Всего новостей: 2659970, выбрано 1 за 0.015 с.

Новости. Обзор СМИ  Рубрикатор поиска + личные списки

?
?
?  
главное   даты  № 

Добавлено за Сортировать по дате публикации  | источнику  | номеру 

отмечено 0 новостей:
Избранное ?
Личные списки ?
Списков нет

Федоров Владимир в отраслях: ТранспортАрмия, полициявсе
Федоров Владимир в отраслях: ТранспортАрмия, полициявсе
Россия > Армия, полиция. Транспорт > mvd.ru, 15 июля 2016 > № 1941383 Владимир Федоров

Мы начинали с законов.

На вопросы корреспондента «Полиции России» отвечает член Совета Федерации Федерального собрания Российской Федерации, заместитель председателя ветеранской организации ГУОБДД МВД России генерал-лейтенант милиции Владимир ФЁДОРОВ.

– Владимир Александрович, вы возглавили Госавтоинспекцию России на сломе эпох, в непростое во всех отношениях время. Насколько сложно было создавать и поднимать службу?

– Родоначальником российской Госавтоинспекции я считаю своего предшественника – Энгельса Михайловича Ваулина. Процесс разделения союзных и российских структур ГАИ начался в 1989 году, когда было создано Министерство внутренних дел РСФСР. Начальником Управления ГАИ МВД РСФСР и был назначен Ваулин. Убежден, что именно труд моего предшественника по формированию профессионального и работоспособного коллектива заложил основу дальнейших успешных преобразований. За ним пошли лучшие. Я стал его заместителем и уже позже возглавил ГАИ России.

Конечно, было очень сложно. Мы оказались посреди политического излома и сопутствующей ему неразберихи. Постоянно шли противоречащие друг другу указания. Столицу курировала союзная Госавтоинспекция, компетенция российской начиналась за пределами МКАД…

Между тем ситуация постоянно усложнялась: разбитые дороги, которые не на что было ремонтировать, массовый прирост парка автомобилей, в основном за счет ввозимых из-за рубежа иномарок, высокий уровень аварийности, дорожные «войны» и разборки, нападения на сотрудников дорожно-патрульной службы. В год регистрировалось около 3,5 тысяч фактов противоправных действий в отношении автоинспекторов, около 50 сотрудников гибли на посту.

Мы вынуждены были разрешить ношение и применение в случае необходимости оружия, в том числе для остановки транспортного средства. Я лично подписывал инструкции, как стрелять из автомата. И так получалось, что Госавтоинспекция применяла в то время оружие даже чаще, чем другие службы.

Это сегодня дороги обустроены, расширены, есть автоматические средства контроля, и посты ДПС по сути упразднены. А тогда, в 90-е, при отсутствии сотовой связи, стоянок и объектов социальной инфраструктуры вдоль федеральных дорог мы вынуждены были эти посты создавать. Спасаясь от дорожных грабежей и разбоев, сотни водителей парковались на ночь вокруг «островка безопасности» – поста ДПС. На постах останавливались, чтобы позвонить, получить медицинскую помощь, а нередко даже рожали…

Сейчас мало кто знает, но до обустройства государственной границы Госавтоинспекция выполняла неотложные задачи по охране российских рубежей, исполняя роль таможенной и пограничной службы. Личный состав ГАИ получил также опыт действий в боевых условиях в районах межнациональных конфликтов и в спецоперации по Северо-Кавказскому региону.

– И все же главной проблемой, которую нужно было решать, являлся уровень смертности на дорогах. Какие меры предпринимались в этом направлении?

– К счастью, нам удалось сохранить под крышей российской Госавтоинспекции науку. Специалисты НИЦ по безопасности дорожного движения участвовали в разработке Концепции первоочередных мер по обеспечению безопасности дорожного движения на 1991–1992-й и до 2000 года. Необходимо было остановить темп роста аварийности на дорогах, запредельный уровень смертности в ДТП, превышавший 36 тысяч погибших в год. Мы понимали, что по всей России нам сразу не сработать. Поэтому начали с исправления ситуации в 20 самых проблемных с точки зрения аварийности регионах. Одновременно мы стали вносить предложения о введении жёстких административных мер в формирующийся российский Административный кодекс. Тогда же, кстати, удалось «пробить» повышенную ответственность за систематические грубые нарушения ПДД, за систему нарушений.

Необходимо было подумать и о дорогах. В 1992 году был опубликован Закон «О дорожных фондах РСФСР», разработанный по нашей инициативе и при нашем непосредственном участии. Закон определил финансово-правовые основы содержания и развития автодорог России за счёт специально отчисляемых регионами целевых средств. Дело сдвинулось с мёртвой точки.

Немалую лепту в общее дело внесла и служба пропаганды. Служба создавалась ещё в советские годы – при генерал-лейтенанте милиции Валерии Лукьянове, на протяжении полутора десятков лет возглавлявшем союзную Госавтоинспекцию. Кстати, он стал первым милицейским генералом, бесстрашно шагнувшим в телевизионный эфир. Каждую неделю страна с нетерпением ждала нового выпуска программы «Движение без опасности», которую вёл сам Валерий Витальевич. Ну а наша скромная заслуга в том, что в непростое время нам удалось сохранить службу и должность инспектора по профилактике, в том числе в низовых подразделениях.

В самые тяжёлые годы, когда финансирования практически не было, мы занимались профилактической работой с детьми, организовывали работу отрядов юных инспекторов движения, проводили всероссийские соревнования «Безопасное колесо». К решению задач по пропаганде безопасности дорожного движения подключали СМИ, в регионах создавались радиостанции, поддерживающие работу ГИБДД. Кстати, из региональной радиостанции, когда-то начинавшей своё вещание прямо из Управления ГАИ Пермского края, впоследствии «выросло» «Авторадио».

Благодаря целому комплексу вышеперечисленных и других мер к концу 90-х нам удалось снизить смертность на дорогах на четверть, а это почти 10 тысяч жизней.

– Параллельно приходилось решать задачу обновления, а вернее – создания всей законодательной базы по вопросам безопасности дорожного движения. Ведь её у только что родившейся службы – российской Госавтоинспекции – просто ещё не было?

– Мы, конечно, не могли жить по союзным документам. Необходимо было выработать новую, отвечающую современным требованиям нормативную базу. Вот, например, существовал такой заезженный пропагандистский лозунг: «Правила дорожного движения – закон для водителя». А ведь законом ПДД раньше никогда не были – это был, по сути, ведомственный нормативный акт, который подписывался министром внутренних дел. Мы добились того, что новые российские Правила дорожного движения стали нормативным документом, подписанным уже на уровне Правительства.

Кстати, 24 мая 1994 года Постановлением Правительства № 546 была создана Правительственная комиссия РФ по обеспечению безопасности дорожного движения под руководством Олега Николаевича Сосковца. К работе в этой области стали привлекаться государственные структуры, что повысило авторитет ГАИ, мы получили большую поддержку на разных уровнях в наших начинаниях.

Помимо новых Правил дорожного движения были введены российские паспорта транспортных средств и свидетельства о регистрации, новые типы водительских удостоверений в виде пластиковых карточек, регистрационные знаки современного стандарта.

А в 1998 году мы стали первой службой милиции, положение о которой утвердил глава государства. Указом Президента РФ № 711 «О дополнительных мерах по обеспечению безопасности дорожного движения» ГАИ была переименована в Государственную инспекцию безопасности дорожного движения Российской Федерации. По сути, статус службы был повышен до уровня министерств и ведомств, что усилило её влияние и подняло престиж.

Дополнительных полномочий мы не получили, но были более жёстко прописаны уже существующие. Кроме того, за нами были закреплены те функции, на которые в то время покушались различные структуры. В частности, нам удалось отстоять такие важные направления, как регистрация и техосмотр. В то же время мы избавились от ряда несвойственных службе устаревших организационно-хозяйственных функций. Ведь до этого мы были обязаны, образно выражаясь, по всей стране лампочки в светофорах менять.

Очень важные, на мой взгляд, изменения были внесены в Кодекс РФ об административных нарушениях. Часть функций сотрудников ГИБДД – лишение права на управление техническим средством – перешла в ведомство судов.

– Вы стали первым руководителем российской Госавтоинс­пекции, создавшим целую службу для борьбы с коррупцией и нарушением законности в своих рядах…

– Да, в 1995 году, ещё даже до появления службы собственной безопасности в структуре МВД России, мы создали контрольно-профилактические подразделения для борьбы с нарушениями законности в рядах ГАИ. И это очень оздоровило ситуацию. Впрочем, каких-то громких коррупционных скандалов не было. Ведь в наших рядах никогда не имелось столько взяточников, сколько ездило по дорогам нарушителей-взяткодателей, безнаказанно пытающихся всучить инспектору «отступные».

Говорят, нет ни одной службы, о которой ходило бы так много анекдотов, как о ГАИ. Это правда. К 60-летию службы главк собрал и издал эти анекдоты отдельным сборником, а на 65-летие – сборник карикатур. Я так считаю: раз о службе рассказывают анекдоты – значит, она близка людям. К тому же умение посмеяться над собой и сделать выводы – хорошее качество.

Помните киношного персонажа Сергея Никоненко – принципиального гаишника, вступившего в противоборство с «королём дороги» – персонажем Никиты Михалкова? После выхода фильма мы обоих актёров наградили знаками «За отличие в службе ГАИ» 1 степени – за вклад в воспитательную работу. Чтобы таких, бесстрашно готовых отстаивать закон, невзирая на лица, сотрудников было больше, а таких, как герой Михалкова, – меньше. С последними мне и самому приходилось бороться. Будучи начальником ГИБДД, сам вместе с заместителями выходил на дорогу, чтобы помочь подчинённым в работе по «неприкасаемым» и различным несанкционированным мигалкам. Изымали в большом количестве всякие пропуска, липовые спецталоны, маяки и прочие принадлежности. Прямо на дороге, на МКАДе, периодически устраивали этакую выездную приемную, принимали жалобы и предложения от водителей. В общем, старались быть ближе к людям.

– О чем сегодня ваша забота как представителя законодательной власти?

– Я считаю, что нужно иметь в стране закон о дорожном движении. Потому что Закон «О безопасности дорожного движения», который ещё при нашем участии принимался в 1995 году, был много раз перелицован. Сегодня нужно чётко прописать вопросы допуска граждан к управлению техническими средствами, возможно, ввести профессиональные права. Ведь одно дело получить категорию B, а другое – с этой категорией стать таксистом. Сегодня из имеющихся в стане 800 тысяч автобусов половина принадлежит частным лицам, из которых только 20 тысяч оформлены в качестве предпринимателей, а 380 тысяч якобы возят только себя и свою семью. Почему сегодня бьются автобусы и гибнут люди? Потому что существующие нормативы Закона «О безопасности дорожного движения» распространяются только на юридические, а не на физические лица. То же самое с грузовиками. Нигде в мире такого нет, и нам надо привести систему в порядок.

Конечно, мне очень приятно, что многое, что создано при моём личном участии и участии моих коллег – команды настоящих профессионалов, которыми я горжусь, живёт до сих пор. И какие-то законы в том числе. Но, с другой стороны, я понимаю: нам нельзя останавливаться на достигнутом, время призывает нас идти вперёд.

Хочу поздравить ветеранов и действующих сотрудников Госавтоинспекции с 80-летием службы и пожелать первым – здоровья и активной жизненной позиции, чтобы передавать молодёжи наши лучшие традиции. А тем, кто сегодня следит за безопасностью наших дорог, – преумножать эти традиции и… всегда возвращаться со службы домой.

Беседу вела Алёна НОВИКОВА

Россия > Армия, полиция. Транспорт > mvd.ru, 15 июля 2016 > № 1941383 Владимир Федоров


Нашли ошибку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter