Всего новостей: 2575027, выбрано 2 за 0.136 с.

Новости. Обзор СМИ  Рубрикатор поиска + личные списки

?
?
?  
главное   даты  № 

Добавлено за Сортировать по дате публикации  | источнику  | номеру 

отмечено 0 новостей:
Избранное
Списков нет

Магид Михаил в отраслях: Внешэкономсвязи, политикаАрмия, полициявсе
Магид Михаил в отраслях: Внешэкономсвязи, политикаАрмия, полициявсе
Турция. Сирия. Иран. Ближний Восток. РФ > Внешэкономсвязи, политика > mirnov.ru, 15 июня 2017 > № 2509735 Михаил Магид

РОССИИ УГРОЖАЕТ «АРАБСКОЕ НАТО»

После избрания Трампа ситуация на Ближнем Востоке складывается для России не лучшим образом, считают аналитики.

На днях вице-президент США Майк Пенс назвал РФ и Иран главными мировыми угрозами. По его словам, ничего более опасного не было в мире начиная с 1991 года, «после падения коммунизма».

«Иранские войска воюют в Сирии, - напоминает российский политолог, эксперт по Ближнему Востоку Михаил Магид. - Удар США по Сирии был не столько по Асаду, сколько по иранцам».

Усилиями Ирана образована так называемая шиитская дуга, которую как раз и намерены разрушить США, опираясь в первую очередь на «арабское НАТО». В это неформальное объединение входят сегодня почти все арабские страны, уверяют эксперты по Ближнему Востоку.

«Для арабских «заливников» не было ничего страшнее, чем администрация Обамы, тот проводил слабую политику, страны Персидского залива метались, пытаясь найти точку опоры. И вот бомбардировка Сирии Штатами стала сигналом о возвращении США в регион, - говорит Михаил Магид. - Главы арабских государств тут же выстроились к Трампу: «Мы с тобой, Вашингтон! Сколько вам нужно? 300 миллиардов? 500 миллиардов? Мы вам сделаем!»

Что все это значит для России? Ничего хорошего, считают востоковеды. Ближний Восток становится сегодня главным регионом для США, «острие обращено против Ирана и России».

«По одной из версий, Россия пришла в Сирию, чтобы обменять ее на Донбасс и добиться отмены санкций, - комментирует Александр Шумилин, директор Центра анализа ближневосточных конфликтов Института США и Канады. - Однако вместо этого России теперь грозят новые санкции за Сирию».

Положение России в регионе достаточно сложное, помимо Ирана и Сирии здесь сложно найти союзников. Эрдоган хоть и разругался с США, но дружить с Россией по-настоящему не очень-то хочет.

«Обама после избрания президентом поехал вначале в Турцию, потом - в Саудовскую Аравию, Трамп - наоборот, - напоминает Павел Шлыков, эксперт по Турции Института стран Азии и Африки МГУ. - С Эрдоганом Трамп разговаривал всего 20 минут вместо положенных по протоколу 40 минут. Трамп сказал, что будет курдам поставлять оружие, Эрдоган взвился: а мы будем все равно их бомбить!»

С Россией турецкий лидер без конца торгуется. «То мы с Эрдоганом обо всем договорились, потом выясняется, что часть санкций сохраняется. По энергетическим проектам очень сложный торг - не удается России отстоять выгодные условия реализации этих проектов», - отмечает Шлыков.

В итоге эксперты относят Турцию не к союзникам России, а причисляют к «арабскому НАТО». Одним словом, Восток - дело тонкое.

Аделаида Сигида

Турция. Сирия. Иран. Ближний Восток. РФ > Внешэкономсвязи, политика > mirnov.ru, 15 июня 2017 > № 2509735 Михаил Магид


Турция. Сирия. Ближний Восток. РФ > Внешэкономсвязи, политика > rosbalt.ru, 9 сентября 2016 > № 1887331 Михаил Магид

Операция, которую армия Турции проводит в Сирии, является крупнейшей в истории этой страны. Она направлена против членов Рабочей партии Курдистана (РПК), заявил накануне турецкий лидер Реджеп Тайип Эрдоган. Сейчас много говорят и пишут о позиции, занимаемой курдами в войне, идущей на Ближнем Востоке. Разные силы пытаются использовать их в Сирии и Ираке, однако, у курдов есть свои цели, к которым они будут стремиться. В любом случае, нет сомнения, что курдский вопрос превратился в один из главных факторов ближневосточной политики. О том насколько вероятно в этой ситуации появление независимого Курдистана, обозревателю «Росбалта» рассказал специалист по Ближнему Востоку Михаил Магид.

— Какова вероятность возникновения на развалинах Сирии и Ирака независимого Курдистана?

— Никто не может сказать, как сложится в будущем судьба Ближнего Востока. Но существует определенная вероятность того, что Курдистан будет существовать в том или ином виде. Как по причинам расширения курдского национального движения, так и потому, что в существовании Курдистана могут быть заинтересованы американцы.

Курды живут главным образом в четырех странах региона — 3 млн человек в Сирии, 20-25 млн в Турции (треть населения!), 6 млн в Ираке, 8-10 млн в Иране. Наиболее близки друг к другу сирийские и турецкие курды. Большинство курдов проживает компактно на территории этих стран.

В Сирии и Ираке уже существуют курдские квазигосударственные образования с довольно сильным ополчением (YPG в Сирии — 40-60 тыс. человек и Пешмерга в Ираке — до 200 тыс. человек). Формально независимость никто не провозглашает: по целому ряду причин это не выгодно сейчас, формально речь идет лишь о федерализции Ирака и Сирии (в перспективе Турции и Ирана). Курдские партии не рассчитывают на то, что кто-либо пойдет в данный момент на поддержку прямого сепаратизма и признает распад нескольких государств. В современном мире это маловероятно. Но в то же время де-факто эти территории независимы, имеют собственные правительства и вооруженные силы и поддерживают отношения с рядом государств Евросоюза и с США.

— А что будет с турецкими и иранскими курдами?

— Турецкий и иранский Курдистан не могут быть изолированы от данного процесса. В Турции идет полномасштабная гражданская война с курдскими партизанами, в Иране тоже происходят отдельные, хотя и не сравнимые по масштабам выступления курдов. При этом надо помнить, что курдские отряды могут перетекать из одной страны в другую.

Главная причина конфликта — политика сирийского, иракского, иранского и турецкого режимов. Все эти режимы подавляли курдов десятилетиями, лишив их школ, образования и других институтов на курдских языках и не предоставив курдам местное самоуправление. Политика тюркизации, арабизации и иранизации сорокамиллионного народа дала закономерный результат в виде появления мощного национально-освободительного движения.

— Почему США заинтересованы в появлении Курдистана?

— Потому что даже один только мучительный процесс зарождения Курдистана означает немедленное ослабление четырех крупных государств, претендовавших на роль региональных сверхдержав: Сирии, Ирака, Ирана и Турции. А значит, усиливает американские позиции в регионе. Курдское движение уже привело к распаду централизованного государства в Сирии и Ираке, к партизанской войне больших масштабов в Турции, нео-османистские притязания которой на роль ближневосточного лидера не могут нравиться американцам, а в будущем оно станет ударом по режиму муллократии в Иране.

Кроме того, крупнейшие курдские фракции — РПК и сторонники Барзани (род, правящий в Иракском Курдистане, — «Росбалт») тесно связаны с США и получают американскую военную помощь. То, что курды при этом раздроблены на враждующие фракции, американцам в данный момент тоже выгодно: всегда можно выступать в роли арбитра и, таким способом, контролировать их.

Таким образом, борьба Пешмерги и YPG против «Исламского государства» (террористическая организация, запрещенная на территории РФ), которую американцы поддерживают поставками оружия и воздушными ударами — это только часть причин, по которым курды нужны США.

— Раз курдов поддерживает такой мощный игрок, как США, значит ли это, что создание независимого Курдистана — это дело ближайшего будущего?

— Позиция американцев далеко не так однозначна. Кроме того, американцы — прагматики. Они не складывают яйца в одну корзину. Турция — член НАТО, и США не могут не считаться с этим. Не случайно они дали зеленый свет турецкой операции в Сирии, поддержали ее силами своей авиации и ограничили притязания руководства местных курдов, попытавшихся создать единую курдскую автономию, соединив все три своих кантона в Сирии. Американцы прямо сказали, что если курды это продолжат делать, они лишатся поддержки США. И курды остановились.

Есть и намеки на сотрудничество между США и Ираном, что тоже надо учитывать. Кроме того, из Вашингтона уже звучали (неофициально) угрозы, что в случае слишком тесного сотрудничества YPG с Россией или Башаром Асадом, помощь сирийским курдам может быть прекращена.

Наконец, есть фактор внутренней политики США. Мы не знаем, насколько в будущем американцы вообще будут заинтересованы в контроле над Ближним Востоком — в США усилились изоляционистские настроения, а их международное влияние несколько ослабло.

Тем не менее, вероятный сценарий, при котором американцы станут поддерживать дальнейшее развитие Курдистана, существует.

Беседовал Александр Желенин

Турция. Сирия. Ближний Восток. РФ > Внешэкономсвязи, политика > rosbalt.ru, 9 сентября 2016 > № 1887331 Михаил Магид


Нашли ошибку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter