Всего новостей: 2601216, выбрано 10 за 0.040 с.

Новости. Обзор СМИ  Рубрикатор поиска + личные списки

?
?
?  
главное   даты  № 

Добавлено за Сортировать по дате публикации  | источнику  | номеру 

отмечено 0 новостей:
Избранное
Списков нет

Лимонов Эдуард в отраслях: Внешэкономсвязи, политикаГосбюджет, налоги, ценыСМИ, ИТвсе
Франция > Внешэкономсвязи, политика > regnum.ru, 31 июля 2018 > № 2692346 Эдуард Лимонов

Крупнейший скандал царствования Макрона

Французский Watergate

В эти недели Александр Беналла — самый известный человек во Франции.

Куда уж больше!

Это о нём президент Макрон прокричал:

«Александр Беналла никогда не имел ядерных кодов! Беналла никогда не был моим любовником!»

Речь идёт об очень молодом (ему 26 лет) телохранителе президента Макрона. Оливковый цвет лица, смоляные борода и усы. Довольно могучий, склонный, как мне кажется, к дородности.

Сын марокканских эмигрантов из задрипаного городка Evreux на севере Нормандии, семья жила в 15-метровой комнатушке в рабочем квартале.

Занимался спортом, играл в регби, насмотрелся фильмов о body-guards, в частности, знаменитый «Телохранитель» был его любимым фильмом, в 2010 году стал работать с социалистами в их службе безопасности. Охранял и Франсуа Олланда среди прочих.

Охранял Макрона во время его президентской кампании. Как-то убегали вместе по крышам от разгневанных таксистов в Марселе, видимо, сблизились, после избрания Макрона президентом стал главой его службы безопасности. Среди активистов партии Макрона En Marche, Беналла заработал кличку «Рамбо».

Мой старый товарищ Тьерри Мариньяк поясняет мне в письме, присланном ночью (я просил его объяснить, в чём там суть дела-то):

«Беналла был прикреплён к Макрону и был его тенью во время избирательной кампании. В системе привилегий и фаворитизма президента Макрона, который презирает институции, Беналла стал шефом по безопасности Элизея, поверх голов полиции и военных, с которыми он (Беналла) вёл себя обидно для них и презрительно. Но никто не мог ему возразить, поскольку он был фаворитом президента».

Так бывает с фаворитами, поднявшийся выше крыши в своей карьере Беналла (он запечатлён на многих фотографиях рядом с Макроном и его супругой Брижитт) всё-таки совершил глупость.

Его зачем-то чёрт понёс вместе с жандармами на майскую манифестацию, организованную коммунистами. Не то он пошёл туда, чтобы не терять форму и потренироваться на манифестантах, не то он испытывает к коммунистам неприязнь и использует любую возможность им накостылять, но с полицейской повязкой на рукаве и с пластиковым шлемом на башке главный телохранитель Франции там был и сумел побить двоих: мужчину и женщину.

С мая всё вроде было тихо, но вдруг! Журналисты раздобыли видео, где Беналла избивает манифестантов. Я просмотрел эти видео, Беналла там бьёт манифестанта в затылок сзади и затем уже лежащего ногой в живот. Далее процитирую моего товарища Тьерри, чтоб пояснил:

«И поскольку все только и ждали этого, разразился скандал, его начали между прочим газеты «Le Monde» и «Liberation», которые ранее поддерживали Макрона.

Вообще-то говоря телохранитель президента не имел никакого права вмешиваться вместе с CRS (жандармами) в манифестацию. Он не имел никакого права по закону. Немедленно нашли, что его жалованье 10 000 евро в месяц, что ему предоставлен служебный апартамент в 84 кв. метров на набережной Бранли (возле музея d'Orsey) и что апартамент был для него отремонтирован за 200 000 евро.

Оппозиция, — объясняет дальше Тьерри, — которая проявляла себя бессильной целый год, мгновенно прыгнула на эту историю и поступила по-американски — создала парламентскую комиссию по расследованию. Очень показательно: министр, ответственный за полицию, ничего не сказал, он сделал вид, что ничего не знает. Депутаты и журналисты стали его высмеивать — «первый мент Франции и ничего не знает!»

Профсоюзы полиции, которые были разгневаны против привилегий телохранителей, рассказали всё, что знают: оказывается этот телохранитель, не имея прав, как фаворит, позволял себе материть полицию и принимать решения вместо них. Помимо этого, военные (жандармы во Франции военные) и специальные силы, занятые охраной президента, были также разгневаны, ибо вспомним, что первой ошибкой Макрона было ещё год назад решение уволить генерала, который отказался ему повиноваться (имеется в виду глава Генштаба Пьер де Вилье, отправлен в отставку 19 июля 2017 — Э. Л.), военные тогда ничего не сказали, но не забыли. Военные сейчас также заговорили, особенно на страницах «Canard Enchaine» (cамая популярная сатирическая газета во Франции). Президент Макрон наделал себе больших врагов в службах безопасности и в вооружённых силах.

Он должен был выступить с отрицанием того, что марокканец был его любовником, ввиду слухов о его (Макрона) гомосексуализме во время избирательной кампании. Говорят также, что марокканец был возможно любовником его жены».

Тут я дополню пояснение Тьерри.

Я нашёл информацию, согласно которой Рамбо и Макрон обменивались словечками, которыми обычно обмениваются очень близкие люди. Они кричали друг другу: enfoire (от foire — диарея), то есть «обдриставшийся», и salaud — мерзавец, подлец. Это такие «шутливые», пацанские словечки летали между президентом и его марокканским телохранителем.

Расследование набирает обороты. Парламентарии вызвали премьер-министра прийти и объясниться перед Национальной Ассамблеей.

Также вызваны министр внутренних дел, префект полиции Парижа, директор президентского кабинета и ещё десяток крупнейших чиновников, отвечающих за безопасность.

И Сенат не остался в стороне, просто не мог. В Сенат вызваны представители синдикатов полиции, министр внутренних дел, директор жандармерии и другие, порою те же лица, что вызваны в Национальную Ассамблею.

Беналла?

Отстранён от работы в Элизее, хотя его видели, говорят, в автобусе с французской сборной, уезжающей с нашего чемпионата.

 Эдуард Лимонов

Франция > Внешэкономсвязи, политика > regnum.ru, 31 июля 2018 > № 2692346 Эдуард Лимонов


США. Россия > Внешэкономсвязи, политика > regnum.ru, 24 июля 2018 > № 2684868 Эдуард Лимонов

Наша Маша: Маша Бутина не учла отсутствия чувства юмора у американцев

Дальше должны бы последовать строки «...громко плачет, уронила в речку мячик...», ну и последовать утешение «...не плачь, не утонет в речке мяч...»

Но в Соединённых Штатах не работает логика детского стихотворения Агнии Барто. В грязной воде американской политики мячик, и Маша вместе с ним, скорее всего, утонут.

Во всяком случае звёзды ей не благоприятствуют.

Её покровитель Торшин на её беду как-то уже давно сделал ей комплимент, мол, теперь ты — Маша — круче нашей Анны Чапман, на РЕН-ТВ Чампан возглавляет передачу «Тайны Чапман».

Торшин имел в виду Анну Чапман — телеведущую, американские же следователи атрибутировали (отнесли) фразу Торшина к разведчице Анне Чапман, когда она ещё «работала» на зарубежной западной территории.

Как рыжеволосая будущая таинственная телеведущая там «у них работала», широкой общественности вообще-то неизвестно, ни американской, ни русской неизвестно, может, и не работала вовсе или неудачно работала, но сравнением с Чапман Торшин невольно бросил тень подозрения на нашу Машу.

Пытаясь понять, кто же такая Маша, я связался с Барнаулом, родным городом Маши Бутиной. Я там бывал не раз и не два — много раз. Красивый южно-сибирский город на берегу широкой и не затянутой в камень могучей реки Обь. Обь разливается, как ей хочется, подавая пример своими могучими прихотями населению города.

В первую очередь я осведомился, не состояла ли Маша Бутова в партии нацболов?

Нет, пишут, в партии нацболов Маша не состояла, «хотя и была настроена к нам довольно дружественно».

Бутина из семьи предпринимателей, следовательно, из немногочисленного привилегированного класса. Потому могла учиться себе вволю так долго, как хотелось.

Известный барнаульский журналист Евгений Берсенёв вспоминает, что обучался вместе с Бутиной в ШПП — школе публичной политики, и добавляет: «Это был такой проект, который финансировала «Открытая Россия» в 2000-е годы».

Маша училась в Алтайском университете. Политическую активность проявляла уже тогда, состояла в различных студенческих организациях.

После окончания Алтайского университета наша Маша окончила ШРП — «школу реальной политики». «Это был местный проект, работавший параллельно с ШПП», — поясняет Берсенёв.

Из ШРП Мария Бутина попала в Общественную палату Алтайского края.

Остановимся, чтобы заметить, что обучаться уже тогда стало образом жизни Марии Бутиной. Университет, ШПП и ШРП. Учёба и участие во всевозможных студенческих организациях.

Чтобы понять, кто сейчас сидит в американской тюрьме и надеется на освобождение, процитирую развёрнутое и, похоже, что продуманное мнение Берсенёва о характере Маши:

«Думаю, её скорее привлекала общественная активность как таковая. Идейно вряд ли она была сильно заряжена. Хотя в то время на своей странице в сети «ВКонтакте» она характеризовала свои взгляды как «коммунистические».

При этом ни в каких партиях не состояла».

«Один из местных бизнесменов, который вместе с Бутиной в 2000-е годы был в общественной палате Алтайского края, говорил мне, что в этой палате её воспринимали как «активного ребёнка» — быстрого и лёгкого, как говорят, на подъём. Но не воспринимали всерьёз. Она была готова взяться за всё, за что можно было взяться в этой палате. И не чуралась лёгких авантюр. Думаю, эта склонность к авантюрам и была причиной её симпатии к нацболам. Но отсутствие идейной заряженности и, видимо, заложенная в детстве некая тяга к комфорту так и не привела её в партию».

«В каких-то оппозиционных акциях она, если и принимала участие, то не так часто. Поэтому её присутствие на них почти никто не помнит. Саму Машу помнят, а вот участия в оппозиционных акциях — нет. Примерно так».

Побег Маши из Барнаула неизбежно последовал вследствие её активности в движении «Право на оружие». Бутина открыла местное отделение движения «Право на оружие».

Берсенёв поясняет:

«…В отделении состояли как некоторые либералы, так и отмороженные скинхеды. Скинхеды не скрывали, что надеются добиться легализации короткоствольного оружия и валить из него понятно кого (тех, кого они активно не любят).

Либералов, помнится, такое соседство со скинхедами в одной организации несколько пугало».

Через некоторое время раздираемое внутренними противоречиями движение «Право на оружие» стало разваливаться. Слово Берсенёву:

«Когда стало ясно, что скорой легализации короткоствольного оружия не будет, — это удручило её».

Убегая от неудачи, Маша переместилась в Москву, где участвовала неудачно в праймериз «Единой России». На Алтай в родной город она продолжала приезжать.

Затем из Москвы Маша бежала в Соединённые Штаты.

В Соединённых Штатах, как мы теперь знаем, Маша продолжила делать то, что ей лучше всего удавалось, — учиться. В момент её ареста основанием для нахождения на территории Соединённых Штатов Бутиной была студенческая виза.

Американская тюрьма для женщин Цитата из сериала «Оранжевый — хит сезона» реж Эндрю МакКарти, Фил Абрахам... 2013. США

Американская тюрьма для женщин

Но, помимо этого, её неугомонный нрав заставлял её усиленно, как у нас говорят, «тусоваться» в среде, к которой она привыкла ещё в Барнауле — среди политиков и общественных фигур, но теперь уже американских.

У рокеров есть свои фанаты, у футболистов. Фанаты стремятся «тусоваться» со своими объектами восхищения.

Есть фанаты и у политиков, они счастливы «тусоваться» со своими кумирами.

Вот и Маша.

Деревенщина, американцы никогда не отличались наличием чувства юмора. Поэтому они и прославились как прародина судов Линча.

Маша не учла отсутствия чувства юмора у американцев. Их глубоко провинциальную серьёзность.

 Эдуард Лимонов

США. Россия > Внешэкономсвязи, политика > regnum.ru, 24 июля 2018 > № 2684868 Эдуард Лимонов


США. Россия. Финляндия > Внешэкономсвязи, политика > regnum.ru, 17 июля 2018 > № 2680038 Эдуард Лимонов

Зря Европа « с ужасом и страхом» следила за встречей Трампа и Путина

До двух тысяч евро за ночь

Я думал, действо будет величественнее.

А получилось захудало.

До двух тысяч евро за ночь — это цена президентского номера Трампа в отеле «Хилтон», имеющего и местное название «Хижина рыбака».

Российские привезли по воздуху, видимо, массу автомобилей «Кортеж». Стоило волочь туда все новые лимузины Путина, в эту мутноглазую страну рыбаков-финнов? Провинциальный саммит получился. Всё было провинциальным. Город, полицейские, и даже Трамп с Путиным стали в Хельсинки провинциальными.

Чуть выручил президентский дворец. В царские времена в этом здании в Гельсингфорсе находилась резиденция российского императора. Там в Готическом и в Зеркальном залах прошли мероприятия саммита. Без дворца было бы ещё более убого.

Начнём с прилётов.

Трамп прилетел на военном грубом вертолёте США, и его откупорили снаружи два невысокого роста американские военнослужащие в фуражках, и, отведя дверцы в две стороны, извлекли оттуда дородного Дональда и его высокую супругу. Ну хоть от вертолёта повеяло империей.

Наш ВВП прибыл на пассажирском самолёте «Россия» (меня на «России», но только меньшего размера, в своё время примчали из Москвы на военный аэродром в городе Энгельсе, правда, в наручниках).

Трап подали тотчас, но ВВП что-то мешкал внутри, чем сбил ритм, и величественности не было совсем. Сошёл по трапу, пожал пару рук, снял пиджак и сел в «Кортеж».

В большом количестве, видимо, няньки, мамки, сватья баба Бабариха, корзины, картонки, ВВП ввалился во главе этого кагала в президентский дворец — бывшую резиденцию наших царей, когда цари решали выехать проветриться в Гельсингфорс, под бок к Швеции.

«Как толпа мешочников», — подумал я о свите ВВП, поскольку их действительно было ненужно много. Офицер в фуражке тащил два тяжёлых, оправленных в металл чемодана, толпа волокла пакеты и тюки. «На фиг ВВП их столько привёз!» — подумал я. На три часа такое количество халявщиков?

Трамп приехал на полчаса позже, Меланью, видимо, ждал, женщины всегда долго красятся. Но людей с Трампом было вдвое меньше, чем с Путиным. И они ничего не тащили.

ВВП встретился с Трампом и его женой в какой-то комнатке-предбаннике. Миниатюрный на фоне американской супружеской четы, российский президент был представлен Меланье в жёлтом пальто либо плаще.

Научившись, предположительно, у Трампа, Путин первым делом покровительственно огладил Трампа по бицепсу, не дожидаясь, пока Трамп похлопает ВВП. Трамп смутился и не похлопал.

Прошли к флагам. Сели под флагами. Первый заговорил Путин. Отделался общими словами, сказал, что настало время встретиться и поговорить обстоятельно. Был лаконичен.

Трамп говорил раза в четыре дольше. При этом был нервным, сидел на краешке кресла. Руки сложил подушечками пальцев, палец к пальцу, хмурился, потом спохватывался и выдавал в сторону Путина приветственные гримасы, растянув углы рта.

Было понятно, что он озабочен, видимо, тем, что хочет предложить Путину. И не был уверен, что Путин примет предложение. Обычно такое состояние бывает, когда вдруг начинаешь сомневаться в приготовленном предложении, а ведь ещё пару часов до этого момента предложение казалось тебе гениальным, таким, какое отклонить невозможно.

Трамп перечислил, о чём он собирается говорить с Путиным.

Интересно, что в перечислении Трампом тем, которые он собрался обговорить с Путиным, отсутствовало дело Скрипалей и взаимоотношения США с Европейским союзом.

А ведь ещё за сутки Трамп воинственно советовал Терезе Мэй судиться с ЕС, а не разбираться с ними. И назвал ЕС — врагом: «ЕС является нашим врагом, в торговле они использовали нас».

Затем Путин и Трамп стали тет-а-тетиться. О чём говорили — бог весть. Я так уверен, что Трамп всё же решился предложить Путину дружить против Европейского союза, но наткнулся на хмурое «нет».

Оно и понятно почему. Ведь российский президент и российское правительство, по моему глубокому убеждению, руководствуются в своей деятельности интересами «Газпрома». А ЕС покупает у «Газпрома» газ в огромных количествах, как же ВВП вдруг выступит на стороне США против газовых клиентов?

Когда они присоединились за столом к привезённым с собой товарищам, физиономии у обоих были вопиюще грустные. «Не сошлись!» — сказал я себе.

Трамп отпустил шпильку в адрес русского кагала, по-моему, они не поняли что это шпилька, я понял: «Wonderful people» — cъязвил Трамп, увидев, как их много.

Потом долго-долго тянули с пресс-конференцией. Я не понял, почему так долго сидят и ждут журналисты, а никого нет на подиуме у двух пюпитров.

Потом пришла Меланья и села в первый ряд, и я сообразил, что сейчас выйдут президенты.

Когда они вышли, я понял, они ведь писали свои тексты, потому и задержка.

Журналисты не отличились умом, вопросы были либо комплиментарные, либо въедливые и злые. И всё вместе было неинтересно. Та же конфронтация, что и вне саммита между американскими журналистами и Трампом и Путиным. Журналисты старались «огорошить», «припечатать» и «пригвоздить» президентов.

А президенты стали вежливо поддерживать друг друга в словесной баталии с журналистами.

Мы все ожидали другого, чего нам не дали.

Так что зря Европа» с ужасом и страхом» следила за встречей Трампа и Путина.

Ничего ужасного не произошло. Провинциальный саммит в провинциальной Финляндии. У финнов — некрасивый селёдочный президент.

Хулиган Трамп выглядел связанным невидимыми верёвками и потому мирным, даже вялым. Аккуратненький Путин преобладал, хотя тоже не блистал, много оправдывался. А когда оправдываешься, то непременно выглядишь виновным.

Всё осталось непонятным. Что будет в Сирии? Что в Донбассе? Будет ли ВПП пытаться уговорить Иран отойти подальше от границ Израиля?

Пояснение. Путин назвал Мюллера Миллером.

А Путин назвал спец. прокурора Мюллера дважды Миллером намеренно, чтобы унизить того, мол, «неважный человек, я даже фамилию его не помню». Этим ВВП ещё больше солидаризировался с Трампом, Трампу Мюллер немало уже крови попортил.

Эдуард Лимонов

США. Россия. Финляндия > Внешэкономсвязи, политика > regnum.ru, 17 июля 2018 > № 2680038 Эдуард Лимонов


Россия > Внешэкономсвязи, политика. СМИ, ИТ > zavtra.ru, 28 февраля 2018 > № 2513540 Эдуард Лимонов

"Не думал, что доживу до 30..."

беседа с Эдуардом Лимоновым о долгожительстве, литературе, политике, друзьях и женщинах. В присутствии одной рыжей женщины и хорошего красного вина.

Владислав Шурыгин

Подросток Савенко

Владислав ШУРЫГИН. Ты вообще когда-нибудь думал, что доживёшь до семидесяти пяти?

Эдуард ЛИМОНОВ. Нет, никогда не рассчитывал, я в детстве даже не думал, что доживу до тридцати. У нас все пацаны в посёлке погибали в 22 года, почему-то очень «модная» была цифра.

Владислав ШУРЫГИН. Почему?

Эдуард ЛИМОНОВ. Многие сидели, кто там при попытке побега, кто сорвался с оконной рамы, кого-то убили в лагере, вот такие причины.

Владислав ШУРЫГИН. Посёлок был рабочий?

Эдуард ЛИМОНОВ. Рабочий.

Владислав ШУРЫГИН. Ты был из военной семьи…

Эдуард ЛИМОНОВ. Я был из военной семьи, но такой, как говорили, «задрипанной». Отец был младший офицер и старшим не стал.

Владислав ШУРЫГИН. То есть ты себя считал частью посёлка?

Эдуард ЛИМОНОВ. Ну, конечно, да. Мы туда переехали, я уже в первый класс пошёл даже, мне было семь лет.

Владислав ШУРЫГИН. Ты помнишь свой первый бандитский поступок?

Эдуард ЛИМОНОВ. Помню, конечно! Первый магазин я ограбил, когда мне было 15 лет, это я помню, конечно. Но у нас этот магазин все грабили (смех) Это было…

Владислав ШУРЫГИН. Посвящение?

Эдуард ЛИМОНОВ. Да, он там, на окраине, был такой, и его ограбить - как лишиться невинности, так вот было для пацанов. Все туда ходили. Ничего сложного. Булыжником спьяну разбили окно, залезли, набрали водку, ещё головки были белые, знаешь, такая водка с белыми головками была. Отлично помню.

Владислав ШУРЫГИН. И конфет на закуску?

Эдуард ЛИМОНОВ. Конфеты уж дело пятое. Но в те годы продавщицы прятали деньги именно в ящиках из-под конфет, где-нибудь на дне. И там тоже были, но мало. Поэтому два рюкзака выпивки мы украли. Вот это была добыча.

Владислав ШУРЫГИН. Вас не «взяли» тогда?

Эдуард ЛИМОНОВ. Нет. Если бы «взяли», жизнь сложилась бы несколько иначе.

Не люблю юбилеи

Владислав ШУРЫГИН. Вот ты говоришь, никто и не мечтал даже дожить до тридцати, а когда дожил - помнишь свои ощущения?

Эдуард ЛИМОНОВ. Нет. Но, вот когда дожил до сорока, это было в Париже, я помню. Я почему-то запаниковал на несколько дней. Мне показалось, что должны наступить какие-то невероятные изменения во мне, что я вот-вот стану совершенно старым и дряхлым, и всё, конец. Но ничего такого не случилось, всякие события произошли потом другие, и я просто забыл об этом думать, естественно. А потом помню, как 60 я в тюряге праздновал.

Владислав ШУРЫГИН. Я помню твой юбилей, мы отмечали за тебя…

Эдуард ЛИМОНОВ. Да, вы сидели в ЦДЛ, а я счастливо сидел в тюрьме саратовской. И так было хорошо! Я так себя чувствовал. Я подумал, это довольно вульгарно - сидеть на своём собственном юбилее. Ты знаешь, я юбилеи терпеть не могу. С трудом на чужие иногда хожу.

Владислав ШУРЫГИН. У меня два самых запомнившихся юбилея, один в Южной Осетии. Из-за лавин я два дня просидел в Цхинвале и был первым, кого пропустили по Транскаму после схода лавин. И снег был, знаешь, какого не бывает вообще нигде, кроме Тибета, наверное. Снег первых дней творения. Невыразимой чистоты. И вот на вершине перевала я увидел первые лучи солнца, это было утром 18 февраля. Это был настоящий подарок судьбы…

Эдуард ЛИМОНОВ. А мне вот запомнились тюремные.

Владислав ШУРЫГИН. Где будешь встречать юбилей?

Эдуард ЛИМОНОВ. Как обычно, уеду куда-нибудь, отключу телефон. Я 20-го еду в Тверь книгу представлять.

Владислав ШУРЫГИН. Какую?

Эдуард ЛИМОНОВ. Вышла книга под названием «Монголия» в издательстве «Питер». Это первый мой опыт с издательством «Питер». Довольно мощное издательство.

Владислав ШУРЫГИН. О чём книга?

Эдуард ЛИМОНОВ. Да обо всём. Знаешь, это уже книга, которую может себе позволить человек, писавший множество лет. Такая, бессюжетная, с любого угла начатая и точно так же законченная. Там есть и Кронштадт, такой город, по которому идёшь и не знаешь, что тебе на голову упадёт - то ли кирпич, то ли яблоко, то ли мёртвый краснофлотец. Я влюбился в эти наши балтийские города. Гатчина там есть, одновременно Иркутск, что угодно. Жанр определить очень трудно, это не есть «записки путешественника», там просто рассуждения. Увидел киргизов на крыше, начинаешь рассуждать о киргизах. Или вообще о металле, какие-то воспоминания раскручиваются. Вспоминаешь сразу завод, на котором я работал. В общем, много всего. В Карабахе я был, тоже множество ощущений, потому что там чувствуется, что всё рядом. Там же Иран рядом, иранские фуры всё время шастают туда-сюда. Очень экзотично, настоящий караван-сарай. Колонны, остатки одного из городов, Тигранакерта. Всё совершенно дико идёт, всё такое, невероятное. Я спросил у одного учителя местного: «А что, Сирия-то далеко?». Он подумал и говорит: «Недалеко!» Вот так всё, сел на ослика и поехал. Однажды доедешь. Не далеко…

В общем, смешно. Эти деревни горные. Они не такие армяне, как армяне, они даже не особо-то и армяне, на мой взгляд. Похожи, знаешь, на таких сербов, которые всю жизнь сражались с турками, и в результате сами стали похожи на турок. Так и эти, они, в общем, не очень страстные такие, горные люди, я их очень полюбил. Случайно я туда заехал, появились знакомые.

Владислав ШУРЫГИН. А когда ты ездил?

Эдуард ЛИМОНОВ. В прошлом году, в конце мая, в июне был.

Владислав ШУРЫГИН. Человеку свойственно делить жизнь на некие такие этапы. Какие этапы в твоей жизни были? Ты сам какие этапы видишь?

Эдуард ЛИМОНОВ. Ну, конечно, был этот посёлок, потом была либеральная интеллигенция, я познакомился с Анной Моисеевной, еврейская либеральная интеллигенция города Харькова - поэты и всё такое. Потом заграница, заграничная шпана, потом Париж много лет, потом всякие войны, потом пошли-поехали. Правые. Я же познакомился с Жан-Мари Ле Пеном раньше, чем кто бы то ни было, в конце 80-х, когда его вообще мало кто знал, и боялись как чёрт ладана. И с коммунистами французскими я контачил. Так что этапы, конечно, есть. Был этап «нацболов», безусловно, огромный, который до сих пор ещё не закончился.

Владислав ШУРЫГИН. Ты как-то, я помню, при мне неполиткорректно одёрнул журналиста, когда он тебя попытался, обращаясь к твоему прошлому, упрекнуть, что как же так, вы, интеллигент, и пошли в такое красно-коричневое болото. А ты сказал, что никогда не был интеллигентом.

Эдуард ЛИМОНОВ. Это всё стереотипы. Во-первых, действительно, я никогда не был интеллигентом, я работал на полдюжине харьковских заводов. Кто ещё о своей биографии может сказать, что он действительно работал? Не просто там отметился, как Хрущёв, восемь месяцев в шахте числился. Я горжусь, я в литейном цеху на заводе «Серп и молот» год и восемь месяцев оттарабанил. Для того времени, той среды - это было гигантское количество времени. Я действительно работал, висел на доске почёта, чем до сих пор горжусь. Вкалывал как зверь. Потому что если вкалывать, то вкалывать.

Владислав ШУРЫГИН. То есть несмотря на то, что вторую половину своей жизни ты был писателем, так и не стал интеллигентом?

Эдуард ЛИМОНОВ. Да, я никогда не любил это всё, писатель -… , это довольно глупо. То есть я бы занимался чем-нибудь другим, но эпоха была такая. Я не знаю, может быть в восьмидесятые, пошёл бы в рок-стар, был бы рокер такой. Стал бы наверняка звездой, я думаю. Талант у меня был. Но эпоха предлагала такой выход. Она не предлагала ничего другого интересного.

Москва – Нью-Йорк- Париж

Владислав ШУРЫГИН. Недавно читал твои книги об Америке, и поневоле сравнивал её с нынешней Америкой. И, как ни странно, возникла ностальгия по той Америке, которую описывал ты. Та Америка, по-твоему, ушла безвозвратно?

Эдуард ЛИМОНОВ. Конечно. И Америка ушла. И Париж уже тоже не тот. Я приехал, это же было патриархальное время, было продолжение ещё того Парижа Хемингуэя. Сейчас его уже нет. Он глубоко под водой. Меня часто зовут в Париж. Но я не хочу ехать. Мог бы, но не хочу, что называется, бередить душевные раны. Пусть у меня останется тот Париж, в котором я жил.

Владислав ШУРЫГИН. А каким он был, тот Париж?

Эдуард ЛИМОНОВ. Ну, бедным очень. Я когда приехал, там была депрессия города. У города было множество долгов. Бедный, как я не знаю что. Все здания облупленные, квартиры дешёвые, можно было на любые копейки снять себе квартиру в центре города. Зимой Париж густо вонял дымом. Там же были тысячи каминов. Никакого центрального отопления не было. Это было только у богатых. А у бедняков камины. Это у нас здесь всё наоборот. Я писал в одном из рассказов, как купил себе пилу за 20 франков и ходил с нею по улицам. У меня сумка была, в ней пила, я увижу чего-нибудь, бревно подходящее, доску, сук. Отпилю, соберу небольшую вязанку иду домой. В камин её и всё. На несколько часов в доме тепло! Город был очень бедным и даже запущенным. Но у него было его неповторимое лицо. Бульвары, кафешки, где сидели бедные работяги, пили своё винцо. Там рядом недалеко была кофейня, где Бакунин собирался со товарищи. И всё было настоящим, не переделанным, не выхолощенным под миллион туристов. Удивительно. Я только сейчас понимаю, что повезло дико, потому что когда я уезжал, он уже начинал быть городом для богатых, а тогда не был.

Владислав ШУРЫГИН. А вот этап Америки, какой из городов был самым «твоим»?

Эдуард ЛИМОНОВ. Ты знаешь, я всё-таки нью-йоркский житель. Я там жил больше всего. Жил и в Калифорнии, и ездил по всяким штатам: Нью-Джерси, Иллинойс. Но это всё так, недолго. В Калифорнии я жил целое лето как-то, в Монтерее, но всё равно я нью-йоркский.

Владислав ШУРЫГИН. В военной школе?

Эдуард ЛИМОНОВ. Да, потому что у меня девка там была шведского происхождения.

Владислав ШУРЫГИН. Разведчица.

Эдуард ЛИМОНОВ. Там все разведчицы. Это была школа первой ступени. Почти начальная. То есть там были одни лодыри и всякие халявщики, которым не хотелось нормально служить вот они записывались на эти курсы. Это смешно, скорее всего, было. Были ещё две ступени. Там уже - да. Эти слухачи, которые сидели на атомных подводных лодках и ловили русские шорохи. Это уже не смех.

Владислав ШУРЫГИН. Скажи, снятся города? Вообще ты любишь сны?

Эдуард ЛИМОНОВ. У меня на сны времени нет, к сожалению. Я сам по себе беспокойный человек, рано встаю, летом в 6 утра, сейчас, поскольку темнее, где-нибудь на час позже. Но у меня ещё проблема такая - надо писать. По меньшей мере, три дня в неделю я пишу статьи, и лучше их отсылать первым, а то вдруг кто-нибудь на ту же тему напишет.

Владислав ШУРЫГИН. По крайней мере, на хлеб с водой хватает.

Эдуард ЛИМОНОВ. Даже на хлеб с вином (разливая красное армянское вино по бокалам). Но мне самому денег надо немного. Я привык жить скромно, ты же знаешь. Но ко мне в основном ребята приходят: «Дайте тому на дачку в тюрьму, дайте на то, дайте на сё». Дети, опять-таки. Им же тоже надо каждый месяц какое-то вспомоществование. То у кого-то на квартиру нет, а у него трое детей. Вот так и живём. Но я уже привык. Знаешь, когда ты привыкаешь, что несёшь на себе какой-то груз, то деньги становятся просто твоей обязанностью, которую ты уже не оцениваешь ни во что кроме суммы. Вот, нужно столько-то и столько-то. А что на эти деньги ты бы смог себе купить просто не думаешь. Нет, не думай, что я тут аскет какой-то. Материально я ещё никогда так хорошо не жил, но я считаю, что это как бы надбавка «за выслугу лет», как в армии. Они меня не сумели заткнуть, не сумели свалить, не сумели раздавить и теперь более-менее принимают таким, какой я есть. Конечно, с определённой осторожностью, не давая мне особо разогнаться, но, тем не менее, я всё-таки отстоял себя в достаточно тяжёлой борьбе.

Долги Путина

Владислав ШУРЫГИН. Тебя можно в принципе без всякого преувеличения назвать одним из старых действующих реал-политиков.

Эдуард ЛИМОНОВ. Конечно, я старый. Я пришёл, в то время, когда в политику пришли почти все нынешние лидеры: Зюганов, Жириновский, Явлинский. Начало 90-х. После этого почти никто не пришёл, кстати говоря. Не я один отмечал, тот же Жириновский говорил об этом, что было время, в которое какие-то люди прорывались в политику, а потом эти двери закрылись. И это скорее плохо чем хорошо. Мне, например, особо не нравится судьба Жириновского, я бы не хотел, упаси Господи, такой судьбы. Я его иногда вижу где-нибудь, он такой, как памятник, как статуя Командора. С окаменевшими мыслями.

Владислав ШУРЫГИН. Ты его помнишь другим?

Эдуард ЛИМОНОВ. Да, я его помню живым сорокалетним мужиком с лексиконом людей, которые стояли в огромных очередях 90-х(смеётся). Мне он такой нравился. Мне нравились Анпилов и Жириновский, я с ними немедленно познакомился.

Владислав ШУРЫГИН. С позиции твоего долгого опыта, как ты видишь сегодняшнюю политическую кухню? В какой политической магме плавает сегодняшняя Россия? Куда она пришла?

Эдуард ЛИМОНОВ. У нас всегда была сильная оппозиция. Но государство после 91-го года было устроено так, чтобы не дать повторить с ним, то, что было сделано с СССР. Оппозиция старалась, конечно, скинуть вначале Ельцина, потом Путина. Но ведь не удалось же. Не удалось! Пытались очень сильно. Значит, устойчивость системы была высокой. Поэтому в какой-то момент мы поняли, что пытаться делать ставку на сокрушение бессмысленно. Нужно жить в этой реальности и менять её уже изнутри. Раз не свергли, надо жить с императором. Его царствование долгое. Одно из самых долгих в новейшей истории. И всё равно, я думаю, оно идёт к концу. Так или иначе, никто же не вечен. 65 лет Владимиру Владимировичу. Я смотрел как-то хоккей, вырядился он там, надел чего-то там, но шейка-то тоненькая уже, старческая. Как с временем не воюй, но оно сильнее! Поэтому уже сегодня нужно думать о том, что будет после. Это очень скоро! Шесть лет – не двадцать шесть.

Будем честными – он очень много сделал для страны. Россия ему за многое должна быть благодарна. Объективно! Но и проблем нам в наследство он оставит немало. Но это свойство любого руководителя такого уровня – оставлять в наследство следующим правителям огромные проблемы. Даже великий Сталин оставил много нерешённых проблем. Проблему приемника. После него власть подхватили не пойми кто. Проблему сосланных народов. Он же нам оставил это всё. Великий мудрый Сталин. И вот, эти народы вылезли из резерваций, вернулись, но ничего не забыли. И до сих пор нам это икается.

А менее великий и менее мудрый Владимир Владимирович тоже нам оставит немало проблем. Во-первых, оставит враждебную нам Украину. Сильно враждебную. Этого не надо было допускать, надо было проявить больше решительности и не играть в глупые игры в Западом с США, а каким-то образом прорусское правительство туда затолкать.

Во-вторых проблема огромного социального неравенства. Это сложнейшая проблема. Страна ахает и переживает, когда называют какие-то нереальные цифры зарплат высшего сословия. Менеджер какой-нибудь, Сечин, получает двадцать миллионов в месяц, а убогий старикан-пенсионер, до 10 тысяч рублей не дотягивает. И что он думает о власти? Что думают его родные? И как повела себя власть? Она, кстати, после того, как ряд людей, и я в том числе, обратили на это внимание и сказали об этом, немедленно засекретили все зарплаты служащих, высших чиновников.

Эту проблему Владимир Владимирович не сможет решить. Он понимает, что это огромная проблема, но сделать он ничего не может, он окружён этими людьми. Товарищи, друзья. Вся власть его покоится на его доверии к этим людям. Проблема неравенства огромная.

Но я всё-таки думаю, есть позитив в том, что он пришёл к власти. Это была удачная случайность, конечно. Я не думаю, что Ельцин был такой проницательный, так он отлично разбирался в людях. То, что у него в фаворитах были, скажем, тот же Немцов и Степашин, говорит о том, что он мало разбирался в людях. Нет, это случайность. Маленький офицерик - ну, что такое офицер КГБ? Этих офицеров там тогда было…

Первые два срока он гулял. Умный, понимающий, опытный человек всегда видит. Он гулял, он был счастлив - Берлускони, Шрёдер, всех там целовал и прочее. А потом он помудрел поневоле, возраст-то приходит, начинаются думы о государстве, и стал время от времени совершать такие поступки, которые я одобряю.

Время политических призраков

Владислав ШУРЫГИН. Я иногда сам себе задаю вопрос, та Россия, за которую мы боролись или видели себе в каком-то идеальном сне, она, ведь, у каждого была своя. И одна из проблем оппозиции была в том, что все видели в мечтах идеальную Россию, но как-то резкость в итоге не сводилась. Всё получалось предельно размытым.

Эдуард ЛИМОНОВ. Я уверен, что любая другая власть, которая придёт, она будет, конечно, более патриотична. Ведь люди не забыли, они всё помнят. «Русский мир». Они дико воодушевились тогда, когда Крым стал нашим. Я это видел, я человек, очень чувствующий эти вещи, наблюдательный. Я смотрел и видел, как у людей горели глаза. Им это нравится, нравится, что Россия - великая страна. Для них это ощущение, может быть, даже больше личных успехов. Посмотрел из окна и чувствуешь: Россия - великая страна! И они сразу повеселели. Им всегда этого хотелось. Я же когда-то цинично говорил, что мы не любим Америку потому, что просто завидуем американцам, что они делают в мире что хотят. Мы бы тоже так хотели, нас оттеснили куда-то на задворки. Обобрали как лохов и нагнули. Мы сильная нация, но как лохи себя повели. И сейчас до сих пор так себя ведём. Скажем, с этими олимпийскими играми. Ну, на хрена туда поехали? Зачем быть просителями? Не надо! Надо устроить игры в Сочи самим. И показать там такие результаты, которых никто никогда не показывал. И пусть потом гадают – с допингом или без? Нет! Одно нытьё: «Пустите нас». А одно унижение всегда ведёт за собой следующее...

Владислав ШУРЫГИН. Не боишься реставрации либералов?

Эдуард ЛИМОНОВ. Да я в гробу их видел. Я считаю, что если им не попустительствовать, они маловлиятельны. Как электоральная сила они не представляют никакой опасности. «Сколько у них батальонов?» - спросил бы Наполеон. Нисколько! Поэтому это - визгливая шушера. Единственное, их решительнее надо было бы давить. Страна сейчас ведёт две войны, пусть они не названы, но они идут. Конфликт с Западом, с США и конфликт с Украиной. И позволять в этих случаях устраивать в центре Москвы бандеровские марши или акции в поддержку майдана это несусветная глупость.

Владислав ШУРЫГИН. Веришь в заговор против Путина? Вот недавно американцы вывесили проскрипционный список, в котором практически всё политическое и экономическое руководство. На мой взгляд, это попытка подтолкнуть нашу политическую и экономическую элиту к тому, чтобы своими руками как-то зачистить ВВП. Потому что, конечно, никто из них капиталы в Россию возвращать не собирается, отказываться от жизни на Западе не будет. На там, на Западе их благополучие тесно увязывается с лояльностью США, готовностью включиться в борьбу против Путина.

Эдуард ЛИМОНОВ. Я тебе могу сказать о своём взгляде на это. Я думаю, это попытка такого постепенной дискредитации российской элиты как таковой. Не конкретных людей. Им наплевать, они особо не выбирали, ну, не упомянули Кудрина, Набиуллину, но это так. Я думаю, что это по той же схеме, как было с Саддамом Хусейном, его же тоже не одного обвинили, там был целый список. «Химический Али», который там якобы кого-то отравил. И с ним ещё целая колода, кого назвали врагами. Ищут не слабое звено, как таковое, а идёт атака на всю российскую элиту. Я этих людей не особо ценю, я считаю, что это расходный материал и завтра их можно спокойной сменить на каких-то других. Но на Западе рассуждают по-иному, они считают, что вот мы сейчас укажем на них пальцем и все будут знать, что с этими людьми нельзя вести дела. И это ударит по России. Это дискредитация, растянутая во времени. Такое у меня впечатление от этого. А что касается Владимира Владимировича, я не думаю, что есть какая-то возможность его как-то отодвинуть от власти. Он себя ещё в первые годы правления достаточно обезопасил, убрал из армии, отовсюду, массу людей, которые могли бы быть ему опасны. Разобрался с самыми влиятельными олигархами, которые до него фактически управляли страной. Я думаю, что он как раз в этом смысле прикрыт.

К тому же я считаю, что совершенно ошибочно фиксироваться на личности самого Путина. И Запад, и либералы почему-то фокусируются на фигуре самого Путина. Но на мой взгляд, страной управляет не Путин единолично, а несколько десятков семейств, которые могут друг друга не любить и даже враждовать, но поневоле поддерживают статус-кво. Поддерживают систему власти. Это нормально! У меня тоже есть люди, которых я терпеть не могу, и даже в партии есть, но надо во имя партии сохранять отношения. И я считаю, что никакой Навальный не мог бы существовать, если бы за ним не стояла вот одна из этих, или несколько там, семей, от которых и Владимир Владимирович зависит. Владимир Владимирович, что называется, споксмен, он такой porte-parole, это по-французски. Он типа Пескова, пресс-секретарь. Не совсем пресс-секретарь, он, конечно, огромное влияние имеет в принятии решений, но он не один решает. И какие-то вещи он порешал бы по-иному, я уверен, если бы был совершенно свободен.

Владислав ШУРЫГИН. Проблема сегодняшней политической площадки в том, что на ней вместо реальных игроков – партий, движений, играет куча призраков, созданных властью. Ты с этим согласен?

Эдуард ЛИМОНОВ. Естественно. Это вот методика нынешней власти, которая умрёт с этой методикой, но не изменится. Они боятся жить, боятся - не имеется в виду физически, а боятся конкуренции. Вместо того чтобы выдерживать её и иметь дело с реальными людьми - всегда можно найти способы, как людей приблизить, как с ними сотрудничать,- но они никогда на это не соглашались. Вместо этого разрушали дофундамента эти все праведные и неправедные организации и на их месте составляли свои, подконтрольные им симулякры и имитаторы. В обычное время это работает. И они бодро рапортуют вождю о том, что контролируют политическое пространство, что у них всё на учёте. И совершенно не задумываются над тем, что при любом серьёзном шторме, кризисе весь этот созданный ими политический бестиарий побежит к чёртовой матери, бросив их тонуть. Они ещё не понимают этого. А я это вижу, и считаю, что это будет величайшим отмщением, за то, что они сделали с нами и со многими другим реальными политическими проектами. Придёт момент, когда все эти шкуры предадут их всех.

Возвращаясь к литературе

Владислав ШУРЫГИН. Возвращаясь к литературе…

Эдуард ЛИМОНОВ. Литература - лишь отражение в мутной воде. Отражение реальности.

Владислав ШУРЫГИН. Ты французскую литературу в оригинале читал?

Эдуард ЛИМОНОВ. Конечно.

Владислав ШУРЫГИН. А есть у тебя любимый писатель?

Эдуард ЛИМОНОВ. Знаешь, нет и не было. Я в основном люблю всякие исторические изыскания.

Владислав ШУРЫГИН. Вообще есть писатели, которые тебя сопровождали всю жизнь? Неважно, какой национальности.

Эдуард ЛИМОНОВ. Нет, я их, что называется, менял как перчатки. Это у обывателей, у маленьких людей, они там кого-то годами читают, всю жизнь прижимают к груди. Я пользовался чем-то, чему-то учился, двигался дальше. Мне писатели никогда не были интересны, больше мне нравились словари, справочники. Я помню, была книга «Война генералов», где через личные письма генералов рассказывается как воевали союзники во Второй мировой войне в Европе. Какое было соперничество, какие они были сумасшедшие, какой Монтгомери был долбанутый, Эйзенхауэр. Этого в русских источниках не найдёшь! И множество вещей, которые я оттуда унёс, неповторимы.

Помню, как-то в национальных архивах, я уже там не жил, увидел объявление, была какая-то выставка настоящих документов французской революции. Что меня потрясло, я до сих пор помню, это безумная подпись Робеспьера. Она начиналась вверху, потом огромные линии летели вниз, буквально, как голова казнённого, скатившаяся с гильотины. И этот список расстрельный, рядом колонка. Фамилии. Там столько всего интересного было!

Владислав ШУРЫГИН. Тогда второй вопрос - из исторических персонажей для тебя кто-то был примером?

Эдуард ЛИМОНОВ. Я двигался по жизни, постепенно совершенствуясь. Вот у меня сейчас кумир Жак Ру «Бешеный». Французский священник. Он был главарь «бешеных», покончил с собой в январе 1794-го в тюрьме Бисетр. Первый раз он себя кинжалом в грудь ударил, но не добил, а второй раз уже просто лёгкое пробил и умер. Потрясающий тип совершенно! Безумный. Он как раз был впереди своего времени предлагал брать в заложники детей, жён аристократов, проповедовал абсолютное равенство. Совершенно безумный человек. Робеспьер по сравнению с ним был приспособленец.

Владислав ШУРЫГИН. А я совершенно случайно в интернете наткнулся на великолепный перевод. В 80-е годы вышла книга французского палача Андре Обрехта. Палач из династии палачей, который работал сначала где-то в колониях, потом его перевели на территорию Франции. В общей сложности у него было 500 человек, которых он за всю жизнь обезглавил…

Эдуард ЛИМОНОВ. А я, представляешь, приехал в Париж ещё при Жискар д’Эстене, и тогда гильотинировали людей. И каждую неделю на последней странице «Figaro» были фотографии этих людей. Знаешь, как на паспорт, в рядок. А гильотину я видел на выставке, называлась она «Орудие пыток и прочие убийства». Офигенная выставка! Настоящая лионская гильотина, она стояла…ну, не лестница, а такой колодец. Она же высокая очень, оттуда летит этот нож. Нож, конечно, производит впечатление дико устрашающее. Потом там было, как растягивали человека. Обыкновенный такой, как слесарный, станок, туда его заправляли и растягивали суставы. Потом знаменитая «железная дева». И таких орудий там сотни было. Мы ещё с покойной Наташкой ходили.

Владислав ШУРЫГИН. Писатели тебе не интересны, но ты пишешь. Почему?

Эдуард ЛИМОНОВ. Это способ… знаешь, как после кораблекрушения в океане фонариком светят. Это возможность дать о себе знать, разумеется. У меня никаких задумчивых мыслей по поводу читателя нет совершенно.

Владислав ШУРЫГИН. Но странным образом ты являешься самым ярким русскоговорящим писателем конца двадцатого века.

Эдуард ЛИМОНОВ. Я просто редкого типа писатель. Почти все пишут с условностями, посмотри кого угодно. Читаешь Сорокина или Пелевина - они все условные. А я всегда говорю прямой речью. Это мой стиль.

Владислав ШУРЫГИН. Никогда не понимал восторга по Довлатову, ведь он же пришёл в литературу после тебя. Фактически он украл твой стиль.

Эдуард ЛИМОНОВ. Да нет, ничего он не крал. Довлатов - очень банальный. И даже легион его поклонников, которых я не хотел бы иметь, свидетельствуют о том, что он банальный. И человек он был такой - банальный, уклончивый, хитрый.

Владислав ШУРЫГИН. Ты его знал?

Эдуард ЛИМОНОВ. Да, я его знал. Он даже меня на словах поддерживал. И божился, что хочет меня опубликовать у себя в газете «Новый американец». Но так и не опубликовал. У него были богатые американские евреи хозяева, и они никогда бы не пропустили бы такого человека, как я.

Севастополь – Крым- Россия

Владислав ШУРЫГИН. Я помню, был момент, когда мы с тобой сидели, и я у тебя спросил, что ты пишешь, ты ответил, что ничего больше не пишу, мне больше неинтересно писать. А сейчас у тебя вышел целый веер книг. Как ты вернулся в литературу?

Эдуард ЛИМОНОВ. Это обусловлено совершенно просто - некоторым количеством определённых неудач в политике.

Владислав ШУРЫГИН. Я бы не назвал тебя неудачником.

Эдуард ЛИМОНОВ. Я не говорю, что я неудачник. Я считаю, что сформулировал вещи, многим из которых ещё не пришёл срок. Вот недавно я был в Севастополе, пошёл к башне Клуба моряков, той самой на которой девятнадцать лет назад - 25 августа на день независимости Украины наши ребята вывесели огромный лозунг: «Севастополь - русский город!» Это был 1999 год, кромешная тьма. И над нами все тогда смеялись - дураки, идиоты, дебилы! Какой русский? Флот скоро выкинут. Теперь это, оказывается, один из главных лозунгов нового времени. За ту акцию ребята пошли в тюрьмы украинские, получили конкретные сроки. Они же «парились», вышли только в январе 2000-го. Тогда эта акция такой фурор там наделала. Там сняли всех! Командующего, кучу эсбэушников, потому что это центр, 36 метров высота.

Я в этот приезд собрал ребят в какой-то чебуречной, сидели, вспоминали. Я говорю: «Ну, чего, теперь вы поняли, что всё было правильно? Я уверен, что вы и тогда так думали, но теперь вы видите, что Севастополь - русский город? Кто, кроме нас, идиотов, тогда думал, что это возможно?».

Они были первыми, а теперь им даже никто спасибо не сказал.

Нацбол Александр Круглов, боевой офицер, севастополец. Я у него жил в Севастополе. Он немного не дожил до освобождения Крыма, в 2010-м умер. И это же он придумал «Севастополь-Крым-Россия». Это его название его организации, и лозунг этот. Но его даже не упомянули. Сняли похабный фильм про то, как Крым двигался к России, где о Януковиче тонны всего, а о наших ребятах, которые реально боролись за возвращение Крыма, в тюрьмы за это шли – ни слова.

Владислав ШУРЫГИН. Скажи, сегодня, спустя годы, как т оцениваешь свой казахский проект? Ты фактически за него сел в тюрьму. Но сегодня Казахстан вроде как чуть ли не в лучших друзьях. Это была ошибка?

Эдуард ЛИМОНОВ. Это всё иллюзии. Дело в том, что как только Назарбаев помрёт, начнётся такая там драка, что мало не покажется. Причём первую скрипку там будут играть китайцы. Они уже там же сидят. Почему столицу перенесли в Астану. Потому что до Алма-Аты китайские танки за несколько часов докатят, а до Астаны им надо ещё переть несколько суток. Боятся китайской угрозы.

Огромный регион, богатый. Казахстан - дико богатый! Редкоземельные металлы, газ, уран, нефть. Всё, что ты хочешь! У них сейчас уже на душу населения доход огромный, и это всё на 17 миллионов человек. Конечно, их разорвут. И я бы хотел, чтобы моя страна тут сохранила своё влияние, а не китайцы, которые сбоку припёка. А китайцы - умные, они сидят и готовятся к этому. А наши – не мычат не телятся. Сейчас, даже по официальным источникам, четыре миллиона русских в Казахстане. На момент провозглашения независимости было шесть с лишним. Русских было больше, чем казахов. Плюс к этим четырём миллионам русских там миллион немцев, которые себя, естественно, мыслят только с русскими, ни с кем другим. Нужно со всем этим работать, готовиться. Эпоха Назарбаева заканчивается и грядёт такой передел, что мало никому не покажется.

О Боге и женщинах

Владислав ШУРЫГИН. Ты о Боге никогда не думал?

Эдуард ЛИМОНОВ. Каждый день думаю (смеётся)! Правда, я думаю о Боге. Я же написал, ты же знаешь, сколько ересей там и прочего. Я думаю о Боге, только он у меня не добрый дедушка, а скорее всё-таки строгий и даже враждебный человеку. Но так оно, собственно, и есть, я думаю. С чего ему нас таких любить?

Владислав ШУРЫГИН. Но это твой путь. Может быть, ты его просто по-другому видел.

Эдуард ЛИМОНОВ. Я не верю в доброту всего сущего. Я верю как раз в полный негатив, что нас стремится всё раздавить. Человек выжил не благодаря, а вопреки. Я горжусь человеком. Я считаю, что человек, в общем-то, такое, казалось бы, такое хрупкое, из воды состоящее существо. Но он молодец. Он не только выижил и развился, но стал хозяином планеты. Человечество добилось хрен знает чего. И если оно, благодаря своей дури и само себя уничтожит, то тоже не очень жалко, потому что это его право.

Владислав ШУРЫГИН. Скажи, в твоей жизни всегда присутствовали женщины…

Эдуард ЛИМОНОВ. И присутствуют.

Владислав ШУРЫГИН. Ок! И присутствуют. Что значат женщины в твоей жизни?

Эдуард ЛИМОНОВ. Ну, я стал в конце концов, как ты видишь, жить один. Я же большую часть своей жизни прожил либо женатым, либо с женщинами. Это тянулось годы и годы! А потом в тюрьме я как-то от них отвык. И когда вышел из тюрьмы, мне уже не хотелось жить с этими существами. Но они есть в моей жизни. У меня вот есть подруга, уже чёрт знает сколько времени.

Владислав ШУРЫГИН. Фифи?

Эдуард ЛИМОНОВ. Да.

Уже вся Москва знает, что у тебя есть Фифи.

Эдуард ЛИМОНОВ. Ну, да, пока есть. Уже 9 лет практически. В августе 2009-го мы познакомились.

Владислав ШУРЫГИН. Сколько ты с Наташкой прожил?

Эдуард ЛИМОНОВ. Прожил 13 лет в общей сложности.

Владислав ШУРЫГИН. Но вообще кого-то ты вспоминаешь из своих женщин, чтобы действительно там…

Эдуард ЛИМОНОВ. Вспоминаю, хожу на могилки к некоторым (смеётся) Вот 9-го поеду опять к Лизке. Помнишь Лизку?

Владислав ШУРЫГИН. Помню. У тебя эта история шикарно описана.

Эдуард ЛИМОНОВ. В 2012-м она погибла от каких-то последствий драгс. Это её муженёк угробил. Вышла она замуж сдуру. Боялась, знаешь, сильных людей. Она со мной жила, но видно было, что… не то, что боялась-боялась, но она не хотела связывать свою жизнь, она не хотела этого контроля, тяжести. Ну, вот связалась с человеком, который получил потом семь лет за наркотики. Умерла. Она на Даниловском кладбище лежит, вот я поеду 9 февраля. К Наташке я бы ходил, если бы она здесь была, но она в Питере.

Владислав ШУРЫГИН. Её туда отвезли?

Эдуард ЛИМОНОВ. Часть праха. Её же сожгли, и у неё было в завещании - развеять прах по разным городам, где она жила. Петербург, Париж, Лос-Анджелес, Москва. Четыре города.

Владислав ШУРЫГИН. Людей напрягла?

Эдуард ЛИМОНОВ. Да, напрягла. Есть люди, которые рассказывали мне, как они в какой-то дождь и ветер с какого-то пароходика на Сене разбрасывали её прах.

Владислав ШУРЫГИН. Романтиком она была.

Эдуард ЛИМОНОВ. Ну… да.

Владислав ШУРЫГИН. Ты когда-то в политическом завещании подробно описал свои будущие похороны. Или это уже теперь, скорее, тоже романтика?

Эдуард ЛИМОНОВ. Да, я думаю, это уже надо менять. Всё надо менять (смеётся)

Владислав ШУРЫГИН. Ещё кого из женщин вспоминаешь?

Эдуард ЛИМОНОВ. Всех, с кем я был, или кто со мной был, я их помню и люблю. Что говорить. Зачем же я с ними жил? Надо было.

Владислав ШУРЫГИН. Страдать и мучиться.

Эдуард ЛИМОНОВ. Ну, знаешь, когда-то может и мучился, а, может и не мучился. Ещё были и приятные какие-то жизненные куски и воспоминания, всё осталось.

Книга воды

Владислав ШУРЫГИН. У тебя есть какая-то книга своя, которую ты для самого себя ценишь?

Эдуард ЛИМОНОВ. Знаешь, я почти не читаю свои книги после их выхода. Ну уже вышла. Всё! Но одну, наверное, выделю. «Книга воды». Я написал её в тюрьме. Есть в ней что-то такое. Когда я её писал, то считал, что мне дадут 15 лет как минимум. У меня ещё суд не начался, а я уже считал, что меня на 15 лет приговорят, хотя прокурор мне запросил 14. И я думал, что живым уже не выйду оттуда. Не то, что я от этой мысли дико страдал, нет. Но это был некий рубеж. Вот я и написал эту книгу так быстро-быстро, лихорадочно, и получилась, все говорят, отличная книга. И я сам тоже её временами перечитываю. Там очень много таких странных озарений. Например, я пишу о Наташке, и первая фраза о ней - «была». А она же была ещё живая, а я пишу «была».

Владислав ШУРЫГИН. Первую свою книгу «Эдичку» вспоминаешь, как-то думаешь о ней?

Эдуард ЛИМОНОВ. Ну, была. Была и была. Нет, я со временем стал какие-то вещи ценить другие. У себя. Хотя я не перечитываю.

Владислав ШУРЫГИН. А стихи? Стихи тоже зарекался писать, а всё-таки пишешь.

Эдуард ЛИМОНОВ. Захар Прилепин стал собирать мой огромный сборник, свыше тысячи страниц уже было. Он откопал, молодец, в смысле - он такой работяга. Везде залез, и даже с моей бывшей женой Еленой списался, она, правда, ему стихов не дала, но это к вопросу о тщательности его работы. А потом я ему сказал, слушай, нахрена это надо вообще, тут много слабых стихов, сейчас мы это опубликуем, несколько томов получится. И потом людям придётся во всём это рыться. Не хочу. Без меня делайте всё, что хотите, я уж тут не смогу вам помешать. И этот проект я зарубил. Не стал.

Владислав ШУРЫГИН. Ты сейчас сказал фразу «после меня». Ты когда-нибудь думал о мире после себя?

Эдуард ЛИМОНОВ. Думаю, конечно. Думаю, что люди всё так же будут бегать заниматься фигнёй своей (смеётся) Вот поэтому надо себя тренировать. Заставлять жить. Не пойдёшь в одно место, не пойдёшь в другое место, и как будто тебя и нет.

Владислав ШУРЫГИН. Есть у тебя какая-то жизненная формула? Ты для себя как-то можешь её сформулировать?

Эдуард ЛИМОНОВ. Ты знаешь, я не особо придаю этому значение, я считаю, мне повезло, что я часть жизни прожил на чужбине. Без всяких напоминаний о том, откуда ты и какой у тебя возраст. Я не видел сверстниц, которые со мной в одном классе учились, я не видел их старушками. И это отлично! Тебе не с кем себя сравнивать, не по кому фиксировать своё время. Понимаешь, ты не знаешь вехи, вех нет. И ты живёшь, как будто ты в каком-то пространстве пустом. И это было здорово. А вот уже в московской жизни моей, современной, иногда кого-то, да и встретишь из прошлого, и это часто не лучшее открытие. Я даже в Париж не еду. У меня же такие были успехи с этими книгами, бестселлеры. Сколько раз меня тащили, я так и не поехал. Не хочу.

Владислав ШУРЫГИН. Прирос к Москве?

Эдуард ЛИМОНОВ. Нет, я не люблю Москву, я жил бы лучше в Питере, например, который, на мой взгляд, лучше. Ну, тут что, тут всё! Инфраструктура и прочее.

Владислав ШУРЫГИН. Тогда крайний вопрос. Мы с тобой знакомы, получается, с 92-го года. Получается, 26 лет…

Эдуард ЛИМОНОВ. Это мало.

Владислав ШУРЫГИН. Всё равно целый срок.

Эдуард ЛИМОНОВ. Мало пока ещё, да. Вот у меня есть знакомые… знаешь, я свой знаменитый роман написал, оказывается, 42 года тому назад (смеётся)

42 года! Время - вот такое.

Владислав ШУРЫГИН. И кто из твоего романа ещё живой?

Эдуард ЛИМОНОВ. Вообще-то многие ещё живы. Основной персонаж, Елена, жива. Ей сейчас 68. Нормально. Она высокого роста. Женщины такого роста долго сохраняются. Это действительно, оказывается, очень важная вещь.

Я не украинец

Владислав ШУРЫГИН. Твоя фамилия по паспорту Савенко. А ты когда-нибудь себя чувствовал украинцем?

Эдуард ЛИМОНОВ. Никогда! Я не украинец. Ты не читал мою последнюю книгу? Изыскания о моём роде. Я там нашёл чёрт-те что. Мой прадед оказался тайным советником. И кого только в моём роду нет - и разведчики - один мой прадед был послан в Корею перед русско-японской войной. Две фрейлины Его Императорского величества. Обе погибли. Одна погибла в Харбине от тифа, в 1905-м. А вторая от красноармейской пули в белогвардейском отряде на севере Крыма. Вернулась из Сербии, куда эвакуировалась с детьми, и Врангель хотел её отправить куда-то в штаб, а она говорит: «Нет, я хочу в боевом отряде». Ну, медсестра такая обстрелянная. И погибла от пули в живот, так и захоронили там. Вот такие вещи. А дед мой служил унтер-офицером в 53-м донском казачьем полку. И в книге есть фотография, он вырезан как бы со всех сторон, сидит, видно, там погоны какие-то. Оказывается, его брат был командиром этого полка, потом начальником Мурманского края и самым видным белогвардейцем на севере. И он, эта сука, призвал англичан в Архангельск. Это даже в Википедии есть…

Физически мой род крепкий. Многие в нём дожили да глубокой старости. Говорят кто-то до 104-х лет дожил. Я не хочу, на хрена оно мне надо, до 104? Но если придётся, значит, придётся жить долго.

Россия > Внешэкономсвязи, политика. СМИ, ИТ > zavtra.ru, 28 февраля 2018 > № 2513540 Эдуард Лимонов


Россия > Внешэкономсвязи, политика > regnum.ru, 26 декабря 2017 > № 2438952 Эдуард Лимонов

Набежало: Лимонов о кандидатах в кандидаты в президенты России

Однажды в России: выборы

Я думал там Собчак, Путин, этот от КПРФ, Грибоедов, что ли, который дир. совхоза (Грудинин, прости Господи!, Грудинин), Жирик, Явлинский, а там, оказывается, там их набежало, страшно аж жуть!

Увидел на экране теле, как сидит в Центральной Избирательной в белом, что ли, галстуке Сергей Бабурин и оформляется кандидатом в кандидаты в президенты.

А чего бы и нет, с другой стороны. Это ради него, Сергея Бабурина, Ельцин семь раз заставлял Верховный Совет России проводить выборы Председателя Верховного Совета, пока не выбрали милого тогда Ельцину Хасбулатова вместо всё время выскакивавшего Бабурина. Выбрали на его, ельцинскую голову Хасбулатова, и вы помните что тот в 1993-ем Ельцину устроил.

Нормально Бабурин, седой только совсем, и так накачали тело, как дрожжи пил несколько лет.

Вся королевская рать выперлась кандидатами в кандидаты.

И журналист Лурье, и Катя Гордон (ведущая, что ли?), и коммунист России Максим Сурайкин, и строитель Полонский-Камбоджиец (был же Толстой-Американец) и все-все все.

Даже Навальный приехал и улыбается, бумаги протягивает. Кандидатом в кандидаты. Улыбается, поскольку хочет выразить улыбкою своей: «А вы хотели без меня провернуть! Нет, дело так не пойдёт, со мной, или я вам такое устрою!»

Хитрый Зюганыч не захотел позориться, на старости лет служить Путину фоном не пошёл, вместо себя ловко так этого дир. совхоза выдвинул. Хитрец Зю.

Журналисты у нас большей частью во многом безграмотные, любой развязный нахал (нахалка) может стать у нас журналистом, потому процедуры выборов не знают. Пишут везде: «У Навального приняли документы!»… «У Навального приняли документы!»; решив, видимо, что Навального зарегистрировали.

Нет, это документы приняли и только.

Некие силы во власти оберегают Навального от посадки.

Между тем противоположные силы во власти заняты тем, что спокойно и монотонно рубят сук, на котором Навальный сидит.

Этот сук его — Волков.

Волков важен в формуле Навального, как основной ингредиент. Потому власть и кидает подряд Волкова то на двадцать суток, то на тридцать, гонит его и в хвост и в гриву, не давая передохнуть. Этим силам нужно, чтобы оборотистый менеджер Волков выпал бы из формулы Навального. Чтобы он, усталый много раз, плюнул бы и убежал. Без Волкова Навальный будет безопасен, как граната без взрывателя.

Волков пока крепкий орешек, как Пичугин у Ходорковского, тот 14 лет сидит на пожизненном, но босса не сдал ещё. Неужели и умрёт, не сдав? Пичугин, наверное, в отчаянье, помните, он помилования просил, но помилования же ему без показаний на МБХ не дали, потому назад увезли его из Лефортово в колонию для «пыжей». Волков вроде Пичугина, из того же теста, «честь в верности», крепкий орешек, я же говорю.

Собчак, конечно, здоровому русскому человеку невыносима.

Если бы она была красивее, то есть красавицей, а не просто избалованной и игривой дочкой известного либерального адвоката, ей бы простили, что в президенты лезет.

Была бы злодейкой, убийцей там мужа из ревности, Марией-Дэви-Христос какой-нибудь, любили бы её.

А такая какая она есть, людям противна.

Такая как она есть, она персонаж ненавидимый, особенно провинциалами и жителями спальных районов.

Потому что русский стремится к совершенству и к красоте, объяснил бы вам всё Достоевский. А в Собчак нет совершенства, и красоты нет.

А вот авантюризм в большой дозе есть.

Приняла огонь на себя, девка. Самую отвратительную народу либеральную программу ей как жернов на шею повесили («Кто-кто?! Да те же, кто обещал её кандидатом зарегистрировать! Но с её согласия, с её согласия…) и она не испугалась и идёт. Под плевками и проклятьями. Каков характер ! Древнегреческих персонажей напоминает, ну там Медей всяких… И над нею дышит огнедышаще РОК.

Вообще разыгрывается такая адская русская трагедия.

Крупный гигант Полонский со спутанными кудрями и вдохновенным лицом, озарённым улыбками.

Жириновский, скованный возрастом как каменный, шеи нет, просто персонаж эпический, римский сенатор, да и только!

Навальный, высок и мощен, рот набок, решительности не занимать, обречённый: «Виват Путин! Идущие на смерть тебя приветствуют!»

Явлинский зачем-то, с маниакальной верой в себя в глазах.

И опять же Собчак, Собчак!

И Бабурин, И Лурье и Катя Гордон, и этот Сурайкин!

В театр не надо ходить, ибо какой театр может сравниться с нашей мощной трагедией выборов.

Интересно, кто нафантазировал такой захватывающий спектакль? Неужели сам ВВП? Тогда он гений, просто натуральный гений.

Всё было так захватывающе-красиво, обещанный спектакль ожидался грандиозным зрелищем.

Но вот беда, ближе к вечеру 25-го со сцены внезапно удалили нескольких ярких актёров.

ЦИК вначале отказал в регистрации инициативной группе избирателей в поддержку самовыдвиженца Сергея Полонского. Причина — якобы то обстоятельство, что у него непогашенная свежая судимость.

Следующим актёром, которого смахнула со сцены Центральная избирательная комиссия, был журналист Лурье — непогашенная судимость.

«Навальный в повестке дня ЦИК значится последним», грустно отметило не то «Эхо Москвы», не то подобное «Эху» СМИ, предчувствуя, что со сцены смахнут и Навального.

И наконец ЦИК отказал блогеру Алексею Навальному. Ввиду наличия судимости по тяжкой статье («Дело Кировлеса»).

Озлившийся Навальный не мог не обратиться к демагогии, бросил ЦИКомиссии: «Вы, чиновники, сидящие на моей шее и шее тех людей, которых вы не пускаете на выборы!» (От волнения Навальный был и неточен, и неуместно запальчив).

На что председатель ЦИК Элла Памфилова, тоже озлившись, бросила Навальному :

«Я в советские времена 12 лет отпахала на производстве, а вы, — я не видела, что вы делаете, кроме того, что собираете деньги незаконным образом и оболваниваете несчастную молодёжь».

И действительно, ну чего он Стаханова из себя корчит.

Жаль, искренне жаль, теперь трагедия под названием «Выборы: Однажды в России» уже не будет таким захватывающим действом, без этих двух — кудлатого богатыря Полонского и флегматичного законника Навального.

Ну уж остальных-то не трогайте, а? Собчак-то оставьте хотя бы? А то контроль прошли Титов и Явлинский, с ними же скукота будет смертная.

Забегая вперёд, сообщу вам, что победит невысокий бледный человек в чёрном реглане — вероятный автор сценария. Ровно в Новый год он будет вас поздравлять, а потом куранты. А потом куранты…

Эдуард Лимонов

Россия > Внешэкономсвязи, политика > regnum.ru, 26 декабря 2017 > № 2438952 Эдуард Лимонов


Россия > Внешэкономсвязи, политика > regnum.ru, 18 декабря 2017 > № 2428305 Эдуард Лимонов

Жертва: Лимонов о приговоре Улюкаеву

Проигранный Улюкаев

В день, когда Улюкаеву вынесли приговор, я находился в Петербурге, и у меня был очень плотный график.

Вот я вернулся.

Обязан высказать мою точку зрения.

По радио провещали, что Улюкаев помещён в СИЗО. В «Кремлёвский Централ». Поскольку я никогда не слышал о таком пенитенциарном заведении, то я навёл справки. У сведущих в теме людей.

Предполагая от себя, что «Кремлёвский централ» — это не название новооткрытого СИЗО, предположим, на территории Кремля, а скорее народное название СИЗО, о существовании которого я знаю, но фигурирует в судебной жизни страны этот следственный изолятор под другим именем.

Так и оказалось, мне сообщили, что речь идёт о четвёртом этаже следственного изолятора «Матросская тишина», о его левом крыле, точнее, о левом угле этого изолятора.

Там, «на Матроске», на четвёртом, содержались когда-то гэкачеписты, затем сидели участники антиельцинского бунта Верховного Совета РФ осени 1993 года, а сейчас содержатся такие люди, как отец полковника Захарченко, националист Тесак (настоящая фамилия Марцинкявичус) бывший губернатор, кажется, Игорь Пушкарёв, подельник Кириллла Серебренникова господин Новобродский. Не особо так уж государственные преступники, но хотя бы заметные, поразившие нас с вами.

Вот туда и определили министра, поэта, экономиста-гайдаровца, потерпевшего поражение в схватке со всемогущим Игорем Ивановичем Сечиным. Не из «грязи да в князи», но из князей да в тюрьму. У Александра Блока есть подходящие к случаю строки:

«Сегодня ты на тройке звонкой,

Летишь — богач, гусар, поэт,

И каждый, обойдя сторонкой,

Завистливо посмотрит вслед,

Но жизнь проезжая дорога,

Здесь всякой праздной голи много

Остаться хочет в барыше…».

Радио подробно поведало мне, что Улюкаев приходит в себя, что к посадке он не готовился, потому привезли его из зала Замоскворецкого суда в СИЗО даже без гигиенических принадлежностей, без письменных принадлежностей. Что хочет Улюкаев посидеть один, будет писать стихи и думать. Но сидеть ему одному не дадут, вот подыскивают сейчас сокамерников.

Далее последовали сведения о том, что Улюкаев отказался от передач в СИЗО и сообщил, что дополнительные вещи ему не нужны. Ну, понятно, он выбрал путь аскета, путь человека, которого обидели и принесли в жертву свои.

По моему мнению, если бы он-таки преступно вытащил из Сечина на деле взятку в два миллиона, то был бы сейчас умеренно доволен тем, что ещё дёшево отделался. Ведь прокурор запросил ему десять лет, а дали восемь.

Был бы умеренно грустен, а не корчил бы из себя печального и невозмутимого даоса, мудрого монаха, который стал таковым потому, что его обидел мир, и более того — обидели и наказали свои.

История в самом деле выглядит натянуто. Два достаточно близких друг к другу человека вдруг начинают вести себя как как незнакомые.

Почему-то в Гоа Улюкаев (якобы) показывает Сечину два пальца. Во время игры на биллиарде Сечина с третьим лицом. Подходит министр российского правительства и показывает главе могучей корпорации «Роснефти» два пальца. И всё это в Гоа, индийский штат Гоа, знаете, где даун-шифтеры.

Два пальца! Два пальца, как в чебуречной-стоячке, как будто мелкий вор продаёт снятую вчера в тёмном переулке с прохожего куртку из кож. заменителя, опасаясь, что в «стоячке» может находиться рядом оперативник.

У них что, у Сечина и Улюкаева, не было случая пересечься в одном из мест, где встречаются люди их круга? На каком-нибудь общем совещании, на концерте там, на коктейле после трудов праведных, а не в экзотическом Гоа? Ещё можно подумать, что Улюкаев — министр какого-нибудь китайского правительства, а не российского. Если бы китайского, можно было бы понять.

Мне кажется, моё личное мнение мне подсказывает, что два пальца в Гоа Улюкаеву «нарисовали», чтобы обвинение подпереть. Я неправ? Вы считаете, что так себя и вели два крупнейших персонажа российской правящей элиты: биллиардная, Гоа и два пальца? Я не верю, что так себя вели, но это исключительно, повторяю, моё личное мнение.

Потрясло страну поведение Игоря Ивановича Сечина, случайно обнажившееся, когда следователь, — честный как лопата, зачитал полностью показания Игоря Ивановича, каковой «аки чудище обло, огромно, зловеще, и лаяй» написал на Улюкаева в ФСБ. Это что, так принято в высших, как говорят, «эшелонах» власти? Увидел два пальца, и бегом в ФСБ?

«Против меня была совершена чудовищная провокация», — сказал Улюкаев после приговора.

«А у Игоря Ивановича Сечина не было мотива, чтобы оговорить Алексея Валентиновича Улюкаева», — утверждает прокуратура. А без мотива чего, не мог? Из истории тюремного быта мы с вами знаем, бывали многочисленные случаи, когда заключённые играли в карты на чью-то жизнь, постороннего человека жизнь, и проигрывали эту жизнь в карты. Мотивов в таких случаях не прослеживалось. Мотивом в таких случаях служили воровские неписаные законы, только они. Вот такое у меня впечатление от процесса и осуждения Улюкаева, что как будто министра проиграли в карты, так всё выглядит. Что Игорь Иванович проиграл свободу Алексея Валентиновича кому-то и не мог не отдать проигранное. Тут должен вдруг грянуть хор заключённых про то, что к ним приехал, к ним приехал Алексей Валентиныч дар-агой! Лёша, Лёша, Лёша, пей до дна, пей до дна, пей до дна!

Всю горечь…

По-моему, Улюкаева «проиграли». Это моё сугубо личное мнение, а как же иначе. И судья Лариса Семёнова тут ни при чём. И весь Замоскворецкий суд ни при чём. И вся правосудебная система Российской Федерации ни при чём.

Налицо лишь страшно обиженный Алексей Валентинович, выглядит он так и ведёт себя так, как будто его принесли в жертву свои.

И это тоже моё сугубо личное мнение.

Эдуард Лимонов

Россия > Внешэкономсвязи, политика > regnum.ru, 18 декабря 2017 > № 2428305 Эдуард Лимонов


Испания > Внешэкономсвязи, политика > regnum.ru, 11 октября 2017 > № 2347048 Эдуард Лимонов

Лимонов о Каталонии: Россия заинтересована в разделе европейских государств

Подписались за республику, но остались в королевстве

Вдохновенно, как в дни Великой французской революции. И побегут, стреляя навстречу друг другу, дымы из стволов, две толпы: каталонские полицейские les mosses и гражданская гвардия Испании. И рванутся в едином порыве национальных страстей гражданские сторонники независимости и юнионисты, красивые девушки в джинсах и юноши в шортах, будут падать раненые, дым, крики, рёв торжествующих каталонских глоток.

Ничего такого. И в 19:40 ничто не началось.

Показывали на две третьих пустые ложи в парламенте, затянутые вишнёвым бархатом, как в театре, по-старомодному. Немирович-Данченко какой-то, антураж для «Трёх сестёр», а не для каталонской независимости, не для национальной революции.

Парламентарии совещались за кулисами, в зал не выходили, потом потихоньку потекли ручьём в зал: обыкновенные тётки, бородатые дядьки, озабоченные, выглядящие обыденно и не храбро, ну совсем не храбро… Ручей был не быстрый и не густой. Опять-таки, как зрители в театре.

Около 20 часов стали циркулировать первые утечки.

Внутри коалиции за независимость, оказывается, раскол. Пюичдемонт приготовил мягкую, по мнению социалистической партии, речь. И соцпартия Каталонии возражает, поскольку текст недостаточно радикален.

В это время народ стекается к парламенту, но сотнями и тысячами, а не сотнями тысяч.

Стекаются как сторонники независимости, так, нам сказали, и противники.

А он всё не выходил.

Пришли ещё сведения либо слухи. Якобы он проводит переговоры с Жан-Клодом Юнкером и якобы с председателем правительства Испании.

Одновременно поступили опровергающие утечки. Якобы испанские власти отказываются говорить с Барселоной, если им звонят по телефону. Сами гордые испанцы не звонят.

За несколько минут до того, как он вышел на трибуну, каталонская полиция закрыла автомобилями доступ к парламенту. Прикрыла к нему доступ. Не то для того, чтобы туда никто не вошёл, не то чтобы никто не вышел.

А из аэропорта прибыли дополнительные подкрепления к Гражданской гвардии, к испанской полиции. А евро вдруг стал тихо пока ещё, но расти.

Потом всё же он вышел где-то уже далеко за 20 часов по московскому.

Очки, интеллигентские лохмы вокруг очков, похож на молодого Ив-Сент-Лорана, кутюрье покойного.

Читает по листкам, быстро меняя листки.

Моложавый, нет, совсем молодой. Опять-таки очки, лохмы вокруг очков, крупные завитки средиземноморских волос.

«Как продемонстрировал референдум, миллионы жителей Каталонии считают, что она может быть независимым государством…»

Однако дальше вдруг: «Необходимо снизить напряжение в Каталонии…»

Не этого ждали. И каталонцы, и мы во всём мире.

Показывают толпу на площади.

Пальмы…Толпа к нам, смотрящим, расположилась спинами. Полосатые, жёлто-красные, как матрацы, флаги Каталонии, накинутые на спины десятка или двух собравшихся. Сотни спин без флагов. Не так многолюдно, как следует. И совсем не яростно, как 1 октября. Затянули с независимостью.

Видимо, за неделю страсти поутихли.

Надо было сразу наутро после избиений, которым подвергли каталонцев испанские полицейские, объявлять независимость. И призвать народ прийти к парламенту, всех кто за независимость.

Нет, даже не наутро, той же ночью, нет, вечером, сразу же после референдума…

Тут бы, дрожа от гнева, кричали бы сотни тысяч… А то тянули и достукались до впечатляющей контрдемонстрации против независимости, увальни каталонские…

Пюичдемонт предлагает Женералитету приостановить объявление независимости Каталонии!

В эти самые минуты «евро» растёт уже бурно, цинично, и ничего тут удивительного, никаких сюрпризов. Деньги не любят национальных революций и не любят революций вообще.

В эти самые минуты Пюичдемонт перестаёт быть вождём движения за независимость Каталонии. Он ещё на трибуне, ещё договаривает успокаивающие фразы, но его уже нет в Истории. Прощай, Карлес! (Через «е».)

Вот, и никакая 155-я статья Конституции Испании не понадобилась, позволяющая «принять меры, необходимые для принуждения соблюдения обязанностей…»:

«В случае, если население автономии не соблюдает своих обязанностей, к выполнению которых Конституция или другие законы его обязывают, или если оно (население, ЭЛ) ведёт себя так, что наносит серьёзный ущерб общим интересам Испании…»

Все эти запугивания 155-й статьи оказались не необходимы. Каталонцы сами, без статьи, с собой расправились.

Говорил Пюичдемонт около сорока минут. Последними словами его мягкой речи было резюме её:

«Сегодня Женералитет сделает жест щедрости и ответственности. Призываем к тому, чтобы конфликт между Каталонией и Испанией был решён путём переговоров».

В итоге 72 депутата парламентского большинства, сам Пюичдемонт, его заместитель Жункерас, председатель парламента Форкадем подписали декларацию, что учреждают Каталонскую Республику как независимое, правовое, демократическое государство.

НО, ОДНАКО, довеском к Декларации приняли позорный ЗАКОН О ПЕРЕХОДНОМ ПЕРИОДЕ, во время которого у них эту отложенную республику уничтожат.

Совершив политическое самоубийство, Пюичдемонт, видимо, не ожидал, что Мадрид не захочет переговоров.

А Мадрид не хочет их.

Согласно данным газеты El Pais, премьер Испании Мариано Рахой не хочет переговоров, он, вероятно, хочет, чтобы каталонцы распростёрлись ниц перед испанским троном и по очереди перецеловали туфлю короля Фелипе.

Испанское правительство называет результаты референдума 1 октября «незаконными и мошенническими».

Сегодня правительство Испании соберётся на экстренное совещание по независимости Каталонии. Ходят слухи, что в Каталонии будет введено чрезвычайное положение и прямое управление регионом.

Что касается национальных интересов России, то, разумеется, мы заинтересованы в разделении ведущих традиционных европейских государств на мелкие государства. Нам с ними будет легче работать.

А мне лично хотелось, чтобы такое важное историческое событие, как отделение Каталонии от Испании, произошло бы во время моего земного существования. Не получилось. Подвёл Пюичдемонт.

Эдуард Лимонов

Испания > Внешэкономсвязи, политика > regnum.ru, 11 октября 2017 > № 2347048 Эдуард Лимонов


Великобритания > Внешэкономсвязи, политика > zavtra.ru, 7 мая 2016 > № 1752827 Эдуард Лимонов

Лондон: сценарий по книге Уэльбека "Подчинение"

Эдуард Лимонов

Мэром Лондона стал пакистанец, лейборист Садик Хан.

Все короли Ричарды и Георги и Эдварды в гробах перевернулись, с тяжким стоном.

Как ещё не упал Биг Бен!

"Пакистанец", уже не особо волнует кого-либо. В 1980-ом я жил недолго в Лондоне и уже все магазинчики продовольствия держали они - "паки", трудолюбивые, упорные, непьющие в отличие от нажирающихся время от времени бриттов.

Так что чего удивительного, человек выучился, не пил, экономил, читал политические брошюры, окончил необходимые учебные заведения, вступил в лейбористскую партию, и стал мэром.

Но Лондона, господи, Лондона же!

Я думаю это начало конца.

Это уже пошёл сценарий по модной в прошлом году во Франции книге Мишеля Уэльбека "Soumission", где президентом Франции становится Мохаммед Бен Аббес.

Судьба Европы выглядит нехорошо. Более или менее успешно приучая до сих пор народы к совместной жизни на своей территории, Европа не сможет приучить к сосуществованию Ислам, в его современном радикальном варианте "ИГ"- Халифат, и Христианство.

Интересно что сценарий Джорджа Оруэлла "1984" не был поставлен на британской сцене, но мы видим как на наших глазах начался первый акт сценария "Soumission" (Подчинение).

Однако есть опасения что возможен другой, худший, кровавый сценарий: "1947".

Я имею в виду религиозную войну 1947 года на территории Индостана, когда ценою миллиона убитых и 13 миллионов беженцев образовались государства Индия и Пакистан.

Великобритания > Внешэкономсвязи, политика > zavtra.ru, 7 мая 2016 > № 1752827 Эдуард Лимонов


Украина. США. РФ > Внешэкономсвязи, политика > zavtra.ru, 7 января 2016 > № 1641462 Эдуард Лимонов

Не надо дружить (рождественские пожелания)

Эдуард Лимонов

Существуют стереотипы мышления.

Ну, например, вопль-припев обывателя: «Когда же уже у нас восстановятся нормальные отношения с Украиной?»

А зачем вообще-то говоря нам нужные "нормальные" (понимай,- такие как прежде, до февраля 2014 года) отношения с Украиной? Чтобы делать, что вместе? Вы завязываете хорошие отношения с курицей или поросёнком, которого собираетесь заколоть на праздник? Оно вам надо?

Не надо, факт.

Мы уже приспособились обходиться без импорта продуктов сельского хозяйства этой прекрасной сельскохозяйственной страны на нашем юге. У нас есть у самих регионы с перспективным сельскохозяйственным будущим: Краснодарский край, Ставропольский Край, Алтайский Край, и это ещё не всё. Бурятия может стать нашей Аргентиной, там столько стад можно выпасти. Мясо станет пищей бедняков, только взяться с умом.

Другое дело, что Украина нам нужна для другого.

Нужно разделить её территории в основном с Польшей, им западная часть, а нам наши русскоязычные земли на Востоке, я об этом пишу и говорю тотчас после 1991 года. Это наши земли, я жил в Харькове с 1946 по 1967 годы, я свидетельствую, что это русская земля.

"Украина" нужна чтобы её разделить.

Собственно украинскую государственность можно оставить в девяти областях вокруг Киева, чтоб их националисты не создавали проблем ни Польше ни России, там бы ходили в вышиванках и до одури читали Тараса Шевченка друг другу.

Польша пока кочевряжится, но скоро перестанет, я наблюдаю, как там постоянно растут антиукраинские настроения, и это отрадно видеть. Поляки помнят, как украинцы перерезали свыше 80 тысяч поляков на Волыни, нужно только постоянно бередить польскую память.

Польша, образумьтесь, пани, лучше разделить Украину с Россией, чем неразумно ждать, когда Украина вдруг (с помощью Запада) случайно, может быть, нанесёт России урон.

Уже ясно, что не нанесёт! Европа "Украине" не поможет, у неё свои проблемы на дворе, голодные и завистливые мигранты явились погостить навсегда.

Обыватель стонет и по поводу США. "Ах, почему же мы не дружим, Америка, о Америка!"

Не стану ругать Америку, скажу лишь, что её время подошло к концу. У неё уже у старушки, одышка, она старается, пыжится повелевать миром. Но она надорвалась в своих карательных экспедициях по планете, устала и денег стало не хватать.

Америка уже не та. Первым ей отказал разум. Разумно ли было уничтожать Саддама, который крепкой рукой повелевал и суннитами, и шиитами, и курдами, а теперь, что там творится?

Потешились, удавили пожилого диктатора, получили маленькое удовольствие. Но ящик Пандоры (это из греческой мифологии, товарищи хипстеры) открылся и из него выползли такие Гады, которых Саддам жёстко, но разумно держал в ящике.

И Ливию сообща с заметно поглупевшей Европой отвязали, зачем? Там непростой Каддафи, сын бедуина и француженки наводил на население гипноз и страх, и не пускал Африку в Европу, а деревенщина европейская неотёсанная, припёрлась и вот что натворила, что там уже четыре года после убийства сына бедуина и француженки кровавый бордель только крепчает. Эх олухи вы, олухи...

Поняв свою неадекватность, Соединённые Штаты всё чаще тушуются и ползут отлёживаться к себе на далекий континент. И президент Обама, - ничто иное, как символ старения Америки, её вырождения. Ещё смотрите, они клинтоншу выберут, во позора будет!

На Соединённые Штаты следует также смотреть как на потенциальную жёртву.

Я говорил и повторял, и повторяю опять. Соединённые Штаты можно победить, только напав на них в их логове, у них дома. Мексиканцы годятся быть могильщиками Штатов. Россия должна шептать мексиканцам грёзы о реванше, и ничего нет лучше для России, чем мятеж тринадцати миллионов мексиканцев, живущих в Америке и около тридцати миллионов испаноязычных.

Всё это достижимо, дорогие друзья, а вы всё хотите дружить со всеми.

Не надо дружить.

Украина. США. РФ > Внешэкономсвязи, политика > zavtra.ru, 7 января 2016 > № 1641462 Эдуард Лимонов


Россия > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 26 сентября 2011 > № 409186 Эдуард Лимонов

БЕЗУМЕЦ КАК ИВАН ГРОЗНЫЙ, НО НАРОД ВОССТАНЕТ ( CORRIERE DELLA SERA , ИТАЛИЯ )

Автор: Драгосеи Фабрицио (Dragosei Fabrizio)

Москва - В свои 68 лет Эдуарду Лимонову все еще нравится удивлять собеседника своей ролью полного диссидента, которую он закрепил, основав Национал-большевистской партии и сражаясь бок о бок с Радованом Караджичем в Югославии. Писатель ("Дневник неудачника", "Русская атака") находится сейчас в оппозиции с демократами, он не выбирает выражений:

Эдуард Лимонов: Это как последнее безумство Ивана Грозного. Сначала президент, потом премьер-министр, потом опять президент. Это неслыханно. Нет ни одной страны, где такое было бы возможно.

Corriere della Sera: - Вы этого ждали?

- Конечно, Медведев был всего лишь промежуточным администратором, а сейчас вернулся настоящий хозяин, главарь банды.

- Что об этом думают члены оппозиции?

- Я бы сказал, что это лучше. Путин - более удобная цель. Одиозный руководитель, который фактически превращается в Дуче, более предсказуем, чем псевдоинтеллектуал Медведев. Путин - абсолютный враг.

- А что вы думаете о сигналах открытости, которые появились при Медведеве?

- Они только обманули либеральную часть оппозиции. Вялые интеллектуалы позволили охмурить себя, но я никогда не поддавался воздействию Медведева. У него для этого не та стать.

- Кое-кто высказывает опасения о бегстве за границу интеллектуалов и ученых.

- Может быть, программисты, техники. Но университетские профессоры, они-то куда побегут? В любом случае ничего страшного не произойдет. Трусливые сбегут, а сильные останутся.

- Россия переживает новый период застоя?

- Уже давно. Общество окаменело. Застой больше ничто не сдерживает. Но, может быть, народ восстанет....

- Что принесет новое президентство Путина?

- Сначала подождем, пока он станет президентом. Конечно, есть возможность, что он будет избран в результате фальсификаций, но все еще впереди. Как я уже сказал, народ, может быть, и проснется. В любом случае, я не верю, что Путину удастся досидеть в президентском кресле до конца мандата. В ближайшие два года будет какой-то толчок.

- Снизу?

- Оппозиция могла бы объединиться. Сегодня они плюнули в лицо миллиардеру Михаилу Прохорову. Он проглотил обиду, но если он сильный человек, то он уйдет в тень сейчас, но будет дожидаться подходящего момента.

Оригинал публикации: "Folle come Ivan il Terribile Ma il popolo si ribeller" - http://archiviostorico.corriere.it/2011/settembre/25/Folle_come_Ivan_Terribile_popolo_co_8_110925023.shtml 

Россия > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 26 сентября 2011 > № 409186 Эдуард Лимонов


Нашли ошибку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter