Всего новостей: 2554706, выбрано 6 за 0.004 с.

Новости. Обзор СМИ  Рубрикатор поиска + личные списки

?
?
?  
главное   даты  № 

Добавлено за Сортировать по дате публикации  | источнику  | номеру 

отмечено 0 новостей:
Избранное
Списков нет

Калмыков Андрей в отраслях: Внешэкономсвязи, политикаТранспортвсе
Калмыков Андрей в отраслях: Внешэкономсвязи, политикаТранспортвсе
Россия > Транспорт > bfm.ru, 15 мая 2018 > № 2606900 Андрей Калмыков

Почему новые правила провоза багажа и ручной клади не устроили авиакомпанию «Победа»?

Business FM побеседовала с генеральным директором компании «Победа» Андреем Калмыковым

«Победа» решила оспорить правила перевозки ручной клади для невозвратных авиабилетов. Сами нормы были утверждены Минтрансом осенью прошлого года и, по мнению перевозчика, не учитывают вместимость багажных полок самолета.

Иск о признании этих правил незаконными авиакомпания уже направила в Верховный суд России. В качестве ответчиков выступают Минтранс и Минюст. Заседание назначено на 7 августа.

О том, что заставило перевозчика дойти до Верхового суда, Business FM рассказал генеральный директор авиакомпании «Победа» Андрей Калмыков.

Итак, авиакомпания «Победа» подала в Верховный суд иск об отмене существующих правил провоза багажа. Казалось бы, совсем недавно правила менялись, и они как бы вас устроили: ввели тот самый калибратор (это такая коробка, в которую должно помещаться все, что человек несет с собой на борт, чтобы это было бесплатным). Но теперь вы хотите судиться, вы хотите менять правила, что случилось?

Андрей Калмыков: Действительно, в июле прошлого года вступила в силу новая редакция Воздушного кодекса России, которая позволила авиакомпаниям не включать в тариф свои расходы на провоз багажа. Это дало возможность клиентам, путешествующим налегке, не платить за провоз такого багажа. Одновременно на авиакомпании была возложена обязанность возить ручную кладь пассажиров, порядок перевозки которой должен был установить Минтранс России. Такие правила были установлены, но в них ничего не поменялось, и пункт 135 гласит о том, что пассажир сверх нормы ручной клади, которая установлена Воздушным кодексом, имеет право взять с собой безразмерную дамскую сумку, безразмерный портфель, безразмерный портплед — вещи, которые были и до этого в федеральных правилах.

Что произошло? Мы обратились в компанию Boeing, производитель наших воздушных судов, и они рассчитали объем ручной клади на каждого пассажира с таким расчетом, чтобы каждый из 189 клиентов, который находится на борту, имел возможность безопасно разместить ее в салоне воздушного судна. Сверх этих размеров ничего больше разместить в салоне невозможно. У нас нет платной ручной клади. Мы уже все имеющееся на полках место отдали нашим пассажирам для провоза своих вещей. Вы наверняка летаете и наверняка сталкивались с ситуацией, когда, заходя в салон самолета, вы не можете разместить свою ручную кладь на полках, потому что там уже нет места.

Сталкивался, разве что не мог разместить свою ручную кладь на своей полке, но на какой-то соседней я место, так или иначе, находил.

Андрей Калмыков: Это в случае, если вы летите не со 100-процентной загрузкой. Если же вы летите на «Победе», таких ситуаций не 100-процентной загрузки практически не существует. Если объем ручной клади, которую установил производитель, будет превышен, это будет означать ровно то, что крайние пассажиры вообще не будут иметь места для его размещения. И нам придется забрать и сдать в багаж.

Была такая версия в соцсетях, в СМИ, по-моему, тоже об этом писали, что авиакомпания «Победа» специально громко рассказывала о каких-то скандалах, чуть ли не специально их провоцировала, как раз с той целью, чтобы привлечь внимание к проблеме, чтобы такими скандалами, пусть с каким-то ситуационным ущербом репутационным для себя, но научить пассажиров читать правила. Насколько это близко к действительности?

Андрей Калмыков: «Победа» никогда не инициировала никаких скандальных историй, и те конфликтные ситуации, которые возникали с пассажирами, они на 99% были связаны с «кривизной» правил и несовершенством законодательства. «Победа» очень жестко и последовательно настаивает на соблюдении своих правил. Воздушный кодекс дал нам право устанавливать платный багаж для тех, кто летит с багажом, не брать с людей деньги за провоз багажа, если у них такого багажа нет. И 70% наших клиентов не покупают услуги по перевозке багажа. Это говорит о том, что им достаточно той бесплатной нормы провоза багажа, которая сейчас действует. Клиентам нравятся наши правила, они стали четкие и понятные. У нас полностью исчезли конфликтные ситуации, связанные с трактовкой понятий «дамская сумка», рюкзак, портплед, портфель и так далее.

А это можно чем-то подтвердить, что они у вас исчезли? Какая-то статистика ведется?

Андрей Калмыков: Конечно. Мы ежедневно проводим анкетирование наших клиентов. И видим, что они довольны нашими тарифами и согласны с нашими правилами. Более того, проведенный международным консалтинговым агентством Boston Consulting Group опрос наших клиентов подтвердил, что для них летать по низким тарифам гораздо важнее, чем взять на борт лишнюю дамскую сумку или портплед.

С какими еще аргументами помимо заключения экспертов компании Boeing вы идете в суд?

Андрей Калмыков: Для нас главный аргумент — это безопасное размещение всех вещей в салоне воздушного судна. Все полки имеют определенный объем. И сверх этого объема мы разместить больше ничего не можем. Никакие авиационные правила не могут заставить нас разместить в салоне какие-то вещи небезопасно.

Но если вдруг вы в суде проиграете, что будете делать дальше?

Андрей Калмыков: Конечно же, мы будем исполнять требования законодательства, но это приведет к очень серьёзным последствиям. Если текущая редакция ФАП-82 сохранится, которая сверх установленной нормы ручной клади обяжет нас перевозить безразмерные сумки, портфели и так далее, бортпроводники будут жестко контролировать заполняемость полок.

Так это же неизбежно приведет к конфликтам на борту?

Андрей Калмыков: Это будет огромное количество конфликтов на борту. Это будут огромные задержки, связанные с необходимостью оформить ручную кладь как багаж, открыть багажные люки, загрузить туда…

Какой-нибудь пассажир обязательно начнет возмущаться так, что придется вызывать полицию… А вы взвешивали свои риски, прежде чем вот говорить о том, что вы все непомещающиеся вещи будете сдавать в багаж? Ведь я как пассажир… один раз я окажусь на борту «Победы», и рейс задержится, или я вынужден буду стать свидетелем какого-то непонятного дебоша, визита полиции и так далее, другой раз я так попаду на борт «Победы». Я третий раз «Победой» не полечу.

Андрей Калмыков: Именно поэтому мы и хотим добиться отмены этих правил, которые устанавливают для авиакомпаний обязанности везти что-то сверх того, что уже установил Воздушный кодекс. Воздушный кодекс четко говорит, что перевозчик обязан принять к перевозке ручную кладь пассажира, правила провоза которой устанавливаются в соответствии с эксплуатационной документацией Воздушного судна. Производитель нам уже сказал, сколько это по объёму. Мы даже вес не учитываем, а только габариты. Во всем мире безопасность — единственное, что контролирует государство, на чем сосредотачивает 100% своего внимания. Вопросы сервиса на борту и взаимоотношений авиакомпании и пассажира…

Отданы рынку?

Андрей Калмыков: Отданы, вы абсолютно правильно говорите, отданы на рынок. Почему? Рынок устанавливает баланс и позволяет сегментировать авиакомпании по разным сегментам пассажиров. Каждая авиакомпания работает для своих пассажиров. Никто не требует от Ryanair обеспечить какой-то провоз ручной клади гарантированный. Если Ryanair сделает нулевой провоз ручной клади, они завтра разорятся, потому что все клиенты завтра пересядут на другую авиакомпанию.

Да, но у нас вам не с кем конкурировать.

Андрей Калмыков: Почему не с кем конкурировать? У нас есть автобусы, у нас есть поезда, у нас есть другие авиакомпании. Почему мы не можем работать для нашего пассажира? Наш пассажир — это пассажир, который хочет экономить, который летает налегке и готов на определенные жертвы в плане ручной клади ради того, чтобы лететь очень дешево. И мы готовы это ему обеспечить. И мы очень хотели бы, чтобы не создавались искусственные препоны и чтобы нам дали возможность работать для нашего клиента в соответствии с его ожиданиями.

Иван Медведев

Россия > Транспорт > bfm.ru, 15 мая 2018 > № 2606900 Андрей Калмыков


Россия > Транспорт > bfm.ru, 26 декабря 2017 > № 2474715 Андрей Калмыков

Что такое калибратор и вещи каких размеров можно бесплатно проносить на борт самолетов авиакомпании «Победа»?

Как новые правила провоза багажа и ручной клади сказались на финансовых показателях компании. Business FM побеседовал с генеральным директором компании «Победа» Андреем Калмыковым

Победа и багаж. Звучит как название басни, но мы с вами традиционно об этом. Недавно ваша авиакомпания начала летать по новым правилам провоза багажа, пользуясь новой редакцией Воздушного кодекса. Вы исключили из тарифа привычный бесплатный багаж и установили отдельный тариф за провоз багажа. Как это в цифрах?

Андрей Калмыков: Провоз 10 кг багажа, если вы покупаете на сайте, стоит 499 рублей. Это одно место до 10 кг. Если покупаете багаж, который надо провезти, в размере 20 кг, 1499 рублей — также на сайте. Если вы покупаете в аэропорту или в call-центре, цена, конечно, возрастает.

А как при этом поменялась цена авиабилета?

Андрей Калмыков: Наш минимальный тариф, который составлял 999 рублей, мы снизили вдвое, до 499 рублей. Тем самым минимальный тариф плюс багаж 10 кг остался таким, как и был. А в целом наши тарифы снизились где-то на 20-22%. И мы видим, что достаточно большое количество наших пассажиров вообще не используют опцию дозаказа багажа.

То есть летают налегке «Победой»?

Андрей Калмыков: Да, абсолютно. Им достаточно той нормы ручной клади, которая включена в тариф, в провозную плату.

Как раз о ручной клади. Вы, насколько я знаю, отказались от практики взвешивания ручной клади. То есть на борт можно абсолютно любой вес пронести, но есть жесткие требования к размерам. Какие это размеры и что можно пронести? В качестве примера — дипломат, чемодан, сумка спортивная?

Андрей Калмыков: Как вы знаете, в самолете есть достаточно ограниченное пространство, где можно безопасно разместить ручную кладь. И мы обратились в компанию-производитель, в корпорацию Boeing с просьбой посчитать достаточно простую вещь: какого объема, каких размеров, каких габаритов должны быть личные вещи, ручная кладь, чтобы у всех 189 пассажиров появилась возможность безопасно разместить ее в салоне самолета. И получили вполне конкретный ответ: чтобы все 189 пассажиров могли разместить свою ручную кладь, она должна быть определенных габаритов, а именно 36 х 30 х 27 см.

Вот если не в сантиметрах, а на каком-то примере. На что это больше всего похоже?

Андрей Калмыков: Больше всего это похоже на небольшую спортивную сумку. Хотя мы не смотрим на габариты сумки или рюкзака в том положении, в котором он пришел на регистрацию. Если у пассажира есть возможность поместить этот рюкзак, сложив его вдвое, втрое, впятеро в калибратор, для нас это нормально.

Калибратор? То есть вы поставили какую-то такую коробку, да? В которую либо помещается что-то, либо не помещается?

Андрей Калмыков: Конечно, до этого у нас все-таки достаточно большое количество было жалоб со стороны наших пассажиров на то, что существует субъективный подход к оценке параметров ручной клади. Чтобы исключить какую бы то ни было субъективность, мы заказали калибраторы, которые имеют размеры в соответствии с рекомендацией Boeing 36 х 30 х 27 см, и просим всех наших пассажиров ручную кладь размещать в нем, чтобы удостовериться, что она соответствует этим габаритам.

Представляем себе картину: из калибратора сумка торчит на 2 см. Сколько человек должен заплатить, чтобы пронести это на борт?

Андрей Калмыков: Он не должен ничего заплатить. Он просто должен сдать это в багаж.

Он должен сдать в багаж. А сколько стоит покупка места в багаже на стойке регистрации?

Андрей Калмыков: Покупка места в багаже на стойке регистрации стоит по-разному, в зависимости от веса. Если мы не ограничиваем вес в салон, мы ограничиваем только габариты, то для багажа, конечно, очень сильно различается тариф в зависимости от веса — 10 кг или 20 кг.

Не планируете такой дополнительный бизнес открыть? Продавать сумки или чемоданчики, может быть, с фирменным логотипом. Чтобы человек уже точно складывал дома и знал, что он пройдет.

Андрей Калмыков: У нас очень опасно строить такой бизнес, потому что завтра могут поменяться требования Федеральных авиационных правил, мы опять что-нибудь пересчитаем, и те производственные мощности, которые будут настроены на выпуск таких сумок или чемоданчиков, придется списать в утиль.

Калибратор дешевле.

Андрей Калмыков: Абсолютно. Мы, к сожалению, все время вынуждены придумывать кривые велосипеды в ответ на наше несовершенное законодательство. Что происходит на Западе? Единственным требованием к авиакомпаниям, которое устанавливается законодательно, это обеспечение безопасной перевозки. Каждая авиакомпания обязана обеспечить безопасность полета. Все коммерческие условия (какое количество багажа включено в тариф и вообще ли включено, правила провоза ручной клади и так далее) являются коммерческим вопросом и регулируются исключительно коммерческим договором между пассажиром и авиакомпанией. У нас, к сожалению, еще не изжился до конца дух социализма, и к авиакомпаниям, помимо требований безопасности, предъявляют еще и дополнительные требования. Социальные. И почему-то так происходит, что только к авиации. К автомобилю «Жигули» не предъявляют требований по объему багажника, не предъявляют требований к обязательному наличию подогрева руля и сидений. Требование — безопасность. В авиации, к сожалению, это не так. Но я очень надеюсь, что наши законодатели прислушаются и все же приведут существующие нормы нашего законодательства к общемировым.

Скажите, пожалуйста, как новые правила сказались на финансовых показателях компании?

Андрей Калмыков: Финансовые показатели практически не изменились, потому что мы с вводом платного багажа одновременно снизили тарифы. Но мы увидели, что те пассажиры, которые летали без багажа, стали тратить меньше. А те, кто летает с достаточно габаритным или объемным багажом, стали платить больше. В целом же наша выручка не поменялась.

А статистика по количеству пассажиров, летающих без багажа? У вас есть какие-то цифры по этому году?

Андрей Калмыков: Конечно. После введения новых правил 70% пассажиров не докупают никакой багаж. Это говорит о том, что для подавляющего большинства наших клиентов те нормы ручной клади, которые установлены сегодня, они приемлемы, они их устраивают. И они готовы мириться с определенными ограничениями в плане провоза ручной клади и багажа в обмен на получение экстремально низких тарифов на перелет.

Вы также говорили ранее, что ваш целевой показатель — оборачиваемость борта за 25 минут. Удалось ли к этому целевому показателю прийти и есть ли какие-то более амбициозные планы?

Андрей Калмыков: К 20 минутам пока еще прийти не удалось, но мы над этим сильно работаем. Это возможно только в условиях отсутствия заправки в аэропорту разворота. Но разворот в 25 минут стал реальностью, что бы ни говорили наши коллеги, партнеры, аналитики о том, что в России это невозможно. К счастью, это не сбылось. Мы провели очень большую работу. Мы благодарим наших партнеров, российские аэропорты, которые пошли нам навстречу. Совместными усилиями мы смогли снизить время оборота. Это позволило существенно снизить наши издержки.

Как в целом вы оцениваете уходящий 2017 год для компании?

Андрей Калмыков: 2017 год стал для нас очень знаковым. Мы достигли тех показателей, которые планировались. Мы получили достаточно большое мировое признание, не только в России. Мы стали самым эффективным эксплуатантом флота Boeing 737-800 в мире. Мы больше всего летаем: среднесуточный налет у нас превышает 13,5 часа. Это абсолютный рекорд среди всех мировых авиакомпаний. Также мы установили рекорд по выручке на одно воздушное судно, по прибыли на одно воздушное судно. И в России мы стали сейчас авиакомпанией с самой высокой коммерческой загрузкой среди авиакомпаний, выполняющих регулярные рейсы. Конечно же, у чартеров загрузка бывает больше, чем у нас. Хотя вот по уровню загрузки мы ближе к чартерным, чем к регулярным.

Иван Медведев

Россия > Транспорт > bfm.ru, 26 декабря 2017 > № 2474715 Андрей Калмыков


Россия > Транспорт > bfm.ru, 27 июля 2016 > № 1847061 Андрей Калмыков

Глава «Победы» «В авиационном бизнесе я категорически против поправок на душевность»

Business FM побеседовала с руководителем лоукостера Андреем Калмыковым о скандалах, отзывах в соцсетях и ценовой политике компании

Генеральный директор лоукостера «Победа» Андрей Калмыков пообещал возвращать деньги за места, неправильно распределенные системой, если человек действительно пострадал из-за сбоя. Как работает система распределения посадочных талонов, и почему люди, не пожелавшие доплатить за выбор места, почти наверняка не будут сидеть рядом?

Не могу вас не спросить о недавнем скандале, когда в начале июля на борту самолета авиакомпании «Победа» пара, летевшая с маленьким ребенком, не смогла сесть рядом, попыталась сделать это уже на борту самолета. Бортпроводники не позволили это сделать. Был большой скандал. В итоге, была вызвана даже полиция, и вот с точки зрения авиакомпании дебоширы были отданы в руки правоохранительных органов. После чего все это перенеслось в соцсети, и дальше общество разделилось на два лагеря: одни говорят о том, что нужно было проявить снисходительность и как-то понять и дать пассажирам с маленьким ребенком сесть рядом, другие говорят, что правила есть правила. Что это было, во-первых? Как это было и почему было так, как было?

Андрей Калмыков: Начну, наверное, с того, что наша компания является классическим лоукостером, и любая услуга, которая может быть предоставлена пассажиру за исключением безопасного перелета, является дополнительной. Конкретная услуга по выбору места может быть оплачена и выбрана на этапе бронирования, либо на этапе регистрации, что чуть-чуть дороже. Стоимость выбора конкретного места начинается от 149 рублей, то есть это та сумма, которую может себе позволить практически любой наш пассажир. Другое дело, нужно ему это или не нужно, он решает сам. И если на этапе бронирования, а потом на этапе регистрации, уже получив посадочные талоны, пассажиры не предприняли никаких попыток поменять с доплатой выданные им места на те, которые им были бы необходимы, мы считаем, что такие пассажиры готовы лететь на тех местах, которые присвоила им система регистрации. Действительно, на рейсе из миланского аэропорта Бергамо в Москву летела семейная пара с маленьким ребенком, и система зарегистрировала их по такому принципу: маленького ребенка с папой, а маму зарегистрировала отдельно от них. Однако на этапе руления воздушного судна на взлет мама поднялась со своего кресла, отстегнула ремни и заняла место рядом со своим мужем.

Оно было свободным?

Андрей Калмыков: Оно было свободным. Но в правилах авиакомпании сказано, что пассажиры обязаны лететь на том кресле, номер которого указан в посадочном талоне. На замечания бортпроводника, на замечания старшего бортпроводника пассажиры никак не отреагировали, после чего командиром воздушного судна было вынесено письменное предписание пассажирам прекратить нарушения правил авиакомпании. Данному предписанию пассажиры также не подчинились, после чего возникла ситуация не подчинения законному требованию командира воздушного судна на борту. Подчеркну слово «законному», потому что не любое требование командира, как сейчас пишут в социальных сетях, обязаны исполнять. Конечно, нет. Поскольку не подчинение законным требованиям командира является составом административного правонарушения, по прилету во «Внуково» была вызвана полиция, которая прибыла на борт, составила протокол, и данная пара была привлечена к административной ответственности.

Последовал штраф?

Андрей Калмыков: Да, конечно, там предусмотрен штраф. Но, на мой взгляд, для пассажиров был неприятен не сам факт штрафа, а то, что они на три часа задержались в аэропорту. Они провели в аэропорту «Внуково» времени ровно столько, сколько они находились в полете.

И тут возникает вопрос, который в соцсетях сейчас самый популярный. Условно его можно очень просто сформулировать: а что, вам было жалко? Место было свободным, почему не дать маме с папой сидеть вместе?

Андрей Калмыков: У нас в авиакомпании действуют очень строгие правила по поведению пассажиров на борту воздушного судна. И каждый пассажир, который покупает билет, с этими правилами соглашается. Другое дело то, что многие пассажиры их стараются не читать или не стараются читать — это уже вопрос другой.

Кстати, человек, который еще не бронировал билеты авиакомпании «Победа» может не знать, что выбор места — это платная услуга. При регистрации в Интернете он может это пропустить мимо глаз?

Андрей Калмыков: Мы, когда создавали сайт, специально сделали его таким, чтобы максимально упростить выбор дополнительных услуг или отказ от дополнительных услуг. Но отказ, если человек не хочет оплачивать, должен быть сознательным, чтобы не возникали ситуации «Я не заметил», «Я не увидел». Мы действительно пишем это большим шрифтом. У нас есть всплывающие окна. На этапе выбора места, когда вы оформляете билет, система предлагает вам выбрать место. Если вы пропускаете этот шаг, на экране возникает дополнительное всплывающее окно, которое предупреждает о том, что выбор места — услуга платная, и на борту изменить его будет нельзя. За сутки до вылета пассажир получает pre-trip письмо, в котором напоминание о его полете, о необходимости не забыть документы и перечисление всех тех услуг, которые он заказал.

Я просто хочу уточнить. Вот эта пара могла не знать до последнего момента, до того, как они взяли в руки посадочные талоны, что они сидят не рядом?

Андрей Калмыков: Как только они взяли в руки посадочные талоны, а это было на регистрации, они могли доплатить на регистрации небольшую сумму и получить места рядом.

А небольшая — это какая? То есть, если мы говорим о покупке билета в Интернете — это 149 рублей. Если на регистрации, Вы говорили, чуть дороже, насколько?

Андрей Калмыков: Да, в аэропорту Милана «Бергамо» это 10 евро.

То есть они не могли не знать о том, что полетят не рядом и могли это в любой момент исправить, кроме того момента, когда они уже оказались на борту.

Андрей Калмыков: Конечно.

Ну а возвращаясь все-таки к этому вопросу: что, вам жалко? Тем более, там был ребенок. Тем более, вызывать полицию, еще три часа держать. Ребенок-то не виноват. Это родители не заплатили.

Андрей Калмыков: И ребенок не виноват. И родители не виноваты, и экипаж не виноват. Но, если мы пойдем по принципу, правила можно не соблюдать при условии кого-то жалко, какие-то сентенции или еще что-то, будет очень сложно. Правила перестанут быть правилами. И у нас более 600 бортпроводников, для каждого есть свое понимание, что такое душевно, что такое недушевно, что такое справедливо, а что такое несправедливо. Жалко, но, наверное, можно разрешить нарушить или вот нельзя разрешить нарушить. Если мы пойдем по такому пути, то наша бизнес-модель просто рассыплется. Мы изначально строили проект на достаточно полном копировании лучшего западного опыта и, конечно же, везде основа основ — это соблюдение правил.

А если бы проводник разрешил бы этой семье лететь вместе, а старший бортпроводник увидел бы это, тот, кто пошел против правил, получил бы наказание какое-то?

Андрей Калмыков: Знаете, я такой ситуации в принципе не могу допустить, потому что члены кабинного экипажа, летного экипажа перед вылетом проходят так называемый предполетный брифинг, на котором повторяются основные правила, делаются основные акценты, и такой ситуации, что кто-то что-то разрешил, а кто-то что-то запретил из членов одного кабинного экипажа, быть не может.

За этим постом в Facebook последовал еще целый ряд нареканий в сторону авиакомпании «Победа». В частности я читал жалобу относительно того, что человек, летевший в Москву из одной из северокавказских республик, пожаловался, что он заплатил эти 150 рублей, выбрал место, но на стойке регистрации получил не тот посадочный талон, на который рассчитывал. Ему объяснили на стойке: «Система дала сбой, а я сделать ничего не могу. Вы покупали билет в Интернете, претензии к Интернету». И летел он не там, где хотел.

Андрей Калмыков: О таких случаях мы еще не знаем, но чисто теоретически допустить возникновение сбоя в одном из аэропортов, в котором у нас нет собственной системы регистрации, наверное, можно. В этом случае, несмотря на то, что пассажир заплатил за место, а ему выдали посадочный талон на другое место, мы очень просим лететь на том месте, которое выдала система регистрации. После чего мы обязательно не только вернем деньги — мы найдем способ компенсировать пассажиру те неудобства, которые он получил по нашей вине или по вине наших партнеров, наших подрядчиков.

По распределению мест системой. Почему она разбрасывает людей по салону, если те не хотят платить, по какому принципу? Есть конспирологические версии: «Победа» раскидывает пары специально, чтобы вытащить из них деньги и так далее.

Андрей Калмыков: Да, я читал в соцсетях мнение о том, что «Победа» вот специально, назло пассажирам, которые не хотят оплачивать услугу «выбора места», раскидывает их по салону. Конечно же, это не так. В любом действии нашей компании, в любых шагах, в любых правилах есть экономический резон. Мы никогда не действуем кому-то назло или вопреки. Наша система управления доходами знает, какие конкретные места в салоне воздушного судна пользуются наибольшей популярностью у пассажиров, которые оплачивают выбор места.

То есть, если я плачу, я, конечно, заплачу за место у окошка, либо за место в проходе?

Андрей Калмыков: Именно поэтому для пассажиров, которые летят вместе, но не оплачивают услугу «выбор места», система пытается их рассадить и рассаживает их по алгоритму, который предусматривает максимально долгое не занятие наиболее популярных мест пассажирами, не оплачивающих эту услугу.

То есть, условно, система в первую очередь рассаживает всех на средний ряд?

Андрей Калмыков: На средний ряд, на самые не популярные места. Мы этого даже сами не знаем, система сама копит статистику и исходя из этой статистики назначает места.

Вы наверняка отслеживали реакцию соцсетей в том числе на эти скандалы и, может быть, есть у вас какая-то статистика. Какой процент пользователей встал на сторону этой семьи, и какой процент поддержал авиакомпанию?

Андрей Калмыков: Конечно, мы отслеживаем эту ситуацию, и на сегодняшний день практически половина участников активной дискуссии поддерживает авиакомпанию, говоря о том, что, какая бы ситуация ни сложилась, правила нужно выполнять. Они для этого и пишутся. Вторая половина говорит: «Ну да, правила нужно исполнять, но надо делать поправку всегда на что-то». Это наш менталитет. Этого не отнять. Мы всегда отличались душевностью. Это очень хорошо, это неплохо. Но вот в авиационном бизнесе я категорический противник поправок на душевность, на жалко-не жалко. Если правила написаны, они должны исполняться.

И еще одна очень часто возникающая претензия к авиакомпании «Победа». Это по поводу того, что можно пронести с собой на борт в качестве ручной клади. Классический пример, если уже говорить о претензиях к «Победе» — это ноутбук и сумка для ноутбука. Ноутбук на борт пронести можно бесплатно, ноутбук в сумке для ноутбука можно пронести только доплатив. И вот эти вот рюкзачки, маленькие девичьи рюкзачки, которые они размером с пачку сигарет, но у них есть лямки. И авиакомпания «Победа» считает это рюкзаком и берет за пронос рюкзака деньги. Почему так происходит? То есть это не тяжело, это негабаритно, но за это берут деньги.

Андрей Калмыков: Здесь мы идем абсолютно вразрез с практикой ведущих мировых авиакомпаний, но мы делаем это исключительно из-за того, что наше воздушное законодательство слишком регулирует отношения между пассажиром и перевозчиком. На Западе это не регулируется никак, авиакомпания вправе устанавливать любые правила, но разумность этих правил у них диктуется конкуренцией. Если какая-то авиакомпания установит неразумные, драконовские, идиотские правила, пассажиры просто перестанут покупать на нее билеты, она разорится. Поэтому там это действует, авиакомпании сами составляют правила те, которые нужны именно их целевой аудитории, именно их пассажирам, и отлично летают. Наши правила говорят нам: вы не можете сделать собственные правила. А если можете, то вы не должны ухудшать уже существующие, которые установлены на законодательном уровне. Первое. Мы уже включаем в тариф перевозку 10 килограммов багажа в багажном отсеке.

У западных лоукостеров так не делают.

Андрей Калмыков: Западные так не делают. Западные лоукостеры говорят: одно место багажа в салон определенного веса, определенного размера. И что это такое? Сумка для ноутбука, зонтик, компьютер, чемоданчик, рюкзак, дамская сумка — что хотите. Вот определенные размеры и вес.

А в среднем это что?

Андрей Калмыков: В среднем, это или достаточно большого объема дамская сумка, или рюкзак, или чемоданчик, которые специально имеют размеры, подходящие для перевозки в салоне воздушного судна.

А по весу?

Андрей Калмыков: А по весу варьируется от 7 до 11 килограммов. И авиакомпания это изначально декларирует. Одно место я провезу бесплатно в салоне. Багаж за деньги, все остальное — два места за деньги, три места за деньги. Что нам говорят наши законы? 10 килограммов в багаж — бесплатно. Плюс, в соответствии с федеральными правилами, личные вещи, которые не взвешиваются, не маркируются и не учитываются в общей этой массе, можно провести с собой: дамскую сумку, либо портфель, фотоаппарат, плюс видеокамера, плюс литература для чтения в полете, плюс портплед, плюс зонт, букет цветов, картонку, коробку и маленькую собачонку. И получается, что мы уже включаем в тариф провоз такого количества ручной клади, что расширять закрытый перечень федеральных авиационных правил рюкзаками, сумками для ноутбуков — это просто мы или разоримся, или мы вынуждены будем повысить минимальный тариф. Именно поэтому, если бы наш закон разрешил нам самим устанавливать правила...

Они бы не были, пользуясь вашей терминологией, «такими идиотскими»?

Андрей Калмыков: Они не были бы идиотскими. Мы бы установили нормальные, логичные правила.

Пока вы следуете тем требованиям, которые имеете от государства, и не будь их, вот этот злополучный рюкзачок размером с яблоко, он бы на борту был бы разрешен?

Андрей Калмыков: Конечно.

А так сейчас, поскольку есть лямки, все.

Андрей Калмыков: Поскольку это не сумка, это рюкзак. Потому что, исходя из этой логики, тогда можно будет и сумку, и рюкзак.

А надо что-то одно?

Андрей Калмыков: А надо что-то одно. Поэтому если требования федеральных правил о том, что перевозчик обязан бесплатно принимать к перевозке кучу лишних вещей, будет отменено, конечно, мы на следующий день установим правило: одно место ручной клади до 10 килограммов определенного размера по длине, ширине и высоте бесплатно в салон. И нам будет абсолютно без разницы, что это. От этого выиграет не только «Победа». От этого выиграет вся отрасль, и все смогут установить четкие, понятные правила провоза ручной клади, потому что на сегодняшний день перевозчик не может прогнозировать, какой объем ручной клади будет у пассажира. Поэтому, если вот это избыточное урегулирование будет отменено, от этого выиграет не только «Победа», не только пассажиры «Победы», но и пассажиры всех авиакомпаний и все авиакомпании.

Еще хотелось бы получить от вас пару цифр. «Победу» многие в соцсетях ругают за то, что можно крайне мало пронести на борт ручной клади, за выбор мест, за платные звонки в call-центр и так далее. Вопрос: если столько недовольных, сколько летают, как дела с заполняемостью рейсов?

Андрей Калмыков: Заполняемость за июнь превысила 90%. Мы видим очень высокий спрос на наши услуги. При том, что тарифы летом, конечно, существенно отличаются от зимних и количество билетов по 999 рублей на летних рейсах чуть-чуть меньше, чем на рейсах в межсезонье. И все равно мы видим очень большой спрос, особенно из регионов, на рейсы, которые мы выполняем в аэропорт Сочи и в аэропорт Анапы. Эти рейсы идут с загрузкой практически 100%.

Иван Медведев

Россия > Транспорт > bfm.ru, 27 июля 2016 > № 1847061 Андрей Калмыков


Россия > Транспорт > bfm.ru, 28 апреля 2016 > № 1742833 Андрей Калмыков

Глава «Победы»: «Лоукост-перевозки в России оказались не только социальным проектом, но и хорошим бизнесом»

Андрей Калмыков в интервью Business FM с гордостью сообщил, что уже по итогам первого года работы авиакомпания вышла на чистую прибыль

Дешево и неудобно — это первая ассоциация, возникающая в голове у человека, который слышит про лоукост-перевозчика. Генеральный директор авиакомпании «Победа» Андрей Калмыков с этим не согласен. Он уверяет, что «лоукост — это или дешево и удобно, или дорого и удобно, но в любом случае удобно». В интервью Business FM он рассказал, как компании удается сохранять комфорт пассажиров при минимальных ценах на билеты и как летать с максимальной выгодой.

Давайте сначала разберемся с тем, что такое лоукост-перевозчик, на чем экономит авиакомпания, которая позиционирует себя как лоукостер, и к каким ограничениям должен быть готов пассажир, который хочет экономить при перелете?

Андрей Калмыков: Любой классический лоукоcтер, к которому относится авиакомпания «Победа», экономит абсолютно на всем, за исключением безопасности полета. Это экономия на топливе, аэропортовых услугах, на части сервиса для пассажиров в кабине и в аэропорту, на собственных издержках, это высокая производительность труда, высокий налет на каждое воздушное судно, которое снижает себестоимость каждого летного часа, и это отсутствие некоторых издержек, которые несут классические авиакомпании. В частности, мы не несем затраты на уборку воздушных судов — наши бортпроводники после каждого рейса производят полную уборку салона своими силами.

Насколько я знаю, главная задача лоукост-перевозчика — очень быстро посадить и очень быстро поднять самолет обратно в воздух, то есть борт лоукостера на земле должен провести минимальное количество времени. Сколько времени в аэропорту проводит борт авиакомпании «Победа»? Хочется понять, за сколько бортпроводники успевают в том числе и убрать салон.

Андрей Калмыков: Во многих наших аэропортах мы уже добились времени разворота в 30 минут. 30 минут — это время от открытия двери до закрытия двери.

То есть за полчаса пассажиры вышли, все убрали, и пассажиры зашли?

Андрей Калмыков: Дверь открылась, прошло полчаса, дверь закрылась, и самолет улетел. За 30 минут бортпроводники должны обеспечить высадку пассажиров, уборку салона и посадку пассажиров. И в стандартных условиях наши бортпроводники это успевают.

Все эти процессы, происходящие в самолете до того, как туда зашли пассажиры, это все-таки дело авиакомпании, а пассажиру важно, сколько он заплатит и какие неудобства или какие лишения он должен терпеть, осознанно выбирая лоукост-перевозчика, то есть он должен быть готов к тому, что не получит полный объем услуг, которые он привык получать у классического перевозчика. К чему нужно быть готовому пассажиру?

Андрей Калмыков: Расхожее мнение, что лоукост — это дешево и неудобно, на самом деле неправильно. Лоукост — это или дешево и удобно, или дорого и удобно, но в любом случае удобно. У нас новейшие самолеты, новейшие кресла с новейшим покрытием, поэтому полет нашей авиакомпанией зачастую намного комфортнее, чем полет на многих классических авиакомпаниях. Что нас отличает? Первое — это неоткидывающиеся кресла, но я бы не сказал, что это элемент некомфорта, и отсутствие питания и напитков на борту, хотя стакан воды пассажиру всегда на борту наши бортпроводники предложат.

Судя по отзывам, за все, что не включено в какой-то минимальный список разрешенного к бесплатному проносу на борт, нужно платить. Нужно платить за багаж, который тяжелее 10 килограммов и превышает какие-то установленные параметры в трех измерениях, нужно платить за рюкзак в качестве ручной клади, нужно платить даже, судя по некоторым отзывам, за сумку для ноутбука, то есть ноутбук на борт пронести можно, а сумку от ноутбука — нельзя. Что вы отвечаете на эти претензии пассажиров, которые оказались не готовы к тому, что платить нужно практически за все?

Андрей Калмыков: Пассажиры, которые оказались к этому не готовы, абсолютно не читали правила перевозки. Все правила у нас размещены на сайте, и пассажир при покупке билета должен с ними ознакомиться и принять их. Только в этом случае система выпустит билет и примет оплату. Люди, которые ознакомились с правилами, не сталкиваются с какими-либо неудобствами или сюрпризами. Что касается платности услуг, за любые услуги нужно платить, и мы считаем, что каждый должен платить только за тот набор услуг, который ему необходим. Я против того, чтобы человек, который летит налегке, платил за пассажира, который летит с багажом, или человек, который не пользуется услугами колл-центра, участвовал в софинансировании расходов на его содержание.

Кстати, колл-центр — это тоже одна из претензий, которая предъявляется авиакомпании «Победа». Когда возникают какие-то вопросы и человек звонит в колл-центр, он потом выясняет, что звонок в колл-центр «Победы» тоже платный. Более того, платить нужно не только за время разговора с оператором, но и чтобы музыку послушать. Почему так?

Андрей Калмыков: Первое: содержание колл-центра стоит нам более 15 млн рублей в год, и перекладывать расходы на содержание колл-центра на всех пассажиров мы считаем неправильным. Люди, которым необходимо пообщаться с оператором, которые не могут что-то самостоятельно заказать, отменить, изменить, используя личный кабинет пассажира, должны платить больше, чем те, которые это сделать могут. Человек, которому колл-центр не нужен, не должен платить за его содержание. Именно поэтому услуги колл-центра у нас платные. Что касается оплаты за время ожидания, среднее время ожидания составляет 3 секунды, поэтому я не вижу какой-либо проблемы в том, что тарификация начинается с момента соединения, а не с момента ответа оператора. У всех лоукост-перевозчиков и в Европе, и в Америке колл-центр платный — это не является нашим ноу-хау. Все лоукост-компании используют такую модель колл-центра.

Когда человек, купивший билет по минимальной цене, пытается добрать нужные ему необходимые услуги — провести 20 килограммов багажа, взять с собой на борт еще одну сумку, которая по габаритам как-то не проходит бесплатно, и так далее — получается, что билет уже стоит чуть ли не дороже, чем у классического перевозчика.

Андрей Калмыков: Если вы покупаете билет за несколько месяцев до вылета, то даже если вы летите с корзиной, картонкой и маленькой собачонкой, суммарно билет получится дешевле, чем у большинства классических авиакомпаний. Если же вы покупаете билет за несколько дней до вылета, при этом бронируете с собой два места багажа, выбираете конкретное место у аварийного выхода, звоните в колл-центр для того, чтобы забронировать, а не оплачивать на сайте, то, конечно, такой билет может стоить намного дороже, чем билет классической авиакомпании. Но такие случаи единичны и не являются системой. В основном все наши услуги, даже взятые оптом, получаются дешевле, чем у классических авиакомпаний.

Многим ли приходится добирать? Есть ли какая-то статистика, какое число пассажиров летают по базовому тарифу и им достаточно?

Андрей Калмыков: Более 60% пассажиров вообще не доплачивают ни рубля. Это очень большой показатель. Он говорит о том, что наша система тарифов правильно выстроена, люди платят только за то, что им необходимо и не доплачивают и не переплачивают за то, чем не пользуются.

Если человек, не нашедший ответы на все интересующие его вопросы самостоятельно на сайте, должен платить за звонок в колл-центр, то что происходит, когда авиакомпания должна позвонить человеку, чтобы, например, оповестить его об отмене рейса из-за погоды? Как осуществляется обратная связь?

Андрей Калмыков: В случае отмены или задержки рейса — в основном это происходит по метеопричинам — авиакомпания сообщает пассажиру о задержке и о запланированном времени вылета либо посредством телефонного звонка, либо посредством SMS на номер, указанный при бронировании. Но большинство наших задержек происходит именно по метеопричине, и здесь мы сталкиваемся с дополнительными расходами, которые не несут наши зарубежные коллеги Ryаnair, EasyJet и так далее, — мы оплачиваем пассажирам размещение в гостинице.

Согласно закону.

Андрей Калмыков: Согласно нашим требованиям. В Европе, если отменен рейс по метеопричине, авиакомпания извиняется перед пассажирами и сообщает время, когда планирует выполнить рейс.

Любая или лоукост-авиакомпания?

Андрей Калмыков: Все авиакомпании не размещают пассажиров, если задержка происходит по метеоусловиям. В России при задержке рейса по метеоусловиям мы обязаны накормить и расселить пассажиров. Очень часто складывается ситуация, когда человек купил билет за 999 рублей, а мы по метеоусловиям задерживаем рейс и селим его в гостиницу за 5 тысяч рублей, тем самым уходя в глубокий минус. Учитывая то, что в России погодные условия и летом, и зимой далеки от идеальных, мы переносим и отменяем по метеоусловиям достаточно большое количество рейсов и размещаем, кормим и поим наших пассажиров, неся дополнительные затраты. Но, в отличие от наших зарубежных коллег, у нас есть еще одна проблема — крайне низкая оснащенность наших аэропортов, в особенности региональных. При одинаковых погодных условиях наши современные воздушные суда с легкостью совершают посадку в аэропорту Кельна и не совершают посадку в большинстве наших региональных аэропортов. Повышение качества аэродромной инфраструктуры в России будет являться дополнительным стимулом для развития лоукост-перевозок, потому что сегодня мы несем гораздо более высокие издержки при полетах по России, чем наши зарубежные коллеги-лоукостеры при полетах в Европе.

При этом вы год отлетали, несмотря на то, что многие вообще сомневались в бизнесе лоукост-перевозок в России. Каковы ваши финансовые показатели?

Андрей Калмыков: Я очень рад, что лоукост-перевозки в России оказались не только социальным проектом, но и хорошим бизнесом. Уже по итогам первого года работы мы вышли на чистую прибыль. Таким образом, все скептики, которые говорили, что лоукост-бизнес в России невозможен, оказались неправы. Мы видим высокую востребованность этого продукта, мы видим большое количество пассажиров, которые летают нашей авиакомпанией, и с уверенностью смотрим в будущее. Показатели работы компании в течение первого года говорят сами за себя: мы перевезли больше 3 миллионов пассажиров, при этом каждое воздушное судно перевезло почти 300 тысяч человек — это абсолютный рекорд для российской авиаотрасли. На каждого сотрудника авиакомпании приходится 5 тысяч перевезенных пассажиров, притом что средний мировой показатель — тысяча пассажиров на одного сотрудника. По итогам 2015 года мы вошли в десятку крупнейших авиакомпаний России, а по итогам января 2016-го стали уже пятыми в России по количеству перевезенных пассажиров, а также вторыми по пунктуальности, что является очень важным для наших пассажиров.

Иван Медведев

Россия > Транспорт > bfm.ru, 28 апреля 2016 > № 1742833 Андрей Калмыков


Россия > Транспорт > bfm.ru, 13 апреля 2016 > № 1724889 Андрей Калмыков

«Картонку и маленькую собачонку»: нюансы провоза багажа в лоукостере

Глава «Победы» Андрей Калмыков пояснил правила провоза багажа в самолетах авиакомпании. «Мы вынуждены идти на ограничения, чтобы предоставить как можно большее количество билетов по минимальным тарифам», — сказал он в интервью Business FM

Пассажиры лоукост-перевозчиков часто сталкиваются с довольно строгими ограничениями провоза багажа в салоне самолета, когда, например, компьютер на борту везти можно бесплатно, а сумку для ноутбука — за отдельную плату. Генеральный директор авиакомпании «Победа» Андрей Калмыков объяснил, с чем связаны такие правила, и рассказал, как удобнее и выгоднее организовать провоз своей ручной клади.

Итак, перелет с лоукостером. Что можно проносить на борт, что можно сдавать в багаж и за что нужно доплачивать? Этот вопрос является принципиальным для очень многих пассажиров, в частности, тех пассажиров, которые пишут отзывы на различных интернет-сайтах.

Андрей Калмыков: Наши основные правила кардинально отличаются от правил провоза багажа в большинстве мировых лоукостеров. Это связано с нашим воздушным законодательством. Мы не только обязаны перевезти 10 килограммов багажа бесплатно, но мы обязаны еще бесплатно допустить на борт при каждом пассажире определенный перечень вещей, который закреплен Федеральными авиационными правилами: портфель, дамская сумка, костюм в портпледе, люлька, детское питание, зонтик, фотоаппарат, компьютер и так далее. Картонку и маленькую собачонку. Таким образом, человек помимо 10 килограммов багажа может пронести с собой еще достаточно объемную ручную кладь, и все это мы обязаны пропустить бесплатно. Конечно, ни в одном лоукостере мира вы такого не найдете. Это будет либо одно, либо два места в салоне, но это всегда ограничения по общему весу и сумме измерений. У нас можно пронести реальный компьютер — системный блок с монитором, и мы не сможем ничего пассажиру сказать. Поэтому нами были разработаны немножко другие правила, которые отличаются от большинства авиакомпаний: мы разрешаем 10 килограммов сдать в багаж в соответствии с законодательством и пронести на борт только те вещи, которые указаны в Федеральных авиационных правилах. Пронести на борт бесплатно. Все остальное — пакеты, рюкзаки, сумки и так далее — в салоне перевозятся за отдельную плату, потому что перечень вещей, которые провозятся бесплатно и не маркируются, и так достаточно широк.

Если говорить о реальных вещах в реальном мире, понятное дело, что вряд ли кто-то в салон с собой понесет системный блок и монитор. Если прописано «компьютер», на практике имеется в виду ноутбук, и здесь я видел один очень интересный отзыв о путешествии с компанией «Победа», где было написано, что ноутбук пронести на борт можно бесплатно, а ноутбук в сумке для ноутбука — нельзя, за это просили деньги. Насколько справедлива была просьба сотрудников авиакомпании оплатить сумку для ноутбука, в которую кроме ноутбука больше ничего не влезает?

Андрей Калмыков: Сумки для ноутбука бывают разные. Требование было правомерным. Сумки для ноутбука нет в перечне вещей Федеральных авиационных правил, которые проносятся на борт самолета бесплатно, поэтому провоз любых предметов, любого багажа, любой ручной клади, которая не входит в перечень бесплатного провоза, осуществляется за деньги. Насчет того, что ноутбук можно, а сумку нельзя — да, сумку нельзя, но можно за деньги. Либо можно ноутбук в портфеле, потому что портфель тоже можно провезти на борту бесплатно в соответствии с Федеральными авиационными правилами.

Ну, и злополучный, судя по отзывам, рюкзак. У девушек маленькие рюкзачки размером как два кулака, но там есть лямки.

Андрей Калмыков: Мы работаем строго по документам и строго в соответствии с нашим законодательством, как бы нам ни хотелось его поменять. Но пока оно такое, мы вынуждены идти на такие меры, чтобы время разворота нашего воздушного судна в аэропорту не превышало 30 минут, потому что любая ручная кладь, которую пассажиры берут с собой на борт, увеличивает время оборота и посадки. Человек, приходя на борт, ставит свой рюкзак на пол, открывает багажную полку, ставит туда рюкзак, ее закрывает, а пассажиры, которые стоят за ним, ждут в проходе. Наш стандарт в пять минут, если каждый пассажир будет иметь ручную кладь, мы просто не выдержим — ни в посадке, ни в высадке. Поэтому мы вынуждены идти на такие ограничения, чтобы предоставить как можно большее количество билетов по минимальным тарифам. Иначе мы увеличим время разворота и, соответственно, свои издержки и будем вынуждены повышать тарифы.

Какие тарифы у «Победы» на провоз ручной клади? И как лучше — забронировать одно место ручной клади заранее на сайте или можно оплатить прямо в салоне или на стойке регистрации? Меняется ли в зависимости от этого цена?

Андрей Калмыков: Конечно, цена меняется. Стоимость провоза ручной клади весом до 10 килограммов составляет 999 рублей, но только в том случае, если вы бронируете на сайте. Если вы оплачиваете услугу на регистрации, это гораздо дороже. А если пассажир каким-то образом не предъявил сумку на регистрации и пронес ее не в салон, а на гейт, то еще в два раза дороже. Поэтому мы рекомендуем пассажирам, которые все-таки планируют лететь с ручной кладью, бронировать сразу и при покупке билета. Это стоит всего 999 рублей. Это не тысячи и не сотни тысяч рублей.

Но с другой стороны, когда билет стоит 2 или 3 тысячи рублей, то за сумку платить еще тысячу психологически тяжело.

Андрей Калмыков: Мы даем пассажирам опцию: вы можете сдать бесплатно и везти в багаже, но если вы хотите взять с собой в салон, быстрее пройти формальность в аэропорту, не ждать выгрузки багажа, вам необходимо эту услугу оплатить.

Вопрос путешествия с маленьким ребенком — коляска и детское питание на борту. Здесь какие правила?

Андрей Калмыков: Люлька от коляски летит. Если вы хотите взять ее с собой — пожалуйста, если вы хотите сдать коляску в багаж — пожалуйста. Это все бесплатно. И детское питание с собой, конечно, тоже бесплатно.

А как его надо проносить? Оно же в пакете…

Андрей Калмыков: Детское питание можно проносить в пакете, можно в чем угодно, но там должно быть детское питание. Там не может быть бутылочка детского питания и три бутылки виски из duty free.

Раз уж вы затронули тему duty free, каковы правила провоза предметов, купленных в магазинах беспошлинной торговли?

Андрей Калмыков: Поскольку мы видим достаточно большую популярность покупок в duty free среди наших пассажиров, мы сделали специальный тариф на провоз пакетов из duty free. Он составляет 10 евро, если вы вылетаете из-за рубежа, и 700 рублей, если вы вылетаете из Российской Федерации. Это ниже, чем тариф на ручную кладь, но мы пошли на это сознательно, чтобы все-таки дать людям возможность совершать покупки в duty free. Но это касается только запечатанных больших пакетов. Если вы купили флакончик духов в duty free, то, конечно, ничего за это платить не надо. Вы положили в карман и спокойно полетели нашим рейсом.

Если переходить к негабаритному багажу — сноуборд, музыкальный инструмент, гитара…

Андрей Калмыков: Мы возим любой негабарит, который влезает в наши багажники, за дополнительную плату за исключением клеток с животными, потому что в целях экономии наши багажники также не отапливаются, и на длительных рейсах, даже если продолжительность чуть больше часа, бедные животные могут не выдержать такого перелета. Мы разрешаем провозить с собой нашим пассажирам своих питомцев, вес которых вместе с клеткой не превышает 8 килограммов. Все, что больше, мы не можем перевозить, потому что это должно быть погружено в багажники, а багажники наши не отапливаются.

Провозить в салоне за деньги?

Андрей Калмыков: Конечно. У наc за деньги абсолютно все. Мы разрешаем провозить 20 комплектов лыж, 10 виолончелей — тут главное оплатить тариф. И оплатить на сайте будет дешевле, в аэропорту — дороже.

И еще один момент, о котором часто пишут в отзывах. Многие недовольны тем, как работают сотрудники авиакомпании «Победа» на стойке регистрации или на гейте. Люди, пишущие отзывы, считают, что там много самоуправства, приводя примеры со злополучным рюкзаком. Человек из Ростова вылетал, его с этим рюкзаком пустили на борт бесплатно, он вылетает из Москвы, и ему говорят: «Нет, это рюкзак, нужно заплатить, иначе снимут с рейса». И начинается дикий скандал. Из этого люди делают вывод, что раз там пустили, а здесь не пускают, значит, это конкретный человек виноват.

Андрей Калмыков: Наверняка, виноват конкретный человек.

Вопрос, где виноват — в Ростове или в Москве?

Андрей Калмыков: Конечно, там, где пустили бесплатно, потому что у авиакомпании есть правила, написанные на бумаге, и понятные и сотрудникам авиакомпании, и агентам, и партнерам. Таким образом, если они нарушаются, это не значит, что так можно делать и в других случаях. Если вы один раз проехали где-то на красный свет и вас не оштрафовали, это не значит, что вы можете ездить все время на красный свет. Но нелетающих сотрудников у нас всего сто, и поэтому в аэропорту их просто нет. В аэропорту работают сотрудники так называемых хэндлинговых компаний — обслуживающих сервисных компаний. Они находятся и на регистрации, и на посадке. Мы, конечно, такие жалобы получаем и стараемся все-таки повышать уровень знаний и качества работы наших провайдеров, наших подрядчиков, которые обеспечивают регистрацию и посадку в наших аэропортах.

Вы затронули тему важности пунктуальности для лоукостера, что лоукост-компания — это априори пунктуальная компания. Напрашивается вывод, что и от пассажиров вы требуете того же. На сколько можно опоздать на рейс «Победы»?

Андрей Калмыков: На рейс «Победы» опоздать в принципе нельзя. Если вы опоздали на регистрацию на одну минуту, то система просто не позволит ее открыть. За 40 минут до вылета регистрация заканчивается. Таким образом, если вы пришли за 39 минут, ни один сотрудник авиакомпании или обслуживающей или сервисной компании просто физически не сможет вам оформить посадочный талон. Точно так же, если вы за 25 минут до вылета не оказались на гейте для посадки в самолет, то за 24 минуты вас уже не пустят. Мы видим обращения граждан, которые говорят: «Вот же самолет стоит, посадка-то еще идет». Да, она идет, но все наши технологические процессы настроены таким образом, что за 25 минут до вылета самолета автобус от гейта отправляется к самолету, и мы не гоняем ни второй автобус, ни дополнительные машины. Мы работаем жестко по графику, чтобы во всех аэропортах соблюдался очень оперативный оборот воздушных судов. Если мы в каждом аэропорту начнем по 5 минут ждать, к концу дня самолет повезет несколько часов задержки. Это абсолютно недопустимо, поэтому мы стараемся быть пунктуальными и просим наших пассажиров тоже быть пунктуальными и приходить вовремя и на регистрацию, и на посадку.

Все эти очень жесткие требования к пунктуальности, тарифы и информация о том, что зарегистрировать дополнительную ручную кладь на сайте стоит столько-то, на стойке дороже, на гейте еще дороже, правильно ли я понимаю, что все это подробно расписано в правилах на сайте компании, и у человека, который внимательно изучил раздел сайта «Правила пользования», не должно возникать вопросов и претензий?

Андрей Калмыков: Как и любая авиакомпания, мы получаем претензии пассажиров. Конечно, на общем фоне их не так много, но мы их получаем и анализируем. Основной вывод такой: 90% жалоб связаны с тем, что пассажир не прочитал правила. Конечно, наша модель в диковинку для России, все привыкли летать классическими авиакомпаниями и ждут того же самого от «Победы», и многие не читают правила или читают их мельком.

Или читают их после.

Андрей Калмыков: Или читают их после, что в 90% случаев становится проблемой и источником претензий. Люди, которые прочитали правила и приобретают билет, соглашаются с нашими правилами, и у тех, кто действительно внимательно прочитал, проблем не возникает. Люди очень довольны. Мы получаем огромное количество благодарностей, число которых намного превышает число жалоб. Например, один пассажир написал: «Спасибо вам огромное, я впервые в жизни полетел на самолете, мне 54 года». Читая такие благодарности, испытываешь очень большую гордость за то, что мы не только коммерческая компания, но и предоставляем людям в принципе возможность летать. Это очень дорогого стоит.

Человек, которые ознакомился с правилами и принял ваши условия, потому что летать лоукостером дешево, прекрасно понимает, что он не поест, что спинка у него не откинется, он будет испытывать, возможно, определенный дискомфорт, но он готов это терпеть, потому что заплатил существенно меньше, чем за билет по аналогичному направлению классического авиаперевозчика. Но бывают случаи, когда цены «Победы» такие же, как и цены классических авиакомпаний с питанием на борту, с возможностью попросить, чтобы пустили в самолет за 5 минут до его отправления, и так далее. Чем это можно объяснить? Почему лоукостер иногда выставляет цены такие же, а иногда и выше, чем классический авиаперевозчик?

Андрей Калмыков: Во-первых, то, что спинки наших кресел не откидываются, это не требование авиакомпании к минимизации комфорта для пассажиров. Они у нас не откидываются не потому, что это невозможно или это неудобно авиакомпании. Они деактивированы, потому что так удобно пассажирам. По опросу Skyscanner, 9 из 10 пассажиров против того, чтобы спинки откидывались. И я тоже против, потому что когда вы летите и вдруг к вам прилетает спина соседа, который практически ложится на вас, лететь в такой конфигурации достаточно некомфортно. Поэтому мы деактивировали механизмы откидывания спинок кресел.

Правильно ли я понимаю, что у лоукост-перевозчиков расстояние между креслами меньше, чем у классических?

Андрей Калмыков: Расстояние между креслами выбирает авиакомпания при компоновке воздушного судна.

У «Победы» меньше, чем у того же «Аэрофлота»?

Андрей Калмыков: Нет, в эконом-классе «Аэрофлота» и на самолетах «Победы» абсолютно одинаковое расстояние, которое определяется не желанием авиакомпании, а максимальным числом посадочных мест, указанных в спецификации самолета. Для Boeing 737-800, который летает в «Победе», это 189 пассажирских кресел. И классические авиакомпании, летающие на 737-800, и лоукост не могут поставить туда больше 189 кресел.

Что касается цены, которую иногда можно сравнить с классическим авиаперевозчиком не в пользу лоукостера, как это объяснить?

Андрей Калмыков: Это объясняется очень просто. Мы работаем на открытом, очень высококонкурентном рынке, и когда есть большой спрос в пиковые даты, в даты каких-то спортивных соревнований, места по минимальным тарифам достаточно быстро заканчиваются, и у нас остается несколько мест, которые мы, конечно, выставляем по очень высокому тарифу. Когда у нас остается всего 3-4 места от емкости воздушного судна, они продаются по максимальным тарифам. Если их сравнить со средним тарифом классической компании, наверное, они сопоставимы, а иногда даже и выше. Но это абсолютно нормально, последние 3-4 места мы готовы продавать только по высоким тарифам, поэтому, если вы хотите лететь дешево, бронируйте заранее и на сайте.

Текст: Иван Медведев

Россия > Транспорт > bfm.ru, 13 апреля 2016 > № 1724889 Андрей Калмыков


Россия > Транспорт > gazeta.ru, 26 декабря 2015 > № 1618226 Андрей Калмыков

«Не надо говорить, что нам делать, а мы не будем говорить, куда вам надо идти»

Интервью с гендиректором авиакомпании «Победа» Андреем Калмыковым

Евгения Сазонова

Будет ли «Победа» летать в Крым, когда начнет продавать еду в полете, а также заинтересована ли новая компания в самолетах «Трансаэро», ответил в интервью «Газете.Ru» гендиректор «Победы» Андрей Калмыков.

— «Победа» обещала до конца года перевезти 3 млн человек. Свой план компания выполнила. Были ли опасения, что не получится? Все-таки сейчас на рынке не лучшая ситуация.

— Когда мы ставили себе такой план, ситуация на рынке была значительно лучше, поэтому опасений у нас никаких не было. Даже учитывая текущую ситуацию, мы план выполнили, это говорит о том, что стратегия, которая была выбрана группой «Аэрофлот», она оказалась правильной, верной, востребованной пассажиром. Поэтому мы будем и дальше придерживаться этой стратегии и предоставлять людям возможность дешево путешествовать по России, а теперь уже и по некоторым зарубежным направлениям.

— Есть ли уже сейчас план по пассажиропотоку на следующий год?

— У нас есть предварительный план по пассажиропотоку.

Планируем перевезти около 4 млн пассажиров по итогам 2016 года.

— Как сейчас у вас обстоят дела с загрузкой?

— Небольшое снижение загрузки мы видим. На сегодняшний день это связано с сезонным фактором и фактором снижения покупательской способности. Люди направляют деньги на свои первоочередные нужды и откладывают перелеты на лучшие времена. Но драматического снижения загрузки мы не видим. Загрузка упала в районе нескольких процентов, но это стандартная ситуация для ноября и для начала декабря вне зависимости от экономической ситуации в стране. Летом люди путешествуют больше, чем зимой, летают в отпуск.

— «Победа» работает уже второй год. Сообщалось, что компания может показать прибыль по итогам девяти месяцев. Какие у вас результаты?

— По итогам девяти месяцев мы действительно получили чистую прибыль.

Ее размер мы не разглашаем, потому что наша отчетность входит в состав корпоративной отчетности группы «Аэрофлот».

Могу только сказать, что по итогам девяти месяцев получена чистая прибыль. И это еще раз подтверждает правильность выбранной стратегии, несмотря на то что более 250 тыс. билетов продано по тарифу 999 руб., который включает все таксы и сборы.

— А по итогам года есть прогнозы?

— По году пока нет прогнозов. Но у нас еще декабрь, поэтому прогнозировать год я пока не берусь. Мы видим, что на рынке резко упали тарифы.

— Вы говорите, что резко упали тарифы, но ведь и «Победа», бывает, проводит акцию и продает билеты по 99 руб.

— Если мы видим, что загрузка невысокая и надо дозагрузить несколько мест, то мы можем перевезти воздух, а можем перевезти пассажиров за 100 руб. В этом случае, мы выбираем 100 руб. Во-первых, это функция транспортной доступности, мы все-таки не только на 100% коммерческая компания, мы еще выполняем социальную функцию и нацелены на повышение транспортной доступности. А во-вторых, человек, купивший билет за 100 руб., с большой вероятностью что-нибудь купит у нас дополнительно — ручную кладь или багаж, страховку или выбор места. По статистике, какая-то копеечка дополнительная зарабатывается. Поэтому нам выгоднее продать несколько мест по промотарифу, если направление с низкой загрузкой, нежели возить пустые кресла.

— Планируете ли ввести торговлю на борту? Продавать еду, например. Если да, то когда?

— Мы сейчас ведем переговоры с европейскими провайдерами торговли и обеспечения питания на борту. Их всего два в Европе, которые обеспечивают всех лоукостеров, в том числе Ryanair. Считаем, ведем переговоры и при достижении положительного результата финансового моделирования будем это делать. Если мы не увидим какого-то положительного, хорошего финансового результата, то пока отложим это до лучших времен. Планы такие есть, когда они будут реализованы, пока не могу сказать.

— Сейчас ваш парк состоит из 12 самолетов Boeing 737-800...

— Из 12 новейших самолетов.

— Хорошо. Из 12 новейших. Какие планы у вас по увеличению парка. Может, есть планы по эксплуатации самолетов другого типа? Например, самолеты «Трансаэро», которые сейчас стоят во Внуково.

— Мы не смотрим на парк «Трансаэро», потому что он нам нерелевантен. У нас монокомпоновка, у нас определенный тип двигателей, у нас абсолютно унифицированный парк. Мы не можем брать в него не только другой тип воздушных судов, но даже самолеты нашего типа, но с другими агрегатами — двигателями, авиаоникой. Это существенно увеличит наши расходы. Плюс компоновка, у нас она 189 кресел, стандартная компоновка экономкласса. Те самолеты, которые стоят во Внуково, они имеют двух- или трехклассные компоновки. Это нам совершенно не подходит.

— И все же парк увеличивать собираетесь?

— Мы сейчас смотрим на ситуацию на рынке, решение будет принято по итогам первого квартала 2016 года.

— Вы начали летать за границу. Почему первым зарубежным направлением была выбрана Братислава?

— Вообще, первым зарубежным направлением планировался Минск. Мы хотели летать в столицу братского государства. Государство входит в Таможенный союз, с которым нас связывают культурные, деловые, родственные связи, но, к сожалению, мы не нашли понимания у руководства аэропорта Минска.

— Вы просили у них скидку?

— Мы просили не скидку. Поскольку мы входим в Таможенный союз, а с Белоруссией вообще являемся де-факто союзным государством, авиакомпания «Белавиа», летая в Россию, обслуживается по тарифным ставкам, которые установлены для авиакомпаний России. То есть у нас в России тарифные ставки аэропортового обслуживания разделены четко: для российских авиакомпаний установлены ставки в рублях, для иностранных — более высокие и в валюте. Белорусская компания «Белавиа», летая в Москву, пользуется всеми ставками, тарифами и сборами, которые установлены для российских компаний. Нам в Минске предложили оплачивать все счета как иностранной компании. Но тогда только расходы на оплату услуг минского аэропорта превышают нашу минимальную стоимость билета. На таких условиях, конечно, мы летать не можем. И не сможем летать, пока они нам не предоставят такие же условия, какие российские аэропорты предоставляют для «Белавиа».

— Вы обращались в Минтранс с просьбой помочь в этом вопросе.

— Мы сначала обратились с устной просьбой в Росавиацию и сейчас готовим обращение в Минтранс по этой ситуации. Сначала мы хотим получить административное разрешение от белорусских властей, что даст нам де-юре право летать в Белоруссию, а потом обратимся в Минтранс с просьбой оказать содействие по предоставлению нам низких тарифов в аэропорту Минска.

— Хорошо, Минск пока не получился, но почему была выбрана Братислава?

— Братислава изначально была в наших планах. Есть большой поток Москва — Вена, рынок поделен между Austrian Airlines и «Аэрофлотом», но они занимают только 50% рынка. Остальные пассажиры из-за высоких цен добираются в Вену всеми возможными способами: Air Baltic, Czech Airlines, Wizz Air и так далее. Чтобы получить этих пассажиров, поучаствовать в дележе «венского пирога», мы открыли прямой рейс в Братиславу. Поскольку в Вену мы не имеем возможности открыть рейс из-за наличия ограничений по межправительственному соглашению Россия — Австрия, мы открыли рейс в Братиславу. Аэропорт Братиславы ненамного дальше от центра Вены, чем аэропорт Вены. Мы видим, что достаточно большой спрос. Мы организовали — это, кстати, впервые в России — интермодальную перевозку: единый билет «самолет плюс автобус». То есть пассажир на нашем сайте может сразу купить билет из Москвы до центра Вены. Продавая такой билет пассажирам, мы даем им гарантию, что перевезем его в случае опоздания или автобуса, или самолета. Мы берем на себя такую ответственность.

— А автобусы от «Победы»?

— Нет. Это автобусы, которые используют все остальные лоукостеры, летающие в Братиславу.

— У вас попадаются билеты до Вены через Братиславу, которые стоят дороже, чем на прямой рейс до Вены того же «Аэрофлота».

— Здесь может быть два варианта. Либо у нас рейс уже полный, под завязку, и осталось всего несколько мест. Тогда система управления тарифами выставляет автоматически более высокий тариф, либо «Аэрофлот» проводит какую-то акцию. Третьего варианта быть не может.

— Какие планы у вас по расширению зарубежной карты маршрутов? В какие страны планируете летать?

— Мы открываем Бергамо, 2 и 9 января должны полететь в Зальцбург. Дальше будем смотреть по ситуации, по спросу.

Ждем лета, пока не понимаем, что будет происходить летом.

Конечно же, летом основный упор у нас будет сделан на курортах Краснодарского края. Мы в этом году выполнили огромную программу перевозок и на следующий год планируем ее увеличить. Мы напрямую летали из очень большого количества российских городов в Сочи и Анапу. Видели востребованность и хотим летать еще больше, и больше, и больше.

— Есть ли у вас планы по Крыму?

— Планов на Крым пока у нас нет. На сегодняшний день «Оренбургские авиалинии» выполняют авиаперевозки в Крым из большого количества российских городов. Мы взяли себе специализацию — Сочи. Разбивать полетную программу на два аэропорта достаточно сложно, поэтому мы там базируем воздушные суда, мы там организовываем эстафету для наших экипажей, мы там организовываем базу технического обслуживания. Соответственно, если таких баз будет две, наши расходы двукратно возрастут. Поэтому мы предпочитаем сфокусироваться на какой-то одной базе. Я думаю, у «Оренбургских авиалиний» точно такая же политика.

— Недавно глава «Уральских авиалиний» предложил Максиму Соколову попросить «Аэрофлот» перебазировать «Победу» на Дальний Восток. Как вы смотрите на это предложение?

— Если кратко, то есть очень хорошая поговорка:

не надо говорить, что нам делать, а мы не будем говорить, куда вам надо идти.

Но если по существу. «Победа» зарегистрирована в Москве и выполняет свои рейсы из Москвы в регионы России и за рубеж. «Уральские авиалинии» зарегистрированы в Екатеринбурге, имеют там базу, а летают почему-то тоже из Москвы. Я думаю, что господину Скуратову (глава «Уральских авиалиний») нужно взять карту, посмотреть на свое название, посмотреть, где находится Урал, и как-то сосредоточить свою деятельность на обеспечении транспортной доступности жителей того региона, где зарегистрирована его компания.

— Очень много вопросов к «Победе» от пассажиров по поводу правил провоза багажа. Например, нельзя взять в самолет рюкзак, даже если он похож на маленькую дамскую сумочку. Нет ли у «Победы» планов изменить правила провоза багажа?

— Мы используем все каналы коммуникации для разъяснения наших правил провоза ручной клади и багажа. И я не знаю способов, как еще донести людям, нашим пассажирам, информацию о том, что можно, что нельзя, а что можно за плату. Мы размещаем это на сайте, при покупке билетов пассажир обязан это прочитать, ознакомиться с условиями.

— Может быть, правила написаны маленькими буквами?

— В том-то и дело, что мы специально не делали другой размер шрифта. Шрифт об условиях тарифа идентичен размеру шрифта всей информации на сайте. Мы выделяем это специально. В аэропорту на входе в зону регистрации стоит огромный стенд, где написано, что можно, а что нельзя, а что можно, но за плату. На стойке регистрации стоит информационная табличка. Я не знаю, как еще можно людям донести. Но, честно говоря, я не вижу большой проблемы, потому что количество пассажиров, которые обращаются с такими просьбами, минимально. Из 3 млн пассажиров около 100 человек пожаловались на правила перевозки багажа. Наверно, где-то есть и наша вина, значит, надо было писать крупнее. Будем над этим работать.

Но в основном мы такой проблемы не видим. 99% пассажиров четко понимают правила игры и четко им следуют.

— А как пассажиры отнеслись к идее взимать плату за провоз пакетов из Duty Free?

— Для перевозки пакетов из Duty Free мы специально сделали скидку. У нас перевозка любой ручной клади в салоне самолета является платной. Но для пакетов из Duty Free мы сделали исключение, и перевозка таких пакетов будет обходиться пассажиру дешевле, чем просто перевозка одного места ручной клади.

— Недавно тюменский суд вынес вердикт, что «Победа» недостаточно информирует пассажиров о правилах провоза багажа. Знаю, что компания не согласилась с этим решением. Чем закончилась история?

— История была немного другая. Тюменский Роспотребнадзор выписал нам предписание по устранению нарушений в части недостаточной информированности пассажиров о правилах перевозки ручной клади и багажа. Мы, со своей стороны, в ответ направили в тюменский Роспотребнадзор просьбу разъяснить нам, а что еще надо сделать с точки зрения Роспотребнадзора. Мы готовы, но скажите что? Роспотребнадзор сказал: мы не знаем, сами думайте. Тогда мы обратились в суд, чтобы оспорить это предписание. Первая инстанция отказала нам в иске, сейчас у нас будет слушание в следующей инстанции.

То есть либо нам должны сказать, что мы должны изменить, либо предписание Роспотребнадзора должны признать незаконным.

Потому что предписание «сделайте то, не знаю что» мы исполнить не можем.

— А что вы скажете на отзывы некоторых пассажиров о том, что «Победа» заставляет летящих вместе пассажиров платить за выбор места, в случае если они хотят сидеть вместе. Так ли это?

— Вообще, мы используем автоматическую систему бронирования, инверторную систему, которую используют практически все ведущие лоукостеры мира. Иностранная система, которая предоставляет места в соответствии с алгоритмом, которые в нее заложены. Это зависит и от центровки воздушного судна, и от прогноза заполняемости салона, система знает, какие места пользуются наибольшей популярностью, она видит общую статистику. Но у нас в законодательстве есть норма, которая гласит, что для пассажиров, которые летят с ребенком, мы должны предоставить места рядом. Мы обратились к разработчикам программы, заплатили достаточно серьезные деньги. И сейчас, если пассажир летит с ребенком, мы в 99,9% случаев гарантируем им места рядом, прямо при бронировании. Если пассажир летит без ребенка, то система выбирает места в соответствии со своим алгоритмом.

Но если два пассажира летят вместе, хотят сидеть рядом, услуга по выбору конкретного места стоит 149 руб. — это меньше стоимости чашки кофе.

— Вас сватали из Внуково в аэропорт Раменское.

— Я не знаю, кто сватал. Мы не получали от Раменского пока ни лоукост-тарифов, ни информации о том, как туда пассажиры могут добираться. Мы готовы рассмотреть этот вопрос, но для того, чтобы это сделать, нам нужен предмет рассмотрения. Если это будет аэропорт с хорошей транспортной доступностью, с тарифами наземного обслуживания намного ниже, чем Внуково, то, наверное, это предмет для обсуждения. Если будет с транспортной доступностью не очень и тарифами такими же, как в других аэропортах Московского авиаузла, то понятно, что никто туда переходить не захочет.

— Приходили ли к вам устраиваться на работу стюардессы или пилоты из «Трансаэро»?

— «Аэрофлот» обещал трудоустроить 6 тыс. сотрудников «Трансаэро», в том числе и в дочерние компании. Мы провели собеседование с более чем 20 пилотами «Трансаэро», по итогам тестирования шесть пилотов были приняты на работу в авиакомпанию «Победа». По кабинным экипажам у нас полностью укомплектовано штатное расписание, поэтому на сегодняшний день мы не имеем возможности никого взять дополнительно.

Те вакансии, которые у нас были в летном блоке, мы заполнили, пригласив на входное тестирование пилотов «Трансаэро».

— Вы славитесь как гендиректор, изучающий все этапы авиаперевозок — от грузчика до стюарда. Имеете сертификат бортпроводника. Какие еще этапы не изучены?

— На сегодняшний день единственной неосвоенной специальностью осталась летная. Но пока изучать летную специальность ни сил, ни времени нет. Может быть, позже.

— Каким этот год стал для «Победы» и для авиаотрасли в целом?

— Год был очень тяжелым для всех авиакомпаний, для всей авиатранспортной отрасли. Падение покупательской способности, резкий рост стоимости лизинга и запчастей в связи с изменением курса иностранных валют, потому что все летают на импортных воздушных судах. Лизинг номинирован в иностранной валюте, поддержание летной годности — все номинировано в валюте. Плюс на рынке практически весь год царил очень серьезный демпинг, «Победа» не сильно это почувствовала, так как мы играли в другой ценовой нише. Наша себестоимость позволяет нам уходить в тарифной политике ниже конкурентов. Мы видели, как другие авиакомпании очень сложно и тяжело проходят этот год. Год тяжелый.

Я думаю, что все извлекли необходимые уроки из того, что случилось с авиакомпанией «Трансаэро», таких ошибок будут стараться не повторять.

— А чего ожидать авиаотрасли от следующего года?

— Это будет сильно зависеть от экономической ситуации в стране. Если у людей будут доходы, которые будут позволять им тратить деньги на билеты, авиатранспортная отрасль потихоньку начнет восстанавливаться. Если будет продолжение падения экономики, то авиаторы одними из первых почувствуют это, и нам всем придется очень туго. Но мы надеемся, что спрос на лоукост-перевозки сохранится в любом случае.

Россия > Транспорт > gazeta.ru, 26 декабря 2015 > № 1618226 Андрей Калмыков


Нашли ошибку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter