Всего новостей: 2556515, выбрано 2 за 0.016 с.

Новости. Обзор СМИ  Рубрикатор поиска + личные списки

?
?
?  
главное   даты  № 

Добавлено за Сортировать по дате публикации  | источнику  | номеру 

отмечено 0 новостей:
Избранное
Списков нет

Бирман Александр в отраслях: Приватизация, инвестицииВнешэкономсвязи, политикаТранспортГосбюджет, налоги, ценыНефть, газ, угольФинансы, банкиСМИ, ИТНедвижимость, строительствовсе
Россия > Транспорт > forbes.ru, 26 февраля 2016 > № 1666119 Александр Бирман

Узел для джокера: что общего у «Домодедово» с «Башнефтью»

Александр Бирман

журналист, специальный корреспондент интернет-издания «Лента.ру»

В российском бизнесе уже больше десятка лет и вполне безошибочно работает тест, который, по аналогии с «утиным», можно было бы назвать «юкосовским». Если какой-нибудь бизнесмен становится фигурантом уголовного дела — значит, кто-то большой и сильный положил глаз на его активы.

Сама причина, вызвавшая интерес к имяреку со стороны правоохранителей или спецслужб, рассматривается исключительно как вспомогательная. Главный юкосовский казначей Платон Лебедев был арестован по делу о приватизации «Апатита». Выдавливанию Павла Дурова из его соцсети «ВКонтакте» предшествовал наезд на сотрудника ГИБДД. Пожалуй, лишь Владимир Евтушенков, если можно так сказать, отделался легким испугом. Дело «Башнефти» не переросло в тотальный демонтаж АФК «Система» и закончилось бесплатной национализацией самой нефтяной компании. Но скорее всего, именно она и была главным призом. Ведь у инициатора любого «отжима», каким бы иррациональными и разрушительными ни казались его действия с точки зрения делового климата, непременно имеется вполне рациональный мотив. Тот самый, очевидный ему большой финансовый плюс, который обязательно перевесит многочисленные репутационные минусы.

Конечно, иногда приходится импровизировать. Ту же «Башнефть» едва ли отнимали у Евтушенкова ради того, чтобы, спустя пару лет, она досталась «Лукойлу» или белорусским олигархам Хотиным. Но зато у государства, помимо «Роснефти», есть сырьевой актив, который можно продать и пополнить бюджет.

Импровизация оказалась даже лучше сценария.

Бывает. Невольно закрадывается мысль – а не зря ли, следуя все тому же «юкосовскому» тесту, евтушенковские проблемы связывали с сечинскими происками? Ведь сам президент «Роснефти» всячески отрицал интерес к «Башнефти». Что если и правда, еще в сравнительно благополучном для барреля 2014-м стали загодя готовиться к приватизации? Чтобы потом, по методу кота Матроскина, «продать что-то ненужное».

Тем примечательнее, что как раз в феврале 2016-го, когда «Башнефть» превратилась в хедлайнера грядущей распродажи, еще один миллиардер пошел по стопам Евтушенкова. Совладелец «Домодедово» Дмитрий Каменщик тоже стал «клиентом» СК, а не Генпрокуратуры и ФСБ, которые задавали тон во времена «дела ЮКОСа». Как и у Евтушенкова, у Каменщика, или скорее, у его делового партнера Валерия Когана, есть покровители в окружении президента. А бывшие «домодедовские» топ-менеджеры Светлана Тришина и Вячеслав Некрасов (также арестованные по делу о теракте) трудятся в инфраструктурных компаниях, связанных с УК «Лидер», которая, в свою очередь, входит в сферу интересов Газпромбанка и «Газфонда». Иными словами, Каменщик – не чета Ходорковскому или даже Дурову. Он не карбонарий, а вполне системный бизнесмен, прекрасно знающий края и берега.

Раз политики нет и в помине – значит, дело исключительно в экономике. «Юкосовский» тест пройден. А «террористическая» статья – всего лишь способ достать бенефициара, защитившегося от «споров хозяйствующих субъектов» надежной стеной офшоров. И заодно – купировать в зародыше возможные контратаки со стороны защитников предпринимательских свобод. Не случайно, бизнес-омбудсмен Борис Титов и глава РСПП Александр Шохин в этот раз ведут себя намного тише, чем в сентябре 2014-го, когда был помещен под домашний арест Владимир Евтушенков. Хотя, казалось бы, буквально на днях Владимир Путин предложил тому же Шохину посредничество в спорах бизнеса и силовиков. А Титов переформатирует «Правое дело» под продвижение интересов предпринимательского сообщества и собрался участвовать в парламентских выборах.

Но там, где говорят шахиды, лоббисты замолкают. «Если бы это было экономическое преступление, можно было бы обсуждать в категориях инвестклимата. Учитывая, что речь идет о решениях, которые могли привести к возможности теракта, — это совсем другая история, и комментировать в терминах инвестклимата можно лишь в случае, если нет достаточной доказательной базы», — резюмировал Шохин. Представитель Титова был еще более лаконичен: «К нам он [Каменщик – АБ] не обращался, с материалами дела мы не знакомы».

Немая сцена. Переход к следующему акту, в котором, по законам жанра, у осиротевшего «Домодедово» появляется новый собственник/опекун, чтобы... И вот здесь стройная конструкция начинает шататься. Аэропорт – это в принципе актив более капризный, чем нефтяная скважина. А если учесть роль личности Дмитрия Каменщика в «домодедовской» истории, шансы, что в его отсутствие эта курица по-прежнему будет нести золотые яйца, весьма невысоки. Тем более на фоне общего падения авиаперевозок, как по экономическим, так и по геополитическим причинам. По данным Росавиации, в традиционно хлебном январе пассажиропоток в Домодедово вырос лишь на 0,1%. А грузоперевозки сократились на 11,2% по сравнению с показателями годичной давности.

Можно предположить, что «равноудаление» Каменщика – это игра на понижение. Кто-то из владельцев других столичных аэропортов решил устранить сильного конкурента. Но такая комбинация оправданна, если не рассчитывать, что в 2018 году Россия все-таки станет хозяйкой чемпионата мира по футболу и все (или почти все) флаги будут в гости к нам. Ведь, по подсчетам Минтранса, нагрузка на московский авиаузел в ходе мундиаля вырастет на 30%. Если «убить» «Домодедово» — остальным аэропортам придется очень не сладко. Даже с учетом запланированного на март этого года открытия еще одного в Раменском. Тем более, что планы по использованию средств Фонда национального благосостояния (ФНБ) для модернизации аэродромной инфраструктуры плавно сошли на нет. Сейчас не то время, чтобы закапывать деньги ФНБ в землю, пусть и под взлетные полосы.

Между тем, сюжет с «Башнефтью» наглядно показывает, как легко ситуация может развернуться на 180 градусов. Летом и ранней осенью 2014-го нефтяные аналитики упорно ожидали ее слияния с «Роснефтью». Сегодня в злоключениях Каменщика многие специалисты по авиаотрасли видят происки вездесущих Ротенбергов. Благо те вот-вот приватизируют «Шереметьево» и, вроде как, не могут не покушаться на еще один аэропорт. Но и помимо Ротенбергов, в московском авиаузле хватает «тузов». «Внуково», возможно, интересуется Алишер Усманов, а «Раменское» патронирует «Ростех» Сергея Чемезова. Но сумеют ли они сыграть, если карта Каменщика будет бита? Не появится ли джокер, путающий всю игру, вроде Хотиных, претендующих сегодня на «Башнефть»?

На следующий день после помещения совладельца «Домодедово» под домашний арест стало известно, что Сулейман Керимов продает «Аэропорт Кубинка». Либо он решил выйти из аэропортового бизнеса. Либо, наоборот – избавляется от «мелочи» и копит «кэш», чтобы зайти по крупному. Тем более, что Керимов, по некоторым данным, заинтересовался новой приватизацией, а пять лет назад фигурировал в числе претендентов на «Домодедово».

Когда поводы для «юкосовских» тестов повторяются с завидной регулярностью, они становятся единственным элементом стабильности. Предопределить или хотя бы спрогнозировать будущее не по силам ни тем, у кого могут отобрать бизнес, ни те, кто может его отобрать. И строители империй, и их захватчики в любом случае оказываются в минусе. Как впрочем, и вся экономика. В плюсе только те, кто может из продавца быстро превратиться в покупателя, и наоборот.

Россия > Транспорт > forbes.ru, 26 февраля 2016 > № 1666119 Александр Бирман


Россия > Транспорт > forbes.ru, 13 мая 2014 > № 1082961 Александр Бирман

Скрепы федерации: как строить дороги в эпоху перемен

Александр Бирман, журналист

Украинский фактор все чаще отражается и на статьях бюджета, и на кадровой политике, и на аргументации лоббистов

Если завтра Донецкая и Луганская республики все-таки будут приняты в состав России, то послезавтра, следуя логике недавних аппаратных нововведений, «под них» должны появиться новые министерства. Впрочем, сам факт создания уже трех ведомств, занимающихся отдельно взятыми регионами – Дальним Востоком, Крымом и Северным Кавказом, свидетельствует как раз о том, что с дальнейшим «собиранием земель» стоит повременить.

Коль скоро для эффективного управления российскими областями и автономиями недостаточно Совета Федерации и даже президентских полпредов, значит здание не настолько устойчиво, чтобы думать о надстройках и пристройках. Неслучайно впервые с 2000 года, когда Владимир Путин сформировал федеральные округа и направил туда своих представителей, доля «генерал-губернаторов» среди них приближается к 50%. При этом реальных полномочий у назначенных вчера полпредами генералов МВД Сергея Меликова (СКФО) и Николая Рогожина (СФО) наверняка будет побольше, чем, скажем, у руководящего УрФО Игоря Холманских. 

Показательно, что в мае 2012 года, только вернувшись в президентское кресло, Путин не считал зазорным доверить Урал человеку, не имеющему ровным счетом никакого представления об аппаратной работе. Спустя два года глава государства даже Александра Хлопонина с его губернаторско-топ-менеджерским CV (резюме. — Forbes) и 4-летним полпредским опытом решил заменить на бывшего командующего Cеверо-Кавказской объединенной группировкой войск генерал-лейтенанта Меликова.

Но в 2012-м Кремль сражался с Pussy Riot и «креаклами», для охлаждения пыла которых и «ребят с Уралвагонзавода» вполне хватало.

Сейчас российская власть столкнулась с вызовом посерьезнее. И дело даже не в антивоенной активности «укропацифстов», которая в масштабах страны близка к статистической погрешности. «Русская весна» на юго-востоке Украины вселила слишком много надежд в тот же «коллективный» Уралвагонзавод, чтобы ее окончание никак не отразилось на настроениях этой намного более многочисленной, чем «креативный класс», части населения.

При этом «гражданских» инструментов, позволяющих поддерживать оптимальную «погоду в доме», не прибегая к помощи генералов, у государства российского остается все меньше и меньше.

Например, едва ли не лучший способ связать разные регионы страны друг с другом и застраховаться от центробежных тенденций – масштабное дорожное строительство. Собственно, в том же 2012-м Путин распорядился за 10 лет построить не менее 42 000 км новых трасс. Теперь в Минтрансе признают: у регионов не хватает денег, и в ближайшие три года они смогут ввести в эксплуатацию лишь 10 000 км. Ведомство предлагает увеличить ставку акцизов на нефтепродукты, за счет которых пополняются региональные дорожные фонды. Но это неизбежно спровоцирует новый скачок цен на топливо, притом что его и так совместными усилиями готовят президент Белоруссии Александр Лукашенко и глава РЖД Владимир Якунин.

Первый добился-таки постепенной отмены так называемых нефтяных изъятий. Уже в 2015-м Белоруссия перечислит России не более половины от пошлин, собранных в результате экспорта нефтепродуктов за пределы Таможенного союза.

А РЖД правительство позволило поднять тарифы на перевозку топлива. Окончательное решение, правда, за президентом. Но в данном случае речь же идет не просто о минимизации убытков транспортной монополии. Якунин – как никак один из пострадавших «за Крым». Вправе рассчитывать на послабления. Если только другой фигурант проскрипционных списков США, глава «Роснефти» Игорь Сечин, не будет сильно возражать.

«Украинский фактор» отражается как на доходно-расходных статьях бюджета, так и на убедительности аргументации разных лоббистов.

Из-за чего любая вроде бы решенная проблема неизбежно влечет за собой другую, не менее серьезную.

Вернемся к тем же дорогам. Допустим, испытывать нервы автомобилистов не станут, и вместо повышения топливных акцизов Москва, вспомнив, что экономика должна быть экономной, заставит региональных начальников строить дороги. Значит, подряды получат компании, способные оценить свои услуги по минимальной ставке. И велика вероятность того, что жители уже далеко не столичных российских городов вскоре увидят у себя под боком внушительное число измазанных в дорожной копоти гастарбайтеров, а затем и их столь же многочисленных домочадцев.

К чему это приведет, если еще принять во внимание эйфорию от случившейся на Украине «русской весны», большинство пропагандистов, да и многих участников которой никак не назовешь образцами толерантности? При таком раскладе превращение дорог из важнейшего связующего элемента в очередное «яблоко раздора» более чем возможно.

Кстати о дорожных раздорах. Как раз в день создания Министерства по делам Северного Кавказа Дмитрий Медведев обсуждал с вице-премьерами, включая и новоиспеченного — Александра Хлопонина, итоги конкурса на строительство ЦКАД. Это проект федерального значения. Финансируется за счет средств Фонда национального благосостояния. То есть, в общем-то, та же нефтяная рента, хотя и более высокого полета. Иными словами, желание Росавтодора сэкономить не может не приветствоваться. Равно, как и предприимчивость «Стройгазконсалтинга» Зияда Манасира 36 и Руслана Байсарова, сумевшего победить АРКС Геннадия Тимченко 6. Компания Манасира и Байсарова запросила за первую очередь ЦКАД на 2 млрд рублей меньше, чем компания Тимченко.

Теперь АРКС пытается оспорить итоги конкурса, подав жалобу в ФАС. По информации «Ведомостей», одна из главных претензий подчиненных Тимченко – критерии отбора. По их мнению, если предложение технически более проработано, то и расходы будут выше.

Но, как мы отмечали ранее, экономия дорожных подрядчиков отражается не только на качестве магистралей. Поэтому даже если оставаться над очередной схваткой двух давно и жестко конкурирующих «королей госзаказа», вопрос об источниках этой экономии далеко не праздный. И, наверное, задай его Медведев на том совещании, Хлопонин, как человек, несколько лет руководивший совсем не чужим для Руслана Байсарова регионом, сумел бы дать исчерпывающий ответ.

Повторюсь, это всего лишь авторская фантазия. Далеко не факт, что такой разговор состоялся. Заслушали доклад, изучили смету и разошлись. Война войной, а обед по расписанию. Смущает одно: чем дольше сохранится практика таких «обедов», тем большему числу субъектов РФ понадобятся «собственные» министерства, а федеральным округам – полпреды со «звездочками». 

Россия > Транспорт > forbes.ru, 13 мая 2014 > № 1082961 Александр Бирман


Нашли ошибку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter