более активно заниматься и ими. Не случайно, уже три года подряд наряду со встречами на высшем уровне и министров экономики двадцати стран стали проводится встречи министров иностранных дел. Это здоровый процесс, потому что, повторю, «Группа двадцати» работает не на основе каких-то сложных и замысловатых правил и процедур, а на основе консенсуса. Чтобы решение было принято, должны согласиться все. Если кто-то не согласен, то, значит, и решения не будет. Это стимул к выработке общеприемлемых подходов.

Остальное время я бы предпочел заполнить интерактивно. Я в вашем распоряжении.

Вопрос: Западные СМИ, болельщики и главы государств высоко оценили организацию Чемпионата мира по футболу в России. На встрече в г.Хельсинки Президент России В.В.Путин подарил Президенту США Д.Трампу официальный мяч турнира. Повлиял ли прошедший Чемпионат мира на репутацию России в глазах Запада, или это всего лишь временное потепление отношения к нашей стране?

С.В.Лавров: Вы и все присутствующие сами знаете ответ. Его знают и все те, кто хотя бы раз посмотрел репортаж по телевидению о том, как проводили здесь время болельщики. Это был, без преувеличения, по-настоящему всплеск, взлёт народной дипломатии. Сотни тысяч иностранцев смогли посетить более десятка российских городов, собственноручно или «собственноглазно» убедиться в том, как живёт Россия и наши граждане. Это величайшее достижение. По тем сюжетам, которые показывали по телевидению, материалам в Интернете и обсуждениям в ходе личного общения с иностранными болельщиками было видно, что подавляющее большинство иностранных болельщиков, за какими-то единичными исключениями, были здесь искренне счастливы и хотят вернуться, потому что они поняли знаменитое гостеприимство нашего народа.

Хотелось бы, чтобы эта атмосфера сохранялась и впредь, но, понятно, что месяц, который отводится на Чемпионат мира, всё-таки особенный. В отсутствие такого рода крупнейших международных мероприятий не будет постоянных танцев, песен и шашлыков на улице Никольской или в каких-то других фан-зонах. Для меня абсолютно очевидно, что приехавшие сюда люди убедились в надуманности тех рассказов о России, которые сейчас модно выставлять для потребления массового читателя и зрителя на Западе.

То же самое относится не только к Чемпионату мира, а к любому другому вопросу, который волнует западных лидеров на территории России. Например, слышим много разговоров про Крым. Ответ тот же самый – надо приехать и посмотреть своими глазами. Уже всё больше представителей общественности, журналистов и бизнесменов едут в Крым и видят, что там люди живут так, как они решили, а не так, как это происходит, когда кто-то оккупирует или аннексирует ту или иную территорию. Крым вернулся, и то, что 19 апреля теперь будет Днём принятия в Россию Крыма, Тамани и Кубани, что произошло в 1783 г., отражает чаяния крымчан и всех наших граждан.

Вопрос: Ежегодно проводятся Российский-Японский, Российско-Индийский молодёжные форумы. По их итогам готовятся резолюции, но постоянной внесессионной работы не существует. Могли бы мы совместно с Росмолодёжью и при кураторстве МИД создать с российской стороны комитеты, которые будут поддерживать постоянное взаимодействие с Японией, Индией и Китаем?

С.В.Лавров: Росмолодёжь здесь представляет руководитель А.В.Бугаев, который работает не только в этом лагере, но и по другим направлениям реализации молодёжной политики. МИД России тесно сотрудничает с Росмолодёжью. Я посмотрю, в чём там проблема и, если есть какая-то бюрократическая заковырка, которую надо ликвидировать и открыть шлюзы для прямого общения, мы, конечно, это сделаем. Но, воспринимая на слух предложение о том, чтобы как-то активизировать работу молодёжных форумов от сессии к сессии, чтобы в промежутках между заседаниями и принятием резолюций осуществлялись контакты, не вижу никаких проблем. Если у молодых людей, которые реально участвуют в работе форумов с Индией, Японией и Китаем, есть какой-то недостаток поддержки, хочу понять, в чём проблема. Например, всегда есть вопрос денег, требуемых для поездок. Здесь надо просто понять, о чём идёт речь. Если Ваша инициатива на этих и других направлениях сковывается какими-то бюрократическими препонами, дайте знать, какими конкретно, и мы с Росмолодёжью обязательно будем всё это рассматривать и преодолевать.

Вопрос: Как Вы видите развитие российско-украинских отношений?

С.В.Лавров: Вы имеете в виду отношения в целом?

Вопрос: Да, тенденции и перспективы.

С.В.Лавров: Мы – братские народы с тысячелетней совместной историей. То, что сейчас происходит – аномалия. Это к вопросу о том, как в современном мире выстраивать дела.

Все международно-правовые документы, начиная с Устава ООН, требуют суверенного равенства государств, уважения права народов самим выбирать своё будущее и не вмешиваться во внутренние дела друг друга, решать все проблемы исключительно мирно, без применения силы или угрозы силой. Это концептуальный подход, предполагающий коллективность, взаимоуважительную совместную работу и исключающий попытки достигать каких-то плюсов для себя за счёт других.

У нас был пример в рамках ОБСЕ и Совета России-НАТО. На саммитах президенты и премьеры стран-членов ОБСЕ принимали торжественные политические декларации о том, что безопасность должна быть равной и неделимой, и никто не должен обеспечивать свою безопасность за счёт безопасности других. Этот принцип был одобрен и действовал примерно с 1991 г., когда впервые за существование ОБСЕ группа её стран-участниц осуществила агрессию против другого члена Организации (имею в виду бывшую Югославию). Мы стали задавать вопросы о том, как это соотносится с теми заклинаниями, которые наши западные коллеги произносили вместе с нами. Чтобы преодолеть эту двусмысленность, мы предложили сделать политический принцип о том, что никто не должен укреплять свою безопасность за счёт безопасности других, юридически обязывающим и принять договор о евроатлантической безопасности, который бы кодифицировал соответствующие положения о равной и неделимой безопасности. Члены НАТО нам возразили, что они готовы предоставлять юридические гарантии безопасности только в рамках НАТО, то есть по сути дела, этим они стимулировали не только сохранение в Европе разделительных линий, но и их продвижение всё дальше на Восток. Они поощряли тех, кто раздумывает, как вести свои внешнеполитические дела, к выстраиванию в очередь на приём в НАТО. Этот подход подрывает очень многое из того, к чему человечество изначально стремилось.

Говорю это применительно к Украине, потому что ещё в 2004 г., когда был первый «майдан», наши западные коллеги в разгар подготовки к выборам и тех демонстраций, которые сопровождали предвыборный период на «майдане», стали публично, не стесняясь, заявлять в микрофон, что украинский народ должен сделать выбор: он либо с Россией, либо с Европой. Сам по себе такой вопрос является провокационным и абсолютно неприемлемым в современном мире.

Эти «рачители» верховенства права настояли на том, чтобы исход тех выборов на Украине решался с нарушением Конституции этой страны. Если помните, тогда состоялись два тура с одним результатом, а они заставили Конституционный суд Украины принять решение о проведении третьего тура, не предусмотренного украинской Конституцией, который в итоге поменял результаты первых двух туров. Это надругательство над международным и национальным правом.

Логика в стиле «Украина либо с Россией, либо с Европой» никуда не исчезла и до сих пор продолжает оставаться в умах наших западных коллег, хотя они стали немного задумываться над причинами происходящего. Их подопечные категорически отказываются выполнять Минские договорённости и даже требования Запада о том, чтобы нынешние украинские власти навели порядок в своей экономике, начали всерьёз бороться с коррупцией и запустили осуществление необходимых реформ, если хотят получить кредиты от МВФ.

Истоки этого кризиса лежат, как неоднократно говорил Президент России В.В.Путин, в событиях лета 2013 г., когда украинское руководство завершало переговоры по соглашению об ассоциации с ЕС. Поскольку это наш ближайший экономический торговый партнёр, мы поинтересовались, нет ли в этом соглашении об ассоциации с ЕС чего-то такого, что каким-то образом затрагивало бы наши с Украиной договорённости о торговом режиме. Когда мы ознакомились с этим документом, который нам не сразу показали, выяснилось, что там есть целый ряд вопросов, создающих серьёзные проблемы не столько и не только для российско-украинских торговых и в целом экономических отношений, но и для функционирования зоны свободной торговли СНГ, которая включала в себя Россию, Украину и целый других стран Содружества. В проекте соглашения об ассоциации между Украиной и ЕС предусматривалось фактическое обнуление тарифов по большинству позиций, а в наших отношениях с ЕС в ходе изнурительных восемнадцатилетних переговоров о вступлении в ВТО был согласован целый ряд защитных мер.

Мы предложили не допускать анархизма в этой сфере, сесть и обсудить, как это обнуление будет сочетаться с тем, чтобы мы могли защищать свой рынок. ЕС обязался соблюдать эти договорённости. Условились, чтобы Россия, Украина и ЕС сели и посмотрели, как гармонизировать то, что Украина уже обязалась делать в рамках зоны свободной торговли СНГ, и то, к чему она только приступала в тот момент. Еврокомиссия категорически и высокомерно отказалась даже обсуждать эту тему.

Экс-президент Украины В.Ф.Янукович понял, что здесь нужно ещё подумать, потому что, если бы он подписал эти «нулевые тарифы» с ЕС, то мы были бы вынуждены закрыть границы с Украиной для того, чтобы понять, как мы можем и дальше защищать свои отрасли экономики от товаров ЕС в той степени, в которой Европейский Союз с нами договорился при вступлении в ВТО. Он даже не то, чтобы отменил подписание, а попросил отложить его, чтобы все эти вопросы проанализировать в более спокойной обстановке. Этого ему не простили, и именно это послужило причиной взрыва народного гнева, который мы наблюдали на майдане, активно поощряемого европейцами и, конечно, американцами. Оттуда всё потекло. Когда 20 февраля была подписана договорённость, соглашение об урегулировании между экс-президентом В.Ф.Януковичем и лидерами оппозиции, и под ним поставили подписи министры иностранных дел Германии, Польши и Франции, нас просили это соглашение поддержать, и мы это сделали.

Высказались в пользу того, что раз уж договорились, то надо соблюдать эти договоренности, хотя по тому соглашению экс-президент Украины В.Ф.Янукович отказывался от всех своих полномочий, по сути дела, соглашался на досрочные выборы не позднее осени 2014 г. То есть все, по-моему, уже было согласовано для того, чтобы оппозиция на внеочередных выборах пришла к власти, и все бы оставалось так, как оно происходило – и в том, что касается газовых цен, и во многом другом.

Однако на утро после подписания этого соглашения произошел государственный переворот, и наши западные коллеги, которые своими подписями гарантировали действенность этого документа, просто замолчали. Как будто «набрали в рот воды». И когда мы стали их немножечко стыдить и говорить о том, почему же они за ночь поменяли свою позицию, то услышали в ответ, что экс-президент Украины В.Ф.Янукович уехал из Киева. Во-первых, он уехал в Харьков, во-вторых, это никак не связано с тем, что было записано в Соглашении. Первый пункт гласил, что Президент Украины и оппозиция договариваются создать в качестве первого шага преодоления кризиса правительство национального единства. А когда произошел вооруженный путч, то А.П.Яценюк пошел на майдан и призвал поздравить их с формированием «правительства победителей». Есть разница – «правительство национального единства» и «правительство победителей»?

К тому же эти «победители» первым своим актом приняли закон (который, правда, не был подписан, но это прозвучало на всю страну и на весь мир), резко ограничивавший право на использование русского языка. Это был сигнал, сразу воспринятый русскими и русскоязычными на Украине. Когда бывший в то время лидером «Правого сектора» Д.А.Ярош, являвшийся движущей силой этого майдана, через несколько дней после переворота заявил, что русский никогда не будет думать как украинец, чествовать украинских героев, имея в виду Р.И.Шухевича и С.А.Бандеру, и поэтому русский должен быть изгнан из Крыма. Вот почему-то об этом говорить не хотят.

Д.А.Ярош в то время был достаточно влиятельным националистическим радикалом, именно он стал организовывать «поезда дружбы» в Крым, как он их называл, с хорошо вооруженными боевиками, которых крымчане останавливали в меру своих сил, а также стоял за попыткой захвата здания Верховного совета Украины. Так что гносеология этой истории хорошо известна.

Прошу прощения, что так долго отвечаю на этот вопрос, можно было просто сказать, что мы с украинцами хотим быть друзьями, как всегда это и было, но тут нужно понимать предысторию этого конфликта.

Несмотря на всю пропагандистскую машину, которая работает в Киеве и в западных столицах и вдалбливает обывателю через телевизионные экраны, страницы газет, Интернет и социальные сети, что Россия – агрессор и оккупант, что Россия будет под санкциями, пока не отдаст Крым, и многое другое, несмотря на все эти годы оболванивания общественного мнения на Западе, считаю, что большинство нормальных украинских граждан понимают всю нелепость, антиисторичность происходящего. А тот факт, что не один миллион украинских граждан ежегодно отдыхает в Крыму, по-моему – одно из лучших свидетельств того, что не удастся вбить клин между нашими народами. Чем скорее временщики, незаконно захватившие в Киеве власть и пытающиеся сейчас держаться за нее и высасывать последние «соки» из украинского народа, будут разоблачены самим украинским народом, тем, наверное, будет полезнее для украинцев и для наших отношений.

Вопрос: «Ленинский комсомол», Липецкая область. Мы говорим о доверии, я полагаю, на самом высоком уровне, на международной арене, но сегодня вокруг России сжимается кольцо враждебных военных баз. Системы ПРО развертываются у наших границ, НАТО движется на восток, в связи с этим вопрос: как отразилось на безопасности России решение Президента России о закрытии наших военных баз на Кубе и во Вьетнаме? Считаете ли Вы это решение правильным?

С.В.Лавров: Я тоже был комсомольцем. Даже был секретарем комитета комсомола Министерства иностранных дел с 1976 по 1980 гг., но, правда, не «освобожденным», а это была общественная нагрузка. У нас тогда не было «освобожденных» секретарей.

Что касается решений о военных базах на Кубе, во Вьетнаме, Вы знаете, они принимались в определенные исторические периоды на основе анализа, который в то время российское руководство, Генеральный штаб провели относительно факторов, влияющих на безопасность Российской Федерации. С тех пор ситуация в мире, конечно же, изменилась, но могу Вас заверить, я просто знаю, о чем говорю, что те функции, которые выполняли наши базы на Кубе и во Вьетнаме и которые сейчас сохраняют свою актуальность, не были затронуты. Наш флот имеет возможность посещать Камрань, а также и другие точки, которые расположены в этой части мира и в других океанах.

Наша обеспеченность информацией о том, какие планы вынашиваются в отношении Российской Федерации военными США и других западных стран, гарантирована. Вы упомянули противоракетную оборону: думаю, всем уже известна оценка нашего Президента России В.В.Путина той ситуации, которая складывалась вокруг Договора по ПРО. В 2002 г. США в одностороннем порядке решили выйти из этого «краеугольного» документа, как его все называли, с точки зрения международной стабильности, и нам было заявлено, что это не против нас, поэтому мы можем делать все, что считаем нужным в ответ, а они будут считать, что это не против них. Кстати, противоракетная оборона тогда обосновывалась грядущей иранской угрозой, потом к ней добавилась северокорейская, а наши военные и дипломаты изначально показывали американским партнерам прямо на картах, пальцах, что все это выглядит не очень убедительно, что на самом деле глобальная система противоракетной обороны США создается таким образом, чтобы опоясывать Россию, а затем и Китай. В ответ нам говорили, что это не так. Все наши предложения о том, чтобы сесть и разработать такую противоракетную оборону, которая будет общей для России, США и Европы и будет нацелена против ракетных угроз, исходящих из-за пределов нашего общего географического пространства, были отвергнуты без объяснения внятных причин.

Иранская ядерная угроза была купирована Совместным всеобъемлющим планом действий, из которого сейчас американцы вышли. Корейская ядерная угроза также перестала набирать свою остроту, учитывая прямой диалог между Президентом США Д.Трампом и Председателем Госсовета КНДР Ким Чен Ыном, между Северной и Южной Кореей. Когда мы задаем вопрос, не пора ли немного сбавить обороты в развертывании глобальной системы ПРО, нам уже говорят, что нет, так как могут быть рецидивы, а некоторые более честные политики в США задаются вопросом, зачем им сбавлять обороты, когда нужно сдерживать Китай и Россию. То есть, как говорится, «на воре и шапка горит». Это не в первый раз.

Но тот ответ, который был подготовлен нашим Генеральным штабом, военно-промышленным комплексом, презентован Президентом России В.В.Путиным 1 марта в ходе послания Федеральному Собранию, по-моему, убедительный. Он лишний раз показывает – что бы ни происходило в мире, безопасность нашего государства и наших граждан, а также наш суверенитет, будут надежнейшим образом защищены. Это неоднократно подтверждал Президент России В.В.Путин. Заверяю вас, что это основывается на реальных материальных переменах, которые происходят в нашей стране и в нашей армии.

Вопрос: Магистральная цель данной смены – выявить и определить тренды современного политического поля, механизмы принятия решений. Какие новые эффективные инструменты политики могут появиться в ближайшем будущем?

С.В.Лавров: По-моему, во вступительном слове я постарался кратко повторить то, что мы уже не раз излагали, а именно тенденции к формированию многополярного мира, которые сейчас наблюдаются в мире. Когда Е.М.Примаков, став министром иностранных дел, впервые заговорил в 1996 г. о том, что мир будет многополярным, что целый ряд новых быстроразвивающихся центров будут играть все более важную роль и уравновешивать друг друга, тем самым обеспечивая сбалансированность международной системы, многие скептически улыбались. Но это было очень прозорливое наблюдение, как и много другое, что делал Е.М.Примаков.

Сейчас уже никто даже не подвергает сомнению происходящее в мировой экономике и финансах, а также в мировой политике. Поэтому этот тренд – позитивный. Он внесет больше демократии в международные дела, справедливости.

Кстати, про демократию и верховенство права. Когда мы ведем переговоры по резолюциям будь то в ООН, в ОБСЕ или где-то еще и когда наши западные коллеги везде – к месту, не к месту – включают фразу о необходимости поддержки демократии и верховенства права внутри каждой страны, мы неизменно говорим, что согласны, только просим добавить: «и на международной арене», чтобы демократия и верховенство права были на международном уровне, они всячески пытаются от этого «отрулить» – вот, мол, внутри стран это сделаем, а там посмотрим. Не случайно сейчас, если Вы обратили внимание, они уже не употребляют термин «международное право», а предпочитают говорить «rules-based order» – «порядок, основанный на правилах». Думаю, что это не оговорка, вернее, это оговорка «по Фрейду», потому что всем понятно, что такое международное право. Это Устав ООН, подписанные, ратифицированные и действующие договоры, а «порядок, основанный на правилах» – там не поймешь, кто эти правила устанавливает.

Россию обвиняют в том, что она «ревизионистская держава», потому что ревизует некий порядок, который всех устраивал. Примеров не приводится. Здесь в одну кучу валят и то, что мы самим фактом своей независимой внешней политики бросаем вызов Западу, а также пытаемся насильно удержать вокруг себя страны бывшего СССР в рамках СНГ, ОДКБ, теперь и ШОС. Пытаются демонизировать эту Организацию в немалой степени потому, что она приросла новыми членами – Индией и Пакистаном – и превратилась в достаточно мощный структурный механизм, который будет притягивать к себе все больше и больше стран. Нас обвиняли, как вы знаете, в том, что мы поубивали всех мирных граждан в Сирии.

Американская коалиция действует там крайне нетранспарентно. Они стараются скромно молчать о том, что сотворили с г.Ракка, который почти стерт с лица земли и где еще не убраны трупы мирных граждан и не разминированы огромные территории. «Дело Скрипалей», отравление всех и вся, вмешательство в выборы и т.д. Это все при том, что относительно вмешательства в выборы мы многократно говорили о необходимости вернуться к существовавшей договоренности, которую американцы решили не выполнять – имею в виду создание рабочей группы по кибербезопасности, в рамках которой рассматривают любые претензии друг к другу. Это актуально потому, что есть такая тема, как международная информационная безопасность. Киберпространство сегодня становится сферой злоупотребления очень многими группами людей – начиная от террористов, заканчивая просто мошенниками. Недавно «Фейсбук» не обеспечил режим конфиденциальности десятков миллионов пользователей. «Кембридж Аналитика», получив доступ к данным, использовала их в нечистоплотных целях, связанных с внутриполитическими делами, в т.ч. с выборами. Мы уже достаточно давно предлагаем разработать в ООН правила ответственного поведения в киберпространстве. Сейчас, как вы знаете, там нет правил. Страна, которая препятствует этому – США. Это не удивительно, потому что они имеют доминирующие позиции вообще в том, что касается управления Интернетом.

Кстати про Интернет. Есть такая организация, специализированное учреждение ООН, Международный союз электросвязи (МСЭ). В рамках МСЭ уже значительно больше 10 лет ведется диалог о необходимости демократизации управления Интернетом. Наверное, излишне говорить о том, какая страна стоит на пути договоренности на этот счет. Помимо ежегодных резолюций, которые «пробивают» идею правил в сфере международной информационной безопасности, в этом году внесен проект Конвенции о предотвращении использования киберпространства в преступных целях. Наши коллеги настаивают на том, что нужно всем соблюдать некие правила, на которых зиждется мир, избегая термина «международное право». Они так одержимы этой идеей, но при этом очевидны отсутствие правил в киберпространстве, стремление России каким-то образом начать обсуждать эти правила (это совместная инициатива с ШОС и БРИКС) и блокирование американцами данных предложений.

То же самое касается целого ряда других сфер, о чем сейчас говорили на саммите БРИКС. Одна из тем, отраженных в итоговой Декларации, – это необходимость активизировать усилия, чтобы не допустить вывод оружия в космос. С конца 2000 г. существует российско-китайское предложение, выдвинутое на Конференции ООН по разоружению – проект договора о неразмещении оружия в космическом пространстве. Его готовы обсуждать развивающиеся страны, Европа, но США в одиночку возражали и возражают против такого предложения. Сейчас появились сообщения о том, что у них в рамках новых бюджетных выкладок Пентагона планируется ассигнование на тему подготовки к выводу оружия в космос. Это еще одна сфера, где правил нет, и наши западные коллеги, прежде всего Вашингтон, хотели бы сохранить это отсутствие правил, потому что им так проще решать свои задачи.

Можно привести много примеров. Я упомянул тему ревизионизма, нас обвиняют, что мы ревизуем все и вся, но за последний год главными ревизионерами были США. Они вышли из Совместного всеобъемлющего плана действий по иранской ядерной программе, ЮНЕСКО и Совета ООН по правам человека, который был создан на основе предложений Вашингтона. Раньше была Комиссия ООН по правам человека, они превратили ее в Совет ООН по правам человека. Он был реформирован на основе предложений наших западных коллег. США ревизовали своими действиями все международно-правовые основы, одобренные в ООН и касающиеся урегулирования на Ближнем Востоке, прежде всего между палестинцами и израильтянами, а также подвергли сомнению необходимость ВТО и многое другое.

Я старался не повторяться и дать вам несколько примеров, которые показывают, что процесс относительного снижения влияния Запада в мире и увеличения влияния стран, входящих в БРИКС и ШОС, вызывает сопротивление со стороны тех, кто утрачивает свою долю влияния. Этот процесс будет сопряжен с конфликтами и кризисами, потому что растущие экономики и центры влияния в мире не захотят мириться с тем, что их будут искусственно ограничивать в своем развитии, они не согласятся с тем, что их право определять собственные пути развития будет подвергаться сомнению и их право торговать с кем и чем они хотят будет предметом ультиматумов и угроз, как это сейчас происходит с контрактами на поставку российского вооружения в целый ряд государств: Турцию, Индонезию, Индию, когда Вашингтон в открытую требует от этих контрактов отказаться.

Подмена культуры дипломатии, диалога и умения договариваться на культуру «ультиматумов и угроз» печальна. Это создает непредсказуемость и дополнительный конфликтный потенциал. Но мы люди не только вежливые, но терпеливые и настойчивые, поэтому у нас немало союзников. Будем продвигаться по пути, который начертан историей и объективен, а не выдуман кем-то в кабинете.

Вопрос: Рад приветствовать Вас от лица Всероссийской общественной организации «Молодая Гвардия Единой России». Наша организация ведет активную работу на международном уровне, мы выстраиваем контакты с молодежными крыльями политических партий, общественными организациями, журналистами, блогерами. И такая деятельность имеет плоды. Например, завтра сюда к нам на форум приедет делегация молодых депутатов от партии «Баас» из Сирии. С уверенностью можно сказать, что у нас и нашей страны есть очень много друзей по всему миру. «Молодая Гвардия» – не единственная организация, которая занимается подобной деятельностью, и у нас есть в связи с этим предложение создать на базе МИД реестр общественных организаций, которые занимаются такой деятельностью с указанием не только названия, но и вида деятельности для консолидированной работы в этом направлении.

С.В.Лавров: Мы только за общественную дипломатию, за расширение наших контактов с общественной дипломатией, особенно с молодежными организациями, потому что за вами будущее. Чем плотнее вы общаетесь со сверстниками из других стран, тем больше устойчивость нашей внешней политики на долгие годы вперед. Конечно, в этом смысле отмечу небывалый успех XIX Всемирного фестиваля молодёжи и студентов в октябре прошлого года в Сочи, который действительно помог сближать, объединять молодых людей из самых разных стран. Что касается конкретно Вашего вопроса, я так сходу сейчас не могу пофантазировать. Изложите это на бумаге, чтобы мы поняли, как это структурно, организационно можно устроить.

Вопрос: Как Вы оцениваете роль Парламентской ассамблеи Совета Европы, Парламентской ассамблеи ОБСЕ? Нужно ли Российской Федерации участвовать в таких организациях?

С.В.Лавров: В любой ситуации парламентское измерение структур, которые создаются государствами, наверное, позитивно. Парламент — это орган, который формируется напрямую народами, парламентарии обличены полномочиями от своих избирателей. Замечу (и не в скобках, а с восклицательным знаком), что это просто неприемлемо, когда говорят, что наложенные на Россию санкции, в том числе в отношении парламентариев, применяют за то, что крымчане изъявили свое желание вернуться на Родину, что Россия защищает в Донбассе жителей Донецка, Луганска и соответствующих территорий от национал-радикалов.

У нас недавно была делегация американских сенаторов, один из которых находился в нашем ответном списке, но мы, тем не менее, проявили добрую волю и разрешили ему приехать в составе этой группы. Он, кстати сказать, излагал достаточно разумные взгляды, как и большинство из них, за исключением одного сенатора, который и в Вашингтоне потом возвращался к этой теме, имею в виду Дж.Кеннеди (это однофамилец). Он достаточно сурово спрашивал, чего мы хотим от них, США, в отношении Сирии, Украины. Я ему сказал, что мы не только от них, мы хотим от всех выполнения тех договоренностей, которые были достигнуты. По Сирии есть резолюция Совета Безопасности ООН, которая говорит, что только сами сирийцы определяют судьбу своей страны, включая её руководителей, а это не вполне вписывается в позицию Запада, который эту резолюцию, кстати, пытается трактовать узко. Что касается Украины, тоже есть резолюция, одобрившая минский «Комплекс мер», в соответствии с которым Киев должен решать свои вопросы и договариваться обо всем напрямую с Донецком и Луганском, что там записано. Это все, больше мы от них ничего не хотим, что касается Сирии и Украины. Знаете, что он мне сказал? Спросил, что они получат от нас взамен. Я ответил, что взамен они получат то, что мы будем выполнять эти резолюции, тем более, что они уже выполняются нами.

Поэтому насчет парламентских контактов, я считаю, что их нужно всячески поощрять. Но, конечно, нужно видеть, что попытки спекулировать и злоупотреблять парламентскими контактами, в том числе в рамках парламентских ассамблей, которые Вы упомянули, есть. Они нагнетаются и будут продолжаться, потому что хотя большинство парламентариев в Совете Европы и в ОБСЕ все-таки проявляют разумные, прагматичные подходы, как минимум понимают, что в силу самого факта существования России без нее очень трудно о чем-то договариваться на нашем общем пространстве, но есть и агрессивное, русофобское меньшинство (примерно знаете, наверное, о каких странах происхождения таких парламентариев я говорю). Они требуют всячески нас антагонизировать, маргинализировать, изолировать.

Есть разница между Парламентской ассамблеей Совета Европы и Парламентской ассамблеей ОБСЕ. Парламентская ассамблея ОБСЕ — это орган рекомендательный, он вырабатывает решения, которые являются ориентиром, как и Генеральная ассамблея ООН. Совет Европы — это структура, которая базируется не на политических, а на международно-правовых договоренностях, на двух с лишним сотнях конвенций. Большинство из них применяются в Российской Федерации, мы их подписали, ратифицировали. И Парламентская ассамблея также является частью этого механизма, в рамках которого создано единое правовое поле для всех европейских стран.

После того, как Парламентская ассамблея Совета Европы в нарушение основополагающего принципа, закрепленного в статуте Совета Европы (а именно, что все делегации во всех органах Совета Европы должны иметь равные права), лишила прав российскую делегацию, мы думали, что озарение, отрезвление, придет быстро. Ждали год, но оно не пришло. Тогда мы сказали, что, если они не хотят, чтобы мы участвовали в процессе принятия решений, тогда мы будем задерживать наши взносы. Вы видели, какой шум поднялся? Но никакого платежа без представленности. Этот принцип еще американцы придумали, когда удерживали свои взносы в ООН, причем у них ситуация была иная, их никто никуда не выгонял. Получилось так, что в период нашего неголосования и неучастия в работе Парламентской ассамблеи Совета Европы (этот орган, при всей его «рекомендательности», все-таки выбирает должностных лиц Совета Европы) уже выбраны больше половины членов Европейского Суда по правам человека, Комиссар Совета Европы по правам человека. В будущем году предстоят выборы Генерального секретаря Совета Европы. Если он тоже будет избран без нас, то нам будет очень трудно в своих шагах опираться на легитимность органов, которые были сформированы в ситуации, когда российские парламентарии были дискриминированы и не имели возможность голосовать.

Говоря о Совете Европы, не могу не упомянуть не очень позитивные тенденции в деятельности Европейского Суда по правам человека. Он постоянно пытается возвращаться к обвинению России в том, что происходит на неподконтрольных нам территориях, в частности в Приднестровье. Они еще в нулевые годы применили так называемую концепцию «эффективного контроля», приняли постановление о том, что Россия контролирует Приднестровье, и теперь нам пытаются инкриминировать всё, что там происходит с правами человека. Это очень плохой путь, он не доведёт ни до чего хорошего эту структуру.

Иногда неолиберализм, одержимость новыми либеральными ценностями, которые Запад сейчас пытается противопоставить традиционным ценностям, закрепленным в универсальных документах, такими как Всеобщая декларация прав человека, захлёстывает и Европейский Суд по правам человека. Я с изумлением узнал, что был такой эпизод: в 2010 г. в одном украинском городе некая дама жарила яичницу на Вечном огне. Её осудили условно за осквернение могил, памятников. Она стала судиться в судах высшей инстанции, прошла украинскую цепочку, суды везде подтвердили приговор, условное наказание. Она пошла в Европейский Суд по правам человека, который несколько месяцев назад вынес постановление о том, что были нарушены её права, и присудил заплатить ей несколько тысяч евро. Считаю, что если судебная система будет основываться на такой логике, то это просто возмутительно. Это подрывает само доверие к такого рода судебным решениям.

Вопрос: Как Вы знаете у нас под боком, в 200 км, уже на протяжении четырех лет идет гражданская война. Я видел эту войну, периодически езжу туда, потому что доставляю гуманитарную помощь. Я был на передовой, под обстрелами. У меня вопрос по поводу Минских соглашений. Они ведь не соблюдаются. Каждый день летят снаряды, не было такого дня, чтобы это не происходило. ОБСЕ это регистрирует, но толку пока не особо видно, потому что умирают мирные граждане, военные. Когда Украина наносит удар по Донецкой Народной Республике, ДНР говорит, что не может в ответ ударить, тем самым подставляя «вторую щеку». Как это можно решить?

С.В.Лавров: Вы абсолютно правы, Киев саботирует свои обязанности. Началось это с того, что он сделал вид, будто в Минских соглашениях ничего не записано о необходимости прямого диалога между Киевом, Донецком и Луганском. Стали изобретать какие-то посреднические структуры, так появилась контактная группа, которую Киев упорно называет «трехсторонней», дескать, это Киев, Москва и ОБСЕ, хотя в контактной группе есть на полных правах четвертая сторона – Донецк и Луганск. Они там представлены. Даже в презентационном плане говорить «трехсторонняя контактная группа» – это какая-то иллюзия жизни в вымышленном мире. Это плохо и показывает, что менталитет заточен совсем на другое.

Я уже касался основ этого кризиса. Считаю, что европейские страны, которые своими подписями гарантировали соглашение между экс-президентом Украины В.Ф.Януковичем и оппозицией, несут прямую ответственность за то, что происходит сейчас. Мы проявили максимум доброй воли. Несмотря на то, что эти власти совершили массу преступлений, в мае 2014 г. мы признали избрание П.А.Порошенко Президентом Украины, исходя из того, что он декларировал себя «президентом мира» и готовность немедленно сесть за стол переговоров и решить все эти проблемы. Он обманул нас, Запад и, главное, свой народ. Я уже говорил о том, какие звучали первые решения, как пытались захватить Крым, когда произошёл незаконный захват власти. Но надо помнить еще и о том, что те районы, которые сейчас называют «отдельные районы Донецкой и Луганской областей», никаких агрессивных действий не предпринимали. Они увидели нарушение Конституции и попросили дать им возможность разобраться в чём дело, не трогать их. У них была такая позиция. Да, там переизбрали нескольких губернаторов, потому что они поддержали этот путч. Но эти же люди были объявлены террористами за то, что они попросили оставить их в покое и дать понять, о чём идёт разговор. Была объявлена антитеррористическая операция, и на них напали. Они же не нападали на власти, на авторов переворота.

Такая «жизнь в зазеркалье» воспринимается нашими западными коллегами как аргумент для того, чтобы занимать ту позицию, которую они занимают. Мы много раз говорили с ними откровенно, доверительно, открыто. У меня уже устойчивое впечатление, что подавляющее большинство из них прекрасно понимает, что происходит. А происходит то, что Президент Украины П.А.Порошенко был объявлен светочем демократии, а его режим – образцовым, поскольку он стремится к современным ценностям, на Запад. Подспудно, конечно, основную роль играло то, что он будет выступать частью программы, проекта сдерживания России. Об этом не говорится, но подразумевается в качестве одной из основных предпосылок происходящего.

По мере того, как они понимают, что он недоговороспособен в отношении любого пункта Минских договоренностей, осознают также, что он не может контролировать национал-радикалов. Совсем недавно пять западных международных НПО – «Хьюман Райтс Уотч», «Фридом Хаус», «Международная амнистия» и ряд других опубликовали открытое письмо Президенту Украины П.А.Порошенко, в котором перечисляли преступления, совершенные национал-радикалами только за 2018 г. Там идёт речь о нападении на женский марш 8 марта, поджоге венгерского центра в Ужгороде и подобных действиях в Ивано-Франковске, Львове и других городах Украины. Никакой реакции нет.

Запад убедился, что т.н. «добровольческие батальоны», включая печально известный «Азов», которому даже Конгресс США запрещал продавать оружие, никуда не делись, а формально они были включены в ВС и Национальную гвардию Украины, хотя реально не подчиняются центральным военным штабам, а, может быть, даже и наоборот, задают тон тем позициям, которые занимают военные и силовики в Киеве. Запад, конечно, за это время убедился, что Президент Украины П.А.Порошенко недоговороспособен также в том, что касается реформ, которых требует Международный валютный фонд. Единожды сказав, что это победа демократии, заявив, что выполнять Минские договорённости должна прежде всего Россия и вложив такой политический, не говоря уже о финансовом, капитал в украинские власти, Запад уже не может без потери лица, как ему кажется, сказать, что он был не прав, и что нужно оказывать воздействие прежде всего на Киев. Не знаю, насколько эти соображения ложно понятого престижа и угрозы потери репутации будут доминировать. По моим оценкам и данным, когда западные коллеги, по крайней мере, европейские, общаются с руководителями нынешней Украины без прессы, то они высказывают достаточно нелицеприятные вещи и добиваются какой-то реакции, но мы её, по большому счету, не видим.

Возвращаясь к вопросу о том, что же делать, то, как бы это ни казалось банальным, нужно требовать выполнения Минских договоренностей, так как в них отражены законные чаяния дончан и луганчан. Минские договорённости согласованы с их участием и участием Германии и Франции, которые представляют весь Европейский союз. Более того, через неделю после подписания этих договорённостей мы обеспечили единогласное принятие резолюции Совета Безопасности ООН, утвердившей эти Минские договорённости в полном соответствии с духом и буквой той бумаги, на которой они изложены. Надо добиваться этого. Я об этом говорил нашим коллегам в Европе.

Сейчас мы с начальником Генерального штаба ВС Российской Федерации В.В.Герасимовым ездили, в том числе в Берлин и Париж. Там говорили в основном про сирийских беженцев. Это острая тема для европейцев и стран ближневосточного региона. Мы хотим согласовать принципы общей работы. Также затрагивалась Украина. Они предложили собрать новый саммит «нормандской четверки» (Германия, Франция, Россия, Украина), задающей тон в этой работе и поддерживающей процессы, которые затем должны получить оформление в Контактной группе, где уже есть представители Донбасса. Напомнили им, что в октябре 2016 г. очередной саммит проходил в Берлине, за год до этого в Париже. Тогда в Берлине лидеры четырех стран с указкой на карте смотрели, что там происходит, и сошлись на необходимости не просто начать отвод тяжелых вооружений, но и развести силы и средства. Договорились начать с трех пилотных участков – Петровское, Золотое и Станица Луганская, и сделать это в течение месяца. За это время из двух первых населенных пунктов силы и средства были отведены на согласованное расстояние. В отношении Станицы Луганской украинская делегация стала требовать недели полной тишины до того, как состоится такое разведение. На вопрос, почему в двух предыдущих случаях это не было выделено в качестве требования, ответа нет – здесь, мол, такая специфика, нужна неделя.

С тех пор миссия ОБСЕ двадцать два раза официально докладывала, что в Станице Луганской, в этом районе, было семь и более дней соблюдения режима прекращения огня. Украинская сторона говорила, что это не их статистика, а они насчитали пару выстрелов. Я не утрирую. До сих пор эта договорённость лидеров не выполняется. Более того, в первые два пункта, откуда в свое время были разведены силы с обеих сторон, опять входят и начинают в этих «серых» зонах окапываться. Пока такая не абстрактная, а сугубо конкретная договорённость первых лиц государств «нормандской четверки» о трех конкретных населенных пунктах не будет выполнена, считаю, что проводить очередной саммит будет не очень хорошо для репутации «нормандского формата». Не говоря о том, что в политической области такая элементарная вещь, как известная может быть многим «формула Ф.-В.Штайнмайера» не может быть положена на бумагу уже два с половиной года (скоро будет три).

В октябре 2015 г. занимавший в то время пост Министра иностранных дел ФРГ Ф.-В. Штайнмайер предложил примирить позиции о том, что должно быть первым – принятие закона об особом статусе Донбасса и его вступление в силу или проведение выборов. Он предложил компромисс: закон об особом статусе вступает в силу на временной основе в день голосования и на постоянной – в день опубликования доклада ОБСЕ об этих выборах (обычно это занимает пару месяцев). Подразумевалось, что этот закон вступит в силу на постоянной основе, если доклад ОБСЕ подтвердит, что выборы были свободными и справедливыми, но украинцы пытались под этим предлогом оттянуть выполнение договорённости. Скоро будет уже три года, как я сказал, как эта договорённость наряду со Станицей Луганской блокируются нашими украинскими коллегами и на встречах экспертов «нормандского формата», и в Контактной группе. Они категорически отказываются класть ее на бумагу. Ещё раз скажу, в этих условиях надо просто требовать. По-моему, наши западные партнеры, по крайней мере, в своих внутренних дискуссиях и приватных контактах с Киевом это осознают.

Вопрос: После 1991 г. Россия простила долгов на 140 миллиардов. Почему наша страна всем прощает долги? Эти деньги могли бы пойти на увеличение пенсии нашим ветеранам. Мы помогаем тушить пожары в Греции, а они высылают наших дипломатов. Может быть, пора переходить к прагматичной реальной политике?

С.В.Лавров: Во-первых, насчет 140 миллиардов. Здесь нужно принимать в расчет, что тогда долги калькулировались в ситуации, когда СССР не был неотъемлемой частью международной валютно-финансовой системы, рубль не был в нее интегрирован и курс просто устанавливался Госбанком Советского Союза. Некоторые могут помнить, когда доллар стоил 63 копейки. Если считать по этому курсу долги, а их СССР раздавал немало, прежде всего, странам, боровшимся против колониализма, за независимость (в основном это была военная помощь), то, конечно, это далеко от реальности.

Во-вторых, такого рода кредиты, которые предоставлялись борцам за независимость, по определению не опирались на какие-то международно-правовые договорённости. В значительной степени это были деньги, выдаваемые негосударственным субъектам.

В-третьих, как я понимаю, значительная часть этой суммы касается также долгов бывших советских республик. Они действительно были погашены Россией по договорённости, которая называлась «нулевой вариант» и предполагала, что Россия оплатит все долги, которые советские республики, ставшие независимыми, имели на тот момент, и в обмен получит всю заграничную собственность СССР за рубежом.

Не думаю, что те суммы, о которых Вы говорите и которые унаследованы от СССР, решили бы какие-то внутренние проблемы или существенно помогли бы их урегулированию, потому что эти долги на девяносто с лишним процентов, так я думаю, были невозвратными. До сих пор сохраняются некоторые долги, унаследованные от советской эпохи. Несколько лет назад мы списали африканским странам долгов, остававшихся с советских времен, на несколько миллиардов долларов, которые мы бы никогда не получили, потому что юридически очень трудно доказывать, по какому курсу предоставлялись эти деньги.

Насчет реальной политики и вопроса относительно того, не пора ли вернуться к прагматизму – да, пора. Мы стараемся действовать именно так. Все-таки наряду с прагматизмом у нас есть еще качества, которые определяют наши ценности – это добрососедство, стремление к справедливости, готовность поддержать близких людей. Все это проявляется, в том числе в рамках ОДКБ. Но такая готовность наших союзников по ОДКБ, конечно, должна тоже к чему-то обязывать и быть встречной. Здесь я с Вами абсолютно согласен.

По Греции мы уже делали комментарий. Могу еще раз сказать, у нас нет оснований сомневаться, что эти решения принимались под жестким давлением тех, кто хочет формировать из любой страны участника антироссийского фронта.

Россия. ЦФО > Образование, наука. Внешэкономсвязи, политика > mid.ru, 30 июля 2018 > № 2694601 Сергей Лавров


Россия > Внешэкономсвязи, политика > mid.ru, 19 июля 2018 > № 2694602 Сергей Лавров

Вступительное слово Министра иностранных дел России С.В.Лаврова на Совещании послов и постоянных представителей Российской Федерации, Москва, 19 июля 2018 года

Уважаемый Владимир Владимирович,

Коллеги,

Я хотел бы выразить искреннюю признательность Президенту Российской Федерации В.В.Путину за неизменное внимание к дипломатической службе как с точки зрения содержательного наполнения наших действий и их оценки, так и в том, что касается социальной защищенности дипломатов и решения тех вопросов, которые для этого необходимы.

Мы понимаем, что в нынешней обстановке на международной арене ответственность Министерства иностранных дел России и всех его загранучреждений, руководителей посольств и генеральных консульств за реализацию определенного Президентом Российской Федерации В.В.Путиным внешнеполитического курса многократно возрастает. Постараемся это доверие всегда оправдывать.

Хотел бы также поприветствовать наших коллег из Администрации Президента Российской Федерации, Правительства Российской Федерации, Федерального Собрания Российской Федерации.

Только объединенными усилиями мы сможем продвигаться по пути, который определил Президент Российской Федерации В.В.Путин, обеспечивая интересы России на международной арене и максимально благоприятные внешние условия для развития нашей страны.

Хотел бы предоставить слово Президенту Российской Федерации В.В.Путину.

«Уважаемые коллеги! Приветствую вас на нашей традиционной встрече.

Прежде всего хотел бы поблагодарить руководство, всех сотрудников и ветеранов дипломатической службы за работу по защите национальных интересов России, за вклад в развитие международного сотрудничества.

Центральный аппарат Министерства, наши посольства и все загранучреждения действуют слаженно и профессионально, успешно решают поставленные задачи. В условиях динамичной, насыщенной событиями ситуации в мире Россия последовательно проводит ответственный и самостоятельный внешнеполитический курс.

Подчеркну, активное участие России в мировых делах продиктовано нашим главным национальным интересом. Это обеспечение максимально благоприятных, безопасных условий для прорывного развития страны, решения масштабных социальных, экономических задач, повышения качества жизни наших людей.

Наши граждане хотят видеть Россию сильным, независимым, миролюбивым государством. Мы открыты к партнёрским, взаимовыгодным, конструктивным отношениям со всеми странами и региональными объединениями.

Россия как постоянный член Совета Безопасности ООН и впредь будет отстаивать зафиксированные в Уставе этой организации основополагающие принципы: суверенитет и равенство государств, невмешательство в их внутренние дела, справедливое разрешение споров. Убеждены, что следуя международному праву, работая на коллективных началах, мы можем решать самые сложные мировые проблемы.

Наша линия на обеспечение глобальной безопасности и стабильности, противодействие новым вызовам и угрозам, безусловно, востребована в мире.

Взгляды России на то, как и на каких основах должен базироваться современный миропорядок, разделяют наши союзники по ОДКБ, партнёры по СНГ, БРИКС, Шанхайской организации сотрудничества. Это, мы с вами понимаем, большая часть населения планеты. Именно исходя из наших принципиальных позиций мы действовали и будем действовать при разрешении острых региональных кризисов.

В Сирии при решающей роли России нанесен сокрушительный удар по международному терроризму, по ИГИЛ и другим экстремистским группировкам. Это позволило сохранить сирийскую государственность, создать условия для восстановления экономики и возвращения беженцев.

Хочу ещё раз поблагодарить наших военнослужащих, которые мужественно, профессионально выполняли и выполняют свой долг, и, конечно, дипломатов, которые так же активно и с полной отдачей действуют на сирийском направлении.

При энергичных дипломатических усилиях России продвигается работа в рамках Астанинского процесса. Большим достижением стало проведение в начале года в Сочи Конгресса сирийского национального диалога, заслуживающего самого пристального внимания, изучения и поддержки. Это закладывает основы легитимности обновлённой Сирии.

Теперь на повестке дня – формирование Конституционного комитета для подготовки конституционной реформы и последующего проведения выборов при содействии Организации Объединенных Наций. И конечно, крайне важно нарастить усилия международного сообщества по оказанию гуманитарного содействия сирийцам. Мы этим плотно занимаемся.

Ясно, что это важно и для Сирии, и для региона в целом, да и для очень многих стран мира, поскольку это снизило бы, если бы мы активно работали на этом направлении, миграционную нагрузку на европейские страны.

Решение, основанное на коллективных усилиях и диалоге, Россия всегда предлагала и для Корейского полуострова, разработала вместе с Китайской Народной Республикой План поэтапной нормализации ситуации.

Хорошо, что заложенные в нём идеи нашли применение, что стороны сели за стол переговоров, проявили взаимное уважение, отказались от действий, способных привести к непоправимым последствиям. Рассчитываем, что позитивные тенденции, наметившиеся, в том числе благодаря вкладу Президента Дональда Трампа, получат дальнейшее развитие.

Но есть и примеры, когда в одночасье перечёркиваются достигнутые общими усилиями договорённости. Имею в виду односторонний выход Соединенных Штатов из Совместного всеобъемлющего плана действий по иранской ядерной программе.

А ведь этот документ играет важнейшую роль для глобального режима нераспространения. Сейчас задача – сохранить эту ключевую договорённость и предотвратить неконтролируемый рост напряжённости на Ближнем Востоке.

Серьёзные риски обострения ситуации сохраняются на юго-востоке Украины. Причины, по сути, те же: несоблюдение сегодняшними украинскими властями взятых на себя обязательств, отказ от мирного разрешения конфликта.

Раз за разом демонстрируется откровенное пренебрежение договорённостями, нежелание вести диалог со своими гражданами, все сценарии рассчитываются по силовому пути. Исходим из того, что Минский комплекс мер остаётся реальной основой для политического урегулирования этой кризисной ситуации.

Уважаемые коллеги! То, что мы делаем на внешнеполитической арене, мы делаем не ради какого-то умозрительного величия и не для того, чтобы создать проблемы другим. Повторю, главное – обеспечивать условия для устойчивого развития нашей страны.

В предстоящие годы Россия не только должна прочно закрепиться в пятёрке крупнейших экономик мира, но и существенно повысить ключевые стандарты качества жизни наших граждан. Для достижения этих стратегических целей мы должны в полной мере использовать внешнеполитические возможности.

Важно настроить работу на конкретный, прагматичный результат, осваивать новые рынки, расширять экспорт, доступ к передовым технологиям и инвестициям, преодолевать чинимые препятствия и ограничения для работы отечественных компаний за рубежом.

Сегодня принцип конкуренции и открытости в мировой торговле всё чаще подменяется протекционизмом, экономическая выгода и целесообразность – идеологической конъюнктурой и политическим давлением. Экономические связи, предпринимательская свобода становятся объектом политизации.

На этом фоне внешняя политика России, напротив, должна стать более экономически ориентированной и более рациональной. Особое значение имеет формирование пространства добрососедства, благополучия, безопасности и стабильности по всему периметру наших государственных границ.

Ключевой интеграционный проект для России – это, конечно, Евразийский экономический союз. Отрадно, что партнёры реализуют наши приоритеты в ЕАЭС вместе с нами, мы действуем достаточно эффективно. Суть этих подходов – использовать возможности интеграции для стимулирования роста экономик всех стран-участниц, чтобы отдачу, практическую пользу от сотрудничества чувствовали граждане и бизнес.

Также считаем важным наращивать внешние контакты ЕАЭС. Уже действует зона свободной торговли с Вьетнамом. Ведутся соответствующие переговоры с Израилем, Сербией, Сингапуром. В скором времени начнутся консультации с Египтом и Индией. Подписано временное соглашение, ведущее к образованию зоны свободной торговли с Ираном. А всего имеется около 50 предложений об установлении партнёрских отношений с Евразийским экономическим союзом.

Хорошие перспективы открывает совместная работа с Китаем, с которым ЕАЭС в мае этого года заключил Соглашение о торгово-экономическом сотрудничестве.

ЕАЭС и китайская инициатива «Один пояс, один путь» эффективно дополняют друг друга. Гармонизация этих проектов способна заложить фундамент для формирования Большого евразийского партнёрства – пространства экономической кооперации, максимально свободного от всяких барьеров.

В такой логике нужно стремиться развивать отношения и с Евросоюзом, который, несмотря на нынешние трудности, остаётся одним из наших главных торговых партнёров. У нас с ЕС много пересекающихся экономических интересов. Десятилетиями складывалась и наша общая транспортная, энергетическая инфраструктура.

Подчеркну, все деловые проекты, которые мы реализуем с Европой, включая, скажем, «Северный поток – 2», носят исключительно коммерческий, экономически обоснованный характер. В них нет политической подоплёки, какого-либо «двойного дна».

Ключ к обеспечению безопасности и стабильности в Европе именно в том, чтобы расширять сотрудничество и восстанавливать доверие, а не в развёртывании у российских границ новых баз и военной инфраструктуры НАТО, что сейчас и происходит.

На подобные агрессивные шаги, которые представляют прямую угрозу России, будем реагировать соразмерно. Нашим коллегам, которые играют на обострение, стремятся включить в том числе, скажем, Украину или Грузию в «военную орбиту» альянса, следовало бы подумать о возможных последствиях такой безответственной политики.

Нужна другая, позитивная повестка, нацеленная на совместную работу, на поиск точек соприкосновения. Мы говорили об этом, конечно, и на встрече с Президентом Соединённых Штатов господином Трампом.

При всей разнице взглядов мы сошлись во мнении, что российско-американские отношения находятся в крайне неудовлетворительном состоянии. По многим параметрам даже хуже, чем во времена «холодной войны».

Конечно, было бы наивно полагать, что проблемы, копившиеся годами, будут решены за несколько часов. Но на это никто и не рассчитывал. Тем не менее полагаю, что путь к позитивным изменениям всё-таки начат.

Важно, что наконец состоялась полноформатная встреча, позволяющая поговорить напрямую. И она была в целом успешной, привела к полезным договорённостям.

Посмотрим, конечно, как будут дальше развиваться события. Тем более что определённые силы в Америке пытаются принизить, дезавуировать результаты встречи в Хельсинки.

Вы знаете, отрываясь от текста, хотел бы сказать несколько слов «совсем от себя», что называется.

Мы видим, что в Соединенных Штатах есть силы, которые с легкостью готовы принести в жертву российско-американские отношения, в жертву своим амбициям в ходе внутриполитической борьбы в Америке. Готовы жертвовать интересами своего бизнеса, который теряет многомиллионные контракты, теряет российский рынок, рабочими местами в самих Соединенных Штатах, пускай немногочисленными, но все-таки имеющимися в связи с кооперацией с российскими партнерами, – счет идет на десятки тысяч, а может быть пойдет и на сотни тысяч.

Готовы жертвовать интересами своих союзников, как в Европе, так и на Ближнем Востоке, в частности, например, имею в виду интересы Государства Израиль. Ведь мы говорили, в том числе и об обеспечении безопасности на Голанах в ходе операции в Сирии. Судя по всему, это никого не интересует. Готовы жертвовать вопросами обеспечения своей собственной безопасности.

Обращаю ваше внимание на то, что в 2021 году заканчивает действие договор СНВ-III. Так, по большому счету, мы могли бы жить и без него, даже еще несколько лет назад. Но все-таки сделали правильный шаг, пошли на заключение этого соглашения. И если сегодня, прямо сейчас не будет начата работа по его продлению, пролонгации, то через полтора года он просто закончится – его не будет.

Когда я говорил об этих силах, вы знаете, это совершенно не вписывается в нашу с вами политическую философию, потому что нас-то всегда и везде учили, что люди, работающие для государства, в интересах общества, прежде всего должны думать об этих фундаментальных интересах и их всегда ставить выше. Но – нет! В Соединенных Штатах, мы видим, есть силы, которые свои групповые, узкопартийные интересы ставят выше общенациональных.

Про таких людей у нас хорошо написали когда-то наши известные писатели-сатирики: «жалкие, ничтожные люди». Но это не так. В данном случае это не так. Это люди и не жалкие, и не ничтожные, а наоборот довольно могущественные, сильные, если могут «впаривать» – извините за моветон – своим гражданам, миллионам своих граждан различные трудноперевариваемые в нормальной логике истории. Но они могут это делать.

Говорю это не для того, чтобы кого-то поругать или кого-то похвалить. Совсем нет. Говорю это для того, чтобы мы с вами учитывали это обстоятельство в ходе нашей практической работы на американском направлении. Это факты, с которыми мы сталкиваемся сегодня.

Тем не менее Россия открыта для развития контактов с Соединенными Штатами на равноправной, взаимовыгодной основе. Это нужно не только двум нашим народам, но и всему миру. Как крупнейшие ядерные державы мы несём особую ответственность за обеспечение стратегической стабильности и безопасности.

Уважаемые коллеги! Теперь два слова совсем по другой теме. Только что завершился чемпионат мира по футболу. У нас побывали не только главы многих государств и правительств, но прежде всего сотни тысяч болельщиков из разных стран, которые сами увидели настоящую Россию – открытую, дружелюбную, современную.

И это очевидный успех, прорыв так называемой народной дипломатии. Это и результат вашей работы, в том числе вашего участия в подготовке столь масштабного мероприятия. Хочу вас за это поблагодарить.

Уважаемые коллеги! Нагрузка на центральный аппарат МИДа, на все наши посольства, конечно, спадать не будет. Предстоит большая работа. Колоссальная ответственность лежит и на каждом из вас.

Вы можете быть уверены, что руководство страны будет, как и прежде, делать всё необходимое для материального обеспечения и повышения профессионального статуса дипломатов, укрепления социальной защищённости сотрудников Министерства. На этот счёт принят целый ряд соответствующих решений.

Вместе с тем некоторые чувствительные для вас вопросы – по оплате труда, социальным гарантиям членам семей, пенсионному обеспечению, улучшению жилищных условий – пока еще до конца не отрегулированы. Конечно, Правительство будет заниматься этим.

Прошу Правительство держать эти вопросы на контроле и при проработке не допускать формального, бюрократического подхода. Подчеркну, речь идёт об обеспечении адекватных условий для профессиональной деятельности дипломатов, а это крайне важно с точки зрения повышения эффективности всей нашей внешнеполитической работы».

Источник: http://kremlin.ru/events/president/news/58037

Россия > Внешэкономсвязи, политика > mid.ru, 19 июля 2018 > № 2694602 Сергей Лавров


Россия > Внешэкономсвязи, политика. СМИ, ИТ > mid.ru, 14 июля 2018 > № 2694603 Сергей Лавров

Интервью Министра иностранных дел России С.В.Лаврова для программы «Политикинг» с Л.Кингом на телеканале «Раша Тудэй», Москва, 14 июля 2018 года

Вопрос: В ближайшее время состоится историческая встреча Президента Российской Федерации В.В.Путина и Президента США Д.Трампа. Отношения между двумя странами складываются в последнее время весьма напряженно. Президент США Д.Трамп дал понять, что в ходе встречи могут обсуждаться такие вопросы, как Сирия, санкции, военные учения и вмешательство в выборы.

Что ждет от этой встречи Москва? Об этом мы узнаем прямо сейчас. Из Москвы с нами беседует Министр иностранных дел России С.В.Лавров. Большое спасибо, что нашли время ответить на наши вопросы.

С.В.Лавров: Спасибо, что пригласили меня, Ларри.

Вопрос: Хорошо, давайте сразу приступим к делу. Только что завершился саммит НАТО. По его итогам Президент США Д.Трамп и другие члены альянса приняли совместное заявление, в котором, в частности, осуждается осуществленная Россией «незаконная и нелегитимная аннексия Крыма» (как они выражаются). Кроме того, в документе выражается поддержка стремлению Украины со временем вступить в НАТО. Как бы Вы прокомментировали данное заявление?

С.В.Лавров: В этих заявлениях нет ничего нового. Мы уже много лет слушаем все это и воспринимаем как сохраняющийся по инерции менталитет «холодной войны».

Вопрос: Но я думал, что «холодная война» закончилась.

С.В.Лавров: К сожалению, в НАТО сохраняется инерция «холодной войны». Натовцам давно уже пора отказаться от нее.

Вопрос: То есть, когда они называют «аннексию Крыма» «незаконной и нелегитимной», Вы с этим не согласны?

С.В.Лавров: Нет. Нынешний статус Крыма был определен его жителями в ходе свободного и честного референдума, который проводился в присутствии большого числа международных наблюдателей. Там не было официальных делегаций от других государств или от международных организаций, но там были международные наблюдатели и правозащитники. Так или иначе, все это было намного прозрачнее и легитимнее, чем одностороннее признание независимости Косово без всякого референдума.

Кстати говоря, наши западные друзья любят рассуждать о том, что порядок должен опираться на четкие правила. Но при этом они для каждого конкретного случая придумывают новые правила, а потом говорят, что это «sui generis» – единственный в своем роде случай. А если потом им еще что-то не понравится, там тоже будут действовать другие правила.

Мне один приятель рассказывал, что, когда на Генеральной Ассамблее ООН собирались обсуждать вопрос Мальвинских (Фолклендских) островов, наши британские коллеги разослали своим послам по всему миру инструкции, чтобы убедить страны своего пребывания в том, что статус Фолклендских островов был определен в ходе свободного и честного референдума среди местных жителей в полном соответствии с Уставом ООН и правом народов на самоопределение и что санкции, введенные аргентинским правительством по итогам референдума, нелегитимны и заслуживают осуждения. Надеюсь, параллель, которую я пытаюсь провести, Вам понятна.

Вопрос: Да, все понятно. В четверг Президент США Д.Трамп в ходе своей пресс-конференции, в частности, сказал, что союзники США по НАТО проявили беспрецедентную готовность увеличить расходы на оборону. Кроме того, он назвал НАТО «хорошо отлаженным механизмом». Что Вы думаете по поводу НАТО?

С.В.Лавров: Я воспринимаю НАТО как данность. Считаю, что НАТО – это атавизм «холодной войны». Сейчас мы наблюдаем за тем, как НАТО расширяется все больше и больше, приближаясь к границам России и вбирая в себя все новые страны, что, прямо скажем, не способствует повышению уровня безопасности Альянса. Мы считаем, что эти действия не способствуют решению тех проблем, с которыми мы сталкиваемся сегодня. Сегодня у нас общие угрозы и общие враги – терроризм, изменение климата, организованная преступность, наркоторговля. Расширение НАТО не способствует решению ни одной из этих проблем.

Несомненно, как я уже говорил, мы должны воспринимать НАТО как данность, однако члены этого Альянса должны понимать, что они не могут диктовать другим странам, как им подходить к вопросам международной безопасности. Необходим диалог. Мы предложили НАТО сотрудничать по целому ряду направлений: борьба с терроризмом, обсуждение военных доктрин, обсуждение мер по обеспечению прозрачности при наращивании военных ресурсов. После событий и референдума в Крыму все наше взаимодействие с НАТО оказалось заморожено. НАТО заняло точно такую же позицию, как и в августе 2008 г., когда президент Грузии М.Саакашвили развязал войну против собственного народа в Южной Осетии. Мы тогда потребовали созвать заседание Совета Россия-НАТО, однако К.Райс, которая занимала в то время пост госсекретаря США, заявила, что ни в коем случае, им не о чем говорить с агрессором. Позднее она изменила свою точку зрения, и все члены НАТО согласились с тем, что Совет Россия-НАТО должен функционировать в любой обстановке и особенно в критических ситуациях и что его работа должна основываться на принципах равенства и учитывать интересы обеих сторон.

После референдума в Крыму, который, как я уже сказал и как подтвердили многие международные наблюдатели, был свободным и честным, была совершена та же ошибка. Что касается расходов на оборону, даже если не произойдет никакого увеличения расходов, на сегодняшний день страны НАТО, включая США, тратят на оборону приблизительно в 20 раз больше, чем Россия. Если же исключить США, европейские страны тратят на оборону в 4 раза больше, чем Россия. Я готов допустить, что отчасти это связано с разницей в производительности труда, однако дело, конечно же, не только в этом.

Вопрос: Как Вы отреагировали на заявление Президента США Д.Трампа о том, что Германия находится полностью под контролем России?

С.В.Лавров: 12 июля официальный представитель МИД России М.В.Захарова озвучила нашу позицию по данному вопросу, сославшись на конкретные факты. Мы продаем газ Германии – это бизнес. При этом у США в Германии находятся десятки тысяч военных и десятки военных баз. Любой международный наблюдатель может на основании этих цифр сделать собственные выводы.

Могу только процитировать ответ Президента США Д.Трампа на вопрос о том, кем он считает Президента России В.В.Путина – врагом или другом. Президент Д.Трамп сказал, что Президент В.В.Путин для него – соперник, сильный конкурент, с которым он вполне может поладить. При этом он надеется, что со временем В.В.Путин может стать его другом.

Но если говорить о соперничестве, я всегда выступал за свободную конкуренцию, потому что в основе свободного рынка лежит честная конкуренция. Если я не ошибаюсь, 12 июля Министр энергетики США Р.Перри, говоря о поставках газа в Германию, заявил, что проект «Северный поток – 2» необходимо остановить, и США могут ввести санкции против тех европейских стран, компании которых участвуют в этом проекте, под тем предлогом, что США якобы выступают за конкуренцию и поэтому надо построить новые терминалы для сжиженного природного газа из Америки. Вот это, я вам скажу, конкуренция! Конечно, если российский авторитарный газ хуже американского демократического газа, но это уже никакая не экономика и не конкуренция, а чистой воды идеология и недобросовестная конкуренция.

Вопрос: Поедете ли Вы с Президентом России В.В.Путиным в Хельсинки?

С.В.Лавров: Да, я там буду, как и Госсекретарь США М.Помпео, с которым мы несколько раз обсуждали детали встречи в Хельсинки. Параллельно со встречей президентов, которую для начала они хотят провести «один на один», мы также проведем встречу с М.Помпео и с послами наших стран и обсудим все вопросы, которые захотят поднять представители России и США. У нас нет заранее оговоренной повестки, но, разумеется, есть вопросы, которые мы обязательно должны будем обсудить.

Вопрос: Значит, президенты США и России проведут встречу «один на один». Кстати, я лично знаю Президента России В.В.Путина, мы встречались несколько раз. Насколько я помню, он не говорит по-английски. На встрече президентов будут присутствовать переводчики?

С.Лавров: Да, там будут переводчики. На самом деле, Президент России В.В.Путин понимает по-английски, но чтобы его мысли были переданы как можно более точно, он предпочитает пользоваться услугами переводчиков.

Вопрос: Получается, что в комнате больше никого не будет? Никаких помощников? Вас там тоже не будет?

С.В.Лавров: На данный момент американская сторона предложила такой формат. Как вежливые люди, мы пошли им навстречу.

Вопрос: Какие у Вас ожидания от этой встречи? Что, по мнению российской стороны, можно будет считать успехом?

С.В.Лавров: Успехом будет, если мы начнем нормально общаться. Почти все каналы коммуникации, установленные за последние десять лет, были заморожены. А ведь эти каналы связи служили для общения по очень важным вопросам, таким, как борьба с терроризмом и наркоторговлей, энергетика, кибербезопасность, ситуация в Афганистане и другие региональные конфликты.

Сейчас же у нас случаются только отдельные встречи дипломатов и военных, и, главным образом, в контексте Сирии. Кроме того, есть канал коммуникации по Украине. Помощник Президента Российской Федерации В.Ю.Сурков и спецпредставитель США по Украине К.Волкер встречались несколько раз, но пока никакого заметного прогресса достигнуто не было, потому что при каждой встрече с российскими коллегами американцы пытаются в корне пересмотреть Минские соглашения, которые лежат в основе консенсуса по урегулированию украинского кризиса. Но мы продолжаем работать, и, я надеюсь, что мы обязательно обсудим этот вопрос в Хельсинки.

Если же вернуться к Вашему вопросу о том, каким нам видится идеальный исход встречи, то в идеале нам хотелось бы договориться о возобновлении каналов коммуникации по всем сложным вопросам, где наши позиции расходятся, чтобы мы могли поработать над сближением наших подходов к решению этих проблем. Кроме того, нам нужно общаться и по тем вопросам, в которых мы уже сейчас можем эффективно сотрудничать в интересах наших стран и всего международного сообщества, например, по вопросам стратегической стабильности.

Вопрос: Вы смотрите на эту встречу с оптимизмом?

С.В.Лавров: Знаете, мне платят не за то, чтобы я был оптимистом или пессимистом. Мне платят за то, чтобы я реально смотрел на вещи. Так что постараемся быть реалистами. Посмотрим, какая реальность нас ждет.

Вопрос: У наших стран были хорошие отношения при М.С.Горбачёве. М.С.Горбачёв и Дж.Буш очень хорошо ладили между собой. Так же было при Б.Н.Ельцине и Б.Клинтоне. Когда Россия и США начали отдаляться друг от друга? Я знаю, что Д.Трамп сказал, что между нами должны быть дружеские отношения. Казалось, всё идёт хорошо, а потом ситуация стала ухудшаться. Как бы Вы описали нынешнее состояние американо-российских отношений?

С.В.Лавров: Печально, что они сейчас в таком состоянии. Как Президент В.В.Путин неоднократно говорил в своих выступлениях, в том числе перед американской аудиторией, началось это ухудшение с того, что США стали понимать: в России хотят иметь собственный взгляд на то, как строить свою страну, обеспечивать её безопасность и организовывать развитие.

После распада Советского Союза американское и в целом западное влияние на происходящее в России было очень велико, и США, вероятно, считали, что теперь российское руководство будет придерживаться западной линии во всём. Помните, Фрэнсис Фукуяма назвал это «концом истории», имея в виду, что после того как перестал существовать СССР, на планете будет всего одна цивилизация, западная цивилизация, со всеми своими ценностями, правилами и так далее, которая будет определять решение мировых вопросов.

Россия же считала, что с учётом её тысячелетней истории, традиций, национального характера, ценностей, в том числе ценностей православных, духовных, она вправе участвовать в решении этих вопросов. Наравне со всеми и при всеобщем уважении норм международного права, но она должна иметь возможность высказываться сама. Мы хотели, чтобы голос России воспринимался как голос равного партнёра. Поначалу это нам и обещали, когда создавался Совет Россия — НАТО, когда на саммите ОБСЕ все лидеры, главы государств и правительств провозгласили приверженность принципу неделимой безопасности, согласно которому никакая страна не должна укреплять собственную безопасность за счёт ослабления безопасности других.

Затем в какой-то момент Соединённые Штаты в одностороннем порядке вышли из Договора об ограничении систем противоракетной обороны. С этого, кстати, начался тот ревизионизм, который мы наблюдаем по сей день. США вышли из многих международных соглашений, и это попытка пересмотреть мировой порядок. Когда же они вышли из Договора по ПРО, это было явным нарушением принципа, гласящего, что никто не должен наращивать свою безопасность в ущерб чужой.

Тогда мы предложили сделать так, чтобы этот принцип равной и неделимой безопасности не просто был выражением политической позиции, но имел бы юридически обязывающий характер. И в 2007-2008 годах мы предлагали заключить договор о европейской безопасности, в котором участвовали бы все члены ОБСЕ и в котором принцип того, что нельзя укреплять свою безопасность за счёт безопасности других, закреплялся бы как юридически обязывающий. Но члены НАТО наотрез отказались, заявив, что юридические гарантии своей безопасности страна может получить только в НАТО.

Полагаю, не требуется объяснять в деталях, насколько прискорбным было это решение Североатлантического альянса. Оно указывало на то, что его цель — дальнейшее пополнение своих рядов и дальнейшее приближение к границам Российской Федерации. А это нарушение уже другого принципа, который страны НАТО приняли в контексте саммитов ОБСЕ, — не сохранять в Европе разделительные линии и не продвигать их на восток. Напротив, мы вместе с ними выразили стремление уничтожить эти разделительные линии. И это лишь некоторые примеры ухудшения ситуации в этот период.

Вы упомянули Президента США Дж.Буша. В 2002 году, когда Президент России В.В.Путин сказал, что считает выход США из этого договора ошибкой, Джордж Буш-младший ответил, что им нужно выстраивать систему ПРО, которая направлена не против нас, а против других стран. Он упомянул Иран, Северную Корею. И сказал, чтобы мы поступали, как хотим, в ответ на выход США из договора, что они тоже будут считать, что наши действия направлены не против них.

Всё это привело нас к пониманию того, что Договор по ПРО больше не действует, потому что Соединённые Штаты из него вышли, и мы начали разрабатывать новые вооружения, которые могли бы преодолеть противоракетную оборону, потому что не хотим оказаться в ситуации, когда мы будем безоружны перед лицом Соединённых Штатов, обладающих стратегическими вооружениями и стратегическим противоракетным щитом — такое сочетание вводит в большое искушение. Поэтому мы постарались как-то защитить свою безопасность в этой ситуации — не более того. Мы не собираемся ни на кого нападать, но хотим быть хорошо защищены от любой атаки, направленной против нас.

Вопрос: Господин Министр, как Ваша страна относится к новым договорённостям США с Северной Кореей? С российской точки зрения, для мира это хорошо или плохо?

С.В.Лавров: Думаю, для мира это хорошо. Мы решительно поддерживаем усилия Президента США Д.Трампа и усилия Президента Южной Кореи Мун Чжэ Ина, направленные на формирование атмосферы, благоприятствующей решению ядерного вопроса на Корейском полуострове и денуклеаризации. Россия и Китай с самого начала говорили о том, что первым шагом должно быть выстраивание доверия, а вторым — меры по укреплению доверия, такие как приостановка запусков и испытаний, приостановка военных учений. Я считаю, что сейчас ситуация развивается в правильном направлении.

Итог сингапурской встречи между Президентом США Д.Трампом и северокорейским лидером Ким Чен Ыном многие критикуют, говоря о том, что это всё лишь пустые слова на бумаге, не подкреплённые ничем существенным. Позже в Пхеньян приезжал Госсекретарь США М.Помпео, и его тоже критиковали за отсутствие конкретных обязательств по вопросу денуклеаризации, но мне кажется, серьёзные аналитики понимают, что в одночасье такое не делается. Кризис очень глубок, последствия его серьёзны, ухудшение ситуации может отразиться на многих странах. Нужно постепенно выстраивать доверие, и усилия Президента Д.Трампа и Госсекретаря М.Помпео этому способствуют. Мы эти усилия поддерживаем и стараемся оказывать содействие в своих контактах с КНДР и другими странами региона.

Вопрос: Рад слышать. Всё американское разведывательное сообщество единодушно пришло к выводу, что российские власти влияли на ход выборов в США в 2016 году, и что Президент Д.Трамп скажет Президенту В.В.Путину больше такого не делать. Как Вы относитесь к этому и к вопросу вмешательства Вашей страны в ход американских выборов? Ваша реакция?

С.В.Лавров: Я видел эти сообщения, но, при всём уважении, Ларри, не могу согласиться, что это мнение, как Вы говорите, всего американского разведывательного сообщества. Те, кому это интересно, могут почитать статью бывшего посла США в Москве Джека Мэтлока, который прокомментировал доклад о якобы имевшем место российском вмешательстве и продемонстрировал содержащиеся в нём пробелы, неточности и нестыковки. К примеру, в докладе не были изложены взгляды военной разведки.

Этот доклад подписали представители всего трех спецслужб, в то время как обычно в составлении доклада от имени всего американского разведывательного сообщества участвуют более десятка таких спецслужб. Затем я прочитал доклад комитета Сената США по разведке, в котором утверждается, что Россия вмешивалась в ход выборов, что есть доказательства, но не приводится ни одного факта. Было объявлено, что полный доклад будет засекреченным ввиду содержащейся в нём чувствительной информации.

Точно такой же подход мы наблюдаем в наших отношениях с Великобританией, которая десять лет назад обвинила нас в отравлении бывшего сотрудника ФСБ А.Литвиненко, жившего в Лондоне. Материалы суда, возложившего ответственность на Россию, также были засекречены. Сейчас идёт расследование в отношении отравления в Солсбери, и у общественности снова нет никакой прозрачной информации. Мы не получаем ничего, в том числе доступа к российскому гражданину. Мне кажется, такой пример заразителен. Становится правилом, что теперь наши западные друзья пытаются выстраивать политику в отношении России на основании таких формулировок, как «весьма вероятно», и утверждений о том, что «нет другого правдоподобного объяснения». То же самое мы совсем недавно видели в Греции: «весьма вероятно» — и ни единого факта нам не представляют.

Но вернусь к теме выборов в США. Я провёл в Вашей стране немало времени и, как мне кажется, понимаю, как работает система. Расследование специального прокурора Р.Мюллера длится уже больше полутора лет, проводятся слушания, десятки людей участвуют в этих слушаниях, их допрашивают. Но всё, что получает общественность, это постоянные утверждения о том, что доказано, что Россия действительно вмешивалась, но они пока что не могут сказать, повлияло ли это вмешательство на исход выборов, и так далее. Но ни одного факта в дополнение к этим утверждениям не приводится.

Зная американскую систему, я уверен, что во всех этих слушаниях, публичных и закрытых, засекреченных и незасекреченных, участвует так много людей, что невозможно, чтобы до сих пор вовне не просочилось ни единого факта. В американской системе часто происходят утечки информации, и уж конечно, по такому вопросу и при таком числе участников невозможно, чтобы общественность не увидела так или иначе хоть единого факта.

Вопрос: То есть Вы категорически отрицаете какое-либо участие России?

С.В.Лавров: Президент России В.В.Путин неоднократно высказывался по этому вопросу. Совсем недавно, пару недель назад, он в очередной раз подтвердил, что российские власти не имеют никакого отношения к тому, как проходили выборы в США. Мы читали о вмешательстве других со стороны Демократической партии, но об этом факте, кстати, доказанном, вообще не упоминают, когда обсуждают те выборы.

Мы выражали готовность ответить на любые вопросы, которые могут возникнуть у американского руководства по этой теме. Мы предлагали это год назад, когда Президент России В.В.Путин и Президент США Д.Трамп встретились «на полях» саммита «Группы двадцати» в Гамбурге, и посчитали, что достигнута договорённость о том, что встретится группа экспертов, на которой американцы изложат все вопросы, которые Россия, по их мнению, должна разъяснить, и наши эксперты дадут им разъяснения. Но через несколько дней после саммита под давлением тех, кто считает, что руководство США не должно вести с Россией никакого диалога по кибербезопасности, с этим решили повременить. Недавно поступали сигналы о том, что американцы готовы возобновить эти попытки. И мы будем готовы обсудить любые вопросы, которые могут вызывать у Соединённых Штатов обеспокоенность в сфере кибербезопасности.

К слову о кибербезопасности и свободе самовыражения. Нас беспокоит тот факт, что телеканал «Раша Тудэй», который Вам не чужд, власти некоторых стран, например, Франции, записали в «агенты влияния». Кроме того, французское Правительство внесло на рассмотрение парламента законопроект, предполагающий создание «чёрного списка» средств массовой информации, которые подозреваются в распространении фейковых новостей. Ещё большее беспокойство вызывает тот факт, что на уровне правительства и законодателей предлагается создать список «надёжных» медийных ресурсов и рекомендовать его национальным регуляторам по киберпространству. Если это не цензура, не попытка сжать пространство для свободы самовыражения, то я ничего не понимаю в этой жизни.

Вопрос: Что касается нашей программы, которая выходит на телеканале «Раша Тудэй», я могу с уверенностью сказать: «Раша Тудэй» никогда не вмешивался в наши дела, не навязывал никаких редакционных решений. Мы никогда не сталкивались ни с какой цензурой на этом телеканале. Я хочу официально заявить об этом.

Ещё один вопрос, господин Министр. С нравственной точки зрения, как Вы можете поддерживать в Сирии такого лидера, как Б.Асад, который столь бесчеловечно обращается с собственным народом? Как в цивилизованном мире его можно поддерживать?

С.В.Лавров: Кто-то говорит, что быть политиком значит быть циником, кто-то говорит, что здоровый цинизм полезен, я же считаю, что нужно быть реалистами и проявлять ответственность, прежде всего за безопасность в мире, за безопасность наших стран, за сотрудничество, создающее такие условия, в которых наш народ чувствует себя в большей безопасности.

Оглянемся назад, на прошлое этого региона. Саддам Хусейн был диктатором. Муаммар Каддафи был диктатором. Но сравним страдания народов Ирака и Ливии соответственно при этих двух диктаторах и сегодня, после интервенций, которые в нарушение международного права провели в этих странах США и НАТО. Полагаю, сейчас убитых, раненых и тех, кто был вынужден бежать из родных мест, на несколько сотен тысяч больше, чем пострадавших при вышеупомянутых режимах.

То же самое можно сказать и применительно к Сирии. Те, кто разрушил Ирак и Ливию и сейчас пытается пригласить международное сообщество разделить ответственность в решении кризиса с мигрантами, не сделали для себя никаких выводов и решили довести Сирию до такого же состояния. По мнению ряда аналитиков, Соединённые Штаты могли бы быть заинтересованы в поддержании хаоса в этом регионе, чтобы можно было «ловить рыбу в мутной воде». Мне не кажется, что США преследуют такую цель, но если посмотреть на факты, ясно, что происходит именно это.

Из этого не следует, что мы хотим оправдывать диктаторов, но следует то, что, прежде чем ввязываться в авантюру, требуется сделать всё, чтобы не вести себя безрассудно. Необходимо найти способ мирным образом продвигать демократические изменения, как Соединённые Штаты делают во многих странах того же самого региона, и мне не нужно даже их перечислять.

Мы осуждаем любые нарушения прав человека и норм международного гуманитарного права, кто бы их ни совершал – власти, оппозиция или вмешивающиеся зарубежные страны. Но необходимо видеть картину в целом и понимать цену демонстрации своих нравственных принципов просто ради демонстрации нравственных принципов.

Вопрос: Это Ваше заявление касается и Сирии?

С.В.Лавров: Да, Вы ведь об этом меня и спросили.

Вопрос: Да. Очень рад это слышать. Господин Министр, большое спасибо, что сегодня нашли для нас время. Удачной поездки в Хельсинки! Будем надеяться, что, когда мы с Вами встретимся вживую, в мире будет царить мир. Это было бы хорошо.

С.В.Лавров: Спасибо, Ларри! Большое Вам спасибо за приглашение на программу.

Россия > Внешэкономсвязи, политика. СМИ, ИТ > mid.ru, 14 июля 2018 > № 2694603 Сергей Лавров


Россия. Иордания > Внешэкономсвязи, политика > mid.ru, 4 июля 2018 > № 2666969 Сергей Лавров

Выступление и ответы на вопросы СМИ Министра иностранных дел России С.В.Лаврова в ходе совместной пресс-конференции по итогам переговоров с Министром иностранных дел и по делам эмигрантов Иорданского Хашимитского Королевства А.Сафади, Москва, 4 июля 2018 года

Провели подробные переговоры о ситуации в регионе и о состоянии наших двусторонних отношений.

Особое внимание уделили процессам урегулирования ситуации в Сирии на основе резолюции 2254 СБ ООН, включая уважение суверенитета, единства и территориальной целостности этой страны.

Выразили удовлетворение очень тесным и полезным взаимодействием по тематике сирийского урегулирования между нашими странами как в рамках трехстороннего, с участием американцев, мониторингового центра в Аммане, так и по линии формата Астаны, в котором Иордания участвует в качестве наблюдателя.

Ценим усилия наших иорданских друзей по содействию достижению договоренностей о примирении между сирийскими властями и боевиками отрядов оппозиции в районе сирийско-иорданской границы. Обсудили вопрос, остающийся предметом серьезной обеспокоенности Иордании, имею в виду пребывание на территории Королевства сотен тысяч беженцев из Сирии (по некоторым оценкам миллион двести тысяч) и скопление беженцев на сирийской части границы между двумя странами. Мы едины в том, что эти люди нуждаются в гуманитарной помощи. Рассмотрели некоторые конкретные меры, которые позволят облегчить и расширить доставку такого содействия.

Отметили также необходимость выполнять договоренность о южной зоне деэскалации, достигнутую между Россией, Иорданией и США во всех аспектах, включая продолжение непримиримой борьбы с террористами из т.н. «Исламского государства» и «Джабхат ан-Нусры», которые контролируют примерно 40% территории южной зоны деэскалации. Эта задача остается приоритетной, в том числе, исходя из того, что по мере ликвидации террористических группировок будут создаваться благоприятные условия для возвращения беженцев (в том числе находящихся в Иордании) на родину.

Для создания в освобожденных районах благоприятных условий для возвращения беженцев требуется масштабное международное содействие, направленное на восстановление социально-экономической инфраструктуры, создание рабочих мест. Мы убеждены в том, что все международные игроки, которые располагают такими возможностями, должны оказывать содействие в решении этих задач на территории Сирии, не пытаясь обставлять такую помощь какими-то политизированными условиями.

Россия не раз уже говорила о необходимости отменить односторонние санкции, препятствующие созданию нормальных экономических, инфраструктурных условий для возвращения беженцев, которые западные страны ввели против Сирии.

Россия и Иордания выражают глубокую обеспокоенность положением дел в палестино-израильском урегулировании. Тревожат набирающие силу односторонние подходы, которые не способствуют выполнению договоренностей, достигнутых ранее в рамках международных организаций, прежде всего в ООН. Мы убеждены, что единственным возможным путем снижения напряженности на палестинских территориях и продвижению к урегулированию является прямой диалог между сторонами конфликта. Россия готова оказывать всяческое содействие его возобновлению. Готовы это делать как в контексте наших двусторонних отношений с Израилем и Палестиной, так и во взаимодействии с другими международными игроками, в том числе на площадке ближневосточного «квартета».

Помимо этих и ряда других региональных проблем, мы обсудили перспективы двусторонних отношений, которые развиваются поступательно в соответствии с договоренностями между Президентом России В.В.Путиным и Королем Иордании Абдаллой II.

У нас есть настрой на продолжение взаимодействия в сфере мирного атома и на диверсификацию деловых связей в других областях. Рассчитываем, что вклад в эти усилия внесет Межправительственная комиссия по развитию торгово-экономического и научно-технического сотрудничества, которая планирует провести свое заседание до конца года.

Мы подтвердили готовность к продолжению диалога по всем этим и другим вопросам, которые представляют обоюдный интерес. Будем конструктивно взаимодействовать в развитии двустороннего сотрудничества и в решении актуальных региональных и международных проблем.

Вопрос: Выступая на заседании СБ ООН 27 июня, Специальный посланник по Сирии С.де Мистура выразил опасения в связи с возможностью эскалации насилия в сирийской провинции Дераа и призвал не допустить повторения там сценариев Восточной Гуты и Алеппо. Вы не комментировали это заявление С.де Мистуры. Можете ли Вы сделать это сейчас? Справедливы ли подобные заявления в свете то, что Россия участвовала и способствовала организации гуманитарных коридоров, по которым выходили и возвращались мирные жители? Будет ли повторно применена практика гуманитарных коридоров для Дераа?

С.В.Лавров: В южной части Сирии, как я уже рассказал и как говорил мой коллега, действует договоренность России, Иордании и США о южной зоне деэскалации, которая предполагает прекращение боевых действий и при этом никоим образом не ограничивает, а даже наоборот, предусматривает наращивание борьбы против террористов из ИГИЛ и «Джабхат ан-Нусры». Разумеется, при этом наши американские коллеги взяли на себя обязательство договариваться с отрядами оппозиции, которую контролирует Вашингтон, чтобы они размежевывались с террористами. Не всегда это получается.

Более того, целый ряд группировок, которые сотрудничали с американцами, примыкают к «Джабхат ан-Нусре» и участвуют в совместных боевых операциях. Как я уже говорил, «Джабхат ан-Нусра» и ИГИЛ контролируют около 40% территории в южной зоне деэскалации и пытаются расширить там свое присутствие. С этой целью в прошлом месяце они начали боевые действия, обстреливали позиции сирийской армии. В результате погибли мирные жители. Конечно, эта активность должна быть пресечена, чем сейчас и занимается сирийская армия при поддержке российских ВКС.

Параллельно мы помогаем сирийской армии вести работу с вооруженными формированиями, чтобы убедить их заключить договоренность о примирении, сложить оружие и вернуться к мирной жизни. Отмечу очень полезный вклад в эти усилия Иордании. Целый ряд группировок уже заключили соответствующую договоренность о примирении. Соответственно, мир наступил в населенных пунктах, которые эти группировки контролировали. По мере того, как будет развиваться и расширяться этот процесс, мирные жители, которые были вынуждены покинуть этот район, вернутся в свои дома.

Что касается Восточного Алеппо и Восточной Гуты, мы помним, что в ходе операции по изгнанию оттуда террористов было очень много причитаний в западных СМИ и политических кругах, что нарушается международное гуманитарное право, осуществляются этнические чистки. Все это оказалось ложью. В отличие от целого ряда других мест, где т.н. «антитеррористическая коалиция» наводила порядок, мирные жители десятками и сотнями тысяч уже вернулись и продолжают возвращаться в Восточную Гуту и Восточный Алеппо.

Я не опасался бы повторения ситуации в Восточном Алеппо и Восточной Гуте, я бы опасался повторения ситуации в Ракке, куда до сих пор не могут вернуться мирные жители, а те, кто пытается это сделать, подвергают свою жизнь угрозе из-за сохраняющейся минной опасности. Все наши предложения, в том числе американским коллегам, организовать совместную операцию по разминированию и тем самым создать условия для возвращения мирных жителей, пока не находят позитивного отклика. Заверяю Вас еще раз, что и в Дераа, и в целом на юге Сирии параллельно с изгнанием террористов мы будем осуществлять содействие в том, чтобы оказывать гуманитарную помощь мирному населению и создавать максимально благоприятные условия для того, чтобы те, кто покинул свои дома, максимально скорее в них вернулись.

Вопрос: Какая, по Вашему мнению, вероятность того, что договорённость по югу Сирии будет достигнута до саммита в Хельсинки?

На днях Помощник Президента США по национальной безопасности Дж.Болтон в интервью каналу «Си-Би-Эс» сказал, что в Хельсинки будет обсуждаться в том числе и уход Ирана из Сирии. Думаю, все разумные люди понимают, что это требование нереалистичное. Тем не менее, как мы знаем, у Израиля есть озабоченности по поводу присутствия близко к границам неправительственных проиранских вооружённых сил. Возможна ли развязка по этому очень сложному вопросу, которую бы поддерживали все стороны, включая Иран?

С.В.Лавров: Давайте с самого начала условимся о базовых вещах. В Сирии есть немало несирийских сил, часть из которых находится там с согласия законного Правительства страны-члена ООН, а остальные находятся там незаконно, в нарушение принципов международного права.

Что касается юга Сирии, то вся сирийская проблематика, наверняка, будет обсуждаться в Хельсинки. Договоренность по этому району уже существует и была закреплена в тех документах и решениях, которые принимали Президент России В.В.Путин и Президент США и Д.Трамп на встречах в Гамбурге в июле прошлого года и в Дананге в ноябре прошлого года. Затем эти решения были поддержаны с участием Иордании.

Эти решения предусматривают определенную последовательность действий, в результате которых в этом районе не останется несирийских сил. Сирийская армия будет контролировать границу с Израилем. Одновременно не будет никаких поблажек находящимся в этом районе отрядам «Джабхат ан-Нусры» и ИГИЛ. Та часть договоренностей, которая в известной степени зависела от Российской Федерации, в значительной мере выполнена.

Сейчас мы ведем речь о том, чтобы партнеры сделали то, что они обязались предпринять в рамках двух договоренностей прошлого года. Это, прежде всего, касается необходимости избегать каких-либо предлогов для того, чтобы не противодействовать террористам и не изгонять их из этого района.

Мы видим, как тема Ирана обсуждается в СМИ на Западе в предельно упрощенном контексте - для не очень искушенного зрителя и слушателя: «Иран должен уйти, и тогда все встанет на свои места». Причем это проецируется не только на Сирию, но и на весь регион. Иран, мол, должен отовсюду уйти, замкнуться в своих границах, и тогда везде наступит благодать. Это абсолютно нереалистично.

Решать проблемы региона, без участия его ключевых стран, в том числе Ирана, Саудовской Аравии, Иордании, Египта и многих других, не получится. У всех стран региона есть свои озабоченности, у многих из них есть друг к другу претензии. Как и в любом другом районе земного шара надо начинать с того, чтобы сесть за стол переговоров, изложить озабоченности и начать договариваться о том, как их устранять на взаимоприемлемой основе. Другого пути нет. Точно так же необходимо действовать в случае сирийского урегулирования или любого другого урегулирования в этом тревожном регионе.

Вопрос: Видите ли Вы необходимость проведения в преддверии саммита в Хельсинки Вашей встречи с Госсекретарём США М.Помпео, или всё можно решить в телефонном режиме? Примите ли Вы участие в стартующей завтра министерской встрече по иранской ядерной программе в Вене?

С.В.Лавров: Встречи на высшем уровне готовятся в разных форматах. Одним из этапов подготовки к саммиту в Хельсинки, который состоится 16 июля, был визит Помощника Президента США по национальной безопасности Дж.Болтона. В ходе этого визита именно американская сторона предложила организовать до саммита встречу глав внешнеполитических ведомств. Мы, разумеется, согласились, но вчера в телефонном разговоре М.Помпео сказал, что его график предельно напряжён и он физически не сможет повидаться до саммита. Договорились найти подходящие место и сроки после встречи наших президентов в Хельсинки, чтобы уже рассмотреть пути реализации тех задач, которые, надеемся, будут поставлены на этом саммите. Смею вас заверить, что подготовка на экспертном уровне продолжается. Не буду забегать вперёд, но рассчитываем на откровенный разговор по всем вопросам, которые омрачают наши отношения с США.

В пятницу, 6 июля, в Вене состоится встреча на уровне министров иностранных дел стран-участниц договорённости о ядерной программе Ирана минус США, которые вышли из этой программы. Да, я там буду участвовать.

Россия. Иордания > Внешэкономсвязи, политика > mid.ru, 4 июля 2018 > № 2666969 Сергей Лавров


Россия. Великобритания. Весь мир > Внешэкономсвязи, политика. Химпром > mid.ru, 29 июня 2018 > № 2666966 Сергей Лавров

Интервью Министра иностранных дел России С.В.Лаврова британскому телеканалу «Канал 4», Москва, 29 июня 2018 года

Вопрос: Как стало известно, в Хельсинки пройдет саммит, на котором ожидается встреча президентов России В.В.Путина и США Д.Трампа. Это проявление того самого «постзападного» мирового порядка, о котором Вы говорили ранее? Этот миропорядок уже существует?

С.В.Лавров: Вы знаете, я считаю, что в пост-западном мире мы живем уже сегодня, но его формирование еще не закончилось, потребуется еще много времени. По сути, это целая историческая эпоха. Определенно, после почти пяти столетий доминирования так называемого коллективного Запада, не так уж и просто адаптироваться к новым реалиям – теперь есть и другие экономические и финансовые, политические центры силы. Это Китай, Индия, Бразилия. Кроме того, африканские страны будут играть все более значимую роль, как только они разрешат, по крайней мере, часть существующих на континенте конфликтов. Россия, конечно же, хочет быть независимым игроком на международной арене в том смысле, что мы не хотим подрывать международное право, однако те решения, которые мы будем принимать на основании положений международного права, не будут сформированы с оглядкой на какое-либо давление, финансовый фактор, санкции, угрозы и что бы то ни было еще.

Вопрос: И строит этот новый миропорядок Россия, так?

С.В.Лавров: Не Россия создает новый мировой порядок – этот процесс продиктован естественным историческим развитием. Нет смысла надеяться на то, что новых игроков, сильных экономически и финансово, можно сдержать. Нельзя игнорировать их роль в мировой торговле и глобальной экономике. Сейчас предпринимаются попытки этот процесс замедлить через новые тарифы и санкции, которые так или иначе нарушают принципы ВТО. Такая реакция вполне ожидаема – на лицо попытки сдержать формирование новой объективной реальности, которая не зависит ни от одного руководства какой-то страны.

Вопрос: Но Европе-то есть чего бояться в том миропорядке, который Вы только что обрисовали и который включает разные категории стран. Но о странах ЕС Вы ничего не сказали – будут ли они его частью? Или у членов ЕС есть причины для беспокойства?

С.В.Лавров: Что касается ЕС, то, конечно, они часть того самого коллективного Запада, и в его рядах теперь и некоторые восточноевропейские страны. Но Европейский союз, без сомнения, очень важная составляющая любого мирового порядка. Что касается Российской Федерации, для нас ЕС – крупнейший торговый партнер, и это несмотря на все события и ту печальную ситуацию, которая сформировалась из-за неправильной интерпретации понятия государственного переворота. С 2014 г. объем торговли между Россией и ЕС снизился на 50%, однако он все равно составляет более 250 млрд долларов. ЕС – наш главный торговый партнер, если мы возьмем весь союз в целом, как одну единицу.

Сейчас Европейский Союз борется за то, чтобы не затеряться в формирующемся миропорядке, и дается им это не так уж просто. Причина в том, что ЕС во многом полагается на США, и многие члены союза хотели бы и далее сохранить такое положение дел. Но есть и другие страны, они считают, что ЕС должен быть несколько более самодостаточным, например, в военных вопросах. Стоит упомянуть инициативу Франции, Президента Э.Макрона, и Германии по наращиванию своего собственного европейского оборонного потенциала. Это и есть одно из проявлений того, о чем я говорю.

Я наблюдаю за событиями саммита ЕС, который сейчас проходит, в частности, за дискуссиями по миграционным вопросам. У меня появилась интересная мысль касательно отношений НАТО и ЕС. Страны НАТО активно бомбили Ливию, превратив ее в своего рода «черную дыру», из которой потоки нелегальных мигрантов устремились в Европу. А теперь ЕС вынужден «убирать» за НАТО.

Вопрос: Вы упомянули действия НАТО в Ливии, а как же вмешательство России в Сирии? Это также причина исхода миллионов мигрантов.

С.В.Лавров: У меня есть контраргумент. Действия России в Сирии основываются на официальном запросе со стороны легитимного правительства страны, которое признается в качестве официального представителя Сирии в ООН. Официальное приглашение было получено в сентябре 2015 года – спустя четыре с половиной года после начала в Сирии «арабской весны». К моменту, когда мы пришли на помощь легитимным властям страны, основная часть беженцев уже покинула ее границы.

Вопрос: Вы говорите о легитимном правительстве Сирии, но именно оно и ответственно за убийство сотен тысяч своих граждан. Миллионы людей остались без крыши над головой. Животное, которое травит людей газом – так назвал его (Президента Б.Асада) Д.Трамп. Как Вы можете спать спокойно, зная, что у вас такой союзник?

С.В.Лавров: Я бы не хотел пускаться в обсуждения тех эпитетов, которые Д.Трамп использовал в отношении некоторых мировых лидеров. Мнения могут поменяться. Я хочу сказать, что это же война. Это война, которая началась из-за ошибок, допущенных всеми сторонами, в том числе сирийским Правительством. Я считаю, что народные волнения можно было успокоить политическим путем еще на начальном этапе. То, что мы сейчас наблюдаем – результат попытки внешних сил использовать складывавшуюся ситуацию для перекраивания карты Ближнего Востока и Северной Африки. Эти силы вошли на территорию Сирии без приглашения и начали реализовывать там свои планы.

Предпринимаемые нами, Турцией и Ираном усилия (а силы обеих этих стран присутствуют на территории Сирии, Ирана – по официальному приглашению, а Турции – без него) позволили дать начало так называемому астанинскому процессу, астанинскому формату. Правительство Сирии, принимая во внимание тот факт, что сотрудничество России и Ирана с Турцией позволило снизить градус конфликта, поддержала создание астанинского формата переговоров, который включает и представителей вооруженной оппозиции. В рамках этого процесса стороны регулярно встречаются и работают над созданием условий, необходимых для реализации резолюции 2254 СБ ООН.

Вопрос: Позвольте мне вновь задать вопрос об Б.Асаде. Многие хотят знать, что Вам нравится в сирийском президенте?

С.В.Лавров: Дело не в том, нравится нам кто-то или нет – дипломатия и политика не сводятся к чьим-то предпочтениям или неприязни. Эти понятия лежат в плоскости межличностного общения. Президент Б.Асад отстаивает суверенитет своей страны. Он защищает свою страну и в более широком смысле весь регион от террористов, которые в сентябре 2015 года были в состоянии через несколько недель захватить Дамаск.

Мы не хотели повторения трагедий последних двух десятилетий. Даже более чем двух, ведь все это началось ближе к концу прошлого столетия в Афганистане, когда США начали оказывать военную, финансовую и иную поддержку моджахедам, сражавшимся с советскими войсками. Не буду подробно останавливаться на том, почему советские войска находились в Афганистане, они были в стране на законных основаниях, поскольку их туда пригласило правительство Афганистана. США решили использовать моджахедов против советских войск. Американцы надеялись, что после того, как афганские моджахеды выполнят возложенную на них задачу, с ними можно будет как-нибудь совладать. Именно так и появилась «Аль-Каида», и США полностью потеряли контроль над созданным ими «чудовищем». Позже началась военная авантюра США в Ираке, авантюра незаконная, о чем сегодня знают абсолютно все - даже Т.Блэр признал, что операция была ошибкой. Однако сути дела это не меняет: аналогично «Аль-Каиде», зародившейся в результате деятельности США в Афганистане, ИГИЛ стал следствием вторжения в Ирак. А после того, как вразрез с резолюцией Совета Безопасности ООН началось военное вторжение в Ливию (как сейчас в Сирию), на свет появилось еще одно «чудовище» - «Джабхат ан-Нусра». Сколько бы эта организация не меняла свое название, ее террористическая суть остается неизменной. Все, что цивилизованный Запад пытается принести на Ближний Восток и в Северную Африку, в конечном итоге оказывается в интересах террористов.

Вопрос: Это очень впечатляющий экскурс в историю, но я бы хотела поговорить с Вами не о прошлом, а о настоящем, в том числе о Президенте Сирии Б.Асаде. Вы говорите о том, что вопрос не в том нравится он или нет. Означает ли это, что Россия готова к ситуации, при которой он уйдет с поста президента по окончанию войны?

С.В.Лавров: Это позиция не просто России, а всего СБ ООН – института, одобряемого всеми без исключения странами на планете. Позиция эта состоит в том, что будущее Сирии должно определяться народом Сирии, должна быть принята новая конституция, на основе которой проведены выборы – свободные и справедливые, под наблюдением ООН, причем все граждане Сирии должны иметь право голоса.

Вопрос: Иными словами, для России не имеет значения, уйдет Б.Асад или останется, поскольку это будет зависеть исключительно от самих сирийцев?

С.В.Лавров: Да, они должны решить. И эту позицию, которую многие отвергали в период после начала сирийского кризиса, сегодня разделяет все больше стран.

Вопрос: Имеет ли для Вас значение, когда Россия выведет войска из Сирии? Президент России В.В.Путин впервые заговорил об этом еще в марте 2016 года, когда он заявил, что Россия выполнила основные задачи своей военной операции в Сирии. В декабре 2017 года мы услышали еще одно подобное заявление. Можно ли ожидать, что к концу этого года Россия полностью уйдет из Сирии?

С.В.Лавров: Нет. И я не считаю, что это тема, по которой мы можем вести разумный диалог. Мы не приветствуем навязывание искусственных сроков, однако целенаправленно снижаем наше военное присутствие в Сирии. На днях состоялся очередной вывод войск из страны, о чем недавно говорил Президент В.В.Путин – более тысячи военнослужащих, а также часть самолетов и военной техники вернулись в Россию. Все зависит от реального положения дел «на земле». Нам вместе с нашими коллегами, вместе с сирийской армией и при поддержке оппозиции, которую я бы назвал «патриотической оппозицией», удалось не допустить создания халифата, как планировали боевики из ИГИЛ. Но отдельные элементы ИГИЛ все еще остаются на территории страны, как и боевики «Джабхат ан-Нусры». Сегодня они стремятся не допустить полноценной реализации соглашения по южной зоне деэскалации в Сирии. Иными словами, часть боевиков продолжает свою деятельность. Кроме того, у нас в Сирии есть военные объекты (я бы не стал называть их полноценными базами), в частности, две площадки, где размещаются наши военные корабли и авиация, и их имеет смысл оставить там на некоторое время.

Вопрос: Безусловно, сирийская проблематика будет на повестке саммита в Хельсинки. Однако сейчас я хотела бы обсудить ряд других вопросов. Например, упомянутые вами санкции. Считаете ли Вы, что с России снимут санкции даже несмотря на то, что в ЕС совсем недавно обсуждали вопрос об их продлении? Удастся ли Вам договориться с Президентом США Д.Трампом по этому вопросу?

С.В.Лавров: Я упоминал санкции лишь в контексте ухудшения отношений. Мы вводим контрсанкции не для того, чтобы с нас сняли уже наложенные на нас санкции. Это решение должно быть принято теми, кто эти санкции изначально наложил. Именно они должны решить для себя, чего они хотят - сохранения существующего положения дел или победы здравого смысла.

Вопрос: Но совсем недавно Президент В.В.Путин говорил, что ему бы хотелось снятия санкций с России.

С.В.Лавров: Естественно. Мы ничего не имеем против того, чтобы санкции сняли. Но мы также можем использовать предоставляемые ими возможности для развития собственных мощностей в ключевых секторах экономики, национальной безопасности и в других областях, на которые полагается суверенное государство. В последние годы мы уяснили для себя, что в этих сферах на Запад полагаться нельзя - нельзя полагаться на западные технологии, ведь их работу могут приостановить в любой момент, нельзя полагаться на товары повседневного спроса для населения, поступающие с Запада, ведь их поставки всегда могут оборвать. Мы извлекли для себя много полезных уроков. Однако мы, безусловно, не будем выступать против снятия санкций, и если это случится, то мы ответим симметричным образом и снимем наши санкции, принятые в ответ на западные.

Вопрос: На какие уступки Россия готова будет пойти на предстоящем саммите? Предположим, Д.Трамп попросит выдать США Э.Сноудена. Готовы ли Вы рассмотреть такой вариант?

С.В.Лавров: Я никогда не обсуждал Э.Сноудена с новой американской администрацией. Президент В.В.Путин озвучил позицию России по этому вопросу еще несколько лет назад - решение о том, возвращаться в США или нет, принадлежит самому Э.Сноудену. Мы уважаем его права и не можем просто выгнать его из страны против его воли. Э.Сноуден оказался в России даже без американского паспорта, потому что он был аннулирован во время его перелета из Гонконга.

Вопрос: То есть такой вариант обсуждаться не будет?

С.В.Лавров: Я не знаю, почему все стремятся задать именно этот вопрос в связи с саммитом. Решать судьбу Э.Сноудена может только он сам.

Вопрос: Можете ли Вы, Президент России В.В.Путин на саммите дать Президенту США Д.Трампу какие-то гарантии, что в предстоящие через несколько месяцев промежуточные выборы в Конгресс США Россия вмешиваться не будет, с учетом того, что разведслужбы США считают, что в президентские выборы было осуществлено вмешательство?

С.В.Лавров: Мы бы предпочли иметь дело с фактами. Мы не можем серьезно обсуждать предположения на основании аргументов вроде «хайли лайкли».

Вопрос: Но это больше чем «хайли лайкли».

С.В.Лавров: Как это было в Солсбери. Сколько уже ведется расследование в США? Полтора года?

Вопрос: Экс-директор ФБР США Р.С.Мюллер предъявил обвинение на 37 страницах Агентству интернет-исследований - российской «фабрике троллей».

С.В.Лавров: Да, но за предъявлением обвинения должен последовать судебный процесс, а они, как я понимаю, открыли собственное расследование, в котором поставили под сомнение ряд моментов, которые были использованы для формулировки обвинения. Поэтому давайте не будем забегать вперед. Я люблю Л.Кэрролла, но думаю, что логика Королевы, которая сказала «сначала приговор, потом обсуждение», здесь неуместна. На данный момент во всём, что касается президентских выборов в США, «брекзита», т.н. «дела Скрипалей» и крушения малайзийского «Боинга» исходят из принципа «расследование продолжается, но вы уже виновны». Так нельзя.

Вопрос: Но не боится ли Россия правды? Потому что каждый раз, когда авторитетная организация, будь то ООН или ОЗХО, пытаются добраться до фактов, Россия возражает.

С.В.Лавров: Нет, я думаю, что публика и многие уважаемые журналисты, такие как Вы, были дезинформированы. ОЗХО обязана действовать в рамках Конвенции о запрещении химического оружия, которая четко предписывает одну-единственную процедуру для установления фактов - сначала эксперты ОЗХО должны сами, не передавая свои полномочия никому, прибыть на место происшествия, и сами, собственноручно и с применением своего оборудования, собрать образцы и не выпускать из своих рук эти образцы до тех пор, пока они не будут доставлены в сертифицированную лабораторию. В случае последних событий, особенно в случае с инцидентом в Хан-Шейхуне в апреле прошлого года, когда сирийское Правительство обвинили в нанесении там авиаударов с применением химического оружия, эксперты ОЗХО вообще не выезжали на место происшествия, не собирали образцы сами. Когда мы их спросили, откуда они взяли образцы, они ответили, что «их передали британцы и французы». Мы спросили, почему они сами туда не поехали.

Вопрос: Вы больше не доверяете ОЗХО?

С.В.Лавров: Это важная информация, поэтому давайте оперировать не лозунгами, а фактами. Они туда не ездили, но сказали, что получили образцы. Мы спросили от кого, они ответили, что британцы и французы собрали для них образцы. Почему сами не поехали? Сказали, что это небезопасно. Мы отметили, что если британцам и французам удалось туда доехать, то у них есть контакты, которые могут обеспечить их безопасность на месте. Почему бы представителям ОЗХО не попросить Париж и Лондон обеспечить безопасный проезд туда для своих инспекторов? То же самое мы сказали французам и британцам, и они нам ответили, что не могут раскрыть информацию о том, как именно они это сделали. То есть процедура сбора образцов соблюдена не была и порядок передачи и хранения тоже, поскольку инспекторы не могут передавать никому полномочия по доставке образцов в лабораторию. Все эти процедуры, прописанные и закрепленные в Конвенции, были нарушены. И доклад по инциденту в Хан-Шейхуне, представленный совместной Комиссией прошлой осенью, был полон формулировок в стиле «очень вероятно», «по всей видимости», «есть основания полагать» и т. д. Мы пригласили составителей доклада на заседание Совета Безопасности ООН с целью получить от них хоть какую-то достоверную информацию, но это было невозможно. Они упорно сопротивлялись и отказались говорить. И мы заявили, что продолжение работы с нарушением процедур Конвенции невозможно.

Вопрос: Вы используете довольно сильные выражения.

С.В.Лавров: Мы не продлили их мандат, но предложили новый механизм, настаивая на том, чтобы он не нарушал никаких процедур, предписанных Конвенцией.

Вопрос: Доверяете ли вы по-прежнему ОЗХО?

С.В.Лавров: До недавнего времени мы доверяли, но с тех пор наблюдаем в Организации серьезные манипуляции. На днях Великобритания и другие созвали специальное заседание стран-членов Конвенции и голосованием приняли решение, которое по сути нарушает все положения Конвенции, наделив технического секретаря правом устанавливать вину. Я считаю, что этот шаг не был тщательно продуман, потому что это очень опасно.

Вопрос: В этом есть потенциальная опасность для России, потому что теперь ОЗХО может назначать виновных среди подобных России. Не боитесь ли Вы правды?

С.В.Лавров: Нет, я опасаюсь за будущее ОЗХО и Конвенции о запрещении химического оружия.

Вопрос: Выйдет ли Россия из ОЗХО?

С.В.Лавров: Если кто-то предпочитает нарушать положения Конвенции, если они при этом говорят, что такова воля большинства... Для созыва сессии они прибегли к целому ряду уловок, вплоть до того, что мобилизовали небольшие страны, у которых нет представительства в Гааге, оплатили транспортные расходы, размещение в отелях представителям этих стран. Мы знаем об этих фактах, и они об этом знают. Когда происходит грубое нарушение Конвенции, это неизбежно вызывает обеспокоенность. Мы попробуем отменить принятое решение. Оно должно быть рассмотрено Конференцией государств-участников. Но если оно не будет отменено, думаю, что дни ОЗХО будут сочтены, по крайней мере, она перестанет быть по-настоящему всемирной организацией.

Вопрос: ОЗХО также занималась расследованием т.н. «дела Скрипалей». Хочу спросить Вас, считаете ли Вы, что отравление нервно-паралитическим газом бывшего шпиона, его дочери и полицейского на улице в Солсбери – поступок здравомыслящего государства?

С.В.Лавров: Здравомыслящего? Совсем наоборот. Это преступление. И с самого начала мы предлагали провести совместное расследование, поскольку это наши граждане, по крайней мере, дочь Скрипаля является гражданкой России, а у самого Скрипаля, кажется, двойное гражданство – России и Великобритании. С самого начала мы предлагали совместно расследовать этот инцидент. Мы задавали множество вопросов, даже вопросы, касающиеся процедур Конвенции о запрещении химического оружия. В ответ нам сказали, что британская сторона даже слушать нас не хочет, потому что от нас требуется только одно – сказать, сделал ли это В.В.Путин или же он потерял контроль над теми людьми, кто это осуществил. Это всё, что британцы хотели обсудить с нами. Нас очень беспокоят противоречия в т.н. «деле Скрипалей». Нам так и не предоставили консульский доступ к нашим гражданам в нарушение всех международных конвенций о дипломатических и консульских сношениях. Нам не предоставили никакого вразумительного объяснения, почему племяннице Сергея Скрипаля отказывают в получении визы, а ведь она хочет приехать и увидеться со своей двоюродной сестрой. И у нас есть много других вопросов, связанных с самим отравлением.

Вопрос: Но с какой стати британским властям предоставлять доступ к материалам расследования представителям страны, которую подозревают в организации этого покушения?

С.В.Лавров: Как Вы знаете, следствие еще не закончено. В Скотленд-ярде говорят, что оно продлится еще несколько месяцев. Б.Джонсон не так давно пояснил, что сейчас проводится обеззараживание местности – и это спустя почти четыре месяца после происшествия. Пострадавший полицейский чудесным образом исцелился, как и пришедшие в себя Скрипали. Сейчас уже заговорили о планах снести дом, где они жили, а также дом этого полицейского. Всё это смахивает на планомерное уничтожение улик. Точно так были немедленно увезены куда-то скамейки из парка в Солсбери. Ну и видеозаписи, на которых сотрудники полиции и спецслужб осматривают место происшествия в специальных защитных костюмах, а рядом с ними находятся люди без всякой защиты. Всё это выглядит очень странно.

Вопрос: Господин Лавров, Вы обвиняете британское правительство в заметании следов?

С.В.Лавров: Я этого не исключаю. Пока нам не представляют никакой информации… Вам известно, что за последние годы в Лондоне скончались примерно десять граждан России. И во всех десяти случаях…

Вопрос: По какой причине, как Вы думаете?

С.В.Лавров: Во всех десяти случаях расследование их смерти было засекречено. Мы не понимаем почему. Честно говоря, если вам интересны причины их смерти, как гласит мудрость, ищите кому выгодно. А Великобритания определённо получила политическую выгоду от происходящего. Если задуматься, складывается интересная ситуация: страна, которая собирается выйти из Евросоюза, определяет политику ЕС в отношении России. Можно вспомнить, как британцы обходили столицы всех стран-членов ЕС и убеждали, что они должны выдворить российских дипломатов. Большинство так и сделали, некоторые не стали. Впоследствии мы приватно спрашивали у тех, кто присоединился к этой акции британцев, были ли им предъявлены какие-то доказательства, помимо публичных заявлений Лондона. Нам сказали, что нет. Но им пообещали, что позднее, по мере продвижения расследования, им предоставят больше фактов.

Вопрос: Но Вы сказали "кому выгодно"…

С.В.Лавров: По-вашему, это нормально?

Вопрос: Но вы сказали "кому выгодно". А многие на Западе считают, что России выгоден хаос - «брекзит», покушение на Скрипалей, избрание Д.Трампа президентом…

С.В.Лавров: Вы забыли про Каталонию, Каталонию забыли.

Вопрос: Оставим пока Каталонию…

С.В.Лавров: Еще Вы забыли выборы, которые скоро пройдут в Швеции. Их Премьер-министр тоже сказал…

Вопрос: Мы поговорим об этом позже. Но хаос…

С.В.Лавров: Македония, Черногория…

Вопрос: Выгоден ли России хаос, как считают многие на Западе?

С.В.Лавров: Необходимо учитывать хронологию событий. Вы думаете, России выгоден хаос за пару недель до президентских выборов и за несколько месяцев до начала Чемпионата мира? Как Вы сами считаете?

Вопрос: Мне интересно, что скажете Вы. России выгоден хаос?

С.В.Лавров: Я хочу прояснить вопрос. Выгоден ли России хаос за пару недель до президентских выборов и за пару месяцев до Кубка мира? Вопрос в этом.

Вопрос: Но Вы же говорите о новом мировом порядке, который будет построен, как Вы надеетесь, при участии России. Ведь новый миропорядок намного легче строить, если в ЕС царит хаос, а Россия выступает в роли арбитра на Ближнем Востоке и заправляет в Сирии. России это потенциально выгодно.

С.В.Лавров: Нет, это не так. Это совершенно неверная интерпретация моих слов. Я не говорил, что Россия претендует на то, чтобы сформировать новый мировой порядок.

Вопрос: Но чтобы участвовать в этом.

С.В.Лавров: Я сказал, что Россия должна быть одним из участников дискуссии, на равных обсуждая, как использовать объективные реалии многополярного мира, формирующегося на наших глазах, приемлемым для всех образом. Вот, что я сказал. А у тех, кто определяет на Западе политику русофобии, интересы прямо противоположные. Они стремятся «наказать» Россию, понизить её в статусе…

Вопрос: Почему Вы так думаете?

С.В.Лавров: Потому что утрачивать длившееся полтысячелетия господство на международной арене очень болезненно. Это если в двух словах. Причем это не критика, а констатация факта. Я могу понять чувства людей, которые когда-то господствовали в Индии, в Африке, в Азии и других частях света, а теперь осознают, что их время ушло.

Вопрос: Как Вы считаете, Британии выгоден «брекзит»? Выгоден ли он России?

С.В.Лавров: Этот вопрос должны решать британцы.

Вопрос: А России он выгоден?

С.В.Лавров: Не понимаю, почему нужно рассуждать в этом ключе. Решение о «брекзите» принимали британцы. Лондон до сих пор обсуждает этот вопрос с Евросоюзом – детали «развода», связанные с ним проблемы внутри страны. Конечно, мы следим за событиями и отмечаем, что у парламента по этому вопросу своя позиция, а некоторые общественные активисты призывают пересмотреть итоги референдума.

Вопрос: Ситуация в Великобритании при Т.Мэй кажется Вам хаосом?

С.В.Лавров: Это стало итогом процессов внутри Соединённого Королевства. Мы лишь хотим ясности - на каких основаниях мы продолжим работать с Европейским союзом, на каких основаниях нам, возможно, когда-нибудь удастся восстановить отношения с Великобританией, когда она выберет для себя некий осмысленный, прагматический курс, а не чрезмерно идеологизированный подход в духе заявлений с формулировкой «весьма вероятно». Опять же, я считаю, что это должны хорошо понимать те люди на Западе (и особенно либералы), которые продолжают заявлять, что верховенство права превыше всего. На мой взгляд, принцип верховенства права означает, что нельзя выносить приговор, пока вина не доказана. Но именно это мы наблюдаем в случаях со Скрипалём, с трагедией рейса MH-17, ОЗХО, которую используют в качестве своего инструмента те, кто хочет ввести принцип «весьма вероятно» в повседневную практику в Сирии.

Вопрос: Пара заключительных вопросов насчёт саммита. Помогает ли России выстраивать отношения с Д.Трампом то обстоятельство, что, по мнению многих, она имеет на него компромат?

С.В.Лавров: Впервые слышу, чтобы у нас были компрометирующие материалы на Д.Трампа. Их пытается раскопать специальный прокурор Р.Мюллер. Я уже перестал читать новости об этом расследовании. Знаете, когда Госсекретарём США был Р.Тиллерсон, он однажды публично заявил, что у них есть неопровержимые доказательства. Потом, общаясь с ним, я попросил не могли бы они представить нам эти «неопровержимые доказательства»? Хочется понять, что к чему. Возможно, что-то нам удалось бы разъяснить. Он ответил, что представить нам их они не могут - нельзя раскрывать источники. Он сказал, что нашим спецслужбам все известно и у них и надо спрашивать. Можно ли так решать серьёзные вопросы? Эту тему используют для того, чтобы разрушать российско-американские отношения. Тот ответ, который я от него получил, я не могу назвать зрелым, это какое-то ребячество. Надеюсь, что те, кто пытается разыскать доказательства того, что это мы, действуя через какое-то интернет-агентство, определили будущее величайшей страны на планете, поймут, насколько это нелепо. Я понимаю, что демократы в США нервничают, как, кстати, и Великобритания. Кажется, в «Таймс» как-то опубликовали сведения, полученные в результате утечки, о том, что члены британского правительства переживают, что Д.Трамп и В.В.Путин могут поладить.

Вопрос: То есть газеты Вы читаете?

С.В.Лавров: Я читаю подборки, которые мне представляют подчинённые. Мне, конечно, нравится за чашечкой кофе полистать газету, но, к сожалению, время есть не всегда.

Вопрос: И, наконец, на ту же тему компромата. Экс-директор ФБР Дж. Коми заявил, цитирую: «Возможно, что в 2013 году в Москве нынешний президент США проводил время с проститутками, и они мочились друг на друга». Вы считаете, что такое возможно?

С.В.Лавров: Что это «возможно», сказал Дж.Коми. Спросите у него.

Вопрос: Но, по-Вашему, такое возможно? Предположительно это происходило в Москве.

С.В.Лавров: Не знаю, что люди могут придумать. Об этой истории я читал пару лет назад, когда всё это начиналось. Опять же, если люди начинают выстраивать отношения своего государства с другим государством, основываясь на том, что что-то там «возможно» или «весьма вероятно», — это постыдно. То, что делается в США в контексте так называемого «российского следа», как неоднократно говорил В.В.Путин, — это проявление глубинной внутренней проблемы, поскольку проигравшим не хватает мужества признать поражение на выборах.

Вопрос: Господин Министр, большое спасибо!

Россия. Великобритания. Весь мир > Внешэкономсвязи, политика. Химпром > mid.ru, 29 июня 2018 > № 2666966 Сергей Лавров


Россия. ООН > Внешэкономсвязи, политика > mid.ru, 21 июня 2018 > № 2655929 Сергей Лавров

Выступление и ответы на вопросы СМИ Министра иностранных дел России С.В.Лаврова в ходе совместной пресс-конференции по итогам переговоров с Генеральным секретарем ООН А.Гутеррешем, Москва, 21 июня 2018 года

Уважаемые дамы и господа,

Переговоры с Генеральным секретарем ООН А.Гутеррешем были весьма продуктивными, насыщенными и конкретными.

Мы, конечно же, говорили о сложной ситуации, которая сложилась в современных международных отношениях. Мы это связываем, прежде всего, с попытками продавить односторонние подходы к урегулированию различных международных проблем в ущерб поиску коллективных ответов на вызовы современности. К сожалению, эта негативная тенденция в полной мере отражается на работе СБ ООН.

Мы говорили о том, что непросто идет обсуждение таких ключевых мировых проблем, как положение на Ближнем Востоке и Севере Африки, в том числе в Сирии, Ливии, Йемене, проблема палестино-израильского урегулирования. Говорили о кризисах, сохраняющихся на Африканском континенте, которые пока еще с трудом поддаются решению. Подробно обсудили, как ООН и ее Секретариат могут содействовать прогрессу во всех этих вопросах.

Обменялись мнениями и о судьбе Совместного всеобъемлющего плана действий по иранской ядерной программе после того, как США объявили о выходе из этого основополагающего международно-правового документа. Обсудили новые моменты, которые вселяют некоторый оптимизм в том, что касается развития событий на Корейском полуострове и вокруг него. Нам было очень важно услышать, как Генеральный секретарь ООН А.Гутерреш видит пути преодоления застарелых и новых конфликтов в нашем современном мире, количество которых, как я уже сказал, к сожалению не уменьшается.

Россия активно участвует в согласовании государствами-членами модальностей той реформы Секретариата, которую Генсекретарь ООН А.Гутерреш инициировал и которая уже находится на продвинутой стадии. Мы поддерживаем его начинания, направленные на то, чтобы сделать ООН более эффективной в решении стоящих перед мировым сообществом проблем и добиться этого совместными усилиями через диалог всех государств-членов.

Россия неизменно выступает за укрепление центральной роли ООН, за незыблемость основополагающих принципов Устава ООН, за главную ответственность Совета Безопасности ООН в деле поддержания международного мира и безопасности. Это наша принципиальная позиция, которая вчера была четко подтверждена Президентом Российской Федерации В.В.Путиным на встрече с Генеральным секретарем ООН А.Гутеррешем в Кремле.

Мы считаем, что залог эффективности деятельности ООН – объективность, беспристрастность при рассмотрении острых мировых проблем, нацеленность на учет всей гаммы позиций государств-членов. Мы видим настрой Генсекретаря ООН А.Гутерреша именно на такую работу, его искреннее желание помочь преодолеть разногласия между основными игроками и найти взаимовыгодные решения имеющихся проблем. Мы также с большим уважением относимся к гуманистической повестке дня, которую Генсекретарь ООН А.Гутерреш продвигает в ООН во всех областях ее деятельности, прежде всего, в контексте урегулирования конфликтов и кризисных ситуаций.

Еще раз хотел бы подтвердить удовлетворение состоявшимися переговорами.

Вопрос: На днях США объявили о выходе из Совета ООН по правам человека из-за резолюции СПЧ с критикой Израиля. При этом Постоянный представитель США при ООН Н.Хейли назвала политику СПЧ в отношении Израиля слепой ненавистью, а ранее подчеркнула, что Израиль осуждают в СПЧ в десять раз чаще, чем Иран. Действительно ли, на ваш взгляд, СПЧ уделяет чрезмерное внимание Израилю? Как вы в целом оцениваете выход США из СПЧ?

С.В.Лавров (отвечает после Генерального секретаря ООН А.Гутерреша): Мы надеемся, что это не окончательное решение, и США подтвердят свою приверженность ООН, тем более в таком важном для них направлении, как права человека.

В этой области, как Вы знаете, США считают себя чемпионами. Наверное, если это так, то у них должны быть аргументы, которые позволяют работать в СПЧ, в том числе с теми, кто продвигает не совсем совпадающие с американскими подходами инициативы и позиции.

Что касается обвинений Постоянного представителя США при ООН Н.Хейли в адрес СБ ООН в нескончаемой враждебности по отношению к Израилю, то я не могу с этим согласиться. У СБ ООН есть обязанность – рассматривать доклады Генерального секретаря о ситуации на Ближнем Востоке, включая ситуацию в палестино-израильском урегулировании. Эти доклады основываются на решениях, которые принимались в СБ ООН в прошлые годы. Дискуссия, которая разворачивается на основе этих докладов Генерального секретаря, отражает те события, которые происходят на Ближнем Востоке непосредственно в отношениях между палестинцами и израильтянами.

Могу сказать, что недавнее рассмотрение тех беспорядков, которые там происходили, столкновений, обстрелов территорий Израиля из сектора Газа и ответных действий Израиля показали, что большинство членов СБ ООН занимают объективные позиции. По крайней мере, осуждение обстрелов Израиля четко прозвучало, в том числе и от российской делегации.

Вопрос: Все чаще мы слышим разговоры о необходимости реформы ООН, но прекрасно знаем примеры, когда принимаются резолюции, но страны их не выполняют. Например, на протяжении 25 лет не выполняются четыре резолюции СБ ООН по нагорно-карабахскому конфликту. Как вы считаете, есть ли инструменты для того, чтобы страны неукоснительно выполняли резолюции? Поможет ли реформа?

С.В.Лавров (отвечает после Генерального секретаря ООН А.Гутерреша): Конкретно нашу коллегу, представительницу агентства «Москва-Баку», интересует, как я понимаю, ситуация с нагорно-карабахским урегулированием. Резолюции, о которых идет речь, были приняты в период боевых действий. Они позволили, во многом наряду с теми шагами, которые предпринимались «на земле», в том числе нашей страной, остановить эту кровопролитную ситуацию, перевести ее в русло политического диалога. С согласия всех без исключения сторон была создана Минская группа ОБСЕ, в рамках которой пришли к согласию решать все оставшиеся вопросы, включая вопрос об освобождении территорий и о политическом урегулировании, через определение окончательного статуса Нагорного Карабаха. Мы все занимаемся этим до сих пор.

Россия вместе с США и Францией как сопредседатель Минской группы ОБСЕ с полного согласия Баку и Еревана работает над тем, чтобы реализовать стоящие перед нами задачи. Для того, чтобы это произошло необходим консенсус между сторонами конфликта. Как только мы будем двигаться в этом направлении, я уверен, что урегулирование будет не за горами.

Вопрос: Как вы можете охарактеризовать сотрудничество с США в связи с тем, что американская сторона говорит, что можно было бы продвинуться в урегулировании сирийского кризиса, а также по проблематике КНДР на саммите. Есть ли контакты с США по проведению данного саммита? Правда ли, что помощник Президента США Д.Трампа Дж.Болтон в ближайшее время будет в Москве?

С.В.Лавров (добавляет после Генерального секретаря ООН А.Гутерреша): В российско-американских отношениях Президент России В.В.Путин неоднократно подчеркивал, что, по нашему убеждению, если США и Россия начинают сотрудничать по решению той или иной международной проблемы, то в большинстве случаев это получается. От этого выигрывают все члены международного сообщества. Мы исходим из того, что эта позиция действительно востребована многими странами. Генеральный Секретарь ООН только что подтвердил, что он считает важным, чтобы наши страны сотрудничали, а не находились в состоянии, когда отношения подорваны искусственно созданными проблемами, начиная еще с администрации Б.Обамы.

Мы открыты к диалогу с США по всем вопросам. Безусловно, нормализация сугубо двусторонних отношений серьезно помогла бы более эффективному, более тесному взаимодействию на международной арене. Поэтому наши предложения о том, как преодолеть известные раздражители в двусторонних отношениях, не раз направлялись в Вашингтон. В последний раз я направлял их новому Государственному секретарю США М.Помпео.

Параллельно, мы готовы в международных ситуациях, где у нас есть возможность взаимодействовать уже сейчас, поступать именно таким образом. У нас есть, как Вы знаете, контакты по линии дипломатов, военных по сирийскому урегулированию, и параллельно мы поддерживаем тесные отношения с ООН, Генеральным секретарем, его Специальным посланником по Сирии С. де Мистурой. Так что, я читаю утечки, которые в Вашингтоне происходят, о том, что вот-вот состоится саммит или будет предложено провести саммит. Мы не реагируем на утечки. Но то, что мы всегда готовы к контактам, – это всем известно. И если у нас будут договоренности о встречах на высоком и тем более высшем уровне, конечно же, о них будет своевременно объявлено.

Вопрос: Недавно вышел доклад, обвиняющий сирийскую армию и ее союзников в военных преступлениях при освобождении Восточной Гуты. При этом данный доклад основывался на определённых данных. Как Вы могли бы его прокомментировать? Насколько данные, на которые ссылается ООН, объективны, учитывая, что доклад также обвиняет вооруженные формирования, базирующиеся в данном регионе?

С.В.Лавров: Я его не видел. Как я понимаю, это доклад комиссии Пинейро, т.н. Комиссии Совета по правам человека, которая получила через довольно неоднозначную процедуру голосования свой мандат в Совете по правам человека и занимается дистанционным рассмотрением с гуманитарной точки зрения тех или иных ситуаций, которые возникают в Сирии. Комиссия не выезжает на место. Она, как я слышал сегодня в новостях, оперирует данными, полученными в социальных сетях, видео, которые снимают свидетели. Я слышал, что она якобы опросила 140 человек и так далее.

Мы очень скептически относимся к дистанционным методам такого рода работы, будь то военные преступления в целом или применение химического оружия. Мы уже не раз комментировали те способы, которыми зачастую делаются подобного рода сенсации.

Смотрел сегодня репортаж, по-моему «Евроньюс», где комментировали выход этого доклада. Сказали, что там задокументированы военные преступления Правительства Сирии и незаконных вооруженных формирований. И весь этот текст шел на фоне уже ставшего знаменитым ролика, где мальчика Аймана поливают водой, якобы спасая от воздействия химического вещества.

«Евроньюс» - уважаемый телеканал, тем более он претендует на то, чтобы быть самым объективным, как они сами себя называют, и передавать зрителю все без исключения взгляды. С мальчиком Айманом ведь было продолжение истории. После того, как видео посмотрели специалисты и удивились, почему там ничто собственно не соответствует ситуации, когда применяется химическое вещество, мы договорились с сирийским Правительством, привезли мальчика Аймана, его родителей, других участников этого видео в Гаагу на площадку Организации по запрещению химического оружия, где они рассказали, что на них просто накинулись люди, так называемые «Белые каски», которым США недавно опять возобновили финансирование, и стали поливать их водой.

Поэтому, когда наши уважаемые коллеги из СМИ дают подобного рода сообщения, я бы все-таки очень надеялся, что картинка не будет односторонней, а покажет историю с разных концов и с учетом всех фактов, имеющихся в распоряжении общественности.

Россия. ООН > Внешэкономсвязи, политика > mid.ru, 21 июня 2018 > № 2655929 Сергей Лавров


Россия. Белоруссия > Внешэкономсвязи, политика > mid.ru, 19 июня 2018 > № 2655930 Сергей Лавров

Выступление Министра иностранных дел России С.В.Лаврова в ходе заседания Высшего Государственного Совета Союзного государства России и Белоруссии, Минск, 19 июня 2018 года

Коллеги,

Тесная внешнеполитическая координации в рамках Союзного государства имеет возрастающее значение в условиях сохраняющейся в мире крайне напряженной ситуации. США и их союзники не останавливаются перед вмешательством во внутренние дела суверенных государств вплоть до применения военной силы. Большую озабоченность вызывает развертывание глобальной системы американской противоракетной обороны при одновременном закреплении в доктринальных документах США положений, снижающих порог применения ядерного оружия. Особого внимания требует наращивание военной инфраструктуры и активности НАТО непосредственно у границ России и Республики Беларусь. Односторонний выход из договоренностей по иранской ядерной программе говорит о пренебрежительном отношении американской Администрации к своим международно-правовым обязательствам, не говоря уже о политических декларациях и обещаниях.

В этих непростых условиях наши внешнеполитические ведомства находятся в постоянном и тесном контакте, вырабатывают совместные практические шаги. Высоко ценим солидарное с нами голосование белорусских друзей против провокационных резолюций по Крыму на 72-й сессии ГА ООН и сессии Исполсовета ЮНЕСКО, а также грузинского проекта резолюции, в которой предпринималась попытка спекулировать на проблеме беженцев из Абхазии и Южной Осетии. Белорусские друзья вместе с нами недвусмысленно и твердо осудили ракетные удары, нанесенные США, Великобританией и Францией по сирийской территории в апреле этого года. Далеко не у всех среди членов мирового сообщества хватило самостоятельности, чтобы принципиально отреагировать на это грубейшее нарушение международного права.

Новая программа согласованных действий на 2018-2019 гг. сохраняет преемственность на ключевых направлениях. Это, прежде всего, углубление взаимодействия в ОДКБ и интеграционных структурах, проведение единой линии в ООН, ОБСЕ, ОЗХО, других международных объединениях, совместная работа по тематике европейской безопасности, включая отношения с НАТО и ЕС, по вопросам противостояния новым вызовам и угрозам, многостороннего сотрудничества в гуманитарной и правозащитной сферах. Наш общий приоритет- дипломатическое сопровождение деятельности ЕАЭС, повышение его международного авторитета, формирование большого евразийского партнерства с участием членов ЕАЭС, ШОС, АСЕАН, а в перспективе надеемся, что и Евросоюза.

По инициативе наших министерств иностранных дел были разработаны коллективные директивы главам дипломатических миссий стран-членов ЕАЭС за рубежом в целях координации информационно-разъяснительной работы по вопросам интеграции на нашем общем пространстве. Просим Высший Госсовет утвердить Программу согласованных действий в области внешней политики на предстоящий двухлетний период.

Россия. Белоруссия > Внешэкономсвязи, политика > mid.ru, 19 июня 2018 > № 2655930 Сергей Лавров


Россия > Внешэкономсвязи, политика > mid.ru, 15 июня 2018 > № 2642679 Сергей Лавров

Выступление Министра иностранных дел России С.В.Лаврова в ходе встречи с представителями российских некоммерческих организаций, Москва

Уважаемые коллеги,

Рады нашей очередной встрече. Они у нас стали традиционными. Это возможность обстоятельно поговорить, обменяться мнениями по тем вопросам, которые представляют взаимный интерес для Министерства иностранных дел и наших некоммерческих организаций, занимающихся проблемами, стоящими на повестке дня международных организаций. Это гораздо шире, чем сугубо классическое прочтение внешней политики и, по сути дела, уже охватывает все сферы человеческой жизни, которые в эпоху глобализации, взаимозависимости требуют универсального регулирования, выработки правил поведения. Конечно, наш разговор с Вами помогает лучше понять то, что чувствуют люди, которые непосредственно занимаются всеми этими вопросами не в качестве хобби, а в качестве призвания в жизни. Мне очень важно видеть в представителях неправительственных организаций заинтересованных людей, которые работают по зову сердца, по убеждениям, не по принуждению.

Если говорить о ситуации в мире, о той атмосфере, в которой нам приходится работать, то, наверное, нет необходимости тратить много слов. Оценки даны в последних выступлениях Президента Российской Федерации В.В.Путина. МИД России регулярно выступает с комментариями по поводу тех или иных событий, с анализом происходящего в мире. В двух словах происходит процесс формирования новой более демократической, справедливой, полицентричной системы мироустройства. Те, кто столетиями руководил процессами на нашей планете, устанавливал правила для себя и других, причём от других требовал их выполнения, а сам не обязательно этому следовал (это наши западные коллеги во главе с США), конечно, сопротивляются этим процессам, ищут поводы, причины, предлоги, чтобы их тормозить, отстаивать свою доминирующую позицию, которая, в общем-то, уходит в историю.

В поисках таких предлогов и причин Россию стали обвинять (не буду перечислять все конкретные ситуации) буквально во всех смертных грехах продолжают требовать от нас изменения внешнеполитического курса, поведения. Прямо так и говорят: они за сотрудничество с Россией, но для того, чтобы это произошло, она должна покаяться, во всём признаться, и тогда они начнут с ней разговаривать. Понятно, что бессмысленно разговаривать голословно на эти темы. На все наши просьбы (а мы никогда не уходили от честного разговора) предоставить конкретные факты, чтобы можно было сесть и обменяться оценками, сопоставить наши подходы и найти обоюдно приемлемые решения, нам отвечают, что никаких фактов нам давать не будут, что мы сами всё знаем. Я не утрирую, так и происходило.

Попытки такого рода влияния на нашу внутриполитическую и внешнеполитическую позиции, конечно, бесперспективны. Наша страна при любой ситуации, при любом развитии событий способна отстоять свой суверенитет, обеспечить национальную безопасность, защитить своих граждан.

При этом мы никогда не будем искать с кем-то конфронтации, никому угрожать, не будем навязывать взгляды на ту или иную проблему, как делают наши западные визави. Мы никогда не лезем в дела других, а вот для некоторых наших западных коллег это стало чуть ли не нормой. Достаточно вспомнить события «арабской весны», которые продолжают «аукаться» на всей международной арене, и, конечно, антиконституционный переворот в соседней с нами Украине.

Отстаивая свои суверенитет, безопасность, интересы своих граждан мы будем одновременно защищать (и уже делаем это) основы международного права, договорённости, которые были достигнуты по проблемам обеспечения стратегической безопасности, контроля над вооружениями, нераспространения ОМУ, и не будем соглашаться с попытками в одностороннем порядке ревизовать эти договорённости (а их сейчас как раз пытаются ревизовать).

Мы всегда открыты для честного диалога и сотрудничества. Приоритетное внимание уделяем, конечно, своим внутренним задачам, задачам развития интеграционных процессов в рамках Евразийского экономического союза с подключением ШОС, АСЕАН, всех стран, расположенных на евразийском пространстве. Президент В.В.Путин говорил о необходимости развивать, идя от жизни, возможности нашего общего пространства, которое мы называем Большим Евразийским партнёрством или проектом. Оно объективно формируется на практике, что подтвердилось в ходе недавних мероприятий в рамках ЕАЭС, ШОС.

Думаю, что в конце концов (лучше раньше, чем поздно) западные коллеги должны осознать, что межгосударственные отношения должны быть основаны на принципах взаимного уважения и учета интересов друг друга. В этой связи не может не радовать, что ростки здравого смысла начинают пробивать себе дорогу. Мы это видели и продолжаем видеть в контактах с некоторыми странами-членами ЕС. Таких стран становится всё больше. Главное, конечно, чтобы высказываемое ими понимание ненормальности трансформировалось в конкретные практические действия. Будем дожидаться готовности наших партнёров к возобновлению нормальных полноценных отношений.

Ясно, что при этом взаимодействие по линии неправительственных структур с партнёрами за рубежом позволяет взглянуть на многие проблемы шире, чем в рамках «классической дипломатии». Мы заинтересованы в том, чтобы наше гражданское общество активно участвовало в дискуссиях на многосторонних площадках. Пока это участие не столь развито, как бы этого хотелось. Лишь 70 отечественных НКО имеют консультативный статус при ЭКОСОС, при том, что всего там представлено более 4 тысяч организаций. Если говорить о Конференции международных неправительственных организаций Совета Европы, там только четыре российских НПО являются постоянными участниками. В ЮНЕСКО лишь три наши общественные структуры добились статуса партнера. Понятно, что есть целый ряд факторов, которые не способствуют быстрому решению задачи расширения нашей представленности по линии НПО, в том числе, конечно, материальные и финансовые аспекты. Но при наличии активной позиции, инициатив с Вашей стороны МИД России будет делать всё, чтобы эти вопросы решались оперативно. В любом случае ваша активная работа в ООН, ОБСЕ, Совете Европы, других организациях весьма востребована.

Нам понятно ваше приоритетное внимание к вопросам укрепления взаимодействия с гражданским обществом государств СНГ, включая, конечно, ОДКБ и ЕАЭС. По-моему, очень важно обеспечивать контакты между молодыми людьми.

Это отражается и в нашей повестке дня, в ШОС и БРИКС, где есть структуры, стимулирующие и поощряющие связи между молодёжными организациями стран-участниц. Конечно, мы видим много положительных примеров, в том числе отмечу, учитывая совсем недавно состоявшийся визит Президента России В.В.Путина в КНР, плодотворные контакты между НКО России и Китая, которые на деле помогают упрочению гуманитарной составляющей нашего всеобъемлющего стратегического партнерства.

Будем активно поддерживать Ваши контакты с авторитетными политологическими центрами в странах Востока, подключение к участию в организуемых на их площадках мероприятиях, ваши инициативы по приглашению экспертов в Россию. Безусловно, мы заинтересованы в том, чтобы и на европейском континенте НПО, неформальные структуры общались между собой и продвигали простые принципы взаимного уважения, взаимопонимания и добрососедства.

Мы по-прежнему очень ценим Вашу работу по борьбе с фальсификацией истории, включая прежде всего историю Великой Отечественной и в целом Второй мировой войны, по противодействию нечистоплотной борьбы с памятниками советским воинам-освободителям. С прискорбием наблюдаем за такой активностью в ряде европейских государств и активно предпринимаем меры по её пресечению, в том числе через коллективные выступления стран СНГ, ОДКБ в международных организациях и внесение конкретных предложений для рассмотрения на площадках, в том числе ОБСЕ и Совета Европы.

Мы очень ценим наши отношения. Видим в вас партнёров в продвижении наших устремлений на международной арене, где мы хотим видеть позитивную, неконфронтационную повестку дня, которая позволяет искать компромиссы и преодолевать искушение к диктату и ультиматумам, которое, к сожалению, у некоторых наших партнёров пока ещё проявляется.

Отмечаю, что сегодня здесь присутствуют представители неправительственных организаций из многих регионов России. Мы за то, чтобы в субъектах Российской Федерации поднималось движение через НПО, которое будет помогать развивать наши международные связи, тем более что у каждого субъекта Российской Федерации есть партнёры за рубежом. Это тоже очень важное направление. Мы как МИД через наши представительства в российских регионах будем готовы оказывать информационное, организационное, когда есть возможность и ресурсное содействие деятельности региональных НКО, помогать более энергичному использованию возможностей государственных грантов и иную поддержку, в том числе по линии созданного как раз в этих целях Фонда поддержки публичной дипломатии им. А.М. Горчаков.

Будем продолжать практику включения представителей НПО, в том числе из регионов Российской Федерации, в состав российских делегаций как по линии федеральных органов власти, так и по линии регионов, когда их делегации выезжают за границу для переговоров и контактов со своими партнёрами.

Россия > Внешэкономсвязи, политика > mid.ru, 15 июня 2018 > № 2642679 Сергей Лавров


Россия. Греция > Внешэкономсвязи, политика > mid.ru, 13 июня 2018 > № 2642678 Сергей Лавров

Выступление и ответы на вопросы СМИ Министра иностранных дел России С.В.Лаврова в ходе совместной пресс-конференции по итогам переговоров с Министром иностранных дел Греческой Республики Н.Кодзиасом, Москва

Уважаемые дамы и господа,

Мы провели очень содержательные переговоры, которые еще продолжим за рабочим завтраком.

Отметили нашу обоюдную заинтересованность сохранять и преумножать то наследие, которое нам оставили наши предшественники, и те отношения, которые насчитывают не одно столетие.

Мы отметили динамичный рост товарооборота и торгово-экономических связей. По итогам прошлого года товарооборот вырос почти на 30 % и составил 3,7 млрд.долл.США. У нас укрепляются связи в инвестиционной, энергетической, научно-технической, правоохранительной областях. Сегодня мы договорились о том, как ускорить модернизацию договорно-правовой базы.

У нас общая позитивная оценка высокого уровня культурно-гуманитарных обменов. В этом году успешно реализуется перекрестный Год туризма Россия-Греция. В его рамках уже состоялся ряд интересных мероприятий.

Договорились продолжать тесное взаимодействие в международных организациях, включая ООН, ОБСЕ, в Организации Черноморского экономического сотрудничества, Совете Европы.

Россия и Греция считают, что российско-есовский диалог, а также диалог между Москвой и Брюсселем нуждается в оздоровлении. В этой связи мы ценим конструктивный настрой наших греческих партнеров.

Мы с нашей стороны изложили нашим греческим коллегам оценки происходящего в военно-политической сфере на нашем общем континенте. Прежде всего, имею в виду наращивание военной активности США и НАТО вблизи российских границ. От наших коллег в рамках НАТО мы будем продолжать добиваться уважения всех тех договоренностей, которые были провозглашены на высшем политическом уровне – о недопустимости разделительных линий и необходимости обеспечивать неделимость безопасность: когда никто не должен укреплять свою безопасность за счет других.

Обменялись мнениями, конечно же, по кипрскому урегулированию. Россия и Греция здесь выступают за решение этой застарелой проблемы на основе выполнения соответствующих резолюций СБ ООН и договоренностей между двумя общинами.

Мы заинтересованы в том, чтобы проблемы Западных Балкан были урегулированы в соответствии с чаяниями народов, находящихся здесь стран. Это касается косовского урегулирования на основе резолюции 1244 СБ ООН.

Подтвердили нашу позицию по украинскому урегулированию. Я проинформировал своего коллегу и друга Министра иностранных дел Греческой Республики Н.Кодзиаса о заседании «нормандского формата» на уровне министров иностранных дел, которое состоялось 11 июня в Берлине. Мы твердо исходим из того, что альтернативы Минскому «Комплексу мер» не существует и он должен строго выполняться в том виде, в каком он был одобрен СБ ООН.

У наших стран близки позиции и в том, что касается различных кризисов в регионе Ближнего Востока и Севера Африки, включая необходимость выполнения резолюции 2254 СБ ООН по сирийскому урегулированию.

Разумеется, договорились поддерживать тесные контакты между внешнеполитическими ведомствами на основе очень полезной, оправдавшей себя практики консультаций на различных уровнях.

Спасибо за приглашение в Грецию. Я обязательно приеду.

Вопрос: Каковы планы России в энергетическом секторе Балканского региона?

С.В.Лавров: Скажу несколько слов относительно вопроса, который был задан Министру иностранных дел Греции Н.Кодзиасу, потому что он долгое время находился на повестке дня ООН (имею в виду проблемы государственного наименования Македонии). Мы всегда подчеркивали, что выступаем за нахождение договоренности по этой проблеме без вмешательства извне, без установления искусственных сроков и условий. Говорили, что поддержим то решение, которое будет отвечать интересам Греции и Македонии и которое будет опираться на широкую общественную поддержку. Надеюсь, что объявленная вчера договоренность будет именно такой.

Что касается наших планов относительно энергетического сотрудничества со странами Западных Балкан, то эти планы целиком и полностью зависят от тех договоренностей, которые достигаются соответствующими государствами. Если у них есть интерес к дальнейшему развитию энергетического взаимодействия, мы обязательно будем отвечать взаимностью. При таком политическом интересе экономические параметры тоже вполне возможно согласовывать.

Главное – искусственно не вмешиваться в процесс согласования условий тех или иных проектов, как это произошло с «Южным потоком». Сейчас для Западных Балкан интерес может представлять еще один новый проект – «Турецкий поток». Мы неоднократно говорили о том, как мы готовы сотрудничать по этому проекту. Если страны ЕС заинтересованы в том, чтобы газ по этому трубопроводу пошел на их территории, то нужны стопроцентные гарантии Еврокомиссии и ЕС в целом.

Мы всегда готовы к конкуренции с другими производителями и другими маршрутами, которые сейчас тоже обсуждаются в рамках т.н. «Южного газового коридора». Главное, чтобы конкуренция была добросовестной, как принято в странах, уважающих основы рыночной экономики.

Вопрос: Если говорить о предварительных результатах саммита в Сингапуре, можно ли сказать, что первые два пункта российско-китайской инициативы уже выполнены? При этом Президент США Д.Трамп говорит, что улучшений не будет и санкции остаются. Как, на Ваш взгляд, это будет влиять на процесс дальнейших переговоров? Могут ли они проводиться в ближайшее время в многостороннем формате?

С.В.Лавров: Мы уже высказали свое позитивное отношение к состоявшемуся в Сингапуре саммиту. Сам факт прямого контакта между лидерами США и КНДР заслуживает поддержки. Действительно, российско-китайская «дорожная карта», которая была выдвинута чуть меньше года назад, предполагала на первом этапе отказ от воинственной риторики и провоцирующих действий с обеих сторон, а на втором - установление прямого контакта и начала обсуждения всех проблем и озабоченностей, которые есть как у одной, так и другой стороны.

Судя по всему, движение между Вашингтоном и Пхеньяном идет именно в этом направлении. Безусловно, дальнейшему наращиванию правильного темпа будет способствовать объявление Президента США Д.Трампа о том, что на данном этапе нет нужды в проведении очередных американо-южнокорейских учений. Если опять брать критерии росcийско-китайской «дорожной карты», то США и КНДР пока еще находятся в самом начале второго этапа. Документ, который был подписан, явно носит рамочный характер, и для того, чтобы согласовать детали, тем более относящиеся к сложнейшей проблеме, связанной с ядерным потенциалом, потребуется очень много времени. Я надеюсь, что у переговорщиков хватит на это терпения.

Конечно, когда мы будем изучать достигнутую договоренность, а это ещё предстоит сделать, нужно будет особое внимание уделить терминам и тому, что стоит за каждым из терминов. Например, многие комментаторы, высказывая своё мнение о произошедшем, заявляют, что достигнута договорённость о начале денуклеаризации Северной Кореи. Но сам Пхеньян, как и все мы – Россия, Китай и международное сообщество в целом – всегда говорили о денуклеаризации всего Корейского полуострова. Разница, как вы видите, существенная.

Конечно, речь должна идти обо всём Корейском полуострове, как это всегда фиксировалось в деятельности т.н. шестисторонних переговоров. Безусловно, важно, что по итогам встречи с Президентом США Д.Трампом лидер Северной Кореи Ким Чен Ын счёл, видимо, убедительными заверения о том, что в конечном итоге всего этого процесса Северная Корея получит гарантии безопасности, отметив при этом, что процессы, о которых идёт речь – денуклеаризация, гарантии безопасности – должны быть синхронизированными и поступательными.

Безусловно, при всей важности разрешения проблем между США и КНДР, включая этапы денуклеаризации полуострова и гарантии безопасности, ясно, что в двустороннем формате эти проблемы едва ли смогут решиться в полной мере. Все участники шестисторонних переговоров неизменно исходили из того, что увенчать этот процесс должно создание системы мира, безопасности и стабильности во всей Северо-Восточной Азии.

Россия. Греция > Внешэкономсвязи, политика > mid.ru, 13 июня 2018 > № 2642678 Сергей Лавров


Россия. Украина. Германия > Внешэкономсвязи, политика > mid.ru, 12 июня 2018 > № 2642676 Сергей Лавров

Выступление и ответы на вопросы СМИ Министра иностранных дел России С.В.Лаврова по итогам переговоров в «нормандском формате», Берлин

Безусловно, мы не смогли решить всех проблем, которые связаны с выполнением Минских договоренностей по урегулированию внутриукраинского кризиса. Я считаю, что эта встреча была очень полезной.

Мы в очередной раз посмотрели на всю ситуацию в сферах безопасности, политических реформ, экономики, гуманитарных проблем. Наши хозяева – германские коллеги огласят то понимание, которое у них вырисовывалось по итогам наших переговоров.

Коротко говоря, подтвердили приоритетность решения гуманитарных проблем, уделения внимания вопросу о том, чтобы договариваться об условиях освобождения удерживаемых лиц. Эту тему обсуждали Президент Российской Федерации В.В.Путин и Президент Украины П.А.Порошенко в ходе телефонного разговора в период пребывания Президента России в Китае. По итогам их разговора специальные представители по правам человека находятся в контакте и пытаются составить «дорожную карту» решения вопросов относительно освобождения удерживаемых лиц. Безусловно, здесь нужно проводить различие между теми, кто был арестован исключительно за свою профессию, как ваш коллега К.Вышинский, который обвинен на Украине в государственной измене, и теми, кто реально подозревается и обвиняется в противоправных действиях.

Сегодня также обсуждали необходимость конкретных шагов по нормализации обстановки в сфере безопасности в Донбассе. Мы привлекли внимание к тому, что в октябре 2016 г. лидеры «нормандского формата» лично занимались этой ситуацией и договорились о том, что в трех конкретных населенных пунктах – Петровском, Золотом и Станице Луганской будет разведение сил и средств сторон. Эта договоренность до сих пор не выполнена. В Петровском и Золотом такие действия были предприняты, однако с тех пор украинские вооруженные силы вернулись в эти т.н. «серые зоны». Что касается Станицы Луганской, то мы сегодня акцентировали внимание на требовании Правительства Украины начать разведение сил и средств только в случае семи дней полной тишины и полного соблюдения прекращения огня. Мы сегодня привели факты, которые говорят о том, что миссия ОБСЕ более 20 раз фиксировала семи- и более дневные периоды полного соблюдения прекращения огня. Несмотря на это, украинская сторона отказывается выполнять договорённости лидеров «нормандского формата» о разведении сил и средств. Надеемся, что сегодня наши германские и французские коллеги подтвердят важность выполнения того, о чём договаривались лидеры.

В том, что касается политического процесса, прежде всего, выборов и специального статуса Донбасса, предусмотренного Минскими договоренностями - долго был спор о том, что происходит сначала, а что - потом: закон об особом статусе Донбасса или выборы в этой территории Украины. На каком-то этапе, ещё в 2015 г., была выведена «формула Ф.-В.Штайнмайера», который в то время был Министром иностранных дел Германии, решавшая проблему последовательности принятия закона об особом статусе и проведения выборов. Несмотря на то, что «формула Ф.-В.Штайнмайера» была одобрена в 2015 г. и подтверждена в 2016 г., наши украинские коллеги до сих пор не позволяют этой «формуле», договорённости лидеров лечь на бумагу и обрести юридическую значимость. Сегодня мы об этом также говорили и наши французские и германские коллеги нас в этом поддержали.

Надеюсь, что сигналы, которые мы сегодня отсюда транслируем во внешний мир, возымеют своё действие. Прежде всего говорю о том, о чём договорились наши лидеры: разведение сил и средств в трёх пилотных районах, лично обозначенных на карте лидерами четырёх стран и выполнение «формулы Ф.-В.Штайнмайера».

Считаю, что подобные встречи полезны. Хотя мы знаем, что разговор о том, как синхронизировать действия по выполнению Минских договорённостей идут не только в рамках внешнеполитических ведомств, но и по линии внешнеполитических советников Президентов трёх стран и Канцлера Германии. Эти контакты продолжатся, мы их активно поддержали. Вот то, о чём мы сегодня говорили. Безусловно, решающее значение имеет подтверждение всеми участниками сегодняшней встречи незыблемости Минских договорённостей. Хотя у нас есть вопросы о том, как наши украинские коллеги относятся к этим договорённостям.

Вопрос: Обсуждался ли вопрос миротворцев ООН?

С.В.Лавров: Да, обсуждался. Российская позиция предельно ясная. У нас есть предложение, которое было внесено в сентябре прошлого года в СБ ООН, направленное на обеспечение ооновской охраны наблюдателей, работающих по линии ОБСЕ. Мы объяснили, что идеи, выдвигаемые украинскими коллегами и американскими представителями о том, чтобы превратить эту миротворческую миссию в некую военно-политическую комендатуру, которая возьмет под контроль всю территорию этих провозглашенных республик-Донецкой и Луганской-, и сама уже будет решать, кого и как избирать, полностью разрушают Минские договоренности. Мне кажется, французы и немцы понимают нашу логику. Украинские коллеги пока настаивают на том, что именно такой, абсолютно противоречащий Минскому комплексу мер подход, будет их устраивать.

Мы в очередной раз сказали, что у нас на столе есть проект резолюции, который предполагает поддержку со стороны ООН тех действий, которые предпринимает ОБСЕ в развитии и соответствии с Минскими договоренностями. Если у коллег есть какие-либо комментарии к этому проекту резолюции, очень просим представить их нам письменно и в какой-то юридической форме. Пока не получили ни единого предложения о том, как изменить наш проект резолюции. Нашими американскими коллегами выдвигаются некие абстрактные идеи, которые не ложатся на бумагу. Когда Спецпредставитель США по Украине К.Волкер заявляет, что мяч на российской стороне. Наверное, он не очень искушен в дипломатии, потому что мяч как раз на стороне тех, кто пытается оспорить нашу концепцию миссии ООН в поддержку ОБСЕ и минского «Комплекса мер». Пока нам не представят конкретные поправки к конкретному тексту резолюции, который мы распространили, будем исходить из этого.

Вопрос: Обсуждали ли Вы ситуацию в Донбассе в контексте предстоящего Чемпионата мира по футболу?

С.В.Лавров: Нет, не обсуждали.

Россия. Украина. Германия > Внешэкономсвязи, политика > mid.ru, 12 июня 2018 > № 2642676 Сергей Лавров


Россия. СНГ > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > mid.ru, 11 июня 2018 > № 2642677 Сергей Лавров

Ответы Министра иностранных дел России С.В.Лаврова на вопросы СМИ по итогам заседания СМИД ОДКБ, Алма-Ата, 11 июня 2018 года

Вопрос: Каково содержание принятого по российской инициативе заявления ОДКБ по Договору о РСМД?

С.В.Лавров: Действительно, было принято заявление стран-членов ОДКБ на уровне министров иностранных дел в том, что касается ситуации вокруг Договора о ликвидации ракет средней и меньшей дальности. В нём выражаются поддержка этому документу и одновременно озабоченность в связи с тем, что в последнее время возникают некоторые ситуации, которые позволяют предположить, что он находится под угрозой. Это ни в чьих интересах: ни России или США как основных его участников, ни мирового сообщества, в том числе стран-членов ОДКБ.

В заявлении содержится призыв к тому, чтобы США решали возникающие у них вопросы в рамках консультаций, которые предусмотрены самим Договором. Считаю, что это очень своевременный документ. Надеюсь, он возымеет действие.

Вопрос: Обсуждалась ли тема Афганистана?

С.В.Лавров: Все министры говорили о необходимости стабилизировать ситуацию в Афганистане, выражали озабоченность тем, что в эту страну проникают игиловцы, в том числе из Сирии и Ирака. Особую озабоченность вызывает то, что террористы начинают создавать себе плацдарм в северных провинциях Афганистана, то есть в непосредственной близости к зоне ответственности ОДКБ. Это нас беспокоит. Мы видим, как миссия НАТО не всегда действует транспарентно. Было несколько случаев, когда губернаторы провинций делали заявления о неких вертолётах без опознавательных знаков, которые направлялись в район дислоцирования террористов. Учитывая, что НАТО и США контролируют всё воздушное пространство над Афганистаном, как минимум они не могли не знать об этом.

Поэтому страны-члены ОДКБ будут продолжать координацию своих действий, включая оказание содействия Таджикистану в укреплении его границы. Будут продолжаться все те мероприятия, которые предусмотрены по линии министерств обороны, специальных служб, министерств внутренних дел, пограничных войск, в том числе операция по пресечению наркотрафика, которая называется «Канал». У нас остаются в силе соответствующие договорённости, сегодня все это чётко подтвердили.

Одновременно с нормализацией военной обстановки в Афганистане мы все поддержали призыв, который был выдвинут на ташкентской конференции в марте этого года Президентом Афганистана А.Гани, к прямому диалогу с талибами. Россия давно выступает за такой диалог. Талибы – это часть афганского общества. Они должны быть непосредственными участниками политического процесса, конечно, при том понимании, что они отложат в сторону военные методы отстаивания своих интересов. Пока со стороны талибов подтверждения готовности к такому диалогу нет, но мы будем продолжать работу, в том числе с опорой на сегодняшние договорённости министров иностранных дел ОДКБ.

Вопрос: Что Вы можете сказать по поводу внешнеполитической координации государств-членов ОДКБ? Складывается впечатление, что её не хватает.

С.В.Лавров: Лучше судить всё-таки не по ощущениям, а по фактам. У нас действует коллективное указание постоянным представителям стран ОДКБ при международных организациях, на основе которых ежегодно согласовывается перечень совместных документов. В прошлом году их было принято 15. На текущий год запланировано примерно столько же. Ряд из них уже принят, остальные будут разработаны и внесены в соответствующих международных структурах до конца этого года.

Да, у нас есть нюансы при голосовании по различным резолюциям между отдельными членами ОДКБ. Но я считаю это не смертельным. Мы работаем над тем, чтобы устранять такие зазоры. Для нас важно, что по принципиальным вопросам наши союзники голосуют с нами очень твёрдо. Имею в виду наше солидарное голосование против резолюций по т.н. проблемам с правами человека в Крыму. Такая же солидарность была проявлена странами ОДКБ в рамках ОЗХО, когда мы все в связи со спекуляциями по так называемому «делу Скрипалей» стали соавторами совместного заявления с участием ещё многих государств о необходимости решать подобного рода вопросы исключительно на основе процедур, закреплённых в Конвенции о запрещении химического оружия.

Россия. СНГ > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > mid.ru, 11 июня 2018 > № 2642677 Сергей Лавров


Россия. Армения > Внешэкономсвязи, политика > mid.ru, 7 июня 2018 > № 2642675 Сергей Лавров

Выступление и ответы на вопросы СМИ Министра иностранных дел России С.В.Лаврова в ходе совместной пресс-конференции по итогам переговоров с Министром иностранных дел Республики Армения З.Г.Мнацаканяном, Москва, 7 июня 2018 года

Уважаемые дамы и господа,

Мы провели хорошие, конструктивные и доверительные переговоры в духе союзнических отношений, которые связывают наши государства, и в духе нашего стратегического партнерства.

Констатировали динамичный характер российско-армянского политического диалога, в том числе на высшем и высоком уровнях. Важные договоренности были достигнуты в ходе встречи Президента Российской Федерации В.В.Путина с Премьер-министром Армении Н.В.Пашиняном в Сочи 14 мая. Развиваются контакты по парламентской линии. Буквально два дня назад Москву с рабочим визитом посетил Председатель Национального Собрания Армении А.С.Баблоян, который участвовал в Международном форуме «Развитие парламентаризма».

Обсудили, конечно же, торгово-экономическое взаимодействие. Россия остается ведущим партнером Армении. Наш товарооборот в прошлом году вырос на 30 %. Положительная динамика сохраняется и в нынешнем году. За первые три месяца рост приближается к 40%. Мы согласны с тем, что такие высокие показатели стали возможными, в том числе и в связи с преимуществами, которые вытекают из членства наших стран в Евразийском экономическом союзе (ЕАЭС).

Накопленные российские инвестиции составляют порядка 35 % всех иностранных капиталовложений. 2,2 тыс. предприятий функционируют с российским капиталом, что составляет треть всех совместных предприятий Армении. Рассмотрели ход реализации крупных совместных проектов в топливно-энергетической, телекоммуникационной и банковской сферах.

Едины в том, что дальнейшему укреплению практической кооперации будет способствовать энергичная работа межправительственных комиссий по экономическому и военно-техническому сотрудничеству.

Положительно оценили динамичное развитие межрегиональных связей, в которые вовлечены порядка 70 субъектов Российской Федерации и практически все административно-территориальные единицы Армении. Этим летом предстоит очередной седьмой межрегиональный форум. Выполняется Программа сотрудничества между регионами на 2016-2021 гг.

Налажено очень важное и полезное взаимодействие в гуманитарной сфере. В декабре прошлого года в Гюмри начал работать филиал Российского центра науки и культуры. В России обучаются порядка 5,5 тыс. армянских граждан, из них 1,5 тыс. – за счет федерального бюджета. В Республике, помимо Российско-Армянского (Славянского) университета, функционируют 8 филиалов высших учебных заведений Российской Федерации, в которых обучаются около 3,5 тыс. студентов.

Мы тесно сотрудничаем и координируем наши действия на международной арене. Сегодня посмотрели на практические задачи, которые в этом контексте стоят между нашими представителями в СНГ, ЕАЭС, ОДКБ, а также на «площадках» ООН, ОБСЕ и по линии других многосторонних форматов. Особое внимание уделили координации нашей работы в рамках СМИД ЧЭС, очередное заседание которого состоится в Ереване в конце текущего месяца.

Говорили, конечно же, и о проблемах обеспечения безопасности и стабильности в Закавказье, включая нагорно-карабахское урегулирование. Россия, как в контексте двусторонних отношений с Ереваном и Баку, так и в качестве сопредседателя Минской группы ОБСЕ вместе с американскими и французскими коллегами, продолжит содействовать сторонам в поиске взаимоприемлемых решений.

Хотел бы выразить удовлетворение итогами переговоров, которые, убежден, будут способствовать дальнейшему продвижению союзнических отношений между Россией и Арменией.

Вопрос: Несмотря на то, что отношения между Арменией и Россией официально находятся на высоком уровне – Вы их охарактеризовали как братские, дружеские, стратегические, тем не менее на этом фоне в последнее время выделяются высказывания разных экспертов на федеральных российских каналах, которые в обвинительном тоне говорят о процессах, происходящих в Армении, утверждают, что официальные власти Армении имеют прозападную ориентацию, направляются антироссийскими силами. Такие обвинительные заключения – на совести тех экспертов, которые их озвучивают, или они разделяются властями России?

С.В.Лавров: Экспертов, конечно, важно слушать, понимать, какие мысли возникают у них от анализа внешнеполитических или внутриполитических событий, будь то в России или иной стране. Мы как представители российского ведомства, занимающегося внешней политикой, в отношениях с нашими союзниками и стратегическими партнерами исходим, несмотря на тот анализ, которым нас окружают эксперты, в данном случае из тех позиций, которые были официально изложены Премьер-министром Армении Н.Пашиняном после его официального вступления в эту должность и из тех позиций, которые сейчас Зограб Грачевич официально подтвердил в своём качестве Министра иностранных дел Армении.

Смею Вас заверить, что разговор, который у нас сегодня был этажом ниже, исходил именно из такого отношения друг ко другу – отношения союзников и стратегических партнеров.

Вопрос: Каковы перспективы развития российско-армянских отношений, которые продолжаются уже столетиями, и насколько сейчас используется потенциал этих отношений?

С.В.Лавров: Мы уже упомянули их достаточно устойчивую позитивную динамику во всех сферах: очень бурно растёт торговля, которая, кстати, в значительной степени возросла благодаря увеличению поставок армянской сельскохозяйственной продукции в Российскую Федерацию, солидные инвестиции.

Говорили о связях между регионами, которые очень тесные и плотные, а также о военном, военно-техническом сотрудничестве, гуманитарных связях. Если брать один критерий, который был бы главным для меня, то это самоощущение россиян, которые живут в Армении, и армян, которые живут в России. Мы всегда интересуемся, как нашим соотечественникам живется в Армении – им живется очень комфортно, удобно и свободно. То же самое, мы знаем, испытывает армянская диаспора в Российской Федерации. Мы регулярно общаемся с разными диаспорами – армянской, азербайджанской и многими другими. Каких-либо проблем они не испытывают и живут если не как дома, то в очень близкой стране и ощущают себя в качестве чуть ли не её граждан.

Вопрос: Недавно Премьер-министр Армении Н.Пашинян сделал весьма резонансные заявления о необходимости возвращения Нагорного Карабаха за стол переговоров в процессе урегулирования данного вопроса. Об этом неоднократно говорили и сопредседатели Минской группы ОБСЕ, в частности, И.В.Попов, которые утверждали, что на определенном этапе Нагорный Карабах должен быть возвращен в процесс переговоров. Какова сейчас позиция России по этому поводу и не приближается ли тот самый определенный этап возвращения Нагорного Карабаха в процесс переговоров?

С.В.Лавров: Российская позиция осталась неизменной. Она всегда была позицией решения нагорно-карабахского вопроса через Минскую группу ОБСЕ, участником которой, наряду с Азербайджаном и другими государствами, является и Армения. Убеждены, что это оптимальный формат, и в качестве одного из трёх сопредседателей Минской группы – вместе с французами и американцами – проводим общую заинтересованную непротиворечивую линию по созданию условий, которые позволили бы договориться Баку и Еревану. Эта работа продолжается многие годы, были разные этапы, на каких-то из них, кстати, представители Нагорного Карабаха участвовали в этом процессе. Потом, по договорённости сторон, формат был изменен и является сейчас таким, какой он есть.

Кстати, И.В.Попов никогда не говорил, что они «должны вернуться», поэтому поаккуратнее, пожалуйста. А то мы перестанем улыбаться. Если стороны на каком-то этапе договорятся о том, что Нагорный Карабах будет вновь представлен на переговорах, то это будет их решение, и мы его будем уважать.

Россия. Армения > Внешэкономсвязи, политика > mid.ru, 7 июня 2018 > № 2642675 Сергей Лавров


Россия. БРИКС > Внешэкономсвязи, политика > mid.ru, 4 июня 2018 > № 2631345 Сергей Лавров

Выступление Министра иностранных дел России С.В.Лаврова на заседании министров иностранных дел стран БРИКС, Претория, 4 июня 2018 г.

Уважаемая госпожа Председатель,

Коллеги, друзья,

Я рад нашей новой встрече на гостеприимной южноафриканской земле. Прежде всего, адресую слова признательности Министру иностранных дел ЮАР Л.Сисулу за гостеприимство и прекрасную организацию нашей работы.

Глубоко символично, как Вы только что сказали, что Председательство Южно-Африканской Республики в «пятёрке» приходится на год 100-летней годовщины со дня рождения Нельсона Манделы. Великий сын южноафриканского народа посвятил всю свою жизнь борьбе с апартеидом и по праву стал главной фигурой процесса национального примирения в вашей стране. Он был большим другом Советского Союза и Российской Федерации.

Заветы и принципы мудрого Мадибы – равенство, честность и справедливость – близки людям не только в Африке, но и на всех континентах. Именно эти принципы и ценности сегодня отстаивает БРИКС при решении задач формирования равноправной и справедливой системы международных отношений.

Уникальность нашего объединения – в способности выстраивать подлинно партнёрские отношения между различными частями света и континентами. БРИКС – один из немногих международных институтов, нацеленных на укрепление стабильности, доверия и предсказуемости на глобальном уровне. Мы продвигаем позитивную повестку дня в мировых делах, придерживаемся культуры поиска компромиссных решений на основе деидеологизированных подходов, многосторонности и коллективной работы. Мы готовы совместно реагировать на общие для всего человечества угрозы – будь то терроризм, распространение наркотиков, изменение климата или новые вызовы в области кибербезопасности.

«Пятёрка» твердо отстаивает базовые принципы Устава ООН, прежде всего, суверенное равенство государств и невмешательство в их внутренние дела. Привержены принципам неделимости безопасности во всех ее измерениях, коллективным методам урегулирования кризисных ситуаций политическими и дипломатическими средствами, многосторонности, неприятию военных интервенций, односторонних мер принуждения, протекционизма и недобросовестной конкуренции. Мы едины или близки в оценках ключевых глобальных проблем, солидарны в необходимости противодействовать попыткам пересмотреть итоги Второй мировой войны, героизировать нацистов, уравнивать победителей и военных преступников.

Отрадно, что наши полноформатные заседания становятся такой же ежегодной традицией, как и сентябрьские встречи «на полях» Генеральной Ассамблеи ООН. Сегодня у нас есть возможность перед саммитом БРИКС 25-27 июля в Йоханнесбурге сверить наши подходы, подготовить документы, которые будут выноситься на рассмотрение глав государств. И вкладом в результаты саммита в Йоханнесбурге должно стать наше сегодняшнее совместное заявления для СМИ.

Мы, конечно, проведём обзор развития стратегического партнёрства в рамках БРИКС во всех ключевых сферах – политической, экономической и гуманитарной. Хотел бы поприветствовать инициативы Председательства ЮАР по рассмотрению таких актуальнейших тем, как использование достижений Четвёртой промышленной революции, борьба с терроризмом, совместная разработка вакцин, координация подходов по подготовке и проведению миротворческих операций.

Рассчитываем на то, что одобренное в прошлом году лидерами наших стран российское предложение о подготовке пятистороннего соглашения в области международной информационной безопасности будет поддержано на нашем сегодняшнем заседании и за тем, на саммите в Йоханнесбурге.

Напоминаю также, что мы заинтересованы в продвижении инициатив о создании Платформы энергетических исследований и Женского делового альянса БРИКС. На последующих этапах можно будет подумать и об учреждении Женского дипломатического альянса, учитывая нашу коллективную работу.

Россия. БРИКС > Внешэкономсвязи, политика > mid.ru, 4 июня 2018 > № 2631345 Сергей Лавров


Россия. БРИКС > Внешэкономсвязи, политика > mid.ru, 4 июня 2018 > № 2631343 Сергей Лавров

Выступление и ответ на вопрос СМИ Министра иностранных дел России С.В.Лаврова в ходе совместной пресс-конференции министров иностранных дел стран БРИКС по итогам заседания, Претория, 4 июня 2018 года

Уважаемые дамы и господа,

Прежде всего я хотел бы поблагодарить наших южноафриканских друзей за гостеприимство и прекрасную организацию нашей работы. Отрадно, что такие совещания министров иностранных дел БРИКС, наряду с нашими ежегодными встречами «на полях» сессий Генеральной Ассамблеи ООН в Нью-Йорке, стали доброй традицией и проводятся теперь ежегодно. Высокая динамика событий на международной арене требует регулярной «сверки часов» между партнёрами по нашему объединению.

Обсудили широкий круг актуальных проблем поддержания международного мира и стабильности, мировой экономики и торговли. Согласились с тем, что постоянного внимания требуют общие задачи по укреплению стратегического партнёрства наших пяти стран. Предметный, обстоятельный разговор подтвердил совпадение либо близость позиций «пятёрки» по всем этим вопросам. Это отражено в коммюнике по итогам министерской встречи, которое распространяется для СМИ.

Нацелены на дальнейшее укрепление БРИКС в качестве важного фактора формирующегося нового полицентричного, более справедливого и демократического миропорядка, который играет конструктивную роль в продвижении стабильности и безопасности в нашем неспокойном мире.

Говорили о том, как продолжить наше сотрудничество в рамках ООН, «Группы двадцати», ВТО и в других международных организациях.

Подтвердили приверженность принципам неделимости безопасности, коллективным методам урегулирования споров политическими и дипломатическими средствами, с опорой на международное право и центральную роль ООН. У нас единая позиция о неприятии односторонних подходов, попыток ревизовать международно-правовые договоренности и решения СБ ООН по целому ряду проблем, которые касаются интересов всех стран мира.

Особое внимание уделили задачам урегулирования острых международных конфликтов, активизации совместной работы в пятистороннем формате по противодействию глобальным угрозам, прежде всего, международного терроризма. В этом контексте мы приветствовали результаты состоявшегося в апреле в г.Уайт-Ривер третьего заседания Рабочей группы по противодействию терроризму (РГАТ) стран БРИКС, на котором был принят подготовленный российской стороной Регламент деятельности этого важного пятистороннего механизма.

Также мы обменялись мнениями по вопросам взаимодействия в сфере кибербезопасности. Согласились с необходимостью укрепления международно-правовой базы сотрудничества в этой сфере, в том числе путем разработки соответствующего пятистороннего соглашения.

Приветствовали инициативы Председательства ЮАР, который готовится к саммиту в Йоханнесбурге в конце июля этого года. Среди инициатив – использование Четвёртой промышленной революции в интересах наших стран, создание центров разработки вакцин, развитие сотрудничества в сфере миротворчества по линии ООН, продвижение туризма между нашими странами и целый ряд других предложений, которые нацелены на укрепление нашего практического взаимодействия.

Был полезным разговор по экономическим вопросам, в частности, мы рассмотрели ход выполнения Стратегии экономического партнёрства БРИКС. Обсудили также перспективы учреждения Платформы энергетических исследований и создание Делового женского альянса БРИКС.

Еще раз выражаю признательность нашим хозяевам за их гостеприимство.

Вопрос: Обсуждали ли Вы вчера с Министром иностранных дел Китая Ван И итоги Вашего визита в КНДР? Учитывая растущую важности БРИКС в международных делах, получила ли эта тема развитие сегодня на пленарном заседании БРИКС?

С.В.Лавров: Мы вчера встречались с Министром иностранных дел КНР, моим коллегой и другом Ван И. Обсуждали весь спектр наших отношений в контексте подготовки к визиту Президента России В.В.Путина в КНР 8 июня этого года, накануне саммита ШОС.

Среди международных вопросов, обсуждали ситуацию на Корейском полуострове, контакты между Севером и Югом Корейского полуострова и между Пхеньяном и Вашингтоном. Мы вместе с Китаем приветствуем любые действия и шаги, которые позволяют преодолевать недоверие, конфронтационные тенденции, выстраивать условия для нормализации отношений и для движения к полной денуклеаризации всего Корейского полуострова. На завершающем этапе этого процесса (надеюсь, этот процесс не сорвётся, хотя шансы не стопроцентные) придётся договариваться об общих принципах и гарантиях мира, стабильности и безопасности северо-восточной Азии в целом.

То, что сейчас происходит в отношениях между двумя Кореями, КНДР и США, укладывается в ту логику, которая была предложена в совместной российско-китайской «дорожной карте», которую мы с Министром иностранных дел Китая Ван И подписали в июле прошлого года, и которая предполагает трёхступенчатое движение: отказ от конфронтации и конфронтационной риторики, нормализация отношений между всеми основными антогонистами и коллективное многостороннее оформление гарантий мира и стабильности в северо-восточной Азии.

На нашем сегодняшнем заседании мы также рассматривали данные процессы. Наша общая позиция в поддержку этих тенденций отражена в итоговом коммюнике, которое распространено.

***

Все могут приехать к нам на Чемпионат мира без предварительных предупреждений. Мы приглашаем всех глав государств и правительств. Ожидаем большого количества гостей. Хотим также пожелать успеха всем, кто принимает участие в Чемпионате мира по футболу.

Россия. БРИКС > Внешэкономсвязи, политика > mid.ru, 4 июня 2018 > № 2631343 Сергей Лавров


Россия. Руанда > Внешэкономсвязи, политика > mid.ru, 3 июня 2018 > № 2631349 Сергей Лавров

Выступление и ответы на вопросы СМИ Министра иностранных дел России С.В.Лаврова в ходе совместной пресс-конференции по итогам переговоров с Министром иностранных дел, сотрудничества и Восточноафриканского сообщества Республики Руанда Л.Мушикивабо, Кигали, 3 июня 2018 года

Уважаемая г-жа Министр,

Дорогая Луиз,

Мы очень признательны за радушный прием и прекрасную организацию нашей работы.

Состоявшаяся сегодня утром встреча с Президентом Республики Руанда П.Кагаме и наши с Вами переговоры подтвердили наличие очень хороших перспектив во всех сферах двусторонних отношений.

Руанда – добрый партнер Российской Федерации. В октябре мы будем отмечать 55-летие установления дипломатических отношений между нашими странами. Придаем большое значение этому памятному событию.

У нас наметились очень неплохие темпы развития торгово-экономических связей, объем которых остается пока на незначительном уровне, но перспективны весьма интересные. У нас обоюдная заинтересованность в развитии сотрудничества в геологоразведке, горнодобыче, сельскохозяйственной сфере, медицине, а также в гуманитарной области, включая подготовку кадров. По целому ряду направлений уже реализуются конкретные проекты, в ряде других предстоит перевести принципиальные договоренности на язык практических действий, в частности, имею в виду сферу сотрудничества по мирному использованию атомной энергии. По целому ряду областей, которые связаны с геологоразведкой, горнодобычей, реализацией инфраструктурных проектов, есть понимание возможности вовлечь в это сотрудничество другие страны Восточноафриканского сообщества. Министр иностранных дел, сотрудничества и Восточноафриканского сообщества Республики Руанда Л.Мушикивабо проявила к этому интерес.

Удовлетворены тем, как развивается наше военно-техническое сотрудничество, которое также имеет хорошую историю и перспективы.

Договорились о продолжении тесного сотрудничества, которым мы довольны, в рамках ООН, а также о наших дальнейших шагах по содействию в урегулировании целого ряда конфликтных ситуаций на Африканском континенте.

Российская Федерация рассматривает Африку в качестве важной опоры полицентричной системы мироустройства, которая формируется взамен биполярному и однополярному миру. Считаем главной задачей дискуссий, которые сейчас ведутся о реформе СБ ООН, обеспечение более адекватной представленности развивающихся регионов мира – Азии, Африки и Латинской Америки.

Говоря об африканских проблемах, хотел бы отметить, что в этом году Руанда является Председателем Африканского союза и в этом качестве заинтересована в продвижении принципиально новых подходов, которые будут опираться на необходимость самих африканцев вырабатывать договоренности об урегулировании кризисов на инклюзивной основе без каких-либо рецидивов этнических или конфессиональных распрей.

Считаем, что Руанда с ее печальным опытом преодоления последствий национальной трагедии, которая разразилась четверть века назад и которая сумела за эти годы преодолеть ее последствия, обеспечить национальное согласие и устойчивое развитие с участием всех народностей и этносов, населяющих страну, может внести существенный вклад в продвижение этих принципов на континентальном уровне.

Сегодня мы выразили высокую оценку участия Руанды в миротворческих операциях ООН. Шесть с половиной тысяч граждан этой страны задействованы в миротворческих структурах. Это пятое место среди всех стран мира. По общему признанию и отзывам, руандийские миротворцы одни из самых эффективных и дисциплинированных.

Договорились, конечно, продолжать наше сотрудничество по линии правоохранительных органов и спецслужб, прежде всего, в деле борьбы с терроризмом, который, к сожалению, пустил свои корни и на Африканском континенте.

В целом я считаю, что переговоры были очень полезными. Подтвердили нашу готовность к всемерному наращиванию сотрудничества на основе обоюдного уважения и учета интересов друг друга.

Вопрос: Какие основные линии сотрудничества с Африканским союзом видит Россия?

С.В.Лавров: Мы с Африканским союзом имеем давние связи и регулярно общаемся с представителями его руководства. В декабре прошлого года я посетил штаб-квартиру в Аддис-Абебе. Мы обсуждали наше взаимодействие, начиная от политического диалога до потенциальных экономических проектов.

Несколько сотен африканцев обучаются у нас в контексте взаимодействия с Африканским союзом по специальностям в правоохранительной сфере, и около сотни из них обучаются миротворческим навыкам, что является прямым вкладом в укрепление механизма мира и безопасности, который был создан Африканским союзом.

Мы также предложили нашим коллегам из Африканского союза направлять сотрудников, которые работают в штаб-квартире в Аддис-Абебе, на дипломатические курсы нашей Дипломатический академии МИД России в Москве.

Мы условились подготовить политический рамочный документ, который будет концептуально закладывать основы для нашего сотрудничества на ближайшие годы и параллельно разработать несколько практических проектов, которые могут быть осуществлены уже в ближайшее время. Сейчас готовится встреча экспертов из России и Африканского союза.

Мы предложили Африканскому союзу присоединиться к Международному банку данных иностранных боевиков-террористов, созданному несколько лет назад ФСБ России. В нём участвуют уже около 50 стран и организаций. Присоединение Африканского союза было бы полезным с точки зрения отслеживания трансграничного перемещения этих террористов.

В контексте сотрудничества в сфере безопасности также наше Министерство внутренних дел налаживает связи с Африкпол.

Мы сегодня обсуждали инициативу, которую прорабатывает Российская Федерация - подготовить, может быть в следующем году, крупный бизнес-форум между Африканским союзом, его членами и Россией, включая участие предпринимателей и политиков.

Вопрос: Как Вы оцениваете перспективы развития военно-технического сотрудничества между Россией и Руандой? Есть ли какие-то конкретные планы?

С.В.Лавров: У нас действительно неплохое сотрудничество в военно-технической сфере. На вооружении руандийских сил безопасности, армии, правоохранительных органов есть наши вертолеты и автомобили Урал. Имеется ряд поставок стрелкового оружия. Сейчас обсуждаются поставки системы противовоздушной обороны.

В прошлом году была сформирована Межправительственная комиссия по военно-техническому сотрудничеству. Она осенью 2017 г. провела первое заседание в Кигали. Там были намечены конкретные шаги по развитию взаимодействия в этой сфере. Второе заседание планируется на осень этого года в Москве.

Вопрос: Как Вы оцениваете идею африканских стран сделать так, чтобы в СБ ООН одно место было закреплено за африканскими странами?

С.В.Лавров: Могу только повторить то, что я уже сказал во вступительном слове. Мы за то, чтобы любая реформа СБ ООН была нацелена, прежде всего, на исправление несправедливости в отношении представленности развивающихся стран. Любая реформа в качестве приоритетной задачи должна рассматривать повышение уровня представленности развивающихся стран Азии, Африки, Латинской Америки.

Россия. Руанда > Внешэкономсвязи, политика > mid.ru, 3 июня 2018 > № 2631349 Сергей Лавров


Россия. ЦФО > Внешэкономсвязи, политика > mid.ru, 30 мая 2018 > № 2631341 Сергей Лавров

Выступление и ответы на вопросы Министра иностранных дел России С.В.Лаврова на Международном научно-экспертном форуме «Примаковские чтения», Москва, 30 мая 2018 года

Уважаемый Александр Александрович,

Коллеги, друзья,

Дамы и господа,

Я признателен за новую возможность выступить на Международном форуме имени выдающегося российского государственного, научного и общественного деятеля академика Е.М.Примакова. Для меня это, по-настоящему, большая честь. Считаю Евгения Максимовича, с которым работал во второй половине 1990-х гг. в Министерстве иностранных дел, своим старшим товарищем и учителем, как, наверное, и большинство тех, кто с ним когда-либо общался.

Проведение нынешней представительной конференции под эгидой одного из ведущих российских академических институтов – ИМЭМО, тоже носящего имя Е.М.Примакова, – стало доброй традицией. «Примаковские чтения» зарекомендовали себя как площадка серьезного диалога авторитетных специалистов о наиболее актуальных проблемах международной политики и мировой экономики.

Сегодня нет недостатка в броских формулировках, с помощью которых политики, эксперты, ученые стремятся определить существо момента в международных отношениях. Говорят о кризисе «либерального мирового порядка» и наступлении «постзападной» эпохи, о «горячем мире» и о «новой холодной войне». Это обилие формул само по себе свидетельствует об отсутствии, наверное, пока единого понимания происходящего. А также – о весьма динамичном и противоречивом состоянии системы международных отношений, которое трудно охарактеризовать, по крайней мере, на данном этапе, одной звонкой фразой. Возможно, лучше других с этой задачей справились авторы сквозной темы нынешних «Примаковских чтений» «Риски нестабильного миропорядка», не по-академически дерзко объединившие в ней одновременно и «нестабильность», и «порядок».

Очевидно, что мировая система проходит испытание на прочность. Сталкиваются разнонаправленные тенденции. Прежде всего, это глобализация, о которой мы уже долгое время говорим. Она способствовала новому витку экономического и технологического развития, усилила взаимосвязанность, потребность в совместных подходах, чтобы сообща справляться с вызовами времени. Другой объективной характеристикой современного мира является укрепление в нем полицентричных начал, цивилизационного многообразия, в основе которого – национальная, культурная идентичность и суверенитет. Два этих процесса сегодня принимают форму нездоровой конкуренции, соперничества прежних и сложившихся новых центров экономического развития и связанного с ним политического влияния. При этом линии размежевания проходят не только между странами, но и внутри государств, претендующих на образ самых успешных. В угоду ложной политкорректности подавляются права граждан на собственную историческую идентичность. Демократии превращаются в заложников меньшинств, отрицающих интересы большинства. Технологическая революция переиначивает традиционные уклады обществ. Прежняя капиталистическая модель постоянного повышения благополучия сегодня не оправдывает своих обещаний.

На фоне обострения этих противоречий сужается пространство конструктивного международного сотрудничества. Входят в привычку односторонние действия, разрушающие общепризнанные правила и девальвирующие коллективные договоренности. Как сказал Президент России В.В.Путин, выступая на ПМЭФ-2018, «правилом становится игра без правил». Инструментализируется силовой потенциал в его различных ипостасях, в том числе в экономическом и информационном измерении. Видим уже даже не угрозы применения силы (кстати, запрещенные Уставом ООН), а прямое, ничем не оправданное и необоснованное ее использование – для достижения сиюминутных, конъюнктурных интересов под откровенно выдуманными, смехотворными предлогами. Продолжаются практика вмешательства извне в дела независимых государств, призывы к смене законных правительств и попытки повлиять различными методами на внутренние процессы других государств. Наработанные столетиями традиции межгосударственного взаимодействия, культура дипломатического диалога, поиска компромиссов, подменяются стремлением любой ценой ущемить оппонента, доказать свое превосходство, используя методы беспардонного давления «на своих и на чужих».

Когда подорвано доверие, отброшены устоявшиеся нормы и правила – возрастают риски неконтролируемой эскалации. А современные технологии снижают психологический порог применения оружия массового поражения. Война представляется компьютерной игрой, видеокартинкой на экране монитора. Рождается иллюзия, что силовой сценарий можно удержать в рамках локального «кинетического действия». И вот уже принимаются стратегии кардинального повышения роли ядерного оружия, совершенствуются ядерно-оружейные комплексы, строятся планы на космическое и киберпространство. Все это может иметь фатальные последствия для всей планеты. Вспоминаются апокалиптические прогнозы 1980-х гг. прошлого века о «ядерной зиме». Она, по счастью, не наступила. Хотя наступила «арабская весна», которая через череду трагических событий тоже обострила проблему ОМУ. Имею в виду выход США из СВПД по ИЯП в расчете на организацию тотальной конфронтации с Тегераном, да и множество инсценированных ситуаций с якобы применением химоружия Правительством Сирии в русле линии Запада на смену режима в Дамаске.

Прискорбно, что подобные откровенные спекуляции на тему ООН ради достижения узкокорыстных геополитических целей лишь искусственно обостряют и без того критическую ситуацию в сфере распространения ОМУ и обеспечения стратегической стабильности.

Едва ли сегодня нужно всерьез меряться размерами красных кнопок, вновь тестировать пределы решимости друг друга, приближая мир к опасной черте.

Очевидно, что крупные державы, обладающие арсеналами ядерного оружия и средств его доставки, несут особую ответственность за поддержание глобальной стратегической стабильности. Именно поэтому Президент России В.В.Путин в Послании Федеральному Собранию еще раз призвал партнеров сесть за стол переговоров и вместе подумать над обновленной, перспективной системой международной безопасности и устойчивого развития цивилизации.

Мы готовы к честной взаимоуважительной работе со всеми, кто искренне верит не просто в баланс сил, а в согласованную многостороннюю политику на основе общности интересов, международного права, совместное мирное будущее, развитие и процветание всего человечества. Именно такие подходы позволят наиболее полно реализовать, не отступаясь от их сути, суверенные приоритеты всех участвующих в подобном взаимодействии стран и народов.

Попытки искусственно исключить, волюнтаристски обойти или выдавить кого-либо на периферию процесса, решить все вопросы в узкой группе государств – заведомо непродуктивны, а в долгосрочном плане –ущербны для самих инициаторов. История мировой политики знает тому немало примеров. Один из наиболее поучительных связан с войной 1853-1856 гг., ознаменовавшей, как известно, окончательный распад т.н. «Венской системы» в Европе. Российская Империя тогда уступила в Крымской кампании и была оттеснена, как казалось победителям, на обочину европейской политики. Эти негативные для нашей страны последствия спустя не столь продолжительное время были преодолены, большая заслуга в чем принадлежала канцлеру А.М.Горчакову. А вот европейское равновесие без России оказалось серьезно нарушено, что во многом положило начало деструктивным тенденциям на континенте, приведшим к Первой мировой войне.

Вглядываясь в прошлое, мы не должны упускать из виду будущее. Присутствующие в этом зале специалисты в сфере стратегического прогнозирования согласятся, что при всех технологических достижениях, при всем совершенствовании аналитических методик мы все же пока не получили в свое распоряжение того «хрустального шара», который позволял бы в точности увидеть ожидающее нас впереди. И если честно, это даже хорошо. Будущее делается сейчас. Мы сами формируем его своими ожиданиями, своими планами, задумками, и, главное, своими ежедневными делами, направленными на их реализацию.

У нас нет других рецептов того, как добиваться долгосрочного, устойчивого урегулирования наиболее острых современных международных кризисов, кроме кропотливой работы на основе многосторонних подходов и международного права, вовлечения всех заинтересованных участников и, прежде всего, собственно сторон того или иного конфликта. Идет ли речь о ядерной проблеме Корейского полуострова или СВПД, внутреннем конфликте на Украине или войне с терроризмом в Сирии – вновь и вновь убеждаемся, что ультиматумы и силовое давление, навязанное извне, в том числе через принуждение неприемлемы и обречены на неуспех. Как обречены и попытки взвинчивать ставки – в стиле вестернов и сериалов про звездные войны. Возможно, подобные методы ведения дел эффективны в бизнесе, но в современных международных отношениях «эскалация ради деэскалации» порождает серьезнейшие риски.

Искать компромиссы и взаимоприемлемые развязки, формировать совместное понимание, взращивать ростки доверия – очень непросто, особенно там, где земля разворочена снарядами и обильно полита человеческой кровью. Позитивный результат отнюдь не гарантирован. Но иного пути нет, если мы действительно хотим добиться прочного урегулирования конфликтов и справедливого демократического мироустройства.

Чтобы уверенно стоять на ногах в сегодняшнем сложном и противоречивом, динамично меняющемся мире, нужно быть не только крепким и сильным, но и открытым для сотрудничества с другими, для всего нового, что позволит успешно справляться с вызовами современности. В одиночку даже самые передовые страны этого сделать не смогут. Приоритетом внешней политики России, наряду с обеспечением национального суверенитета, безопасности и развития, выступает содействие устойчивому поступательному прогрессу страны в интересах повышения уровня жизни граждан. Эту задачу мы решаем на путях выстраивания прагматичного взаимовыгодного сотрудничества, экономической и хозяйственной интеграции с нашими союзниками и партнерами через сопряжение крупных, ииновационных проектов, создание широких пространств взаимодействия, современной инфраструктуры, цифровых коммуникаций и транспортных коридоров.

В основе такой совместной работы лежит сходное видение международных процессов, принципов межгосударственного общения и организации мирового сообщества – на прочной правовой основе, в интересах всех его членов при соблюдении их суверенитета и коренных национальных интересов. Эти подходы разделяют наши евразийские союзники, члены ОДКБ, ЕАЭС, СНГ, участники таких новых форматов, как ШОС и БРИКС.

Особым примером может служить всеобъемлющее стратегическое партнерство России с КНР, а также стратегическое российско-индийское партнерство, сотрудничество с государствами АСЕАН. В последнее время заметно активизировались и связи с Японией, Южной Кореей. Все это вписывается в любимое политологами понятие «разворот России на Восток», хотя речь идет о естественном для нашей страны, с ее огромными просторами и уникальным геополитическим положением, включении в развитие одного из самых динамичных регионов мира.

Именно Е.М.Примакову принадлежит авторство концепции многополярности, зародыш которой он видел в выстраивании треугольника РИК, который позволил бы создать не конфронтационный, а объективный балансир западному доминированию. И сегодня, когда РИК дал старт объединению БРИКС, когда в «двадцатке» «БРИКС плюс» уравновешивает «семерку» и стимулирует выработку общеприемлемых подходов к мировой экономике, финансам, а в перспективе – и к мировой политике, это величайшее наследие примаковской мысли раскрывается в полной мере.

Россия остается открытой для взаимовыгодного сотрудничества со всеми, в том числе с европейскими, американскими партнерами. Об этом на днях шла речь на Петербургском международном экономическом форуме. Как показывает жизнь, у нас много общих интересов как в хозяйственной сфере, так и в области мировой политики. Главное – договариваться по-честному, взаимоуважительно и равноправно.

Спасибо за внимание. Готов ответить на ваши вопросы.

Вопрос: Одна из панелей на «Примаковских чтениях» называлась «Новая биполярность: миф или реальность». Три года назад в нашем прогнозе будущего миропорядка, сделанном совместно с Атлантическим советом, биполярность была одним из возможных сценариев, что, как мы оценили, не является лучшее перспективой. Прошедшее с тех пор время, последние события, особенно включение России, КНР и Ирана в санкционные списки, на мой взгляд, закладывает камни в основу новой биполярности, в рамках которой с одной стороны будут, скажем, Россия, КНР и Иран, а с другой – США и их союзники по НАТО. Как Вы относитесь к этому сценарию?

С.В.Лавров: Не думаю, что он оптимальный для всего человечества, да и для самих участников этих раскладов. Я завершил своё вступительное слово отсылкой к опыту «двадцатки», которая была создана давно, но в 2010 г. стала собираться на саммиты. До этого она работала на министерском и экспертном уровнях. Все участники этого процесса согласились с тем, что в рамках «Группы двадцати» надо решать принципиальные вопросы, договариваться о компромиссах, прежде всего по мировым экономическим и финансовым проблемам. Было понимание, что затем эти компромиссы уже будут переводиться на международно-правовой язык в рамках группы Всемирного банка, МВФ. Конечно, у них не всегда получается договариваться, однако это гораздо лучше, чем отсутствие такого механизма, поскольку в нём собраны те самые протагонисты, о которых Вы сказали. Да, там нет Ирана, но понятно, что члены БРИКС, в частности, Россия, Китай, Индия, отражают интересы тех стран, возможности которых пока ещё несильно отражены в мировых структурах.

Постепенно в «двадцатке» стали появляться внешнеполитические темы. В этом году, когда «Группа двадцати» собиралась в Аргентине, происходило то же самое. Думаю, что процессы «политизации» повестки дня «двадцатки» при сохранении, конечно же, приоритетности финансово-экономической тематики будут развиваться всё активнее. Такая политизация (в хорошем смысле) «Группы двадцати» во многом будет компенсировать ожидания тех, кто хотел бы напрямую участвовать в принятии решений в СБ ООН, но пока такой возможности лишён. Это сложная проблема, но если коротко, то вижу выход из многих проблем через согласие, о том, что в «двадцатке» можно искать компромиссы без лишнего шума, дискуссий в залах СБ ООН и ГА ООН, а потом выработанные договорённости без потери лица кого бы то ни было оформлялись бы с участием всех остальных членов мирового сообщества. Это не должно восприниматься как неуважение к тем, кто не входит в «двадцатку». Я убежден, что подавляющее большинство из этих стран с колоссальным облегчением вздохнёт, узнав о том, что в «двадцатке» достигнуты те или иные договорённости.

Вопрос: Один европейский наблюдатель по вопросам внешней политики сравнил Президента США Д.Трампа с обезьяной, которая катится на велосипеде. Он пояснил: не надо спрашивать обезьяну, куда она едет. Она просто одета в человеческую одежду, крутит педали и куда-то едет. При всей неполиткорректности этого образа, не кажется ли Вам, что манера нынешнего Президента США, его нелинейность, волюнтаризм (Вы уже привели в пример его личное решение по поводу разрыва иранской сделки) сделали мир ещё более волатильным, нестабильным, что это создает дополнительные проблемы в том числе и нашему государству?

С.В.Лавров: Нас называют медведем, тоже говорят, что медведи катаются на велосипедах и даже мотоциклах. Если говорить о сути вопроса, отклоняясь, конечно, от образов, то упомяну уже приведённую цитату Президента России В.В.Путина, который сказал, что правилом становится игра без правил. Это не может, конечно, обнадёживать, но мы имеем дело с лидером, которого избрал народ крупнейшей мировой державы. При всей непредсказуемости, порой зигзагообразности линии, которую продвигает Вашингтон, с ним надо работать, и мы к этому открыты. По целому ряду направлений, не слишком большому, но тем не менее контакты поддерживаются. Мы – за то, чтобы они расширялись.

Безусловно, мы должны учитывать, что на внешнюю политику Вашингтона влияет огромное количество факторов, актёров (почему-то их называют «акторами»), причём далеко не всегда в одном направлении, но очень часто в прямо противоположном. Колоссальная доля внешнеполитических решений в Вашингтоне принимается с оглядкой на внутриполитическую ситуацию, и чем ближе промежуточные выборы, тем больше это будет проявляться. Наверное, лучше было бы иметь более предсказуемые виды на американскую внешнюю политику, но реальность есть реальность.

Вопрос: На фоне разногласий Европейского союза и США по трём ключевым проблемам – иранской ядерной сделке, Сектору Газа и торговой войне между этими полюсами мира – как Вы думаете, есть ли сейчас тренд в сторону сближения России и ЕС, особенно учитывая, что недавно в России побывали лидеры ЕС – Президент Франции Э.Макрон и Канцлер Германии А.Меркель?

С.В.Лавров: Я бы говорил не о сближении, а о нормализации отношений. Все, наверное, убеждались много раз в жизни, быту, международных делах, что, когда ты решаешь сделать ставку на кого-то одного, а от всех остальных либо отвернуться либо ими пренебрегать, либо наказывать их за нечто, что тебе самому не нравится, тогда ты сокращаешь своё пространство для устойчивого продвижения интересов, для манёвра.

Я почувствовал на Петербургском форуме, как и многие обозреватели (читал в наших СМИ оценки зарубежных гостей), осознание необходимости не обижаться друг на друга, но стараться понять мотивы действий каждого участника мирового общения. Надо решать вопросы в прямом диалоге, а не заявлять о том, что они – за сотрудничество с Россией, как только Россия выполнит все их требования: выполнит Минские договорённости, освободит Крым, заставит Президента Сирии Б.Асада пойти на политическое урегулирование и т.п. На каком-то этапе добавлялось и требование, чтобы Председатель Госсовета КНДР Ким Чен Ын вёл себя «правильно». Много других сюжетов прямо публично использовались для того, чтобы потребовать от нас преодоления всех этих проблем.

Так, конечно не получится. Думаю, что умные люди это понимают. Они осознают, что, если есть вопросы, то надо садиться и разговаривать, а не заявлять, что мы виноваты, потому что «хайли-лайкли». При этом Великобритания, которая выходит из Евросоюза, чудесным образом сумела убедить почти весь ЕС выслать российских дипломатов на основании только «большой вероятности», как они сами говорят, а на самом деле – на основании отсутствия каких-либо фактов (напомню, что расследование до сих пор не завершено). По такой же модели начинают действовать и наши голландские коллеги, объявляя на пресс-конференции, что у них тоже «хайли-лайкли», что всё это сделала Россия, и требуя от нас только одного – чтобы мы сказали, что это наша воинская часть, система «Бук» и больше ничего. При этом все наши вклады в это расследование, которое опять-таки далеко не завершено, отвергаются. Они объявили то, о чем говорили еще в 2014 г., но решили сделать это публично, думаю, в контексте их собственных размышлений о предстоящих в России крупных международных мероприятиях – есть такое желание подпортить настроение. Однако это попытки с негодными средствами.

Объявив, что это лишь промежуточный вывод, Австралия и Нидерланды тут же написали нам ноту с требованием начать с нами переговоры о размере компенсации семьям погибших. Как это можно воспринимать? С такими подходами хотят нормально общаться? Думаю, что манерам тоже нужно учиться. Я упоминал об утере многими культуры дипломатии, и это печально, это заразительная вещь: голословные обвинения по Скрипалям (потом, дескать, будем расследовать), малайзийский «Боинг» (мы знаем, что это сделала Россия, но будем расследовать, а потом всё расскажем), использование химических веществ под Дамаском в городе Дума (это, мол, сделал Б.Асад, расследование надо проводить, но пока оно ещё не началось, мы его немножко разбомбим), очередная трагедия вчера в Киеве, где журналист А.Бабченко был застрелен в подъезде собственного дома. Премьер-министр Украины уже заявляет о том, что это сделали российские спецслужбы, хотя расследование ещё не начиналось.

Эта мода, которую задают авторы такого рода ведения международных дел, очень печальна, но, как видите, многие её подхватывают, особенно те, кто, как наши украинские соседи, пользуются полной безнаказанностью со стороны своих западных кураторов и абсолютно игнорируют их советы о том, как наводить порядок у себя дома, потому что знают, что Украина нужна западным кураторам для того, чтобы продвигать русофобские взгляды и всячески создавать неудобные для нашей страны ситуации. Кто знает историю, должны понимать, что всё это бесполезно и бессмысленно.

Вопрос (перевод с английского): Вы справедливо говорили, что Крымская война была тем моментом, когда Россию вытолкнули из Европы. Это имело серьёзные последствия в реорганизации континента и было одним из факторов, который привёл сначала ко Франко-прусской войне, а затем к Первой мировой войне. Многие во Франции не хотят отталкивать Россию от Европы. Президент Франции Э.Макрон на днях в Санкт-Петербурге как раз говорил об обратном, о том, что Россия неизбежно является частью Европы. У нас есть проблема – это Украина. Нам нужно выйти из этого рамочного мышления и не продлевать автоматически санкции каждые полгода. Для этого необходимо обеспечить отвод войск и делать политические шаги для стабилизации ситуации в Донбассе, возвращения суверенитета Украине и начала нормальных отношений с Россией. Этого хочу я и многие люди во Франции. На какие шаги готова пойти Россия в этом направлении?

С.В.Лавров: Боюсь ошибиться, но я услышал, что Вы сформулировали вопрос в той логике, которая уже не раз обрисовывалась нашими европейскими коллегами. А именно, что они очень хотят нормализовать отношения с Россией, но надо урегулировать украинский кризис, потому что санкции были введены исключительно против России в связи с украинским кризисом и они, как Вы правильно сказали, продлеваются каждые шесть месяцев. Наши партнёры из ЕС говорят, что считают лишним продлевать санкции, но ссылаются на принцип консенсуса. Я никогда не инициирую разговор о санкциях, но если говорить о консенсусе, то это означает, что если кто-то один посчитает что-то неправильным, то консенсуса нет. Поэтому насчёт того, что все вынуждены автоматически продлевать санкции, понимая их тупиковость – это отдельная тема.

Тем не менее, санкции были введены против России. Они никогда не вводились в отношении других участников «нормандского» процесса и тем более в отношении украинской стороны. Мы ведём речь о документе, который безальтернативно признаётся всеми «дорожной картой» по урегулированию кризиса в Донбассе, я имею ввиду минский «Комплекс мер», который в феврале 2015 г. в течение семнадцатичасового переговорного марафона лично писали главы государств России, Украины, Франции и Канцлер Германии. В нём всё сказано. С тех пор мы многократно объявляли перемирия, которые нарушались, многократно начинали разведение сил и средств, которые потом опять возвращались на место. Если читать отчёты Специальной мониторинговой миссии ОБСЕ, то этим грешат обе стороны конфликта – украинское правительство с его войсками и специальными силами и ополченцы самопровозглашённых ДНР и ЛНР. Если читать доклады Специальной мониторинговой миссии ОБСЕ (а мы их читаем), то теперь там можно увидеть много очень важного, что раньше не присутствовало. Напомню, что ОБСЕ должна работать на территории всей Украины, о чём мы периодически говорим, и она стала включать в свои доклады информацию о том, как на Украине попустительствуют неонацистам, радикалам и прочие нелицеприятные факты, в том числе связанные с попыткой изъятия церковной собственности и т. д.

Мы уже в течение нескольких лет обращаем внимание ОБСЕ на то, что хотели бы видеть в докладах не просто фразу о том, что в результате перестрелок погибло и ранено столько-то мирных жителей, разрушены школы, больницы и детские сады. Мы хотели бы видеть географическую привязку – на какой стороне больше поражение гражданских объектов. Недавно разговаривали с нашими французским коллегами, когда на переговорах был Президент Франции Э.Макрон, и положили на стол справку, которую ОБСЕ рассылает всем своим членам. В ней указано, что с января по середину мая со стороны украинских правительственных сил было в пять или шесть раз больше обстрелов гражданских объектов в Донбассе (по количеству поражённых гражданских объектов). В результате обстрелов украинскими вооружёнными силами территории Донбасса на стороне ополчения за этот период убито пять гражданских лиц. На украинской стороне в результате обстрелов не погиб ни один гражданский житель и лишь один ранен, а на стороне ополченцев – в несколько раз больше. Мы «заставили» миссию ОБСЕ, начиная с сентября прошлого года, включать такие факты в свои доклады. Это удалось сделать с огромным трудом. Надо отдать должное руководству ОБСЕ – на них оказывалось колоссальное давление украинцами и их западными друзьями, чтобы такую географическую разбивку не давать. Но сейчас она присутствует.

Эта тема бесконечная. Вот ещё два примера о том, как выполняются Минские договорённости и те компромиссные договорённости, принимаемые лидерами четырёх стран «нормандского формата» для начала практического движения к реализации минского «Комплекса мер». В октябре 2016 г. в Берлине главы государств договариваются о начале разведения сил и средств, тяжёлой техники и подразделений вооружённых сил. Лидеры сами смотрели в карту и определяли три деревни для того, чтобы сделать их пилотными районами, где в течение двух недель должно состояться разведение тяжёлой техники, сил и средств в целом. Я помню наизусть эти три района: Петровское, Золотое и Станица Луганская. В Петровском и Золотом разведение состоялось очень быстро. В Станице Луганской представители Киева почему-то стали заявлять, что разведение может состояться только если будет «тишина» в течение семи дней (ни единого нарушения договорённости о прекращении огня). С тех пор миссия ОБСЕ, в том числе на заседаниях Контактной группы и телефонных конференциях экспертов «нормандского формата» более 20 раз официально констатировала, что они зафиксировали периоды продолжительностью в неделю и более, когда не было ни одного нарушения режима прекращения огня. Каждый раз в ответ на это украинские представители говорили, что это «ваша статистика», а они насчитали несколько выстрелов. Я не утрирую, так оно и есть. Поэтому разведение сил в Станице Луганской до сих пор не состоялось.

В связи с недавним принятием закона «о реинтеграции Донбасса», который трактуется официальными лицами Украины непосредственно как военный инструмент решения проблемы Донбасса, они просто перечеркнули Минские договорённости и за эти последние месяцы в тех самых двух пунктах, где год с лишним назад разведение состоялось быстро, снова заняли свои позиции.

Когда мы разговариваем с германскими и французскими коллегами, они всё прекрасно понимают и видят. Но единожды сказав, что на Украине произошёл не государственный переворот, а победила демократия, и сейчас Украиной управляют светочи демократии, трудно потом «съесть свою шляпу».

Поэтому деэскалировать ситуацию необходимо. Нам говорят о желании нормализовать положение, но требуют помощи, чтобы «слезть с забора», на который сами забрались и не знают, как оттуда спрыгнуть. И всё равно мы готовы на компромисс несмотря ни на что.

Второй пример. В октябре 2015 г. в Париже Президент России В.В.Путин, Президент Франции Ф.Олланд, Канцлер Германии А.Меркель и Президент Украины П.А.Порошенко обсуждали, как синхронизировать действия по военной деэскалации в сфере безопасности в Донбассе и действия по политическим реформам, которые Президент Украины П.А.Порошенко обязался провести, подписав Минские договорённости, включая амнистию, особый статус Донбасса, закрепление этого статуса в Конституции и проведение выборов. Тогда на наш вопрос, почему нельзя принять закон о статусе Донбасса, который уже готов, П.А.Порошенко сказал, что сначала надо провести выборы, а потом он подпишет этот закон. На вопрос о причинах, он ответил, что не может предоставлять особый, льготный статус Донбассу, не зная, кого они там выберут. Это нормально с точки зрения демократии? Любой избиратель хочет знать, каким объёмом полномочий будет обладать тот кандидат на какую-то должность, за которого будут отданы голоса.

Министр иностранных дел ФРГ Ф.-В.Штайнмайер предложил пойти на компромисс: закон об особом статусе вступит в силу на временной основе в день голосования, когда закроют избирательные участки, а на постоянной основе – когда ОБСЕ издаст окончательный доклад по итогам выборов (обычно выходит через пару месяцев). Все согласились. Когда через год после Парижа в 2016 г. встречались в Берлине, Президент России В.В.Путин поинтересовался, почему за этот период все попытки в рамках Контактной группы и «нормандского формата» положить эту «формулу Ф.-В.Штайнмайера» на бумагу блокировались украинскими властями. Президент Украины П.А.Порошенко ответил, что не знает, какой будет доклад ОБСЕ. Вдруг он будет гласить, что выборы были нечестными и несправедливыми. На что Президент России В.В.Путин сказал, что мы автоматически исходили из того, что для вступления закона в силу доклад должен констатировать честность и справедливость выборов. Предложил так и записать, расширить «формулу Ф.-В.Штайнмайера». Согласились, что на временной основе закон вступит в силу в день голосования, на постоянной – в день выхода доклада ОБСЕ, если он будет констатировать, что выборы были честными, свободными и справедливыми. Прошло полтора года. По-прежнему все наши усилия положить эту формулу на бумагу просто отвергаются Киевом.

Сейчас наши германские и французские коллеги предлагают провести министерскую встречу «нормандского формата». Эта встреча будет иметь смысл исключительно в том случае, если эти два провала, которые я упомянул (разведение сил и средств в Станице Луганской и фиксация на бумаге «формулы Ф.-В.Штайнмайера», будут восполнены и «нормандская четвёрка» примет соответствующее заявление. Без такого заявления по этим двум темам, ставшим позором для нашей работы в «нормандском формате», собираться бессмысленно.

Нам известно, что наши запанные коллеги, французы, немцы и ряд других европейцев, в закрытой работе с Киевом на всё это обращают внимание и побуждают к соответствующим действиям. Но публично считается неполиткорректным критиковать тех, кто «несёт свободу украинскому народу». Никакой реакции на закон «о реинтеграции Донбасса», который, подчеркну ещё раз, прямо квалифицируется украинскими руководителями, как военный способ решения этой проблемы. Нет реакции на закон «Об образовании», который дискриминирует все языки национальных меньшинств. Нет реакции на то, что был отменён закон «Об основах государственной языковой политики», который обеспечивал права национальным меньшинствам в регионах Украины жить и трудиться на своём языке.

Пока такая «страусиная» позиция сохраняется, очень трудно, даже при нашей доброй воле (я рассказал о нескольких случаях, когда мы шли на уступки, показывая готовность гибко подходить к имплементации Минских договорённостей), добиться положительных результатов.

Вопрос: Вы нарисовали достаточно тревожную картину конфронтации в российско-американских отношениях и подхода к некоторым «красным линиям». На основании Ваших контактов с американцами в последнее время, также ваших коллег из других министерств, ведомств, которые сейчас задействованы в этом диалоге, какова динамика последнего времени, последних месяцев, недель? Эта конфронтационность растет, снижается либо мы топчемся на месте?

С.В.Лавров: К сожалению, конфронтационность стала нормой. Наверное, это самый короткий ответ. Это не от нас зависит. Мы не хотим продолжать эту конфронтационность в отношениях ни с США, ни с кем бы то ни было еще. Периодически мы слышим сигналы из Вашингтона, в том числе от Президента США Д.Трампа, о необходимости нормализовать отношения. Мы к этому готовы, но ждём конкретных предложений. Мы готовы к возобновлению контактов по всем направлениям, потому что, когда несколько месяцев назад достигается договоренность возобновить, наконец, профессиональный разговор по кибербезопасности и когда наша делегация прилетает к месту встречи, а там никого из американцев нет. Кстати, совсем недавно, когда у меня была встреча с Министром иностранных дел ФРГ Х.Маасом, я у него также поинтересовался, почему немцы отменили в последний момент планировавшуюся встречу межведомственных российско-германских групп экспертов по кибербезопасности. Ответ был поразительный. Министр иностранных дел ФРГ Х.Маас сказал мне, что мы не могли встречаться, потому что за три дня до назначенной встречи была хакерская атака группировки под названием «Снэйк» на ресурсы министерств обороны и иностранных дел ФРГ. Я впервые слышал об этой группировке, атаке и что нас в ней обвиняют. Вот эта та же самая логика – «хайли лайкли». И раз «хайли лайкли», покайтесь, а потом мы будем с вами обсуждать, как сотрудничать в той самой сфере, где нам не нравится, как вы себя ведете. Поэтому будем ждать. У нас терпения много. Тем временем, конечно, если гражданское общество, политологи и экспертное общество будут встречаться, к чему интерес и у американских политологов присутствует, мне кажется, это будет полезно.

Вопрос: На ПМЭФ-2018 Президент Российской Федерации В.В.Путин сказал, что по поводу европейской безопасности можно обращаться к России. В зале раздался смех. Это была шутка или это было сказано серьезно?

В развитие этой темы и Вашего сегодняшнего выступления, которое мне показалось довольно тревожным (по поводу предупреждения насчет возможности конфликта), видите ли Вы возможность реальной большой войны в Европе? Если да, то кто, с кем и когда, по-вашему мнению, может это начать?

С.В.Лавров: Не надо продолжать. Ответ на первую часть последнего вопроса – упаси Бог. Это не шутки, когда мы говорим о безопасности, которую нужно обеспечивать совместно. Это ведь не наша придумка. Это неоднократно принимавшаяся на высшем уровне политическая декларация, в том числе в рамках ОБСЕ, то есть с участием США. Декларация гласила, что безопасность неделима и никто не должен укреплять свою безопасность за счет безопасности других. Под этим подписались еще в 1990 г. в Париже все главы государств и правительств ОБСЕ. И потом это обязательство неоднократно подтверждалось. Но когда лет 10 назад мы предложили кодифицировать это политическое обязательство и сделать его юридически обязывающим, заключив соответствующий договор, нам сказали категорическое «нет». Это было аргументировано тем, что юридические гарантии безопасности могут иметь только члены НАТО. Вот философия и менталитет тех самых разделительных линий, раскола Европы, продвижения НАТО на Восток, вопреки дававшимся многократным обещаниям еще Советскому Союзу. Вот такая ситуация. Поэтому мы не шутим и хотим совместно обеспечить безопасность. Если у кого-то есть еще память, то надо возвращаться к обещаниям.

Вопрос: Есть ли угроза войны в Европе?

С.В.Лавров: Я уже сказал, упаси Бог.

Вопрос: А слова насчет того, что «Россия поможет европейцам укрепить безопасность»?

С.В.Лавров: Я только что об этом сказал. Безопасность можно укреплять только сообща. Потому что, когда сейчас Евросоюз рассчитывает избавиться от зависимости и капризов Вашингтона в сфере безопасности, и начинает формировать свой подход к обороне, опираясь на себя и даже устраивая обсуждение таких проектов, как «военный Шенген». Имею в виду, что по всему Евросоюзу нужно сделать удобной транспортную логистику для передвижения сил и средств на всякий случай, не приведи Бог. К этому начинанию мгновенно подключилось НАТО. Я вас уверяю, что они никуда от Североатлантического альянса не денутся. Это опять будет блоковое мышление и блоковый подход к обеспечению безопасности. Приглашения будут следовать из Польши и других стран. Например: вот вам 2 млрд. долл. США, постройте нам свою базу и обнажите штыки в сторону агрессора – России. Это, конечно, печальная психология.

Вопрос (перевод с английского): Как Вы оцениваете ситуацию вокруг Ирана, в частности, учитывая особенные отношения России с Израилем и Саудовской Аравией? Какова Ваша позиция в отношении развития конфронтации между Израилем и Ираном в Сирии?

С.В.Лавров: Мы действительно имеем хорошие отношения со всеми перечисленными Вами странами. Ни с одной из них, как и с любой другой страной, у нас нет стопроцентного совпадения позиций по всем вопросам. Но это наш принцип – разговаривать со всеми без исключения, особенно тогда, когда есть противоречия в оценках. Мы не согласны с оценками, которые опираются на тезис о том, что Иран – корень всех проблем в регионе – в Сирии, Палестине, Ливане, Ираке, упоминается также ряд других стран. И на абсолютную пагубность и большую опасность раскола в исламе, потому что отношения между большинством монархий Персидского залива и Ираном приобрели межрелигиозный разрез, когда сунниты и шииты выступают как смертельные враги, что очень прискорбно.

Мы неоднократно призывали Организацию исламского сотрудничества (ОИС) и Лигу арабских государств (ЛАГ) обратить на это внимание и вернуться к тем инициативам, которые еще достаточно давно Король Иордании Абдалла II выдвигал в контексте объединения всех мусульман. Это по-прежнему очень актуальная работа. Точно так же мы с нашими израильскими партнерами, рассматривая региональную ситуацию, излагаем свой подход, который говорит о необходимости как и в любом другом конфликте вовлекать все стороны в переговоры, а не пытаться их изолировать.

Сейчас, к сожалению, в том числе и США, берут курс на изолирование Ирана, в расчете, что можно будет «удушить» его и заставить опять каким-то образом менять свою политику. Одно из условий – Иран должен изменить свое поведение в регионе. Это то же самое, как нас просят изменить свое поведение везде, прежде чем с нами будут нормально разговаривать. Надо садиться за стол переговоров. Мы предложили им много лет назад созвать конференцию, похожую по своей задумке на ОБСЕ, для региона Персидского залива, где участвовали бы арабские страны залива, Иран, ЛАГ, ОИС, пять постоянных членов СБ ООН, Евросоюз. Эта идея по-прежнему актуальна. Сейчас к ней многие начинают возвращаться, но пока накал конфронтации настолько велик, что очень трудно рассчитывать на изменения в будущем.

Что касается противостояния в Сирии между Израилем и Ираном, у нас есть договоренности по юго-западной зоне деэскалации. Эти договоренности были достигнуты между Россией, США и Иорданией. О них прекрасно знал Израиль по мере их подготовки. Они предполагают, что эта зона деэскалации должна консолидировать стабильность и из этого района должны быть выведены все несирийские силы. Я думаю, что это должно произойти как можно скорее. Сейчас мы этим занимаемся с нашими иорданскими и американскими коллегами.

Вопрос (перевод с английского): Вы сейчас собираетесь в Пхеньян в преддверии исторического саммита, который состоится через две недели в Сингапуре. Какова цель Вашего визита? Какова роль России в денуклеаризации Корейского полуострова?

С.В.Лавров: Насчёт визита: я был приглашен и принял это приглашение. Цель этого визита, как и любого другого, заключается в том, чтобы рассмотреть двусторонние отношения с нашими партнёрами и обсудить ситуацию в соответствующем регионе мира.

Россия являются участником шестисторонних переговоров – механизма, который никто не отменял. В рамках логики, которую этот механизм выработал, мы поддерживаем происходящие сейчас перемены в отношениях между двумя Кореями, между Пхеньяном и Вашингтоном. Очень рассчитываем, что эти переговоры, которые были анонсированы и сейчас вновь подтверждены как назначенные, не выльются в ультиматум, потому что стоящую сейчас задачу по денуклеаризации всего Корейского полуострова невозможно решить одним махом. Это будет требовать поэтапности, последовательности и терпения.

Чуть менее года назад Россия и Китай сформулировали свою «дорожную карту» движения к миру и стабильности, денуклеаризации на Корейском полуострове, которая предполагала сначала отказ от воинственной риторики и провоцирующих действий с обеих сторон, затем контакты между непосредственными протагонистами, которые будут способствовать преодолению прежних противоречий и завязыванию диалога. Но на финальном этапе этого процесса, как и предлагается в российско-китайской «дорожной карте», неизбежным будет проведение многосторонних переговоров с участием всех шести государств, которые давно присутствуют в этом процессе, потому что денуклеаризация Корейского полуострова должна сопровождаться механизмами обеспечения на гарантированной основе мира и стабильности во всей Северо-Восточной Азии.

Меня пригласили, я с удовольствием принял приглашение. Для меня будет очень полезно понять отношение наших северокорейских соседей ко всем этим вопросам.

Россия. ЦФО > Внешэкономсвязи, политика > mid.ru, 30 мая 2018 > № 2631341 Сергей Лавров


Россия > Внешэкономсвязи, политика > interaffairs.ru, 25 мая 2018 > № 2620004 Сергей Лавров

Выступление и. о. министра иностранных дел России С.В.Лаврова на церемонии возложения цветов к мемориальным доскам, посвященное Дню Победы

Сергей Лавров, Министр иностранных дел России

Москва, 8 мая 2018 года

Дорогие друзья,

Каждый год в это время мы отмечаем самую великую дату в истории нашей страны - День Победы, день радости от великих достижений наших отцов и дедов и день скорби по тем, кто навсегда остался на полях сражений. Среди них были и сотрудники Народного комиссариата иностранных дел, Народного комиссариата внешней торговли, память о которых увековечена в этом зале. Конечно, отдавая должное их подвигу, вспомним и усилия тех, кто на внешнеполитическом фронте обеспечивал дипломатическое сопровождение борьбы народов Советского Союза с гитлеровской Германией.

В этом году мы отмечаем несколько важных юбилеев. Прежде всего, это 75-летие Сталинградской битвы, которая стала коренным переломом не только в Великой Отечественной, но и во Второй мировой войне. В этом же году мы отмечаем 75-летие Московской конференции министров иностранных дел СССР, США и Великобритании и Тегеранской конференции на высшем уровне лидеров стран антигитлеровской коалиции.

Отмечу еще раз то, о чем уже не раз говорилось: общие угрозы, общий враг позволили странам с противоположными социально-экономическими системами, идеологиями объединиться ради общей Победы, ради того, чтобы не позволить человечеству впасть в катастрофу. Убежден, что все мы должны вынести уроки из этого опыта, особенно актуального в сегодняшней мировой обстановке.

Не будем забывать и другие уроки той эпохи, когда возобладали национальный эгоизм, нежелание уважать принципы равной и неделимой безопасности, когда предпринимались попытки обеспечивать свою безопасность за счет ущемления, игнорирования безопасности других. Имею в виду, конечно, прежде всего Мюнхенский сговор, который состоялся 80 лет назад, в 1938 году, и который, по сути дела, стал апофеозом политики западных держав по умиротворению Третьего рейха. Именно Мюнхенский сговор стал прелюдией начала Второй мировой войны. Об этом очень печальном опыте также нельзя забывать в сегодняшней обстановке.

Россия никогда не будет действовать во вред безопасности какой бы то ни было страны, мы всегда открыты к честному, откровенному диалогу, который опирается на уважение интересов всех партнеров и на поиск баланса этих интересов. По-прежнему открыты к этому и сейчас, о чем вчера во время инаугурации заявил Президент России В.В.Путин. Эти принципы будем отстаивать последовательно, делать все, чтобы никогда не повторились те ужасы, которые человечество пережило в годы Второй мировой войны.

Хочу еще раз поздравить прежде всего наших дорогих ветеранов с этим великим праздником, пожелать им доброго здоровья и дальнейшего вклада в работу нашего министерства.

Россия > Внешэкономсвязи, политика > interaffairs.ru, 25 мая 2018 > № 2620004 Сергей Лавров


Россия. Иран. США > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция. Электроэнергетика > inosmi.ru, 22 мая 2018 > № 2614890 Сергей Лавров

Эксклюзивное интервью министра иностранных дел России: Иран, Трамп, вторая холодная война и Чемпионат мира по футболу в России

Наташа Небескикват (Natasha Niebieskikwiat), Clarin, Аргентина

Сергей Лавров прибыл в Буэнос-Айрес в воскресенье. В интервью «Кларин» (Clarín), Лавров дал комментарии по различным темам: от ситуации с Тегераном до чемпионата по футболу.

Наташа Небескикват: Что предложит и какие заявления сделает Россия в ходе встречи министров иностранных дел стран-участниц «Группы двадцати», которая состоится в понедельник, 21 мая 2018 года? Созвучны ли приоритеты России с тем, что Аргентина продвигает в «двадцатке» в этом году? Посетит ли президент России Владимир Путин Буэнос-Айрес в ноябре 2018 года?

Сергей Лавров: Считаем полезным откровенный диалог между министрами иностранных дел стран «Группы двадцати». В этой связи приветствуем инициативу Аргентины продолжать работу в рамках данного формата.

С удовлетворением констатируем укрепление авторитета «двадцатки» — важной составляющей полицентричной архитектуры мироустройства — на международной арене и, как следствие, — обсуждение в рамках форума все большего количества вопросов.

Безусловно, «Группа двадцати» должна оставаться эффективным механизмом реагирования на финансово-экономические кризисы. При этом объективная взаимосвязь между мировой политикой и экономикой предопределяет увеличение количества рассматриваемых тем, обуславливает долгосрочный характер согласуемых решений. Вполне естественно все более углубленное обсуждение «двадцаткой» таких проблем, как содействие развитию, изменение климата, борьба с терроризмом и коррупцией, миграция и беженцы, международная информационная безопасность.

Полноформатную и, на мой взгляд, весьма плодотворную дискуссию на уровне министров иностранных дел «двадцатки» удалось организовать в прошлом году германскому председательству. В конструктивном ключе обсуждались проблематика мира и безопасности. «Сверили часы» по тематике реализации «Повестки дня ООН в области устойчивого развития на период до 2030 года» и сотрудничества с Африкой. Состоявшийся обмен мнениями по вопросам, находящимся на стыке политики и экономики, подтвердил возрастающую роль «двадцатки» в качестве одного из важнейших механизмов глобального управления.

Предложенную аргентинцами повестку дня для встречи министров иностранных дел в нынешнем году мы также поддержали. Рассчитываем, что ее итоги — наряду с работой на других треках «двадцатки», число которых на сегодня уже достигло 14 — станут важным вкладом в подготовку саммита лидеров. Как представляется, востребованность поиска точек соприкосновения на фоне девальвации международного права, ослабления международных институтов только возрастает.

Убеждены, что во главу угла необходимо ставить приоритеты развития не для избранных, а для всего человечества. Нужны решения глобального масштаба, которые будут вырабатываться с опорой на принцип многосторонности, и учитывать интересы всех без исключения государств.

Продвигаемые аргентинским председательством принципы, включая социальные аспекты глобальной экономической повестки дня, важность международного консенсуса, созвучны нашим подходам к взаимодействию в рамках «двадцатки». Поддерживаем приоритеты Аргентины. Разделяем актуальность проблем занятости, новых навыков и внесенной в этом году в повестку темы образования — в условиях глобального развития цифровой экономики. Уделяем этому первостепенное внимание у себя в стране, энергично взаимодействуем по данному вопросу в рамках «Группы двадцати».

Приветствовали также аргентинский приоритет по инвестициям в инфраструктуру, который перекликается с темой финансирования инвестиций — приоритетом российского председательства в «двадцатке» в 2013 году и нашим особым вниманием к инфраструктурному развитию.

Акцент аргентинцев на теме обеспечения продовольственной безопасности также заслуживает поддержки. Это — один из ключевых аспектов реализации целого спектра задач «Повестки-2030», включая искоренение нищеты и укрепление здравоохранения. Продолжим конструктивно участвовать и в обсуждении вопросов на других отраслевых треках форума в рамках программы работы на этот год.

Понимаем, что перед председательством стоит очень непростая задача по поиску консенсуса в нынешних условиях. Считаем, что команда, обеспечивающая функции председательства, действует весьма профессионально. Настроены помогать аргентинским друзьям на всех уровнях с тем, чтобы на предстоящем саммите лидеры могли опираться на весомый «урожай» годового взаимодействия крупнейших экономик мира.

Президент Маурисио Макри, действительно, пригласил президента Владимира Путина принять участие в саммите «Группы двадцати» и посетить Аргентину с официальным визитом. Исходим из того, что российско-аргентинская встреча на высшем уровне призвана способствовать дальнейшему наращиванию стратегического партнерства между двумя государствами.

— Как вы охарактеризуете российско-аргентинские отношения на современном этапе?

— Российско-аргентинские отношения продолжают развиваться «по восходящей». Особенно важно, что сохраняется преемственность курса на укрепление всеобъемлющего стратегического партнерства. Данная линия, не подверженная сиюминутной конъюнктуре, опирается на широкий консенсус как в России, так и в Аргентине. Можно со всей уверенностью утверждать, что связи между нашими странами — наглядный пример динамичного, взаимовыгодного, деидеологизированного сотрудничества.

Удовлетворены достигнутым высоким уровнем политического взаимодействия — как в двустороннем плане, так и на многосторонних площадках, в том числе в ООН — в интересах обеспечения международной безопасности и стабильности, устойчивости мировой экономики, достижения целей развития.

Отдельная признательность аргентинским партнерам — за совместную работу по противодействию героизации нацизма. Программа моего визита предусматривает открытие документальной выставки в Национальном конгрессе Аргентины «Холокост: уничтожение, освобождение, спасение» о подвиге советских солдат, спасших жизни тысяч узников концлагерей. Отрадно, что память об этом бережно хранят на аргентинской земле.

Вместе с тем востребованы энергичные усилия по более полному раскрытию значительного потенциала двустороннего сотрудничества в таких важных сферах, как торговля, инвестиции, научно-технические связи. Эти направления нуждаются в особом внимании. Радует, что мы с аргентинскими партнерами едины в понимании необходимости наращивания совместных усилий.

Анализируя реализацию договоренностей, достигнутых в результате переговоров на высшем уровне в январе нынешнего года, отмечаем прогресс в торгово-инвестиционной сфере. Продолжается работа по устранению административных барьеров в осуществлении экспортно-импортных операций, конструктивный диалог между профильными ведомствами по урегулированию разногласий.

Высоко оценили присутствие президента Маурисио Макри 11 мая на торжественном открытии железнодорожного сервисно-производственного предприятия «Мечита» в провинции Буэнос-Айрес, создание которого было профинансировано российской компанией ЗАО «Трансмашхолдинг». Уверен, что этот проект, способствующий созданию новых рабочих мест, привлечению инвестиций, может стать основой для масштабного российско-аргентинского сотрудничества в железнодорожной сфере.

«Газпромбанк» готов инвестировать в строительство портово-логистического комплекса в городе Рамальо и в настоящий момент ведет поиск аргентинских партнеров. Есть и другие интересные инициативы.

Особое ударение оправданно делается на высокие технологии и инновации. Намерены использовать наработанный в предыдущие годы богатый опыт совместной работы в областях гидроэнергетики и мирного атома для реализации новых долгосрочных проектов сотрудничества по этим направлениям. Хороший задел создан для налаживания практической кооперации в сфере космоса, биотехнологий, фармацевтики, других областях.

Важной составляющей двусторонних отношений остаются культурно-гуманитарные связи. С 2009 года действует безвизовый режим при взаимных краткосрочных поездках наших граждан. Растет число обучающихся в России аргентинцев по программе государственных стипендий.

В Аргентине проживает самая крупная русскоязычная диаспора в Латинской Америке — 300 тысяч человек. Признательны аргентинскому руководству за поддержку наших соотечественников, их усилий по сохранению национальной самобытности, культурных традиций, языка.

— Как вы можете прокомментировать нынешнее противостояние между Западом во главе с США и Россией? Не считаете ли вы, что старая холодная война началась снова и, если да, то к какой стороне можно отнести Латинскую Америку?

— Отношения между Россией и «историческим Западом» переживают весьма непростые времена. Неоднократно говорили, что такое положение дел — логическое следствие непрекращающихся односторонних действий ряда западных стран во главе с США, объективно утрачивающих свое доминирование в мировых делах и пытающихся обратить вспять процесс формирования справедливой полицентричной системы международных отношений. В целом ряде случаев их односторонние шаги носят откровенно деструктивный характер, ведут к опасной разбалансировке механизмов глобального управления. Последствия такой линии уже ощутили на себе народы Югославии, Ирака, Ливии, Сирии, Украины.

Складывается впечатление, что определенной части политической элиты на Западе не нравится то, что Россия, успешно решающая задачи внутреннего развития и эффективно защищающая суверенитет, проводит самостоятельный, независимый внешнеполитический курс. Отсюда — стремление наказать нас, сдержать наше развитие, в том числе путем односторонних санкций, сформировать в медийном пространстве негативный образ нашего государства.

Вместе с тем не думаю, что уместно говорить о «втором издании» холодной войны, главной отличительной чертой которой было жесткое военно-политическое противостояние двух идеологических систем и социально-экономических моделей государственного устройства. Сегодня о такой борьбе идеологий, когда мир был фактически расколот пополам, речь не идет.

Другое дело, что спустя почти 30 лет после падения Берлинской стены ее пережитки, как я уже отметил, до сих пор сохраняются на Западе. Например, в виде Североатлантического альянса.

Отношения с регионом ЛАКБ (Латинской Америки и Карибского бассейна) остаются самоценным направлением российской внешней политики. Мы работаем с латиноамериканцами по открытой и неидеологизированной повестке. Наше взаимодействие не направлено против кого-либо.

Напомню — Россия никогда не ставит своих партнеров перед необходимостью выбора — «с нами или против нас». Что, к сожалению, нельзя сказать о некоторых западных государствах, прежде всего США.

— Что вы думаете об обвинениях в адрес России в связи с отравлением Сергея Скрипаля? Как вы охарактеризуете конфликт с Великобританией вокруг данного вопроса?

— Об этом уже много нами говорилось. Российская позиция остается без изменений — считаем категорически неприемлемым и недостойным тот факт, что правительство Великобритании в своих неблаговидных политических целях использовало провокацию в Солсбери, к которой мы не имеем никакого отношения.

Мы сразу же предложили провести совместное расследование, запросили факты, задали конкретные вопросы. В ответ столкнулись с обструкцией и грубыми инсинуациями. Вместо предметного диалога и совместной работы в рамках международно-правовых механизмов Лондон взял курс на раскрутку антироссийской кампании и дальнейшее серьезное обострение отношений между нашими странами. Инспирировал целый набор враждебных и провокационных мер, включая высылку российских дипломатов. Разумеется, это не осталось без адекватного ответа.

Полагаю, что подобные действия без каких-либо доказательств на основе пресловутого подхода «highly likely» (весьма вероятно) не делают чести Великобритании, бросают вызов международному праву.

Прошло более двух месяцев с момента инцидента в Солсбери, но признаки того, что нынешнее британское руководство нацелено на цивилизованное урегулирование ситуации, так и не просматриваются. Наши призывы к Лондону пересмотреть свой деструктивный курс, попытаться вместе — честно и открыто — разобраться в произошедшем предпочитают не слышать.

Российскую сторону, прежде всего, беспокоит состояние здоровья и положение наших соотечественников — кстати, речь идет не только о Сергее, но и о его дочери Юлии Скрипаль, — втянутых англичанами в эту провокацию. Отказ властей Великобритании в консульском доступе дает основания рассматривать происходящее как их похищение или преднамеренную изоляцию.

Подчеркну еще раз — мы готовы к предметному взаимодействию, призываем Лондон честно сотрудничать в рамках возбужденного Следственным комитетом России 16 марта уголовного дела по факту покушения на умышленное убийство и направленных британской стороне соответствующих запросов Генпрокуратуры России о правовой помощи. Продолжаем настаивать на предоставлении подробной информации о ходе следственных действий, а также разъяснений по поводу достоверности всплывающих в британских СМИ многочисленных и весьма противоречивых версий случившегося.

Пока же, к сожалению, конфронтационные действия властей Великобритании продолжают наносить ущерб межгосударственному диалогу. Ответственность за последствия этого для наших двусторонних отношений целиком и полностью лежит на британской стороне.

— Считаете ли вы, что после решения Дональда Трампа о выходе из Совместного всеобъемлющего плана действий (СВПД) возрос риск военной эскалации и нападения на Иран?

— Мы разочарованы решением президента США Дональда Трампа об одностороннем выходе из СВПД по урегулированию ситуации вокруг иранской ядерной программы и о восстановлении антииранских санкций.

Такой шаг — существенное нарушение как СВПД, так и резолюции Совета Безопасности ООН 2231 от 2015 года, которая его одобрила. Вашингтон в очередной раз действует вопреки мнению большинства государств мира, исключительно в собственных узкокорыстных интересах, грубо попирая нормы международного права.

Сейчас трудно судить, как будут развиваться события. Хотелось бы надеяться, что выход США из соглашения не связан с планами напасть на Тегеран или сменить там режим. Тем не менее, уже сейчас очевидно, что принятое решение наносит серьезный ущерб глобальной и региональной безопасности и стабильности.

Именно поэтому считаем принципиально важным, что Иран не пошел на обострение, а продолжает неукоснительно соблюдать свои обязательства перед международным сообществом. Это еще раз было подтверждено со стороны МАГАТЭ. Сохраняют приверженность сделке и оставшиеся ее участники, включая Россию.

Все это порождает осторожный оптимизм, что СВПД удастся спасти. Значит, остаются шансы на то, что достигнутое огромным многолетним трудом переговорное решение острой международной проблемы не окажется окончательно перечеркнутым.

Открыты к взаимодействию в интересах СВПД, нацелены на развитие взаимовыгодного сотрудничества с Тегераном.

— Как вы оцениваете сближение Северной и Южной Кореи, а также действия Вашингтона в этой связи? Как вы полагаете, каким образом должен проходить процесс денуклеаризации?

— Неизменно призывали Сеул и Пхеньян к нормализации межкорейских отношений, даже когда ситуация на Корейском полуострове оставалась очень напряженной. Убеждены, что решить весь комплекс региональных проблем, включая ядерную, можно лишь политико-дипломатическим путем.

В связи с этим удовлетворены, что переговорный процесс между КНДР и Республикой Корея развивается в последние месяцы поступательно и успешно, а в Пханмунчжомской декларации по итогам встречи корейских лидеров зафиксированы базовые принципы мирного сосуществования двух государств, стремление к развитию отношений и денуклеаризации полуострова общими усилиями. Со своей стороны продолжим оказывать необходимое содействие реализации межкорейских договоренностей.

Что касается роли США в процессе урегулирования, надеемся, что она останется конструктивной. Важное значение будет иметь намеченная на 12 июня в Сингапуре встреча Президента США Дональда Трампа с председателем Госсовета КНДР Ким Чен Ыном. Если стороны воздержатся от выдвижения заведомо неприемлемых требований друг к другу и обозначат готовность к взаимоуважительному диалогу, у денуклеаризации Корейского полуострова появятся хорошие перспективы.

Практические аспекты этого процесса должны согласовываться в ходе многосторонних консультаций по вопросам мира и стабильности в Северо-Восточной Азии. Ясно, что ядерную проблему полуострова не получится решить в отрыве от других вызовов региональной безопасности или в ущерб интересам какой-либо из сторон. Опыт прошлых лет и история допущенных ошибок наглядно это подтверждают. Кроме того, в свете нынешней ситуации вокруг СВПД необходимо будет разработать беспрецедентный механизм взаимных гарантий, а сделать это можно лишь совместными усилиями всех государств региона.

— Как долго Россия планирует оставаться в Сирии?

— Хотел бы прежде всего напомнить, что российские военные находятся на территории Сирии с осени 2015 года по приглашению законного правительства Сирийской Арабской Республики (САР), обратившегося к России за помощью в деле борьбы с терроризмом, стабилизации обстановки в стране и создания условий для политического урегулирования затянувшегося острого кризиса.

Многие поставленные задачи были успешно выполнены, а цели — достигнуты. Наша страна внесла решающий вклад в разгром военно-политического очага терроризма в лице ИГИЛ (организация, запрещенная в России, — прим. ред.). После этого в декабре 2017 года значительная часть российского воинского контингента была выведена с территории САР.

Однако миссия России в Сирии не окончена. В частности, в полном составе функционирует российский Центр по примирению враждующих сторон, продолжают нести службу батальоны военной помощи, работают два пункта базирования Вооруженных Сил Российской Федерации — авиабаза Хмеймим и пункт материально-технического обеспечения ВМФ России в Тартусе. В этой связи было бы логично исходить из того, что присутствие нашей страны в САР будет сохраняться до тех пор, пока в этом нуждается законное руководство Сирии и дружественный сирийский народ.

— Сейчас разрабатывается документ о сотрудничестве между МЕРКОСУР и ЕАЭС, движущей силой которого является Россия. Какими вам видятся перспективы такого межрегионального взаимодействия?

— ЕАЭС активно взаимодействует на международной арене с третьими странами и интеграционными структурами. Форматы такого взаимодействия включают, в том числе, диалоговое сотрудничество, непреференциальные соглашения и соглашения о свободной торговле.

Одним из важных региональных направлений считаем налаживание контактов Союза с государствами Латинской Америки. С 2011 по 2017 годы доля торговли ЕАЭС с латиноамериканскими партнерами (МЕРКОСУР, Тихоокеанский альянс, Эквадор, Никарагуа) в среднем составляла 2,3% от общего объема товарооборота Союза с третьими странами.

В качестве приоритетных партнеров в регионе рассматриваем Южноамериканский общий рынок (МЕРКОСУР). Поддерживаем установление диалогового партнерства между евразийской «пятеркой» и МЕРКОСУР путем подписания меморандума о сотрудничестве, охватывающего такие сферы, как торговля и инвестиции, энергетика, научное и технологическое развитие, финансы, транспорт, связь, сельское хозяйство, туризм, информационно-коммуникационные технологии. Данный формат позволит нашим странам приступить к изучению возможностей и потенциальных преимуществ, связанных с переходом к расширенному и углубленному взаимодействию в торгово-экономической сфере.

Исходим из того, что Меморандум фактически на завершающей стадии подготовки и может быть подписан уже в обозримом будущем.

— Осталось меньше месяца до начала Чемпионата мира по футболу в России. Все ли готово к мундиалю? Ожидаете ли вы гостей на высшем уровне? Не боитесь ли вы бойкота, в том числе со стороны государств Латинской Америки?

— Да, все основное сделано. Об этом говорил президент Владимир Путин на заседании Наблюдательного совета Оргкомитета «Россия-2018» в начале мая.

В настоящее время Оргкомитет и все другие вовлеченные структуры, включая власти регионов, в которых пройдут матчи Чемпионата, продолжают делать все необходимое, чтобы мировое футбольное первенство прошло на самом высоком уровне. Уверен, что турнир станет настоящим спортивным праздником, и наши гости, помимо высококлассного футбола, получат массу приятных впечатлений от качества обслуживания и традиционно теплого российского гостеприимства.

Ожидаем, что Чемпионат мира посетит большое количество высокопоставленных гостей из различных государств, включая президентов, премьеров, вице-премьеров, министров. Помимо матчей открытия и финала, которые пройдут в Москве, они также посетят отдельные состязания с участием их национальных сборных в других российских городах.

Последовательно исходим из того, что спорт должен оставаться вне политики. Бойкоты международных спортивных соревнований — это близорукая линия, которая противоречит духу и ценностям международного спортивного движения, принципу «честной игры», не имеет ничего общего со спортом высших достижений. Как показывает практика, от бойкотов больше страдают те страны, которые их объявляют, нежели те, против которых они применяются. А самым большим проигравшим всегда остаются спортсмены и болельщики.

Ни о каком «бойкоте» со стороны латиноамериканцев говорить, разумеется, не приходится. Отношения России с государствами ЛАКБ традиционно носят уважительный, партнерский, свободный от идеологических ограничителей характер. Поддерживаем интенсивные контакты с национальными футбольными организациями региона. Высоко ценим латиноамериканскую школу футбола, воспитавшую целую плеяду звезд мирового уровня. Рассчитываем, что на Чемпионат в нашу страну приедет большое количество болельщиков из Латинской Америки. Будем искренне рады их видеть, как и других зарубежных гостей.

Россия. Иран. США > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция. Электроэнергетика > inosmi.ru, 22 мая 2018 > № 2614890 Сергей Лавров


Россия. Индия > Внешэкономсвязи, политика > mid.ru, 21 мая 2018 > № 2614005 Сергей Лавров

Ответы на вопросы СМИ Министра иностранных дел России С.В.Лаврова «на полях» встречи Президента России В.В.Путина с Премьер-министром Индии Н.Моди, Сочи, 21 мая 2018 года

Вопрос: Не могли бы Вы рассказать об итогах сегодняшних переговоров?

С.В.Лавров: Переговоры были продолжительными, откровенными, дружественными. Оба лидера еще продолжат общение в неформальной обстановке.

В этом кругу мы обсудили, по сути дела, весь спектр направлений нашего особо привилегированного, стратегического партнерства - именно так называются отношения между Россией и Индией. Особое внимание уделили экономике. Отметили устойчивый рост товарооборота - за прошлый год порядка 20%, за первые месяцы этого года - около 40%. Подробно говорили о том, какие необходимо предпринять шаги для обеспечения солидной экономической составляющей саммита, который предстоит в Индии в начале октября этого года. В этой связи отметили успешную работу совместной Группы по приоритетным инвестиционным проектам и деятельность соответствующих структур наших правительств по разработке нового механизма, имею в виду стратегию действия по торгово-экономическому и инвестиционному сотрудничеству.

Много говорили об энергетике. За прошлый год поставки нефти из России в Индию выросли в десять раз. Есть серьезные планы дальнейшего сотрудничества по линии наших нефтяных корпораций, прежде всего, имею в виду ПАО «НК Роснефть», которая серьезно вошла на индийский рынок. По газу ПАО «Газпром» в этом году обновил соглашение с индийскими партнерами о поставках сжиженного природного газа. Есть интересные планы у ПАО «Газпром нефть», которая тоже ведет со своими индийскими коллегами соответствующие переговоры.

Ну и в высокотехнологичной сфере это атомная энергетика. Уже завершены все формальности по строительству пятого и шестого блоков АЭС «Куданкулам». Работа вступает в практическую стадию. Говорили о дальнейших планах в сфере мирного использования ядерной энергии. У индийской стороны есть достаточно серьезные намерения активно участвовать в их реализации.

Кроме того, взаимодействие в области космоса, включая сотрудничество по нашей системе ГЛОНАСС, в авиастроении, автомобилестроении, фармацевтике, химической промышленности, во многом другом.

Президент России В.В.Путин и Премьер-министр Индии Н.Моди говорили сегодня и по нашему взаимодействию в международных делах - в ООН, в рамках «тройки» Россия-Индия-Китай, БРИКС, ШОС, в которой с прошлого года Индия является полноправным членом. Обсудили подготовку к очередному саммиту ШОС, который состоится в Китае, в г. Циндао в первой декаде июня. Там планируется подписание целого ряда документов.

Особое внимание Россия и Индия уделяют программе действий по борьбе с экстремизмом, сепаратизмом и терроризмом. Мы подтвердили нашу поддержку индийской инициативе, которая уже несколько лет обсуждается в ООН, по разработке всеобъемлющей конвенции о борьбе с терроризмом. Мы полностью ее поддерживаем.

Немало было сказано относительно тенденций, которые мы наблюдаем в Азиатско-Тихоокеанском регионе (АТР). Президент России В.В.Путин и Премьер-министр Индии Н.Моди однозначно высказались за то, чтобы новая архитектура безопасности и сотрудничества в АТР основывалась на внеблоковых принципах, принципах открытости, равной и неделимой безопасности. В этом ключе упоминались тенденции, которые происходят на евразийском континенте.

Мы сегодня с удовлетворением отметили, что завершены все формальности в контактах между Индией и ЕАЭС. Теперь уже на осень запланировано начало переговоров о создании зоны свободной торговли между ЕАЭС и Индией. Все эти процессы органично сопрягаются с тем, что происходит в рамках ШОС, с отношениями, которые развиваются между нашими странами и членами АСЕАН. Этот «большой евразийский проект», как его в свое время обозначил Президент России В.В.Путин, идет «от жизни», ни перед кем не захлопывает двери, открыт для всех стран, которые на этом огромном геополитическом пространстве могут взаимовыгодно и взаимополезно сотрудничать друг с другом.

Обсудили целый ряд других направлений нашего конкретного взаимодействия по региональным и международным делам, в частности, подтвердили, что Россия и Индия будут твердо выступать против попыток политизировать деятельность ОЗХО, а такие попытки мы недавно наблюдали.

В целом, переговоры были очень насыщенными. Убежден, что продолжающееся неформальное общение лидеров России и Индии будет полезным и обязательно определит дальнейшие ориентиры развития нашего стратегического партнерства.

Вопрос: А Ваша встреча с Госсекретарем США М.Помпео сейчас не состоится?

С.В.Лавров: Мы не об этом сейчас.

Россия. Индия > Внешэкономсвязи, политика > mid.ru, 21 мая 2018 > № 2614005 Сергей Лавров


Россия. Евросоюз > Внешэкономсвязи, политика > mid.ru, 18 мая 2018 > № 2613989 Сергей Лавров

Интервью и.о. Министра иностранных дел России С.В.Лаврова журналу «Russian Business Guide – Italian-Russian Chamber of Commerce», опубликованное 18 мая 2018 года

Вопрос: Что первично сегодня в сфере международных отношений – политика или экономика? Чьи бизнес-интересы скрываются за обвинениями в адрес России? И соответствует ли динамика политического обострения между Россией и ЕС развитию экономических контактов российских и европейских партнеров?

C.В.Лавров: К сожалению, сегодня мы являемся свидетелями политизации экономического сотрудничества. Все шире применяются такие элементы недобросовестной конкуренции, как игнорирование универсальных правил международной торговли и норм ВТО, односторонние рестрикции, экстерриториальное применение собственного законодательства. Цель подобных действий, наносящих значительный ущерб мировой экономике, – продвинуть любой ценой собственные коммерческие интересы. На это, в частности, нацелен принятый в США закон «О противодействии противникам Америки посредством санкций».

Общеизвестно, что основные усилия по раскручиванию антироссийской санкционной спирали в сфере экономики предпринимают именно американцы. Платить за такие действия вынужден европейский бизнес – на смену есовским на российский рынок приходят производители из других регионов мира. США же никакого ущерба не несут. В Вашингтоне особо не скрывают, что под соусом борьбы с российской угрозой хотят укрепить в Европе позиции своих компаний, в том числе энергетических и оборонных. Насколько это отвечает интересам ЕС, решать самим европейцам. Знаем, что в деловых кругах Европы все чаще звучит недовольство такой ситуацией.

Вместе с тем, несмотря на непростую ситуацию в Европе, торгово-экономическое сотрудничество между Россией и ЕС вернулось на траекторию роста. По итогам прошлого года товарооборот увеличился более чем на 20%. Хотя для достижения докризисных показателей предстоит еще немало потрудиться.

Вопрос: По Вашим наблюдениям, борьба «глобалистов» и «суверенизаторов», активизирующаяся в разных странах Европы, как-то влияет на отношения России и этих стран?

С.В.Лавров: Евросоюз – важный сосед и торгово-экономический партнер России. Разумеется, мы следим за ведущимися в ЕС и его странах-членах дискуссиями о будущем европейской интеграции. При этом мы никогда не вмешивались и не собираемся вмешиваться во внутренние дела других государств. В отличие от некоторых партнеров никогда не высказывали наши предпочтения относительно итогов значимых для судьбы европроекта референдумов и избирательных кампаний. Работаем и готовы продолжать взаимодействовать с теми лидерами, за которых проголосуют сами европейцы.

Исходим из того, что мир и созидательное развитие – в интересах и России, и ЕС. И в этой связи мы хотели бы видеть Евросоюз сильным, консолидированным и ответственным игроком в международных делах, способным формулировать независимую внешнеполитическую повестку дня в интересах народов Европы.

Надеемся, что в ЕС смогут преодолеть инерцию мышления, найти в себе силы отказаться от выстраивания российской политики по принципу «наименьшего общего знаменателя», перестав идти на поводу у немногочисленной, но весьма агрессивной группы стран-русофобов. Это не только обеспечило бы большую предсказуемость российско-есовским связям, но и способствовало бы укреплению доверия и взаимопонимания на нашем общем континенте.

Вопрос: По итогам Вашей встречи с главой МИД Италии Анджелино Альфано отметил, что Россия всегда была надежным партнером и поставщиком в сфере поставок газа, и заявил о намерениях развивать торгово-экономическое сотрудничество. Подтверждается ли такая политика, независимая от санкционного курса Вашингтона и Брюсселя, динамикой российско-итальянских отношений?

С.В.Лавров: В России всегда уделяли большое внимание отношениям с Италией. У нас накоплен значительный опыт успешного сотрудничества.

К сожалению, на динамике наших отношений негативно сказывается непростая ситуация в Европе и мире в целом. Сегодня Италия в том, что касается нашей страны, действует в русле европейской и трансатлантической солидарности. Раскрученная Вашингтоном и Брюсселем санкционная спираль негативно влияет на российско-итальянское взаимодействие. В период 2014-2016 гг. товарооборот сократился в 2,5 раза. Насколько мне известно, ассоциация сельхозпроизводителей «Кольдиретти» оценивает ущерб для итальянских компаний за последние три года в 7 млрд. евро. С учетом этого, данные о росте в 2017 г. двусторонней торговли на 20,8%, воспринимаются пока со сдержанным оптимизмом.

В ходе переговоров с Министром иностранных дел и международного сотрудничества Италии А.Альфано не раз обсуждали перспективы развития и диверсификации торгово-инвестиционных связей, отмечали важность сохранения деловой активности даже в контексте нынешних реалий. Большое значение в этом плане играет деятельность Российско-Итальянского Совета по экономическому, промышленному и валютно-финансовому сотрудничеству. Его сопредседатель с итальянской стороны А.Альфано плотно контактирует с российским коллегой – и.о. Заместителя Председателя Правительства Российской Федерации А.В.Дворковичем. Подчеркну, что работа Экономсовета затрагивает все ключевые вопросы двусторонней экономической повестки дня.

Сегодня, ввиду нового витка давления на Россию, наши отношения подвергаются дополнительным испытаниям. Вместе с тем уверены, что, исходя из объективной заинтересованности бизнес-сообществ двух стран в упрочении практической кооперации, нынешняя турбулентность в мире не повлияет на перспективы российско-итальянского сотрудничества.

Вопрос: В чем специфика взаимодействия России и Италии по сравнению с другими участниками ЕС? Какие сферы сотрудничества наиболее динамичны, в каких направлениях можно наращивать потенциал?

С.В.Лавров: В сложившейся ситуации предпринимательские круги России и Италии ищут новые эффективные формы делового взаимодействия. Весьма своевременной стала инициатива углубления производственной кооперации с ударением на локализацию итальянских производств в России по формуле «сделано с Италией», получившая поддержку со стороны Правительства Российской Федерации и российских предпринимателей.

На нашем рынке плодотворно работают крупнейшие итальянские компании. Например, «Пирелли» уже вложила более 200 млн. евро в развитие шинных заводов в Воронежской и Кировской областях. Группа «Кремонини» в конце прошлого года запустила новую линию на предприятии по производству мясных полуфабрикатов в Московской области. Ведущий участник кондитерского рынка «Ферреро» в этом году отметит 10 лет со дня закладки «первого камня» фабрики во Владимирской области. Своей энергичной работой итальянские предприниматели подтверждают заинтересованность в сохранении и расширении своего присутствия в России.

Особо хотел бы выделить нефтегазовую и нефтехимическую промышленность. В числе успешных примеров – участие компании «Мэр Текнимонт» в строительстве Амурского ГПЗ и завода по производству аммиака в Кингисеппе Ленинградской области. Итальянские фирмы активно привлекаются к реализации инфраструктурных проектов на территории России. «Астальди» ведет строительство участков скоростной автомобильной дороги «Москва-Санкт-Петербург», «Кодест» завершает реконструкцию московского стадиона «Динамо» и прилегающей территории.

Стоит также упомянуть новые направления итальянских капиталовложений. Так, в российские каршеринговые компании «Делимобиль» и «Изирайд» предприниматели с Апеннин вложили порядка 30 млн. долл. Интересной инициативой представляется открытие в Москве в 2017 г. гастрономического центра «Eataly», предлагающего широкий ассортимент итальянских продуктов питания и кулинарии.

В свою очередь российский бизнес, несмотря на не самую благоприятную конъюнктуру, ведет активную деятельность в Италии, причем в ключевых областях экономики – энергетика, металлургическая промышленность, сфера коммуникаций. Крупнейшими инвесторами остаются ПАО «Лукойл» – владеет нефтеперерабатывающим заводом «ИСАБ» на о.Сицилия, ГК «РЕНОВА» – реализует проекты по строительству и эксплуатации объектов солнечной генерации (гелиопарков) и

ОК «РУСАЛ» – инвестирует в глиноземный завод «Евраллюмина» на о.Сардиния.

Вопрос: Италия традиционно широко представлена на Петербургском международном экономическом форуме. Какие ожидания Вы связываете с форумом этого года, с делегациями каких государств ожидаются наиболее конструктивные и результативные контакты?

С.В.Лавров: За свою более чем двадцатилетнюю историю ПМЭФ утвердился в качестве важного международного мероприятия, авторитетной диалоговой площадки для установления полезных деловых контактов, открытого обмена мнениями по насущным проблемам мировой экономики, выхода на практические двусторонние договоренности.

Традиционно форум имеет две широкие «дорожки» – глобальную и российскую. Его повестка включает весомый набор тем – участники обсуждают не только экономические, но и технологические, а также социокультурные вопросы. Это позволяет говорить о том, что Петербургский форум превратился в полновесный «российский Давос».

Несмотря на непростую ситуацию на международной арене интерес к форуму большой. И это неудивительно – бизнес устал от конфронтации и от санкций. С удовлетворением констатируем постоянный рост числа российских и зарубежных участников ПМЭФ, в том числе глав государств и правительств, руководителей международных организаций. Увеличиваются объемы заключаемых контрактов, количество и разнообразие проводимых в рамках форума мероприятий.

Уверен, что не станет исключением нынешнее мероприятие. И в этот раз в Санкт-Петербург планируют приехать многочисленные высокие зарубежные гости. Рассчитываем, что их участие будет способствовать предметному обсуждению ключевых проблем современности, продвижению практической кооперации. Весомых результатов ожидаем и от работы запланированных в рамках ПМЭФ-2018 деловых круглых столов по развитию экономического сотрудничества России с Африкой, Индией, США, Финляндией, Францией, Японией и, разумеется, с Италией.

Россия. Евросоюз > Внешэкономсвязи, политика > mid.ru, 18 мая 2018 > № 2613989 Сергей Лавров


Россия. Филиппины > Внешэкономсвязи, политика. СМИ, ИТ > mid.ru, 15 мая 2018 > № 2613990 Сергей Лавров

Выступление и ответы на вопросы СМИ и.о. Министра иностранных дел России С.В.Лаврова в ходе совместной пресс-конференции по итогам переговоров с Министром иностранных дел Филиппин А.Каетано, Москва, 15 мая 2018 года

Уважаемые дамы и господа,

Переговоры с филиппинским коллегой А.Каетано прошли в традиционно дружественном ключе и были весьма содержательными.

Филиппины – важный и перспективный партнер России в Азиатско-Тихоокеанском регионе. Мы заинтересованы в наращивании нашего партнерства на всех направлениях, как об этом условились наши президенты В.В.Путин и Р.Дутерте в ходе визита лидера Филиппин в Москву в мае прошлого года и встречи лидеров на «полях» саммита АТЭС в Дананге в ноябре прошлого года. Предметно обсудили, как выполняются сегодня договорённости, достигнутые в ходе этих встреч, и отметили существенный прогресс на всех направлениях.

Заинтересованы в дальнейшем наращивании политического диалога в различных форматах, в том числе в регулярных консультациях по линии Министерства иностранных дел, включая расширение межпарламентских обменов. Подтвердили нашу обоюдную заинтересованность в дальнейшем повышении эффективности совместной борьбы против международного терроризма, наркобизнеса, транснациональной преступности, пиратства и других транснациональных вызовов и угроз. В этой связи отметили важность устоявшихся контактов между руководителями советов безопасности России и Филиппин. Ближайшая встреча секретарей советов безопасности пройдет 18 мая в Москве.

Отметили существенный рост товарооборота, хотя его абсолютные цифры пока не могут удовлетворять. Высказались за то, чтобы активнее использовать имеющийся значительный потенциал в сферах сельского хозяйства, транспорта, энергетики, телекоммуникации, высоких технологий, мирного использования ядерной энергии. Уверены, что Совместная Российско-Филиппинская комиссия по торговому и экономическому сотрудничеству, которая была совсем недавно создана и провела первое заседание в прошлом году, поможет реализовывать указанный потенциал во всех упомянутых областях.

Проанализировали ход реализации целого ряда инвестиционных проектов с участием российских компаний на Филиппинах - это транспортная инфраструктура, добыча полезных ископаемых. Договорились продолжать оказывать содействие развитию военного и военно-технического сотрудничества в развитие договорённостей, достигнутых в прошлом году в ходе визита Министра обороны Российской Федерации С.К.Шойгу на Филиппины.

Расширяются гуманитарные связи. В этом году планируется проведение недели российского кино на Филиппинах, увеличено количество стипендий, которые российское Правительство предоставляет филиппинским гражданам для обучения в наших ВУЗах. С удовлетворением отметили растущий интерес филиппинцев к изучению русского языка и поблагодарили наших друзей за внимательное отношение к этому. Уже в трех университетах на Филиппинах преподают русский язык, в том числе при поддержке фонда «Русский мир».

Подробно обсудили задачи совершенствования двусторонней договорно-правовой базы. Проинвентаризировали документы, которые находятся в работе, и условились «подтолкнуть» процесс их согласования.

При обсуждении международных и региональных проблем подтвердили совпадение наших подходов к целому ряду ключевых вопросов глобальной и региональной повестки дня. Эти подходы России и Филиппин базируются на уважении всех принципов Устава ООН, включая принципы суверенного равенства государств, невмешательства во внутренние дела и мирного урегулирования споров. Договорились о конкретных шагах, которые будем предпринимать в координации с Филиппинами на предстоящих форумах ООН в социально-экономической области и в сфере прав человека.

Согласовали предстоящие действия в связи с проведением целого ряда мероприятий на площадке АСЕАН. Это регулярные ежегодные встречи в рамках диалогового партнерства между Россией и АСЕАН, форумы АТЭС, ВАС, региональный форум АСЕАН, встречи министров обороны АСЕАН и стран-партнеров этой организации и целый ряд других. Наша общая цель - упрочение безопасности и обеспечение устойчивого развития в АТР на основе равноправия, взаимной выгоды и учета интересов всех стран, расположенных в этом регионе.

Вопрос: Есть ли у Президента России В.В.Путина планы посетить в ближайшее время Филиппины?

С.В.Лавров: Действительно, мой коллега и друг передал послание Президента Филиппин Р.Дутерте на имя Президента России В.В.Путина, в котором среди прочего подтверждается приглашение, переданное нашему лидеру в мае прошлого года во время визита Президента Филиппин. Мы сегодня подтвердили нашу заинтересованность в продолжении контактов на высшем уровне. Безусловно, саммит, который должен поднять на новый уровень наше партнёрство, должен быть насыщен конкретными результатами. Сегодня мы договорились о том, как я уже упомянул, чтобы ускорить подготовку важных документов, находящихся на обсуждении в наших соответствующих ведомствах. Мы как руководители министерств иностранных дел обеспечим координацию этой работы. У нас есть основания полагать, что она будет ускорена.

Вопрос (перевод с английского): Какую пользу принесёт России и Филиппинам готовящееся двустороннее соглашение о трудовых мигрантах?

С.В.Лавров: Мы заинтересованы в том, чтобы филиппинские рабочие, которые трудятся в Российской Федерации, были социально защищены. Очень многие из них оказались здесь по линии частных компаний, часто не имеющих необходимых лицензий. Это всё не обеспечивает социальную защищённость филиппинских граждан, работающих в Российской Федерации. С заключением соглашения, о начале подготовки которого мы сегодня договорились, мы решим эти вопросы. Такие соглашения у нас есть с целым рядом других стран, включая государства-члены АСЕАН.

Вопрос: СБУ заявила, что проводит обыски и следственные действия в отношении медиаструктур, подконтрольных России. Сотрудники СБУ ворвались сегодня в офис РИА-Новости Украина в Киеве, и находящаяся внутри журналистка перестала выходить на связь. Также стало известно о задержании в Киеве журналиста РИА-Новости Украина К.Вышинского. Как Вы можете прокомментировать подобные действия украинской стороны?

С.В.Лавров: Буквально сегодня об этом узнал. Но для меня это, честно говоря, к огромному сожалению, неудивительно. Это далеко не первая такая ситуация, когда украинские власти либо закрывают глаза на бесчинства радикальных неонацистских молодчиков, которые пытаются затруднить работу российских журналистов на Украине, либо сами ограничивают их деятельность, как произошло в ситуации, которую Вы описали.

Мы, безусловно, разбираемся с этой ситуацией. Будем требовать доступа к нашим гражданам. В том, что касается медийного аспекта происходящего, европейских принципов, ценностей, включая свободу слова, обеспечение необходимых условий для работы журналистов, то мы уже не раз обращали внимание наших западных коллег в рамках ОБСЕ, Совета Европы на то, что они очень сдержанно относятся к подобным выходкам своих подопечных в Киеве.

Думаю, что и США, и европейские участники ОБСЕ просто обязаны, наконец, высказаться без каких-либо двойных стандартов. Конечно, мы ждём принципиальных заявлений представителя ОБСЕ по вопросам свободы СМИ А.Дезира. Повторю ещё раз: сейчас для нас главное понять, где находятся наши граждане, как с ними обращаются и каковы причины подобных неприемлемых действий.

Вопрос: Президент США Д.Трамп объявил о выходе из иранской сделки, которая, как известно, не является двусторонним соглашением. Насколько вероятно, что это соглашение сохранится, если Вашингтон будет пытаться оказывать давление на остальных участников сделки?

С.В.Лавров: Пока все остальные стороны Совместного всеобъемлющего плана действий (СВПД) по иранской ядерной программе заявили о том, что они остаются приверженными всем своим обязательствам. Иранские представители подтвердили это, в частности, в ходе вчерашнего визита Министра иностранных дел Исламской Республики Иран Д.Зарифа в Российскую Федерацию. КНР, Франция, Великобритания и Германия также подтвердили, что они остаются приверженными этой договорённости.

Мы видим, Вы абсолютно справедливо сказали, что на них будет оказано и уже оказывается серьёзное давление. Уже выдвигаются ультиматумы о необходимости прекращения торговли с Ираном, включая поставки туда определённой продукции и закупку иранской нефти. Называются сроки – 60, 90 дней. Это уже план массированного давления. Но европейские коллеги нам говорят, что они готовятся к тому, чтобы не зависеть от США в своих торгово-экономических связях с Ираном и собираются предпринимать компенсирующие меры.

Мы заинтересованы в том, чтобы обсуждать это совместно со всеми странами, которые остаются в рамках достигнутой договорённости по иранской ядерной программе. Посмотрим, насколько устойчивыми окажутся европейцы на этот раз. В прошлом бывали случаи, когда шли в итоге на уступки Вашингтону в очевидный ущерб своим легитимным интересам.

Ясно одно, США, выйдя из СВПД, утратили все свои права в отношении этого документа, потому что там есть целый ряд положений, которые наделяют участников определёнными правами. США (они это не отрицают) все эти права утратили.

Россия. Филиппины > Внешэкономсвязи, политика. СМИ, ИТ > mid.ru, 15 мая 2018 > № 2613990 Сергей Лавров


Россия. Египет > Внешэкономсвязи, политика > mid.ru, 15 мая 2018 > № 2613988 Сергей Лавров

Выступление и ответы на вопросы СМИ и.о. Министра иностранных дел России С.В.Лаврова в ходе совместной пресс-конференции с Министром иностранных дел Египта С.Шукри по итогам российско-египетских переговоров в формате «2+2», Москва, 14 мая 2018 года

Добрый день уважаемые дамы и господа,

Мы провели четвертый раунд переговоров руководителей внешнеполитических и оборонных ведомств России и Египта в формате «2+2».

Этот механизм уникален для диалога России с арабскими странами. Его функционирование подтверждает особый характер российско-египетских связей. За последние годы они вышли на уровень всестороннего партнерства и стратегического сотрудничества.

Мы рассмотрели положение дел на Ближнем Востоке и Севере Африки. Констатировали, что наши оценки характера и масштабов вызовов в этом регионе, а также оценки путей их преодоления в целом совпадают. Мы едины в том, что обеспечить мир и безопасность в регионе можно лишь на основе Устава ООН при уважении суверенитета и территориальной целостности государств, которые расположены в этом регионе, без вмешательства в их внутренние дела.

Мы подчеркнули востребованность консолидации усилий мирового сообщества в интересах эффективного противодействия угрозе терроризма. И в Москве, и в Каире исходят из того, что такая работа должна опираться на прочную почву международного права.

Подчеркнули высокую оценку той роли, которую сыграл Египет во время своего недавнего членства в СБ ООН в инициировании и принятии важных решений по пресечению поставок оружия террористам и по противодействию террористической идеологии.

Большое внимание уделили ситуации в Сирии. Мы, как и наши египетские друзья, убеждены в отсутствии военного решения этого конфликта. Урегулирование может быть достигнуто исключительно политическим путем, через всеохватный межсирийский диалог в полном соответствии с резолюцией 2254 СБ ООН и итогами Конгресса сирийского национального диалога, который состоялся в Сочи 30 января. Подтвердили взаимный настрой на тесную координацию наших действий на сирийском направлении.

Конструктивно и доверительно обменялись мнениями по другим кризисным ситуациям на обширном ближневосточном пространстве, в частности в Ливии, где мы высоко ценим роль Египта и других соседей Ливии – Алжира и Туниса в поиске общеприемлемых подходов, которые позволили бы самим ливийцам через национальный диалог определить будущее своей страны.

Говорили также о Йемене и ситуации, которая складывается вокруг Совместного всеобъемлющего плана действий по иранской ядерной программе в свете тех, как мы полагаем, негативных последствий, которые нынешняя ситуация, связанная с выходом США из этого плана, будет иметь для этого региона.

Наши коллеги, министры обороны С.К.Шойгу и С.Субхи обсудили вопросы военного и военно-технического сотрудничества.

Отмечу, что мы также затронули сегодня проблематику арабо-израильского урегулирования. Подтвердили приверженность решениям СБ ООН, Генеральной Ассамблеи ООН и принципам, заложенным в Арабской мирной инициативе. У нас, как и у Египта, вызывают озабоченность попытки пересмотреть эти важнейшие документы и подходы, которые были в них одобрены мировым сообществом. В свою очередь, приветствуем конструктивную роль Египта в деле восстановления палестинского единства, оказания содействия основным палестинским группировкам в том, чтобы они преодолели раскол. Выразили общую обеспокоенность в связи с ситуацией на палестинских территориях, в частности в секторе Газа.

Подтвердили нашу линию на поиск согласованных подходов к созданию на Ближнем Востоке зоны, свободной от оружия массового уничтожения. Решение на этот счет было принято еще в 1995 г. Мы убеждены, что пришла пора активизировать усилия на этом направлении и преодолеть те препятствия, искусственные барьеры, которые некоторые наши партнеры пытаются создать на этом пути.

В ходе двусторонней встречи министров иностранных дел рассмотрели ход выполнения договоренностей, достигнутых в ходе визита Президента России В.В.Путина в Каир в декабре прошлого года. Рассмотрели, как выполняются решения о реализации крупных стратегических проектов, призванных придать новое качество торгово-экономическому и научно-техническому сотрудничеству между нашими странами, имею в виду, прежде всего, строительство АЭС «Эль-Дабаа». Сейчас ведется активная работа по подготовке соответствующей площадки в Египте.

Констатировали готовность к подписанию межправительственного соглашения о создании Российской промышленной зоны в Египте. Рассчитываем, что в ближайшие недели эта договорённость будет окончательно оформлена.

Условились обеспечивать позитивное дипломатическое сопровождение работе межправительственной комиссии по торгово-экономическому сотрудничеству, которая проведет свою очередную сессию в этом месяце.

На осень намечено начало переговоров между Евразийским экономическим союзом и Египтом по подготовке соглашения о создании зоны свободной торговли. Это важный, качественный шаг по углублению отношений между Россией и Египтом, между другими членами ЕАЭС и Египтом.

Обсудили ситуацию в области прямого воздушного сообщения. Его возобновление между Москвой и Каиром, по нашей общей оценке, стало возможным благодаря совместной эффективной работе по обеспечению должных стандартов безопасности. Достигнутый уровень взаимодействия в этой сфере – хорошая основа для решения в перспективе вопроса о возобновлении полетов российской авиации на курорты Хургады и

Шарм-аш-Шейха. Договорились содействовать укреплению координации по линии правоохранительных органов, чтобы не допускать повторения трагических событий, подобных катастрофе российского авиалайнера над Синаем в октябре 2015 г.

В целом мы весьма удовлетворены итогами переговоров. Они подтвердили востребованность регулярных встреч в данном формате, призванных способствовать упрочению российско-египетского сотрудничества во имя безопасности и стабильности в регионе Ближнего Востока и Северной Африки, в мире в целом.

Вопрос (перевод с арабского): Обсуждалась ли сегодня возможность ввода арабских войск, в том числе египетских, на территорию Сирии для укрепления мирного процесса?

С.В.Лавров (отвечает после С.Шукри): Как сказал мой коллега и друг, мы эту тему затрагивали в контексте обсуждения ситуации в Сирии и действий т.н. внешних игроков, включая США. Именно им принадлежит идея, которую Вы упомянули, пригласить арабские страны направить свои контингенты в Сирийскую Арабскую Республику с двойной целью: с одной стороны, разделить ответственность за прямое, грубое нарушение суверенитета и территориальной целостности САР, которая не приглашала на свою территорию США и других участников возглавляемой США коалиции, и с другой – разделить финансовое бремя, о чём открыто говорят в Вашингтоне. Все понимают, что стоит за таким приглашением. Мы ценим ту позицию, которую занял Египет.

Вопрос: Сегодня открылось американское посольство в Иерусалиме. Очень много государств объявило о своём желании также перенести свои посольства в Иерусалим. Этот шаг вызвал совместный протест со стороны Каира и Москвы. Планируют ли Россия и Египет принять совместные меры по ограничению последствий этого шага?

С.В.Лавров: Мы неоднократно публично давали нашу негативную оценку этого решения. Об этом говорил и Президент России В.В.Путин. Мы убеждены, что нельзя подобным образом в одностороннем порядке ревизовать те договорённости, которые были закреплены в решениях международного сообщества. Они гласят, что все вопросы окончательного палестино-израильского урегулирования (а статус Иерусалима – один из важнейших) могут решаться исключительно через прямой диалог между руководством Израиля и Палестины. Как вы знаете, Россия не раз предлагала свои услуги, свою территорию для того, чтобы помочь запустить такой прямой диалог. Это наше предложение остаётся в силе. Во всех наших контактах с руководством Израиля мы неоднократно подтверждаем позицию в пользу соблюдения всех договорённостей о том, как должно пройти это урегулирование, в том числе урегулирование судьбы Иерусалима.

Вопрос: Сегодня начался новый раунд переговоров в Астане, первый после бомбёжек в Сирии со стороны Запада. Повлияют ли все эти события на переговоры в Астане и на ход мирного урегулирования в Сирии?

С.В.Лавров: Действительно, в Астане сегодня открылся уже 9-й раунд международной встречи по Сирии с участием трёх стран-гарантов – России, Ирана и Турции, наблюдателей из Иордании и, самое главное, делегаций Правительства Сирии и оппозиции. Там будут рассматриваться конкретные шаги по решению ряда гуманитарных вопросов. Конечно, будет обсуждаться и ситуация в политическом процессе, который мы хотим поскорее начать. Для этого есть все условия, сформулированные в том числе в развёрнутой декларации Конгресса сирийского национального диалога, одобренной Генеральным секретарём ООН и его спецпосланником по Сирии С.де Мистурой.

К сожалению, в ситуации, когда мы уже почти вплотную подошли к тому, чтобы такой диалог начал обретать практические очертания, состоялась агрессивная акция США, Великобритании и Франции под абсолютно надуманным предлогом применения сирийским Правительством химического оружия. Состоялась она менее чем за сутки до того момента, когда инспекторы Организации по запрещению химического оружия должны были прибыть на место предполагаемого инцидента. Но с тех пор, в том числе в ходе брифинга в Гааге с участием очевидцев, думаю, мы смогли показать постановочный характер того, что произошло в Думе 7 апреля, несмотря на все судорожные попытки наших коллег оправдать свою неправомерную акцию. Конечно, это был удар не только по территории Сирии, но и по продвижению в политическом урегулировании сирийского кризиса на основе тех заделов, которые были созданы астанинским процессом и Конгрессом в Сочи.

Мы будем продолжать настойчиво добиваться соблюдения всеми договорённостей, заключённых в рамках резолюции 2254. Именно в рамках этой резолюции действуют три страны-гаранта астанинского процесса, выдержаны решения Конгресса сирийского национального диалога. Мы будем настаивать, чтобы все уважали эти документы.

Вопрос (перевод с арабского, адресован С.Шукри): Какова позиция Египта касательно последних столкновений на Голанских высотах и бомбардировок Сирии?

С.В.Лавров (добавляет после С.Шукри): Со своей стороны могу полностью присоединиться к только что сказанному, к необходимости для всех без исключения внешних игроков уважать суверенитет, территориальную целостность САР и не допускать провокационных действий, которые могут подорвать весьма важные усилия по налаживанию межсирийского диалога.

Россия. Египет > Внешэкономсвязи, политика > mid.ru, 15 мая 2018 > № 2613988 Сергей Лавров


Россия > Внешэкономсвязи, политика > mid.ru, 14 мая 2018 > № 2613985 Сергей Лавров

Выступление и.о. Министра иностранных дел России С.В.Лаврова на XXXI заседании Совета глав субъектов Российской Федерации при МИД, Москва, 14 мая 2018 года

Добрый день, уважаемые коллеги,

Мы открываем XXXI заседание Совета глав субъектов Российской Федерации.

Наша предыдущая встреча была посвящена взаимодействию регионов с институтами гражданского общества. Сформулированные тогда рекомендации оказались весьма востребованными. Отмечаю, что работа на данном направлении продолжается весьма активно. Представители общественных структур активно способствуют укреплению межрегиональных, побратимских связей.

Хороший пример – привлечение НКО к проведению зарубежных презентаций Республики Крым. При содействии правительства Курганской области функционирует «Ассамблея народов Зауралья», наращивая сотрудничество с «Ассамблеей народов Казахстана», налаживаются приграничные обмены между регионами. Астраханские НПО помогают раскрытию инвестиционного и туристического потенциала области в рамках Международного совета делового сотрудничества торгово-промышленных палат стран Прикаспийского региона «Деловой Каспий» и Каспийского экспертного клуба. Отмечу также создание в январе этого года на базе Рязанской торгово-промышленной палаты Клуба экспертов для продвижения продукции областных предприятий на зарубежных рынках.

НПО Республики Саха (Якутия) сотрудничают с такими международными объединениями как Северный Форум и Ассоциация «Оленеводы мира». На территории Мурманской области ведется практическая работа с Офисом коренных народов Баренцева региона.

Это лишь незначительное количество примеров, которых весьма много.

Приветствуем расширение взаимодействия регионов с общественными объединениями по тематике евразийской интеграции. Свой вклад в углубление связей со странами ЕАЭС вносят: Экспертный клуб «Урал-Евразия» (Свердловская область), АНО «Молодежный центр «Каспий-Евразия» (Астраханская область) и «Берлек-Единство» (Республика Башкортостан). Признание получила и работа оренбургской

НКО «Содружество народов Евразии», а также благотворительного фонда «Евразия», которая занимается экспертным взаимодействием на пространстве ЕАЭС.

Отмечу большое внимание, которое регионы уделяют сотрудничеству с НКО в сфере молодежных обменов. В числе приоритетных направлений таких обменов – государства ЕАЭС, СНГ, БРИКС, ШОС. Мы поддерживаем те усилия, которые предпринимают, в частности, Правительство Хабаровского края и местное отделение «Российского союза молодежи» по организации в регионе в сентябре этого года Второго Форума молодых лидеров стран ШОС. Видим ещё одну перспективную инициативу – в прошлом году с помощью администраций Омской, Ульяновской областей и Хабаровского края запустили российско-китайские бизнес инкубаторы для молодых предпринимателей.

Выступаем за то, что бы более активно задействовать потенциал НПО в регионах Российской Федерации, в том числе национально-культурных объединений, в продвижении русского языка за рубежом и в целом языков Российской Федерации. Заслуживают дальнейшего развития программы регионов по поддержке институтов гражданского общества в области работы с соотечественниками.

Очевидно, что работа на всех этих направлениях требует должного ресурсного обеспечения, улучшения координации между профильными ведомствами, регионами и структурами гражданского общества. Со своей стороны Министерство продолжит самым активным образом поддерживать все эти очень полезные с точки зрения обогащения наших внешних связей начинания через активизацию субъектов Российской Федерации в этой области.

На сегодняшней повестке дня – тематика межрегионального сотрудничества в контексте защиты российских интересов на международной арене, включая противодействие фальсификации истории.

Приходится с сожалением уже не в первый раз говорить, что на протяжении последних лет мы являемся свидетелями беспрецедентной по масштабам кампании по политизации и переписыванию истории в угоду сиюминутной политической конъюнктуре. Эти действия носят ярко выраженную антироссийскую направленность, они уже стали составным элементом политики т.н. сдерживания нашей страны. Наиболее кощунственно выглядят попытки исказить события Великой Отечественной и в целом Второй мировой войны, пересмотреть их итоги, принизить роль победителей фашизма.

Выступая на параде Победы 9 мая, Президент В.В.Путин подчеркнул, что мы не позволим сделать это никогда. Тем более, что такие аморальные действия, это уже очевидно, ведут к росту ксенофобии, агрессивного национализма, различного рода проявлениям нетерпимости. А в конечном итоге всё это весьма существенно подрывает архитектуру международной безопасности, современную систему защиты и обеспечения прав человека.

Межрегиональные связи позволяют вести прямой диалог с широким спектром представителей зарубежной общественности. Особенно актуальна эта работа в тех государствах, где не прекращаются попытки героизации нацистов, где развернулись события, именуемые борьбой с памятниками.

Ясно, что сегодня на региональном уровне предпринимаются значительные шаги по отстаиванию исторической правды. Хотел бы отметить в качестве нескольких примеров то, что псковские поисковики уже несколько лет проводят в Литве кампанию «На волнах исторической памяти» – благоустраивают могилы советских воинов. Власти Санкт-Петербурга ежегодно организуют в Латвии образовательно­-просветительские мероприятия для местной молодежи. Несмотря на русофобскую истерию, которую сейчас раскручивают в США, российские регионы активно участвуют в ежегодных встречах двустороннего общественно-политического форума «Диалог Форт-Росс», посвященного сохранению российско-американского исторического наследия. В ближайшие дни, уже на следующей неделе, состоится его очередное заседание в Великом Новгороде.

Многие субъекты Федерации традиционно принимают активное участие в акциях «Бессмертный полк» и «Георгиевская ленточка» за рубежом. Региональные власти создают военно-туристические маршруты, проводят исторические реконструкции, международные поисковые экспедиции. Ещё один наглядный пример – организация фондом «Щит» при поддержке Правительства Мурманской области совместных с норвежцами посещений памятных мест, связанных с освобождением Красной армией Восточного Финмарка.

В работе по противодействию фальсификации истории считаю важным уделять особое внимание взаимодействию с соотечественниками за рубежом. В региональные программы по работе с российскими общинами важно включать совместные мероприятия исторической направленности, показывающие примеры взаимовыгодного сотрудничества на разных этапах отношений России с соответствующими государствами, включая, конечно же, славные даты совместной борьбы с нацизмом.

Считаем необходимым продолжать использовать возможности площадок ООН, ОБСЕ, Совета Европы, других международных организаций для продвижения объективной информации об этих исторических связях нашей страны с зарубежными партнёрами.

Уважаемые коллеги,

У нас в повестке дня ещё один вопрос, который касается продвижения кандидатуры Екатеринбурга на проведение Всемирной выставки ЭКСПО-2025. Многое уже делается. По-моему, наши зарубежные коллеги имеют возможность убедиться, что Екатеринбург имеет огромный позитивный потенциал как один из крупнейших индустриальных центров России. В городе представлены практически все ведущие компании нашей страны, работают предприятия с участием иностранного капитала. Уникальное географическое расположение Екатеринбурга на стыке Европы и Азии предопределяет его значение как важного транспортного узла.

Я на этом останавливаюсь и хотел бы предоставить слово исполняющему обязанности Губернатора Свердловской области Алексею Валерьевичу Орлову.

Россия > Внешэкономсвязи, политика > mid.ru, 14 мая 2018 > № 2613985 Сергей Лавров


Россия. Германия > Внешэкономсвязи, политика > mid.ru, 10 мая 2018 > № 2613984 Сергей Лавров

Выступление и ответы на вопросы СМИ и.о. Министра иностранных дел России С.В.Лаврова в ходе совместной пресс-конференции по итогам переговоров с Министром иностранных дел ФРГ Х.Маасом, Москва, 10 мая 2018 года

Уважаемые дамы и господа,

Прежде всего хотел бы еще раз поприветствовать в Москве моего коллегу, Министра иностранных дел ФРГ Х.Мааса, который совершает первый визит в нашу страну в качестве главы германского внешнеполитического ведомства. Мы рады, что на раннем этапе деятельности нового Правительства Германии возобновили контакты на этом уровне. Переговоры, которые мы провели и еще продолжим за рабочим завтраком, были весьма полезными.

Мы предметно обсудили целый ряд проблем двусторонних отношений и международной повестки дня. У нас, насколько я могу судить, обоюдная заинтересованность в регулярном диалоге между Россией и Германией. Считаем, что это имеет весьма важное значение, особенно в нынешней ситуации в Европе и в мире в целом. Россия со своей стороны готова к совместной работе с Берлином по самому широкому спектру направлений, представляющих взаимный интерес, опираясь на солидный фундамент, который был наработан в прошлые годы и который мы хотели бы сохранить.

С удовлетворением отметили, что с начала прошлого года наблюдается устойчивый рост объемов торговли, улучшается динамика инвестиций. Видим в этом, в том числе, и результат деятельности российско-германской Рабочей группы по стратегическому сотрудничеству в области экономики и финансов (СРГ). Есть и другие механизмы двусторонней практической кооперации, включая российско-баварскую Рабочую группу по содействию экономическому сотрудничеству.

Одной из важнейших составляющих нашего взаимодействия является энергетика. Мы отмечаем, что новое Правительство ФРГ продолжает поддерживать строительство газопровода «Северный поток-2» как коммерческого проекта, отвечающего интересам европейских стран, вносящего вклад в диверсификацию маршрутов поставок природного газа в Европу, снижая транзитные риски и укрепляя общую европейскую энергобезопасность.

Мы выразили обоюдное удовлетворение тем, как проходят мероприятия в рамках Года регионально-муниципальных партнерств. Закрытие Года планируется в сентябре этого года в Германии. Мы условились, как лучше отметить это событие. Приветствовали интерес, который проявился в ходе нынешнего Года к установлению партнерских отношений со стороны муниципалитетов наших государств. В целом считаем важным сохранить набранный темп для дальнейшего углубления межрегиональных обменов, что особенно востребовано в интересах поддержания взаимного доверия, развития человеческих контактов, упрочения исторически тесных связей между нашими народами.

После Года муниципальных и региональных партнерств договорились обсудить очередную инициативу и подумать о проведении перекрестного Года научно-образовательных партнёрств. Думаю, что это будет весьма полезно для развития наших двусторонних связей.

Мы также заинтересованы в развитии контактов по линии структур гражданского общества. В этой связи придаем особое значение деятельности Форума «Петербургский диалог» и диалоговой площадки «Потсдамские встречи».

Договорились развивать культурные связи. На будущий год мы рассчитываем провести русские сезоны в Германии. Такие же мероприятия проходили в прошлом году в Японии, в этом году они проводятся в Италии. Я уверен, что германские зрители хорошо воспримут программу этих мероприятий.

По внешнеполитической проблематике отметили, что в конце прошлого года активизировались рабочие механизмы Межведомственной Рабочей группы высокого уровня по вопросам политики безопасности. Проведенные в прошлом году заседания рабочих подгрупп позволили подготовить пленарное заседание этой Рабочей группы, которое состоится в текущем году.

Мы затронули состояние отношений между Россией и Европейским союзом. Россия заинтересована в крепком Евросоюзе, который выступал бы в качестве конструктивного и предсказуемого партнера и проводил бы внешнюю политику на основе европейских интересов. Мы также коснулись состояния дел в отношениях между Россией и НАТО. Вы знаете нашу позицию, как мы оцениваем действия Североатлантического альянса, которые нарушают согласованный ранее принцип равной и неделимой безопасности, чтобы никто из евроатлантических держав не укреплял свою безопасность за счет безопасности других.

Из конкретных региональных тем особое внимание уделили ситуации, которая сложилась после заявления США о выходе из Совместного всеобъемлющего плана действий по иранской ядерной программе. Мы считаем важным, чтобы все остальные участники этого плана действий могли оперативно оценить сложившуюся ситуацию, провести необходимые консультации и выработать шаги, которые позволили бы сохранить этот важнейший документ для региональной стабильности и поддержания режима нераспространения оружия массового уничтожения. Условились провести соответствующие контакты с нашими германскими коллегами.

Мы, как и Германия, выступаем за полную реализацию Минского «Комплекса мер». Даже если у нас есть определенные нюансы в том, как конкретно этот комплекс должен реализовываться, мы привлекли внимание к необходимости, как минимум, выполнить договоренности лидеров России, Германии, Украины и Франции от октября 2016 г. в Берлине о т.н. «Формуле Ф.-В.Штайнмайера», которую необходимо положить на бумагу. Это касается особого статуса Донбасса, проведения выборов и разведения сил и средств на конкретных участках линии соприкосновения, в частности, в станице Луганской.

Мы привлекли внимание к очень опасным последствиям, которые таит в себе т.н. закон «о реинтеграции Донбасса», принятый Верховной Радой, подписанный Президентом Украины П.А.Порошенко без какого-либо упоминания и без какой-либо связи с Минскими договоренностями.

Мы коснулись и ситуации в сирийском урегулировании. Здесь мы видим совпадение позиций в том, что касается незыблемости резолюции 2254 СБ ООН, в соответствии с которой сам сирийский народ, все этнические и конфессиональные группы должны договариваться о будущем своей страны при поддержке международного сообщества под эгидой ООН. Мы привлекли внимание к тому, что ракетные удары, которые были нанесены США, Великобританией и Францией по Сирии под надуманным химическим предлогом до того, как ОЗХО могла провести соответствующую инспекцию в месте, где, как утверждается, состоялась химическая атака, абсолютно нелегитимны. Эти удары, конечно, нанесли очень сильный урон усилиям по активизации политического процесса. Тем не менее, российская сторона будет добиваться скорейшего возобновления переговоров в Женеве на основе резолюции 2254 СБ ООН и решений Конгресса сирийского национального диалога в Сочи. Помимо всего прочего, это предполагает безусловное уважение суверенитета и территориальной целостности Сирии. Условились более тесно консультироваться по этой теме в контексте работы Межведомственной Рабочей группы высокого уровня по вопросам политики безопасности.

Это повестка дня, которую мы сегодня смогли охватить. Я считаю, что это полезный старт в наших личных контактах. Мы постараемся придать им регулярный характер. Я надеюсь, что наши команды также будут тесно взаимодействовать по всем этим и другим предоставляющим взаимный интерес вопросам.

Вопрос: После выхода США из Совместного всеобъемлющего плана действий (СВПД) по иранской ядерной программе Тегеран заявил, что сделка останется в силе, если её цели смогут быть достигнуты при взаимодействии других участников. Вы уже об этом говорили? Началась ли конкретная проработка такого взаимодействия? Какие шаги могут быть предприняты, чтобы защитить Иран от американских санкций и предотвратить выход Тегерана из этой программы?

С.В.Лавров: У нас вызывает серьёзную озабоченность решение Администрации Президента США выйти из Совместного всеобъемлющего плана действий, тем самым совершив существенное нарушение резолюции 2231СБ ООН, которая одобрила этот план и тем самым сделала его частью международного права.

Мы оценили взвешенную реакцию руководства Ирана на это решение, потому что необходимо оценить все последствия такого шага Вашингтона. Здесь спешка была бы, наверное, непродуктивна. Нам, Германии, Франции, Великобритании, КНР и Ирану ещё предстоит провести эту оценку. Мы уже занимаемся этим. В ближайшее время будем сопоставлять наше мнение.

Я бы здесь выделил несколько моментов, на которые важно обращать внимание. Вы спросили, какие шаги могут быть предприняты, чтобы защитить Иран от последствий американских санкций? Наверное, это очень упрощённый подход, потому что речь идёт не только о том, чтобы антииранские санкции не возобновлялись (в том, что касается односторонних санкций США, мы ничего поделать не можем), а о том, что это не может касаться отмены санкций, введённых СБ ООН. Эта отмена не подлежит пересмотру. Односторонние американские санкции против Ирана, если Вашингтон вновь будет пытаться и этой порции рестрикций придать экстерриториальный характер, конечно, будут серьёзнейшим образом подрывать общую обстановку в регионе, в отношениях между США и Европой, США и Россией. Мы будем оценивать это в том числе с точки зрения норм и принципов ВТО. Однако повторю ещё раз, что эта сделка, как её называют, Совместный всеобъемлющий план действий – это не только про отмену санкций, но и про то, чтобы стабилизировать регион и, наиболее важный аспект, способствовать укреплению режима нераспространения ОМУ. Урон, который наносится этим достижениям, ещё предстоит в полной мере оценить, но он очень значительный.

Вопрос: Как Россия расценивает эскалацию между Ираном и Израилем? Возможно ли, что это связано с выходом США из СВПД?

С.В.Лавров: Мы считаем, что это весьма тревожная тенденция. Исходим из того, что все вопросы нужно решать через диалог. Неоднократно в контактах с иранским и израильским руководством, в том числе вчера, на встрече Президента России В.В.Путина и Премьер-министра Израиля Б.Нетаньяху, мы подчёркивали необходимость избегать каких-либо действий, которые были бы взаимопровоцирующими.

Иран и Израиль заверяют нас, что таких намерений нет, тем не менее инциденты случаются, как вы знаете. Особо тревожно, что они происходят в ситуациях, когда мы все подчёркиваем приверженность уважению суверенитета и территориальной целостности Сирии. Состоявшийся в ночь на сегодня инцидент на сирийских Голанах сейчас подробно изучается нашими военными. Они наблюдали происходящее. Думаю, что соответствующие выводы будут преданы огласке.

Вопрос (перевод с немецкого, адресован Х.Маасу): Сегодня в Германии встречаются Канцлер ФРГ А.Меркель, Президент Франции Э.Макрон и Президент Украины П.А.Порошенко по поводу конфликта на Украине без участия России. Означает ли это, что Берлин признал, что Россия не имеет столь большого влияния на ДНР и ЛНР?

С.В.Лавров (добавляет после Х.Мааса): Коллега упомянул предложение собраться на уровне министров иностранных дел в «нормандском» формате. Мы готовы рассматривать такое предложение. Сегодня даже обсуждали конкретное наполнение такой возможной встречи. У германских коллег есть собственные идеи. Мы сказали, что министры, конечно, если они встретятся, обязаны как минимум завершить то, что было поручено тремя президентами и канцлером ещё полтора года назад в Берлине – добиться согласия на разведение сил и средств в станице Луганской, чему сейчас препятствует украинская сторона вопреки многократным подтверждениям ОБСЕ о возможности это сделать и зафиксировать на бумаге т.н. «Формулу Ф.-В.Штайнмайера» о наделении Донбасса особым статусом и о вступлении в силу закона об «особом статусе» в контексте проведения выборов. Это тот минимум, без которого министры, наверное, не могут отчитаться перед лидерами о том, что они добросовестно выполняют свои функции.

Вопрос: Как бы Вы могли прокомментировать прозвучавшее из уст Министра иностранных дел ФРГ Х.Мааса обвинение в том, что российская внешняя политика является всё более враждебной? Почувствовали ли Вы сегодня в ходе переговоров ужесточение немецкой внешней политики на российском направлении?

С.В.Лавров: Я никакой враждебности в сегодняшней встрече не почувствовал и не услышал каких-то обвинений во враждебных действиях России на международной арене. Мы сегодня это не обсуждали. Обсуждали практические дела и старались концентрироваться на фактах, а не на неких эмоциональных обобщениях собственного восприятия происходящего вокруг. Условились, и это было сказано несколько раз, в наших дальнейших контактах основываться на фактах. Упомяну некоторые примеры, поскольку я о них не сказал во вступительном слове, а коллега сейчас на них ссылался.

Мы подробнейшим образом объяснили, что считаем неконструктивным отсутствие какой-либо внятной реакции со стороны Великобритании по «делу Скрипалей», как минимум в том, что касается доступа к российской гражданке Ю.Скрипаль. Это объективный факт и требовать от британского руководства реализовать это наше право отнюдь не является чем-то запредельным. Х.Маас сказал, что британцы подробно пробрифинговали германскую сторону о том, что случилось в Солсбери, и всё это выглядит убедительно. Мы попросили, если мы хотим оперировать фактами, а не просто ссылками на то, что мы все доверяем тем, кто «хайли лайкли» считает, что это виновата Россия, поделиться с нами этой информацией, поскольку британцы нам ничего не дают. Надеюсь, что Лондон теперь «подвинется» немножко в это теме и будет чуть более фактологичен.

Если говорить о фактах, то полностью согласен с тем, что сейчас было сказано о том, что нельзя дискредитировать ОЗХО. Нас встревожило, когда мы узнали, что Лондон пригласил экспертов ОЗХО исключительно с целью подтвердить, что вещество, которое было взято на анализ, является тем самым веществом, которое идентифицировали англичане. Это не совсем соответствует требованиям Конвенции о запрещении химического оружия. Это тоже факт, что с ОЗХО британцы обошлись не очень корректно.

Мы сегодня говорили о якобы состоявшейся 7 апреля химической атаке в сирийской Думе. Уверены, что германские эксперты, хотя Германия не была представлена на брифинге, который провела наша делегация в штаб-квартире ОЗХО с участием свидетелей эпизода 7 апреля в Думе, имеют доступ к материалам брифинга (они были широко распространены). Там факты. Мы будем готовы на основе этих фактов и тех фактов, которые могут нам предъявить наши партнёры, подробно разговаривать.

Сейчас коллега сослался на хакерскую атаку в том числе на МИД Германии. В наших переговорах упоминалось, что есть основания или высокая вероятность полагать, что к этим атакам причастна некая группа хакеров под названием «Снейк», которая якобы корнями уходит в российскую почву. Я впервые об этом услышал. Но мы подтвердили, что готовы рассматривать любые озабоченности, которые возникают в этой и любой другой сфере. Но по этому конкретному поводу обращений к нам германской стороны в рамках запроса на правовую помощь не поступало.

Мы также выразили сожаление, что намеченные на март этого года специальные двусторонние консультации по проблемам кибербезопасности были отменены германской стороной без объяснения причин, как я понял, именно из-за того, что состоялась вот эта самая хакерская атака. Но в этой ситуации тем более надо было встречаться.

Мы за то, чтобы, несмотря на все сложности и различия в оценке многих процессов, вести разговор откровенно, в том духе, в котором мы сегодня разговариваем с Министром ФРГ Х.Маасом.

Вопрос: Есть ли какие-то конкретные планы относительно того, как иностранные фирмы, в том числе немецкие и российские, могут быть защищены от американских санкций против Ирана?

С.В.Лавров: Что касается нелегитимных односторонних санкций, которые США обязались отменить и на этот счет есть решение СБ ООН, мы ничего не можем поделать с этим процессом. Раз уж там, в Вашингтоне, что-то решено, то это будет реализовано. Теперь это уже понятно. Президент США Д.Трамп об этом сказал. Но мы будем, во-первых, добиваться того, чтобы это не разрушило СВПД. Это наша общая цель, мы ее сегодня подтвердили. Во-вторых, чтобы не было какого-то экстерриториального влияния на других партнёров ИРИ. На этот счет есть нормы ВТО, могут быть и меры внесудебного согласования. Как я понимаю, наши европейские партнёры именно поэтому хотят пойти с американцами по внесудебному пути, что-то выторговать. Я не знаю, насколько это получится. Просто хочу отметить, что это касается не только Германии, Франции и Великобритании, но и всех участников договоренности. Наверное, было бы некорректно добиваться кому-то одному, двоим или троим из этой группы изъятия для себя и игнорировать тот факт, что в сделке участвовали и другие страны. Более того, с Ираном торгует не только «шестерка», но и большая часть стран мира. О них тоже было бы неплохо подумать.

Вопрос: Когда будет проходить встреча в «нормандском формате»?

С.В.Лавров: Это инициатива, которую мы поддержали, высказались за то, чтобы хорошо подготовить этот контакт. А по срокам нужно договариваться. Я надеюсь, что он не будет отложен на долгий период, но нужно найти даты, которые всех устраивают. Это предложение поступило только что, пару дней назад. Мы должны согласовать удобную для четырех министров дату и время.

Вопрос: 14 лет Вы занимаете пост Министра иностранных дел России и видели многих министров иностранных дел Германии. После сегодняшних переговоров сложилось ли у Вас впечатление, что в политике Германии в отношении России есть преемственность? Сможете ли Вы так же по-доброму сотрудничать с Х.Маасом, как и с З.Габриэлем?

С.В.Лавров: Мы оба высказались за преемственность. У нас никогда не было стопроцентного совпадения позиций – целый ряд крупных вопросов международной политики вызывает у нас неоднозначную реакцию. Мы этого не скрывали и сегодня. Как и с З.Габриэлем, и с Ф.-В.Штайнмайером мы нацелены на то (как я понимаю, это взаимно), чтобы откровенно рассматривать все эти вопросы и искать возможность для сближения позиций там, где это возможно.

Вопрос: На Украине есть сомнения относительно проекта «Северный поток - 2». Готова ли Россия дать гарантии, что Украина останется важным транзитным государством?

С.В.Лавров: Президент России В.В.Путин, руководство Министерства энергетики России и «Газпрома» уже говорили, что мы не против того, чтобы сохранился определённый объем транзита через Украину. Главное, чтобы это было экономически обосновано, а не политически навязано. Мы к таким консультациям с украинской стороной готовы. Сказали сегодня об этом нашим германским коллегам.

Нет никаких сомнений в том, что «Северный поток- 2» необходим. Это экономически абсолютно оправданный и выгодный для Европы проект. Достаточно упомянуть, что протяженность трубы будет в два раза короче той, которая сейчас доходит до Германии через Украину, и стоимость транзита будет где-то в полтора раза дешевле, нежели нынешняя. Так что выгода для европейских потребителей абсолютно очевидна.

Россия. Германия > Внешэкономсвязи, политика > mid.ru, 10 мая 2018 > № 2613984 Сергей Лавров


Россия > Армия, полиция. Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 4 мая 2018 > № 2593570 Сергей Лавров

Интервью с Сергеем Лавровым: «Хотите мира — не ведите войну»

редакционная статья, Panorama, Италия

В эксклюзивном интервью «Панораме» 3 мая российский министр иностранных дел Сергей Лавров, вот уже 15 лет близкий соратник Путина, обвиняет США, Великобританию и группу «маленьких, но очень агрессивных» европейских стран-русофобов. Они должны смириться с тем, что мир им больше не принадлежит. Также он дает свою версию отравления в Солсбери и применения химического оружия сирийским режимом. «Большая семерка уже неадекватна, модель будущего — это соглашение между Москвой и Пекином».

Лавров высказывается по всем темам, в которых Россия в последние месяцы была главным действующим лицом, — от отравлений шпионов в Англии до Сирии, от Соединенных Штатов до отношений с Европой.

«Панорама»: Возможно ли в действительности вооруженное столкновение между Россией и какими-то странами Запада?

Сергей Лавров: Очевидно, что ситуация в мире, к сожалению, становится все более напряженной и менее предсказуемой. Мы неоднократно отмечали, что такое положение дел — прежде всего результат непрекращающихся односторонних действий США и подмятых ими под себя некоторых западных государств. Речь идет о малой группе стран, не представляющих значимой доли человечества, но пытающихся сохранить средневековое доминирование в мировых делах, тормозящих объективный процесс формирования полицентричной системы международных отношений.

Они нагнетают конфронтацию, создают атмосферу недоверия и стратегической неопределенности, замораживают каналы диалога. Создают ситуации, когда цена блефа или ошибки может стать глобальной.

Россия хотела бы полагаться на торжество здравого смысла «с той стороны». Ведь при всем расхождении позиций мы несем совместную ответственность за благополучное будущее всего человечества, за эффективное решение ключевых проблем современности.

Но этот «здравый смысл» подразумевает способность лидеров коллективного Запада действовать ответственно и предсказуемо, неукоснительно соблюдать международное право, опираясь на Устав ООН. В этой способности мы в последнее время все больше вынуждены сомневаться.

— Кого из лидеров западных стран Россия считает наихудшим партнером?

— Российская дипломатия не рассматривает происходящее на международной арене в таких категориях. Взгляд на двусторонние отношения через призму отрицания отторгает вся наша внешнеполитическая философия.

Готовы к кропотливой работе со всеми в интересах укрепления международной и региональной безопасности и стабильности, продвижения положительной двусторонней повестки дня.

Понятно, что с некоторыми вести дела непросто. Особенно трудно с теми, кто отрицает верховенство международного права и делает выбор в пользу шантажа, угроз и провокаций. От этого проблемы в межгосударственных отношениях множатся, а пространство для конструктивного взаимодействия сужается.

Международная жизнь — «улица с двусторонним движением». Игра в одни ворота с Россией бесперспективна. Надеемся, что это рано или поздно осознают. Прежде всего в США.

— Как вы прокомментируете инциденты с применением химических отравляющих веществ в Думе (Сирия) и в Солсбери?

— Что касается Думы, никакой химатаки 7 апреля там не было. Была очередная нечистоплотная провокация, состряпанная теми, кто не заинтересован в установлении мира в Сирии.

Никого не призываем верить нам на слово. Поэтому изначально открыто выступали за расследование случившегося силами Организации по запрещению химического оружия. К нему могли бы подключиться и национальные эксперты из США и Франции.

Вместо этого в тот момент, когда группа ОЗХО уже находилась в Бейруте и была готова выехать в Дамаск и далее в Думу, в отношении Сирии — суверенного государства, члена ООН — был совершен акт агрессии.

Не можем принять логику тех, кто выдает произвольное наказание за лучшее доказательство вины. Это нонсенс. Абсурдны и последующие обвинения в том, что российские военные якобы затянули выезд экспертов, а сами тем временем «зачистили место». Любой специалист подтвердит: уничтожить следы химической атаки в условиях разрушенной застройки невозможно — вещества проникают глубоко в почву, в стены зданий.

21 апреля в Думе наконец-то побывали эксперты ОЗХО. Взяли необходимые пробы. 25 апреля они вновь посетили Думу. Ожидаем, что результатом их поездок станет объективное независимое расследование, включая посещение всех объектов, имеющих отношение к утверждениям о химатаке и к деятельности экстремистов по производству отравляющих веществ. Со своей стороны мы, как могли, содействовали работе экспертов.

Мы отыскали свидетелей провокации и невольных участников устроенной «Белыми касками» инсценировки — мальчика Хасана Дияба и других жителей Думы. 26 апреля в штаб-квартире ОЗХО они рассказали о том, как на самом деле снималось постановочное кино про химатаку.

4 марта на территории Великобритании произошел трагический инцидент с Сергеем и Юлией Скрипалями. В Лондоне утверждают, что было применено боевое нервно-паралитическое вещество. С момента происшествия британская сторона — подчеркну, в нарушение своих международных обязательств — отказывается информировать нас об оказываемой помощи пострадавшим, ходе расследования, не предоставляет нам консульский доступ, который необходим, когда речь идет о российских гражданах.

Более того, Лондон пренебрег нормами не только международного права, но и элементарной этики, да и просто здравого смысла. Не предъявляя доказательств и даже не дожидаясь завершения британского расследования по линии Скотланд-Ярда, выяснения конкретной картины, правительство Великобритании обвинило Россию, развернуло масштабную антироссийскую политическую и информационную кампанию. Наши предложения о совместном расследовании, законные требования предоставить факты, включая образцы примененного вещества, были проигнорированы.

Поведение британских властей вызывает множество вопросов. В частности, замалчивается информация о деятельности расположенной недалеко от Солсбери секретной лаборатории в Портон-Дауне. Сами пострадавшие упрятаны британскими спецслужбами.

Российскую сторону прежде всего беспокоит состояние здоровья и положение Скрипалей, втянутых англичанами в эту провокацию. Отказ властей Великобритании в консульском доступе дает основания рассматривать происходящее как похищение или преднамеренную изоляцию. Это абсолютно неприемлемо.

Лондон подменяет профессиональную работу экспертов в рамках соответствующих международных механизмов пустыми заявлениями и «мегафонной» дипломатией.

Еще раз: мы готовы к предметному взаимодействию с британской стороной. Призываем Лондон честно сотрудничать в рамках возбужденного Следственным комитетом России 16 марта уголовного дела по факту покушения на умышленное убийство и направленных британской стороне соответствующих запросов Генпрокуратуры России.

— Можно ли считать, что война с Украиной — это как «первородный грех», который стал причиной всех последующих проблем?

— Прежде всего хотел бы обратить внимание на принципиальный для понимания происходящего момент: никакой войны Россия с Украиной не ведет. Войну против собственного народа развязали пришедшие к власти в феврале 2014 года в результате государственного переворота националисты, которые не приемлют инакомыслия и хотят с помощью силы насаждать свой «порядок». Идет война между Киевом и собственно украинскими регионами.

Внутриполитический кризис на Украине был инспирирован извне группой западных государств во главе с США, считающих весь мир сферой своего влияния, замахнувшихся на исключительность, делящих народы на «свои» и «чужие».

Показательно, что члены ЕС Германия, Польша и Франция, засвидетельствовав в феврале 2014 года соглашение об урегулировании кризиса между правительством и оппозицией, мгновенно отказались от своих гарантий под этим документом, как только радикалы его растоптали. А НАТО, которая до переворота призывала действующего президента Украины не применять армию против протестующих, после госпереворота резко изменила тон и стала призывать незаконно захвативших власть путчистов использовать силу в отношении несогласных с ними регионов «пропорционально».

В линии Запада в этом сюжете нет ничего проукраинского, все — антироссийское. Мы видим, что для США и ряда их сателлитов разговоры о создании в Евроатлантике единого пространства мира, безопасности и стабильности были ширмой, прикрытием для продолжения архаичной практики захвата геополитического пространства, передвижения разделительных линий на восток — как через расширение НАТО, так и в рамках реализации программы ЕС «Восточное партнерство». В течение многих лет Киев пытались заставить сделать ложный выбор «с нами или против нас», между развитием сотрудничества на Востоке или на Западе, что в конечном итоге привело к коллапсу украинской государственности, никогда и так не отличавшейся крепостью. Итог на сегодня — де-факто потеря независимости, страдания людей, развал народного хозяйства страны, которая имела все возможности стать в Европе одной из наиболее стабильных и экономически крепких.

Очевидно, что устойчивое урегулирование ситуации на Украине возможно лишь путем полного и последовательного выполнения минского «Комплекса мер». Альтернативы нет. Должны быть приняты законы об особом статусе, о проведении в Донбассе местных выборов, об амнистии, реализована конституционная реформа. Эти аспекты имеют ключевое значение для достижения внутриукраинского мира. Необходимо, наконец, чтобы Киев установил прямой диалог с Донецком и Луганском для совместного поиска компромиссов, согласования вариантов решения имеющихся проблем.

К сожалению, в Вашингтоне, Лондоне, ряде других западных столиц так и не сделали правильных выводов из украинской трагедии. В различных регионах мира продолжаются сомнительные геополитические игры с «нулевой суммой». Наращиваются подрывающие стратегическую стабильность усилия по развертыванию глобальной системы ПРО, укрепляется потенциал и растет военная активность НАТО, не адекватная нынешним реалиям в Европе и ведущая к фрагментации европейского пространства безопасности. Самое глубокое беспокойство вызывает открытое пренебрежение со стороны США и их союзников к международному праву, к Уставу Организации Объединенных Наций, вмешательство во внутренние дела государств — вплоть до попыток свержения там правительств.

Наглядным проявлением такой деструктивной линии стали нанесенные 14 апреля под абсолютно сфальсифицированным предлогом ракетные удары по территории Сирийской Арабской Республики. Этот акт агрессии против суверенного государства негативно повлиял на международную и региональную стабильность, сыграл на руку террористам. Закоперщики подобных акций должны, наконец, осознать, что такое безответственное поведение чревато самыми серьезными последствиями для глобальной безопасности. И тем, кто сегодня играет с огнем в различных регионах, пытается прикармливать террористов для использования в геополитических играх, завтра придется за это расплачиваться у себя дома. От таких угроз, как террор, не укрыться на «островах безопасности» для избранных.

— Даже последние итальянские выборы показали, что «ветер популизма веет над Европой». Не считаете ли вы, что этот ветер — в пользу России? Или, возможно, в настоящий момент Европа, создавая образ врага из далекой России, таким образом пытается решить свои внутренние проблемы, связанные с популизмом и экономическим кризисом?

— Что касается нынешних политических тенденций в Европе, то вопрос следует скорее задавать самим европейцам.

Со своей стороны хотел бы лишь отметить, что мы не вмешиваемся в ведущиеся внутриполитические дискуссии, не выражаем предпочтения относительно результатов выборов в различных государствах Евросоюза. Искренне желаем европейским странам успешно преодолеть имеющиеся проблемы. Готовы взаимодействовать с любыми политиками, которые проявляют встречный интерес и нацелены на развитие прагматичного диалога с нашей страной.

К сожалению, вынуждены констатировать, что внутри Евросоюза активно действует немногочисленная, но крайне агрессивная группа стран-русофобов, всеми силами препятствующая возвращению связей России и ЕС на траекторию поступательного развития и разыгрывающая антироссийскую карту для решения узкокорыстных задач. Такая линия не способствует оздоровлению ситуации на нашем общем континенте, мешает сопряжению усилий по эффективному решению общих для России и для ЕС проблем.

Надеемся, что партнеры из Евросоюза смогут преодолеть «инерцию мышления» и будут самостоятельно определять свои приоритеты, без оглядки на внерегиональных игроков, а также не идти на поводу у упомянутого антироссийского меньшинства. Убеждены, что подавляющее большинство европейцев заинтересовано в мирной и процветающей Европе, не желает возвращения к конфронтации времен холодной войны, к которой их упорно пытаются подтолкнуть.

— Почему в мире все больше обособленных в своем роде стран-лидеров (Китай, Турция, Россия, Египет и даже США)? Не считаете ли вы, что государства становятся все более авторитарными?

— Сегодня мы, как я уже отметил, — свидетели процесса формирования полицентричной системы мироустройства. Появляются и укрепляются новые центры экономической мощи и политического влияния, но новой многополярной конструкции еще только предстоит придать устойчивость.

В наших общих интересах, чтобы действия всех международных игроков носили не деструктивный, а созидательный характер, опирались не на силу, а на международное право. Только путем сложения потенциалов с опорой на авторитет ООН возможно эффективное решение многочисленных проблем современности. Иными словами, полицентричность должна способствовать налаживанию взаимовыгодного сотрудничества и плодотворного партнерства на основе взаимного движения интересов.

Что касается России, то наш внешнеполитический курс нацелен на продвижение положительной, объединительной повестки дня в интересах недопущения скатывания международной жизни к хаосу и конфронтации, обеспечения политико-дипломатического урегулирования многочисленных кризисов и конфликтов. Мы никогда не использовали и не используем свои естественные преимущества в ущерб другим. Как ответственное государство и постоянный член Совета Безопасности ООН выступаем гарантом глобальной стабильности, препятствуем принятию решений Совета Безопасности, задуманных в оправдание планов одностороннего применения силы против неугодных «режимов» в нарушение Устава Объединенных Наций.

С удовлетворением констатирую, что мы не одиноки в своих усилиях. В частности, хотел бы особо отметить важную роль российско-китайского всестороннего взаимодействия, служащую образцом для отношений держав в XXI веке. Тесно сотрудничаем с союзниками и единомышленниками — как по двусторонней линии, так и в рамках различных многосторонних форматов, таких, например, как ЕАЭС, ОДКБ, БРИКС, ШОС.

Выделю также «Группу двадцати», где на основе равноправия согласовывают консенсусные договоренности члены «семерки» (которая уже не в состоянии в одиночку решать многие проблемы) и члены БРИКС, поддерживаемые единомышленниками. В принципе, деятельность «двадцатки» — прообраз института справедливого глобального управления, опирающегося не на диктат, а на поиск баланса интересов.

— Разрыв между действиями и риторикой Дональда Трампа по отношению к России несколько раз показал свою противоречивость. Как это воспринимается в России?

— Конечно, плохо, если слова расходятся с делами. К сожалению, мы часто сталкиваемся с ситуацией — причем применительно не только к российско-американским отношениям, но и к другим международным темам, — когда звучащие в Вашингтоне заявления не соответствуют реальным действиям. Взять, к примеру, сирийскую проблематику. Хотя в Госдепартаменте США и Белом доме клятвенно заверяли, что их единственная цель — изгнать из этой страны террористов, на практике США сейчас активно обустраиваются на восточном берегу Евфрата, фактически ведут курс на развал Сирии. Такой курс поощряют и отдельные союзники США.

Мы неоднократно говорили, что положительно оцениваем слова президента Дональда Трампа о желании наладить нормальный диалог между нашими странами. Более того, полностью разделяем такой настрой и готовы пройти свою часть пути для выведения двусторонних связей из искусственного тупика, в который их завела администрация Барака Обамы. Однако судить о реальной заинтересованности партнеров в конструктивном взаимоуважительном сотрудничестве мы будем только по практическим шагам.

Пока ситуация в отношениях продолжает деградировать. Если от президента США и исходят какие-то позитивные импульсы, то они полностью нивелируются зашкаливающей русофобией в американском истеблишменте, где нашу страну выставляют угрозой, выступают за «системное сдерживание» России с использованием санкций и других инструментов давления. Все это, понятно, рождено внутриполитическими разборками в Вашингтоне и не имеет ничего общего с реальностью.

Очередным провокационным выпадом стало решение властей США от 26 марта выслать 60 сотрудников наших представительств и закрыть генеральное консульство в Сиэтле. Формальный предлог высылки и лишения нас консульского учреждения — мнимая причастность России к отравлению Сергея и Юлии Скрипалей — не выдерживает никакой критики. Разумеется, мы не могли оставить эту враждебную акцию без ответа. Примечательно, что Вашингтон предпринял ее вскоре после телефонного разговора президентов, который носил конструктивный характер. Дональд Трамп звонил Владимиру Путину 20 марта, чтобы поздравить с победой на президентских выборах, и вновь подтвердил стремление найти точки соприкосновения по широкому спектру вопросов. Предлагал как можно скорее провести встречу на высшем уровне, приглашал в Белый дом, говорил о желании наладить координацию усилий на международной арене, вместе заняться обузданием гонки вооружений.

Пока многие в Вашингтоне продолжают погружаться в самовоспроизводящуюся русофобию, взаимодействие по важным вопросам глобальной повестки пробуксовывает. Это негативно сказывается на обстановке в мире, где накопилось слишком много вопросов, которые попросту невозможно решать без сотрудничества между Россией и США.

Надеюсь, что здравый смысл со временем возьмет верх в вашингтонских коридорах власти. Мы хотели бы установления нормальных, предсказуемых, даже, если хотите, дружественных отношений с США. Но не ценой торговли принципами и национальными интересами России.

— Во что обходятся России санкции и чего это стоит Европе? Неужели все, что мы делаем в Европе, — ошибочно, а что вы — правильно?

— Существуют различные оценки ущерба. Называются различные цифры. При этом главная потеря, на наш взгляд, заключается в утрате доверия, восстановить которое будет весьма непросто.

Любые односторонние меры экономического давления не только нелегитимны с точки зрения международного права, но, как показывает практика применения, нерезультативны. Инициированные американской администрацией и подхваченные Брюсселем как инструмент оказания долгосрочного давления на Россию, они не привели к смене нашего внешнеполитического курса. Не заставили нас отказаться от того, что мы считаем правильным и справедливым. Но при этом мы никогда — в отличие от лидеров некоторых западных стран — не претендуем на истину в последней инстанции. Из Брюсселя — от НАТО и ЕС — мы слышим заверения в готовности к диалогу с Москвой, но только если Россия покается и признает себя виноватой во всем, в чем ее обвиняют. Мы так никогда не поступаем, всегда подчеркиваем готовность к компромиссам, к признанию законных интересов любых партнеров, которые в ответ признают интересы России и хотят договариваться с позиций прагматизма, а не в русле логики игр с нулевым результатом.

Российская экономика адаптировалась к санкционному давлению. Более того, его последствия удалось обратить нам на пользу. Оздоровление проходит банковский сектор. Значительно снизилась инфляция. Уменьшается зависимость бюджета от нефтяной конъюнктуры. Одновременно мы использовали создавшуюся ситуацию для поиска новых точек экономического роста, наращивания производства собственной продукции, а также расширения торгово-экономических связей с теми государствами, которые открыты честному, взаимовыгодному сотрудничеству. А таких в мире — подавляющее большинство.

Не секрет, что значительная часть антироссийских установок генерируется из-за океана, а потом насаждается в Европе под аккомпанемент заклинаний о необходимости крепить «трансатлантическую солидарность». Насколько это соответствует европейским интересам? При том, что США потерь для себя не несут. Выиграет ли Европа от раскручивания санкционной спирали, учитывая, что на смену европейским на российский рынок приходят производители из других регионов мира? На этот вопрос могут ответить только сами граждане стран Евросоюза.

Россия себя от Европы не отделяет, не закрывается. Думаю, что время объективно работает на восстановление связей Россия-ЕС на благо наших народов, во имя стабильности и процветания европейского континента.

— Позвольте мне задать несколько циничный вопрос о войне в Сирии: все используют курдов, а затем «сливают» их. Почему?

— Мне трудно согласиться с такими обобщениями. Далеко не все. Россия, например, в ходе конфликта в Сирии никого не использовала и не использует в узкокорыстных целях. Российские военные, находясь на сирийской территории по приглашению законного правительства этой страны, всемерно способствовали ликвидации военно-политического очага терроризма в лице ИГИЛ (запрещенная в РФ террористическая организация — прим. ред.).

Свой вклад в общие усилия по разгрому терроризма внесли и курдские отряды народного ополчения, защищавшие свои дома и свою родину — Сирию. Они действовали как неотъемлемая часть сирийского общества, как граждане своего государства.

Россия последовательно выступает за то, чтобы в определении постконфликтного будущего Сирии курды участвовали наравне с другими этнорелигиозными составляющими народа этой страны. Это, в частности, вновь подтвердил президент Путин в ходе пресс-конференции в Анкаре 3 апреля.

Спрашивать про использование и «слив» курдов следует не нас, а тех, кто разжигает сепаратистские настроения, притворно обещая свое покровительство, кто препятствует восстановлению контроля законного правительства САР над обширными частями страны, кто поощрял курдов к объявлению в одностороннем порядке «федерации» и занимался формированием ее силовых структур с функциями, входящими в исключительную компетенцию сирийского государства.

— Моя дочь спрашивает меня: почему так трудно достичь мира во всем мире? Что бы вы ей ответили?

— Наверное, потому что мир сложнее, чем кажется. Международные отношения становятся все более многокомпонентными, складываются из взаимоотношений множества субъектов — государств, наднациональных институтов, неправительственных структур. Все они очень разные и не всегда ведут себя последовательно и рационально.

Но добиться мирного сосуществования и устойчивого развития все-таки возможно. Для этого следует отказаться от философии гегемонизма, вседозволенности и собственной исключительности, от нелегитимного использования силы, от послушного подчинения блоковой дисциплине в ситуациях, когда вам пытаются навязать подходы, противоречащие вашим национальным интересам. Необходимо, наконец, вспомнить о зафиксированных в Уставе ООН основополагающих принципах международного общения, включая суверенное равенство государств, невмешательство в их внутренние дела, разрешение споров мирными средствами. Если совсем просто — уважать друг друга. Любой другой путь по определению ведет в тупик.

Россия — при любых обстоятельствах — продолжит энергично работать над сохранением и развитием здоровых начал в мировых делах, способствовать поиску развязок стоящих перед всем человечеством проблем.

Россия > Армия, полиция. Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 4 мая 2018 > № 2593570 Сергей Лавров


Россия. Иордания. ООН > Внешэкономсвязи, политика > mid.ru, 3 мая 2018 > № 2593893 Сергей Лавров

Выступление и ответы на вопросы СМИ Министра иностранных дел России С.В.Лаврова в ходе совместной пресс-конференции по итогам переговоров с Министром иностранных дел и по делам эмигрантов Иорданского Хашимитского Королевства А.Сафади, Сочи

Уважаемые дамы и господа,

Мы сегодня обсудили состояние и перспективы наших двусторонних отношений с прицелом на их дальнейшее развитие в русле достигнутых договоренностей между Президентом России В.В.Путиным и Королем Иордании Абдаллой II.

Особое внимание мы уделили необходимости активизировать наше торгово-экономическое сотрудничество. В этой связи мы придаем большое значение подготовке к четвертому заседанию Межправительственной комиссии по развитию торгово-экономического и научно-технического сотрудничества, которое намечено на третий квартал этого года.

Обсудили также перспективы развития нашего взаимодействия в сфере мирного использования ядерной энергии и сотрудничества в образовательной и гуманитарной областях. Мы исходим из того, что эти планы, которые у нас сейчас вырисовываются, будут претворяться в жизнь.

Из международной проблематики, по понятным причинам, основное внимание мы уделили сирийскому урегулированию. Мы солидарны в том, что усилия по запуску политического процесса должны сочетаться с борьбой с остатками террористических группировок. Россия и Иордания исходят из необходимости нацеливать все усилия, предпринимаемые по завязыванию межсирийского диалога, на выполнение задач, поставленных в резолюции 2254 СБ ООН. Мы сотрудничаем в рамках астанинского процесса, где Иордания участвует в качестве наблюдателя. Мы взаимодействуем по поддержанию режима зон деэскалации на юго-западе Сирии вблизи границы с Иорданией. Сегодня мы договорились продолжать сотрудничество по этой важной теме как на двусторонней основе, так и в формате трехстороннего, с участием американцев, мониторингового центра.

Нас тревожит ситуация в палестино-израильском урегулировании. Мы исходим из необходимости руководствоваться теми решениями, которые принимались в ООН. Выступаем за скорейшее возобновление на этой основе прямого диалога между палестинцами и израильтянами. Напомню, что в свое время Россия пригласила к себе лидеров Палестины и Израиля для организации прямого диалога без предварительных условий. Это предложение полностью остается в силе.

При рассмотрении других проблем ближневосточного региона, в частности, ситуации в Ираке, мы высказались за безальтернативность урегулирования всех кризисных ситуаций через инклюзивный диалог с участием всех этнических и конфессиональных групп.

Мы подтвердили нашу высокую оценку роли, которую Иордания играет в региональных делах, в том числе в отношении судьбы Иерусалима, который должен оставаться столицей для всех трех мировых религий.

В целом я считаю, что у нас были очень полезные переговоры. Я благодарю моего коллегу и друга Министра иностранных дел и по делам эмигрантов Иорданского Хашимитского Королевства А.Сафади за тесное сотрудничество. Мы будем продолжать эти контакты на регулярной основе.

Вопрос: Отразится ли процесс урегулирования в двух зонах деэскалации в Восточной Гуте и под г.Хомс на третьей зоне деэскалации на юге Сирии? Как он может отразиться в целом на политическом урегулировании ситуации в САР?

С.В.Лавров: Зоны деэскалации создавались на временной основе исходя из того, что после того, как задачи, поставленные перед этими зонами, будут решены, и когда можно будет возвращаться к мирной жизни, они прекратят своё существование. При этом режим деэскалации, конечно же, не распространяется на террористов, которые в соответствии с решениями СБ ООН должны быть уничтожены. В Восточной Гуте эта проблема была в основном решена, поскольку те группировки, которые либо консолидировались с «Джабхат ан-Нусрой» и прочими террористическими отрядами, либо сами нарушали режим прекращения боевых действий, были по большей части ликвидированы или выведены оттуда. Соответственно, сирийское Правительство восстановило контроль над Восточной Гутой и выполнило свою миссию в зоне деэскалации в этой части Сирийской Арабской Республики. Надеемся, что и в южной зоне деэскалации задачи ликвидации угроз и восстановления мирной жизни тоже будут выполняться. Мы договорились с нашими иорданскими друзьями о продолжении диалога как по двусторонней линии, так и с участием американцев в Аммане, где создан специальный мониторинговый механизм для контроля за выполнением договорённостей о южной зоне.

Ясно, что вопросы, касающиеся урегулирования ситуации в этой части Сирии, должны рассматриваться комплексно, в том числе с учётом происходящего в Ат-Танфе, где американцы в одностороннем порядке объявили большую территорию радиусом в 55 км в качестве своей «вотчины», а также с учётом ситуации, о которой уже говорил мой коллега, в лагере беженцев «Рукбан». В этом районе, где американцы в одностороннем порядке объявили своей зоной территорию вокруг Ат-Танфа, и в лагере беженцев «Рукбан» происходят очень странные вещи, включая подготовку боевиков, которая там ведётся для того, чтобы они продолжали боевые действия вопреки договорённостям о прекращении огня.

Что касается лагеря беженцев «Рукбан» с точки зрения доставки гуманитарной помощи, то очень долго американцы отказывались предоставить туда доступ для гуманитарных конвоев, ссылаясь на то, что якобы сирийское Правительство не даёт разрешения. Это не так. Все вопросы между сирийским Правительством и гуманитарными учреждениями решены. Сейчас, по сути дела, США не дают достаточных гарантий безопасности для доставки гуманитарных грузов в этот лагерь. Американцы предлагают доставлять гуманитарные конвои до границы лагеря «Рукбан», а внутри лагеря распределением помощи займутся сами его обитатели. Мы уже не раз наблюдали, в том числе в Восточном Алеппо и Восточной Гуте, как доставляемая таким образом гуманитарная помощь либо «приватизировалась» боевиками, либо перепродавалась втридорога. Поэтому это не выход, не решение проблемы. Ещё раз подчеркну, что весь комплекс вопросов, который связан с нормализацией обстановки на юге Сирии вблизи от иорданской границы, требует комплексного и взаимосвязанного рассмотрения.

Вопрос: На этой неделе Премьер-министр Израиля Б.Нетаньяху заявил, что израильской разведке удалось добыть данные о наличии у Тегерана планов по развитию области ядерного оружия. Как Россия воспринимает подобные заявления израильского Премьер-министра? Какова будет реакция Москвы, если 12 мая Президент США Д.Трамп объявит о выходе США из СВПД?

С.В.Лавров: Если Израиль или кто-либо ещё получил документы, которые, как утверждается, доказывают сохранение в Иране планов развития ядерного оружия, то они должны быть незамедлительно переданы в МАГАТЭ, отвечающее за реализацию Совместного всеобъемлющего плана действий.

Комментарий, который я слышал от специалистов, участвовавших в переговорах по подготовке этого плана действий, говорит о том, что вполне вероятно эти документы относятся к прошлой деятельности, которая была уже учтена в инспекциях МАГАТЭ. Напомню, что Иран сейчас подвержен самому интрузивному режиму инспекций по линии МАГАТЭ.

Что касается самого Совместного всеобъемлющего плана действий, то, как не раз подчёркивал Президент России В.В.Путин, в том числе по итогам телефонного разговора с Премьер-министром Израиля Б.Нетаньяху, эта договорённость должна неукоснительно выполняться всеми, заключившими её сторонами, тем более что она была затем одобрена Советом Безопасности ООН без каких-либо изменений. Если США, как не раз объявлял Президент Д.Трамп, заявят о выходе из этой договорённости, то мы все – международное сообщество потеряем один из важнейших инструментов, который способствует обеспечению режима нераспространения оружия массового поражения.

Вопрос: Глава МИД Великобритании Б.Джонсон и Генеральный секретарь ООН А.Гутерреш обсудили вчера реформирование ООН. Как Вы считаете, почему все чаще слышны разговоры о такой реформе? Согласны ли Вы с мнением Генерального секретаря ООН А.Гутерреша о том, что СБ ООН не отражает на сегодняшний день баланс сил в мире?

С.В.Лавров: СБ ООН, конечно же, нуждается в обновлении. Согласен с тем, что нынешний его состав, композиция этого важнейшего органа уже не отражает тех реальных соотношений сил, которые сложились сегодня в мире. В рамках процесса формирования многополярного мира появились новые центры экономического роста, финансовой мощи и политического влияния.

Сегодня из пятнадцати членов СБ ООН (пять постоянных и десять непостоянных) треть принадлежит западной группе стран, у которой три постоянных и два непостоянных места. Конечно, это неадекватно отражает те реальности, которые существуют в мире.

Главной проблемой является преодоление ситуации, когда развивающиеся регионы мира существенно недопредставлены в этом органе ООН. Мы последовательно выступаем за то, чтобы эта несправедливость была преодолена, и СБ ООН пополнился представителями развивающихся стран Азии, Африки и Латинской Америки. Не раз официально заявляли, что такие страны, в частности, как Индия и Бразилия, являются сильными претендентами на постоянное членство в СБ ООН, когда будет принято решение о расширении Совета. Безусловно, одновременно ряды Совета должны пополниться и представителями Африки. Это тоже обязательное условие справедливой реформы.

Россия. Иордания. ООН > Внешэкономсвязи, политика > mid.ru, 3 мая 2018 > № 2593893 Сергей Лавров


Россия. Италия > Внешэкономсвязи, политика. СМИ, ИТ > mid.ru, 3 мая 2018 > № 2593892 Сергей Лавров

Интервью Министра иностранных дел России С.В.Лаврова итальянскому журналу «Панорама», опубликованное 3 мая 2018 года

Вопрос: Может ли в действительности быть вооруженное столкновение между Россией и какими-то странами Запада?

С.В.Лавров: Очевидно, что ситуация в мире, к сожалению, становится все более напряженной и менее предсказуемой. Мы неоднократно отмечали, что такое положение дел – прежде всего, результат непрекращающихся односторонних действий США и подмятых ими под себя некоторых западных государств. Речь идет о малой группе стран, не представляющих значимой доли человечества, но пытающихся сохранить средневековое доминирование в мировых делах, тормозящих объективный процесс формирования полицентричной системы международных отношений.

Они нагнетают конфронтационность, создают атмосферу недоверия и стратегической неопределенности, замораживают каналы диалога. Создают ситуации, когда цена блефа или ошибки может стать глобальной.

Россия хотела бы полагаться на торжество здравого смысла «с той стороны». Ведь при всем расхождении позиций мы несем совместную ответственность за благополучное будущее всего человечества, за эффективное решение ключевых проблем современности.

Но этот «здравый смысл» подразумевает способность лидеров коллективного Запада действовать ответственно и предсказуемо, неукоснительно соблюдать международное право, опираясь на Устав ООН. В этой способности мы в последнее время все больше вынуждены сомневаться.

Вопрос: Кого из лидеров западных стран Россия считает наихудшими партнерами?

С.В.Лавров: Российская дипломатия не рассматривает происходящее на международной арене в таких категориях. Взгляд на двусторонние отношения через призму отрицания отторгает вся наша внешнеполитическая философия.

Готовы к кропотливой работе со всеми в интересах укрепления международной и региональной безопасности и стабильности, продвижения положительной двусторонней повестки дня.

Понятно, что с некоторыми вести дела непросто. Особенно трудно с теми, кто отрицает верховенство международного права и делает выбор в пользу шантажа, угроз и провокаций. От этого проблемы в межгосударственных отношениях множатся, а пространство для конструктивного взаимодействия сужается.

Международная жизнь – «улица с двусторонним движением». «Игра в одни ворота» с Россией бесперспективна. Надеемся, что это рано или поздно осознают. Прежде всего в США.

Вопрос: Как Вы прокомментируете инциденты с применением химических отравляющих веществ в Дума (Сирия) и в Солсбери?

С.В.Лавров: Что касается Думы, никакой химатаки 7 апреля там не было. Была очередная нечистоплотная провокация, состряпанная теми, кто не заинтересован в установлении мира в Сирии.

Никого не призываем верить нам на слово. Поэтому изначально открыто выступали за расследование случившегося силами Организации по запрещению химического оружия. К нему могли бы подключиться и национальные эксперты из США и Франции.

Вместо этого, в тот момент, когда группа ОЗХО уже находилась в Бейруте и была готова выехать в Дамаск и далее – в Думу, в отношении Сирии – суверенного государства, члена ООН – был совершен акт агрессии.

Не можем принять логику тех, кто выдает произвольное наказание за лучшее доказательство вины. Это нонсенс. Абсурдны и последующие обвинения в том, что российские военные якобы затянули выезд экспертов, а сами тем временем «зачистили место». Любой специалист подтвердит: уничтожить следы химической атаки в условиях разрушенной застройки невозможно – вещества проникают глубоко в почву, в стены зданий.

21 апреля в Думе наконец-то побывали эксперты ОЗХО. Взяли необходимые пробы. 25 апреля они вновь посетили Думу. Ожидаем, что результатом их поездок станет объективное независимое расследование, включая посещение всех объектов, имеющих отношение к утверждениям о химатаке и к деятельности экстремистов по производству отравляющих веществ. Со своей стороны, как могли, содействовали работе экспертов.

Мы отыскали свидетелей провокации и невольных участников устроенной «Белыми касками» инсценировки – мальчика Хасана Дияба и других жителей Думы. 26 апреля в штаб-квартире ОЗХО они рассказали о том, как на самом деле снималось постановочное кино про химатаку.

4 марта на территории Великобритании произошел трагический инцидент с Сергеем и Юлией Скрипаль. В Лондоне утверждают, что было применено боевое нервно-паралитическое вещество. С момента происшествия британская сторона – подчеркну, в нарушение своих международных обязательств – отказывается информировать нас об оказываемой помощи пострадавшим, ходе расследования, не предоставляет нам консульский доступ, который необходим, когда речь идет о российских гражданах.

Более того, Лондон пренебрег не только нормами международного права, но и элементарной этики, да и просто здравого смысла. Не предъявляя доказательств и даже не дожидаясь завершения британского расследования по линии Скотланд-Ярда, выяснения конкретной картины, правительство Великобритании обвинило Россию, развернуло масштабную антироссийскую политическую и информационную кампанию. Наши предложения о совместном расследовании, законные требования предоставить факты, включая образцы примененного вещества, были проигнорированы.

Поведение британских властей вызывает множество вопросов. В частности, замалчивается информация о деятельности расположенной недалеко от Солсбери секретной лаборатории в Портон-Дауне. Сами пострадавшие упрятаны британскими спецслужбами.

Российскую сторону, прежде всего, беспокоит состояние здоровья и положение Скрипалей, втянутых англичанами в эту провокацию. Отказ властей Великобритании в консульском доступе дает основания рассматривать происходящее как их похищение или преднамеренную изоляцию. Это абсолютно неприемлемо.

Лондон подменяет профессиональную работу экспертов в рамках соответствующих международных механизмов пустыми заявлениями и «мегафонной» дипломатией.

Еще раз – мы готовы к предметному взаимодействию с британской стороной. Призываем Лондон честно сотрудничать в рамках возбужденного Следственным комитетом России 16 марта уголовного дела по факту покушения на умышленное убийство и направленных британской стороне соответствующих запросов Генпрокуратуры России.

Вопрос: Можно ли считать, что война с Украиной – это как «первородный грех», который явился причиной всех последующих проблем?

С.В.Лавров: Прежде всего, хотел бы обратить внимание на принципиальный для понимания происходящего момент – никакой войны Россия с Украиной не ведет. Войну против собственного народа развязали пришедшие к власти в феврале 2014 года в результате государственного переворота националисты, которые не приемлют инакомыслия и хотят с помощью силы насаждать свой «порядок». Идет война между Киевом и собственно украинскими регионами.

Внутриполитический кризис на Украине был инспирирован извне группой западных государств во главе с США, считающих весь мир сферой своего влияния, замахнувшихся на исключительность, делящих народы на «свои» и «чужие».

Показательно, что члены ЕС – Германия, Польша и Франция, засвидетельствовав в феврале 2014 г. соглашение об урегулировании кризиса между правительством и оппозицией, мгновенно отказались от своих гарантий под этим документом, как только радикалы его растоптали. А НАТО, которая до переворота призывала действующего президента Украины не применять армию против протестующих, после госпереворота резко изменила тон и стала призывать незаконно захвативших власть путчистов использовать силу в отношении не согласных с ними регионов «пропорционально».

В линии Запада в этом сюжете нет ничего проукраинского, все – антироссийское. Мы видим, что для США и ряда их сателлитов разговоры о создании в Евро-Атлантике единого пространства мира, безопасности и стабильности были ширмой, прикрытием для продолжения архаичной практики захвата геополитического пространства, передвижения разделительных линий на восток – как через расширение НАТО, так и в рамках реализации есовской программы «Восточное партнерство». В течение многих лет Киев пытались заставить сделать ложный выбор «с нами или против нас», между развитием сотрудничества на Востоке или на Западе, что в конечном итоге привело к коллапсу украинской государственности, никогда и так не отличавшейся крепостью. Итог на сегодня – де-факто потеря независимости, страдания людей, развал народного хозяйства страны, которая имела все возможности стать в Европе одной из наиболее стабильных и экономически крепких.

Очевидно, что устойчивое урегулирование ситуации на Украине возможно лишь путем полного и последовательного выполнения Минского «Комплекса мер». Альтернативы нет. Должны быть приняты закон об особом статусе, о проведении в Донбассе местных выборов, об амнистии, реализована конституционная реформа. Эти аспекты имеют ключевое значение для достижения внутриукраинского мира. Необходимо, наконец, чтобы Киев установил прямой диалог с Донецком и Луганском для совместного поиска компромиссов, согласования вариантов решения имеющихся проблем.

К сожалению, в Вашингтоне, Лондоне, ряде других западных столиц так и не сделали правильных выводов из украинской трагедии. В различных регионах мира продолжаются сомнительные геополитические игры с «нулевой суммой». Наращиваются подрывающие стратегическую стабильность усилия по развертыванию глобальной системы ПРО, укрепляется потенциал и растет не адекватная реалиям военная активность НАТО в Европе, ведущая к фрагментации европейского пространства безопасности. Самое глубокое беспокойство вызывает открытое пренебрежение со стороны США и их союзников к международному праву, к Уставу Организации Объединенных Наций, вмешательство во внутренние дела государств – вплоть до попыток свержения там правительств.

Наглядным проявлением такой деструктивной линии стали нанесенные 14 апреля под абсолютно сфальсифицированным предлогом ракетные удары по территории Сирийской Арабской Республики. Этот акт агрессии против суверенного государства негативно повлиял на международную и региональную стабильность, сыграл на руку террористам. Закоперщики подобных акций должны, наконец, осознать, что такое безответственное поведение чревато самыми серьезными последствиями для глобальной безопасности. И тем, кто сегодня играет с огнем в различных регионах, пытается прикармливать террористов для использования в геополитических играх, завтра придется за это расплачиваться у себя дома. От таких угроз, как террор, не укрыться на «островах безопасности» для избранных.

Вопрос: Даже последние итальянские выборы показали, что «ветер популизма веет над Европой». Не считаете ли Вы, что этот ветер в пользу России? Или, возможно, в настоящий момент Европа, создавая образ врага из далекой России, таким образом пытается решить свои внутренние проблемы, связанные с популизмом и экономическим кризисом?

С.В.Лавров: Что касается нынешних политических тенденций в Европе, то вопрос следует, скорее, задавать самим европейцам.

Со своей стороны хотел бы лишь отметить, что мы не вмешиваемся в ведущиеся внутриполитические дискуссии, не выражаем предпочтения относительно результатов выборов в различных государствах Евросоюза. Искренне желаем европейским странам успешно преодолеть имеющиеся проблемы. Готовы взаимодействовать с любыми политиками, которые проявляют встречный интерес и нацелены на развитие прагматичного диалога с нашей страной.

К сожалению, вынуждены констатировать, что внутри Евросоюза активно действует немногочисленная, но крайне агрессивная группа стран-русофобов, всеми силами препятствующая возвращению российско-есовских связей на траекторию поступательного развития и разыгрывающая антироссийскую карту для решения узкокорыстных задач. Такая линия не способствует оздоровлению ситуации на нашем общем континенте, мешает сопряжению усилий по эффективному решению общих и для России, и для ЕС проблем.

Надеемся, что есовские партнеры смогут преодолеть «инерцию мышления», самостоятельно определять свои приоритеты без оглядки на внерегиональных игроков, а также не идти на поводу у упомянутого антироссийского меньшинства. Убеждены, что подавляющее большинство европейцев заинтересовано в мирной и процветающей Европе, не желает возвращения к конфронтации времен «холодной войны», к которой их упорно пытаются подтолкнуть.

Вопрос: Почему в мире все больше обособленных в своем роде стран-лидеров (Китай, Турция, Россия, Египет, и даже США)? Не считаете ли Вы, что государства становятся все более авторитарными?

С.В.Лавров: Сегодня мы, как я уже отметил, – свидетели процесса формирования полицентричной системы мироустройства. Появляются и укрепляются новые центры экономической мощи и политического влияния, но новой многополярной конструкции еще только предстоит придать устойчивость.

В наших общих интересах, чтобы действия всех международных игроков носили не деструктивный, а созидательный характер, опирались не на силу, а на международное право. Только путем сложения потенциалов с опорой на авторитет ООН возможно эффективное решение многочисленных проблем современности. Иными словами, полицентричность должна способствовать налаживанию взаимовыгодного сотрудничества и плодотворного партнерства на основе взаимного движения интересов.

Что касается России, то наш внешнеполитический курс нацелен на продвижение положительной, объединительной повестки дня в интересах недопущения скатывания международной жизни к хаосу и конфронтации, обеспечения политико-дипломатического урегулирования многочисленных кризисов и конфликтов. Мы никогда не использовали и не используем свои естественные преимущества в ущерб другим. Как ответственное государство и постоянный член Совета Безопасности ООН выступаем гарантом глобальной стабильности, препятствуем принятию решений Совета Безопасности, задуманных в оправдание планов одностороннего применения силы против неугодных «режимов» в нарушение Устава Объединенных Наций.

С удовлетворением констатирую, что мы не одиноки в своих усилиях. В частности, хотел бы особо отметить важную роль российско-китайского всестороннего взаимодействия, служащую образцом для отношений держав в XXI веке. Тесно сотрудничаем с союзниками и единомышленниками – как по двусторонней линии, так и в рамках различных многосторонних форматов, таких, например, как ЕАЭС, ОДКБ, БРИКС, ШОС.

Выделю также «Группу двадцати», где на основе равноправия согласовывают консенсусные договоренности члены «семерки» (которая уже не в состоянии в одиночку решать многие проблемы) и члены БРИКС, поддерживаемые единомышленниками. В принципе деятельность «двадцатки» – прообраз института справедливого глобального управления, опирающегося не на диктат, а на поиск баланса интересов.

Вопрос: Разрыв между действиями и риторикой Д.Трампа по отношению к России несколько раз показал свою противоречивость. Как это воспринимается в России?

С.В.Лавров: Конечно, плохо если слова расходятся с делами. К сожалению, мы часто сталкиваемся с ситуацией – причем применительно не только к российско-американским отношениям, но и к другим международным темам, – когда звучащие в Вашингтоне заявления не соответствуют реальным действиям. Взять, к примеру, сирийскую проблематику. Хотя в Госдепартаменте США и Белом доме клятвенно заверяли, что их единственная цель – изгнать из этой страны террористов, на практике США сейчас активно обустраиваются на восточном берегу Евфрата, фактически ведут курс на развал Сирии. Такой курс поощряют и отдельные союзники США.

Мы неоднократно говорили, что положительно оцениваем слова президента Дональда Трампа о желании наладить нормальный диалог между нашими странами. Более того – полностью разделяем такой настрой и готовы пройти свою часть пути для выведения двусторонних связей из искусственного тупика, в который их завела администрация Б.Обамы. Однако судить о реальной заинтересованности партнеров в конструктивном взаимоуважительном сотрудничестве будем только по практическим шагам.

Пока ситуация в отношениях продолжает деградировать. Если от президента США и исходят какие-то позитивные импульсы, то они полностью нивелируются зашкаливающей русофобией в американском истеблишменте, где нашу страну выставляют угрозой, выступают за «системное сдерживание» России с использованием санкций и других инструментов давления. Все это, понятно, рождено внутриполитическими разборками в Вашингтоне и не имеет ничего общего с реальностью.

Очередным провокационным выпадом стало решение властей США от 26 марта выслать 60 сотрудников наших представительств и закрыть Генеральное консульство в Сиэтле. Формальный предлог высылки и лишения нас консульского учреждения – мнимая причастность России к отравлению Сергея и Юлии Скрипалей – не выдерживает никакой критики. Разумеется, мы не могли оставить эту враждебную акцию без ответа. Примечательно, что Вашингтон предпринял ее вскоре после телефонного разговора президентов, который носил конструктивный характер. Д.Трамп звонил В.В.Путину 20 марта, чтобы поздравить с победой на президентских выборах, и вновь подтвердил стремление найти точки соприкосновения по широкому спектру вопросов. Предлагал как можно скорее провести встречу на высшем уровне, приглашал в Белый дом, говорил о желании наладить координацию усилий на международной арене, вместе заняться обузданием гонки вооружений.

Пока многие в Вашингтоне продолжают погружаться в самовоспроизводящуюся русофобию, взаимодействие по важным вопросам глобальной повестки пробуксовывает. Это негативно сказывается на обстановке в мире, где накопилось слишком много вопросов, которые попросту невозможно решать без сотрудничества между Россией и США.

Надеюсь, что здравый смысл со временем возьмет верх в вашингтонских коридорах власти. Мы хотели бы установления нормальных, предсказуемых, даже, если хотите, дружественных отношений с США. Но не ценой торговли принципами и национальными интересами России.

Вопрос: Во что обходятся России санкции и чего это стоит Европе? Неужели все, что мы делаем в Европе – ошибочно, а что вы – правильно?

С.В.Лавров: Существуют различные оценки ущерба. Называются различные цифры. При этом главная потеря, на наш взгляд, заключается в утрате доверия, восстановить которое будет весьма непросто.

Любые односторонние меры экономического давления не только нелегитимны с точки зрения международного права, но, как показывает практика применения, – нерезультативны. Инициированные американской администрацией и подхваченные есовским Брюсселем как инструмент оказания долгосрочного давления на Россию, они не привели к смене нашего внешнеполитического курса. Не заставили нас отказаться от того, что мы считаем правильным и справедливым. Но при этом мы никогда – в отличие от лидеров некоторых западных стран – не претендуем на истину в последней инстанции. Из Брюсселя – от НАТО и ЕС – мы слышим заверения в готовности к диалогу с Москвой, но только если Россия покается и признает себя виноватой во всем, в чем ее обвиняют. Мы так никогда не поступаем, всегда подчеркиваем готовность к компромиссам, к признанию законных интересов любых партнеров, которые в ответ признают интересы России и хотят договариваться с позиций прагматизма, а не в русле логики игр с нулевым результатом.

Российская экономика адаптировалась к санкционному давлению. Более того, его последствия удалось обратить нам на пользу. Оздоровление проходит банковский сектор. Значительно снизилась инфляция. Уменьшается зависимость бюджета от нефтяной конъюнктуры. Одновременно использовали создавшуюся ситуацию для поиска новых точек экономического роста, наращивания производства собственной продукции, а также расширения торгово-экономических связей с теми государствами, которые открыты к честному, взаимовыгодному сотрудничеству. А таких в мире – подавляющее большинство.

Не секрет, что значительная часть антироссийских установок генерируется из-за океана, а потом насаждается Европе под аккомпанемент заклинаний о необходимости крепить «трансатлантическую солидарность». Насколько это соответствует европейским интересам? При том, что США потерь для себя не несут. Выиграет ли Европа от раскручивания санкционной спирали, учитывая, что на смену европейским на российский рынок приходят производители из других регионов мира? На этот вопрос могут ответить только сами граждане стран Евросоюза.

Россия себя от Европы не отделяет, не закрывается. Думаю, что время объективно работает на восстановление связей Россия-ЕС на благо наших народов, во имя стабильности и процветания европейского континента.

Вопрос: Позвольте мне задать несколько циничный вопрос

о войне в Сирии: все используют курдов, а затем «сливают» их. Почему?

С.В.Лавров: Мне трудно согласиться с такими обобщениями. Далеко не все. Россия, например, в ходе конфликта в Сирии никого не использовала и не использует в узкокорыстных целях. Российские военные, находясь на сирийской территории по приглашению законного правительства этой страны, всемерно способствовали ликвидации военно-политического очага терроризма в лице ИГИЛ.

Свой вклад в общие усилия по разгрому терроризма внесли и курдские отряды народного ополчения, защищавшие свои дома и свою родину – Сирию. Они действовали как неотъемлемая часть сирийского общества, как граждане своего государства.

Россия последовательно выступает за то, чтобы в определении постконфликтного будущего Сирии курды участвовали наравне с другими этнорелигиозными составляющими народа этой страны. Это, в частности, вновь подтвердил Президент В.В.Путин в ходе пресс-конференции в Анкаре 3 апреля с.г.

Спрашивать про использование и «слив» курдов следует не нас, а тех, кто разжигает сепаратистские настроения, притворно обещая свое покровительство, кто препятствует восстановлению контроля законного правительства САР над обширными частями страны, кто поощрял курдов к объявлению в одностороннем порядке «федерации» и занимался формированием ее силовых структур с функциями, входящими в исключительную компетенцию сирийского государства.

Вопрос: Моя дочь спрашивает меня: почему так трудно достичь мира во всем мире? Что бы Вы ей ответили?

С.В.Лавров: Наверное, потому что мир сложнее, чем кажется. Международные отношения становятся все более многокомпонентными, складываются из взаимоотношений множества субъектов – государств, наднациональных институтов, неправительственных структур. Все они очень разные и не всегда ведут себя последовательно и рационально.

Но добиться мирного сосуществования и устойчивого развития все-таки возможно. Для этого следует отказаться от философии гегемонизма, вседозволенности и собственной исключительности, от нелегитимного использования силы, от послушного подчинения блоковой дисциплине в ситуациях, когда вам пытаются навязать подходы, противоречащие вашим национальным интересам. Необходимо, наконец, вспомнить о зафиксированных в Уставе ООН основополагающих принципах международного общения, включая суверенное равенство государств, невмешательство в их внутренние дела, разрешение споров мирными средствами. Если совсем просто – уважать друг друга. Любой другой путь по определению ведет в тупик.

Россия – при любых обстоятельствах – продолжит энергично работать над сохранением и развитием здоровых начал в мировых делах, способствовать поиску развязок стоящих перед всем человечеством проблем.

Россия. Италия > Внешэкономсвязи, политика. СМИ, ИТ > mid.ru, 3 мая 2018 > № 2593892 Сергей Лавров


Иран. Турция. РФ > Внешэкономсвязи, политика > mid.ru, 28 апреля 2018 > № 2588840 Сергей Лавров

Выступление и ответы на вопросы СМИ Министра иностранных дел России С.В.Лаврова в ходе совместной пресс-конференции по итогам переговоров с Министром иностранных дел Ирана М.Д.Зарифом и Министром иностранных дел Турции М.Чавушоглу, Москва, 28 апреля 2018 года

Уважаемые дамы и господа,

Наша сегодняшняя встреча проходила в ситуации, когда вокруг сирийского урегулирования наблюдается немало не всегда позитивных событий. Мы уже упоминали неправомерную атаку на Сирию 14 апреля, которую совершили США, Франция и Великобритания под совершенно надуманным предлогом, не дождавшись, когда эксперты ОЗХО начнут свою работу. Эта атака, конечно же, отбросила назад усилия по продвижению политического процесса.

Тем не менее, сегодня мы твердо высказались за то, чтобы продолжать эти усилия. Договорились о конкретных шагах, которые все три наши страны коллективно и индивидуально будут предпринимать для того, чтобы вернуть всех нас на траекторию устойчивого продвижения к целям резолюции 2254 СБ ООН.

При этом мы отметили, что будем противостоять попыткам подорвать нашу совместную работу. Подчеркнули, что «астанинский формат» прочно стоит на ногах. Мы продолжим решать принципиальные задачи, которые связаны с деэскалацией, снижением напряженности и конфликтного потенциала. Происходит нарушение режима прекращения боевых действий. У нас есть механизм мониторинга этих нарушений. Мы будем преодолевать эту ситуацию, а также стараться максимально укреплять доверие между сторонами «на земле».

В этом смысле наше трехстороннее взаимодействие носит уникальный характер. Благодаря этому взаимодействию какое-то время назад удалось переломить ситуацию на поле боя с террористами из ИГИЛ, «Джабхат ан-Нусры» и помочь сотням тысяч сирийцев избежать гуманитарной катастрофы.

Мы сегодня приняли Совместное заявление, которое будет распространено. В нем отражены основные итоги нашей встречи. В любом случае мы твердо привержены безальтернативности политико-дипломатического преодоления кризиса в Сирии на основе резолюции 2254 СБ ООН и рекомендаций Конгресса сирийского национального диалога в Сочи. Напомню, Конгресс в Сочи официально от имени всех участвовавших в нем этнических, конфессиональных и политических групп Сирии закрепил 12 ключевых принципов урегулирования сирийского кризиса, которые в свое время были выдвинуты спецпосланником Генерального секретаря ООН по Сирии С.де Мистурой. Уже одно это явилось прорывом в усилиях по преодолению сирийского кризиса, потому что до Сочи попытки одобрить эти 12 принципов в рамках усилий по реанимации женевского процесса результатов не дали. Напомню еще раз, что помимо этого достижения в Сочи мы все помогли сирийским участникам одобрить задачу создания Конституционного комитета, согласовать базовые принципы его формирования и дальнейшее функционирование при содействии спецпосланника Генерального секретаря ООН по Сирии С.де Мистуры.

Сегодня, подтвердив эти задачи, также отметили абсолютную недопустимость попыток разделить Сирию по этно-конфессиональным линиям.

Обменялись мнениями относительно состоявшихся на прошлой неделе контактов, которые провел спецпосланник Генсекретаря ООН по Сирии С.де Мистура в Тегеране, Анкаре и в Москве. Обсудили ход подготовки к девятой международной встрече по Сирии в Астане, которую мы проведем в середине мая. Там же, в увязке с этой встречей, по нашей договоренности состоится заседание Рабочей группы по освобождению задержанных/заложников, передаче тел погибших и поиску пропавших без вести.

В контексте усилий по реанимации женевской переговорной площадки мы считаем крайне деструктивными некоторые заявления, которые озвучиваются отдельными представителями внешней оппозиции, обуславливающие решение сирийского конфликта переходом к политическим переговорам с предварительными условиями, в качестве которых выдвигаются требования смены режима, предание руководителей Сирии суду как военных преступников. Такие подходы не только противоречат сути и букве резолюции 2254 СБ ООН, но и откровенно направлены на то, чтобы максимально осложнить работу по возобновлению переговорного процесса с учетом тех прорывных итогов, которые были достигнуты в ходе Конгресса сирийского национального диалога в Сочи.

Мы сегодня также подтвердили необходимость продолжать наращивать усилия в деле оказания гуманитарного содействия. Будем работать с тем, чтобы оно доставлялось максимально эффективно. Будем работать с Правительством Сирии, оппозиций и, конечно же, с нашими коллегами в ООН, Международном Комитете Красного Креста, Сирийском Арабском Красном Полумесяце и в других международных структурах. Важно, чтобы международное содействие, включая помощь в разминировании, оказывалось тем районам, которые возвращаются к мирной жизни в результате наших совместных усилий без какой-либо политизации и политических предварительных условий.

Я искренне признателен своим коллегам и друзьям за продолжение нашей совместной работы. Уверен, что сегодняшние переговоры, результаты которых отражены в Совместном заявлении, помогут консолидировать наши усилия по добросовестному и полному выполнению резолюции 2254 СБ ООН.

Вопрос: Граждане Турции продолжают сталкиваться с проблемами визового режима. Обсуждали ли Вы сегодня с Министром иностранных дел Турции М.Чавушоглу эту тему? Когда мы сможем увидеть конкретные шаги в этой сфере?

С.В.Лавров: Мы сегодня обсуждали вопросы, касающиеся дальнейшего облегчения визового режима. Некоторое время назад российская сторона предложила уже на этом этапе пару конкретных шагов. Во-первых, вернуть безвизовый режим для владельцев служебных паспортов и, во-вторых, обеспечить безвизовое пересечение границы для водителей-дальнобойщиков, работающих на международных автомобильных перевозках. Наши турецкие друзья обещали отреагировать. Это будет осязаемый шаг для целого ряда наших граждан. У нас в планах расширять категории, которые будут пользоваться безвизовым режимом. В целом мы заинтересованы в том, чтобы двигаться к этой цели, о чём не раз говорил Президент России В.В.Путин на встречах с Президентом Турции Р.Т.Эрдоганом. Понятно, что сейчас мы все находимся под серьёзным прессингом террористической угрозы, особенно наши турецкие друзья, испытывающие на себе проблемы, которые «переливаются» из соседних с ними стран. В этой связи нашим компетентным службам необходимо наладить максимально чёткое конкретное взаимодействие в режиме реального времени по отслеживанию иностранных террористов-боевиков.

Мы договорились, что сегодня мы такую работу будем делать и будем регулярно в режиме реального времени обмениваться информацией по тем лицам, которых наши страны объявляют «невъездными» и им закрывается въезд в Турцию или Россию. Нам также очень важно заблаговременно получать информацию по тем лицам, которые экстрадируются из Турции. Мы будем отвечать взаимностью на основе Консульской конвенции, которая существует между нашими странами.

Вопрос: Недавно высказывались сомнения по поводу астанинского процесса, в том числе его успехов, функций. Хотел бы узнать Ваше мнение по этому поводу.

Спецпосланник Генерального секретаря ООН по Сирии С.де Мистура недавно посетил страны-гаранты астанинского процесса – Иран, Россию и Турцию. Есть ли у вас план по сотрудничеству с ООН относительно Сирии?

С.В.Лавров (отвечает после министров иностранных дел Ирана и Турции): Присоединяюсь к тому, что сейчас сказали мои коллеги. Добавлю, что ООН с самого начала астанинского процесса была приглашена к участию в нём. На всех встречах в Астане присутствовал С.де Мистура либо его заместитель. Сейчас ООН может многое сделать, чтобы астанинский процесс по всем направлениям развивался эффективно. Там 4 основных направления.

Первое (фирменное изобретение астанинского процесса) – зоны деэскалации, в которых должен соблюдаться режим прекращения боевых действий, естественно, за исключением террористических группировок, которые пытаются спрятаться в этих зонах и спекулировать на их статусе. Эта борьба с террористами будет абсолютно бескомпромиссной, и те отряды вооружённой оппозиции, которые являются патриотически настроенными и хотят мира в своей стране, должны незамедлительно отмежеваться от террористов, изгнать их из этих зон деэскалации. Конечно, ООН, которая имеет контакты со всеми основными вооружёнными группами, политическими силами сирийской оппозиции и теми, кто поддерживает и направляет работу этих оппозиционеров, могла бы более отчётливо доносить мысль, что не надо «путаться» с террористами, создавать с ними некие союзы и альянсы, пусть даже ситуативные. Это очень важное направление нашего сотрудничества с ООН.

Вторая тема, являющаяся приоритетной на астанинских встречах, это гуманитарное содействие. Мы активно помогаем сирийцам возвращаться к мирной жизни. Россия делает немало, также как Иран и Турция. ООН, конечно, должна вполне осознать свою ответственность за организацию масштабной кампании по решению проблем тех людей, которые возвращаются к родным очагам, хотят вернуться к мирной жизни, наладить какие-то элементарные основы жизнедеятельности. Здесь мы тоже контактируем с гуманитарными структурами ООН, помогаем им достигать договорённостей с Правительством Сирийской Арабской Республики в соответствии с нормами международного гуманитарного права о том, каким способом, как конкретно реализовывать гуманитарные проекты в Сирии. Мы побуждаем наших сирийских коллег в Дамаске быть более гибкими, более конструктивно настроенными, хотя порой это непросто, учитывая те дискриминационные подходы, которые они наблюдают от некоторых западных партнёров. Тем не менее, мы это делаем. Одновременно призываем ООН, чтобы она избегала давления на себя с целью политизации гуманитарных поставок, гуманитарной помощи. ООН, конечно, не имеет права подыгрывать тем, кто заявляет, что помощь будет оказываться только тем районам, которые находятся под контролем оппозиции. ООН не то что не имеет права – она обязана возвышать свой голос против подобных подходов.

Третье направление, которое является принципиально важным для астанинского процесса, да и для всего сирийского урегулирования, это политический диалог, политические переговоры. Я уже упоминал, как и мои коллеги, что и на этом направлении астанинский процесс, особенно с кульминацией в рамках сочинского Конгресса, сделал больше, чем все другие попытки наладить какие-то устойчивые политические контакты. В сочинском Конгрессе были согласованы принципы сирийского урегулирования, предложенные, между прочим, ООН (это к вопросу о сотрудничестве с ООН), а также необходимость создать конституционный комитет опять-таки под эгидой ООН для того, чтобы в рамках полномочий Специального посланника Генерального секретаря ООН готовить новый основной закон для Сирии. Это, собственно говоря, самое большое подспорье для усилий С.де Мистуры. Поэтому, конечно, бывает странно, когда на него пытаются воздействовать, чтобы он выступал с критикой астанинского процесса и результатов сочинского Конгресса. Ещё раз повторю, что на сегодня сочинская декларация – главное подспорье, которое есть у С.де Мистуры для того, чтобы он успешно выполнил мандат, заложенный в резолюции 2254 СБ ООН.

В заключение хочу сказать, что Иран, Турция и Россия во всех своих действиях, при всех нюансах в наших подходах (мы их не скрываем), ориентируются на то, чтобы помочь найти конкретные пути урегулирования, помочь самим сирийцам договориться о национальном примирении, о том, как возвращать свою страну к мирной жизни и сделать это в рамках принципов, заложенных в Уставе ООН.

Те, кто критикует астанинский процесс и результаты сочинского Конгресса, наверное, всё-таки руководствуются другими целями. Если совсем упрощённо, то эти цели заключаются в том, чтобы попытаться доказать, что именно они сегодня решают все дела в нашем мире. К сожалению, а, может, к счастью (для них – точно к сожалению), это время давно прошло.

Иран. Турция. РФ > Внешэкономсвязи, политика > mid.ru, 28 апреля 2018 > № 2588840 Сергей Лавров


Иран. Турция. РФ > Внешэкономсвязи, политика > mid.ru, 28 апреля 2018 > № 2588820

Вступительное слово Министра иностранных дел России С.В.Лаврова в ходе переговоров с Министром иностранных дел Ирана М.Д.Зарифом и Министром иностранных дел Турции М.Чавушоглу, Москва, 28 апреля 2018 года

Уважаемые г-да Министры,

Дорогой Мевлют,

Дорогой Джават,

Коллеги, друзья,

Мы согласились провести эту внеочередную встречу на уровне министров иностранных дел астанинского процесса, чтобы обсудить весьма непростую ситуацию, которая складывается в Сирии и вокруг неё.

Мы считаем необходимым в срочном порядке согласовать коллективные меры в рамках созданного нами более года назад «астанинского формата» с целью продолжения в этих очень сложных условиях движения Сирии к миру и нормализации. Мы все движимы желанием помочь этому процессу. Рассчитываю сегодня обсудить ситуацию, которая сложилась в Сирии «на земле», а также новые дополнительные шаги, которые будут способствовать закреплению позитивных тенденций, в том числе, в контексте решений Второго Саммита президентов России, Ирана и Турции, который состоялся 4 апреля в Анкаре.

Астанинский процесс – это пример того, как при наличии политической воли можно решать, казалось бы, неразрешимые проблемы. За год с небольшим в Астане было проведено 8 международных встреч высокого уровня по Сирии, в которых наряду с тремя странами-гарантами – Россией, Ираном и Турцией - принимали участие представители Правительства Сирии, вооруженной оппозиции, наблюдатели от Иордании, США, спецпосланник Генерального секретаря ООН по Сирии С.де Мистура и его заместитель. Достигнутые в ходе этих мероприятий договоренности легли в основу мер, которые помогли снизить уровень насилия в стране, способствовали нормализации гуманитарной ситуации в стране, хотя в целом она ещё требует дополнительного внимания, созданию условий для начала возвращения домой беженцев и внутренне перемещенных лиц, началу восстановления экономики.

Появились реальные перспективы для активизации процесса межсирийского урегулирования. Особое значение для создания этих условий имели итоги Конгресса сирийского национального диалога, состоявшегося по инициативе президентов России, Ирана и Турции 30 января в Сочи.

Как показывают события последних недель, мир в Сирии не всем, наверное, нужен. Каждый раз, когда в сирийском урегулировании появляется надежда, по ней наносится удар. Мы вынуждены констатировать продолжающиеся попытки помешать налаживанию диалога между сирийцами, формированию конституционного комитета, решение о создании которого было принято делегатами Конгресса сирийского национального диалога и получило четкую поддержку со стороны Генерального секретаря ООН А.Гутерреша и его специального посланника по Сирии С.де Мистуры, который принимал непосредственное участие в Конгрессе.

Однако получается, что пока мы с вами вместе создаем и строим, некоторые наши коллеги пытаются разрушить результаты совместных и конструктивных усилий, не останавливаясь перед нарушениями международного права, какой и была американо-британо-французская акция против Сирии 14 апреля. Нанесенные тогда по суверенному сирийскому государству ракетные удары не только серьезно обострили обстановку в этой стране и на международной арене, но и нанесли существенный вред перспективам скорейшего продвижения по пути мирного урегулирования. По сути дела, инициаторы данной акции своими действиями подтвердили, что для них заявления в поддержку суверенитета, независимости и территориальной целостности Сирии всего лишь слова, которые должны, судя по всему, прикрывать планы переформатирования Ближнего Востока и планы по разделу Сирии на части.

Уверен, что Россия, Иран и Турция, подтверждая нашу поддержку этим основополагающим принципам Устава ООН, искренне заинтересованы в том, чтобы Сирия оставалась единым государством, в котором все этнические и конфессиональные группы получают равные права и могут жить в мире между собой и со всеми своими соседями без какой-либо угрозы для международных границ в этом очень важном для судеб мира регионе.

Сегодня нам необходимо помочь сирийцам завершить зачистку страны от террористов, возвести мосты национального примирения и восстановить разрушенное. Все мы помогаем Правительству Сирии в том, чтобы это всё произошло как можно скорее.

Попытки вновь дестабилизировать обстановку, поощрить экстремистов на продолжение вооруженной борьбы, выдвигать предварительные условия для диалога, которые абсолютно не отвечают требованиям резолюции 2254 СБ ООН, наподобие тех, которые мы слышим из уст некоторых оппозиционеров, поддерживаемых нашими западными партнерами, абсолютно неприемлемы. Это будет означать приглашение к разделительным линиям внутри Сирии, против чего мы и выступаем.

Надеюсь, что сегодня мы сможем откровенно рассмотреть все эти вопросы, а по итогам наших переговоров согласовать общую позицию в развитие тех документов, которые принимались лидерами наших стран и на нашем уровне в ходе предыдущих встреч.

Иран. Турция. РФ > Внешэкономсвязи, политика > mid.ru, 28 апреля 2018 > № 2588820


Россия. Кипр > Внешэкономсвязи, политика > mid.ru, 27 апреля 2018 > № 2588814 Сергей Лавров

Выступление Министра иностранных дел России С.В.Лаврова в ходе совместной пресс-конференции по итогам переговоров с Министром иностранных дел Республики Кипр Н.Христодулидисом, Москва, 27 апреля 2018 года

Уважаемые дамы и господа,

Мы провели конструктивные и доверительные переговоры с моим коллегой Министром иностранных дел Республики Кипр Н.Христодулидисом.

Кипр – важный партнер России в Восточном Средиземноморье и в целом на Европейском континенте. У нас действительно очень добрые и дружественные отношения, опирающиеся на исторические связи и духовную близость.

Приветствовали динамичное развитие связей в политической, торгово-экономической, культурно-гуманитарной, правоохранительной областях. Предметно проанализировали ход выполнения договоренностей, достигнутых в ходе визита Президента Республики Кипр Н.Анастасиадиса в Российскую Федерацию в октябре прошлого года.

В частности, отметили продолжающийся рост товарооборота благодаря активной работе Межправительственной комиссии по экономическому сотрудничеству. Говорили о том, что подписанная в ходе визита Президента Республики Кипр Н.Анастасиадиса Совместная программа действий между Российской Федерацией и Республикой Кипр на 2018-2020 гг. также способствует активизации практических результатов межведомственных контактов.

У нас активно пополняется договорно-правовая база. Целый ряд подписанных договоров и соглашений вступили в силу, а над другими работа продолжается.

Мы подробно обсудили перспективы возобновления переговоров по кипрскому урегулированию. Россия привержена выполнению всех резолюций СБ ООН, которые были приняты с целью найти выход из этого затянувшегося конфликта.

В ходе переговоров мы отметили, что существующую систему внешних гарантий безопасности Кипра считаем устаревшей, не отвечающей современным реалиям и нынешнему международно-правовому статусу Республики Кипр. По нашему мнению, наиболее эффективными мерами обеспечения независимости, суверенитета и территориальной целостности объединенного Кипра были бы гарантии со стороны Совета Безопасности ООН.

С обеих сторон была подтверждена приверженность сохранению мандата и параметров действий Вооруженных Сил ООН на Кипре, в том числе в связи с предстоящим летом этого года очередным продлением мандата этой миротворческой операции.

Мы также обсудили целый ряд других вопросов, включая нынешнее состояние отношений между Россией и Европейским союзом, которое ни нас, ни киприотов не удовлетворяет. Мы ценим позицию Никосии в пользу нормализации этой ситуации.

В отношении украинского кризиса. Нет другой альтернативы кроме добросовестного и последовательного выполнения Минских договоренностей, которые были закреплены резолюцией СБ ООН. Мы в очередной раз подтвердили нашу заинтересованность в том, чтобы лидеры Евросоюза, прежде всего, Германии и Франции как участники «нормандского формата» оказали соответствующее воздействие на киевские власти.

По Сирии у нас общая позиция – необходимо выполнять резолюцию 2254 СБ ООН. Мы рассказали об усилиях, которые Россия вместе с Ираном и Турцией предпринимает в рамках астанинского процесса в контексте недавнего проведения Конгресса сирийского национального диалога в Сочи, чтобы создать максимально благоприятные условия для начала выполнения этой резолюции. Эти усилия направлены на начало выполнения решений СБ ООН, которые были серьезно затруднены в результате неправомерных, нарушающих международное право ударов, которые нанесли США, Великобритания и Франция 14 апреля по Сирии под предлогом применения химического оружия сирийским Правительством. Мы за то, чтобы любые обвинения в применении химического оружия где бы то ни было рассматривались на прочной международно-правовой и юридически обязывающей основе, в частности, в ОЗХО. В этой связи, как вам известно, обвинения, которые некоторые наши западные коллеги выдвинули в адрес сирийского Правительства в связи с якобы примененным им химическим оружием 7 апреля в Восточной Гуте в г.Дума, были предметом вчерашнего брифинга в Гааге, организованного российской и сирийской сторонами с участием живых свидетелей тех событий, подтвердивших их постановочный характер. Мы признательны тем странам Евросоюза, среди которых была Республика Кипр, которые направили своих представителей на этот брифинг.

У нас с Кипром общая заинтересованность в урегулировании и других конфликтов в регионе Ближнего Востока и Северной Африки, в том числе, чтобы нормализовать и стабилизировать ситуацию во всем этом регионе, создать условия для активного торгово-экономического сотрудничества, в частности, в Восточном Средиземноморье.

Я очень доволен переговорами. Уверен, что они помогут нам двигаться поступательно по пути реализации всех договорённостей, достигнутых на высшем уровне.

Россия. Кипр > Внешэкономсвязи, политика > mid.ru, 27 апреля 2018 > № 2588814 Сергей Лавров


Россия. Китай. ШОС > Внешэкономсвязи, политика > mid.ru, 24 апреля 2018 > № 2588813 Сергей Лавров

Выступление и ответы на вопросы СМИ Министра иностранных дел России С.В.Лаврова по итогам заседания СМИД ШОС, Пекин, 24 апреля 2018 года

Завершилось заседание Совета министров иностранных дел Шанхайской организации сотрудничества (СМИД ШОС). Главное внимание было уделено подготовке к саммиту ШОС, который состоится в китайском Циндао 9-10 июня. Это будет первый саммит, в котором ШОС будет действовать уже в составе 8 членов, учитывая, что к нам присоединились Пакистан и Индия. Их приняли в члены ШОС на прошлогоднем саммите в Астане, а в Циндао они впервые будут уже полноправными участниками.

Мы констатировали, что процесс расширения ШОС и вхождения наших индийских и пакистанских коллег в совместную работу идёт успешно. Предстоит ещё немало сделать, но мы понимаем, что наши новые коллеги адаптируются весьма неплохо.

Второй вопрос, который мы обсуждали, это повестка дня саммита в Циндао. Приняты за основу ключевые документы, прежде всего, декларация саммита ШОС, которая будет охватывать все основные направления практического сотрудничества организации и ключевые международные вопросы. Особое внимание в декларации и в сегодняшней дискуссии мы уделили международной деятельности Организации по продвижению принципов уважения суверенитета, территориальной целостности, невмешательства во внутренние дела других государств, мирного урегулирования кризисов и конфликтов. Эта работа приобретает особое значение перед лицом попыток подорвать процессы формирования полицентричного, демократического миропорядка, которые мы наблюдаем со стороны США и их союзников. Последний пример – это агрессивная акция против Сирийской Арабской Республики. В принятом по итогам сегодняшнего министерского заседания коммюнике этой акции дана принципиальная оценка.

Мы также рассмотрели дальнейшие усилия ШОС по борьбе с новыми вызовами и угрозами. Подготовлена для одобрения лидерами государств в Циндао Программа действий по борьбе с терроризмом, сепаратизмом и экстремизмом на 2019-2021 гг. На завершающей стадии находится работа по подготовке антинаркотической стратегии ШОС. Сегодня мы высказались в поддержку активизации деятельности региональной антитеррористической структуры ШОС, которая делает весьма полезную работу.

В контексте борьбы с экстремизмом и наркотрафиком особое внимание мы уделили ситуации в Афганистане и вокруг него. Всех тревожит укрепление экстремистов, прежде всего из т.н. «Исламского государства», которые проникают в эту страну из Ирака, Сирии и достаточно прочно пытаются обосноваться особенно в северных районах Афганистана, то есть на границах с нашими союзниками по ОДКБ. Это требует, безусловно, активизации нашей работы по пресечению конфликтных проявлений с территории Афганистана и содействию политическому урегулированию афганского кризиса.

Мы высказались в поддержку итогов Ташкентской конференции по Афганистану, которая состоялась в конце марта в столице Узбекистана, в ходе которой все участники разделили призыв к началу прямых переговоров между афганским правительством и Движением талибов, не допуская при этом попыток игиловцев вовлечь в свои ряды отдельных представителей талибов.

Была подтверждена линия на активное участие в этих усилиях всех соседей Афганистана. Мы продвигали такой подход в рамках встреч в «московском формате». ШОС представляет собой очень удобную естественную площадку для содействия процессам афганского урегулирования, потому что в качестве членов или наблюдателей в неё входят сам Афганистан и все его соседи. В этом контексте участники сегодняшних дискуссий приветствовали возобновление работы Контактной группы ШОС-Афганистан. Её очередная встреча состоялась в Москве осенью прошлого года, а следующая планируется здесь, в Пекине, в середине мая.

Особое внимание на данном этапе мы уделяем процессам экономического взаимодействия. У нас в ближайшее время предстоит подписание соглашения о сотрудничестве между ЕАЭС и его государствами-членами с одной стороны, и Китайской Народной Республикой с другой. Это событие идёт в русле продвижения Концепции сопряжения процессов евразийской экономической интеграции и китайской инициативы «Один пояс, один путь». А в более широком плане речь идёт, конечно же, о формировании проекта «Большой Евразии», Большого евразийского проекта, о котором говорил Президент России В.В.Путин ещё в 2016 г. на саммите Россия-АСЕАН.

Международные связи ШОС развиваются и расширяются. Секретариат ШОС установил рабочие отношения, подписав соответствующие документы, с ООН, АСЕАН, ОДКБ, СНГ. В ближайшее время ожидается подписание меморандума о сотрудничестве с ЮНЕСКО и «дорожной карты» по дальнейшему развитию партнёрства ШОС с АСЕАН.

Основные итоги нашего сегодняшнего заседания отражены в информационном сообщении, которое, по-моему, уже распространяется.

Вопрос: Выполняет ли ШОС роль сдерживающего фактора в отношении Запада экономически и политически? Какова вероятность перехода или расширения сотрудничества стран-участниц на военный уровень?

С.В.Лавров: Мы не занимаемся сдерживанием, а отстаиваем принципы международного права в политической, военно-политической и экономической сферах. Они, как я уже сказал, требуют безусловного уважения суверенитета, территориальной целостности всех государств, требуют отказа от попыток вмешиваться в их внутренние дела с чьей-либо стороны и концентрации исключительно на мирном характере урегулирования любых споров, конфликтов.

ШОС занимается сотрудничеством по военной линии. Как вы знаете, параллельно с заседанием Совета министров иностранных дел, в котором я принимал участие, здесь прошло заседание Совета министров обороны ШОС, в котором участвовал Министр обороны Российской Федерации С.К.Шойгу. Основные усилия наших военных коллег в тесной координации с нами и под руководством глав-государств сосредоточены на повышении готовности ШОС и всех её членов отражать террористические, экстремистские и прочие угрозы территориальной целостности, суверенитетам и законным интересам наших стран. Всё для того, чтобы эта работа была максимально эффективной, делается. Уверен, что дополнительные усилия будут приложены.

Вопрос: Обсуждался ли вопрос послевоенного восстановления Сирии в плане координации усилий стран ШОС в этом направлении? Есть мысли восстанавливать Сирию, в том числе посредством нового банка развития БРИКС.

С.В.Лавров: Я не слышал о том, чтобы новый банк развития БРИКС принимал к рассмотрению подобного рода проекты. Мы знаем, что совсем недавно в Ялте прошёл международный экономический форум, где участвовала делегация Сирии, которая представила перечень потребностей страны в восстановительных вопросах с точки зрения внешнего содействия, участия в этих процессах. Но, как я понимаю, до практического предметного рассмотрения этих задач пока ещё не созрели условия. Мы должны, конечно же, завершить антитеррористическую работу в поддержку сирийского Правительства на территории Сирии, решать первоочередным образом гуманитарные задачи и задачи восстановления базовой инфраструктуры обеспечения жизнедеятельности.

Что касается экономического восстановления, то это займёт какое-то время. Я убеждён, что здесь нам всем нужно действовать исходя из интересов сирийского народа и при полном уважении суверенитета и территориальной целостности Сирии. Говорю об этом потому, что целый ряд стран откровенно взял курс на развал Сирии. США, я уже об этом не раз говорил, клятвенно нас заверяли, что их единственная цель – изгнать из Сирии террористов, победить т.н. «Исламское государство». Но вопреки своим заявлениям, в том числе Президента Д.Трампа, на практике США активно обустраиваются на восточном берегу Евфрата и не собираются оттуда уходить, создают там местные органы власти. Их к этому, кстати, активно поощряет Президент Франции, который недавно заявил, что США не должны уходить из Сирии и что американская коалиция должна там оставаться, пока они не создадут в этой стране порядок, который устраивает западные страны. Конечно, это очевидное вмешательство во внутренние дела, нарушение всех мыслимых норм международного права и приличий. Очень надеюсь, что по итогам наших контактов с французскими коллегами мы всё-таки внесём какую-то ясность в то, каким образом мы будем взаимодействовать по сирийскому урегулированию, чтобы соблюдать все правила и нормы международного права и Устава ООН.

Вчера, как вы знаете, между президентами России и Франции состоялся телефонный разговор, в ходе которого Президент России В.В.Путин изложил наши подходы и подтвердил готовность согласовывать позиции с французскими партнёрами. Мы к этому открыты.

Говоря о восстановлении Сирии, конечно, нас очень тревожит громогласно заявленная позиция Запада о том, что они не будут оказывать никакой помощи тем районам, которые находятся под контролем сирийского Правительства. «Лакмусовой бумажкой» станет открывающаяся на этой неделе в Брюсселе конференция по вопросам помощи и содействия Сирии. Посмотрим, как организаторы этой конференции, прежде всего Евросоюз, другие западные страны, участники будут себя позиционировать относительно предстоящих задач по восстановлению сирийской экономики и сирийского хозяйства.

Вопрос: В Торонто прошёл саммит глав МИД «Большой семёрки», на котором опять объявили о возможных санкциях в отношении России и рассказали о том, что создают специальную группу по изучению поведения России. Как Вы можете это прокомментировать?

С.В.Лавров: Видимо, серьёзных проблем, которые они могут решить в своём кругу, у них на повестке дня не осталось. Основные вопросы, которые затрагивают и которые важны для международной экономической жизни, международного сообщества в целом обсуждаются в других форматах. Политические вопросы, военно-политические вопросы обсуждаются в Совете Безопасности и в целом в ООН. Экономические вопросы, конечно, не могут решаться вне рамок «Группы двадцати», где участвуют наряду с «семёркой» все страны БРИКС и многие наши единомышленники.

Что касается итогов встречи министров иностранных дел в Торонто, то, конечно, русофобская подоплёка там очевидна. К сожалению, по этой русофобской, очень скользкой линии пошли и те страны «семёрки», которые заверяют нас в том, что они не разделяют попыток изолировать Россию.

Будем отстаивать свои позиции и терпеливо ждать, пока наши партнёры осознают абсолютную тупиковость и бесперспективность подобных действий.

Россия. Китай. ШОС > Внешэкономсвязи, политика > mid.ru, 24 апреля 2018 > № 2588813 Сергей Лавров


Россия. Китай > Внешэкономсвязи, политика > mid.ru, 23 апреля 2018 > № 2588812 Сергей Лавров

Выступление и ответ на вопрос СМИ Министра иностранных дел России С.В.Лаврова в ходе совместной пресс-конференции по итогам переговоров с членом Государственного совета, Министром иностранных дел КНР Ван И, Пекин, 23 апреля 2018 года

Уважаемые дамы и господа,

Мы провели очень содержательные и полезные переговоры, которые стали логическим продолжением нашей недавней встречи в Москве, когда член Государственного совета, Министр иностранных дел КНР Ван И посетил нашу столицу с визитом.

Сегодня в центре внимания у нас была подготовка к визиту Президента России В.В.Путина в Китай, который планируется приурочить к заседанию Совета глав государств-членов ШОС в июне этого года в Циндао.

Мы констатировали беспрецедентно высокий уровень российско-китайских отношений, которые по праву характеризуются как всеобъемлющее партнерство и стратегическое взаимодействие. В деталях обсудили текущее состояние и перспективы продвижения двустороннего взаимодействия, включая целый ряд практических вопросов.

При вас мы подписали очередной ежегодный План консультаций между министерствами иностранных дел, который предусматривает проведение в текущем году многочисленных встреч на уровне заместителей министров и директоров профильных департаментов для обсуждения широкого спектра актуальных тем мировой и региональной повестки дня.

Мы говорили о предстоящем завтра заседании Совета министров иностранных дел государств-членов ШОС. Большое внимание уделили тематике деятельности Организации в целом. Мы едины в том, что после расширения ШОС за счет принятия в полноправные члены Индии и Пакистана, Организация усилила свою роль в международных делах. Отметили высокий уровень двустороннего взаимодействия России и Китая в рамках ШОС.

Обсудили также вопросы дальнейшего развития таких форматов, как БРИКС и РИК.

Обстоятельно рассмотрели ситуацию вокруг Корейского полуострова, где в последние месяцы наблюдаются позитивные подвижки. Россия и Китай исходят из того, что происходящее во многом отвечает положениям российско-китайской «дорожной карты» корейского урегулирования. Считаем необходимым, чтобы все вовлеченные стороны синхронно делали шаги навстречу друг другу, не предпринимали каких-либо провокационных действий. Договорились всемерно способствовать именно такому развитию событий.

Обменялись мнениями по обстановке в Сирии. С обеих сторон дана крайне негативная оценка ракетной атаке США и их союзников по территории Сирии как грубейшего нарушения международного права. Высказались в пользу проведения тщательного, объективного и без давления извне расследования миссией ОЗХО инцидента с предполагаемым использованием химических веществ в г.Дума. Подчеркнули безальтернативность политико-дипломатического урегулирования сирийского кризиса. Условились наращивать двустороннюю координацию на данном направлении, в том числе в СБ ООН.

Мы «сверили часы» по ситуации вокруг СВПД по иранской ядерной программе. Отметили безусловную важность сохранения договоренностей, которые были зафиксированы в резолюции 2231 СБ ООН. Мы против их пересмотра. Считаем очень контрпродуктивным пытаться свести на нет многолетние международные усилия, которые предпринимались в рамках «шестерки» плюс Иран. Будем препятствовать тому, чтобы эти договоренности были подорваны.

В целом итоги переговоров подтвердили наш обоюдный настрой на укрепление российско-китайского внешнеполитического взаимодействия. Я хотел бы выразить признательность члену Государственного совета, Министру иностранных дел КНР Ван И и всем нашим китайским друзьям за гостеприимство.

Вопрос: Каковы отголоски происходящего в мире для собравшихся в Пекине в этом году? Накаляется обстановка в Сирии, США, возможно, в одностороннем порядке выйдут из ядерного соглашения по Ирану. Как это отражается на ШОС, ее отдельных членах?

С.В.Лавров: Вы широко сформулировали свой вопрос. В мире в целом ситуация нас не очень радует. Как сказал мой коллега и как мы неоднократно говорили, наблюдаются попытки подорвать устойчивость международного порядка, который опирается на Устав ООН, принимаются попытки вершить суд, следствие, выносить приговоры за пределами Устава ООН. Это неприемлемо. Мы об этом четко сказали вместе с КНР в Совете Безопасности, когда голосовали по соответствующим проектам резолюции. В национальном качестве наши представители также такие заявления сделали.

Мы наблюдаем за происходящим в Сирии с большой тревогой. Ровно в тот момент, когда обозначился коренной перелом уже не просто с ИГИЛ, а с остатками террористов, когда был освобожден от экстремистов очень крупный пригород Дамаска Восточная Гута, и что немаловажно, когда наметились реальные возможности в самое ближайшее время начать работу конституционной комиссии в соответствии с решениями Конгресса сирийского национального диалога в Сочи (КСНД), была осуществлена провокация под предлогом использования химического оружия. Не дожидаясь, когда инспекторы ОЗХО прибудут на место, на фоне многочисленных свидетельств того, что все это было постановочным спектаклем, были нанесены удары. Для всех беспристрастных наблюдателей должно быть очевидным, что тем самым пытались сорвать расследование по линии инспекторов ОЗХО и подорвать позитивные тенденции, которые во многом по инициативе стран-гарантов астанинского процесса (России, Ирана и Турции) стали укрепляться на треке сирийского урегулирования. Я уверен, что правда пробьет себе дорогу. Даже те страны, которые произнесли слова поддержки и понимания той абсолютно неправомерной акции, которую предприняли США, Великобритания и Франция, сделали это вынужденно. Большинство из них прекрасно понимает, что это неприемлемый способ решать серьезнейшие международные кризисы. Ближайшая задача – обеспечить, чтобы инспекторы ОЗХО завершили свою работу и сделали это без давления извне, а точнее, не поддаваясь этому давлению, потому что давление на них оказывать пытаются. Мы будем настаивать, чтобы инспекторы посетили все места, которые связаны с т.н. «новостями» о предполагаемой химической атаке, включая то место, где было снято знаменитое видео, когда мальчиков обливали водой, а потом эти мальчики, вполне здоровые, в хорошем настроении, уже были в мирной жизни продемонстрированы мировой общественности. Пока инспекторы ОЗХО это место не посетили, равно как госпиталь и освобожденные сирийскими войсками при нашей поддержке лаборатории, в которых боевики до самого ухода из Восточной Гуты занимались подготовкой к осуществлению химических атак. Все это не должно остаться вне поля зрения инспекторов ОЗХО. Мы будем этого добиваться.

Что касается СВПД по иранской ядерной программе, то, как я уже сказал, у нас с КНР единая позиция. Этот документ был одобрен высшим органом, отвечающим за поддержание мира и безопасности – Советом Безопасности ООН. Пересматривать такие договоренности недопустимо, иначе это будет попытка ревизовать одно из самых больших достижений международной дипломатии последнего времени. Мы с КНР будем всячески противодействовать этому, чтобы не допустить подобного крайне опасного развития событий.

Россия. Китай > Внешэкономсвязи, политика > mid.ru, 23 апреля 2018 > № 2588812 Сергей Лавров


Россия. Весь мир > Внешэкономсвязи, политика > mid.ru, 20 апреля 2018 > № 2588878 Сергей Лавров

Интервью Министра иностранных дел России С.В.Лаврова МИА «Россия сегодня», Москва, 20 апреля 2018 года

Вопрос: Сергей Викторович, Вы говорили, что у России есть неопровержимые доказательства – не «хайли лайкли», как это сейчас принято у англичан, а неопровержимые - того, что т.н. химатака в Думе, под Дамаском, была инсценирована одной страной, которая рвется в первые ряды русофобов. Эту страну назвал позже руководитель Департамента информации и массовых коммуникаций Министерства обороны России И.Е.Конашенков, сказав, что речь идет о Великобритании. Не будем же мы уподобляться англичанам, обвиняя кого-то, не предоставляя доказательств? Когда и какие доказательства мы готовы предоставить против Великобритании?

С.В.Лавров: Доказательств уже в принципе в избытке. Начать с того, что на видео, с которого все началось и которое стало, наверное, главным поводом, предлогом для той лихорадочной атаки, которую соорудили американцы, англичане и французы, нанеся бомбовые удары по объектам производства и складирования химического оружия, как они сказали (наверное, даже обывателю понятно, что если ты знаешь, где находится склад химического оружия, то бомбить его означает лишь одно - создать гуманитарную катастрофу для тех, кто живет в округе), было прекрасно видно, как люди, ничем не защищенные (только некоторые из них были в марлевых повязках), поливают водой мальчиков, каких-то взрослых людей.

Наши военные, когда освободили эту часть Восточной Гуты, нашли двух врачей, которые работали в этом госпитале. Они показали самих себя на видео, рассказав, как ворвались какие-то люди, стали кричать, что химическая атака и надо срочно всем обливаться водой. Это честно было сказано врачами, не скрывавшими своих лиц, назвавшими свои имена.

К слову, недавно я смотрел «Евроньюс», там показывали женщину, у которой и лицо, и тело были закрыты, оставалась только узкая щелочка для глаз. Она не называла своего имени, держала за руку каких-то двух мальчиков, сказала, что это ее дети, которые также оказались в ситуации, когда у них заболела голова, им не нравился запах. Она стала принюхиваться, ей тоже этот запах не понравился. Она завершила свое выступление фразой, что потом уже муж довез детей до врача. Сразу приходит в голову вопрос, а нельзя ли с этим врачом побеседовать, узнать, как зовут эту женщину, кто ее дети и так далее. Поэтому информацию, которую мы видим, надо очень тщательно анализировать особенно сейчас, чтобы нас не держали за «новичков».

Кроме того, совсем недавно наше Министерство обороны, освободив Думу, обнаружило склад химических веществ, произведенных в том числе в Германии, а также в Портон-Дауне, в том самом городе Солсбери. Сейчас специалисты проводят анализ того, что там было обнаружено. Помимо всего прочего, никто не скрывает, что инсценировка, снятая на упомянутом выше видео, была организована «Белыми касками». А «Белые каски» работают исключительно на территориях, которые контролируют боевики, включая таких террористов, как «Джабхат ан-Нусра». Они уже приложили руку к «состряпыванию» такой же провокации год назад в Хан-Шейхуне, и они - это тоже не секрет - финансируются в том числе Великобританией, США и рядом других западных стран.

Все это было нами достаточно конкретно и развернуто предъявлено на заседании Исполнительного совета ОЗХО и в СБ ООН. В ответ мы слышим только одно: попытки обвинять Британию в том, что она могла что-то не так сделать, выходят за все рамки, это невозможно даже обсуждать, потому что такого не может быть.

Я надеюсь, что все разумные люди видят разницу в аргументах, разницу в том, какие факты выкладываются на стол, а какие - вообще не предъявляются.

Вопрос: Сейчас в Сирии находится миссия экспертов ОЗХО. Какой самый честный доклад можно ожидать? На какой самый честный доклад Вы надеетесь?

С.В.Лавров: Осетрина не бывает второй свежести. Если доклад будет просто честным, этого уже будет достаточно. Мы, конечно, озабочены тем, как целый ряд игроков пытается воспрепятствовать деятельности ОЗХО. Мы не сомневаемся, что в ОЗХО в Гааге и в ее выездных миссиях работают высокие профессионалы. Но мы также не можем исключать (этому есть свидетельства), что этих экспертов, честных ученых пытаются использовать в политических целях. Миссия поехала в Сирию, прибыла в Бейрут и должна была уже на утро пересекать границу с Сирийской Арабской Республикой, где их ждали консульские представители сирийского МИД для выдачи виз. В тот момент они не смогли выдвинуться, потому что начались удары. Кому-то очень не хотелось, чтобы они своевременно попали в тот район, о котором идет речь. Сейчас они находятся в Дамаске, через пару дней рекогносцировочную миссию выпустили в район, который предстоит обследовать для того, чтобы убедиться, что там безопасно. Их сопровождали сотрудники ООН и нашей военной полиции для обеспечения охраны. В момент, когда они находились в этом районе, началась стрельба из той части города, где еще остались несколько десятков экстремистов, которые явно были предупреждены о том, кто конкретно будет туда выдвигаться и с какой целью.

Теперь мы добиваемся того, чтобы эта миссия все-таки состоялась. Тем временем, наши военные продолжают находить все больше и больше интересных предметов. В частности, в одной из квартир, находившейся на подконтрольной боевикам территории, была обнаружена канистра с химическим веществом - хлором, по-моему. Она лежала на гладко прибранной кровати. Никаких следов попадания этой канистры в комнату сверху или сбоку не обнаружилось - ее внесли через дверь, положили. Все это мы хотим предъявить экспертам ОЗХО, чтобы они не только посетили место того самого поливания водой, но и зашли в лабораторию, которую мы нашли, где обнаружены химические вещества, произведенные в Европе, посетили квартиру, где лежит эта бочка с хлором. Там есть, что посмотреть. Я очень надеюсь, что профессионализм возьмет верх. Мы готовы были с самого начала вести профессиональный разговор с ОЗХО и со всеми нашими западными коллегами.

Я упоминал, что на ранней стадии нынешнего противостояния на химической почве и французы, и американцы интересовались, нельзя ли им направить своих экспертов вместе с нашими, чтобы посмотреть, наряду с экспертами ОЗХО, что же там все-таки произошло. Когда мы сказали, что готовы и сирийское Правительство будет готово поддержать, вместо того чтобы реализовать эту договоренность, были нанесены удары. Так что посмотрим. Конечно, мы ждем честности от экспертов, в случае с Сирией, и в случае с Солсбери. Там расследование тоже продолжается.

Вопрос: О Солсбери мы ещё поговорим. Ещё пара вопросов по Сирии. А могут ли экспертам что-то подбросить, посыпать вокруг них, предложить забрать это с собой и протестировать? Возможно ли это?

С.В.Лавров: Я надеюсь, что эксперты все-таки дорожат своей репутацией и будут начеку. Ничего исключать нельзя, учитывая, что методы, которые используют сейчас наши западные партнеры, – это методы из серии «ниже пояса». Не хочу ничего исключать, но и никого ни в чем обвинять без причин не хочу.

Вопрос: А эмоционально, по-человечески, что Вы испытали, когда увидели этого мальчика Хасана Диаба - одиннадцатилетнего ребенка, на которого вдруг набросились взрослые дяди, стали поливать холодной водой из шланга, потом что-то прыскать в рот, запугивая его? Об этом сам рассказывал его отец. Как Вы по-человечески все это восприняли?

С.В.Лавров: Я себя ощутил К.С.Станиславским и захотел крикнуть: "Не верю!". Но если брать уже более утончённые человеческие чувства, то, конечно, отвратительно, когда детей используют в столь грязных затеях.

Вопрос: У Вас большой опыт работы, в том числе в Постоянном представительстве нашей страны в ООН. Можете себе представить, что этот мальчик, Хасан Диаб, и его отец могут появиться в Совете Безопасности и рассказать о своей истории как свидетели, либо для этого нужно их наделить дипломатическими паспортами Сирии? Услышит ли мир этих людей, ведь это ключевые свидетели, участники событий?

С.В.Лавров: Было бы полезно, и конечно, мы поддержали бы такие действия. Они должны, прежде всего, предприниматься Правительством Сирии. Наши западные коллеги часто прибегают к такого рода «включениям» в повестку дня Совета Безопасности ООН представителей «с мест», гражданского общества, когда речь идет о том, что есть свидетели того или иного действа, которое рассматривается.

Вопрос: То есть такая практика существует?

С.В.Лавров: Да. Привозят представителей различных неправительственных организаций, в разное время привозили (не припомню, из какой конкретно организации) сирийцев, иракцев, организуют видео-мосты. Так что здесь технические средства позволяют донести до членов Совета Безопасности, до членов ООН во время открытых заседаний этого высшего органа Организации точку зрения тех или иных лиц, ставших свидетелями события, о котором идет речь. Мы, кстати, хотели, и будем продолжать добиваться того, чтобы (в том числе в ситуациях, которые касаются не только Сирии) свидетели с мест происшествия имели возможность обратиться к членам СБ ООН. Но в данном конкретном случае, конечно, это дело сирийского Правительства. Мы активно поддержали бы такое предложение.

Вопрос: Во всяком случае, отец сказал, что они готовы ехать куда угодно и свидетельствовать перед кем угодно.

С.В.Лавров: Да, я слышал.

Вопрос: Так или иначе, эта провокация, инсценировка закончилась массированными ракетными ударами, и, кстати, довольно эффектным его отражением. Пожалуй, это такой первый в истории человечества эпизод. Насколько детально, точно и заблаговременно Россия получила предупреждение о готовящейся ракетной атаке? Была ли у нас возможность прочертить свои «красные линии» вокруг определенных районов? В буквальном смысле «красные линии» на карте. Сколь решительны мы были ответить, если ракеты полетят не в те районы, о которых мы предостерегали? Готовы ли мы были топить корабли неприятеля и сбивать их самолеты?

С.В.Лавров: Еще до того, как стали материализовываться планы западной «тройки» нанести удары, начальник Генерального штаба Вооруженных сил России В.В.Герасимов четко публично сказал, что если какие-то боевые действия т.н. «коалиции» нанесут ущерб российским военнослужащим, то мы будем жестко и четко отвечать. Причем, будем рассматривать в качестве законных целей не только сами ракеты, но и носители. Это было сказано четко и недвусмысленно.

Кстати, удивляюсь, как некоторые ваши западные коллеги, да и мои тоже на самом деле, и некоторые наши СМИ взялись за нашего Посла в Ливане А.С.Засыпкина, который повторил то, что сказал начальник Генерального штаба. Ему же попытались вложить в уста заявление о том, что если хоть одна ракета полетит по территории Сирии со стороны коалиции, то мы начнем топить корабли, подводные лодки и так далее. Сказано было то, о чем предупредил начальник Генерального штаба В.В.Герасимов в случае, если будет нанесен ущерб российским военнослужащим.

После этого были контакты на уровне военного руководства, генералов, между нашими представителями и командованием американской коалиции. Они были поставлены в известность о том, где у нас «красные линии», в том числе «красные линии» «на земле», географически. Результаты показывают, что они эти «красные линии» не перешли.

Что касается результатов этих обстрелов, то они ведь тоже подвергаются сомнению. Американские коллеги заявляют, что все до единой ракеты достигли целей, в том числе французские. У нашего Генерального штаба есть очень чёткая картина, мы наблюдали за всем происходящим в режиме реального времени, вживую. Мы готовы отвечать за статистику, которую представили наши военные. Если кто-то утверждает, что все 105 ракет достигли целей, пусть представит свою статистику. По крайней мере, доказательства того, что наши заявления, наши подсчеты, наша арифметика небеспочвенны будут предъявлены нашими военными, как я понимаю, совсем скоро.

Вопрос: Совсем скоро?

С.В.Лавров: Надеюсь.

Вопрос: Наши заявили, что было запущено 103 ракеты, 71 из них была сбита. Президент США Д.Трамп говорил, что он кому–то позвонил, спросил о том, долетели ли все ракеты, и на том конце провода ему ответили, что «все до единой, господин Президент». Кому он мог позвонить?

С.В.Лавров: Не знаю, кому в таких случаях звонит Президент США. Нашему Президенту звонить не приходится – ему докладывают, когда происходят подобного рода вещи. Я бы сейчас предпочел не вдаваться в тему взаимоотношений внутри американской администрации и того, как некоторые официальные лица в Вашингтоне относятся к позиции и поручениям своего Президента.

Вопрос: Мы будем поставлять С-300 в Сирию?

С.В.Лавров: Об этом сказал Президент России В.В.Путин. У нас теперь нет никаких моральных обязательств. Они были, мы обещали этого не делать еще где-то десять лет назад по просьбе наших известных партнеров. Приняли во внимание их аргумент о том, что это могло бы привести к дестабилизации обстановки, хотя средство чисто оборонительное, но, тем не менее, мы вняли просьбам. Теперь у нас такого морального обязательства нет.

Вопрос: Вы говорите, что не хотели бы обсуждать расклад внутри американской администрации, но, тем не менее, при нынешней конфигурации, когда самый чуткий «голубь» в Белом доме – это «бешеный пес» Дж.Мэттис, складывается такое положение, что недалеко и до прямого военного столкновения России с США. Сколь велик такой риск?

С.В.Лавров: Я думаю, что Министр обороны США Дж.Мэттис и председатель Объединенного комитета начальников штабов ВС США Дж.Данфорд понимают недопустимость, неприемлемость каких-либо действий, которые могут спровоцировать прямое военное столкновение России и США. Это, по-моему, настолько очевидно, что военные не могут этого не понимать, и понимают это они лучше, чем многие другие.

Когда политики пытаются «подзуживать» руководство своей страны, требуя от нее все больше конфронтации, включая материальную, то это безответственно. Они пытаются достичь своих внутриполитических целей, продолжается очень жестокая межпартийная борьба (это проявляется в Конгрессе), активно спекулируют на российском факторе, понимая, что здесь есть почва для объединения на русофобских началах. Но эта кампания все-таки выдыхается. Ее искусственно подпитывали совершенно беспрецедентными санкциями, рассчитывая, что подобного рода вещами они сподвигнут нас на принятие их условий дальнейшего развития отношений. Это как минимум недальновидно и наивно. Они ведь о чем говорят? Что они хотят хороших отношений с Россией, но для этого Россия должна признать все свои грехи и все свои ошибки. То есть они исходят из своей непогрешимости и того, что во всем, что сейчас происходит, виновата исключительно Россия, которая пошла наперекор и выступает как ревизионистская держава, ревизуя современный миропорядок. Причем под миропорядком они понимают совсем не Устав ООН, а то, что им видится необходимым для того, чтобы пытаться сохранить свое доминирование.

Я понимаю, что несколько столетий исторический Запад, как мы его называем, вершил все дела в мире по своему усмотрению. И сейчас, когда появляются центры силы в Азии, Латинской Америке да и, собственно говоря, Российская Федерация – один из важнейших игроков на мировой арене, им не нравится, что кто-то пытается отстаивать свои интересы. Причем отстаивать свои интересы мы стремимся не ультимативно, предлагаем искать баланс интересов, чтобы договариваться. А они говорят, что договариваться будут, когда мы скажем, что согласны с тем, как устроен мир по их представлению. Вот, собственно говоря, в чем дело.

Возвращаясь к вопросу о рисках военного противостояния, я исхожу на сто процентов из того, что военные этого не допустят. И этого, конечно же, не допустят ни Президент России В.В.Путин, ни, уверен, Президент США Д.Трамп. Они лидеры, которые избраны своими народами и отвечают перед ними за мир и спокойствие.

Вопрос: Такое хладнокровие и выдержка России, честно говоря, меня восхищают. Видел «холодную войну», и такое впечатление, что был бы в Кремле другой человек, все могло бы обернуться иначе, потому что такое впечатление, что провокации следуют одна за одной. Россию провоцируют, а она все время отказывается принимать эту «холодную войну», этот вид спорта. Вы говорите, что идет на спад, а у меня лично ощущение, что, наоборот, интенсифицируется, усиливается напряженность, прямая ложь становится инструментом внешнеполитической деятельности – вспомним Министра иностранных дел Великобритании Б.Джонсона. Наши партнеры не хотят слушать и даже слышать. У меня в кабинете экраны «Россия-24», «Би-Би-Си», «Си-Эн-Эн». На «России-24» крутят репортаж с одиннадцатилетним мальчиком, который поневоле стал актером в ролике и рассказывает о том, что ему дали финики, печенье и рис. Казалось бы, вскрылась эта провокация, и тут же «Би-Би-Си» крутит этот же ролик в оправдание ракетного удара, как будто бы ничего не слышит, как ни в чем не бывало. Что должно произойти, чтобы в этих условиях наступила разрядка?

С.В.Лавров: Я не сказал, что эта кампания идет на спад. Я сказал, что она выдыхается. Знаете, бежит человек стометровку или 10 тысяч метров, а лучше 42 километра и он же с каждым шагом дышит все тяжелее, но бежит. В конце концов силы его оставляют. Мне кажется, мы наблюдаем что-то похожее, хотя им, конечно, хочется (тем, кто эту русофобскую кампанию разыгрывает) наращивать темп. Но так можно (и скорее всего так и будет) надорваться.

Вы абсолютно правы. Я убежден, что реагировать нужно достойно. Мы не можем не отвечать на отъем нашей собственности, на высылку дипломатов - это не уважать себя. Но «сваливаться» в какую-то брань, в склоки, в грубость мы не собираемся и не будем этого делать - это совершенно не стиль нашего Президента. Он всегда смотрит вперед и его очень трудно, если не невозможно, вывести из себя. А пытаются сделать примерно это - выбить из колеи, из спокойствия, из уверенности, нарушить наши планы, которые мы дома должны реализовать, их огромное количество. Но повторю еще раз, когда на нас кричат, вспоминается известная мудрость «Юпитер, ты сердишься - значит, ты не прав».

Вопрос: Ну и все же, Президент США Д.Трамп, как стало недавно известно, пригласил Президента России В.В.Путина в Белый дом. Есть ли какие-то уточнения по срокам, месту встречи, повестке?

С.В.Лавров: Мы исходим из того, что Президент США Д.Трамп в телефонном разговоре (об этом уже стало известно, никакого секрета нет) такое приглашение направил, сказал, что будет рад видеть в Белом доме и встретиться в рамках ответного визита. К этой теме он пару раз возвращался, поэтому мы дали знать нашим американским коллегам, что не хотим быть навязчивыми, но и невежливыми быть не хотим, учитывая, что Президент США Д.Трамп такое предложение сделал, мы исходим из того, что он его конкретизирует.

Вопрос: И так «повисло» пока все?

С.В.Лавров: Да, ну как «повисло», слово вылетело…

Вопрос: И?

С.В.Лавров: Президент России В.В.Путин готов к такой встрече.

Вопрос: Она готовится или нет?

С.В.Лавров: Пока еще нет. Как только будет какое-то развитие, мы Вам обязательно расскажем. Но я обращу внимание на то, что Д.Трамп уже после этого телефонного разговора несколько раз в твитах и на словах говорил о том, что надо с Россией решать вопросы, что они хотят иметь с нами хорошие отношения. Это лучше, чем не иметь таковых, и только глупец думает иначе. Все это мы тоже слышим.

Вопрос: Но параллельно вице-президент М.Пенс заявил о том, что США будут добиваться военного доминирования в космосе, в том числе над Россией. Приведет ли это к гонке вооружений в космосе? Как Россия собирается отвечать на это?

С.В.Лавров: США уже многие годы являются единственной державой, которая блокирует начало переговоров по российско-китайской инициативе, которую мы внесли с китайскими коллегами на Конференции по разоружению в Женеве, о начале разработки договора о запрещении размещения оружия в космосе. Речь не идет о недопущении милитаризации космоса, потому что спутники запускаются в военных целях и нами, и американцами, и многим другими. Это отдельная вещь. Но размещать оружие в космосе было бы очень рискованно и создавало бы новые, совершенно не просчитанные, непредсказуемые угрозы. Мы с китайцами предложили заключить такой договор. Все готовы начать переговоры. Понятно, что это сложная работа, но у нас есть проект. Он достаточно глубоко проработан, мы открыты к обсуждению постатейно и к поиску формулировок, которые позволят его согласовать и вынести на подписание. Американцы пока в одиночку блокируют эту работу. Тем временем мы, прекрасно понимая опасность такого развития событий, сейчас в ожидании, когда созреют условия для начала переговоров над юридически обязывающим документом, продвигаем политическую концепцию - призыв всем заявить о том, что каждая страна не будет первой, кто выведет оружие в космос. Есть резолюция Генеральной ассамблеи ООН, которую мы вносим. Она принимается существенным большинством голосов. Американцы против и многие американские союзники уходят в воздержание при голосовании.

Но эта проблема существует. Если эти угрозы будут материализованы, нужно будет заблаговременно готовиться к действиям, которые позволят избежать худших сценариев, когда из космоса просто будут уничтожать объекты на земле. Это большая проблема. Она включает в себя и тему противоспутникового оружия. Чем скорее на Конференции по разоружению в Женеве этот разговор начнется профессионально с участием дипломатов и военных, тем, наверное, будет лучше для всего человечества без исключения.

Что касается заявления вице-президента США М.Пенса о необходимости военного доминирования в космосе, то учитывая, что США отказываются от переговоров, о которых я упомянул, это не удивительно. А доминировать у них в общем-то принято везде, не только в космосе – на земле, на суше, в воздухе. И это записано в их доктринальных документах. Так что здесь ничего удивительного нет. Но, повторю, перенос этой логики на космическое пространство, конечно, будет весьма серьезным риском для всего человечества.

Вопрос: По крайней мере, пока никаких ограничений американцы не чувствуют.

С.В.Лавров: Их нет. Юридических ограничений нет.

Вопрос: Просто работают над доминированием. Очевидно, России тоже стоит этим заниматься, поскольку нет ограничений?

С.В.Лавров: Мы видим, что делают наши американские коллеги и, конечно же, не имеем права относиться к этому «спустя рукава».

Вопрос: Вернемся к химической теме, но уже на английской почве. Эта история с «Би-Зет», как Вам эта интрига? Самая свежая информация – сообщают, что «Би-Зет» искусственно подмешали в пробы, доставленные в швейцарскую лабораторию, для того, чтобы якобы проверить профессионализм, компетентность тех, кто будет проводить анализ. Что это вообще такое?

С.В.Лавров: Это было сделано специально, чтобы проверить на профессионализм тех, кто будет проводить анализ. Не хочу вдаваться в детали, все-таки основная часть доклада была конфиденциальной, но хорошо известно, что, обратившись к ОЗХО за техническим содействием, британцы не просто дали им пробу вещества с места происшествия, но сказали «вот вам проба, найдите в ней такое-то химическое вещество». То есть, это было заказано. И эксперты ОЗХО, выполняя техническую функцию, подтвердили, что это было именно то вещество, о котором британцы им сказали. Но оно было в очень чистом виде, очень высокой концентрации, что говорит о том, что оно было впрыснуто в эту пробу буквально перед началом анализа, потому что за пару недель оно должно было подвергнуться метаболизму и было бы совсем другой консистенции.

Параллельно, по крайней мере, в швейцарской лаборатории в городе Шпиц, в пробе было обнаружено наряду с веществом, которое было заказано, и определенное количество «Би-Зет», которое относится к веществам второй категории. Согласно Конвенции о запрещении химического оружия – это менее опасное соединение нежели те, которые включены в первую категорию.

Там очень много вопросов и мы хотим получить на них ответ. Если то, что нам говорят про «Би-Зет», правда, тогда объясните. Теперь, когда такие вопросы возникают, мы бы хотели посмотреть первичные результаты анализов не только лаборатории в Шпице, но и остальных трех лабораторий, куда параллельно были направлены эти пробы.

Также стало известно, что эксперты ОЗХО брали пробы не согласно собственному разумению, а в тех местах, на которые указывали британцы.

Вопрос: Собственно, из рук британцев.

С.В.Лавров: Из рук британцев или в их присутствии. Не было никакого самостоятельного, независимого обследования медиками ОЗХО пациентов, у которых брали кровь. То есть все полагались исключительно на британских врачей. И ладно бы, если британцы были бы открыты в своих дальнейших действиях, если бы они показывали результаты своих собственных расследований, но они все держат в секрете, так же, как в свое время засекретили «дело А.Литвиненко». Материалы до сих пор засекречены.

Вопросы, безусловно, накапливаются. Мы сформулировали почти пять десятков сугубо профессиональных вопросов. В ответ нам говорят, чтобы мы сначала ответили на их вопросы. А у них он один, вернее два: «это В.В.Путин приказал сделать или это вы просто потеряли контроль над своим химическим арсеналом?» Каким химическим арсеналом? Который был уничтожен и верифицирован ОЗХО в качестве уже уничтоженного при одобрении всего мирового сообщества?

Они стали выдвигать обвинения, в том числе помощник Премьер-министра написал открытое письмо Генсекретарю НАТО. С какой стати, почему? Но в этом письме он приводит данные, которые, как они считают, должны всех убедить в правоте английских аргументов и обвинений в наш адрес. Среди прочего там сказано, что военная химическая программа в России тайно осуществлялась все нулевые годы. Уничтожалось то, что было заявлено по линии ОЗХО, но была еще тайная программа. Руководил ей (потом кто-то сказал) лично Президент России В.В.Путин. Но если это так, если они знали об этом все время, то пришли бы в ОЗХО, ударили в набат, потребовали бы, чтобы нас «пригвоздили». Они же молчали. В этом письме утверждается, что метод отравления людей путем нанесения отравляющих веществ на дверные ручки был разработан как «трейдмарк», как наша фирменная идея и было это достаточно давно. Но если они знали, что наша фирменная идея отравлять через дверные ручки, если они сразу обвинили именно нас в отравлении Скрипалей, почему же они про ручку их дома вспомнили где-то на четвертую неделю, а сначала обследовали то такси, то скамейку, то ресторан? Это нестыковка. Говорят, что чуть ли не Главное разведывательное управление Генштаба Вооруженных сил РФ годами следило за электронной почтой Ю.Скрипаль. Но чтобы такое утверждать, надо тоже следить за ее электронной почтой. Чем больше они пытаются оправдаться, тем больше вопросов возникает.

Вопрос: Если они берут пробу и позволяют себе впрыскивать туда «Би-Зет», то есть относятся к ней «фамильярно», корректность забора пробы не подтверждена, то ОЗХО оказывается в дурацком положении?

С.В.Лавров: Я не утверждаю, что они впрыскивали, что они пытались вводить в заблуждение.

Вопрос: Они ж сами сказали, что они впрыскивали «Би-Зет».

С.В.Лавров: Да, но мы хотим понять, насколько это соответствует процедурам, потому что то, что мы сейчас знаем о том, как ОЗХО была принята в Великобритании по приглашению Лондона и как Организация там работала, не вписывается в те строгие четкие процедуры, которые предусмотрены Конвенцией о запрещении химического оружия. Но мы не обвиняем. Мы задали несколько десятков вопросов. Мы хотим получить на них ответы, причем ответы взрослых и профессиональных людей. Мы хотим профессионального разговора. Может быть, придется ждать, когда появятся в британском правительстве профессионалы. Пока разговора не получается.

Вопрос: Складывается ситуация, когда С.Скрипаль сам выбрал «скользкий» путь в жизни, но Ю.Скрипаль на него точно не рассчитывала. Получается, что она поехала к отцу на несколько дней спросить благословления на замужество, а жизнь приняла совершенно другой оборот. Сейчас кто-то пишет письма от ее имени на кембриджском английском, и, в общем, человек-то пропал. Это же целая драма. Она – гражданка России. В ее планы не входило там оставаться, она сделала в квартире ремонт, у нее жених, собака, вся жизнь. Как это понять?

С.В.Лавров: Я считаю это просто возмутительным. Мы направили уже не одну официальную ноту с требованием обеспечить нам личный контакт с российской гражданкой, чтобы убедиться в том, что всё, что от ее имени говорят нам англичане, это правда. Пока у нас такой уверенности совсем нет. Вы знаете, это уже на самом деле переходит не только все этические, но и правовые границы. «Она с вами не хочет общаться, она об этом заявила». Но Ю.Скрипаль об этом не заявляла, мы этого не слышали. Она говорила по телефону со своей двоюродной сестрой Викторией где-то полторы минуты. Виктория рассказывала об этом в нескольких интервью. Она тревожилась по поводу того, как звучала Юлия. Если Юлия не хочет с нами общаться, то мы хотим, чтобы она нам это сказала сама. Во многих ситуациях, когда наши сограждане решают уехать в другую страну или попадают в беду, а мы хотим им предоставить консульскую помощь и они от нее отказываются, мы в этом убеждаемся в рамках личного свидания. Пусть это будут десять секунд, она скажет «спасибо вам большое, я не нуждаюсь в ваших услугах».

Насчет Сергея Скрипаля Вы сказали, что он сам выбрал свой путь. Он был осужден, отбывал срок где-то года четыре. И как раз тогда состоялся обмен на то, что у нас принято называть “группой Чапман” - на нескольких людей, которые шпионили в пользу США, Великобритании. Обмен состоялся, он был освобожден из заключения, переехал на свою новую родину и жил - не тужил. Если бы кто-то хотел в Российской Федерации (как сейчас говорят, что у нас у единственных был мотив) от него избавиться, отомстить, то зачем было отдавать его в обмен на наших разведчиков?

У меня много друзей-разведчиков, и я очень ценю наши отношения, очень ценю их специальность. Некоторые наши политологи, назову их так, заявляют о том, что «святое дело» устранить, ликвидировать перебежчиков. Это на самом деле оскорбительно для разведсообщества любой страны мира, потому что в любой разведке вам скажу, что если человека поменяли, то его трогать нельзя. Все, вопрос закрыт, не знаю, “рассчитался” или не “рассчитался”. И это разведчики очень хорошо знают.

Вопрос: Я не в том смысле, что его надо устранять. Он сам выбрал свой путь, он выбрал своих партнеров. И именно эти партнеры с ним сейчас делают все, что хотят. Вот это определенная стезя. Ну и «выдыхаются» ли здесь обещания?

С.В.Лавров: Здесь?

Вопрос: Вы говорили, что эта история с Думой во многом «выдыхается». А в этом случае?

С.В.Лавров: Если проанализировать, что они отвечают на наши сугубо конкретные вопросы, отметая все как выдумки, и как мантру твердят, что ни у кого нет сочетания возможностей произвести такое вещество, ни у кого нет опыта применения такого вещества в противоправных целях и ни у кого нет мотивов (что говорит Б.Джонсон), то это полное незнание предмета. Могли бы уже за месяц с лишним как-то попросить представить им профессиональные справки. Этот т. н. «новичок», эта классификация придумана не нами. Назвали его так на Западе.

Да, у нас были разработки, и один из разработчиков – В.С.Мирзаянов. Он иммигрировал в США, опубликовал эту формулу. Это вещество было запатентовано, состояло на вооружении или находилось в пользовании различных институтов биологических и химических армий США. Оно производится элементарно. Было заседание Исполнительного совета ОЗХО, и мы задали вопрос о том, как лаборатория в городе Шпиц убедилась в том, что это именно то вещество, о котором идет речь. Значит, у нее был прототип или, как это называется, маркер. Сказали, что им дали формулу. И эта лаборатория в течение нескольких дней или, может, часов синтезировала это вещество. То есть сделать его не составляет никакого труда при наличии формулы, которая была опубликована в конце прошлого века. Так что и здесь совершенно непонятно, почему уважаемым членам британского кабинета, включая Премьер-министра, никто не может эту информацию предоставить.

Вопрос: Есть еще одна тема на мировой повестке, которая широко обсуждается - предстоящий саммит двух Корей. Президент США Д.Трамп говорит, что он в ближайшие недели увидится с лидером КНДР Ким Чен Ыном. Выбирается место. Россия предлагает провести встречу на своей территории.

С.В.Лавров: Я не слышал об этом. Может, кто-то фантазирует и делает предположения. Упоминались некоторые европейские страны, Монголия, деревушка на границе демилитаризованной зоны.

Вопрос: Мы готовы предложить нашу территорию?

С.В.Лавров: Не думаю, что нам стоит активничать в этом вопросе, проявлять какую-то инициативу. Это саммит, которого, наверное, все ждут, потому что это шаг от перспективы военного кризиса, военного решения проблемы Корейского полуострова. Мы очень надеемся, что он даст старт процессу деэскалации напряженности.

По сути дела, Россия и Китай чуть меньше года назад, в июле прошлого года выдвинули идею «дорожной карты». В ней как раз и шла речь о том, чтобы сначала остановиться и начать диалог между двумя Кореями, между Северной Кореей и США и создать какую-то рамку, которая позволит обсуждать взаимные претензии и взаимные озабоченности.

Мы все хотим денуклеризации Корейского полуострова, но ее можно по-разному осуществить. То, что мы сейчас читаем об идущих внутри американской Администрации разговорах, показывает, что там много желающих сделать это быстро. Я не думаю, что быстро получится, учитывая то, что произошло или происходит вокруг иранской ядерной программы, когда договоренность сейчас подвергается огромному знаку вопроса. В мае в очередной раз Президент США Д.Трамп должен сертифицировать, что приостановка санкций будет продолжена. Если нет, тогда это будет означать выход из договоренности. Поэтому, наверное, в Пхеньяне смотрят на эту картину и примеряют ее на себя. Необходимо обязательно добиваться денуклеризации, но надо быть реалистами, это будет процесс очень непростых переговоров, потому что в обмен, особенно с учетом иранского опыта, Северная Корея захочет «непробиваемых» гарантий безопасности. В каком виде – сейчас сказать невозможно. Но и это было бы, безусловно, прекрасным решением. Но повторю, начать бы диалог и завязать его на встрече двух лидеров, а потом предстоит очень непростая работа, частью которой обязательно должна быть дискуссия более широкого плана о механизмах мира и безопасности в Северо-Восточной Азии уже с участием России, Китая, Японии, как договаривались в свое время участники «шестисторонних» переговоров.

Мы приветствуем предстоящий межкорейский саммит, который будет уже в апреле, и предстоящий в мае-июне, как сказал Президент США Д.Трамп, американо-северокорейский саммит.

Вопрос: Вы говорите о диалоге. Не чувствуете ли Вы себя старомодным в складывающихся реалиях? Д.Трамп идет на эту встречу не для диалога, а с ультиматумом. Он уже сказал, что если дело не пойдет, то я встану из-за стола и покину его. Какой диалог? А Вы романтически мыслите категориями диалога. Я понимаю, что это благородно, но насколько это близко к реальности? Он-то с ультиматумами.

С.В.Лавров: Мы не можем желать провала этой встрече. И я думаю, когда перед началом серьезного разговора, как на ринг выходят боксеры, они взвешиваются и «петушатся» друг перед другом, потом уже начинают бой, а после него обнимают друг друга, поздравляют.

Я не хочу проводить прямой аналогии, но поднять ставки перед началом серьезного разговора – это ведь не новость в мировой дипломатии. Посмотрим.

Россия. Весь мир > Внешэкономсвязи, политика > mid.ru, 20 апреля 2018 > № 2588878 Сергей Лавров


Россия. Сирия. ООН > Внешэкономсвязи, политика > mid.ru, 20 апреля 2018 > № 2588810 Сергей Лавров

Выступление Министра иностранных дел России С.В.Лаврова в ходе совместной пресс-конференции по итогам переговоров со спецпосланником Генсекретаря ООН по Сирии С.де Мистурой, Москва, 20 апреля 2018 года

Уважаемые дамы и господа,

Мы рады возможности провести очередной раунд переговоров со специальным посланником Генсекретаря ООН по Сирии С.де Мистурой и его командой. Мы встречались не так давно (в конце марта) здесь же, в Москве. С тех пор произошли достаточно серьёзные события, поэтому сегодня мы встречались в очень сложный и острый момент в развитии ситуации в Сирии и вокруг неё. Имею в виду, конечно же, последствия того, что произошло 14 апреля, когда США, Великобритания и Франция нанесли ракетно-бомбовые удары по многим объектам в САР. Как мы уже не раз говорили, это было сделано под абсолютно сфабрикованными предлогами в нарушение фундаментальных принципов международного права. Этот агрессивный акт осложнил многое, в том числе тот мандат, которым по поручению Генерального секретаря ООН занимается его спецпосланник по Сирии С.де Мистура. После сочинского Конгресса, саммита президентов России, Турции и Ирана в Анкаре 4 апреля с.г. мы очень близко подошли к тому, чтобы возобновить в Женеве реальный межсирийский диалог, прежде всего по конституционной реформе, поэтому 3 упомянутых мною страны 14 апреля бомбили не только выдуманные химические объекты, но и переговоры в Женеве.

Мы подчеркнули сегодня безальтернативность политико-дипломатического преодоления нынешнего кризиса на основе резолюции 2254 СБ ООН и решений Конгресса сирийского национального диалога в Сочи, закрепившего приверженность двенадцати ключевым принципам урегулирования. Напомню, они были изначально выдвинуты господином де Мистурой. В их основе – уважение независимости, суверенитета и территориальной целостности Сирийской Арабской Республики.

Мы подробно рассказали о наших совместных усилиях с Ираном и Турцией в качестве стран-гарантов астанинского формата. Очевидно, что, несмотря на упомянутую агрессию 14 апреля, мы все продолжаем настаивать на скорейшем запуске Конституционного комитета в Женеве при содействии господина де Мистуры и в координации с другими странами-гарантами. Исходим из того, что это должен быть ведомый и осуществляемый самими сирийцами процесс. Он должен быть основан на свободном волеизъявлении сирийского народа и направлен на принятие конституции с последующим проведением свободных выборов с участием всех имеющих на это право сирийцев под надзором ООН.

Мы с нашими друзьями из ООН едины в том, что военного решения сирийской проблемы не существует. Очевидно, что любые попытки реализовать подобный сценарий чреваты самыми негативными последствиями – как для самой Сирии, так и для региональной и международной стабильности. В этой связи мы выразили серьёзную озабоченность тем, что оппозиционеры, которые представляют т.н. национальную коалицию сирийских революционных и оппозиционных сил, призвали США, Великобританию и Францию продолжить свои военные действия агрессивного характера и распространить военную операцию на всю территорию Сирии. Это абсолютно неприемлемое заявление. Надеемся, что те, кто имеет влияние и контролирует эту группу оппозиционеров, сделают правильные выводы и призовут их к порядку.

Особое внимание мы уделили гуманитарной проблематике. Освобожденные от террористов районы Сирии продолжают возвращаться под контроль центральных властей, и им требуется содействие. Весьма важно наладить осуществление масштабных восстановительных проектов. Основная проблема заключается в том, что некоторые доноры не проявляют интерес к оказанию помощи, как только исчезает возможность извлекать из этого политические или даже военные дивиденды. Мы выразили надежду, что ООН и ее специализированные структуры не останутся в стороне от проблем и трудностей сирийского народа и будут действовать в строгом соответствии со своим мандатом.

Нам хотелось бы, чтобы ООН активнее присутствовало там, где востребована помощь в восстановлении жилья, инфраструктуры, объектов народного хозяйства. Как я уже сказал, речь идёт об освобождённых от террористов и экстремистов районах в Алеппо, Восточной Гуте, Ракке, Дейр-эз-Зоре, куда возвращаются беженцы и внутренне перемещённые лица. Вообще вопрос о наращивании ооновского присутствия в Сирии заслуживает внимания, в том числе с точки зрения сбора достоверной информации. Нас не может устраивать ситуация, когда те или иные ооновские структуры в своих докладах, публичных заявлениях основываются на сведениях, почерпнутых из чужих неооновских источников в Сирии. А это очень часто т.н. активисты и представители НПО сомнительного происхождения, которые финансируются государствами, враждебно настроенными к Дамаску. В результате складывается искажённая и пристрастная картина ситуации.

Обо всём этом мы сегодня говорили откровенно. Мы, как и наши ооновские коллеги, заинтересованы в том, чтобы максимально освободить наши общие усилия от наносного, от того, что мы называем геополитическими играми, и сконцентрироваться на коренных интересах сирийского народа в полном соответствии с резолюцией 2254, которая является основным мандатом деятельности спецпосланника Генерального секретаря ООН по Сирии С.де Мистуры.

Считаю, что сегодня был очень полезный разговор. У нас есть понимание, как преодолевать эту сложную ситуацию, и мы будем продолжать наши контакты.

Россия. Сирия. ООН > Внешэкономсвязи, политика > mid.ru, 20 апреля 2018 > № 2588810 Сергей Лавров


Россия. Австрия > Внешэкономсвязи, политика > mid.ru, 20 апреля 2018 > № 2588808 Сергей Лавров

Выступление и ответы на вопросы СМИ Министра иностранных дел России С.В.Лаврова в ходе совместной пресс-конференции по итогам переговоров с Федеральным министром европейских, интеграционных и иностранных дел Австрийской Республики К.Кнайсль, Москва, 20 апреля 2018 года

Уважаемые дамы и господа,

Прежде всего хотел бы подчеркнуть, что было очень приятно приветствовать в Москве австрийскую коллегу Федерального министра европейских, интеграционных и иностранных дел Австрийской Республики К.Кнайсль, которая впервые посещает нашу страну в качестве Министра иностранных дел.

Переговоры были подробными и охватили широкий спектр вопросов, прежде всего двусторонней повестки дня.

Обсудили состояние и перспективы двусторонних связей с учетом результатов, которые были достигнуты в ходе встречи Президента Российской Федерации В.В.Путина с Федеральным канцлером Австрийской Республики С.Курцем 28 февраля в Москве. Отметили, что, несмотря на не самую простую ситуацию в Европе, диалог между нашими государствами продолжает поступательно продвигаться в конструктивном ключе.

Мы высоко оценили достигнутый уровень взаимодействия между различными министерствами и ведомствами двух стран, парламентами, регионами России и Австрии. Приветствовали укрепление связей по линии гражданских обществ. Россия и Австрия выступают за расширение сотрудничества с опорой на хорошо зарекомендовавшие себя механизмы, включая Смешанную межправительственную комиссию по торговле и экономическому сотрудничеству, а также Российско-Австрийский деловой совет. Мы надеемся, что эти структуры проведут свои заседания в мае и июне.

Мы обсудили предстоящий пятидесятилетний юбилей начала газовых поставок из нашей страны в Австрию и выразили удовлетворение уровнем сотрудничества в области энергетики, в первую очередь в рамках совместной деятельности ПАО «Газпром» и австрийского нефтегазового концерна «ОМV».

Рассмотрели ход выполнения Декларации о партнерстве для модернизации, которая была подписана в 2011 г. В этом контексте подчеркнули обоюдную заинтересованность в продвижении масштабных инфраструктурных проектов, включая строительство ширококолейной железной дороги Кошице-Вена.

У нас традиционно большой интерес к углублению культурно-гуманитарных обменов. Приветствовали успех состоявшегося в прошлом году «перекрестного» Года туризма. Уверены, что дальнейшему упрочению взаимопонимания, развитию контактов между людьми будет способствовать проводимый в нынешнем году Год музыки и культурных маршрутов.

Обсудили мы и отношения между Россией и Европейским союзом в связи с предстоящим председательством Австрии в ЕС, которое начнется 1 июля и продлится до конца нынешнего года.

Подробно говорили о различных конфликтных ситуациях, прежде всего на Ближнем Востоке – в Сирии, о положении дел в палестино-израильском урегулировании, в других кризисных точках будь то Ирак, Ливия и Йемен.

Говорили и по украинской проблеме. Мы исходим из безальтернативности полной реализации минского «Комплекса мер». В этом контексте мы рассмотрели роль, которую играет ОБСЕ в выполнении Минских договоренностей, и возможности подкрепления этой роди через принятие резолюции СБ ООН об охране специальной мониторинговой миссии ОБСЕ (СММ ОБСЕ), проект которой, как вам известно, был внесен Российской Федерацией в СБ ООН в сентябре прошлого года.

Мы также подробно рассказали нашим австрийским коллегам о своих оценках тех сложностей, которые сохраняются на пути выполнения Минских договоренностей.

У нас с Австрией также общий интерес активизировать совместную работу по проблематике контртерроризма и проблемам незаконной миграции. Мы надеемся, что этот диалог продолжится как по двусторонним каналам, так и в рамках отношений между Российской Федерацией и ООН.

Вопрос: Наверняка Вы скажете, что тема Сирии и Украины не связаны, но санкции Евросоюза против России – это огромная нагрузка и урон экономике России. Готовы ли вы пойти на уступки, если будут смягчены санкции?

С.В.Лавров: Все в этом мире связано. Когда есть стремление заниматься геополитической инженерией, будь то на Украине или в Сирии, то мы наблюдаем эти попытки. А когда мы наблюдаем стремление эту инженерию обратить на цели сдерживания России в Европе или на Ближнем Востоке, когда наблюдаем попытки поставить под сомнение наше право иметь свои законные интересы в соседних регионах и отстаивать эти интересы, мы имеем дело с абсолютно целостной, скоординированной линией, которую часто еще называют линией, опирающейся на «солидарность». Мы с г-жой Министром сегодня тоже говорили об этой «солидарности».

На днях я прочел сообщение, что Спецпредставитель Госдепартамента США по Украине К.Волкер, будучи в Италии, давал интервью газете «Стампа». На вопрос о том, как он относится к дискуссиям, проходящим сейчас в итальянском парламенте после выборов относительно перспектив антироссийских санкций, заявил, что если Италия начнет ослаблять эти санкции, то столкнется с проблемами в Евросоюзе. Это говорит американский представитель на территории страны-члена Евросоюза, нисколько не смущаясь, берет на себя роль говорить от имени Евросоюза. Показательно. Это то, что называют «солидарностью».

Вы упомянули, что, безусловно, санкции наносят урон экономике России. Санкции – всегда обоюдоострое оружие. Я сейчас не вспомню название уважаемого института, который расположен в Вене, но он недавно опубликовал статистику, какой урон испытывает экономика Австрии и в целом Евросоюза. Там речь идет не об одном десятке миллионов долларов. Наверное, это тоже нужно учитывать.

Что касается уступок, то я хотел бы понять, о каких уступках идет речь. Вообще нормальные люди, когда о чем-то договариваются, выполняют договоренности. Если речь об Украине, то есть Минские договоренности, подписанные президентами Франции, Украины, России и канцлером ФРГ, единогласно одобренные резолюцией СБ ООН. Их надо выполнять. Мы сегодня подробно, на примерах показали г-же Министру, как мы видим препятствия, стоящие на пути этого процесса.

Если говорить о Сирии, то есть резолюция 2254 СБ ООН, в которой говорится, что эта страна должна быть единой и неделимой, надо уважать ее суверенитет и территориальную целостность. Политический процесс должен быть таким, чтобы именно сами сирийцы без какого-либо вмешательства извне определяли свою судьбу и судьбу своей страны. Вся наша деятельность нацелена именно на достижение этого результата. Мы не приемлем попыток, которые мы наблюдаем в контексте геополитической инженерии, нацелены на то, чтобы развалить Сирию, создать там на веки вечные присутствие внерегиональных сил. Это все противоречит договоренностям, о которых идет речь. Едва ли можно отступать от принципов, одобренных в СБ ООН. Об уступках здесь речь вести не очень получается.

В целом мы уже не раз говорили, что введенные против России санкции в одностороннем порядке, которые были нелегитимны, наносят ущерб всем. Но когда к нам обращаются с призывом сделать какой-нибудь жест или шаг, и тогда это даст возможность нашим доброжелателям в Евросоюзе начать процесс постепенного ослабления санкций, мы отвечаем, что не вводили их, не видим причин, по которым они бы были оправданы. Основная волна санкций была введена после того, как европейские партнёры не смогли сдержать свое слово, защитить свое поручительство под тем соглашением, которое в феврале 2014 г. было достигнуто между действующим легитимным президентом Украины и оппозицией.

Когда на следующий день состоялся антиконституционный государственный переворот, когда первым актом путчистов было принятие законопроекта о дискриминации русского языка, когда восточные области Украины и Крым отказались поддерживать такое незаконное руководство, которое пришло к власти абсолютно противоправным путем, все наши западные коллеги смирились с этим и стали поддерживать тех, кто пришел к власти через госпереворот. В отместку за то, что мы поддержали законные устремления русскоязычных жителей Украины и потребовали, чтобы их права уважались на основе тех высоких критериев, которые закреплены в универсальных конвенциях о правах человека, в Европейской Конвенции о правах человека, нас не услышали. Западные коллеги, к сожалению, солидарно заняли сторону незаконного украинского руководства, созданного путчистами. За то, что мы вступились за тех, кого хотели в этом государстве свести на уровень второразрядных граждан, нам объявили санкции.

Обсуждать никакие критерии снятия санкций мы не будем. Уступок в том, что касается переписывания Минских договоренностей, мы делать не собираемся. Тут уже упомянутый мной представитель США К.Волкер выступает с идеями, которые перечеркивают Минские договоренности, и заявляет, что инициатива России о том, чтобы миссия ОБСЕ получила охрану со стороны ООН, не отвечает задачам урегулирования. Нужно ввести пару десятков тысяч вооруженных, в том числе тяжелой техникой солдат под флагом ООН, создать там ооновскую администрацию. Вот эта администрация, опираясь на 20 тысяч штыков, будет писать закон о выборах, проводить их и т.д. То, что это не имеет ничего общего с Минскими договоренностями, ясно любому, кто хоть чуть-чуть интересовался этим вопросом. Если это считается призывом к уступке со стороны России, то тоже не получается. Тем более, что любые идеи, которые касаются выполнения Минских договоренностей, как собственно в них и предусмотрено, должны решаться напрямую между Киевом, Донецком и Луганском.

Я убежден, что период, который мы сейчас переживаем, никем не воспринимается ни в Евросоюзе, ни в России в качестве позитивного. Я не думаю, что есть какие-то дальновидные и разумные политики, которые считают этот период полезным для наших стран. Я уверен, что здравый смысл возьмет верх. Отношения между Евросоюзом и Россией, между членами Евросоюза и России будут строиться, исходя из коренных национальных интересов каждого из партнеров, а не из интересов геополитических игр, причем очень часто проецируемых извне нашего региона.

Вопрос: Австрия стремится быть посредником между Россией и Западом как в сирийском, так и других вопросах. Россия приняла это предложение? Если да, то с кем Россия хотела бы вести переговоры?

С.В.Лавров: Я не слышал, чтобы Австрия предлагала свои услуги в качестве посредника между Россией и Западом по сирийскому вопросу. В Сирии нужно только одно – посредничество между всеми сирийскими сторонами для того, чтобы усадить их за стол переговоров на основе тех принципов, которые были согласованы, и помочь им начать прямой диалог, как это предусмотрено резолюцией 2254 СБ ООН. Резолюция гласит, что переговорный процесс должен быть инклюзивным, и в нем должны участвовать делегации Правительства Сирии и всего спектра оппозиции, а вопросы политического урегулирования все сирийские стороны должны решать на основе взаимного согласия, то есть консенсуса. Я здесь не вижу поля для посредничества между Россией и Западом. Однако мы очень ценим факт активного вовлечения Австрии в усилия по созданию правильной атмосферы для выполнения решений Совета Безопасности ООН.

Мы сегодня вспоминали, как еще в более благоприятные времена шли переговоры между нами и американцами, по инициативе России и США была создана Международная группа поддержки Сирии, в которой мы сопредседательствовали с Дж.Керри и С.де Мистурой, вырабатывались важнейшие и полезные документы, которые затем легли в основу резолюции 2254 СБ ООН. Тогда Международная группа поддержки Сирии работала иногда в Вене и Женеве. Российская Федерация была среди тех, кто активно выступал за то, чтобы встречаться именно в столице Австрии, которая одновременно является и одной из столиц ООН в Европе. Эти возможности Вены сохраняются. Как мы сегодня подчеркнули, это не только географическое расположение, которое для всех приемлемо, и политический контекст, учитывая, что в Вене расположены представительства крупных структур ООН, это еще и атмосфера, которая во многом создается традициями политики нейтралитета, которую Австрийская Республика исповедует, и которая завоевала очень высокую репутацию для страны. Австрия всегда воспринимается как честный брокер. Я убежден, что на нынешнем этапе сирийского урегулирования, когда честных брокеров не хватает, Австрия вполне может помочь усилиям, которые мы все предпринимаем под эгидой ООН и С.де Мистуры, с которым мы сегодня во второй половине дня будем встречаться здесь же.

Вопрос: США вчера заявили, что планируют упростить правила экспорта оружия, чтобы таким образом снизить зависимость своих партнёров от России и Китая в этом вопросе. Ранее на этой неделе помощник Госсекретаря США по делам Европы и Евразии У.Митчелл предостерегал Анкару, что она рискует попасть под американские санкции, если сделка по С-400 между Турцией и Россией будет реализована. Как бы Вы могли прокомментировать эти заявления Вашингтона? Является ли это попыткой вытеснить Россию со всех рынков? Какой ответ у нас будет на эти действия?

Как бы Вы могли прокомментировать вчерашнее заявление Госдепартамента США о том, что у них есть доказательства препятствования России и Сирии доступу инспекторов ОЗХО в сирийский город Дума?

С.В.Лавров: Что касается экспорта оружия, то в этой сфере конкуренция была, есть и всегда будет. Важно, чтобы в этой торговле соблюдались определённые принципы: прежде всего, отказ от поставок дестабилизирующих вооружений, поставок вооружений негосударственным субъектам и чтобы конкуренция была чистоплотной, добросовестной, не основанной на преимуществах, которые получены незаконным путём, типа односторонних санкций и тому подобного.

То, что заявил помощник Госсекретаря США У.Митчелл о риске Анкары попасть под санкции, если закупит у России С-400 – это как раз пример такой попытки шантажа в расчёте на то, что удастся обеспечить недобросовестную конкуренцию для американских компаний.

Если не ошибаюсь, У.Митчелл стал прямо грозить. Я только что вспоминал, как ещё один американский представитель К.Волкер в Италии грозил итальянцам, а У.Митчел из Вашингтона грозил туркам. И то и другое связано с отношениями с Российской Федерацией.

Генеральный секретарь НАТО Й.Столтенберг, отвечая на похожий вопрос, сказал, что решение о закупке С-400 является национальным решением Турецкой Республики. США как член НАТО должны тоже прислушиваться к коллективному мнению, которое выражает Генеральный секретарь Североатлантического альянса.

Что касается вчерашнего заявления о том, что США обладает доказательствами препятствования Россией и Сирией доступа инспекторов ОЗХО в г.Дума. Если обладают – пусть предъявят. Мы свои доказательства неоднократно предъявили на основе фактов, с иллюстрациями, картинками и интервью конкретных людей. А со стороны партнёров только и слышим утверждения, что у них есть доказательства, будь то инцидент якобы произошедший в Думе, инцидент в Солсбери и многое другое.

Год назад в Хан-Шейхуне, когда был инцидент с применением химического вещества, на наш вопрос о том, каким образом были взяты пробы, оказавшиеся в лабораториях Парижа и Лондона, нам сказали, что это секрет. Поэтому, факты на стол и тогда мы сможем внятно разговаривать как профессиональные люди. А если всё это будет голословно, то подобного рода утверждения войдут, в конечном счёте, в сборник под названием «хайли лайкли», и на этом всё дело закончится.

В контексте этого заявления хочу напомнить, что мы обратились в Гаагу с требованием направить инспекторов ОЗХО в г.Дума сразу же, как только появились сообщения о якобы применении химических веществ 7 апреля этого года. Не сразу наши коллеги из ОЗХО скомпоновали свою команду, пришлось их торопить, подталкивать. К 13 апреля команда прибыла в Ливан и должна была через несколько часов выдвигаться оттуда на границу с Сирийской Арабской Республикой, где их уже ждали официальные представители сирийских властей, для того, чтобы выдать им визы прямо на границе. В тот же период американцы попросили, чтобы мы помогли их экспертам попасть в г.Дума, и мы согласились. В разговоре с нашими французскими коллегами мы пригласили направить и их представителей. Они тоже сказали, что это хорошая идея. Но никакого дальнейшего развития событий со стороны Вашингтона и Парижа не последовало. Вместо того, чтобы постараться всем вместе сопроводить миссию ОЗХО и посмотреть своими глазами на то, что там произошло или не произошло, были нанесены удары. Поэтому, кто пытается предотвратить попадание инспекторов ОЗХО в г.Дума, всем хорошо понятно. Не нужно искажать действительность.

Россия. Австрия > Внешэкономсвязи, политика > mid.ru, 20 апреля 2018 > № 2588808 Сергей Лавров


Великобритания. Сирия. США. РФ > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > newskaz.ru, 20 апреля 2018 > № 2577605 Сергей Лавров

Кто стоит за инсценировкой химатаки в Сирии? У России доказательств в избытке

Михаил Воскресенский

Министр иностранных дел России Сергей Лавров подробно рассказал об актуальных вопросах взаимоотношений России с западными партнерами

Глава российского МИД Сергей Лавров рассказал в интервью генеральному директору МИА "Россия сегодня" Дмитрию Киселеву о том, кто стоит за недавней фальсификацией химатаки в Сирии, ударах США по этой стране, "деле Скрипалей" и предстоящем саммите Трампа и Ким Чен Ына, а также о том, почему между Россией и США не будет военного столкновения.

— Вы говорили, что у России есть неопровержимые доказательства — не highly likely, как это сейчас у англичан, а неопровержимые — того, что так называемая химатака в Думе была инсценирована одной страной, которая рвется в первые ряды русофобов. Эту страну назвал позже Конашенков, речь идет о Великобритании. Когда и какие доказательства мы готовы против Великобритании предоставить?

— Знаете, доказательств уже в принципе в избытке. Начать с того, что это видео, с которого все началось и которое стало, наверное, главным поводом, главным предлогом для той лихорадочной атаки, которую соорудили американцы, англичане и французы, нанеся бомбовые удары по объектам производства и складирования химического оружия, как они сказали. Наверное, даже обывателю понятно, что если ты знаешь, где находится склад химического оружия, то бомбить по этому складу означает только одно: создать гуманитарную катастрофу для тех, кто живет в округе.

На видео было прекрасно видно, как люди, ничем не защищенные, кроме, может быть, некоторые из них были в марлевых повязках, поливают водой мальчиков одних, мальчиков других, каких-то взрослых людей. Наши военные, когда освободили эту часть Восточной Гуты, нашли двух врачей, которые работали в госпитале этом, и эти врачи показали самих себя на этом видео, рассказав, как ворвались какие-то люди, стали кричать: "Химическая атака, надо срочно всем обливаться водой!" — и это честно было.

К слову, тут где-то я смотрел недавно Euronews, по-моему, там показали женщину, у которой все было — и лицо, и тело — закрыто, осталась только узкая щелочка для глаз. Она не называла своего имени, держала за руку каких-то двух мальчиков, сказала, что это ее дети, которые тоже оказались в ситуации, когда у них заболела голова, им не нравился запах. Она тоже стала принюхиваться, ей тоже этот запах не понравился. Потом она завершила свое выступление фразой, что потом уже муж довез детей до врача.

Сразу приходит в голову вопрос, а нельзя ли с этим врачом побеседовать, нельзя ли узнать, как зовут эту женщину, кто ее дети, ну и так далее. Поэтому информацию, которую мы видим, надо очень тщательно анализировать — особенно сейчас, чтобы нас не держали за новичков.

Кроме того, совсем недавно Министерство обороны, освободив Думу, обнаружило склад химических веществ, в том числе произведенных в Германии, но и произведенных в Портон-Даун, в том самом городе Солсбери.

Сейчас производится анализ специалистами того, что там было обнаружено. Но, помимо всего прочего, то, что инсценировка, которая оказалась снятой на видео, была организована "Белыми касками", — этого никто не скрывает. А "Белые каски" работают исключительно на территориях, которые контролируют боевики, включая террористов, таких как "Джебхат ан-Нусра"*, и они уже приложили руку к состряпыванию такой же провокации год назад в Хан-Шейхуне, и они — это тоже не секрет — финансируются в том числе Великобританией, ну и США и рядом других западных стран.

Все это было нами достаточно конкретно и развернуто предъявлено и в ОЗХО на заседании исполнительного совета, и СБ ООН. В ответ мы слышим только одно: что пытаться обвинять Британию, что она могла пытаться что-то не так сделать — это вообще выходит за все рамки и это невозможно даже обсуждать, потому что этого не может быть.

Я надеюсь, что все разумные люди видят разницу в аргументах, разницу в том, какие факты выкладываются на стол, а какие факты вообще не предъявляются.

— В Сирии — миссия экспертов ОЗХО. Какой самый честный доклад можно ожидать? На какой самый честный доклад вы надеетесь?

— Осетрина не бывает второй свежести. Если доклад будет просто честным, этого уже будет достаточно. Мы, конечно, озабочены тем, как целый ряд игроков пытаются воспрепятствовать деятельности ОЗХО. Мы не сомневаемся, что в ОЗХО и в Гааге, и в ее выездных миссиях работают высокие профессионалы. Но мы также не можем исключать, потому что есть свидетельства об этом, что этих экспертов, этих честных ученых пытаются использовать в политических целях. Миссия, которая поехала в Сирию (вы знаете, что она прибыла в Бейрут и должна была уже на утро пересекать границу с Сирийской Арабской Республикой, где их ждали консульские представители сирийского МИД для выдачи виз), они в тот момент не смогли выдвинуться, потому что начались удары. Кому-то очень не хотелось, чтобы они попали своевременно в тот район, о котором идет речь.

Сейчас они (эксперты ОЗХО. — Прим. ред.) находятся в Дамаске, выпустили через пару дней рекогносцировочную миссию в район, который предстоит обследовать, чтобы убедиться, что там безопасно. Их сопровождали сотрудники: и ооновцы, и нашей военной полиции для обеспечения их охраны.

В момент, когда они находились в этом районе, началась стрельба из той части города, где еще остались несколько десятков экстремистов, которые явно были предупреждены о том, кто конкретно будет выдвигаться в этот район и с какой целью.

Теперь мы добиваемся того, чтобы все-таки эта миссия состоялась, но тем временем наши военные продолжают обнаруживать все больше и больше интересных предметов. В частности, в одной из квартир была обнаружена канистра с химическим веществом, хлором, по-моему. Квартира, которая находилась на территории, контролировавшейся боевиками. Эта канистра лежала на кровати, гладко прибранной. Никаких следов попадания этой канистры в комнату сверху или сбоку не обнаружилось. Ее внесли через дверь, положили. И все это мы хотим предъявить экспертам ОЗХО, чтобы они не только посетили место того самого поливания водой, но и зашли в лабораторию, которую мы нашли, где обнаружены химические вещества, произведенные в Европе. И чтобы посетили ту квартиру, где лежит эта бочка с хлором. Так что там есть что посмотреть. Я очень надеюсь, что профессионализм возьмет верх. Мы готовы были с самого начала вести профессиональный разговор и с ОЗХО, и со всеми нашими западными коллегами.

Я упоминал, что на ранней стадии нынешнего противостояния на химической почве и французы, и американцы интересовались, нельзя ли им направить своих экспертов вместе с нашими, чтобы посмотреть — наряду с экспертами ОЗХО, — что же там все-таки произошло. Ну, и когда мы сказали, что мы готовы и сирийское правительство будет готово поддержать, вместо того, чтобы реализовать эту договоренность, были нанесены удары. Так что посмотрим. Мы ждем честности, конечно же, от экспертов — и в случае с Сирией, и в случае с Солсбери. Там расследование тоже продолжается.

— О Солсбери мы еще погорим. Давайте еще пару вопросов по Сирии: а могут ли экспертам, грубо говоря, что-то подбросить, посыпать вокруг них, предложить забрать это с собой, протестировать. Возможно ли это?

— Надеюсь, что эксперты все-таки своей репутацией дорожат и будут начеку. Ничего исключать нельзя, учитывая, что методы, которые используют сейчас наши западные партнеры, — это из серии "ниже пояса". Не хочу ничего исключать, но и не хочу никого ни в чем обвинять без причин.

— А вот эмоционально, по-человечески, что вы испытали, когда увидели этого мальчика — Хасана Диаба, одиннадцатилетнего ребенка, на которого вдруг набросились взрослые дяди, стали поливать его холодной водой из шланга — он задрожал, потом что-то прыскать в рот, как-то запугивая его, и потом сам об этом рассказывал его отец. Вообще, как вы по-человечески все это восприняли?

— Как говорил Станиславский, хотелось крикнуть: "Не верю!". Но если брать уже более человеческие чувства, то, конечно, отвратительно, когда детей используют в своих грязных затеях.

— У вас большой опыт, в том числе в работе в постпредстве нашей страны в Совете Безопасности. Можете себе представить, что этот мальчик Хасан Диаб и его отец могут появиться в Совете Безопасности и рассказать о своей истории как свидетели? Либо для этого нужно их наделить дипломатическими паспортами Сирии? Вообще услышит ли мир вот этих людей, ведь это же ключевые свидетели, участники событий?

— Было бы полезно, и, конечно, мы поддержали бы такие действия, они должны прежде всего предприниматься, конечно, правительством Сирийской Арабской Республики. Наши западные коллеги часто прибегают к такого рода включениям в повестку дня Совета Безопасности, представителей "с мест" гражданского общества, когда речь идет о том, что есть свидетели того или иного действа, которое рассматривается.

— То есть такая практика существует?

— Да. Привозят представителей различных неправительственных организаций, привозили и, сейчас я не припомню, из какой конкретно организации, сирийцев, иранцев в разное время, организуют видеомосты. Так что здесь технические средства позволяют донести до членов Совета Безопасности, до членов ООН во время открытых заседаний этого высшего органа Организации Объединенных Наций точку зрения тех или иных лиц, которые были свидетелями события, о котором идет речь. Мы, кстати, хотели и будем продолжать добиваться того, чтобы и в ситуациях, которые не обязательно Сирии касаются, свидетели с мест происшествия имели возможность как-то обратиться к членам Совета Безопасности. Но в данном конкретном случае, конечно, это дело сирийского правительства, мы активно поддержали бы такое предложение.

— Во всяком случае, отец сказал, что они готовы ехать куда угодно и свидетельствовать перед кем угодно.

— Да, я слышал.

— Ну, так или иначе, эта провокация, эта инсценировка закончилась массированными ракетными ударами и, кстати, довольно эффектным отражением ракетного удара. Пожалуй, это, наверное, первый в истории человечества такой эпизод. Насколько детально, точно и заблаговременно Россия получила предупреждение о готовящейся ракетной атаке? Была ли у нас возможность прочертить свои красные линии вокруг определенных районов? В буквальном смысле красные линии на карте. Сколь решительно мы были настроены ответить, если ракеты полетят не туда, не в те районы, о которых предостерегали? Готовы ли были топить корабли неприятеля и сбивать их самолеты?

— Еще до того, как стали материализовываться планы нанести удары западной "тройкой", начальник Генерального штаба Вооруженных сил России Валерий Васильевич Герасимов четко сказал, что если какие-то боевые действия так называемой коалиции нанесут ущерб российским военнослужащим, то мы будем жестко и четко отвечать. Причем будем рассматривать в качестве законных целей не только сами ракеты, но и носители. Это было сказано четко и недвусмысленно.

И, кстати, удивляюсь, как наши некоторые, ваши западные коллеги, да и мои тоже на самом деле, и некоторые наши средства массовой информации взялись почему-то за нашего посла в Ливане Засыпкина, который повторил то, что сказал начальник Генерального штаба. Ему же попытались вложить в уста заявление о том, что если хоть одна ракета полетит вообще по территории Сирии со стороны коалиции, то мы начнем топить подводные лодки и так далее. Сказано было то, о чем предупредил начальник Генерального штаба Валерий Герасимов: что если будет нанесен ущерб российским военнослужащим. После этого были контакты на уровне военного руководства, на уровне генералов, между нашими представителями и командованием американской коалиции. Они были поставлены в известность о том, где у нас красные линии, в том числе красные линии на земле — географически. И, во всяком случае, результаты показывают, что они эти красные линии не перешли.

Что касается результатов этих обстрелов, то они ведь тоже подвергаются сомнению. Американские коллеги заявляют, что все до единой ракеты достигли целей, французские ракеты достигли целей. У нашего Генерального штаба есть очень четкая картина, мы наблюдали за всем происходящим в режиме реального времени, вживую. И статистика, которую наши военные представили, — мы готовы за нее отвечать. Если кто-то утверждает, что все 105 ракет достигли целей, пусть представит свою статистику. По крайней мере доказательства того, что наши заявления, наш подсчет, наша арифметика небеспочвенны и будут предъявлены нашими военными, как я понимаю, совсем скоро.

— Совсем скоро?

— Надеюсь.

— Было запущено 103 ракеты, 71 из них была сбита. Трамп говорил, что он кому–то позвонил, все ли ракеты долетели. И на том конце провода сказали: "Да-да, все до единой, господин президент". Кому он мог позвонить?

— Я не знаю, кому в таких случаях звонит президент Соединенных Штатов. Нашему президенту звонить не приходится — ему докладывают, когда подобного рода вещи происходят. И я бы сейчас предпочел не вдаваться в тему взаимоотношений внутри американской администрации и в тему о том, как некоторые официальные лица в Вашингтоне относятся к позиции и поручениям своего президента.

— Мы будем поставлять С-300 в Сирию?

— Об этом сказал президент. У нас нет никаких теперь моральных обязательств. У нас были моральные обязательства, мы обещали этого не делать еще где-то лет 10 назад, по-моему, по просьбе известных наших партнеров. И мы приняли во внимание их аргумент о том, что это могло бы привести к дестабилизации обстановки, хотя средство чисто оборонительное, но тем не менее мы вняли просьбам — теперь у нас такого морального обязательства нет.

— Вы говорите, что не хотели бы обсуждать расклад внутри американской администрации, но тем не менее при нынешней конфигурации, когда самый чуткий "голубь" в Белом доме — это "бешеный пес" Мэттис, складывается такое положение, что недалеко и до прямого столкновения, военного столкновения с США у России. Сколь велик риск такого столкновения?

— Я все-таки думаю, что и министр обороны Мэттис, и председатель Объединенного комитета начальников штабов Вооруженных сил США Данфорд понимают недопустимость, неприемлемость каких-либо действий, которые могут спровоцировать прямое военное столкновение России и США. Это, по-моему, настолько очевидно, что военные не могут этого не понимать. И они понимают это лучше, чем многие другие. Когда политики пытаются подзуживать, извините за жаргон, руководство своей страны, требуя от нее все больше и больше конфронтации, включая материальную конфронтацию, — это безответственно. Они достигают своих, пытаются достичь свои внутриполитические цели, там продолжается межпартийная борьба очень жестокая, и в конгрессе это проявляется, и активно спекулируют на российским факторе, понимая, что здесь есть почва для объединения на русофобских началах. Но эта кампания все-таки выдыхается, искусственно подпитывали ее совершенно беспрецедентными санкциями, рассчитывая, что подобного рода вещами они нас сподвигнут на принятие их условий дальнейшего развития отношений, но это как минимум недальновидно и наивно. Потому что они ведь о чем говорят? Мы хотим хороших отношений с Россией, но для этого Россия должна признать все свои грехи и все свои ошибки, то есть исходят они из своей непогрешимости и что во всем, что сейчас происходит, виновата исключительно Россия, которая пошла наперекор и выступает как ревизионистская держава, ревизуя современный миропорядок. Причем под миропорядком они совсем не Устав ООН понимают, они понимают то, что им видится необходимым для того, чтобы сохранять, пытаться сохранить свое доминирование. Я понимаю: когда несколько столетий исторический Запад, как мы его называем, вершил все дела по своему усмотрению в мире, сейчас, когда появляются центры силы и в Азии, и в Латинской Америке, да и, собственно говоря, Российская Федерация — один из важнейших игроков на мировой арене, — когда им не нравится, что кто-то пытается свои интересы отстаивать. Причем отстаивать-то мы свои интересы стремимся не ультимативно, мы предлагаем искать баланс этих интересов, чтобы договариваться, а они говорят: ну, договариваться будем, когда вы скажете, что вы во всем согласны с тем, как устроен мир по-нашему. Вот, собственно говоря, в чем дело. Так что, возвращаясь к вопросу о рисках военного противостояния, я исхожу на сто процентов из того, что военные этого не допустят и этого, конечно же, не допустит ни президент Путин, ни, уверен, президент Трамп. Они все-таки лидеры, которые избраны своими народами, они отвечают перед этими народами за мир и спокойствие.

— Вообще, вот такое хладнокровие и выдержка России, честно говоря, меня восхищают. Много видел, и холодную войну, и такое впечатление, что был бы в Кремле другой человек, так могло бы уже обернуться и вообще иначе, потому что провокации, такое впечатление, они следуют одна за одной. И Россию провоцируют, и Россия все время отказывается принимать эту холодную войну и принимать этот вид спорта. Но все же вы говорите, что идет на спад, а у меня лично другое ощущение — что интенсифицируется, напряженность усиливается и прямая ложь становится уже инструментом внешнеполитической деятельности (вспомним Бориса Джонсона) или наши партнеры не хотят слушать и даже слышать. У меня в кабинете экран "Россия-24", экран Би-би-си, экран CNN. И в то время как на "России-24" крутят репортаж с этим одиннадцатилетним мальчиком, который поневоле стал актером в ролике и рассказывает о том, как это было, что ему дали финики, печенье и рис. Казалось бы, вскрылась эта провокация. И тут этот же ролик Би-би-си крутит в оправдание ракетного удара, как будто бы ничего не слышит, как ни в чем не бывало. Все-таки что должно произойти, чтобы разрядка в этих условиях наступила?

— Я не сказал, что идет на спад эта кампания, я сказал, что она выдыхается. Знаете, как бежит человек стометровку или десять тысяч, а лучше 42 километра — он же ведь с каждым шагом дышит все тяжелее и тяжелее, но бежит, бежит, бежит, но в конце концов все-таки его силы оставляют. Мне кажется, мы похожее наблюдаем, хотя им хочется — тем, кто эту русофобскую кампанию разыгрывает, — им хочется, конечно, наращивать темп, но так можно, скорее всего, так и будет, так можно надорваться. И вы абсолютно правы. Я убежден, что реагировать нужно достойно. Мы не можем не отвечать на отъем нашей собственности, на высылку дипломатов — это себя не уважать. Но сваливаться в какую-то брань, в склоки, в грубость мы не собираемся и не будем этого делать — это совершенно не стиль нашего президента. Он всегда смотрит вперед, и его очень трудно, если не невозможно, вывести из себя, а пытаются сделать примерно это. Пытаются выбить из колеи, выбить из спокойствия, из уверенности, нарушить наши планы, которые мы дома должны реализовать, их огромное количество, но повторю еще раз — когда на нас кричат, вспоминается известная мудрость: "Юпитер, ты сердишься — значит, ты не прав". Юпитер, правда, там реально прям сильно не виден, но…

— Да, комплиментарно так. Ну и все же: Трамп, как стало недавно известно, пригласил Путина в Белый дом. Есть ли продолжение, есть ли какие-то уточнения по срокам, месту встречи, повестке?

— Мы исходим из того, что президент США в телефонном разговоре — об этом уже стало известно, никакого секрета нет — такое приглашение направил, сказал, что будет рад видеть в Белом доме, потом будет рад встретиться в рамках ответного визита. И к этой теме он пару раз возвращался, поэтому мы дали, естественно, знать нашим американским коллегам, что мы не хотим быть навязчивыми, но мы не хотим и быть невежливыми, и что, учитывая, что президент Трамп такое предложение сделал, мы исходим из того, что он его конкретизирует.

— И так повисло пока все?

— Ну да. Ну, как повисло? Слово вылетело.

— Ну и?

— Президент Путин готов к такой встрече.

— Она готовится или нет?

— Пока еще нет. Но если это будет, как только будет какое-то развитие, мы вам обязательно расскажем. Но я просто обращу внимание на то, что Дональд Трамп уже после этого телефонного разговора несколько раз и в твитах, и на словах говорил о том, что надо с Россией решать вопросы, мы хотим с Россией иметь хорошие отношения, это лучше, чем не иметь хорошие отношения, и только глупец думает иначе. Все это мы тоже слышим.

— Но параллельно Майк Пенс заявил о том, что США будут добиваться военного доминирования в космосе, в том числе над Россией. Приведет ли это к гонке вооружений в космосе и как собирается Россия отвечать на это?

— США сейчас уже многие годы являются единственной державой, которая блокирует начало переговоров по российско-китайской инициативе, которую мы внесли с китайскими коллегами на конференции по разоружению в Женеве, — о начале разработки договора о запрещении размещения оружия в космосе. Речь не идет о недопущении милитаризации космоса, потому что спутники в военных целях запускаются и нами, и американцами, и многими другими. Это отдельная вещь. Но вот оружие размещать в космосе было бы очень рискованно и создавало бы новые, совершенно не просчитанные, непредсказуемые угрозы. И мы с китайцами предложили такой договор заключить. Все готовы начать переговоры — понятно, что это сложная работа, но у нас есть проект. Он достаточно глубоко проработан, мы открыты к обсуждению постатейно и открыты к поиску каких-то формулировок, которые позволят его согласовать и вывести на подписание. Американцы в одиночку пока блокируют эту работу. Тем временем мы, прекрасно понимая опасность такого развития событий, сейчас в ожидании, когда созреют условия для начала переговоров о юридически обязывающем документе, продвигаем политическую концепцию — призыв всем заявить о том, что каждая страна не будет первой, которая выведет оружие в космос. Есть такая резолюция Генеральной ассамблеи, которую мы вносим. Она принимается существенным большинством голосов, американцы против, и многие американские союзники уходят в воздержание при голосовании. Но проблема эта существует. И, конечно, если эти угрозы будут материализованы, нужно будет заблаговременно готовиться к каким-то действиям, которые позволят избежать худших сценариев, когда из космоса просто будут уничтожать объекты на земле. Это большая проблема. Она включает в себя и тему противоспутникового оружия. И чем скорее на конференции по разоружению в Женеве этот разговор начнется профессионально с участием и дипломатов, и военных, тем, наверное, будет лучше для всего человечества без исключения.

Но что касается заявления Майка Пенса о необходимости военного доминирования в космосе, то, учитывая, что США отказываются от переговоров, о которых я упомянул, это неудивительно. А доминировать у них в общем-то принято везде: не только в космосе — на земле, на суше, в воздухе. И это записано в их доктринальных документах. Так что здесь ничего удивительного нет, но, повторю, перенос этой логики на космическое пространство, конечно, будет весьма и весьма серьезным риском для всего человечества.

— Ну, по крайней мере, пока никаких ограничений американцы не чувствуют. Просто работают над доминированием. И, очевидно, России тоже стоит этим заниматься, поскольку ограничений нет?

— Мы, конечно же, видим, что делают наши американские коллеги, и, конечно же, мы не имеем права просто смотреть на все это сквозь пальцы.

— Если вернуться к химической теме, но уже на английской почве, вот эта история с BZ, как вам эта интрига? Потому что сейчас уже самая свежая информация, нам уже сообщают, что BZ как бы искусственно туда подмешали в швейцарской лаборатории для того, чтобы якобы проверить профессионализм, компетентность и так далее. Что-то такое…

— Ну объясняют так, что это специально было сделано для того, чтобы проверить профессионализм тех, кто будет проводить этот анализ. Но я не хочу сейчас вдаваться в детали. Все-таки там основная часть доклада была конфиденциальной. Но хорошо известно, что, обратившись к ОЗХО за техническим содействием, британцы не просто дали им пробу вещества с места происшествия, но сказали: "Вот вам проба, найдите в ней такое-то химическое вещество". То есть это было заказано. И эксперты ОЗХО, выполняя техническую функцию, подтвердили, что это было именно то вещество, о котором британцы им сказали, но это вещество было в очень чистом виде, очень высокой концентрации, что говорит о том, что оно было впрыснуто в эту пробу буквально перед началом анализа. Потому что за пару недель оно должно было уже подвергнуться метаболизму и было бы совсем другой консистенции. Параллельно, по крайней мере, в швейцарской лаборатории в городе Шпиц обнаружено было в пробе наряду с этим веществом, которое было заказано, и определенное количество вещества BZ, которое относится к веществам второй категории. Согласно Конвенции по запрещению химического оружия, это менее опасное соединение, нежели те, которые включены в первую категорию. Там очень много вопросов, и мы хотим просто на них получить ответ. И если то, что нам говорят про этот BZ, правда — ну так объясните. И, наверное, теперь, когда такие вопросы возникают, мы бы хотели посмотреть первичные результаты анализов не только лаборатории в Шпице, но и остальных трех лабораторий, куда параллельно были направлены эти пробы. Стало также известно, что эксперты ОЗХО брали пробы не согласно собственному разумению, а в тех местах, которые указывали британцы.

— Ну, собственно, из рук британцев.

— Из рук британцев. Ну или там в их присутствии. И также не было никакого самостоятельного, независимого обследования медиками ОЗХО пациентов, то есть все полагались исключительно на британских врачей. И ладно бы, если бы британцы были открыты в своих дальнейших действиях, если бы они показывали результаты своих собственных расследований. Они же все держат в секрете, так же, как они засекретили в свое время "дело Литвиненко". До сих пор материалы засекречены. Ну и вопросы, безусловно, накапливаются. Мы сформулировали почти пять десятков вопросов, которые сугубо профессиональны. В ответ нам говорят: "Нет, вы сначала ответьте на наши вопросы". А у них вопрос один, вернее два: "Это Путин приказал сделать или это вы просто потеряли контроль над своим химическим арсеналом?". Химическим арсеналом каким? Который был уничтожен и верифицирован ОЗХО в качестве уже уничтоженного при одобрении всего мирового сообщества? Они стали выдвигать обвинения, в том числе помощник премьер-министра написал открытое письмо генсекретарю НАТО. С какой стати, почему? Но в этом письме он приводит данные, которые, как они считают, должны всех убедить в правоте английских аргументов и обвинений в наш адрес. Среди прочего там сказано, что военная химическая программа в России тайно осуществлялась все нулевые годы. Что-то там уничтожалось — то, что было заявлено по линии ОЗХО, — но была еще тайная программа. Руководил ей — потом кто-то сказал — лично Путин. Но если это так, если они знали об этом все это время, придите в ОЗХО, ударьте в набат, требуйте, чтобы нас пригвоздили. Они же молчали. В этом письме утверждается, что метод отравления людей путем нанесения всяких отравляющих веществ на дверные ручки был разработан как такой прям трейдмарк, как наша фирменная идея, и что было это достаточно давно. Но если они знали, что наша фирменная идея отравлять через дверные ручки, и если они сразу обвинили именно нас в отравлении Скрипалей, почему же они про ручку-то вот этого дома Скрипалей вспомнили где-то, по-моему, на четвертую неделю, а сначала обследовали то такси, то скамейку, то ресторан. То есть это тоже нестыковочка. Ну и многое другое. Да, и говорят, что чуть ли не Главное разведывательное управление Генштаба Вооруженных сил Российской Федерации годами следило за электронной почтой Юлии Скрипаль. Но чтобы такое утверждать, надо тоже следить за электронной почтой Юлии Скрипаль. Так что здесь чем они больше пытаются оправдаться, тем больше вопросов возникает.

— Ну, если они берут пробу, позволяют себе что-то с ней сделать, там впрыскивают BZ либо что-то еще. То есть это относится к пробе, как сказать, фамильярно, я даже не знаю как. Более того, корректность забора этой пробы тоже ОЗХО не подтверждена. То есть они сначала туда впрыскивают одно-другое, потом дают ОЗХО. Как-то ОЗХО тогда в дурацком положении вообще? Что они исследовали тогда?

— Я не утверждаю, что они впрыскивали, что они пытались вводить в заблуждение…

– Ну они же сами сказали, что они впрыскивали BZ.

— Да-да-да. Но мы хотим понять, насколько это соответствует процедурам, потому что то, что мы сейчас знаем о том, как ОЗХО была принята в Великобритании по приглашению Лондона и как ОЗХО там работала, это не вписывается в те строгие, очень четкие процедуры, которые предусмотрены Конвенцией по запрещению химического оружия. Но мы не обвиняем. Мы задали несколько десятков вопросов. Мы хотим получить на них ответы. Причем ответы взрослых и профессиональных людей. Мы хотим профессионального разговора. Не знаю, может быть, придется ждать, когда появятся в британском правительстве профессионалы. Пока разговора не получается.

— Ну хорошо, а вот сейчас же складывается ситуация, что папаша — ладно, как говорится, он сам выбрал свой путь такой "скользкий" в жизни, но Юля-то на него точно не рассчитывала. Получается, что она поехала туда со сменой белья на несколько дней спросить благословения папы на замужество, а жизнь приняла совершенно другой оборот. Сейчас кто-то пишет письма от ее имени на кембриджском английском, и, в общем, человек-то пропал, то есть это же целая драма. Она — гражданка России. В ее планы не входило там оставаться, она сделала в квартире ремонт, у нее собака, жених, вся жизнь и так далее. Как это так вообще?

— Я считаю это просто возмутительным. Мы направили уже не одну ноту официальную с требованием обеспечить нам личный контакт с российской гражданкой, чтобы убедиться в том, что все, что от ее имени говорят нам англичане, что все это правда. Пока у нас такой уверенности совсем нет. И, вы знаете, это уже на самом деле переходит не только все этические, но и правовые границы. "Она с вами не хочет общаться", вот она об этом заявила. Но она об этом не заявляла, мы этого не слышали. Она говорила по телефону со своей двоюродной сестрой, Виктория ее, по-моему, зовут, где-то полторы минуты. Виктория об этом рассказывала в нескольких интервью. И у нее была тревога, у Виктории, по поводу того, как звучала Юлия. Так что, если Юлия не хочет с нами общаться, то мы хотим, чтобы она нам это сказала сама. Во многих ситуациях, когда наши сограждане решают уехать в другую страну или попадают в беду, а мы хотим им предоставить консульскую помощь, а они от нее отказываются, — мы в этом убеждаемся в рамках личного свидания. Пусть это будут 10 секунд, она скажет: "Спасибо вам большое, я не нуждаюсь в ваших услугах".

А насчет Сергея Скрипаля — вы сказали, что он сам выбрал свой путь. Вы знаете, он был осужден, по-моему, отбывал срок где-то года четыре. И как раз тогда состоялся обмен на то, что у нас принято называть "группой Чапман": на нескольких людей, которые шпионили в пользу Соединенных Штатов, Великобритании. И этот обмен состоялся, он был освобожден из заключения, переехал на свою новую родину и жил не тужил. Если бы кто-то хотел в Российской Федерации — как сейчас говорят, у вас у единственных был мотив, — если бы кто-то хотел от него избавиться, отомстить ему, то зачем его было отдавать в обмен на наших разведчиков?

Знаете, у меня много друзей-разведчиков, я очень ценю наши отношения, очень ценю их специальность. И когда я сейчас слышу, что, в том числе, к сожалению, некоторые наши политологи, назову их так, делают заявления о том, что святое дело перебежчиков устранить, ликвидировать, — это на самом деле оскорбительно для разведсообщества любой страны мира, потому что в любой разведке вам скажут: если человека поменяли, то его трогать нельзя. Все. Вопрос закрыт. Он, не знаю, "рассчитался", не "рассчитался". И это вот разведчики очень хорошо знают.

— Я не в том смысле, что его надо устранять. Он сам выбрал свой путь, он выбрал тех своих партнеров. И именно эти партнеры с ним сейчас делают все, что хотят. Вот это определенная, так сказать, стезя. А Юлия-то вообще. Ну и "выдыхаются" ли здесь обещания?

— Здесь?

— Да, вот вы говорили, что эта история с Думой во многом "выдыхается". Да, здесь, в этом случае?

— По крайней мере, если проанализировать то, что они отвечают на наши вопросы сугубо конкретные, отметая все как выдумки, и вот как мантру твердят, что ни у кого нет сочетания опыта, вернее, возможностей произвести такое вещество, ни у кого нет опыта применения такого вещества в противоправных целях и ни у кого нет мотивов. Вот что говорит Борис Джонсон. И это тоже, знаете, полное незнание предмета. Могли бы уже за месяц с лишним как-то попросить или представить справки профессиональные. Этот так называемый "Новичок", эта классификация придумана не нами. Назвали его так на Западе. Да, у нас были разработки, и один из разработчиков — этот Мирзаянов. Он иммигрировал, уехал в Соединенные Штаты, опубликовал эту формулу. Это вещество было запатентовано, состояло на вооружении или в пользовании находилось различных институтов, биологических и химических, армии Соединенных Штатов. И оно производится элементарно. Было сейчас заседание исполнительного совета (ОЗХО — прим. ред.), и мы задали вопрос о том, как лаборатория в этом городе Шпиц, как нам удалось выяснить, убедилась в том, что это именно то вещество, о котором идет речь? Значит, у нее был прототип или, как это называется, маркер. Сказали: нет, ей дали формулу. И эта лаборатория в течение нескольких дней или, может, часов просто это вещество синтезировала. То есть сделать его не составляет никакого труда при наличии формулы, которая была опубликована в конце прошлого века. Так что и здесь совершенно непонятно, почему уважаемым членам британского кабинета, включая премьер-министра, никто не может эту информацию предоставить?

— Есть еще одна тема в мировой повестке, которая широко обсуждается: предстоящий саммит двух Корей, и президент Трамп говорит, что он в ближайшие недели увидится с Ким Чен Ыном. Места выбираются, и Россия даже предлагает это сделать в России.

— Нет, я не слышал об этом. Это, может, кто-то фантазирует и делает предположения. Упоминались и некоторые европейские страны, упоминалась Монголия, упоминалась деревушка на границе демилитаризованной зоны.

— Мы готовы предложить нашу (территорию. — Прим. ред.)?

— Нет. Я не думаю, что нам стоит активничать в этом вопросе, проявлять какую-то инициативу. Это саммит, которого, наверное, все ждут. Потому что это шаг от перспективы военного кризиса, военного решения этой проблемы — проблемы Корейского полуострова. И мы очень надеемся, что он даст старт процессу деэскалации напряженности. По сути дела, когда Россия и Китай чуть меньше года назад, в июле прошлого года, выдвинули идею дорожной карты, там как раз и шла речь о том, чтобы начать диалог между двумя Кореями и между Северной Кореей и Соединенными Штатами и создать какую-то рамку, которая позволит обсуждать взаимные претензии и взаимные озабоченности. Мы все хотим денуклеаризации Корейского полуострова. Но ее можно по-разному осуществить. То, что мы сейчас читаем об идущих внутри американской администрации разговорах, как бы показывает, что там много желающих сделать это быстро. Я не думаю, что быстро получится, учитывая, во-первых, то, что произошло или происходит вокруг иранской ядерной программы, когда договоренность сейчас — под огромным знаком вопроса. И вот в мае в очередной раз президент США должен сертифицировать, что приостановка санкций будет продолжена, а если нет, тогда это будет означать выход из той договоренности.

Поэтому, наверное, в Пхеньяне смотрят на эту картину и прикидывают, примеряют ее на себя. Так что если, нет, надо обязательно добиваться денуклеаризации, но надо быть реалистами, это будет процесс очень непростых переговоров. Потому что в обмен, особенно с учетом иранского опыта, конечно, Северная Корея захочет непробиваемых гарантий безопасности. В каком виде — сейчас сказать невозможно. Но и это было бы безусловно прекрасным решением. Но повторю: начать бы диалог и завязать бы этот диалог на встрече двух лидеров. А потом предстоит очень непростая работа, частью которой обязательно должна быть дискуссия более широкого плана о механизмах мира и безопасности в Северо-Восточной Азии. Это уже с участием и России, и Китая, и Японии, конечно же. Как, собственно, договаривались в свое время участники шестисторонних переговоров. Но мы приветствуем и предстоящий межкорейский саммит, который будет уже в апреле, и предстоящий в мае-июне, как сказал президент Трамп, американо-северокорейский саммит.

— Вы говорите о диалоге. Не чувствуете ли вы себя старомодным в складывающихся реалиях? Трамп говорит, ведь Трамп идет на эту встречу не для диалога, а он идет туда с ультиматумом. Он уже сказал, что если не пойдет, то я встану из-за стола и покину это дело, какой диалог? А вы, так сказать, романтически мыслите категориями диалога. Я понимаю, что это благородно, но насколько это близко к реальности? Он-то с ультиматумами.

— Мы не можем желать провала этой встрече. И я думаю, знаете, когда перед началом серьезного разговора — как на ринг выходят боксеры, перед этим они взвешиваются и "петушатся" друг перед другом, а потом начинают уже бой. А после боя обнимают друг друга, поздравляют друг друга. Я не хочу прямой аналогии проводить, но поднять ставки перед началом серьезного разговора — это ведь не новость в мировой дипломатии. Посмотрим.

Великобритания. Сирия. США. РФ > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > newskaz.ru, 20 апреля 2018 > № 2577605 Сергей Лавров


Россия > Внешэкономсвязи, политика > mid.ru, 18 апреля 2018 > № 2588849 Сергей Лавров

Выступление Министра иностранных дел России С.В.Лаврова на торжественном приеме по случаю православной Пасхи, Москва, 17 апреля 2018 года

Ваше Святейшество,

Ваши превосходительства,

Коллеги,

Друзья,

Дамы и господа,

Позвольте сердечно приветствовать священнослужителей Русской православной церкви, представителей других конфессий, органов власти, гражданского общества, глав аккредитованных в Москве дипломатических миссий на ежегодной пасхальной встрече в Министерстве иностранных дел Российской Федерации. Великий праздник Пасхи, символизирующий торжество жизни и добра, укрепляет в наших сердцах веру в правду и справедливость, побуждает совершать благие поступки.

Во все времена Русская православная церковь была вместе со своей паствой, разделяла судьбу России, вдохновляла людей на подвиги во имя защиты Отечества, помогала им выстоять в годы суровых испытаний. Сегодня Церковь вносит значительный вклад в поиск оптимальных решений актуальных вопросов общероссийской повестки дня, поддержание гражданского мира и согласия, консолидацию общества вокруг непреходящих духовно-нравственных ценностей, наращивает полезную социальную и просветительскую работу, много делает для укрепления института семьи, воспитания подрастающего поколения в духе христианских идеалов.

Для дипломатов особенно ценны усилия РПЦ, направленные на углубление связей с соотечественниками, сплочение православного мира, отстаивание исторической правды, продвижение позиций русского языка и нашей культуры. Решению этих задач способствуют зарубежные поездки Вашего Святейшества. В их числе, недавний визит в Болгарию для участия в торжествах по случаю 140-летия освобождения этой страны от османского ига.

Такая подвижническая работа сегодня тем более востребована, что ситуация в мире становится все более хаотичной и менее предсказуемой. В целом ряде западных государств нарастает опасная и одновременно постыдная тенденция отказа от собственных духовных и цивилизационных корней. А главными мерилами человеческого бытия, как Вы, Ваше Святейшество, отметили в своем Пасхальном послании, объявляются комфорт и успешность. Под сомнение ставятся фундаментальные принципы морали и нравственности. Такая линия не только порочна, но и антидемократична, поскольку насаждается агрессивным меньшинством вопреки воле подавляющего большинства граждан.

Насильственный «экспорт» псевдолиберальных ценностей в совокупности с заигрыванием с радикалами, делением террористов на «плохих» и «хороших» привели к хаосу и анархии на обширных пространствах Ближнего Востока – «колыбели» христианства. Очевидно, что надежно защитить христиан, равно как и представителей других религий, невозможно без разгрома террористических группировок и устойчивого политического урегулирования многочисленных конфликтов и кризисов.

Особое беспокойство, конечно же, вызывает ситуация вокруг Сирии. Благодаря усилиям целого ряда стран, в том числе и России, удалось сохранить сирийскую государственность, сформировать необходимые предпосылки для национального диалога. Нанесенные США при поддержке союзников ракетные удары по территории Сирии под абсолютно сфальсифицированным предлогом являются грубейшим нарушением международного права и Устава ООН. Такие агрессивные действия усугубляют гуманитарную ситуацию, играют на руку экстремистам, отдаляют перспективы установления мира на многострадальной сирийской земле. Эскалация ситуации вокруг Сирии, безусловно, негативно влияет и на всю систему международных отношений. Россия будет и впредь настойчиво добиваться уважения суверенитета и территориальной целостности Сирии и всех стран этого и других регионов.

В непростых условиях самое широкое признание получает активная миротворческая деятельность Вашего Святейшества, включая Ваши недавние контакты с Папой Римским Франциском, а также главами Константинопольской, Антиохийской, Александрийской и Иерусалимской православных церквей.

Разумеется, важно продолжать способствовать стабилизации положения и в других частях региона – в Ираке, Йемене, Ливии. Уделять большее внимание такому застарелому очагу напряженности, как палестино-израильский конфликт. Справедливое решение этой проблемы окажет благотворное влияние на обстановку на всем Ближнем Востоке.

Не может не тревожить и ситуация в соседней нам Украине. Пришедшие в феврале 2014 г. к власти ультранационалисты стремятся любой ценой разрушить многовековые всеохватывающие связи между двумя действительно братскими народами. Усиливается борьба против русского языка, на котором говорит значительная часть населения страны. Украинский закон «Об образовании» прямо нарушает международные обязательства Киева. При попустительстве, а порой и откровенной поддержке киевских властей продолжаются захваты храмов канонической Украинской православной церкви, сопровождаемые агрессивными действиями в отношении священников и прихожан.

Уверены, что единственным способом преодолеть междоусобицу, не допустить дальнейшего раскола украинского общества остается полное и последовательное выполнение Минского «Комплекса мер», который стал результатом переговоров президентов России, Франции, Германии и Украины. Рассчитываем, что народ Украины проявит мудрость, и национальное согласие будет восстановлено. Пользуясь случаем, хотел бы вновь отметить роль Вашего Святейшества в решении острых гуманитарных вопросов, связанных с бедами, поразившими эту близкую нам страну.

Отечественная дипломатия продолжает делать максимум для отстаивания прав христиан и других традиционных конфессий. В декабре прошлого года «на полях» СМИД ОБСЕ мы совместно с венгерскими партнерами организовали мероприятие, посвященное положению христиан в странах ОБСЕ и сопредельных регионах. В этих мероприятиях принимают активное участие представители Русской Православной Церкви. На повестке дня выполнение поручения СМИД ОБСЕ, которое было принято в Базеле в декабре 2014 г., о подготовке (наряду с уже одобренными документами ОБСЕ о неприемлемости антисемитизма) отдельных деклараций по борьбе с нетерпимостью и дискриминацией в отношении христиан и мусульман. Будем энергично над этим работать. Рассчитываем, что в нынешнем году дело сдвинется с «мертвой точки». Пока нет большого энтузиазма в отношении таких деклараций со стороны некоторых наших западных партнёров.

Готовы к дальнейшему наращиванию многогранного партнерства с Русской Православной Церковью, тесному взаимодействию с другими традиционными религиями России в целях продвижения честной, гармоничной, устремленной в будущее международной повестки дня.

В заключение хотел бы от души поздравить Вас, Ваше Святейшество, всех уважаемых гостей со светлым праздником Пасхи. Желаю вам здоровья, добра, мира и благополучия.

Христос Воскресе!

Россия > Внешэкономсвязи, политика > mid.ru, 18 апреля 2018 > № 2588849 Сергей Лавров


Россия. Великобритания > Внешэкономсвязи, политика. СМИ, ИТ > mid.ru, 16 апреля 2018 > № 2588847 Сергей Лавров

Интервью Министра иностранных дел России С.В.Лаврова для программы «Хард ток» на телеканале «Би-Би-Си», Москва, 16 апреля 2018 года

Вопрос: На прошлой неделе весь мир был глубоко обеспокоен в связи с возможностью прямого военного противостояния между США и Россией. Как Вы считаете, насколько близко мы подошли к такому развитию событий?

С.В.Лавров: Я не считаю, что мы подошли уж очень близко. Я считаю, что данную ситуацию создали наши западные коллеги, которые повели себя крайне безответственно. Они обвинили сирийские власти в применении химического оружия против мирного населения и заодно обвинили нас как союзников сирийского Правительства. Причем они сделали это, не дожидаясь, пока инспекторы ОЗХО осмотрят место происшествия. На самом деле, именно в тот момент, когда представители ОЗХО были готовы отправиться из Ливана в Сирию, и были нанесены эти удары. Как объяснили наши военные, канал связи для предотвращения непредвиденных инцидентов (так называемый «деконфликтинг») постоянно работает.

Вопрос: Я хочу кое-что уточнить, и давайте попробуем обойтись без профессионального жаргона. Я правильно понимаю, что Соединенные Штаты и их союзники заранее проинформировали вас о готовящихся ударах, и вы со своей стороны заверили их, что со стороны России не последует ответного удара?

С.В.Лавров: Я бы предпочел не вдаваться в детали относительно этих рабочих контактов между нашими военными. У военных России и США имеется канал связи как между двумя столицами, так и в самой Сирии, и наши военные весьма профессионально обсуждают между собой все подобные вопросы. Они прекрасно понимают друг друга. Возможно, они как никто другой понимают всю опасность подобных авантюр.

Вопрос: Г-н Лавров, этот кризис ведь еще не закончился, правда?

С.В.Лавров: Это зависит от тех, кто устроил весь этот кризис.

Вопрос: Если посмотреть на заявления ваших дипломатов, вывод напрашивается сам собой. Так, например, ваш посол в США заявил, что эти авиаудары не останутся без последствий. Владимир Путин назвал это незаконным актом агрессии. Мир хочет знать: что Россия намерена делать?

С.В.Лавров: Это констатация факта. А последствия, несомненно, будут. Мы, я бы сказал, утратили последние остатки доверия по отношению к нашим западным друзьям, которые предпочитают опираться в своих действиях на очень странную логику - «наказания без вины не бывает». Например, они сначала наказывают нас за Солсбери, а потом ждут, когда Скотленд-Ярд закончит расследование. Сначала наказывают за Думу в Сирии, а потом ждут, когда эксперты ОЗХО приедут и осмотрят место происшествия. То есть эта «тройка» западных стран действует по принципу «раз наказали, значит виноват».

Вопрос: По поводу тех инцидентов, о которых Вы только что упомянули, — Думы и дела Скрипалей — мы с Вами еще поговорим подробно. Но сначала я хотел еще поговорить с Вами о состоянии наших дипломатических отношений. Постоянный представитель США при ООН Н.Хейли заявила, что Соединенные Штаты остаются «в полной боевой готовности». Как бы Вы отреагировали на такого рода заявление?

С.В.Лавров: Мне кажется, им сначала нужно навести порядок у себя дома, в Вашингтоне. Мы полагаем, что такого рода заявления может делать только или верховный главнокомандующий, или военное руководство. У российских и американских военных, как я уже сказал, есть канал связи для предотвращения непредвиденных инцидентов, но это конфиденциальная информация.

Вопрос: Вы говорите о дефиците доверия, вернее, Вы говорите о полном отсутствии доверия.

С.В.Лавров: Я сказал, что мы утратили последние остатки доверия. Остатки — это еще не полное отсутствие.

Вопрос: Я хочу задать еще один очень простой вопрос. Когда Вы, Министр иностранных дел Российской Федерации, утром просыпаетесь и читаете в «Твиттере», что Президент и верховный главнокомандующий США фактически угрожает вам и говорит: «Готовься, Россия! Сейчас к вам прилетят наши хорошие, новые, умные ракеты!», что Вы по этому поводу думаете?

С.В.Лавров: Я думаю по этому поводу, что Президент США написал что-то в «Твиттере».

Вопрос: И как Вы реагируете на его твиты?

С.В.Лавров: Как говорится, все познается на практике. Мы решили посмотреть, как эти «новые», «умные» и «хорошие» ракеты покажут себя во время удара. По нашим подсчетам, две трети ракет не достигли цели, поскольку были благополучно сбиты.

Вопрос: Но никаких доказательств у вас нет, правильно?

С.В.Лавров: Министерство обороны России представило свою оценку и готово к профессиональной дискуссии по данному вопросу.

Вопрос: Мы еще вернемся с Вами к вопросу о достоверности той информации, которую предоставляют все участники этого конфликта, но сейчас давайте еще немного поговорим о дипломатии. Премьер-министр Великобритании Т.Мэй, и французский Президент Э. Макрон очень четко отметили в своих заявлениях, что единственной целью этой операции было предотвратить дальнейшее применение химического оружия сирийскими властями. Операция не преследовала цель каким-то образом повлиять на ход сирийского конфликта и уж, конечно, не была направлена на смену режима в Дамаске.

С.В.Лавров: Это они так сказали.

Вопрос: А Вы с этим не согласны?

С.В.Лавров: Нет, не согласны. Ваша программа называется «Хард ток» – «Непростой разговор», а нам нужны «хард фэктс» — конкретные факты. А все эти заявления про «хайли лайкли» (с высокой долей вероятности) выглядят попросту смехотворными.

Вопрос: Простите, когда Вы говорите «с высокой долей вероятности», Вы что имеете в виду? Заключение экспертов о том, что силы Президента Б.Асада применили в Думе химическое оружие?

С.В.Лавров: Нет, когда я говорю про выражение «хайли лайкли» (с высокой долей вероятности), я имею в виду, что это новое изобретение британской дипломатии, которым Великобритания прикрывается, когда наказывает людей. Она заявляет, что эти люди «с высокой долей вероятности» виновны. Знаете, у Л.Кэрролла в книжке «Алиса в Стране чудес» есть сцена суда, и там, когда король спрашивает: «Может, сначала выслушаем присяжных?», королева кричит: «Никаких присяжных! Сначала приговор, а потом уж вердикт присяжных!» Вот это и есть — «с высокой долей вероятности».

Вопрос: Хорошо, это Ваше мнение. Давайте теперь поговорим о том, что случилось в Думе. Но прежде позвольте задать Вам очень простой вопрос. Россия выступает против применения химического оружия и считает, что те, кто применяет химическое оружие, должны понести наказание, правильно?

С.В.Лавров: Это вопрос? Я думал, Вы намного лучше информированы относительно российской позиции по данному вопросу. Вы задаете вопрос, ответ на который очевиден.

Вопрос: Да, действительно, все очевидно — вы подписали все соответствующие договоры, вы разделяете решимость международного сообщества добиться полного запрещения химического оружия.

С.В.Лавров: Более того, в 2017 году мы завершили программу по уничтожению химического оружия в России, и этот факт был официально верифицирован ОЗХО. Весь Исполнительный комитет ОЗХО приветствовал этот шаг. А вот США, к сожалению, пока не выполнили взятых на себя обязательств, а вместо этого предпочитают бесконечно откладывать это дело на более поздний срок.

Вопрос: Хорошо, пусть это все очевидные вещи, и мы прекрасно понимаем, какова официальная позиция России по данному вопросу. Но в таком случае вы же хотите, чтобы люди, виновные в применении химического оружия в Думе (а то, что оно там действительно применялось, подтверждается многочисленными свидетельствами), понесли наказание?

С.В.Лавров: Подождите, подождите. Вы опять жонглируете фактами. Нет никаких доказательств того, что 7 апреля в Думе применялось химическое оружие.

Вопрос: Но ведь Э.Макрон и другие представители Франции четко сказали, что у них есть разведданные о полетах вертолетов сирийских правительственных сил над Думой. У них есть снимки газовых баллонов, найденных на месте атаки. Кроме того, мы знаем, что за последние несколько лет сирийские власти уже не раз применяли химическое оружие.

С.В.Лавров: Я не могу позволить себе невежливо высказываться в отношении глав других государств (разумеется, по отношению к главе моего государства я тоже не могу быть невежливым). Вы цитировали тут лидеров Франции, Великобритании и США. Но ведь откровенно говоря, все те доказательства, на которые они ссылаются, почерпнуты из средств массовой информации и социальных сетей. Например, те баллоны, о которых Вы говорите. Я видел эту фотографию - газовый баллон лежит на кровати, кровать при этом не сломана, окно не разбито. Слушайте, давайте уже как-то посерьезнее, а? Хорошо, вот Вы мне объясните одну вещь: зачем бомбить, если на следующий день инспекторы ОЗХО должны были прибыть на место и во всем разобраться?

Вопрос: Американский представитель в ОЗХО говорит о том, что есть серьезные основания опасаться, что Россия пыталась уничтожить улики в Думе. Вы можете со своей стороны заверить нас, что Россия не делала ничего подобного?

С.В.Лавров: Да, могу. Но я хочу сказать, что тут такая же логика, как у Т.Мэй по поводу Солсбери. Когда мы задали десятки вопросов, когда мы просили организовать совместное расследование, когда мы просили предоставить нам доступ к процессу взятия проб, она отвечала, что они не будут отвечать ни на какие вопросы, пока Россия не ответит на все их вопросы. Но ведь единственный вопрос, который они нам задали, был такой: «Рассказывайте, как вы все это устроили. Это В.В.Путин приказал отравить этих двух несчастных людей? Или вы уже не контролируете свои запасы химического оружия?» Для любого разумного человека в этой ситуации все должно быть совершенно ясно. Но давайте вернемся к Думе.

Вопрос: Да, давайте вернемся к Думе и к вопросу о том, кому можно верить, а кому нельзя. Сначала Вы заявили, что никакого инцидента в Думе не было. Потом Вы изменили свою позицию и сказали, что что-то там действительно случилось, но это была инсценировка, сфабрикованная какими-то русофобскими странами.

С.В.Лавров: Инцидента действительно не было. Была инсценировка. Никакого химического оружия при этом не применялось.

Вопрос: Вы считаете, что Великобритания причастна к этой имитации применения химического оружия в Думе?

С.В.Лавров: На этот счет история знает некоторые прецеденты за последние десятилетия. Что мы действительно считаем, и наши спецслужбы могут поделиться необходимой информацией со своими британскими коллегами, так это…

Вопрос: Но Вы же говорите, что у Вас есть неопровержимые доказательства того, что все это фальшивка, фейк, инсценировка. Вы говорите, что к этому имеют какое-то отношение волонтеры из организации «Белые каски». Где же Ваши неопровержимые доказательства?

С.В.Лавров: Чтобы были неопровержимые доказательства, нужно, чтобы место осмотрели эксперты.

Вопрос: Где неопровержимые доказательства того, что это все организовали «Белые каски» при поддержке британского правительства? Вы подвергаете сомнению слова других. А разве вам самим можно верить?

С.В.Лавров: Я говорил, что «Белые каски», как известно, работают только на территории, контролируемой оппозицией, в том числе группировкой «Джабхат ан-Нусра». Известно, что «Белые каски» год назад уже «били в набат» по поводу инцидента, якобы имевшего место в Хан-Шейхуне, который на поверку оказался фейком от начала до конца. Все знают, что «Белые каски» финансируются рядом государств, в том числе Великобританией.

Вопрос: Но ведь это же не неопровержимые доказательства?

С.В.Лавров: Секундочку. Неопровержимые доказательства чего?

Вопрос: Вы говорили, что у Вас есть неопровержимые доказательства того, что некая русофобская страна (имеется в виду Великобритания) работала совместно с «Белыми касками» для того, чтобы инсценировать инцидент.

С.В.Лавров: Подождите секундочку. С чего Вы решили, что я имел в виду Великобританию? Не нужно приписывать мне то, чего я не говорил. Я сказал «государство, которое рвется быть в первых рядах русофобской кампании». Так что постарайтесь цитировать меня без искажений, а то получается не очень профессионально.

Так вот, если говорить о неопровержимых доказательствах, инспекторы ОЗХО согласились провести расследование по поводу того, что случилось в Думе. Они приехали в Ливан. Сирийские власти сообщили им, что, как только они прибудут на границу, им незамедлительно выдадут визы. Через семь часов после этого по Сирии был нанесен удар. Зачем же было это делать за день до прибытия инспекторов?

Вопрос: Если окажется, что правительства Франции, Великобритании и Соединенных Штатов правы, а вы ошибались, и если Президент Сирии Б.Асад продолжит применять химическое оружие, как он это делал в 2013 году в Гуте, где в результате погибло порядка тысячи человек, или как он это делал год назад в Хан-Шейхуне, или как он это делал сейчас в Думе (как говорят американцы и их союзники), если окажется, что они все правы, а вы ошибались, Вы согласитесь, что Президент Сирии Б.Асад должен понести наказание?

С.В.Лавров: Знаете, Вы меня не слышите. Вернее, Вы меня даже не слушаете. Я только что сказал, что агрессивные действия были предприняты меньше чем за сутки до того, как на место предполагаемого инцидента должны были прибыть международные инспекторы, в том числе, насколько я понимаю, и граждане США.

Теперь по поводу того, что случилось год назад в Хан-Шейхуне. Это было 4 апреля. На следующий день мне позвонил Госсекретарь США Р.Тиллерсон и попросил договориться с сирийскими властями, чтобы те разрешили международным инспекторам осмотреть авиабазу, с которой взлетел самолет, который якобы и нес эту химическую бомбу. На следующее утро мы сказали американцам, что согласие получено. Они ответили, что «не нужно, спасибо», и на следующий день нанесли авиаудар. Мы попросили, чтобы на место выехали инспекторы ОЗХО, но нам сказали, что там слишком опасно и что в этом в любом случае нет необходимости, поскольку у британцев и французов уже имеются все необходимые пробы. Мы тогда обратились к британцам и французам с просьбой объяснить нам, как им удалось получить пробы из такого опасного места. Возможно, у них есть какие-то контакты с “Белыми касками”, которые контролируют эту территорию. Они нам ответили, что это секретная информация. Так что у нас гораздо больше фактов, которые нам хотелось бы прояснить, и гораздо больше законных вопросов в ответ на вопросы, которые мы слышим от западных лидеров и западных СМИ: «Зачем вы это сделали? Зачем вы применили химическое оружие в Великобритании? Зачем вы покрываете Б.Асада?». А теперь вы, отталкиваясь от этих заявлений, говорите: «А если вдруг выяснится, что вы ошибались, тогда что?» Очень интересно получается.

Вопрос: Вы – глава российской дипломатии. Если будут дальнейшие инциденты с применением химического оружия, а США, Великобритания, Франция и другие страны решат, что это дело рук Б.Асада, будут новые, еще более масштабные удары. К чему это может привести? Последуют ли ответные шаги со стороны России?

С.В.Лавров: Прежде чем говорить о «дальнейших инцидентах», надо сначала доказать, что Б.Асад действительно применял химическое оружие.

Вопрос: Я задал очень простой вопрос, и весь мир хочет знать на него ответ. По словам Н.Хейли, США находятся «в полной боевой готовности». Если Вашингтон снова заподозрит Б.Асада в применении химического оружия, независимо от Вашего мнения, он снова применит оружие, и удар будет еще масштабнее. Как отреагирует Россия?

С.В.Лавров: Я не занимаюсь гаданием, я оперирую фактами. Некоторое время назад три западные страны, которые сейчас раскручивают эту истерию, предупредили, что в случае применения Б.Асадом химического оружия они применят силу. Я рассматриваю это как сигнал «плохим парням», в частности «Белым каскам», для проведения провокации. Теперь, после авиаудара 14 апреля, они снова заявляют, что в случае дальнейших инцидентов они снова применят силу. Фактически, это сигнал боевикам и экстремистам к возобновлению военных действий, и они на него откликнулись. Сразу же после авиаудара они предприняли попытку наступления на Дамаск. Но я сейчас хочу сказать вот о чем. Когда кто-то пытается возложить на Россию ответственность за выполнение Б.Асадом обязательств по Конвенции о запрещении химического оружия (КЗХО), это просто возмутительно. Мы проводили эту работу совместно с США.

Вопрос: Последний вопрос по дипломатии, и потом я хотел бы перейти к другим темам. Сегодня США предложат на рассмотрение Совбеза ООН новую резолюцию, цель которой – предупредить Б.Асада от имени международного сообщества о недопустимости применения химического оружия. Готовы ли вы сотрудничать с США в ООН? Перестанете ли вы накладывать вето на все резолюции, которые предлагают США и их союзники?

С.В.Лавров: Мы не на все резолюции накладываем вето. Если речь идет о возобновлении механизма проведения расследований, который не является прозрачным и независимым и который сам выносит приговор, не дождавшись вердикта Совбеза ООН, то тогда, конечно, мы будем против…

Вопрос: Значит, вы будете против.

С.В.Лавров: Стивен, пожалуйста, дайте мне договорить. Для чего нужна эта резолюция? Мне кажется, все это делается с одной-единственной целью: если Россия и Сирия согласятся на сотрудничество, что по сути невозможно, но если бы мы согласились, то они хотели бы представить это таким образом, что мы пошли на переговоры, испугавшись их бомбежек. Вот почему в резолюции содержится требование о том, что сирийские власти должны пойти на переговоры. Но при этом они игнорируют тот факт, что основная оппозиционная группировка, которую они все поддерживают, так называемая «эр-риядская группа», в лице своего председателя Н.аль-Харири призвала США использовать военную силу не только в случае применения химического оружия, а везде, где оппозиции противостоят правительственные силы.

Вопрос: Несколько коротких вопросов. Считаете ли Вы, что Б.Асад вышел из этой бесконечной сирийской войны победителем?

С.В.Лавров: Тут нужно думать не о победителях и побежденных, не о Б.Асаде и его оппонентах. Необходимо думать, прежде всего, о сирийском народе, которому необходима передышка от ужасов восьмилетнего конфликта.

Вопрос: Какая у России окончательная цель в Сирии? В последнее время Москва направляет туда все больше техники и военнослужащих. Означает ли это, что вы намерены помогать Б.Асаду, пока он не будет контролировать каждый сантиметр сирийской территории?

С.В.Лавров: Наша цель – защитить Сирийскую Арабскую Республику от агрессии, которая началась 14 апреля и которую эти три страны, как они заявляют, намерены продолжать.

Вопрос: Собираетесь ли вы поставлять Президенту Сирии Б.Асаду ваш новейший зенитно-ракетный комплекс С-300? Если да, то это вызовет серьезную обеспокоенность у Израиля.

С.В.Лавров: Президент России В.В.Путин уже ответил на этот вопрос. Он напомнил, что несколько лет назад по просьбе наших партнеров мы решили не поставлять комплекс С-300 в Сирию. Теперь же, после этого возмутительного акта агрессии со стороны США, Франции и Великобритании, мы будем рассматривать варианты обеспечения безопасности сирийского государства.

Вопрос: Правильно ли я понимаю, что события последних дней заставили Вас пересмотреть свою позицию и теперь Вы склоняетесь к тому, чтобы начать поставки этого сверхсовременного зенитно-ракетного комплекса в Сирию?

С.В.Лавров: Теперь мы готовы рассмотреть любые способы помочь сирийской армии предотвратить агрессию.

Вопрос: За семь лет войны в Сирии погибло по меньшей мере 500 тысяч человек. По меньшей мере 12 миллионов человек вынуждены были покинуть свои дома. По меньшей мере пять миллионов из них оказались за пределами Сирии. Вы всерьез полагаете, что Б.Асад способен объединить страну, залечить раны и управлять Сирией?

С.В.Лавров: Мы никогда не говорили ничего подобного. Наш подход отражен в резолюции 2254 СБ ООН - судьбу Сирии должны решать сами сирийцы. Нужна новая конституция, выборы, и пусть сирийцы сами решают. Непрекращающиеся попытки расколоть Сирию на части идут вразрез с тем, что говорится публично и на официальном уровне. Кстати, не одна Сирия страдает от ужасных последствий гражданской войны. Посмотрите на Ирак и Ливию. А теперь те, кто довел эти страны до такого состояния, хотят, чтобы и в Сирии было то же самое.

Вопрос: Давайте теперь поговорим немного о деле С.Скрипаля и его дочери Юлии, которых отравили в городе Солсбери на юге Англии. Сегодня, в этом интервью, Вы сказали о том, что важно доверие. Вот Вы, Министр иностранных дел России, утверждаете, что в этом инциденте замешаны британские спецслужбы, которые известны своими способностями действовать с «лицензией на убийство». Возможно, эти последние слова были шуткой с Вашей стороны. Скажите, Вы, правда, думаете, что Вашу версию воспримут серьезно?

С.В.Лавров: Нам сказали, что Скрипалей «с высокой долей вероятности» отравили русские, потому что никаких других правдоподобных объяснений нет. Вот поэтому мы и ответили, что есть и другие правдоподобные версии.

Вопрос: Но Ваша версия точно не правдоподобна!

С.В.Лавров: Почему же?

Вопрос: У Вас есть хоть малейший намек на доказательство, что к покушению на С.Скрипаля причастны британские спецслужбы?

С.В.Лавров: Еще у римлян была такая поговорка «ищи, кому выгодно». Я считаю, что Великобритании оказалась очень на руку провокация как в Сирии, так и на собственной территории. Сейчас Великобритания снова оказалась на авансцене мировой политики таким крайне негативным, агрессивным и странным способом.

Вопрос: Позвольте отметить непоследовательность Вашей позиции. В ходе интервью Вы подчеркивали приверженность России всем международным конвенциям и соглашениям по запрещению химического оружия.

С.В.Лавров: Это действительно так.

Вопрос: В том числе Вы поддерживаете деятельность Организации по запрещению химического оружия.

С.В.Лавров: Верно.

Вопрос: Вы знаете лучше меня, что ОЗХО направила пробы использованного в Солсбери нервно-паралитического вещества в четыре разные лаборатории, и все они подтвердили, что это был «Новичок» (как и заявляло британское правительств) очень высокой чистоты.

C.В.Лавров: В этом-то и проблема. Уже само использование вещества А-234 очень высокой чистоты и очень высокой концентрации вызывает подозрение.

Вопрос: Это российское вещество. Всем известно, что этот нервно-паралитический газ изобрели в Советском Союзе.

С.В.Лавров: Давайте придерживаться фактов. Вы, может быть, и мастер задавать жесткие вопросы, но надо ведь и уметь слушать! Действительно, это вещество было разработано в Советском Союзе, но потом один из его изобретателей сбежал в США и опубликовал формулу в открытом доступе. Можете сами проверить эту информацию, прежде чем задавать вопросы. США даже запатентовали эту формулу, и вещество было официально взято на вооружение то ли американскими спецслужбами, то ли военными. А-234 — это вещество, от которого человек быстро умирает, но потом оно быстро улетучивается. Поэтому наши ученые говорят, что пробы, взятые через две недели, никак не могут содержать «очень высокую концентрацию» данного вещества.

Вопрос: Мы опять возвращаемся к вопросу о том, кому верят, а кому не очень. В России в это кто-то, может, и верит, но во всем остальном мире нет. Из 20 западных стран выслали более 100 российских дипломатов, потому что все считают виновной именно Россию.

C.В.Лавров: Если Вы все-таки хотите говорить по существу, позвольте добавить следующее. В субботу мы представили документ с выводами Центра радиологического и химико-биологического анализа в швейцарском Шпице (это одна из упомянутых Вами четырех лабораторий), который действительно обнаружил «высокую концентрацию» А-234, но, помимо этого…

Вопрос: Так вы доверяете ОЗХО или нет? Вопрос очень простой. Судя по всему, вы им не доверяете.

C.В.Лавров: Послушайте, для британца у вас ужасные манеры. Так вот, швейцарская лаборатория пишет, что сначала они обнаружили вещество BZ, изобретенное, если не ошибаюсь, в 1955 году в США и принятое на вооружение в армиях США и Великобритании. Мы направили в ОЗХО, которой мы доверяем, запрос с просьбой подтвердить или опровергнуть тот факт, что в дополнение к A-234 швейцарская лаборатория обнаружила в пробах BZ. Сейчас мы ждем ответа от ОЗХО, которой мы, безусловно, доверяем. Но тут, как говорится, доверяй, но проверяй.

Вопрос: У нас почти не осталось времени, а я еще должен спросить Вас про санкции. Министерство финансов США собирается огласить очередной пакет санкций против российских компаний и частных лиц, которые, как считается, связаны с сирийскими военными. Из-за предыдущего пакета санкций, которые ввело правительство США, российский фондовый рынок очень сильно «просел». Россию загнали в угол.

C.В.Лавров: Что ж, спасибо за сочувствие. Но не переживайте, мы как-нибудь продержимся.

Вопрос: Фондовый рынок обвалился на 10%, рубль упал по отношению к доллару.

C.В.Лавров: А у вас разве не было плохих времен? Помните, Джордж Сорос сыграл против вашего фондового рынка и обвалил фунт? Они же не просто угрожают наказать тех, кто имеет какие-то контакты с сирийским Правительством. По сути, они хотят наказать весь российский народ за то, что тот сделал «неправильный» выбор на президентских выборах. Они заявляют, что никогда не будут наносить вред простым людям, а только олигархам, политикам и военным, которые якобы дестабилизируют мир. Это ложь. Их настоящее желание — создать проблемы для сотен тысяч россиян.

Вопрос: Это и есть ваше уязвимое место. Россия, может быть, и располагает самым мощным ядерным оружием, о котором так красочно говорил Президент России В.Путин, но российская экономика слаба и уязвима.

C.В.Лавров: Да, это так, и мы в курсе. Но наша экономика прошла через многие испытания, начиная со Второй мировой войны. Хочу Вас заверить, что Правительство и Президент понимают всю необходимость реформ, и именно это и стало главной темой в первой части послания Президента России Федеральному Собранию. А во второй части Президент В.В.Путин рассказал о новейших видах оружия и закончил следующей мыслью о том, что мы всегда готовы к диалогу на основе взаимного уважения и баланса интересов.

Вопрос: И последний вопрос. Генсек ООН А.Гутерреш на днях заявил, что мир снова охвачен «холодной войной», но если раньше существовали механизмы, которые предотвращали возможность эскалации между США и СССР, то сегодня таких механизмов, похоже, уже нет. От этого вывода становится очень страшно. Вы работаете на своем посту уже 13 лет. Можно ли назвать нынешний период самым страшным временем на Вашей памяти?

C.В.Лавров: Что касается механизмов, о которых Вы говорите, то одним из них является канал общения. Каналы общения между Москвой и Лондоном были закрыты по инициативе британской стороны. Прекратились контакты по антитеррористической линии. Диалог между военными прекратился еще задолго до этого, опять-таки, по инициативе Лондона. Фактически прекратил работу Совет Россия-НАТО — очень продуктивный механизм для повышения доверия и прозрачности в отношениях. НАТО теперь хочет обсуждать на этой площадке исключительно Украину. ЕС тоже закрыл все площадки и общается с нами только по Сирии и по некоторым другим вопросам.

Вопрос: Но у Вас есть такое ощущение, что снова началась «холодная война»?

C.В.Лавров: По-моему, сейчас все еще хуже, чем во времена «холодной войны», потому что в те времена по крайней мере были каналы коммуникации и не было такой истерической русофобии. Сегодня же мы наблюдаем, так сказать, геноцид посредством санкций.

Вопрос: То есть Вы считаете, что сегодня ситуация хуже, чем во времена «холодной войны»?

C.В.Лавров: Да, именно из-за отсутствия каналов коммуникации. По крайней мере, их почти не осталось.

Вопрос: То есть ситуация становится очень опасной.

C.В.Лавров: Остается только надеяться, что эта мысль придет в голову и другим Вашим соотечественникам, в том числе в руководстве страны.

Вопрос: Трудно вспомнить другой такой момент в истории, когда Россия выглядела настолько изолированной. Ваша страна превратилась в изгоя. Летом Россия принимает Чемпионат мира по футболу, и Министр иностранных дел Великобритании Б.Джонсон уже сравнил его с тем, как А.Гитлер в 1936 г. принимал Олимпийские игры в Берлине.

C.В.Лавров: В 1938 г., то есть уже после той самой Олимпиады, состоялся футбольный матч между Великобританией и Германией. Вы можете найти в Интернете фотографию с этого матча, на которой перед началом игры и немецкие, и британские футболисты вскидывают руки в нацистском приветствии.

Вопрос: К чему Вы клоните?

C.В.Лавров: Я не собираюсь обсуждать Б.Джонсона. Мы уже поговорили с ним во время его недавнего визита в Москву. Пусть развлекается.

Вопрос: Наше время истекло. Сергей Лавров, большое спасибо за участие в программе «Хард ток».

Россия. Великобритания > Внешэкономсвязи, политика. СМИ, ИТ > mid.ru, 16 апреля 2018 > № 2588847 Сергей Лавров


Нашли ошибку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter