Всего новостей: 2550431, выбрано 10 за 0.015 с.

Новости. Обзор СМИ  Рубрикатор поиска + личные списки

?
?
?  
главное   даты  № 

Добавлено за Сортировать по дате публикации  | источнику  | номеру 

отмечено 0 новостей:
Избранное
Списков нет

Нагорный Александр в отраслях: Внешэкономсвязи, политикаСМИ, ИТвсе
Нагорный Александр в отраслях: Внешэкономсвязи, политикаСМИ, ИТвсе
Весь мир > Внешэкономсвязи, политика > zavtra.ru, 13 июня 2018 > № 2644193 Николай Коньков, Александр Нагорный

Июньские звёзды

четыре дня, которые изменили мир

Николай Коньков Александр Нагорный

В древних русских летописях порой встречаются записи типа: "В лето сие не бысть ничесоже". То есть за целый год (а слово "лето" тогда означало не время года, а год в целом) не происходило ничего, по мнению летописца, достойного письменного упоминания. Сегодня такое даже невозможно себе представить — в целом информационная насыщенность времени только за последнее десятилетие увеличилась на несколько порядков, но сама его структура всё равно остаётся, как выражаются математики, анизотропной, то есть неравномерной: то пусто, то густо; иногда ничего заметного и значимого, кажется, вообще не происходит, иногда всё идёт в "нормальном", "среднестатистическом", "фоновом" режиме, но подчас важнейшие изменения начинают сыпаться, словно из рога изобилия, преобразуя всю наблюдаемую нами картину мира.

Всего четыре дня в начале нынешнего лета, с 7 по 10 июня, оказались настолько богатыми на события, так "сошлись июньские звёзды", что в этот небольшой отрезок времени уложилось следующее:

— 7 июня: "прямая линия" президента России Владимира Путина;

— 7—10 июня: 66-е ежегодное заседание Бильдербергского клуба (Турин, провинция Пьемонт, Италия);

— 8 июня: государственный визит президента России Владимира Путина в Китайскую Народную Республику;

— 8—10 июня: саммит лидеров "Большой семёрки" (Ла-Мальбе, провинция Квебек, Канада);

— 9—10 июня: саммит лидеров Шанхайской организации сотрудничества (Циндао, провинция Шаньдун, КНР).

Каждое из этих суперсобытий сопровождалось собственной "планетной системой", свитой включённых и сопутствующих событий помельче. И если до этого можно было говорить только о тенденциях, которые могут привести к фундаментальным изменениям всей "матрицы" международных отношений, то после них такие изменения, в которые даже накануне трудно было поверить, стали уже состоявшимся, непреложным фактом. Скорее всего, эти четыре дня войдут в историю как системная "точка бифуркации", начало фундаментальной "перезагрузки" и качественного обновления миропорядка XXI века.

Для лучшего понимания ситуации отвлечёмся от линейной хронологической структуры в пользу выявления основных причинно-следственных связей.

Бильдербергский клуб как "людская" хозяев мирового дискурса

За последние годы ореол таинственности и всемогущества вокруг ежегодных собраний структуры, известной как Бильдербергский клуб, сильно потускнел и развеялся. Из открытой информации, в том числе — публикуемой на официальном сайте клуба, следует, что эти мероприятия — вовсе не собрания тайного мирового правительства, а, скорее, "рабочие планёрки" с элементами brainstorming ("мозгового штурма") и примерно годичным "горизонтом" для его наёмных сотрудников, порой занимающих высокие официальные посты в государственных и корпоративных структурах, а порой — находящихся в глубокой "тени", но способных тем или иным способом влиять на общественные настроения: как в "своих" странах, так и на международной арене.

Как отмечают некоторые исследователи данной проблематики: "Название отеля Bilderberg, ставшее одной из метафор "мирового правительства", в вольном переводе с немецкого означает "Гора художников" или, вернее — "Гора создателей картин (образов, видений)"… Символика "горы" в западной и мировой культуре чрезвычайно многослойна и многообразна (см., например, роман Томаса Манна "Волшебная гора"), но главное, что это — сакральное, священное место, где избранные при соблюдении определённых условий, включая выполнение определённых поведенческих актов (ритуалов), могут получать и получают некие откровения от "высших сил". Если подобные гипотезы хотя бы в какой-то степени соответствуют действительности, то, сопоставляя формальную повестку дня собраний "билдербергеров" разных лет с соответствующими "кластерами" событий, можно хотя бы частично "реконструировать" как технологии их работы, так и эффективность этих технологий.

Если сопоставлять заявленную повестку дня Бильдерберга-2018 с аналогичной повесткой прошлогодней встречи (1—4 июня 2017 года, Шантильи, штат Виргиния, США), то можно выделить три группы проблем.

В первую из них входят те, которые обсуждались в Шантильи, но уже не обсуждались в Турине. Это №2 в прошлогодней повестке дня — "Трансатлантические отношения: варианты и сценарии"; №3 — "Трансатлантический оборонный союз: пули, байты и доллары"; №4 — "Направление деятельности ЕС"; №5 — "Можно ли замедлить глобализацию?"; № 11 — "Ядерное распространение" и № 12 — "Китай".

Как изменились за этот год трансатлантические отношения в целом и отношения внутри трансатлантического оборонного союза (НАТО) в частности? Мы можем видеть, что они практически разрушены.

Как изменилась за этот год деятельность Евросоюза? Налицо переформатирование и, в общем, консолидация европейских "элит" с перспективой формирования нового-старого геостратегического субъекта, который начинает действовать отдельно, независимо и зачастую вопреки недавнему "глобальному лидеру" в лице США.

Замедлен ли процесс глобализации мировой экономики и политики? Да, он практически уничтожен и в каком-то смысле пошёл вспять.

Решён ли вопрос с нераспространением ядерных технологий? Встреча президента США Дональда Трампа с лидером КНДР Ким Чен Ыном, видимо, поставит точку в этом вопросе — как и выход официального Вашингтона из многосторонней "атомной сделки" с Ираном.

И напоследок Китай. При всех сложных манёврах Пекина и Вашингтона, уже очевидно, что КНР и США договорились о возможных изменениях "правил игры" как в двусторонних отношениях, так и на международной арене.

Поэтому нельзя удивляться тому, что эти направления работы перестали быть приоритетными в рамках Бильдербергского клуба.

Вторая часть повестки дня Бильдерберга-2018 касается проблем, которые — иногда в другой форме — обсуждались и год назад. К их числу следует отнести: №1 — "Популизм в Европе" (в прошлом году тема "Почему растёт популизм?" значилась под №8); №3 — "Будущее работы" (№6 — "Рабочие места, доходы и нереализованные ожидания"); №5 — "США перед промежуточными выборами" (№1 — "Администрация Трампа: отчёт о работе"); №8 — "Россия" (№9 — "Россия в международном порядке"); №10 — "Саудовская Аравия и Иран" (№10 — "Ближний Восток"); №11 — "Мир "постправды" (№7 — "Война по поводу информации").

Здесь можно отметить повышение до максимального уровня приоритета "популистской" темы (под "популизмом" в Бильдербергском клубе понимают усиление правоконсервативных настроений и соответствующих общественно-политических структур, в содействии которым с целью раскола Евросоюза ведущий австрийской телерадиокомпании ORF Армин Вольф недавно пытался обвинить президента РФ Владимира Путина) с её одновременной "европейской" локализацией, а также темы изменения качества занятости/безработицы населения. В то же время "проблема Трампа" из "проблемы номер один" уже переведена в проблему ноябрьских промежуточных выборов, а вызовы в сфере информационно-коммуникативных технологий вообще сместились со второго на третий план, где продолжают оставаться также две "региональные" проблемы: Россия и Ближний Восток.

Отсюда можно предположить, что Европу ждёт тотальная "зачистка" от политиков-"популистов" типа Марин Ле Пен, Милоша Земана и Виктора Орбана, а Ближний Восток — форсирование ирано-саудовского (возможно, с расширением до шиитско-суннитского) противостояния, с исключением из него Израиля.

Что касается "мира постправды", то после "дела ВАДА", "дела Скрипалей" и "дела Бабченко" стало понятно, что современные технологии позволяют практически полностью стереть не только грань между истиной и ложью, но также между бывшим и небывшим. Можно констатировать, что данная проблема за прошедший год (в том числе — благодаря усилиям "бильдербергеров") принципиально решена; решения обкатаны и на международном, и на межгосударственном уровнях, так что теперь дело за локальными "внедрениями", где весьма кстати будет опыт работы украинских масс–медиа ("фокусная группа" — примерно 30 миллионов человек).

Наконец, к третьей группе проблем, которые не обсуждались на Бильдерберге-2017, но обсуждаются в нынешнем году, относятся пять позиций: №2 — "Проблема неравенства"; №4 — "Искусственный интеллект"; №6 — "Свобода торговли"; №7 — "Мировое лидерство США" и №9 — "Квантовый компьютер".

Создание и внедрение новой идеологии неравенства — весьма насущная задача для "хозяев глобального дискурса", поскольку прежняя неолиберальная концепция "равенства во всём, кроме богатства", измеряемого через принципиально доступные всем денежные единицы, прежде всего — доллар, фактически перестала работать. К тому же, она противоречит санкционной практике и работе правовых механизмов изъятия "нелегитимных богатств", а это — видимо, после устранения фактора "популизма" в Европе — должно стать доминирующим трендом "нового западного миропорядка". Грубо говоря, "кластер" новых технологических возможностей "эпохи пост- и трансгуманизма" не может быть общедоступным и обоснованным количественным порогом "обычных" денег. Это потенциальная "задача номер один", которая сразу получила в рамках Бильдербергского клуба высокий приоритетный статус.

Проблемы №4 и №9 тесно связаны между собой, поскольку квантовые технологии в стремительно наступающей "цифровой цивилизации" грозят сделать "искусственный интеллект" неуправляемым и смертельно опасным для "матрицы" глобализма. Поэтому исследования в данной области, скорее всего, будут ограничиваться, а в странах "третьего мира" — вообще "рубиться на корню". На фоне заявленного США ввода в строй самого мощного суперкомпьютера Summit с производительностью до 200 петафлопс, т.е. 200 миллионов миллиардов операций в секунду, — это более чем показательно и вполне сопоставимо с "великолепной шестёркой" новейших российских вооружений, 1 марта анонсированной Путиным.

Точно так же взаимосвязаны проблемы №6 и №7: "свобода торговли" и "мировое лидерство США". Сегодня одно уже не предопределяет, а исключает другое: свобода торговли невозможна при условии сохранении мирового лидерства США, а мировое лидерство США невозможно при сохранении свободы торговли. В чью пользу здесь принято решение, и в каком конкретно формате оно будет реализовано, пока сказать сложно. Однако развитие событий на саммите "Большой семёрки" и после него проливает определённый свет на данную проблематику.

G7: "катастрофа" в Ла-Мальбе

Перипетии и последствия "скандала в благородном семействе" самых развитых и передовых экономик современного мира, который произошёл в канадском Ла-Мальбе, являются сейчас самой "горячей" темой в глобальном коммуникативном пространстве. Причиной скандала чаще всего называется "абсолютная безответственность" 45-го президента США Дональда Трампа, который не только провёл целый ряд, по сути, рестрикционных мер в отношении ближайших союзников Америки, но даже отказался обсуждать возможность их смягчения и обозначил дальнейшее ужесточение позиции официального Вашингтона в случае введения контрсанкций. "Вишенкой на торте" стал отзыв "Большим Дональдом" — уже постфактум — своей подписи под согласованным текстом итогового коммюнике саммита "семёрки".

Администрация президента Франции выпустила официальное заявление, где охарактеризовала поведение Трампа как "беспрецедентное оскорбление в более чем 40-летней истории группы государств G7". Оценки подобного рода можно множить и множить, но рекордную планку в этом отношении, похоже, взял лауреат Нобелевской премии по экономике 2008 года Пол Кругман, который заявил, что "катастрофы, подобной нынешнему саммиту G7, мир ещё не видел (весьма сомнительное утверждение, относительно, например, холокоста. — авт.)… это была декларация (Трампом. — авт.) невежества и политического безумия… именно так он (Трамп. — авт.) бы себя и вёл, если бы действительно был марионеткой Путина".

Если же абстрагироваться от подобной риторики и попытаться посмотреть на ситуацию глазами противоположной, "трамповской" стороны, то мы увидим совсем иную картину: сначала у 45-го президента США больше года пытались "украсть" его победу внутри Америки, а когда это не удалось, попытались проделать то же самое на международной арене. Практически все участники "Большой семёрки" (за исключением разве что премьер-министра Синдзо Абэ) поддерживали Хиллари Клинтон, выступая против Трампа, его программы и его действий. А теперь они потребовали, чтобы Трамп за счёт США продолжил финансировать тот "глобальный миропорядок", против которого он выступал все эти годы… "Просто ещё один саммит "семёрки", на котором другие страны ожидают, что США всегда будет их банком. Президент чётко выразился сегодня. Этого больше не будет", — лаконично выразил данную позицию новый советник американского президента по национальной безопасности Джон Болтон.

Де-факто от Трампа в Ла-Мальбе потребовали сдачи лидерских полномочий — видимо, в пользу Эммануэля Макрона (кстати, место для этого было подобрано идеально, поскольку Квебек — франкоязычная провинция в Канаде, входящей в британское Содружество Наций, а премьер-министр Канады Джастин Трюдо, которому "трамписты" пообещали "персональное место в аду", — франкофон).

Разумеется, Трамп на подобную "капитуляцию без поражения" согласиться не мог ни под каким видом — в результате формат "семёрки", политически объединявший главных победителей во Второй мировой войне (США, Великобританию и Францию плюс примкнувшую к ним Канаду) с побеждёнными (Германией, Японией и Италией) в рамках "коллективного Запада" фактически приказал долго жить. При этом интересно, что у "победителей" сальдо торгового баланса традиционно является дефицитным (по итогам 2017 года для США этот показатель составил 451,6 млрд долл., для Великобритании — 157,5 млрд, для Франции — 21,1 млрд и для Канады — 50,6 млрд), в то время, как у "проигравших" оно традиционно профицитное (соответственно, в 2017 году для Германии это 290,2 млрд долл., для Японии — 187,2 млрд и для Италии — 50,4 млрд долл.).

Да, подобное разделение "Большой семёрки" и "коллективного Запада" в целом на США и "шестёрку" недавних американских "шестёрок" теперь, когда "процесс пошёл", трудно остановить — даже путём физического устранения Трампа, которому его оппоненты уже давно пообещали повторение судьбы братьев Джона и Роберта Кеннеди. Потому что вознёсший США на вершину мирового могущества "консенсус 1913 года", когда была создана Федеральная резервная система, банально выработал свой "ресурс мощности". И когда американский политолог, президент и основатель компании Eurasia Group Ян Бреммер заявляет, что Трамп подписал смертный приговор статусу доллара как мировой валюты, он абсолютно прав. С одним небольшим уточнением: что речь идёт о "долларе ФРС", а не о "долларе США", — в корне изменяющем как постановку проблемы, так и вероятные пути её решения.

Тем более, что "шестёрка" на самом деле не настолько слаба, как может показаться. Совокупная экономическая мощь Японии, Германии, Великобритании, Франции, Италии и Канады по итогам 2017 года составила (по показателю ВВП с учётом паритета покупательной способности) 19,4 трлн долл. — даже чуть больше, чем у США (19,34 трлн долл.); с учётом потенциала Евросоюза в целом (20,25 трлн долл.) — это уже 27,45 трлн долл.; а с учётом потенциала всего Содружества Наций (бывшей Британской империи) — свыше 40 трлн долл., т.е. даже больше, чем у ШОС и БРИКС, особенно — если Индия качнётся в традиционную для себя сторону Великобритании, а не Китая и России.

Разумеется, у подобной — пока гипотетической — международной структуры нет (и в ближайшее время, похоже, не появится) военной мощи, хотя бы отдалённо сопоставимой с американской, также у неё будут существенно ограничены медийные ресурсы. Но зато она обладает гигантскими финансовыми и структурными возможностями, а также объединена, несмотря на все внутренние противоречия между её участниками, одним общим и критически важным для неё интересом — выжить и сохранить свой привилегированный системный статус производства/потребления в условиях глобального кризиса.

В любом случае, это — идеальный и казавшийся ещё несколько дней назад невероятным шанс для Лондона вернуть себе утраченный после двух мировых войн открытый геостратегический суверенитет. Шанс, которым грех не воспользоваться — или хотя бы попытаться это сделать (и тогда анекдотическое, на первый взгляд, "дело Скрипалей" оказывается просто требованием принести — несмотря ни на что! — публичный оммаж Лондону). Так что, если с "Большой шестёркой" без "Америки Трампа" всё-таки что-то получится, — в современном мире, кроме "глобального треугольника" США — Китай — Россия, появится и "четвёртый угол". А следовательно, вся международная комбинаторика — как бы случайно, сама собой — усложнится минимум на порядок. Что потребует соответствующей коррекции позиций со стороны остальных действующих сегодня "центров силы", включая и нашу страну.

Одним из первых примеров такой "новой комбинаторики" можно считать наделавшую шуму реплику Трампа относительно возможности возвращения России в формат "Большой восьмёрки": "Это, может быть, неполиткорректно, но нам нужно управлять миром. И из G7, которая была G8, они выкинули Россию. Они должны дать России возможность вернуться, потому что Россия должна быть за столом переговоров. Почему мы проводим встречу, когда России нет на встрече? Я буду это рекомендовать, это зависит от них, но Россия должна быть на встрече, должна быть её частью", — а также информацию из Белого дома о подготовке американо-российской встречи на высшем уровне. Впрочем, в 1939 году Гитлер тоже предложил Сталину заключить договор о ненападении, который сегодня предпочитают именовать "пактом Молотова — Риббентропа", так что эти "уроки истории" забывать не стоит…

Путин: "прямая линия" и Китай

Два сюжета, в которых несомненную главную роль играл российский президент: "прямая линия" 7 июня и государственный визит в Китай 8 июня, — можно объединить в один, поскольку они наглядно продемонстрировали две стороны одной путинской "медали": соответственно, внутреннюю и внешнюю.

Президентская "прямая линия" образца 2018 года, несомненно, разительно отличалась от 15 предыдущих. И дело здесь не в том, что в Гостином дворе отсутствовали традиционные десятки, если не сотни "гостей студии", зато присутствовали в качестве ведущих и в некотором смысле "представителей народа" журналисты Андрей Кондрашов и Кирилл Клеймёнов, а также (пусть в режиме онлайн) — руководители федерального и регионального уровней, которых президент приглашал дать свои комментарии относительно поднятых проблем. Это были, так сказать, отличия жанровые. Как и демонстрация возможностей новых коммуникативных технологий. Но за ними вполне отчётливо просматривалась принципиально новая российская реальность. Вкратце, на уровне "сказочных архетипов", можно попытаться сформулировать её следующим образом: если на протяжении предшествующих лет президентства целью Путина было строительство нового "теремка" отечественной государственности ("больше и лучше прежнего"), а с этой целью максимально урезались все накладные и сопутствующие расходы, то теперь, когда эта цель выполнена, перед Россией стоит новый "кластер" задач, решить которые, и целей, достичь которых невозможно без существенного усиления "человеческого потенциала": и количественного, и качественного. Отсюда — заявленная "либерализация" по вопросу предоставления гражданства РФ, отсюда — и демонстрация на всю страну стиля "игра в одной команде", отсюда — и полный "ноль" в плане презентации этнического и конфессионального разнообразия нашей страны, весьма характерной для предыдущих "прямых линий", и многие другие, не менее значимые, но менее заметные факторы.

Очень похоже на то, что Россия готовится к переходу от стратегической обороны к стратегическому наступлению, и целью мобилизации "Русского мира" (ключевой здесь можно считать путинскую фразу о необходимости максимального привлечения в Россию людей, стремящихся быть частью Русского мира, владеющих русским языком и достаточным уровнем компетенций для интеграции в современное российское общество) является достижение "Русской мечты". Кстати, слова о "Русской мечте" прозвучали уже после того, как работа "прямой линии" официально была завершена. Та же тема "Русской мечты" прозвучала затем в интервью российского президента председателю Медиакорпорации Китая Шэнь Хайсюну от 6 июня сего года: это понятие было представлено как системная социально-экономическая, культурно-технологическая, политическая и идеологическая трансформация нынешней России в передовое, лидирующее государство современного мира. Наверное, это плохая новость для всех, кто "играл" и играет против нашей страны. И для Украины ("У нас общее прошлое и, уверен, общее будущее"), и для глобальной "империи доллара" ("Санкционные меры подрывают доверие к тем, кто их вводит; ограничение расчётов в долларах подрывает доверие к доллару"), и для "пятой колонны" ("Очень многие вещи требуют внимательной фильтрации" — отвечая на вопрос об информационной политике медиа-холдинга "Эхо Москвы"), и для колонны "шестой" ("Если власти будут грабить свой народ и откладывать деньги в офшорах, ни к чему хорошему это не приведёт", — сказано про Украину, но только ли про Украину?).

Всё это нашло своё отражение и подтверждение в ходе переговоров российского президента с лидерами КНР. Официально объявленные результаты встреч 8 июня выглядят следующим образом. Главной сферой сотрудничества на этот раз стала энергетика, прежде всего — атомная: подписаны, на срок до 2028 года, контракты на строительство ещё двух реакторных блоков (№№ 7 и 8, типа ВВЭР-1200) для третьей очереди Тяньваньской АЭС в провинции Цзянсу; двух реакторов "российского дизайна", то есть по российским технологиям (№№ 3 и 4, того же типа) для второй очереди АЭС "Сюйдапу" в провинции Ляонин; о сотрудничестве в создании китайского "демонстрационного" реактора на быстрых нейтронах CFR-600 (отечественный аналог, БН-600 с натриевым теплоносителем, был запущен в промышленную эксплуатацию на Белоярской АЭС ещё в 1980 году), а также поставки ядерных тепловых блоков российского производства для нужд китайской космической программы. Будут расширяться поставки нефти (50 млн тонн в 2017 году) и подтверждена дата начала экспорта газа в рамках проекта "Сила Сибири" (с 2020 года). Также заключены договоры об организации электронной торговли, автомобильного движения (прежде всего — в сфере грузовых перевозок), о сотрудничестве в космическом пространстве, научно-образовательные и культурные программы.

Особое значение имело признание китайской стороной "постсоветского пространства" в качестве единой "зоны евроазиатской интеграции" с участием России, что должно исключить сколько-нибудь серьёзные конфликты по данному поводу между Пекином и Москвой, которые в результате подошли (или, точнее, — приехали на высокоскоростном поезде) к саммиту Шанхайской организации сотрудничества как единая "геостратегическая связка".

"Зелёный остров" ШОС в штормовом море кризиса

Имя города Циндао — почти 8-миллионной портовой агломерации на берегу Жёлтого моря — переводится с китайского языка как "зелёный остров". В отличие от скандального саммита "семёрки" в Канаде, его "восточный" аналог прошёл традиционно для мероприятий подобного ранга, то есть скучно, серо, предсказуемо, "без шума и пыли". Но зато с весьма ощутимыми позитивными результатами. Причём это касается не только наличия у участников ШОС общих позиций в современном мире, отражённых в Циндаосской декларации, но и всей системы двусторонних отношений между ними. Так, Путин в Циндао провёл целый ряд официальных встреч на высшем уровне (в хронологическом порядке): с лидерами Таджикистана, Узбекистана, Ирана и Монголии.

Конечно, наиболее примечательными в этом ряду были переговоры с президентом Исламской Республики Иран Хасаном Рухани. Не секрет, что за последние месяц-полтора союзнические отношения между Москвой и Тегераном прошли через этап серьёзных испытаний — прежде всего, из-за переоценки иранским руководством тех возможностей, которые открылись перед ним в Европе в связи с началом действия "атомной сделки", а также условий раздела "плодов" сирийской победы. Судя по итогам встречи в Циндао, руководителям двух стран удалось достичь компромисса по спорным и неопределённым вопросам.

Что же касается собственно саммита ШОС, на котором впервые в качестве полноценных участников работали Индия и Пакистан, то явно обращает на себя внимание закреплённый в Циндаосской декларации выдержанный в традиционной китайской стилистике тезис о "трёх силах зла", противостоянию которым будет уделено особое внимание: терроризм, сепаратизм и экстремизм, — причём не только на уровне исполнителей, но также организаторов и заказчиков, что означает прямой вызов США и их союзникам, широко использующим данные "силы зла" как инструменты "гибридной войны" против своих геополитических конкурентов. Пока сферой данного противодействия объявлена по преимуществу "зона ШОС", но ясно дано понять, что эта практика может быть распространена и на другие регионы мира.

Ещё один важный момент — заявленное расширение "бездолларовых" механизмов взаимной торговли и инвестиций всё в той же "зоне ШОС", которое — в сочетании с тезисом о "совместном формировании мировой экономики открытого типа, последовательном укреплении открытой, инклюзивной, транспарентной, недискриминационной и основанной на правилах многосторонней торговой системы, а также недопущении фрагментации международных торговых отношений и торгового протекционизма в любых проявлениях" — следует рассматривать как фактически открытое объявление войны "империи доллара". Сюда же прилагалось требование об "интернационализации" и "демократизации" управления системой информационно-коммуникативных технологий, включая интернет, а также весьма жёсткая позиция по региональным конфликтам, связанным с Афганистаном, Ираком, Сирией, Украиной и полной денуклеаризацией Корейского полуострова, что означает не только прекращение реализации ядерной программы Пхеньяна, но и гарантии неразмещения в данном регионе американского атомного оружия, что противоречит обычной военной и политической практике официального Вашингтона.

В заключение следует сказать, что геополитический "центр мира" на наших глазах смещается из атлантического в азиатско-тихоокеанский регион, где ведущую роль уже играет российско-китайский стратегический союз, ставший основой таких международных объединений, как ШОС и БРИКС, — с уже очевидной перспективой его расширения до российско-китайско-индийского евразийского "треугольника", создание которого было анонсировано ещё Евгением Примаковым в 1999 году, после агрессии НАТО против Югославии. Этот процесс сопровождается уже явным расколом "атлантического единства" стран "коллективного Запада", которые сформировали после краха Советского Союза структуру "однополярного мира" во главе с США. Подобная фундаментальная трансформация всей системы международных отношений критически зависит от того, удастся ли силам, стоящим за 45-м президентом Соединённых Штатов Дональдом Трампом, сохранить свои позиции и преодолеть всё более ожесточённое сопротивление со стороны глобального "глубинного государства", совершив "разворот" в сторону Тихого океана и сотрудничества с Пекином и Москвой. Так сошлись и так говорят нынешние июньские звёзды.

Весь мир > Внешэкономсвязи, политика > zavtra.ru, 13 июня 2018 > № 2644193 Николай Коньков, Александр Нагорный


США. Евросоюз. Россия. Весь мир > Внешэкономсвязи, политика > zavtra.ru, 6 июня 2018 > № 2634531 Николай Коньков, Александр Нагорный

Конец «однополярного мира»

на пути к диалогу цивилизаций

Николай Коньков Александр Нагорный

Это словосочетание вместе с другими аналогичными: "исторический перелом", "трансатлантический раскол" и так далее, — всё чаще и весомее звучат не только в России, но и за рубежом в качестве общей оценки экономических, политических и прочих событий, происходящих сегодня на международной арене. Насколько подобные фразы соответствуют действительности? И если соответствуют, то в каком коридоре обстоятельств и, соответственно, в каком коридоре вероятных целей находится суммарный вектор наблюдаемых системных изменений? Ответы на эти вопросы исключительно важны потому, что наша страна с 2014 года вольно или невольно находится в центре данного процесса, выступая главным актором-антагонистом "однополярного мира", он же Pax Americana, он же — "империя доллара".

В конце мая тема кризиса нынешнего мирового порядка и возможного перехода к новому балансу сил наконец-то вышла в "фокусное пространство" глобальных массмедиа. Причиной тому стал целый комплекс взаимосвязанных факторов, прежде всего — "торговые войны", объявленные практически всему миру президентом США Дональдом Трампом, визиты бундесканцлерин Ангелы Меркель в Россию и Китай, XXII Международный экономический форум в Санкт-Петербурге и американо-северокорейские переговоры по прекращению ядерной программы КНДР.

Трамп и "торговые войны"

Несомненно, нынешние попытки Белого дома "монетизировать" глобальное лидерство Соединённых Штатов путём введения различных импортных пошлин, разрыва "атомной сделки" с Ираном, ужесточения санкций (не только против России, но и против других стран мира), а также расширить собственный экспорт с использованием мер политического шантажа, — играют ключевую роль в идущей на наших глазах трансформации мирового "стратегического пейзажа". Списывать эту активность на "хаотичного" и "непредсказуемого" лидера, каким пытаются выставить Дональда Трампа подавляющее большинство ведущих зарубежных массмедиа, подконтрольных противникам 45-го президента США, — глубокое заблуждение. Наоборот, его сенсационная победа не только над Хиллари Клинтон, но и над "традиционными" политиками-республиканцами была обусловлена востребованностью именно такого курса не столько снизу: "реднеками" из числа фермеров и рабочих, а также тающим, как вешний снег, "средним классом", — сколько ситуативным преобладающим большинством американских "верхов".

Смертельный удар по "империи доллара" был нанесен не извне, не какими-то внешними врагами, а изнутри — и в самом "сердце" этой империи, в Соединённых Штатах. Впрочем, в этом нет ничего нового и удивительного — как все мы помним, примерно то же самое случилось в Советском Союзе примерно тридцать лет назад. И это — результат не какого-то "суперзаговора" (хотя полностью отрицать или преуменьшать роль подобных субъективных факторов в истории нельзя), а вполне закономерных процессов, объективной "логики обстоятельств", которая "вдолгую" всегда оказывается сильнее "логики намерений".

Отвечая на вопрос, "что помешало" американцам избрать в ноябре 2016 года Хиллари Клинтон и спокойно продолжать взятый в начале XXI века курс на глобальное лидерство, обеспеченное "несвятой троицей" в виде доллара, авианосцев и средств массовой информации, мы рано или поздно придём к тому, что и то, и другое, и третье перестало быть реально доминирующей силой на мировой арене.

Первой "вылетела" военная составляющая. И случилось это 7 октября 2015 года вместе с залпом российских "калибров" по целям в Сирии из акватории Каспийского моря. После чего следующей "на очереди" вполне закономерно оказалась главная мировая валюта — доллар, который вот уже скоро 105 лет эмитирует Федеральная резервная система США. Времена, когда американский министр финансов Джон Коннолли мог произнести сакраментальную фразу: "Доллар — это наша валюта и ваши проблемы", — прошли давно и безвозвратно. Доллар — уже не столько американская, сколько глобальная валюта (70% "баксов" обращается за пределами США), но зато он стал главной проблемой для Америки. Как отмечалось в опубликованном агентством "Синьхуа" комментарии по американо-китайским торговым переговорам, "торговый дефицит США не лежит в основе трений между двумя государствами: истинным виновником является монополия доллара США на мировом рынке и принудительное использование доллара для расчётов. США должны изменить свою валютную политику и избегать чрезмерного предложения доллара, допуская более широкое использование других валют — таких как юань и евро…" Проблема доллара состоит из двух взаимосвязанных компонентов: объёма "долларовой массы" в целом и номинированных в данной единице мировых долгов.

Люди, не понимающие сущности феномена денег, могут считать, что долги — это сущая ерунда, что деньги действительно можно создавать "из воздуха", эмитируя любые суммы любой валюты при помощи "печатного станка" или простой записи в серверах эмиссионных центров. Люди, скрывающие сущность феномена денег, утверждают, что это не так, поскольку рано или поздно приведёт к гиперинфляции и обрушению глобальной, национальной и т.д. (нужное — вставить) экономик. И то, и другое — мягко говоря, не соответствует действительности. Здесь нет ни смысла, ни места доказывать данный тезис (это тема для отдельной книги), укажем только на суть: неадекватная скорости и массе производства/потребления товаров и услуг скорость и масса увеличения числа тех или иных денежных единиц — путём их эмиссии или любым иным путём, — всегда и везде является перераспределением коммуникативных актов по отношениям собственности. А любая собственность — потому и собственность, что у неё существуют владельцы, пользователи и распорядители, чьи права на эту их собственность данные акты ограничивают, нарушают либо вообще отменяют. Эмиссия денежных единиц — это всегда передел и изъятие собственности в пользу эмитента. Бесследно и безответно такое не проходит. Кстати, совокупный мировой долг (государственный, корпоративный и частный) к началу 2018 года составлял около 220 трлн долларов, из которых свыше 70 трлн долларов, т.е. около трети, приходилось на совокупный долг США, в том числе на федеральный долг — 21,2 трлн долларов.

Так можно ли утверждать, что "Америка должна сама себе"? Разумеется, нет. Даже в "социалистическом" Советском Союзе долг собственника-государства перед собственниками-гражданами был "реструктурирован" — путём ликвидации государства — таким образом, что подавляющее большинство последних понесло катастрофические убытки и потери. А США, в отличие от СССР, — изначально представляют собой общество частных собственников. И одни собственники должны не "самим себе", а другим собственникам. Иной вопрос, кто является "кредиторами последней инстанции" и "конечными бенефициарами" эмиссии ФРС, которая за 2002—2016 финансовые годы составила, по разным оценкам, от 45 до 50 трлн долларов, всех центробанков мира — от 70 до 80 трлн долларов, вследствие чего федеральный долг США вырос почти на 15 трлн долларов. С учётом производных "финансовых инструментов" совокупная масса всех "мировых денег" составляет около 4 квадриллионов (4000 трлн) долларов — это уже 33,3 стоимости валового продукта всего человечества (по паритету покупательной способности, выраженной в долларах) в 2017 году.

Иными словами, по инициативе сил, контролирующих систему мировых центробанков, включая ФРС (в США эти силы выступают как Deep State, "глубинное государство"), все эти годы шёл глобальный передел собственности, но, когда данный процесс перешёл некую "границу", "горизонт событий", когда критическая масса собственников, недовольных идущим переделом, сформировалась не только в странах ОЭСР, но уже и внутри самих США, начал работать "фактор Трампа". 45-й президент США официально представляет тот "пул собственников", который связан с "реальным сектором" американской экономики (ВПК, энергетика и т.д.) и категорически не приемлет нынешнее положение дел, при котором чуть ли не 95% эмиссии ФРС идёт "мимо" них и, следовательно, де-факто используется против их прав и интересов.

Так или иначе, "зона доллара ФРС", видимо, достигла максимально допустимых для неё величин, и теперь начнёт сжиматься. С какого-то момента — не исключено, что в режиме коллапса.

Ось "Пекин — Москва", на очереди — Берлин

В "нормальной" для Запада ситуации данный конфликт решался бы за счёт очередной внешней агрессии. Но нынешнее положение дел таково, что "цена вопроса" невероятно высока, а шансы на успех против любой реальной "крупной цели": будь то Россия, Китай, Европа или сама "империя доллара", — минимальны. Поэтому Трамп и Ко пока вынуждены следовать политике "с миру по нитке". Что проблему кардинально не решает, но вызывает всё более жёсткую негативную реакцию у всех, кого данная политика затрагивает.

"Неоамериканизм" Трампа привёл к противостоянию со всем миром: торговые войны (Китай, Россия, ЕС и Япония), санкции (Россия, Иран и др.), валютные войны (Турция, Иран, Россия) и т.д. и т.п. Такой уровень напряженности очень опасен: он приведёт либо к полному взрыву в отношениях, либо к резкому повороту в поведении на 180 градусов… Трамп спровоцировал буквально всех (даже обычно уступчивых европейцев)", — пишет 28 мая на канадском сайте globalresearch.ca Алистер Крук из Фонда стратегической культуры, делая вывод: "Действия США толкают мир к многополярности". И это уже не точка зрения одиночек-"диссидентов" или даже каких-то групп аналитиков и экспертов, а уже вполне доминирующая в "евросообществе", почти официальная, позиция.

"Экономический национализм ведёт к войне", — так оценивает нынешнюю политику Вашингтона президент Франции Эммануэль Макрон. "Министр иностранных дел" Евросоюза Федерика Могерини (Италия) заявила, что "Евросоюз должен защищать свои интересы, поэтому… ЕС начнёт спор в ВТО и введёт дополнительные пошлины на ряд товаров из США", а её шеф, глава Еврокомиссии Жан-Клод Юнкер (Люксембург), назвал 1 июня, когда начали действовать американские пошлины на сталь и алюминий, "плохим днём для мировой торговли", подчеркнув, что введение любым государством односторонних мер "совершенно неприемлемо, … когда речь идёт о мировой торговле". Министр энергетики ФРГ Петер Альтмайер, комментируя сделанное Германии предложение Трампа отказаться от реализации проекта "Северный поток-2" в пользу поставок сжиженного сланцевого газа из США, отметил, что "на данный момент американский газ всё ещё обходится слишком дорого", и если американское руководство ставит во главу угла собственные экономические интересы, оно "должно быть готово к тому, что европейские страны станут руководствоваться такими же принципами". Список недавних высказываний подобного рода можно множить и множить. Но самое главное — что от слов традиционные союзники США начали переходить к делам.

Наиболее наглядно это можно видеть как раз на примере Германии. ФРГ, наряду с КНР, долгие годы являлась одним из главных бенефициаров режима "глобальной экономики", имея второй в мире крупнейший профицит торгового и платёжного баланса. Причём эти деньги шли не на улучшение уровня жизни в стране, не на решение демографических проблем, а на экономическую и политическую экспансию — по преимуществу, в "еврозоне", которую теперь всё чаще именуют "Четвёртым рейхом", но и за её пределами тоже. Имея подобные выгоды, немецкие элиты почти беспрекословно следовали в стратегическом кильватере у США. Но с приходом к власти в Вашингтоне Дональда Трампа ситуация принципиально изменилась.

С одной стороны, Германия в лице Ангелы Меркель была приглашена на кастинг роли нового политического лидера "глобального мира" — вместо "неправильного" американского президента в лице Дональда Трампа. С другой стороны, будучи главой фактически оккупированного в военном и информационном отношении государства, она не имела никаких реальных шансов этот кастинг успешно пройти. С третьей стороны, "засвет" её в таком качестве только усиливал вероятность того, что конфликт между "империей доллара" и "трампистами" будет решён за немецкий счёт — например, путём управляемого банкротства Deutsche Bank, на который, как в 2008 году — на Lehman Brothers, будут повешены "плохие долги".

Понятно, что перспектива стать "жертвенной коровой" для Америки немецкие "верхи" не устраивает — от слова "совсем". А единственным реальным выходом из нынешней ситуации для Берлина является только его присоединение к российско-китайскому стратегическому союзу, уже на деле доказавшему свою надёжность и эффективность. К тому же, КНР в 2017 году стала для ФРГ внешнеторговым партнёром номер один, отодвинув США на третье место (второе заняла Франция), а перспективы развития экономических отношений с Россией, в случае реализации проекта газопровода "Северный поток-2" и отмены антироссийских санкций, выглядят вообще грандиозными. Формирование геополитической оси "Пекин — Москва — Берлин" приведёт к не имеющему прецедентов в мировой истории объединению евроазиатского пространства. И недавняя, также беспрецедентная, российско-китайская "связка" поездок Ангелы Меркель свидетельствует о том, что данный процесс переходит из скрытой фазы в открытую.

Тем более, что ставший в одночасье знаменитым "сочинский букет", преподнесённый бундесканцлерин российским президентом, на "языке цветов" означает примерно следующее: "Мы вас долго ждали, очень рады и готовы учитывать все ваши интересы и пожелания", — разительный контраст с поведением Трампа, который на встречах с Меркель всячески демонстрировал нежелание разговаривать "на равных".

К процессу формирования оси "Пекин — Москва — Берлин", несомненно, имеет отношение и диалог Вашингтона с Пхеньяном по проблеме "денуклеаризации" Корейского полуострова: взаимодействие президента США Дональда Трампа с лидером КНДР Ким Чен Ыном демонстрирует всему миру, в том числе союзникам США, что независимый политический курс с "опорой на собственные силы" при поддержке Китая и России — один из наиболее эффективных вариантов взаимодействия с недавним "глобальным лидером".

Россия как мировой "центр силы": процесс пошёл

17 тысяч участников XXII Международного экономического форума в российской Северной столице, 550 соглашений на сумму 2,365 трлн рублей (около 38 млрд долларов, то есть каждый гость ПМЭФ "привёз" с собой в среднем больше двух миллионов долларов), присутствие президента Франции Эммануэля Макрона, премьер-министра Японии Синдзо Абэ и главы МВФ Кристин Лагард, а также множества других представителей мировой политической и финансово-экономической "элиты", — всё это выглядит не просто окончательным признанием краха "изоляции и блокады" нашей страны со стороны "коллективного Запада", но, прежде всего, — признанием краха самого "коллективного Запада" во главе с США, то есть той внешнеполитической "матрицы", которая была включена в конце 2013 — начале 2014 гг. с целью "сломать" Россию, любой ценой отстранив от президентской власти Владимира Путина. И которую, несмотря на победу Трампа, на протяжении 2017—2018 гг. небезуспешно пыталась не только продолжать, но и расширять "империя доллара", сразу после избрания всячески диффамируя нового американского президента, прежде всего — как "агента Кремля".

Возникающий тренд лучше всего охарактеризовала британская газета "Гардиан", опубликовав 24 мая статью Агнуса Роксбурга, где говорится: "В течение следующих шести лет у нас нет выбора, кроме как работать с ним (Путиным. — авт.), … есть много областей взаимного интереса, по которым мы могли бы сотрудничать. Все конфликты заканчиваются либо победой, либо каким-то соглашением. Запад не собирается "бить" Путина, но мы можем хотя бы попытаться сделать следующие шесть лет чуть менее опасными". Эта позиция становится всё более распространённой среди представителей "санкционного" сообщества.

Немецкий еженедельник "Вельт" публикует беседу с небезызвестным американским экономистом Джеффри Саксом, в которой один из "крёстных отцов" рыночных реформ в России, критикуя политику Трампа, призывает Евросоюз "переосмыслить ситуацию с санкциями" и считает "мудрым шагом, если бы Брюссель и Москва обсудили вопрос о том, как в перспективе можно было бы продолжить деловое сотрудничество".

Тот же Жан-Клод Юнкер таким образом сформулировал свою позицию по отношению к России: "ЕС никогда не признает аннексию Крыма и конфликт на Донбассе", "мы не забываем о том, каковы наши различия и разногласия", но "эту травлю России надо прекратить", "мы должны вернуться… к нормальным отношениям с Россией", поскольку "есть так много отраслей, где мы можем сотрудничать в сфере исследований, инноваций и т.д…".

Речь в данном случае идёт вовсе не о "трансатлантическом расколе" — ситуация намного глубже и серьёзнее. Премьер-министр Японии Синдзо Абэ в российской Северной столице — это не "трансатлантический раскол". И директор-распорядитель Международного валютного фонда Кристин Лагард, пусть она, как и её предшественник Доминик Стросс-Кан, — это не только "трансатлантический раскол". И в шутке Путина, который предложил Эммануэлю Макрону российские гарантии безопасности для Франции, — только доля шутки.

Нельзя сказать, что на XXII Международном экономическом форуме в Санкт-Петербурге состоялось окончательное утверждение России в качестве одной из "сверхдержав" современного мира, "центра силы" глобального уровня, но, как говорил лет тридцать назад по другому поводу Михаил Горбачёв, "процесс пошёл", и его вряд ли что-то сможет остановить.

Разумеется, реализация данного вектора движения не может быть идеально гладкой и беспроблемной: на этом пути будут и новые конфликты, и новые потери, и новые жертвы. Главные задачи российской власти в ближайшей, "путинской" перспективе: оптимизировать соотношение эффект/затраты. Внутри страны — это решение, под прикрытием созданного военно-стратегического "щита", социально-экономических и технологических задач, связанных с переходом к новому технологическому укладу; во внешней политике — расширение и укрепление противостоящего "империи доллара" нового миропорядка, основной осью которого является российско-китайский стратегический союз, с его "фрактальными проекциями" в региональные геополитические "треугольники".

Собственно, соответствующая программа действий, судя по содержанию "путинского суперуказа" от 7 мая 2018 года, выработана и сформулирована — вопрос только в том, что из неё, каким образом и когда будет реализовано на практике. Опять же, публично поставленные и реально решаемые задачи — это далеко не одно и то же, но главная функция подобного рода "манифестов" — обозначить примерный формат дальнейшего взаимодействия между властью и обществом. Социальная напряжённость в российском обществе, уже почти треть века находящемся в состоянии "необъявленной войны", реальные затраты на которую даже трудно оценить, приближается к критическим отметкам, и нужно любой ценой не допустить повторения ситуации 1917 года, когда, по словам Уинстона Черчилля, "её корабль пошёл ко дну, когда гавань уже была видна… Все жертвы были принесены, вся работа завершена. Отчаяние и измена овладели властью, когда задача была уже выполнена". Конечно, при этом о роли внешнего фактора, в том числе британского, в этой катастрофе ярый ненавистник России и "крёстный отец" холодной войны "коллективного Запада" против СССР умалчивает, но в данном случае эта "фигура умолчания" более чем красноречива. И есть основания считать, что идейным и политическим наследникам "британского бульдога" не удастся уже в третий раз, после трагедий 1917 и 1991 годов, праздновать свою победу "против России, на обломках России и за счёт России".

Подводя итоги этого по необходимости краткого обзора основных международных событий и тенденций последнего времени, мы можем констатировать, что геостратегическая ситуация в современном мире находится в непосредственной близости от "точки перелома" (она же — "точка бифуркации"). И если управляющие центры "империи доллара" до конца текущего года не решатся начать полномасштабную глобальную войну (а до промежуточных ноябрьских выборов в США вероятность такого сценария близка к нулю), "многополярный мир" станет неизбежной реальностью.

США. Евросоюз. Россия. Весь мир > Внешэкономсвязи, политика > zavtra.ru, 6 июня 2018 > № 2634531 Николай Коньков, Александр Нагорный


Иран. США > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > zavtra.ru, 8 мая 2018 > № 2616284 Александр Нагорный

Разведка боем

Трамп угрожает Ирану

Начнётся ли тотальная война на Ближнем Востоке, с нападением США на Иран? Судя по последним выступлениям Трампа, американский президент, что называется, закусил удила и до 12 мая, несмотря ни на что, объявит о выходе из "атомной сделки" с Ираном. Авианосная ударная группа во главе с USS Harry S. Truman не просто так расположилась в Восточном Средиземноморье вместо "штатного" Персидского залива и пристреливается по сирийской территории "через голову" российской ПВО — нанося ракетные удары якобы по террористам из ИГИЛ, а на самом деле "демонстрируя силу" нашим союзникам и убеждая их в том, что рассчитывать на помощь от России, когда в дело вступают США и Израиль, — безнадёжное и бессмысленное занятие.

В Кремле по этому поводу хранят стоическое молчание. Последний еженедельный брифинг официального представителя МИД РФ состоялся 26 апреля, американцы отстрелялись 30-го, у нас майские праздники и президентская инаугурация, обстреливали действительно территории, неподконтрольные официальному Дамаску, — повода для беспокойства нет, можно и не реагировать?

А вот американские союзники из Европы, которые уже нахватались "сладких" контрактов в Тегеране, реагируют куда более нервно. В первую очередь — французы, уже было выбившие из рук России контракт на производство гражданских самолётов своими "эйрбасами". Но все попытки Парижа, Берлина, Рима, да и всего Евросоюза как-то повлиять на позицию Вашингтона в иранском вопросе, скорее всего, окажутся безрезультатными — слишком велико влияние на Трампа в США со стороны произраильского еврейского лобби.

Поэтому односторонний американский выход из договора с Ираном практически неизбежен, возможна лишь какая-то незначительная отсрочка последующего за этим шагом ультиматума в адрес Тегерана. За ультиматумом последуют угрозы, а затем — и точечные бомбардировки по иранским силам в Сирии и, возможно, по военным и атомным объектам на территории самого Ирана. А это — в том числе и объекты, которые строятся с помощью России, включая уже запущенную Бушерскую АЭС. Спрашивается, что в случае подобного развития событий будет делать Путин и российское руководство?

"Если США выйдут из Совместного всеобъемлющего плана действий (СВПД) по иранской атомной программе, они вскоре пожалеют об этом", — сказал по этому поводу в обращении к нации 6 мая президент Ирана Хасан Роухани, отметив, что его страна "готова к любому решению" со стороны Вашингтона. "Мы не одобряем войну и напряженность, но будем решительно защищать наши права", — заявил он, добавив, что "США не смогут ничего сделать против иранского народа".

Позиция Роухани вполне понятна и обоснованна, поскольку Иран с 1979 года живёт и развивается в условиях жесточайших западных санкций, практически полной блокады со стороны США и их союзников, "заморозивших" принадлежащие иранскому государству сотни миллиардов долларов. За эти почти сорок лет Исламская Республика Иран увеличила своё население более чем вдвое, с 37 до 80 миллионов человек, превратилась из "нефтяного" придатка западной экономики в современную державу, успешно реализующую не только атомный, но и ракетно-космический проект, вышла по объёму производства на 18-е место в мире, обогнав Австралию и совсем немного уступая такой стране "Большой семёрки", как Канада.

Ирану удалось выстоять в многолетней войне с Ираком а Саддама Хусейна, а после 2003 года сформировать "шиитскую дугу" к среди­зем­номорскому побережью, включив в неё, помимо Ирака, Сирию и Ливан. Иран обладает достаточно мощной современной армией, которая может бросить вызов не только Саудовской Аравии, в том числе — через шиитов Йемена, но и Израилю, а кадры с задержанными иранскими "стражами исламской революции" в Персидском заливе военными моряками США обошли весь мир.

Ирану будет сложно в одиночку выстоять против американо-израильской коалиции, но и для неё это не будет лёгкой прогулкой — особенно если в ответ на бомбардировки Тегеран развернёт наземную военную операцию против Израиля. Но она фактически станет уже преддверием "ядерного Армагеддона" Третьей мировой войны. И в Кремле должны очень хорошо понимать это и быть готовыми к подобному развитию событий, которое нельзя остановить только по линии МИДа. За спиной наших дипломатов должны стоять поставки в Иран современных систем ПВО, обмен оперативной информацией между российскими и иранскими военными, другие формы оборонного сотрудничества. Во всяком случае, в ситуации вокруг КНДР совместный военный ответ РФ и КНР привёл к тому, что уже объявленная Трампом ракетная атака по Пхеньяну не состоялась и три авианосные группы США в Тихом океане тихо-мирно отвернули от берегов Корейского полуострова. Того же самого результата необходимо добиться и по Ирану, используя для этого все доступные возможности и не обращая внимания на воинственную риторику из Вашингтона и Тель-Авива. Не исключено, что резко участившиеся за последнюю неделю аварии и катастрофы, связанные с военными самолетами (и не только), нашими и американскими — это уже "разведка боем".

Сергей Лавров заявил, что американцы, пытаясь дестабилизировать ситуацию на Ближнем Востоке, "играют с огнём". Но, похоже, пока янки сами не обожгутся, эти игры не будет ими прекращены.

Александр Нагорный

Иран. США > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > zavtra.ru, 8 мая 2018 > № 2616284 Александр Нагорный


Армения > Внешэкономсвязи, политика > zavtra.ru, 2 мая 2018 > № 2616247 Александр Нагорный

ЗВОНОК

Глава Армении Саргсян отрёкся от власти

Звонок - устройство, прибор для звуковых сигналов. Дверной звонок. Электрический звонок. Звонок под дугой (колокольчик или бубенец). Звук, звуковой сигнал, производимый колокольчиком или специальным прибором. Раздался звонок. Занятия начинаются по звонку. От звонка до звонка работать, быть где-нибудь. Телефонный разговор с кем-нибудь (обычно деловой и краткий). Звонок из Москвы. Что сделано после звонка директора?

С. И. Ожегов, Н. Ю. Шведова. Толковый словарь русского языка.

23 апреля мы увидели победу в Армении сил Пашиняна, который имеет такие же взгляды, как, например, у наших «вильнюсских сидельцев» — Каспарова и прочих. То есть Пашинян — знатный русофоб. Победу он одержал странную. Там не было таких непреодолимых обстоятельств, которые заставила бы Сержа Саргсяна сложить полномочия, да ещё с такими словами: «Пашинян был прав. Я не прав».

Безусловно, что головкой армянского протеста были силы прозападные и антироссийские. И Россия должна бы занимать здесь внятную и очевидную позицию. Но после победы недружественных России сил в Армении мы видим пост Марии Захаровой в соцсети: «Народ, который имеет силу даже в самые сложные моменты своей истории не разъединяться и сохранять уважение друг к другу, несмотря на категорические разногласия — великий народ. Армения, Россия всегда с тобой!»

Экспертные оценки

Александр Нагорный

Случилось немыслимое. Мадам Захарова в связи с событиями в Армении 23 апреля 2018 года фактически одобрила принципы майдана, которыми в своё время руководствовались антироссийские силы и в Грузии, и на Украине, да и в Молдавии, и в Киргизии, в восточно-европейских странах. Сейчас мы видим приблизительно такую же схему и ту же методологию. Раз за разом антироссийская группировка в Армении расшатывала устои пророссийского правительства — и наконец произошло то, что произошло.

Интересна ситуация с ушедшим премьер-министром Саргсяном. Ведь буквально дней 10 тому назад его принимали в Кремле, его обласкали, его приняли на высочайшем уровне, как бы одобрив поворот Саргсяна к премьерскому креслу. А проходит неделя — и вся эта конструкция рассыпается. Возникает вопрос: что, наши политические и дипломатические руководители не знают, что происходит в союзной нам стране, что там идёт процесс брожения, который взят под колпак и которым руководят силы русофобского характера? Этот вопрос можно задать госпоже Захаровой и другим нашим ведущим дипломатическим гуру, начиная с деятелей администрации президента — товарищу Ушакову, а также Суркову, Белоусову и многим другим; ну, и, конечно, это вопрос к руководству политической разведки и верхам дипломатического ведомства. . Ведь нелепая формулировка, которая сделана Захаровой — это хорошая мина при плохой игре. Потому что события, которые произошли вчера и позавчера, фактически застали дипломатических и политических руководителей России врасплох.

Конечно, в Армении борьба и игра не закончены. Карапетян, который сейчас ВРИО премьер-министра, а ранее работал в российском «Газпромбанке», безусловно, представляет ту же Карабахскую группировку в политическом сегменте Армении, что и ушедший Саргсян. Но нетрудно предсказать, что проамериканская, прозападная сила, которая фактически смела премьер-министра, сейчас будет требовать своего места в истеблишменте. Это будет и их интерес в формировании правительства, и, вероятнее всего, требование новых выборов. А в этих выборах они, конечно, получат свою долю в СМИ и, по всей видимости, радикально расширят своё присутствие в парламенте. В Национальном собрании Армении сейчас всего девять мест, принадлежащих либерально-прозападной партии Пашиняна «Елк» («Выход») — кстати, и название этой партии тоже не случайно, как вы понимаете. Эта партия требует выхода из-под российского влияния.

В каждом из антироссийских майданов применялась методология, которая уже годами выработана нашими американскими, как их называет наше начальство, «партнёрами». Они сначала развёртывают систему общественных организаций прозападного типа, втягивают туда значительные круги местной интеллигенции, местной студенческой молодежи, вырабатывают антикоррупционную программу и во весь голос говорят о социальных правах и программах. И дальше начинается захват власти либо через выборы, либо (что чаще) через демонстрации и улицу. То же самое мы видим в Армении и поэтому знаем, что это применение единой технологии.

Кстати, если Захарова не знает, то ей можно напомнить: американцы создали в Ереване самое крупное базовое посольство, в котором работает от 2500 до 5000 человек. Они наверняка не просто дипломаты, и даже являют собой представителей не только спецслужб. Среди них масса боевиков, которые готовы в любой момент включиться в более серьёзные столкновения, чем в минувшие дни, если американцы посчитают это нужным. Но ведь и армянское правительство не требовало привести к балансу число «дипломатов». И эта позиция мотивируется тем, что, как и вся постсоветская номенклатура, вне зависимости от того, где она обретается, верхушка Армении заинтересована в западных банках, поездках в США и западную Европу, где учатся их дети и живут родственники.

Поэтому мы увидим, даже в ближайшей перспективе, стремление прозападных группировок максимально расширить своё влияние и максимально прийти к власти, фактически выполнить задачу вывода Армении из числа близких союзных государств Российской Федерации. Это абсолютно ясно. Это вопрос не двух-трёх дней, это вопрос, может быть, нескольких месяцев, вплоть до года. Но процесс двигается в том направлении. И если Российская Федерация будет одобрять эти веяния, то становится просто забавно. Кто с кем борется? Или это, так сказать, игра в поддавки?

Мы должны сравнить ситуацию в Армении с тем, как подобные процессы происходили в Грузии и на Украине. Какие общие черты, какие различия? Ведь для нас очень важно пониматься, что разворачивается в бывших советских республиках, потому что это наш пояс безопасности — а этот пояс рвётся.

Процессы в Грузии и на Украине в значительной степени были похожими. Но каждый раз точку в повороте этих республик в антирусское русло играла сама Россия. Напомню, что победа так называемой «революции роз» в Грузии связана с тем, что Саакашвили (тогда ещё молодой политический деятель, но уже с проявившими себя антирусскими чертами) собрал демонстрантов на площади перед грузинским парламентом. Однако атака и захват власти произошли после того, как в грузинскую столицу прибыл Игорь Иванов, в то время он был секретарём Совета безопасности РФ. Он повстречался с местными олигархами, потом вышел на площадь и фактически легитимировал оппозиционное движение. После чего Саакашвили повёл своих сторонников на захват зданий.

Но этим грузинская ситуация не ограничилась. Когда Абашидзе, руководитель Аджарии, проявил своё сопротивление перевороту, то через некоторое время опять Игорь Иванов прилетел уже в Аджарию и предложил Абашидзе собрать вещички и улететь вместе с ним, поскольку Россия не давала своего согласия на сопротивление. И те две грузинские бригады на территории Аджарии, которые проявили лояльность Абашидзе и Аджарии как независимому государству, перешли под эгиду антироссийского тбилисского правительства во главе с Саакашвили. То есть какова была линия России здесь — ни два ни полтора? Или практически она содействовала своей пассивностью приходу антирусских сил в Грузии?

Дальше напомню, что происходило на Украине. Переворот произошёл в субботу, 23 февраля 2014 года. А 22 февраля, в пятницу, было подписано соглашение между Януковичем, оппозиционными майдановцами и тремя западноевропейскими министрами иностранных дел. Как мы выяснили сейчас из фильма о Путине, в четверг ему звонил не кто иной, как президент США Обама с просьбой воздействовать на Януковича, чтобы не применять силу — не использовать армию против майдана и не делать силового разгона. И Путин ответил — «хорошо». Это сам президент России сообщил в телефильме. Я напомню, что в четверг шла расчистка майдановского лежбища, и практически все бандерлоги были вытеснены за рамки площади, на которой они собирались. И вдруг где-то в восемь часов вечера силам МВД поступила команда вернуться обратно. Силовая акция в четверг была закончена, в пятницу были подписаны документы о «соглашении», а в субботу произошёл уже силовой захват власти со стороны майдановских боевых подразделений.

Но роль России на этом не закончилась. Как известно, Янукович бежал в Харьков и оттуда должен был объявить, что власть в Киеве нелегитимна. Однако он был вывезен российскими спецслужбами в Ростов, и Россия поддержала схему, что «Янукович утратил доверие своего народа». А это и было главным импульсом, поскольку этим маневром РФ уничтожила легитимность, которая была в руках Януковича как избранного президента, и одновременно легитимировала бандеровский режим в Киеве. Эта больше чем преступление, как говаривал Фуше, это была ошеломляющая глупость, которая нашла свое завершение в признании выборов в Киеве, что и заставляет нас отплевываться по сей день, а Западу позволяет напирать на России с обвинениями в нарушении международного права.

Приблизительно то же самое происходит сейчас в Армении. Но это же безумие! Получается, что Россия принимает антироссийские решения, осуществляет антироссийские действия в пользу противников России руками и головами самой же власти России. Поэтому на том, как будет развиваться дальнейший процесс, мы ещё раз убедимся: действительно ли российское руководство пытается создать свою зону влияния, борется за национальные интересы, или оно спокойно отойдет в сторону, сказав — «ну, если товарищи армяне так решили, пускай так оно и будет».

Соответственно, нельзя исключать того, что звонок кого-то Сержу Саргсяну, после чего тот мгновенно ушёл в отставку, был не только из Вашингтона. Мог быть звонок из Москвы с требованием прекратить сопротивление?

Надо проанализировать фигуру ушедшего премьера Саргсяна. Это человек непростой судьбы. Он прошёл войну в Карабахе. Он боролся за власть в Ереване и победил, он окружён группой своих карабахских сторонников, он — человек сильный и способный на решительные действия. И эти решительные действия применялись до последних дней в Ереване. Никол Пашинян был арестован и заключён в тюрьму. Бывший премьер придерживался силовых взглядов на удержание власти. И вдруг — такой поворот! Это логическое несоответствие как раз и подсказывает, что на Сержа Саргсяна было оказано очень сильное давление с очень высоких позиций. В конечном итоге ничего нет тайного, что не станет явным. Я думаю, что догадка о московском звонке близка к реальности. Саргсян был вынужден уйти, и это очень напоминает ситуацию с Януковичем, который был депортирован из Харькова в Ростов-на-Дону и выключен из политического процесса, а таким образом наши сторонники на Украине потеряли основу легитимности борьбы с бандеровским Киевом. Поэтому я считаю, что, конечно, был звонок. Откуда — неизвестно, мы можем только догадываться об этом.

А всё, что мы обсуждаем — тревожный звонок для России. Подобное происходит от того, что у нас внутри до сих пор не сделаны окончательные выводы: с кем вы, господа-товарищи, «мастера политической культуры»? Вы пытаетесь вскочить в последний вагон западной цивилизации и быть его частью, как явствует из заявлений и разговоров, которые ведёт Лавров? Или вы боретесь за свою собственную независимую цивилизацию, вы опираетесь на этические принципы социальной справедливости и не боитесь послать так называемым «партнёрам» из США и Западной Европы совершенно другие, чем у них, идеологические вызовы? Надо разобраться внутри. И когда мы обращаем глаза вовнутрь, то мы видим, что непоследовательность политики России связана с тем, что государство продолжает ориентироваться на поддержку базовых олигархов, в СМИ господствуют либеральные силы. И когда в Армении происходит переворот, на нас давят в Сирии и по всем другим географическим азимутам, вы включаете телевизор и видите американские или наши фильмы, которые воспевают американскую культуру, Соединённые Штаты и так далее. Нельзя быть немножко беременным, надо сделать выбор. Ситуация в Армении и предоставляет тот шанс, один из последних, который должен быть использован. Если он не будет использован, то процесс распада ускорится, расширится и у нас будут очень трудные времена. А наше руководство пойдет под американский нож.

Армения > Внешэкономсвязи, политика > zavtra.ru, 2 мая 2018 > № 2616247 Александр Нагорный


Россия > Внешэкономсвязи, политика > zavtra.ru, 21 марта 2018 > № 2580809 Александр Нагорный

Рождение нации

Россия после выборов: от политического субъекта к цивилизационному проекту

Результат выборов президента Российской Федерации, прошедших 18 марта 2018 года, является, несомненно, триумфальным не только для их победителя — Владимира Путина, в четвёртый раз за 18 лет получившего кредит доверия от своих соотечественников, но и для всей возглавляемой им системы российской власти. Несмотря на все трудности и проблемы социально-экономического и политического положения страны, граждане России продемонстрировали высочайший уровень поддержки Путина. Впервые за весь "постсоветский период" отечественной истории, а это ни много ни мало 27 лет, будущий глава государства заручился поддержкой более 50% избирателей. Можно даже констатировать факт рождения на территории РФ нового политического субъекта — российской нации и выдать соответствующее свидетельство. Это, в общем-то, достаточно редкое и чрезвычайно важное событие. Ведь после уничтожения Советского Союза, которое стало свидетельством о смерти советского проекта и советского народа как политического субъекта мирового масштаба, на нашей территории политического субъекта не было. Хотя, как сейчас видно — "король умер, да здравствует король!" — такой политический субъект был, можно сказать, зачат в момент окончательной гибели "советского проекта", у стен горящего Дома Советов в "чёрном октябре" 1993 года. Разумеется, этот метафорический и метаисторический ряд можно продолжать и развивать, но здесь и сейчас имеет смысл сосредоточиться на более конкретных и прозаических аспектах президентских выборов 18 марта.

Важнейшим из них является понимание основных слагаемых нынешнего путинского триумфа.

"Номером один" в их списке является направленная против России агрессия со стороны "коллективного Запада", ранее скрытая, но после победы "евромайдана" в Киеве получившая очевидные и всё более явные, развёрнутые формы. В Вашингтоне, Лондоне, Берлине, Париже и других западных столицах могут сколько угодно говорить, что их действия направлены не против народа нашей страны, а против её "неправильного" политического руководства, — но до тех пор, пока украинские неонацисты убивают людей за их желание говорить и думать по-русски, а Запад их всячески поддерживает, эту ложь никто в России не примет за правду. Ну, кроме тех, кто, несмотря ни на что, проголосовал 18 марта за Ксению Собчак и Григория Явлинского, кому возможность невозбранно есть хамон и пармезан, отдыхая в Куршавеле, дороже свободы и жизни своих родных и близких. А это сегодня уже меньше 3% населения страны. Всё ещё немало, но уже гораздо меньше, чем шесть лет назад. В данной связи следует напомнить, что в 2012 году представитель того же прозападного "либерального дискурса" миллиардер Михаил Прохоров, один из лидеров "болотных протестов", на президентских выборах набрал более 5,7 миллионов (почти 8%) голосов.

Иными словами, "не было бы счастья, да санкции помогли". Это похоже на то, как в 1930-х годах было много репрессированных и пострадавших в связи с перераспределением собственности, но, когда гитлеровская Германия и её союзники напали на нашу страну, началась Великая Отечественная война, страна сплотилась. Сейчас налицо такой же политико-психологический эффект.

"Номером два" можно назвать пресловутую роль личности в истории. Путина сейчас нередко сравнивают со Сталиным, который "принял Россию с сохой, а оставил с атомной бомбой". Конечно, Путин действует в совершенно иных исторических условиях, внешних и внутренних, но то, что при нём не был осуществлен сценарий "принял Россию с атомной бомбой, а оставил с сохой", — его неоспоримое достижение. А такой вариант был, и весьма вероятный. На фоне таких "руководителей", как Ельцин и Горбачёв, которые 15 лет занимались целенаправленным развалом страны, Путин не только остановил процессы разрушения, но и перешёл к восстановлению традиционной сферы российского влияния, вернув РФ статус одной из ведущих мировых держав. Поворотным пунктом здесь стало воссоединение Крыма весной 2014 года, а затем начало операций российской армии на территории Сирии осенью 2015 года.

Путину удалось осуществить системную модернизацию и перевооружение наших Вооружённых сил. Этот военно-технологический "прорыв" российского оборонно-промышленного комплекса, как наглядно продемонстрированный в Сирии, так и заявленный президентом РФ, до сих пор не получил внятного объяснения, поскольку он принципиально невозможен в рамках использования либерально-монетаристской финансово-экономической модели, полностью соответствующей параметрам "вашингтонского консенсуса". Более того, системность и одновременность достигнутых на данном направлении результатов предполагают наличие не столько пресловутого "хитрого плана Путина", сколько существование у современной России неких резервных ресурсов и "параллельной" экономики мобилизационного типа, с высокими уровнями как проективного планирования, так и системной безопасности, де-факто отсутствующими у наших западных "партнёров".

Всё это создаёт "фактор номер три" — осознание всем российским обществом того факта, что "коней на переправе не меняют", что Путин достаточно успешно справляется с текущими и перспективными угрозами для безопасности и самого существования нашей страны, а потому любые перемены в Кремле сейчас являются дополнительным и ничем не оправданным риском.

Есть и "фактор номер четыре" — позиция российского правящего класса, получившего власть и собственность в ходе ельцинских "рыночных реформ" 90-х годов прошлого века. Наши западные "партнёры" поставили его представителей перед дилеммой: или отказ от суверенитета (читай — полная сдача источников дохода), с отстранением Путина от власти, или конфискация всех активов, "нажитых непосильным трудом" и функционирующих за пределами российских границ. При всей своей трусости и алчности, подавляющее большинство этих людей не являются клиническими идиотами и понимают, что, сдав источники своего дохода и государство, гарантирующее их безопасность, активы на Западе они всё равно не сохранят — просто их отберут чуть позже, зато без всяких надежд на восстановление статус-кво. Поэтому вероятность "дворцового переворота" в Кремле сегодня исчезающее мала, поскольку, во-первых, Путин словом и делом гарантирует защиту российских капиталов не только от пересмотра итогов приватизации внутри страны и "разборок по беспределу" между собой, но и на международной арене, а, во-вторых, сами эти "элиты", сгруппированные в разные властно-олигархические кланы, имеющие разную политико-экономическую ориентацию не могут, да и не хотят выступать общим фронтом против президента.

Если же переходить от анализа причин путинского триумфа 18 марта к вопросу "Что дальше?", то и в Федеральном послании от 1 марта 2018 года, и в своих послевыборных выступлениях действующий президент РФ заявлял о том, что теперь приоритетной для него становится "внутренняя повестка", создание более современного, конкурентоспособного, передового и благополучного российского общества, безопасность и развитие которого будут обеспечивать все институты государственной власти.

Это намного более сложная и многомерная задача, чем те, которые Путин до этого ставил перед собой и решал. В условиях нарастающего системного конфликта с "коллективным Западом", который возглавляет "англосаксонский" альянс Вашингтона и Лондона, социально-экономическая нагрузка на российское общество, особенно — на его беднейшую часть, будет неминуемо возрастать, а социальное неравенство — увеличиваться: на войне как на войне. Но государство, как следует из многочисленных заявлений представителей правительства Дмитрия Медведева, даже в этих — экстраординарных, по сути, — условиях не намерено перераспределять национальный доход в пользу широких масс населения — включая и такие фундаментальные проблемы, как образование, здравоохранение и пенсионное обеспечение. Без смены курса внутри страны переизбранному президенту России будет весьма непросто обеспечить внутреннюю стабильность и баланс внешней безопасности — тем более, что для Запада Россия остаётся приоритетной целью, а достигнутое сегодня нашей страной военно-техническое превосходство будут пытаться нейтрализовать и уничтожить методами "гибридной войны". Нашими союзниками в этом конфликте, помимо нашей армии и флота, должны стать все "униженные и оскорблённые" глобальным "новым порядком" однополярного мира Pax Americana. Прежде всего, нужно создать стратегический союз с КНР, "красным Китаем", который является коммунистической сверхдержавой, и это также требует от Кремля "левого поворота" во внутренней политике. Только успешное и синергетическое достижение трёх этих целей: ускоренного развития общества с усилением социальных функций государства, противостояния "гибридной агрессии" Запада и формирования всемирной альтернативы "империи доллара", — может превратить наконец-то родившийся российский политический субъект в настоящий проект для всего человечества, дать ему необходимую перспективу прогресса, справедливости и свободы.

Александр Нагорный

Россия > Внешэкономсвязи, политика > zavtra.ru, 21 марта 2018 > № 2580809 Александр Нагорный


Россия > Внешэкономсвязи, политика > zavtra.ru, 7 марта 2018 > № 2580792 Александр Нагорный

Послушайте сейчас!

о причинах и следствиях путинской речи 1 марта

Как расценивать оглашенное президентом России федеральное послание? Как предвыборное? Да, в почти двухчасовой путинской речи, несомненно, присутствовали, но ровно в той мере, в какой это требовалось для достижения совершенно иной цели — продолжить начатую им и его единомышленниками еще в конце 90-х годов работу по выведению нашей страны из того исторического лабиринта или даже тупика, где она оказалась в результате горбачёвской «перестройки» и ельцинских «рыночных реформ». И слова Черчилля о том, что политик думает о следующих выборах, а государственный деятель — о следующих поколениях, здесь «попадают в точку» практически на сто процентов.

Мог ли Путин обойтись без почти 40-минутного рассказа о новых системах отечественных вооружений и не «выкладывать карты на стол», рискуя тем самым вызвать на себя весь огонь со стороны «коллективного Запада»? Видимо, если бы мог — обошёлся, как он успешно делал это на протяжении вот уже почти двадцати лет своего пребывания в «большой политике». Прекрасно понимая, что «слово — не воробей, вылетит — не поймаешь». Значит, были причины — и достаточно веские, — чтобы обозначить наличие в наших руках таких «военных козырей», да ещё и «в связке» с предупреждением о неминуемом «ударе возмездия» в случае ядерной атаки против России или — что не менее важно — её союзников.

Как известно, союзников, в полном смысле этого слова, у России было не так много — разве что члены ОДКБ плюс (с 2015 года) Сирия. Северная Корея, по которой Трамп грозился нанести «уничтожающий удар» (возможно — ядерный) официально в их число не входила. И мы, наверное, никогда не узнаем, насколько близко стоял наш мир к атомному армагеддону накануне весны 2018 года. Но что-то подобное наверняка было не просто вероятным, а почти неизбежным. И теперь, после путинской речи 1 марта, число государств, желающих стать союзниками России, может значительно возрасти, даже — на порядок.

Разумеется, подобная перспектива, наряду с ощущением утраты своего военно-технологического превосходства, не может оставлять США и их союзников равнодушными. Тем более, что Путиным в оборот был введен такое огромный объём смысловой информации, что каждое из положений его выступления, если по-хорошему, требует отдельного рассмотрения. Но даже если принять комментарии откровенных противников России, которые всё обливали черной краской и пытались низвести суть речи президента России к «агрессивному и безответственному бряцанию «мультяшным» оружием, не существующим в действительности», то всё равно оно получило огромный политический и исторический вес, который серьёзно повлиял на динамику мировых событий. Попытаемся обозначить хотя бы самые очевидные и бесспорные последствия услышанного нами послания.

Внешний контур

Во-первых, американский и в целом глобалистский западный истеблишмент по всему миру теперь должен либо смириться с тем, что возможности его «проекции силы» на Россию (плюс её союзников) будет стремиться к нулю, либо попытаться «сломать» эту тенденцию. И у любого эксперта, знакомого с принципами функционирования «цивилизованного мира» нет никаких сомнений в том, что первый вариант практически невозможен, а второй — практически неизбежен. И если у части «сильных мира того» до сих пор имелись сомнения относительно того, кого им стоит опасаться больше: Китая или России? — то теперь таких сомнений быть не может, поэтому консолидацию политических элит США и Запада на общей антироссийской платформе можно считать уже состоявшимся фактом в общемировой расстановке сил.

Соответственно, это должно существенно ослабить конфликтный потенциал между Америкой и Китаем, Америкой и Ираном, Америкой и другими «развивающимися» государствами, поскольку теперь она получила «приоритетную цель» в лице России и не может распылять свои усилия более-менее равномерно по всей планете, сосредоточив их на «направлении главного удара». А это, в свою очередь, означает не только военно-технологическую мобилизацию мощного американского военно-технологического потенциала, но и аналогичные действия со стороны её союзников по НАТО и другим блокам. Ведь «на кон» поставлено не только глобальное лидерство самих США, бесспорное после уничтожения Советского Союза, то есть на протяжении уже четверти века, но и глобальное лидерство «коллективного Запада», которому уже минимум полтысячелетия и который не просто использует в своих интересах ресурсы практически всего земного шара, но и не может существовать без относительно свободного (для себя) доступа к ним. И если Колумб в этом отношении «открыл Америку», то Путин, по существу, грозит её «закрыть».

Поэтому можно предположить следующую схему реакции на путинскую речь со стороны США и их союзников.

Во-первых, произойдёт дальнейшая консолидация НАТО вокруг США, вероятно — с заявленным расширением «зоны ответственности» данной организации практически на весь земной шар.

Во-вторых, будут выделены новые ассигнованиях на стратегическое перевооружение Запада, в первую очередь — там, где его превосходство не подвергается сомнению, а это, прежде всего, сфера «мягкой силы», «софтпауэра», с ужесточением «гибридной войны» против России и, весьма вероятно, во вспомогательных целях, Китая, которые уже зачислены новой доктриной безопасности США в «ревизионистские», то есть стремящиеся к изменению «однополярного мира» Pax Americana, державы. Про свои собственные «ревизионистские» усилия по развалу ялтинско-потсдамского мира после 1991 года американцы, разумеется, «не помнят», в лучшем случае, рассматривая их как «прогресс» и «веление времени».

В-третьих — что особенно важно — на подобном геостратегическом фоне должно происходить дальнейшее укрепление союза РФ с КНР и расширение их «зоны влияния» в периферийных странах «глобального капитализма».

В-четвёртых, Вашингтон не только будет обвинять Россию в попытках «дестабилизации» современного мира, но и усиливать информационное, финансовое и прочее «невоенное» давление против нашей страны,

В-пятых, мы в ближайшее время столкнёмся с попытками США разжечь военные конфликты, и без того тлеющие по периметру российских национальных границ, а также с выступлениями американских террористических «прокси-армий» внутри самой России и ударами по российским объектам, гражданским и военным, за рубежом.

Наконец, в-шестых, высоки шансы того, что приближающиеся президентские выборы будут характеризоваться западными странами как нелегитимные, с развёртыванием соответствующей пропагандистской кампании в глобальном медиа-пространстве.

Дело здесь не в самом новейшем оружии как таковом. А в том, что на планете, оказывается, существует система, не только способная это оружие создать, и не только готовая его, в случае необходимости, применить, но и превосходящая «западную» систему по уровню своей внутренней, структурной организации, то есть налицо — пока потенциально — такая ситуация и такая угроза, с которыми «коллективный Запад» не сталкивался ни разу за всю историю своего существования. И это — удар в самое сердце всей «западной цивилизации», «программирующий» схватку с ней не на жизнь, а на смерть: более жестокую, чем это было в ходе Второй мировой войны и Великой Отечественной как её неотъемлемой части.

Внутренний контур

Вся эта почти неизбежная реакция со стороны наших западных «партнёров» потребует от России следующего минимального комплекса встречных мер:

— наращивания финансовых ассигнований на стратегические программы РФ и на расширение обычных видов вооружений с соответствующим финансированием силовых ведомств;

— политической и идеологической консолидации населения вокруг действующей «вертикали власти», что потребует формирования и распространения новых идеологем, которые будут сплачивать различные социальные группы. Для этого потребуется перестройка официальной пропаганды, прежде всего — в рамках федеральных и региональных телеканалов, а также коротковолнового радио;

— введения ограничений на вывоз капитала из страны со срочным возвратом государственных средств, направленных ранее на фондовые рынки Запада, а также в облигации США и других натовских стран;

— придания нынешнему Минэкономразвития функций целевого экономического проектирования и контроля за реализацией данных проектов, а также рамочной координации экономической деятельности внутри страны и за её пределами;

— безотлагательной трансформации Центрального Банка с введением его под национальную юрисдикцию и формированием низкопроцентного финансирования мелкого и среднего бизнеса;

— провозглашения внешнеполитической «Декларации традиционных ценностей», присоединение к которой тех или иных стран будет означать распространение на них российско-китайских гарантий безопасности: как военно-политической, так и финансово-экономической.

Александр Нагорный

Россия > Внешэкономсвязи, политика > zavtra.ru, 7 марта 2018 > № 2580792 Александр Нагорный


Германия. Россия > Внешэкономсвязи, политика > zavtra.ru, 28 февраля 2018 > № 2513536 Александр Нагорный

Почему либералы восхваляют Фалина

его идея нейтральной единой Германии стала фактором, уничтожавшим идеологическую основу безопасности СССР

В Москве на 92-м году жизни скончался Валентин Фалин – известнейший советский дипломат, мыслитель, человек, которому российские либеральные СМИ посвятили свои восхвалительные меморандумы.

Валентин Михайлович Фалин = действительно, необычный человек, человек, который имеет множество загадок в своей судьбе. Согласно официальной биографии, он начал свою деятельность в качестве токаря, но потом очень быстро оказался в рядах Совинформбюро, где писал аналитические записки, которые почему-то попадали непосредственно к Сталину, о чем взахлёб рассказывают и федеральные каналы, и либеральные СМИ. Затем он работал в качестве аналитика, помощника и Никиты Хрущёва, и Леонида Брежнева. В особенности, его деятельность была заметной и определяющей на германском направлении советской внешней политики, где Фалин очень быстро выдвинулся и стал Чрезвычайным и Полномочным Послом СССР в ФРГ.

Чем же интересен Валентин Фалин, на протяжении долгих лет занимавший важные посты?

Могу сказать, что загадка Фалина понятна. Работая в Институте Соединенных Штатов Америки и Канады Академии наук СССР, я в 1979 году присутствовал на ряде лекций, которые прочёл Эгон Бар, один из ведущих западногерманских политиков, и в Москву его привозил именно Валентин Фалин.

На этих лекциях и семинарах именно Фалин продвигал идею объединения Германии за счет её нейтрализации. Таким образом, из ГДР практически выбивалась социалистическая основа, и Берлин неизбежно вливался в более крупную систему ФРГ.

Тогда это представлялось, конечно, как политическая фантазия, однако деятельность Фалина в качестве руководителя международного отдела ЦК КПСС, а потом секретаря ЦК при Горбачёве в значительной степени способствовала тому, что Германская Демократическая Республика была передана без всяких условий Федеративной Республике Германии. Сами переговоры по этому поводу якобы шли без участия самого Фалина, во всяком случае, так он писал в своих воспоминаниях. Вроде бы Горбачёв и Шеварднадзе отстранили его от решающей стадии переговоров, на которых и произошло предательство.

Но совершенно ясно, что именно идея объединённой нейтральной Германии стала фактором, который уничтожал идеологическую основу безопасности Советского Союза. И нынешние геополитические реалии - в значительной степени, результат сдачи Германской Демократической Республики в руки ФРГ.

Александр Нагорный

Германия. Россия > Внешэкономсвязи, политика > zavtra.ru, 28 февраля 2018 > № 2513536 Александр Нагорный


Россия. США > Внешэкономсвязи, политика > zavtra.ru, 17 января 2018 > № 2477663 Александр Нагорный

Путин, нанеси удар!

национальные интересы США требуют максимально быстрой победы именно на российском направлении

Александр Нагорный

Сенат США в ночь с 10 на 11 января одобрил спецдоклад, посвящённый современному состоянию и проблемам мировой демократии, но самое главное — угрозе, которую представляет для неё… лично президент России Владимир Путин. Я ознакомился с этим докладом, содержащим рекомендации для противодействия «путинской агрессии», по развёрнутому репортажу телекомпании CNN. Разумеется, вопрос в нём ставится не о защите «демократии по-американски» в самих США, Европе и по всему миру, и даже не о давлении на Трампа, чтобы тот не препятствовал реализации ещё более жёсткой модели конфронтации с нашей страной. Нет, доклад был посвящён именно Путину. В этой объёмной работе американских политиков и разного рода экспертов предпринята развёрнутая попытка доказать, что именно действующий российский президент и его политика представляют смертельную угрозу всей системе «мировой демократии», под которой в Вашингтоне понимают собственное безусловное глобальное лидерство. А главный пафос этого документа заключается в том, что Соединённым Штатам любой ценой необходимо исключить «хозяина Кремля» из политической жизни России и, соответственно, убрать «фактор Путина» из международной политики.

По аналогии со знаменитой фразой древнеримского политика Катона Старшего «Карфаген должен быть разрушен», американские сенаторы требуют: «Путин должен быть уничтожен». Это своего рода смертный приговор Путину не только в политическом, но и в физическом отношении. Нынешние стратегические установки политического истеблишмента США не допускают никакого диалога с Путиным и «путинской Россией», рассматривая любые движения в этом направлении чуть ли не в качестве преступления и государственной измены. В связи с этим возникает естественный вопрос: а чем, собственно, почти весь американский истеблишмент не устраивают сегодня Путин и Российская Федерация?

Ведь не секрет, что правительство РФ по кудринским заветам регулярно отправляет деньги, выкачанные из отечественной экономики, в бюджет США через покупку валюты и казначейских облигаций. В 2017 году по этому маршруту отправилось больше 100 млрд. долл., в этом году министр финансов Силуанов уже подписал распоряжение ежемесячно тратить на закупку валюты (в первую очередь — долларов) 257 миллиардов рублей ежемесячно за счёт «сверхплановых» нефтегазовых доходов. Беспрекословно выполняются многие другие условия «вашингтонского консенсуса», которые не позволяют нашей промышленности, сельскому хозяйству, экономике в целом встать на ноги. Действуют — и это, наверное, самое страшное — те установки, которые были сделаны ещё Горбачёвым, а затем подтверждены Ельциным: по уничтожению нашей социальной сферы, здравоохранения, образования и культуры, в результате чего мы уже четверть века растим себе на смену американизированных, безграмотных, не слишком здоровых, лишённых всякого исторического и гражданского сознания детей.

Более того, на этом фоне позиция нашего МИДа и других государственных структур, которые настойчиво ведут линию на всяческое «задабривание» и «умиротворение» своих американских «партнёров», не давая официальному Вашингтону никаких адекватных ответов на его провокации и всё время подставляя после удара очередного удара по одной щеке — другую, мягко говоря, удивляет. И пресс-секретарь российского президента Дмитрий Песков неспроста даёт комментарии в духе: «Мы не будем отвечать по принципу «око за око, зуб за зуб», — мы находимся на более высоком интеллектуальном уровне, мы показываем свою цивилизованность и готовность к диалогу…».

Всё это ведёт к неуклонному ослаблению России и закреплению её статуса как колонии (или, используя современную терминологическую моду, — криптоколонии) «коллективного Запада». Но явное нежелание российского руководства полностью сдать свой политический и экономический суверенитет, не препятствуя фрагментации государства и неограниченному доступу американских монополий к сырьевым богатствам РФ, а также попытки противостоять диктату Вашингтона, используя свой военно-стратегический потенциал, что нашло своё выражение на Украине и в Сирии, — это, с точки зрения американских «элит», преступление, которое заслуживает только смертной казни. Теперь этот приговор вынесен публично и подлежит безусловному исполнению.

Среди отечественных политиков, дипломатов и экспертов весьма распространено мнение, что вся эта антироссийская истерия обусловлена внутриполитической ситуацией в самих Соединённых Штатах, борьбой между республиканцами и демократами, в ходе которой последние, используя «фактор Путина» в качестве жупела, якобы пытаются заручиться поддержкой «ястребов»-неоконсерваторов из «великой старой партии», изолировать Трампа и выдавить его из Белого дома. Видимо, некая доля правды здесь присутствует. Но не слишком большая. На самом деле у США внешняя политика абсолютно унифицирована, она осуществляется совместно и согласованно спецслужбами и Госдепартаментом, а все внутриполитические трения здесь отступают далеко на задний план. Поэтому сейчас национальные интересы США требуют максимально быстрой и не вызывающей сомнения победы именно на российском направлении. Потому что если Путин останется у власти в Кремле, а Российская Федерация сохранится в её нынешнем качестве единого государства, то соотношение сил в мировом стратегическом балансе развернётся не в пользу США и их «империи доллара».

Американские «элиты» остро чувствуют, что крепнущие ростки российско-китайского стратегического союза, своего рода кондоминиума, представляют для них смертельную угрозу, поскольку уже в обозримой перспективе приведут к тому, что РФ сможет преодолеть свою зависимость от «коллективного Запада» и прекратить выплату дани «новой Орде» или, как написано на долларовой банкноте, «Novus Ordo Seclorum». И тогда, если этот поворот произойдёт (а он должен произойти), США окончательно утратят свою глобальную гегемонию. А что это будет значить? Для них это будет значить полную катастрофу, поскольку быстро перестанет поступать и «дань» со всего мира, обеспечивающая хотя бы минимальную социально-экономическую стабильность внутри США. Сегодня Америка потребляет почти вдвое больше, чем производит, и этот разрыв компенсируется использованием американского доллара в качестве главной мировой расчётной единицы. Следовательно, если Соединённые Штаты вынуждены будут жить «по средствам», их уровень жизни должен упасть в среднем вдвое, а этого американское государство может и не выдержать, потому что сразу проявятся сонмы его внутренних противоречий: и политических, и культурных, и финансово-экономических. Поэтому для американцев вопрос победы над Россией и Путиным — это вопрос жизни и смерти. Так что тут наши заокеанские «партнёры» ни перед чем не остановятся.

Показательно, что Сенат США принял этот документ накануне намеченных на конец января – начало февраля слушаний пока ещё секретного доклада о коррупции в ближайшем окружении Путина, где, согласно утечкам, будет затронуто до 500 «первых лиц» в российской экономике, политике и государственных институтах, включая спецслужбы. Не исключено, что результатом этих слушаний станет решение о полной финансово-экономической блокаде России как «империи зла»: по всем направлениям, включая заморозку российских активов и текущих платежей по системе Swift, — с целью создания в нашей стране полного социально-экономического хаоса. С понятными последствиями — в том числе и политическими, связанными с президентскими выборами 18 марта. В этом смысле чрезвычайно интересна схема, по которой Bank of New-York Mellon заморозил более 22 млрд. долл. из Суверенного фонда Казахстана. 16 января Назарбаев вылетел с визитом в Вашингтон, где на переговорах с Трампом, несомненно, намерен коснуться и этой проблемы; ему наверняка скажут что-то вроде: «Если вы хотите вернуть свои деньги, передайте вашему коллеге из Москвы вот такие условия, иначе то же самое будет применено и в отношении фондов Российской Федерации».

Не исключено, что российская «либеральная оппозиция», которая контролирует не только такие СМИ, как «Эхо Москвы», «Новая газета», «Коммерсант» и т.п., но и ряд якобы проправительственных масс-медиа, включая ведущие телеканалы, сможет вывести на улицы города Москвы и больших городов достаточно массовые протестные демонстрации, которые придётся разгонять, в дело включится «шестая колонна», встроенная в российскую «властную вертикаль», и всё пойдёт по хорошо известному «майданному» сценарию.

Второй вариант предполагает уже не предвыборный, а послевыборный сценарий. Если вдруг действующий российский президент не подтвердит свои полномочия в первом туре, та же оппозиция, основываясь на «вбросах» о фальсификации волеизъявления российских избирателей (а система ГАС «Выборы» находится под плотным контролем американского АНБ, который может качественно усилиться в связи с началом работы «пропавшего» спутника Zuma), начнёт хорошо проплаченную «вторую Болотную», причём на этот же период может быть перенесена реализация и первого сценария.

Да, у России есть чем ответить на столь мощный, почти нокаутирующий удар «дяди Сэма». Во-первых, это, конечно, перевод страны на мобилизационный вариант развития. Но для этого нужно менять кадровую команду, прежде всего финансово-экономическую. Во-вторых, понятно, что в этих условиях нам нужно продолжать сближение с Китаем. И не только дипломатическое или экономическое, но также идеологическое. Нынешняя система власти в России опирается, прежде всего, на крупные олигархические структуры. В условиях экономической и финансовой блокады (и войны вообще, «горячей» или «гибридной» — неважно) данная схема не сработает в принципе. Поэтому, если наши правящие круги хотят выжить, им придётся думать и о новой идеологии. Вероятно, с этим могут быть связаны недавние «проленинские» заявления самого президента России и вице-спикера Совета Федерации Франца Клинцевича. Будем надеяться, что за словами последуют и действия. Что Путин всё-таки решится ударить по Америке — если не первым, то хотя бы в ответ.

Россия. США > Внешэкономсвязи, политика > zavtra.ru, 17 января 2018 > № 2477663 Александр Нагорный


Куба > Внешэкономсвязи, политика > zavtra.ru, 8 декабря 2016 > № 1997426 Александр Нагорный

 Человек вечности

Фидель не ушёл в прошлое, а растворился в будущем

Александр Нагорный

"Фидель невероятно эмоционален, когда он начинает говорить о том, что у него на сердце, и очень внимателен, когда слушает собеседников. У него правильные реакции и правильная аналитика. Даже в его девяносто лет. То есть это феноменальное явление. Мне всегда было интересно с ним беседовать — тем более что, как он мне сам сказал, после смерти отца они вместе с Раулем начали думать, что им делать с этой огромной латифундией. И будучи воспитаны в иезуитском колледже, решили, что надо поступать так, как сказано в Евангелии: "Иди, раздай имение своё — и будешь иметь сокровище на Небесах". Вот давайте поставим себя на их место. Вы молоды. У вас богатейшее наследство. Перед вами весь мир. А они принимают решение раздать всё крестьянам. И раздали. А потом они стали задавать себе вопросы о том, так ли всё хорошо на Кубе. И поняли, что очень многое нужно менять… Но когда стали менять, то сильно обидели могущественные экономические силы, тесно связанные с сильным соседом на Севере. И тогда возникла угроза уничтожения революции. И, как мне сказал Кастро, тогда они поехали в Москву, потому что больше ехать некуда было. А в Москве пообещали помочь, если они объявят свою революцию социалистической. Тогда они сказали, что кубинская революция — социалистическая и, по его словам, "стали учиться марксизму". Но исток-то был христианский. Конечно, Кастро — коммунист, социалист, он идейный человек, у него не произошло никаких изменений в его убеждениях, но истоки — христианские, и в этом смысле он был мне очень интересен. Потом было совершенно поразительно, как он согласился на строительство православной церкви, как он предложил мне избрать место, и я выбрал место в центре старой Гаваны. В ответ на моё предложение, что было бы хорошо отслужить литургию, а потом крестным ходом пройти к месту закладки камня — это было в 2004 году — он сказал: "Да, пожалуйста, отслужите, у нас есть францисканский монастырь, там, правда, сейчас музей, службы не проводятся, но вы отслужите". И когда я пришёл в этот францисканский монастырь, то увидел, что весь этот огромный храм заполнен народом, а на передних скамьях сидят члены ЦК, министры, крестятся, не стесняются. Я заранее заготовил два флага: кубинский и российский. Мы выстроились в крестный ход: с крестом, хоругвями, двумя государственными флагами — и от этого францисканского монастыря прошли по центральной части Гаваны. Ничего подобного в столице Кубы не было со времён революции. Тысячи людей приняли участие в этом крестном ходе. Так 14 ноября 2004 года был освящён закладной камень будущего Казанского храма в Гаване. Во время нашей встречи Фидель сказал: "Мы не должны забыть подвига советских людей, которые так много сил и средств отдали когда-то Кубе. В память об этих жертвах, в память о том, что люди делали для нас, отрывая от себя, мы возведём этот храм на свои деньги". И бедная Куба построила этот храм на свои деньги!"

Из беседы патриарха Московского и всея Руси Кирилла по итогам архипастырского визита на Кубу в феврале 2016 года

Умер блистательный лидер и революционер Фидель Кастро Рус. Его смерть вызвала новый всплеск борьбы между глобальным миром чистогана и миром стремления к социальной и духовной справедливости для всего человечества. О чем сейчас орут и бормочут враги Фиделя? Как всегда: о тоталитаризме, диктаторстве, разорении экономики и бедности народа. Но разве мы не видим, как процветание "золотого миллиарда" обеспечивается нищетой и попранием прав гигантского большинства человечества, торможением цивилизационного развития и глобальным кризисом, сотрясающим основы западного мира? Даже богатейшее государство этого мира, Соединённые Штаты Америки, стоит на пороге экономической и социальной катастрофы, миллионы мигрантов навод­няют недавно благополучную Европу, раскалывая её на куски. Фидель Кастро всей своей долгой и славной жизнью подтвердил верность сделанного им на заре собственной юности идейного выбора, торжества идеи над сиюминутными материальными интересами. Миллионы людей — не только на Кубе, но и во всём мире — провожали команданте Фиделя в его последний земной путь. И созданный им из американской колонии Остров Свободы, несмотря на все трудности и лишения, включая длившуюся более полувека блокаду США, не просто стоит сегодня совсем на другом уровне развития, чем соседние Гаити или даже Пуэрто-Рико, но во многих отношениях является примером для всего мира. Без Фиделя Кастро всё это было бы невозможным. Его имя известно миллиардам людей по всей планете, и когда кто-то говорит: "Фидель", никаких пояснений уже не нужно — все и так знают, о ком идёт речь. Он обогнал своё время, свою эпоху и стал символом лучшего будущего для всего мира, символом надежды на преодоление любых различий и противоречий внутри человечества.

Когда-то один из величайших лидеров ХХ века Шарль де Голль сказал: "Сталин не ушёл в прошлое — он растворился в будущем" Эти же слова с полным правом можно сказать о Фиделе Кастро, чьё имя во многом будет определять развитие человечества не только в XXI веке, но и в более отдалённом будущем.

Чем это обусловлено? Наверное, пятью главными чертами его деятельности.

Первая из них — это постоянное сопряжение, соединение высших принципов, Неба, с повседневной деятельностью, Землёй. Фидель Кастро был не просто политическим лидером, но лидером идейным, который провозгласил соответствие традиционных религиозных, христианских идеалов идеалам коммунистического общества.

Вторая черта — это полная самоотдача в действиях на благо своего народа и всего человечества. У Фиделя Кастро не было многомиллионных счетов и собственности ни внутри Кубы, ни за границей. Он был бессребреником и аскетом, который не нуждался в каких-либо физических удовольствиях.

Третья его черта — это абсолютное бесстрашие, сочетавшееся с точной оценкой ситуации. Даже оказавшись в геополитическом одиночестве после краха СССР, Фидель не сдался на милость глобальному империализму, продолжая отстаивать идеалы социальной справедливости — и не только выстоял, но и победил. Он всегда поддерживал своих идеологических союзников по всему миру, особенно — в Латинской Америке, где во многом под его влиянием выросло целое поколение лидеров, оформившее, во главе с Уго Чавесом, антиамериканскую Боливарианскую инициативу.

Четвёртая его черта — теснейшая связь с народом, с глубинными традициями испанской и латиноамериканской культуры. Фидель был не только прост и понятен миллионам своих соотечественников — он являл собой тот народный идеал человека, который нашёл своё воплощение в классическом образе Дон Кихота, созданном Сервантесом ещё в XVII веке. Но Фидель сражался не с ветряными мельницами — его врагом был мир неравенства и возведённого в норму насилия, эксплуатации человека человеком. Причём не только в стане открытых противников, но и друзей, и в своём собственном стане. Фидель всегда бросал вызов бюрократизму — как внутри своей партии и государства, так и советской "элите", которая уже в начале 70-х годов фактически отказалась от борьбы с мировым империализмом, перейдя к политике "мирного сосуществования" и "конвергенции" с Западом на основе сохранения своей "зоны влияния", предав идеалы революции.

Наконец, он обладал умением прощать чужие слабости, чрезвычайно редким у людей, достигших такого уровня власти. Особенно наглядно это проявилось в отношениях с Советским Союзом и Россией, чьи политические лидеры в 80-х—90-х годах прошлого века фактически предали Остров Свободы.

Всё это и делает Фиделя Кастро — Человеком Вечности. Борьба человечества за своё будущее, лучшее будущее, непрерывна. Сегодня она продолжается на новых рубежах знаний и умений, о которых не только мечтал, но которые всеми силами приближал Фидель, и нельзя верить, что эта борьба закончится поражением и крахом человеческой цивилизации, породившей такие гигантские и великолепные фигуры, как Фидель Кастро Рус.

Куба > Внешэкономсвязи, политика > zavtra.ru, 8 декабря 2016 > № 1997426 Александр Нагорный


США. Китай. Россия > Внешэкономсвязи, политика > zavtra.ru, 3 декабря 2016 > № 1991752 Александр Нагорный

 Игра с нулём

неустойчивость «глобального треугольника»

Александр Нагорный

Вокруг избрания 45-м президентом США Дональда Трампа продолжают кипеть нешуточные страсти. И внутри Соединённых Штатов, и во всём мире. Ситуация в мировой экономике и мировой политике явно вступила в период трансформации, управляемость и перспективы которой выглядят весьма проблематичными. С этой точки зрения ключевую роль будут играть отношения в "глобальном треугольнике XXI века", включающем в себя США, КНР и Россию. Именно этой теме посвящена статья постоянного автора газеты "Завтра", выдающегося ученого-востоковеда, профессора Российского университета дружбы народов Юрия Тавровского, написанная по итогам нашей недавней поездки в Китай под эгидой Изборского клуба, организованной по инициативе и при поддержке посольства КНР в России и лично посла Китая в РФ товарища Ли Хуэя.

Прошедшие в ходе визита дискуссии и встречи (а они проходили с участием первых лиц Академии общественных наук КНР, Народного банка Китая, Азиатского банка инфраструктурных инвестиций, представителей провинциальных властей и т.д.) показали, что китайская элита и китайское руководство очень серьёзно относятся к укреплению отношений с Россией, но одновременно испытывают определённые и весьма глубокие опасения по поводу углубляющихся проблем российской экономики, которая на протяжении целого ряда лет не только буксует, но и во многом сдаёт назад. В КНР и на государственном, и на общественном уровне хорошо понимают, что дальнейшее ухудшение экономической ситуации в РФ может привести к серьёзным негативным последствиям на социальном, внутри- и, соответственно, внешнеполитическом уровнях, которыми стремятся и вполне способны воспользоваться западные, в первую очередь — американские "партнёры". Тем более что вероятность подобного развития событий резко усиливается наличием в российских политических, финансово-экономических и коммуникативных "верхах" сильнейшего прозападного лобби.

Справедливости ради надо сказать, что аналогичное и вполне сопоставимое по своему потенциалу "прозападное" лобби существует и в КНР, хотя, во-первых, оно в гораздо меньшей степени транслирует свою позицию в медиа-пространство и в силовые структуры, а во-вторых, Председатель КНР Си Цзиньпин с момента своего избрания и по нынешнее время не подвергался такому публичному и массовому остракизму со стороны "коллективного Запада", как российский президент Владимир Путин.

Все эти моменты очень наглядно проявились в ходе нашей поездки, которая началась незадолго до президентских выборов в США, а завершилась через несколько дней после 8 ноября. Как правильно констатирует Юрий Тавровский, для наших китайских товарищей победа Дональда Трампа оказалась неожиданностью. Несомненно, теперь официальный Пекин будет стремиться к тому, чтобы максимально нейтрализовать возможности обострения отношений с новым руководством в Белом доме. Но полностью уйти от этой проблемы, мне кажется, не удастся. Если 45-й президент США, как обещал во время предвыборной гонки, действительно введёт запретительно высокие (до 30-45%) пошлины на импорт всех китайских товаров, это будет началом глобальной торговой войны в самых жёстких формах. И КНР придётся искать возможные пути ответа на это наступление. Безусловно, таким ответом может стать массовый выброс на мировой рынок казначейских обязательств ("трежерис") и других ценных бумаг США, накопленный объём которых в распоряжении Китая, по некоторым данным, сегодня превышает 3 трлн. долл. Но понятно, что "поражающие факторы" при использовании такого "ядерного оружия" в сфере финансов накроют весь мир и бумерангом ударят по самому Китаю. К тому же, намерение Трампа отказаться от Транстихоокеанского партнёрства позволяет говорить о том, что Вашингтон прекращает начатую при Обаме реализацию планов экономического и финансового окружения КНР в Азиатско-Тихоокеанском регионе. А это создаёт пространство для весьма перспективных переговоров между Пекином и Вашингтоном — особенно с учётом возможности аналогичного отказа "команды Трампа" от Трансатлантического партнёрства. Впрочем, "искусства заключать сделки" нью-йоркскому миллиардеру, сенсационно ставшему 45-м президентом США, судя по всему, не занимать…

Уже в начале 2017 года станет ясно, по какому пути пойдут дальнейшие события. И здесь очень важно, чтобы наше проамериканское лобби — как в масс-медиа, так и в политическом руководстве, — не сумело "пробить" некий "разворот от Китая", мотивируя это тем, что углубление американо-китайских противоречий якобы даст нашей стране возможность занять классическую для конфликтологии позицию "мудрой обезьяны, с горы наблюдающей за схваткой двух тигров на равнине", включая ослабление или даже снятие режима антироссийских западных санкций, "умиротворение Украины", прекращение сирийской войны и т. д. Санкции можно снимать и вводить заново, а Китай как наш сосед — это неизменная данность. Нынешняя массовая "трампомания" в российском политическом истеблишменте, особенно — в её державно-патриотическом крыле, и не менее массовая "трампофобия" со стороны отечественного "либерального сообщества" не должны закрывать от нас тот факт, что 45-й президент США вовсе не является каким-то "другом России" и/или "врагом Китая", что его избрание обусловлено целым рядом факторов, среди которых провал связанной с именем Обамы политики "давления на Кремль и Путина" занимает не последнее, но и далеко не первое место. Цели американского истеблишмента по отношению к нашей стране и её лидеру ничуть не изменились — только "злого следователя" теперь сменит "добрый следователь". И вот тут можно возразить статье Юрия Тавровского, в которой, на мой взгляд, несколько преувеличены неудачи и трудности, постигшие "команду Обамы" за восемь лет его пребывания в Белом Доме — кстати, до сих пор не завершённого. США за эти годы удалось не только нарастить свой госдолг до 20 с лишним триллионов долларов, а совокупный долг — до более чем 70 триллионов. Им удалось создать на Ближнем Востоке, во всей мусульманской умме, да и во всём мире новую "секту ассасинов" глобального масштаба, которая будет использоваться в качестве "геополитического джокера" во всём мире. Им удалось провести и закрепить русофобский переворот на Украине, тем самым создав антироссийское государство и сообщество не просто на границах РФ, но и внутри русского мира. Им удалось почти полностью разорвать связи между Россией и Европой: как Западной, так и Восточной, где теперь рассматривают нашу страну в качестве "врага номер один". То есть США при Обаме за исторически ничтожный срок действительно переформатировали и перекодировали почти всё евроазиатское геополитическое пространство вокруг России, что создаёт не только выгоднейшие для Трампа переговорные позиции с Москвой, но и позволит ему, в случае отказа российской стороны от необходимого Вашингтону пакета уступок, очень быстро вернуться к полномасштабной конфронтации, включая расшатывание социально-экономической и внутриполитической стабильности в РФ, а также разжигание приграничных конфликтов по периметру её границ.

И, наверное, последнее, что хочется сказать о дискуссии по поводу предстоящих изменений в "глобальном треугольнике" США—КНР—РФ. Вовлечённые в него страны (вернее — державы) находятся в реке времени, и каждой из них приходится решать свой круг проблем внутреннего и внешнего характера. Поэтому самым предпочтительным и для них, и для всего мира, вероятно, является вариант "новой Ялты", согласующий интересы и сферы влияния всех трёх сторон, без масштабного конфликта между ними, в какой-либо конфигурации, как видимо "выгодной", так и "невыгодной" для нашей страны. Но это вряд ли возможно при нынешней конфигурации интересов как крупнейших держав, так и малых, и средних государств, которые также оказывают своё влияние на общую динамику. Текущий момент во всём его многообразии предполагает "игру с нулевой суммой", когда выигрыш одной стороны означает проигрыш другой, когда либо происходит "глобализация по-американски", либо преобладающей становится система полицентризма, в которой заинтересованы Китай и Россия.

В этих рамках выигрывает тот, у кого более эффективная экономика и наука. Поэтому КНР, при всех её нынешних сложнейших проблемах, находится в наилучшей позиции, поскольку имеет постоянно действующий и обоснованный идеологически механизм мобилизационной модели общества, которым является Коммунистическая партия Китая. По большому счёту, лишь чуть хуже положение у США, которые на путях "мягкой силы" обеспечили себе глобальное информационно-идеологическое доминирование, но теряют лидерство в реальном производстве и технологиях, а также в финансах. Как ни прискорбно, но самым слабым углом "глобального треугольника XXI века" сегодня оказывается Россия, где идеологическая, технологическая и финансово-экономическая независимость является пока даже не столько целью "властной вертикали", сколько мечтой, для реализации которой нет ни достаточного качества государственного управления, ни стремления отечественной элиты наладить темпы экономического роста и научно-технологического развития. Когда на Совете по фундаментальной науке в Кремле выдвигается и фиксируется в качестве официальной платформы концепция "рыночности" фундаментальных научных исследований, а на деле происходит окончательное уничтожение РАН, трудно надеяться, что наше общество и государство смогут справиться с надвигающимися на нас гигантскими проблемами. Тем более что руководство РФ, похоже, всё ещё живёт в категориях развлечений и КВН-шуток.

При этом способность и готовность китайского руководителя Си Цзиньпина выступить в роли "нового Рузвельта", как руководителя государства, находящегося "на взлёте", по большому счёту, не вызывает сомнений. Действующий российский президент также готов к роли "нового Сталина": хотя и без "коллективизации олигархов", "чисток 1937 года", "большой войны" etc. А вот сможет ли Дональд Трамп примерить на себя френч "нового Черчилля", обеспечив недавнему "глобальному лидеру" достойное место в вероятном триумвирате великих держав, или же он пойдёт по пути конфронтации, — этот вопрос пока остаётся без ответа.

США. Китай. Россия > Внешэкономсвязи, политика > zavtra.ru, 3 декабря 2016 > № 1991752 Александр Нагорный


Нашли ошибку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter