Всего новостей: 2554005, выбрано 3 за 0.002 с.

Новости. Обзор СМИ  Рубрикатор поиска + личные списки

?
?
?  
главное   даты  № 

Добавлено за Сортировать по дате публикации  | источнику  | номеру 

отмечено 0 новостей:
Избранное
Списков нет

Пашков Константин в отраслях: Транспортвсе
Пашков Константин в отраслях: Транспортвсе
Россия > Транспорт > mintrans.ru, 21 декабря 2017 > № 2442710 Константин Пашков

Интервью директора Административного департамента Минтранса России Константина Пашкова газете «Транспорт России», 21 декабря 2017 г.

Сохранить и приумножить

Дом, где исполняются мечты, нуждается в помощи.

Вот уже более 80 лет Ансамбль песни и танца имени С.О. Дунаевского Центрального дома детей железнодорожников (ЦДДЖ) раскрывает таланты многих поколений воспитанников, развивает лучшие традиции детского творчества в песне, танце, художественном чтении, живописи, профессиональной ориентации будущих железнодорожников. Многие выпускники посвятили свою жизнь искусству, стали профессиональными музыкантами, певцами, танцорами. Среди них – Олег Даль, Светлана Варгузова, Валентина Толкунова, Майя Кристалинская, Евгений Светланов и другие выдающиеся деятели культуры и искусства. Те же, кто не связал свою судьбу с творческими профессиями, с благодарностью вспоминают педагогов, открывших для них мир прекрасного, и проносят любовь к этому Дому через всю жизнь. Об истории уникального ансамбля и непростой судьбе не менее уникального здания ЦДДЖ наш корреспондент побеседовала с директором Административного департамента Минтранса России Константином ПАШКОВЫМ.

– Константин Анатольевич, насколько я знаю, вы тоже были воспитанником Центрального дома детей железнодорожников.

– Да, это так, и у меня сохранились самые теплые воспоминания о времени, проведенном в стенах ЦДДЖ. Вместе с другими ребятами я отдыхал в летнем лагере МПС, где педагоги ЦДДЖ занимались с нами пением и танцами. Кроме того, в ЦДДЖ уже много лет функционирует Школа юного железнодорожника «Магистраль», куда приходят дети, мечтающие работать на железной дороге. Здесь они впервые примеряют форму железнодорожника, делают макеты паровозов, бронепоездов, действующие модели электровозов и макеты железнодорожных станций, проходят практику на Московской детской железной дороге, получают серьезные теоретические знания в области железнодорожного транспорта. Более того, ЦДДЖ является методическим центром для детских железных дорог всей страны. Совместные усилия Министерства транспорта РФ и Росжелдора позволяют поддерживать профессиональную ориентацию молодежи, помогают выбрать жизненный путь.

Педагоги–энтузиасты ЦДДЖ воспитали целую плеяду специалистов–железнодорожников. Я знаю многих людей, моих ровесников, которые в детстве посещали Школу юного железнодорожника, а сейчас занимают различные руководящие должности в системе РЖД – начальников железных дорог, руководителей центров и т. д. Тот, кто полюбил железную дорогу с детства, прикипает к ней душой на всю жизнь.

Но «визитной карточкой» ЦДДЖ является самодеятельный коллектив детей железнодорожников – Ансамбль песни и танца, основанный в 1935 году Семеном Дунаевским и его братом, выдающимся композитором Исааком Дунаевским. Сегодня он называется Ансамбль песни и танца имени С.О. Дунаевского. Его имя было присвоено коллективу в 1988 году по решению правительства Москвы.

С первого дня своего существования ансамбль сложился как коллектив, где хор, оркестр и танцевальная группа составляют единое целое. И сегодня руководство ЦДДЖ бережно хранит традиции и приумножает репертуар ансамбля, который участвует в городских, всероссийских, международных конкурсах и фестивалях, является частым гостем на ведущих сценических площадках Москвы: Московская филармония, Международный дом музыки, Большой зал Московской консерватории.

Летом 2014 года ЦДДЖ при поддержке Министерства транспорта РФ и лично министра транспорта Максима Соколова организовал в Ялте фестиваль «Пусть всегда будет солнце!», который собрал творческие коллективы из 13 городов России. Фестиваль прошел на высочайшем уровне, и было принято решение проводить его на постоянной основе.

В 2018 году планируется проведение двух новых фестивалей–конкурсов: I открытого вокального фестиваля под патронажем Фонда Валентины Толкуновой и I музыкального фестиваля, посвященного творчеству композиторов Исаака и Максима Дунаевских.

– Ансамбль ЦДДЖ замечательный, его выступления доводилось видеть не раз. Но и сам дом – здание уникальное...

– Если вам приходилось проходить по Новой Басманной улице, вы не могли не обратить внимания на старинный особняк под №14, расположенный в глубине двора за кованой оградой. Это здание, построенное в 1898–1899 годах по проекту архитектора Михаила Бугровского, до революции принадлежало Николаю Стахееву, потомственному купцу, крупному российскому коммерсанту и меценату.

Денег он не жалел, строительство этого дома обошлось ему в 1 млн руб. золотом, по тем временам – баснословные деньги. Усадьба получилась на славу – холл и летящая белая мраморная лестница, выполненные в греческом стиле, парадные апартаменты, включая «готическую» столовую, «мавританскую» курительную, залы в стиле классицизма и барокко, обильная деревянная резьба, сложного рисунка паркет, витражи, мраморная лепная отделка…

Николай Стахеев был не только большим ценителем и знатоком искусства, при строительстве особняка он использовал последние достижения науки и техники того времени. Его дом был оснащен лифтом и стал первым электрифицированным зданием в Москве.

В 1918 году здесь разместилось подразделение Народного комиссариата путей сообщения, а в 1940 году по указу наркома Министерства путей сообщения Л.М. Кагановича сюда переехал самодеятельный коллектив детей железнодорожников – Ансамбль песни и танца, которым руководил Семен Дунаевский.

Здание ЦДДЖ имеет колоссальное значение для культуры железнодорожного транспорта как с точки зрения происхождения, так и с точки зрения того, какая творческая жизнь протекает в его стенах. Как и многие подобные памятники архитектуры, дошедшие до наших дней, здание ЦДДЖ переживало разные времена. Был период, когда в его подвалах находились фонды центральной технической библиотеки МПС, в двухэтажной надстройке располагались жилые квартиры.

Последовательное восстановление уникального здания началось в 80–х годах прошлого века, когда МПС выделило деньги на благоустройство территории и фасадов: жильцы были расселены, двухэтажная надстройка снесена, здание покрыли новой крышей из меди.

Сложность восстановления особняка была связана и с тем, что он являлся памятником истории Москвы. За него развернулась нешуточная борьба, было очень много желающих разместить в нем спортивные федерации, использовать дом для представительских целей, и дети были серьезной помехой. В 90–х годах прошлого века в особняке в течение пяти лет располагался Фонд Ивана Рыбкина, а дети были вынуждены ютиться в полуподвальных помещениях.

К слову, именно тогда, в период моей работы на телевидении, я подготовил сюжет в программе «Российские университеты», посвященный истории Дома Стахеева, за который получил свою первую отраслевую награду – именные часы от министра путей сообщения. Это был мой журналистский дебют. Тогда директором ЦДДЖ была Евгения Семеновна Андрюшина, и, как говорят, эта передача во многом повлияла на то, чтобы освободить здание и отдать его в распоряжение детям.

В конце 2014 – начале 2015 года при поддержке мэра г. Москвы Сергея Собянина практически был решен вопрос о закреплении Дома Стахеева за Центральным домом детей железнодорожников. Однако тогда это решение было приостановлено в связи с обращением руководителя Международной шахматной федерации (ФИДЕ), что вызвало волну недоумения у всего коллектива, тем более что это происходило накануне празднования 80–летнего юбилея ансамбля.

В марте 2015 года министр транспорта Максим Соколов обратился к Президенту РФ Владимиру Путину с просьбой закрепить Дом Стахеева за ЦДДЖ. Такое согласие было получено, и с 2015 года особняк Н.Д. Стахеева распоряжением территориального управления Росимущества по г. Москве (№ 670 от 23.06.2015) закреплен за ЦДДЖ на праве оперативного управления.

– Константин Анатольевич, судя по всему, поддержание старинного особняка и его роскошных интерьеров в нормальном состоянии требует немалых средств?

– Вы правы, за более чем 100–летнюю историю в Доме Стахеева не проводились комплексные ремонтно–реставрационные работы. В 2011 году Мосгорнаследием и балансодержателем здания был составлен акт о техническом состоянии объекта. В 2017 году произведен визуальный осмотр особняка, который в очередной раз подтвердил его неудовлетворительное состояние и наличие аварийных участков.

Анализ имеющейся документации по объекту, визуальный осмотр здания и прилегающей территории, а также фондовых материалов показали необходимость проведения комплексных научных исследований памятника архитектуры, включая научно–исследовательские работы по художественной отделке парадных залов, инженерных изысканий, детального (инструментального) обследования конструкций.

Среди первоочередных задач – выполнение проектных и изыскательских работ и проведение государственной историко–культурной экспертизы; проведение противоаварийных работ, реставрация восточного, западного и дворового фасадов, ремонт кровли и ограждения.

Деньги, которые ЦДДЖ зарабатывает сам за счет проведения различных семинаров и совещаний, съемок художественных фильмов, музыкальных клипов и популярных телепередач, направляются на срочный и косметический ремонт. Например, два зала в стиле рококо были восстановлены за счет дополнительных финансовых средств. Федеральное агентство железнодорожного транспорта также выделяло деньги на косметический ремонт крыши Зимнего сада, на восстановление одного окна в Готическом зале, ремонт которого обошелся в 5 млн руб. В 2017 году Росжелдор профинансировал работы по реставрации еще двух окон в Готическом зале в размере 8 млн руб.

– С чем связана такая высокая стоимость ремонтных работ?

– Все дело в том, что здание ЦДДЖ является памятником истории и культуры. Поэтому речь идет не просто о восстановлении или ремонте, речь идет о реставрации уникального объекта! Эти работы могут проводиться только лицензированными специалистами, отсюда и такие суммы.

В течение последних шести лет были произведены ремонтно–восстановительные работы зала «Рококо» и зала «Малый рококо», «Будуара», Готического и Охотничьего залов, Зимнего сада. Требуют ремонта фасад, инженерные коммуникации, система вентиляции и дорогостоящий паркет.

И хотя сегодня ЦДДЖ и его уникальные интерьеры имеют высокую степень сохранности, тем не менее есть острая необходимость в реставрационных работах и приспособлении здания для современного использования. По экспертным оценкам, на проведение масштабных восстановительных работ старинного особняка необходимо от 1 до 2 млрд руб.

По инициативе Максима Соколова в январе 2017 года был создан Попечительский совет ФГБОУ ДОД «Центральный дом детей железнодорожников» под председательством Геннадия Фадеева, первого президента ОАО «РЖД».

Задача Попечительского совета заключается в том, чтобы крупные транспортные организации подставили свое плечо и оказали финансовую помощь, необходимую как для восстановления исторического облика Дома Стахеева, так и для поддержки детского творчества.

За 10 месяцев деятельности Попечительскому совету для поддержания ЦДДЖ удалось привлечь в качестве благотворительной помощи свыше 7,4 млн руб., но этих денег хватает только на «латание дыр».

Да, раньше в ЦДДЖ в основном занимались дети железнодорожников, однако времена меняются, и сегодня детей железнодорожников там практически нет. Но в этом здании должен сохраняться транспортный дух, образно говоря, должно реять знамя транспорта, потому что это чрезвычайно важно для популяризации профессии. ЦДДЖ должен продолжать традиции, заложенные более 80 лет назад Семеном Дунаевским, который, кстати, написал огромное количество произведений о железной дороге.

Понимая эту стратегическую цель, Минтранс России приглашает всех неравнодушных людей принять участие в восстановлении этого уникального памятника истории и культуры, поскольку атмосфера, царящая в этом доме, его богатые интерьеры – это тоже один из факторов воспитания.

Мы должны воссоздать этот особняк в первозданном виде, чтобы дети могли здесь приобщаться к искусству еще многие годы. Если не помочь ЦДДЖ сейчас, уникальные интерьеры могут быть утеряны безвозвратно. Без должного внимания памятник истории и культуры конца XIX века может разрушиться, и столица нашей Родины потеряет частичку наследия предков.

Беседу вела Татьяна ЛАРИОНОВА,

обозреватель «ТР»

Россия > Транспорт > mintrans.ru, 21 декабря 2017 > № 2442710 Константин Пашков


Россия > Транспорт > mintrans.ru, 4 декабря 2017 > № 2442726 Константин Пашков

Интервью директора Административного департамента Минтранса России Константина Пашкова газете «Гудок», 04 декабря 2017 г.

Держать форму

Константин Пашков, директор Административного департамента Минтранса РФ

– Недавним постановлением правительства внесены изменения в Положение о Минтрансе. В частности, министерство получило полномочия по разработке и утверждению образцов форменной одежды для учащихся подведомственного вуза – Российского университета транспорта (МИИТ). Зачем им обмундирование?

– Транспорт – это дисциплина, единоначалие и традиции. Ношение форменной одежды как действующими работниками, так и будущими является одним из факторов укрепления порядка, организованности и повышения чувства ответственности за порученное дело. Поступая в отраслевой вуз, ребята должны быть мотивированы на то, чтобы строить карьеру в отрасли. Форма – это престиж. Кроме того, она уравнивает студентов в социальном плане, ведь у всех разные материальные возможности. Транспортники исторически носили форму. Так, в 1809 году, когда был сформирован Институт корпуса инженеров путей сообщения, его слушатели сразу получали форменную одежду. Мы считаем, что в студентов надо вкладывать средства, воспитывать их и создавать достойные условия для обучения – это повысит привлекательность и престиж отраслевых вузов.

– Форма будет только у студентов РУТ (МИИТ)?

– Введение форменной одежды, а также организация питания учащихся предусмотрены законом «Об образовании» для ряда образовательных учреждений.

В их числе и некоторые транспортные вузы, где обучают специалистов плавательных составов морских судов, судов внутреннего водного плавания, судов рыбопромыслового флота, лётного состава воздушных судов, авиационного персонала, персонала, обеспечивающего организацию воздушного движения.

Порядок обмундирования и организации питания определяют учредители этих заведений. Минтрансу данные полномочия установлены в части РУТ (МИИТ) в связи с тем, что согласно Концепции развития университета в перспективе в вузе появятся специальности, связанные с гражданской авиацией, морским и внутренним водным транспортом. Расходы на форму для моряков, водников и авиаторов должны быть заложены в бюджете учредителя.

В железнодорожных техникумах и колледжах ребята носят форму – правда, приобретают её за свой счёт. Мы сейчас рассматриваем вопрос изыскания средств для обмундирования студентов-транспортников РУТ (МИИТ), в том числе железнодорожников. Будет здорово, если нас поддержат в этом будущие работодатели.

– Какой будет форма?

– Минтранс сейчас занимается разработкой форменной одежды для преподавателей и студентов РУТ (МИИТ). Поскольку ребята носят её постоянно, то важный фактор – удобство и внешняя привлекательность. Скорее всего, студенты разных отраслей транспорта будут ходить не в одинаковой одежде – принадлежность к виду транспорта должна быть видна. Этой же политики придерживается, например, Минобороны. Учащиеся подведомственных ему вузов носят знаки отличия в зависимости от рода войск. Впрочем, этот вопрос ещё предстоит проработать с самим студенчеством и общественностью.

Беседовала Юлия Соловьёва

Россия > Транспорт > mintrans.ru, 4 декабря 2017 > № 2442726 Константин Пашков


Россия > Транспорт. Образование, наука > gudok.ru, 16 февраля 2017 > № 2077338 Константин Пашков

Вузу нужно стать самодостаточным

Система транспортного образования должна отвечать требованиям времени и запросам отрасли

Концепция развития транспортного образования до 2030 года, подготовленная Минтрансом, обозначила основные подходы и принципы подготовки кадров для транспортного комплекса страны.

Константин Пашков, директор Административного департамента Министерства транспорта РФ

– Константин Анатольевич, почему транспортное образование нуждается в отдельной Концепции развития?

– Транспортное образование – профильное, практикоориентированное. Вместе с тем под транспортным образованием нельзя подразумевать только лишь подготовку пилотов или машинистов. Даже от инженеров транспорта сегодня уже требуется гораздо больше знаний, чем вчера. В последние годы, в эпоху ренессанса инженерной подготовки в стране, к ней предъявляются очень высокие требования, расширяются её горизонты. Поэтому если мы говорим о транспортном образовании, то это не только учебные заведения, а все учебные центры тех организаций, которые готовят сегодня специалистов для транспорта и обеспечивают его работу.

Сегодня таких специалистов в России, кроме 17 находящихся в ведении Минтранса вузов, готовят семь высших учебных заведений Росрыболовства, два специализированных автодорожных вуза и один специализированный морской вуз, отнесённые к ведению Минобрнауки, а также 10 федеральных университетов. И конечно, в этой когорте наши отраслевые вузы должны быть во главе. Они готовят работников для конкретной отрасли и в тесной связи с работодателями – это пока наш козырь. Большая часть абитуриентов поступает по целевым направлениям, а значит, точно придёт на транспортные предприятия. Но рынок подготовки специалистов в области автомобильно-дорожного транспорта, транспортного строительства, проектирования, конструкторов и создателей транспортных систем либерализован, и нам надо сделать так, чтобы мы стали его частью и возглавили эти направления. Снова предстоит доказать и представить необходимость подготовки юристов и экономистов, иных гуманитарных специалистов, которые крайне необходимы, принимая во внимание особенности функционирования транспортного комплекса.

Очень важно, что концепция закрепляет необходимость учёта всех особенностей транспортного образования и уникальность системы подготовки кадров, которая не должна быть утрачена.

– На какой стадии сейчас находится работа над концепцией?

– Коллегия Минтранса одобрила этот документ в конце декабря прошлого года, и сейчас в соответствии с поручением правительства мы ведём его согласование с министерствами и ведомствами. После разработки проекта концепции он был разослан всем заинтересованным лицам, в том числе работодателям. Документ рассмотрели на разных площадках: на заседаниях Союза транспортников России, совете ректоров, рабочей группе общественного совета при Минтрансе, на IV Форуме транспортного образования. То есть концепция находится на заключительном этапе формирования. Достигнуто понимание с заинтересованными компаниями, в частности с РЖД, «Совкомфлотом», «Автодором» и «Аэрофлотом», сейчас уточняем некоторые детали. Есть отзывы Минобрнауки и Минэкономразвития. В первом квартале года планируем направить её в правительство.

Хочу подчеркнуть, что в концепции будут расставлены все приоритеты и согласованы позиции не только отраслевых вузов, работодателей, но и наших коллег из системы образования. Документ такого уровня готовится впервые.

– Какую роль в разработке документа играют работодатели?

– Все имеющиеся камни преткновения – на уровне понимания завтрашнего дня и опыта прошлого. Понятно, что никому не хочется ничего менять и проще всего утешать себя тезисом, что наше образование самое лучшее в мире. Это, наверное, действительно так. Отечественную школу всегда отличала фундаментальность подхода. Но в процессе дискуссии все участники приходили к выводу, что мир стремительно меняется и мы сегодня точно не знаем, сколько транспортных профессий будет завтра. Какой будет потребность в кадрах? Каким будет подвижной состав? Как изменится мировая логистика? И так далее. Мир глобализуется за счёт новейших технологий, хотим мы этого или нет. Нам надо бежать вперёд, чтобы успеть.

От работодателей мы, конечно, ждём более активной позиции. Кто, как не они, должны быть заинтересованы в реальном развитии. Пока превалирует выжидательная позиция. С точки зрения бизнеса понятно, что тащить транспортные вузы на своём бюджете никому не выгодно. Можно было бы существенно сблизить позиции через создание закона об образовательном холдинге. Это позволило бы учесть практически все интересы, не меняя формы собственности. Вместе с государством вкладывать деньги в развитие образования и контролировать его. Модели государственно-частного партнёрства в транспортном образовании практически не реализуются. Если об этом будем говорить не только мы, но и бизнес – наш голос будет услышан.

– Какие мероприятия предполагает концепция в процессе своей реализации?

– В первую очередь законотворческие. Понятие отраслевого образования должно быть закреплено или в законе «Об образовании», или отдельным нормативным актом. Законодательные поправки должны коснуться и медицинского освидетельствования наших абитуриентов. Действующий с 2013 года закон «Об образовании» отменил целевой приём в колледжи и техникумы. Все студенты поступают по общему конкурсу. Между тем при выдаче целевых направлений особое внимание уделялось здоровью будущих студентов. Раньше все абитуриенты проходили специальную медкомиссию. Сейчас этот процесс не контролируется: медсправки, которые ребята приносят в приёмные комиссии, носят формальный характер. В итоге после окончания учёбы выпускники не могут работать по состоянию здоровья.

Надеемся, что наши вузы попадут в программы Минобрнауки России и Федеральную целевую программу развития образования (ФЦП), предусматривающие дополнительное финансирование образовательных учреждений, например на развитие науки и обновление материально-технической базы.

Мы стремимся повысить качество и престиж нашего образования, а для этого необходимо привести обучение специалистов по всем видам транспорта в соответствие международным требованиям. Удачный опыт есть у авиации и морского транспорта. Важно развивать сотрудничество с зарубежными странами в области подготовки как специалистов для транспортной отрасли, так и высококвалифицированных научно-педагогических кадров, а также провести анализ внедрения передового международного опыта в реализацию наших образовательных программ. Причём не только в сфере эксплуатации, но и в строительстве, проектировании, создании новых типов подвижного состава. Необходимо кардинально усилить межвузовское сотрудничество в нашей стране. Российский университет транспорта (МИИТ) станет интегратором этих процессов и окажет методологическую поддержку в сфере общетранспортных вопросов другим отраслевым вузам. Большинство из них решали и будут решать чисто эксплуатационные задачи – этот тренд будем поддерживать. Также будем работать над составлением международного рейтинга транспортных вузов, восстановлением факультетов военного обучения, возвращением форменной одежды для студентов и участием в международных конкурсах, таких как Worldskills. Будем развивать дистанционное образование, обновлять ресурсную и учебно-методическую базу учебных заведений.

– Российскому университету транспорта в концепции отведена ключевая роль?

– Да. МИИТ передан в ведение Минтранса России 31 декабря 2016 года с целью создания Российского университета транспорта (РУТ) – университета нового поколения. Он станет головным для остальных транспортных образовательных учреждений. Меняется транспорт, соответственно, требует перемен сама система подготовки кадров и подходы к профессиям.

РУТ (МИИТ) как научно-образовательный центр призван справиться с кадровыми запросами всей транспортной отрасли. Университет будет решать общеотраслевые задачи, в том числе по мультимодальным перевозкам, государственно-частному партнёрству, развитию региональных и городских транспортных систем, транспортной безопасности, обустройству границ, транспортному строительству, праву и экономике, выявлению конкурентных преимуществ страны на мировом рынке транспортных услуг, взаимодействию в рамках интеграционных межгосударственных объединений.

– Стоит ли остальным транспортным вузам ждать изменений?

– Нет. Им надо меняться самим, причём срочно. Сама структура образовательного процесса с точки зрения учредительства не претерпит глобальных изменений, по крайней мере до 2030 года. Транспортные вузы, за исключением РУТа (МИИТ), останутся в ведении федеральных агентств.

Разговоры о количестве вузов сегодня или завтра – это не более чем спекуляции. Например, ещё вчера нам были нужны техникумы в Рославле и Кирове. Сегодня в них уже нет необходимости. Технологии изменились, и потребность в подготовке специалистов в этих местах отпала. Это жизнь. И для того, чтобы работать, надо быть энергичными, открываться для внешнего мира, учить иностранных студентов, двигать науку, не надеяться в данном случае только на карман РЖД. Вуз должен стать самодостаточным игроком на глобальном рынке образования, в противном случае это не вуз.

– Раскрывает ли концепция тему вузовской науки, к ней ведь тоже есть вопросы?

– Отраслевые вузы готовы выполнять заказы компаний на научные разработки в большом объёме. Однако здесь правильнее было бы спросить у бизнеса, почему за инновациями он обращается не к университетам? Каково будущее ВНИИЖТа и НИИАСа, которые входят в структуру ОАО «РЖД»? Вузы не могут навязывать компаниям свои услуги. Но без реальных заказов научная школа не может заниматься актуальными исследованиями и развиваться. Сегодня охват вузовской наукой не межотраслевой, а местечковый. Университеты решают исключительно узкие, эксплуатационные задачи, и наука в нашем случае – это не самая сильная составляющая учебного процесса.

По нашему мнению, развитие транспортной науки – это отдельная тема. Особенно с учётом критериев, заданных мониторингом системы образования, реализуемым Минобрнауки в соответствии с майскими указами президента. Преподаватели обязаны заниматься научной деятельностью, публиковать свои статьи, цитироваться и повышать индексы. И это правильно. Так живёт весь мир. Мы не можем игнорировать это. Для сохранения кадрового научного потенциала системы транспортного образования нужны кардинальные меры по привлечению в сферу науки академических кадров, а также молодых учёных и специалистов. А это означает открытие в вузах центров превосходства, лабораторий, новых кафедр – кибернетики, материаловедения, машиностроения, интеллектуальных транспортных систем, в том числе городских агломераций. Приятно, что с Российской академией наук мы начинаем большой диалог в транспортной сфере.

– В концепции идёт речь о создании единого информационно-образовательного транспортного портала. Для чего это необходимо?

– Транспортное образование должно иметь единый образ и единое лицо. Это важный имиджевый компонент. Абитуриенты, зайдя на портал, смогут увидеть всю палитру наших учебных заведений и выберут для себя подходящий вуз. Кроме того, через портал будет обеспечен полный доступ к ресурсам вузовских электронных библиотек. И это только начало. Главная цель – цифровой университет.

Беседовала Юлия Соловьёва

Россия > Транспорт. Образование, наука > gudok.ru, 16 февраля 2017 > № 2077338 Константин Пашков


Нашли ошибку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter